Конвенционные и судебные правозащитные механизмы Совета Европы

Курсовая работа

1. Совет Европы: особенности влияния на право России

1.1 Европейская система защиты прав человека

Совет Европы был учрежден в 1949 г. 10 западноевропейскими государствами, на сегодняшний день в нем состоит большинство европейских стран. Основной его задачей является создание единого европейского сообщества, которое будет основываться на свободе, демократии, признании прав человека и верховенства права. Для этих целей Совет вырабатывает общие нормы для государств-участников, создавая единую правоприменительную практику. Деятельность Совета Европы в области прав человека направлена на расширение и укрепление гарантий, включенных в Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, усовершенствование содержащегося в ней перечня прав, ускорение судебной процедуры и т.д.

Основными органами Совета Европы являются Комитет министров, Парламентская ассамблея, Конгресс местных и региональных властей, Конференция международных НПО, Европейский суд по правам человека, институт Комиссара по правам человека, глава Совета Европы и Генеральный секретарь.

Комитет министров — орган Совета Европы ответственный за принятие решений, в него входят министры иностранных дел всех входящих в Совет государств или их представители в Страсбурге. Решения Комитета министров ложатся в основу европейских конвенций, соглашений и рекомендаций в адрес стран-членов.

Комитет одновременно и правительственный орган, в рамках которого на равноправной основе обсуждаются национальные подходы к решению проблем европейского общества, и коллективный форум, где в процессе совместного обсуждения формулируются общеевропейские подходы к их решению. Вместе с Парламентской ассамблеей Комитет министров стоит на страже фундаментальных ценностей Совета и контролирует соблюдение государствами-членами своих обязательств.

Комитет министров выполняет три функции:

  • является правительственным органом, где на равноправной основе обсуждаются национальные подходы к решению проблем европейского общества;
  • служит коллективным форумом, в рамках которого в ходе совместного обсуждения формулируются общие подходы к решению европейских проблем;
  • вместе с Парламентской ассамблеей стоит на страже фундаментальных ценностей Совета Европы.

Деятельность Комитета министров включает в себя:

  • ведение политического диалога между правительствами;
  • осуществление связей с Парламентской ассамблеей;
  • взаимодействие с Конгрессом местных и региональных властей Совета Европы;
  • принятие государств в члены Совета Европы.

Так в полномочия Комитета министров входит приглашение европейских стран вступить в Совет Европы (статьи 4, 5 и 6 Устава).

5 стр., 2198 слов

Соотношение прав человека и прав наций, народов

... научно-теоретических работах. Одним из вопросов, не получивших однозначного решения, является соотношение прав человека и прав народов. Так, Р.А. Мюллерсон полагает, что третье поколение прав человека можно назвать правами человека и правами народов, поскольку они содержат в себе права всех людей: ...

Он также может приостановить членство государства или принять решение о его исключении из числа членов организации. Процесс принятия в Совет Европы начинается, когда Комитет министров, получив официальное заявление от государства на членство в организации, консультируется с Парламентской ассамблеей (согласно резолюции Устава (51) 30).

Ассамблея принимает и публикует соответствующие заключения. Если Комитет решает, что государство может быть принято в Совет Европы, он принимает резолюцию, в которой приглашает его стать членом организации. В приглашении указывается количество мест, которое государство сможет занять в Ассамблее и размер взноса в бюджет организации (статья 6 Устава).

Недавние приглашения также содержали условия, касающиеся проведения демократических реформ в стране-заявителе. Любое приглашенное государство становится членом организации с момента вручения — обычно министром иностранных дел — Генеральному секретарю документа о присоединении;

— Парламентская ассамблея является одним из двух главных уставных органов Совета Европы и представляет интересы основных политических партий, существующих в государствах-членах Организации. В рамках Ассамблеи осуществляют сотрудничество представители парламентских структур 47 демократических государств нашего континента, входящих в Совет Европы.

Она стала первым европейским парламентским форумом в истории нашего континента. Имея в своем составе делегации 47 национальных парламентов, она является одним из самых представительных парламентских форумов Европы.

Будучи свободной в определении своей повестки дня, Ассамблея рассматривает актуальные и перспективные вопросы, которые касаются проблем современного общества и различных аспектов международной политики.

Совет Европы всегда придавал первостепенное значение роли демократии на местном и региональном уровне. Местные органы власти всегда должны отвечать чаяниям всех европейцев, проживающих в городах и сельской местности, в центральных и периферийных регионах. Активно занимаясь проблемами местного самоуправления, Совет Европы создал особый орган, занимающийся исключительно развитием местного самоуправления в европейских государствах. Важную роль в том, чтобы принятые документы воплощались в жизнь, играет Конгресс местных и региональных властей Европы. Этот консультативный орган, созданный в 1994 году, заменил Постоянную конференцию местных и региональных властей Европы. В нем представлены местные и региональные органы государств-членов Совета Европы. Конгресс состоит из того же числа представителей (286), что и Парламентская Ассамблея. Делегатов сюда направляют местные и региональные власти со всего континента. Конгресс осуществляет свою работу в двух палатах: палате местных властей и палате регионов. Наряду с прочими в палатах Конгресса работают 18 российских представителей, 12 из которых направляются в Страсбург Государственной Думой Российской Федерации, а 6 — Советом Федерации.

Текущей работой конгресса руководит Постоянный комитет, в который входят представители всех стран — членов Совета Европы. Пленарные заседания Конгресса проводятся ежегодно во Дворце Европы в Страсбурге. Для большей гибкости и эффективности работы Конгрессом предусмотрено создание небольших рабочих групп по изучению конкретных вопросов.

2 стр., 993 слов

Этические кодексы в медицине («Нюрнбергский кодекс», Конвенция ...

... медицинских работников, представленные в Конвенции Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины, служат моделью для разработки и ... 9-10. Крылова Н.Е. Уголовное право и биоэтика: проблемы, дискуссии, поиск ... и уровне отдельных государств, правовых актов различной юридической силы в целях предотвращения подобных злоупотреблений в будущем и ...

В то время как Совет Европы рассматривает основные задачи в целом, Конгресс местных и региональных властей занимается лишь одним направлением — правом на местное самоуправление. Его главной целью является обеспечение участия местных и региональных властей в процессе объединения Европы и в работе Совета Европы. К приоритетным задачам Конгресса наряду с этим относится содействие развитию демократии на региональном и местном уровнях, укрепление межрегионального сотрудничества, помощь новым демократическим государствам в формировании эффективных административных структур на местах.

Перейдем к рассмотрению Комиссара Совета Европы по правам человека, который играет важную роль в деле обеспечения прав человека, в том числе лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Комиссар действует на основе Резолюции (99) 50 «О Комиссаре Совета Европы по правам человека», которая была принята Комитетом министров в мае 1999 года. Комиссара избирают сроком на шесть лет без права последующего переизбрания.

Главными целями деятельности Комиссара по правам человека являются содействие воспитанию в духе соблюдения прав человека и популяризации этих прав в государствах-членах; обнаружение возможных пробелов в законодательстве и юридической практике государств-членов на предмет их соответствия общепризнанным стандартам в области прав человека; оказание содействия по эффективному контролю за полным соблюдением прав человека.

Согласно статье 2 Резолюции (99) 50 Комиссар СЕ по правам человека выполняет свои функции независимо и беспристрастно. В рамках своей компетенции он не может отвечать на индивидуальные жалобы в сфере соблюдения прав человека. Однако в его компетенцию входит рассмотрение любой информации, касающейся общей ситуации в области прав человека в государствах — членах Совета Европы. Такая информация может быть адресована Комиссару СЕ по правам человека правительствами, национальными парламентами, национальными омбудсменами, негосударственными организациями по правам человека.

В соответствии со статьей 8 Резолюции (99) 50 Комиссар СЕ по правам человека может представлять рекомендации, резолюции-рекомендации, заключения и доклады.

Следует отметить, что Комиссар СЕ по правам человека не является судьей, он не может выносить оправдательный или обвинительный приговор. Если в его адрес поступила жалоба на действия национальных властей, то он лишь рекомендует автору петиции обратиться в Европейский суд по правам человека. Такое положение не запрещено Резолюцией (99) 50.

Вместе с тем эффективность деятельности Комиссара СЕ по правам человека зависит от готовности сотрудничать с ним государств, от политической воли этих государств и их решимости улучшать ситуацию с соблюдением прав человека. Комиссар СЕ по правам человека может лишь помочь странам в достижении этой благородной цели.

С начала 1990-х гг. Совет Европы начинает большую деятельность, инициированную решениями первого саммита глав государств и правительств стран — участниц СЕ, направленную на формирование диалога на многокультурном европейском пространстве с целью достижения консенсусных решений и предотвращения конфликтов на уровне местных сообществ и государств, «разрабатывая модель управления культурным многообразием, нацеленную в будущее», которая основана на взаимопонимании, способности защищать и развивать права человека, зафиксированные в Европейской конвенции по правам человека, демократии и верховенстве закона. «В современном мире, который становится все более многообразным и незащищенным, нам необходимо общаться поверх этнических, религиозных, языковых и национальных разделительных линий, чтобы обеспечить социальную сплоченность и предотвратить конфликты… Выводы и рекомендации необходимо претворять в жизнь, а также отслеживать их выполнение посредством диалога со всеми заинтересованными сторонами. Межкультурный диалог, являясь непрерывным процессом, представляет собой еще один шаг на пути создания новой социальной модели, адаптированной к быстро меняющейся Европе и не менее быстро меняющемуся миру».

22 стр., 10592 слов

Культурные права номер статьи в конституции. Культурные права ...

... рассмотреть тему «Культурные права и свободы в жизни человека и гражданина». Глава 1. Права и свободы человека и гражданина. 1.1 Понятие «права человека». Возникновение понятия "права человека", осознание этой проблемы ... по конвенциям и рекомендациям. Комитет на каждой сессии представляет Исполнительному совету ЮНЕСКО доклады, содержащие информацию о рассмотренных жалобах и сделанных рекомендациях. ...

Первый саммит стран — участниц СЕ достиг консенсуса в том, что культурное многообразие является отличительной чертой богатого наследия Европы и что толерантность гарантирует построение открытого общества.

Европейский консенсус в отношении ценностей достигается путем конвенций и соглашений, налагающих обязательства, а также рекомендаций, деклараций и заключений, закрепляющих стандарты и предлагающих инструменты достижения этих стандартов. Среди них: Европейская конвенция по правам человека, Европейская социальная хартия, Декларация о равенстве женщин и мужчин, Европейская конвенция о правовом положении рабочих-мигрантов, Европейская культурная конвенция. В качестве инструментария используются механизм мониторинга и план действий.

В стратегии диалога есть свои сложности и по крайней мере две ключевые проблемы: как привлечь к диалогу тех, кто его избегает, и как вести диалог с позиций различающихся ценностей.

Необходимо разобраться, какие страхи стоят за тактикой избегания диалога и какова иерархия или, точнее, каково многообразие ценностей с тем, чтобы найти зоны возможного общения, каковы ментальные модели и как они формируют миры привычек, гражданских организаций и властных институтов.

Совет Европы выдвигает пять политических принципов межкультурного диалога. Это: 1) демократическое управление культурным многообразием; 2) демократическая гражданственность и участие в процессах управления; 3) изучение и преподавание навыков межкультурного диалога; 4) создание пространства диалога; 5) перенос межкультурного диалога в международные отношения.

Именно в этих пяти направлениях формируются планы действий, разрабатывается инструментарий, ведется мониторинг и фиксируются изменения. Реализация этих планов, и на это нацелены усилия СЕ, должна привести к формированию общего ядра договоренности об общих базовых ценностях и естественного, внутренне формируемого желания действовать на их основе, снижению конфликтогенности общества и преодолению насилия и несправедливости. Работа над созданием такого общего культурного ядра — это работа всего общества, образованного, критически мыслящего, инновационного.

Сложность подхода межкультурного диалога в том, чтобы обеспечить своевременные изменения параметров измерения. Для этого необходимо следовать результатам продолжающегося обучения навыкам межкультурного диалога, а также осуществлению своих функций в поликультурных сообществах среди различных социальных групп: сотрудников правоохранительных органов, политиков, учителей, представителей других профессий, а также лидеров общественных объединений.

5 стр., 2240 слов

Уровень и образ жизни пожилых людей в современном российском обществе

... задачи. 1. Рассмотреть социальные аспекты пожилых людей как объект социальной работы. 2. Проанализировать основные проблемы пожилых людей. 3. Изучить меры социальной защиты пожилых граждан. 4.Рассмотреть на практике оказание социальной защиты деятельность учреждения «Центра социального ...

СЕ признает в качестве барьеров межкультурного диалога расизм, ксенофобию, нетерпимость, дискриминацию, бедность и эксплуатацию, которые существуют во многих европейских странах, а также пропаганду ненависти, ставшую особенно значимой в последние годы.

И еще один барьер — лингвистический, казалось бы, несложный для преодоления, но значительно ограничивающий возможности и горизонт человеческого развития и коммуникаций.

После создания Совета Европы и в результате функционирования его основных контрольных механизмов — Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека (а с ноября 1998 г. — единого Европейского суда по правам человека), утверждения основных норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод и других конвенций Совета Европы в национальных законодательствах европейских стран, а также деятельности Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, других европейских организаций по защите прав человека можно говорить о возникновении понятий «европейские стандарты по защите прав человека» и «европейская система защиты прав человека».

Горшков С.А. отмечает, что под «европейскими стандартами по защите прав человека» следует понимать признанные Европейским сообществом и закрепленные в его документах юридические нормы, включающие все жизненно необходимые права человека, а также механизмы их гарантии, защиты и обеспечения на практике. Признание и соблюдение прав человека и его основных свобод в соответствии с принятыми европейскими стандартами стали критерием определения степени верховенства права и уровня развития демократии в отдельных европейских странах. Происходит расширение и углубление содержания европейских стандартов в области прав и свобод человека, приобретающих силу норм международной морали и международного права.

Термин «европейские стандарты по защите прав человека» представляет более широкое понятие и включает как составную часть понятие «стандарты Совета Европы по правам человека», которое объединяет нормы документов, принятых этой европейской организацией: Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейской социальной хартии, Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Европейской хартии местного самоуправления, Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и др. В понятие «стандарты Совета Европы по правам человека» входит, в свою очередь, понятие «стандарты Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», которое, помимо правовых норм Конвенции и дополняющих ее протоколов, содержит прецедентное право единого Европейского суда по правам человека и его предшественников: Комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека.

В западноевропейских странах такие стандарты в области защиты прав человека действуют уже несколько десятилетий.

1.2 Значение и последствия участия России в Совете Европы

В 2013 году исполнился 21 год сотрудничеству между Россией и Советом Европы в области соблюдения прав и свобод человека. В январе 1992 года решением Бюро Парламентской Ассамблеи Совета Европы Верховному Совету РСФСР (Российской Федерации) был предоставлен статус специально приглашенного, а 7 мая 1992 года Российская Федерация подала заявку на вступление в Совет Европы в качестве полноправного члена. Спустя четыре года, 28 февраля 1996 года, выполнив ряд условий-рекомендаций, Россия стала полноправным членом Совета Европы, продолжив работу по приведению своего законодательства и правоприменительной практики в соответствие со стандартами этой авторитетной региональной международной организации.

4 стр., 1719 слов

Источники современного права в Российской Федерации

... Необходимо подчеркнуть правотворческую функцию решений Конституционного Суда РФ, так как именно они выступают в качестве источников современного российского права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в ... актах о правах человека и гражданина в документах других международных организаций (МОТ, ОБСЕ) и служат нормативной основой для национальных правовых систем современного мира. Но ...

Сотрудничество Российской Федерации с Советом Европы ознаменовалось изменением представления о правах человека в российской правовой идеологии и правовой системе в целом. В законодательных актах, а также научной юридической литературе начали употреблять общепризнанный термин «права человека», под которым понимается комплекс политических, экономических, социальных, культурных, гражданских и других прав и свобод, характеризующих правовой статус личности в государстве и общественных отношениях. В настоящее время в это понятие включены правовые нормы европейского права и принципы, отражающие жизненно необходимые права и основные свободы человека, их юридические гарантии. В официальные документы, в специальную юридическую литературу и законодательные акты России вошли понятия «европейские стандарты по защите прав человека», «стандарты Совета Европы по правам человека» и «стандарты Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Переломным моментом в процессе утверждения в российской правовой системе международных и европейских стандартов в области прав человека стало принятие Конституции Российской Федерации 1993 г., основные положения главы 2 которой («Права и свободы человека и гражданина») опираются на базовые принципы и нормы международных пактов 1966 г. и Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Конституция РФ закрепила положение о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы России (ч. 4 ст. 15), а также то, что в Российской Федерации «признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» (ч. 1 ст. 17).

Это соотносится как с Уставом Совета Европы, так и с положениями Европейской конвенции, особенно ее преамбулы и ст. 1 «Обязательство соблюдать права человека».

Понятие общепризнанных принципов и норм международного права получило официальное определение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. №8. Пленум предложил определять общепризнанные принципы и нормы международного права как положения, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека и гражданина, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), международных договорах Российской Федерации, которые в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью ее правовой системы.

При вступлении в Совет Европы Россия обязалась выполнить более трех десятков требований Европейского сообщества. Так, например, 5 мая 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, кроме Протокола №6 о запрете смертной казни. Вместе с тем Указом Президента РФ от 16 мая 1996 г. «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» был объявлен, а с 4 августа 1996 г. в Российской Федерации был введен мораторий на смертную казнь. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. «пока на всей территории Российской Федерации полностью не будут введены в соответствии с законом суды присяжных, наказание в виде смертной казни назначаться не может». В 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Протоколы №1, 2 к ней.

3 стр., 1078 слов

Европейское гуманитарное право

... прав и свобод, закрепленных в Конвенции. Европейское гуманитарное право в рамках международного права В сформулированном выше определении правовых позиций Европейского Суда ... европейской конвенции по правам человека как механизма защиты прав человека. Европейская конвенция о защите прав человека ... российской юридической науке нет единого мнения о сущности правовых позиций Европейского Суда, ...

В 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую хартию местного самоуправления, включающую европейские требования о предоставлении права гражданам демократическим путем создавать органы местного самоуправления, действующие в рамках национального законодательства в интересах населения. Новый Федеральный закон от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», вступивший в силу 1 января 2006 г., учел выявленные в предыдущих нормативных актах недостатки и полностью соответствует требованиям Совета Европы. В 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств.

В соответствии с Европейской конвенцией по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26 ноября 1987 г., которая вступила в силу 1 сентября 1998 г., были внесены изменения в Уголовно-исполнительный кодекс РФ. После экспертизы Совета Европы с 1 июля 2002 г. вступил в силу Уголовно-процессуальный кодекс РФ. В нем были закреплены такие принципы, как презумпция невиновности, состязательность сторон, оценка доказательств по внутреннему убеждению, свобода обжалования процессуальных действий и решений. Определен максимальный срок содержания под стражей до суда — 12 месяцев, по истечении которого мера пресечения в виде заключения под стражу не может быть продлена, а обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению (в исключительных случаях этот срок может быть продлен до 18 месяцев); отменено временное ограничение для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами оконченного производством уголовного дела; введено новое понятие — стороны в суде: «сторона обвинения» (прокурор, потерпевший, его законный представитель, гражданский истец, его законный представитель и представитель) и «сторона защиты» (подсудимый, его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель).

Важной вехой внедрения европейских стандартов в области прав человека стал Федеральный закон от 20 марта 2001 г. №26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Вступление в Совет Европы, ратификация его договорно-правовых актов потребовали от России усовершенствовать национальное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство и привести его в соответствие с европейскими принципами и стандартами.

33 стр., 16382 слов

Третейские суды в Российской Федерации (2)

... дополнительное указание «третейский суд» должно подчеркнуть негосударственную природу международного коммерческого арбитража. Международный коммерческий арбитраж – это третейский суд, постоянно действующий или специально ... суда, ни иной международной процедуры по рассмотрению коммерческих споров, ни даже общепризнанного и общеприменяемого права. Существует лишь несколько конвенций в области права ...

В Уголовном и Уголовно-исполнительном кодексах, отражающих политику государства в сфере борьбы с преступностью на современном этапе, воплощены наиболее значимые общесоциальные идеи справедливости, равенства и гуманизма, защиты прав и свобод человека и гражданина. Сочетание жесткого, но основанного на принципе справедливости, отношения к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, с гуманным подходом к иным категориям осужденных отвечает происходящим в жизни общества и государства изменениям, тенденции и динамике преступности. В УК и УИК РФ появились новые виды наказаний, не связанные с лишением свободы. Применение таких наказаний, как обязательные работы, ограничение свободы, арест, имеет большое социальное значение. По предварительным прогнозам Министерства юстиции РФ, такие наказания будут назначаться судами в год в отношении 110 — 120 тыс. человек, которые «не попадут в места лишения свободы и тем самым будут защищены от негативного влияния тюрьмы, сохранят социально полезные связи и жизненную перспективу».

Важно отметить, что Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» образована Федеральная служба исполнения наказаний, которой переданы функции Министерства юстиции РФ по обеспечению исполнения уголовных наказаний, содержания подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, находящихся под стражей, этапирования, конвоирования, а также контроля за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания.

Прогресс в работе пенитенциарной системы, существенное снижение количества переполненных помещений в следственных изоляторах (СИЗО), улучшение санитарных условий отметил и Комитет министров Совета Европы в Предварительной резолюции N ResDH (2003) 123 от 4 июня 2003 г. относительно Постановления Европейского суда по правам человека от 15 июля 2002 г. по делу «Калашников против Российской Федерации».

В мае 2009 года спустя десять лет согласований в Правительстве Российской Федерации была ратифицирована Европейская социальная хартия (1996), защищающая как широкий круг социально-экономических прав трудящихся, так и отдельных категорий граждан (пенсионеров, матерей, инвалидов и др.), что также нуждается в дополнительном изучении и правовой защите, в том числе в контексте ст. 7 Конституции РФ о социальном государстве.

Значительно возрастают размеры компенсаций, которые вынуждены платить российские власти гражданам своей страны.

Вступив в Совет Европы, Российская Федерация на практике повседневно реализует положение ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, согласно которому «каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

После ратификации Российской Федерацией в мае 1998 года Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) десятки тысяч российских граждан обратились в Европейский суд по права человека для защиты своих прав.

9 стр., 4435 слов

Разработка и принятие Европейской конвенции о защите прав человека ...

... совпадал. Что же касается проблемы учреждения Европейского Суда по правам человека, то было принято решение сделать факультативным полномочие Суда рассматривать дела по Конвенции, т.е. эта компетенция Европейского Суда ставилась в зависимость от соответствующего заявления ...

Положения Конвенции существуют не сами по себе, а лишь в том виде, в каком их понимает и принимает Европейский Суд по правам человека, заседающий в городе Страсбурге (Франция).

Реальную свою жизнь нормы Конвенции обретают в решениях этого Суда, принимаемых в связи с конкретными жизненными обстоятельствами, выносимыми на их рассмотрение сторонами по конкретному делу, спору о том или ином праве человека. Свод этих нормоустанавливающих решений образует прецедентное право или прецедентную практику (по-английски — case law) Европейского Суда.

Роль Европейского Суда по правам человека в правозащитной системе входящих в Совет Европы стран общеизвестна. Ныне, когда Россия вошла в Совет Европы, гражданам нашей страны также предоставлена возможность искать защиты у Европейского Суда. Согласно ст. 46 Конституции РФ обязательное условие возникновения права на такое обращение — исчерпание всех имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты.

Подписав и ратифицировав Европейскую конвенцию, Россия тем самым в соответствии со ст. 46 Конституции РФ признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и обязательный характер исполнения его решений. Правда, речь идет о признании лишь той части практики Европейского Суда, которая формируется при рассмотрении дел с участием Российской Федерации. Вопрос о значении для отечественного законодательства прецедентной практики Европейского Суда, сформированной без участия России, пока остается открытым. Формально решения Европейского Суда не обязательны для неучаствовавших государств, но фактически государства следуют практике, поскольку «контрольные органы Конвенции признают себя связанными прецедентом». Кроме того, в области применения неизбежно могут возникать проблемы двоякого (или даже различного) толкования Конвенции российскими судами и самим Европейским Судом.

Вопросы, регулирующие правовые последствия постановлений Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации, определены Федеральным законом «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», который в ст. 1 установил основания обязательности для Российской Федерации исполнения постановлений Европейского суда по правам человека: «Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации». Таким образом, у судов Российской Федерации возникла обязанность использовать в своей практике нормы Конвенции и решения Европейского суда в тех случаях, когда обнаруживается противоречие внутреннего законодательства нормам Конвенции и европейским стандартам, когда существует пробел во внутреннем законодательстве, который может быть устранен с помощью обращения к нормам Конвенции и европейским стандартам. Существование данной обязанности обусловлено необходимостью добросовестного выполнения международных обязательств, взятых на себя Россией.

Первая ссылка на решение Европейского суда по правам человека имела место в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. №16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого п. 3 ст. 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобами религиозного общества «Свидетелей Иеговы» в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления».

Вслед за Конституционным Судом РФ к использованию в судебной практике европейских правовых стандартов обратились Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. До издания соответствующих указаний высшими судебными инстанциями нижестоящие суды общей юрисдикции и арбитражи крайне редко ссылались на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и решения Европейского суда. Рекомендации Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ стимулировали использование нижестоящими судами европейских правовых стандартов. При этом частота ссылок на них увеличивается с течением времени. Анализ правоприменительной практики показывает, что использование судебными органами конвенционных норм является для России достаточно новым и потому трудным делом. Именно сейчас судебные органы формируют концептуальные подходы и методы использования европейских стандартов. В связи с этим практика использования судами европейских правовых стандартов должна стать предметом изучения как со стороны государственных органов, так и со стороны научного сообщества.

На сегодняшний день достигнуты Российской Федерацией большие успехи по реформированию правовой системы, проявившиеся в приведении российского законодательства в соответствие с европейскими и международными нормами, в принятии мер по утверждению механизмов судебной защиты прав человека. Вместе с тем следует отметить, что необходима соответствующая система реализации и контроля за применением международных норм по правам человека, механизмы которой, по существу, только складываются в настоящее время в Российской Федерации.

Проблемы взаимодействия Европейского суда и Российской Федерации прежде всего обусловлены тем, что «введение в действие Европейской конвенции о правах человека в отдельных странах-участницах представляет собой большой вызов для национальной правовой системы — вызов, который нужно понимать не как цель, к которой можно стремиться и которой можно в определенный момент достичь, а как постоянный процесс, способный снова и снова подвергать сомнениям традиционные представления и понимание национального права».

Анализ действующего законодательства и правоприменительной практики позволяет выделить в области взаимоотношений Российской Федерации и Европейского суда по правам человека следующие основные проблемы:

— Проблема юридического статуса. На законодательном уровне не конкретизированы статус и место постановлений Европейского суда по правам человека в системе источников российского права, не прописана форма и степень их обязательности, если таковая подразумевается.

— Проблема применения. На сегодняшний момент отсутствуют рекомендации о механизме и критериях использования судами в процессе осуществления правосудия актов Европейского суда, не выработаны специальные методики. Российской системе права трудно взаимодействовать, а тем более безболезненно «влиться» в систему прецедентов Европейского суда и добиться гармоничного соответствия ей.

— Проблема доступности. Отсутствие официальных переводов на русский язык постановлений ЕСПЧ, размещение в справочных системах «Консультант» и «Гарант» с пометкой «неофициальный перевод» поднимают проблему доступности указанных актов. Применение судами постановлений ЕСПЧ, не опубликованных на государственном языке Российской Федерации, противоречит требованиям Конституции Российской Федерации, что приводит к выводу о необходимости создать находящийся в свободном доступе сайт, содержащий полный банк официальных текстов постановлений Европейского суда, и организовать компетентную службу по переводу и размещению данных актов на соответствующем сайте.

— Проблема унификации. Учитывая форму, направленность и содержание унификации, можно вести речь о двух ее формах: внутренней и внешней. Первая из названных форм ориентирована на так называемый национальный уровень и связана со стремлением привести к единообразию нормы российского права. Процесс внешней унификации отражает взаимодействие российского процессуального права с международным (европейским), а его направленность и содержание определяются основными общеевропейскими принципами (стандартами) правосудия. Привести национальное законодательство в соответствие с нормами Конвенции, добиться его гармонизации является обязанностью России.

— Ежегодный рост числа обращений российских граждан в ЕСПЧ, несмотря на высокий процент признания жалоб неприемлемыми, и дополнительные затраты России на компенсации по вынесенным решениям, которые обеспечиваются отдельной строкой расходов в федеральном бюджете на соответствующий год.

Так, в 2011 г. в Европейский суд по правам человека поступило 12465 жалоб против России, 12223 жалобы объявлены в том же году неприемлемыми или исключены из списка подлежащих рассмотрению дел, 133 постановления по жалобам против России оглашено Европейским судом в 2011 г. 40225 жалоб против России ожидают рассмотрения в Европейском суде.

В целях модернизации законодательной базы, повышения эффективности защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов российских граждан, совершенствования судопроизводства, а также обеспечения национальных интересов России на международном уровне целесообразно:

  • создать сайт официальных текстов постановлений Европейского суда по правам человека;
  • организовать центр, осуществляющий переводы и размещение актов ЕСПЧ в банке данных на соответствующем сайте;
  • разработать методику применения актов Европейского суда при разрешении судьями конкретных споров, отразив ее в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О применении Европейской конвенции и постановлений Европейского суда по правам человека»;
  • принять Федеральный закон «О порядке исполнения в Российской Федерации постановлений Европейского суда по правам человека».

Таким образом, основной задачей Совета Европы является создание единого европейского сообщества, которое будет основываться на свободе, демократии, признании прав человека и верховенства права. Основными органами Совета Европы являются Комитет министров, Парламентская ассамблея, Конгресс местных и региональных властей, Конференция международных НПО, Европейский суд по правам человека, институт Комиссара по правам человека, глава Совета Европы и Генеральный секретарь. Россия является членом Совета Европы, что делает необходимым применять в нашей стране те нормы, которые разрабатываются в рамках этой важной международной организации. «Право Совета Европы», создающее непосредственные обязательства для государств-членов, состоит из двух частей: конвенций и протоколов к ним, разрабатываемых в рамках данной организации; решений Европейского суда по правам человека. Что касается выполнения обязательств, взятых Россией в силу принятия конвенций Совета Европы, то это выполнение ничем не отличается от исполнения обязательств по другим договорам. Дело в том, что широко распространенное выражение «конвенция, принятая международной организацией» означает, что та или иная конвенция разрабатывалась с использованием механизма соответствующей международной организации. Обязательства по ним признаются государствами так же, как по любым другим договорам; применение норм таких конвенций в российской правовой системе не имеет отличий от применения норм других международных договоров.

Положения большинства конвенций Совета Европы уже трансформированы Россией в ее национальное право. Соответствующая работа законодательных и иных государственных органов продолжается. Особую область применения «права Совета Европы» составляют решения Европейского суда по правам человека.

Анализ действующего законодательства и правоприменительной практики позволяет выделить в области взаимоотношений Российской Федерации и Европейского суда по правам человека следующие основные проблемы: проблема юридического статуса, проблема применения, проблемы доступности, исполнения, унификации и т.д.

В целях модернизации законодательной базы, повышения эффективности защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов российских граждан, совершенствования судопроизводства, а также обеспечения национальных интересов России на международном уровне целесообразно:

  • создать сайт официальных текстов постановлений Европейского суда по правам человека;
  • организовать центр, осуществляющий переводы и размещение актов ЕСПЧ в банке данных на соответствующем сайте;
  • разработать методику применения актов Европейского суда при разрешении судьями конкретных споров, отразив ее в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О применении Европейской конвенции и постановлений Европейского суда по правам человека»;
  • принять Федеральный закон «О порядке исполнения в Российской Федерации постановлений Европейского суда по правам человека».

2. Конвенционный и судебный правозащитные механизмы Совета Европы

2.1 Основные международные акты Совета Европы по правам человека

Во второй половине XX века в европейской практике сформировалась достаточно эффективная система законодательной и судебной защиты прав человека. В ее основу положены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой под эгидой Совета Европы в 1950 г. Следует остановиться на анализе некоторых из них.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была принята 4 ноября 1950 г. в Риме 15 государствами, для которых она олицетворяла «первые шаги на пути коллективного осуществления некоторых из прав, сформулированных во Всеобщей декларации прав человека». В настоящее время участниками Конвенции являются все члены Совета Европы. В Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г.

Конвенция — договор, согласно которому государства — члены Совета Европы обязались гарантировать некоторые основополагающие права человека всем лицам, находящимся под их юрисдикцией. Основная роль Конвенции в том, чтобы дать личности гарантии соблюдения ее прав с помощью наиболее развитых инструментов защиты.

В настоящее время ратификация Конвенции и признание права частных лиц на подачу индивидуальных заявлений в соответствии со ст. 34 и обязательной юрисдикции Европейского суда по правам человека в соответствии со ст. 19 — обязательные условия членства в Совете Европы. Протоколы (к Конвенции в настоящее время принято 14 протоколов), являясь самостоятельными документами, обязывают государства после их отдельной ратификации. Совет осуществляет постоянный контроль за реализацией Конвенции как путем расширения перечня гарантируемых прав, так и путем совершенствования действующих процедур.

Безусловно, ни сама Конвенция, ни предлагаемые ею процедуры не предназначены для подмены национальных систем защиты прав человека. Цель европейского механизма — предоставление индивиду международных гарантий в дополнение к праву на возмещение ущерба, существующему в конкретных государствах. Согласно положениям данного документа все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона; каждый человек в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законами, имеет право на восстановление его в правах национальным компетентным судом, и другие. К европейской судебной защите относится и европейское прецедентное право, значительную часть которого представляет толкование конвенционных норм, содержащееся в решениях Европейского Суда по правам человека.

Согласно статьям 6, 7 и 13 Конвенции и Протоколов к ней №4 (ст. 1) и №7 (ст. ст. 2, 3, 4) каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на признание его правосубъектности, то есть право на защиту законом, а в случае предъявления ему любого уголовного обвинения — право на справедливое и публичное судебное разбирательство, определенное национальным законодательством и европейским правом.

В соответствии с изменениями, внесенными в Конвенцию Протоколом №11, Европейский суд «может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

Конвенция постоянно дополнялась и изменялась путем принятия протоколов к ней. В общей сложности в настоящее время к Конвенции принято 14 протоколов, которые признают новые права и свободы (протоколы №1, 4, 6 и 7), затрагивают вопросы процедуры (протоколы №3, 5, 8, 9 — 14) и наделяют Европейский суд по правам человека очень ограниченной консультативной компетенцией (Протокол №2).

Первый протокол от 20 марта 1952 г. ввел в качестве обязательств для государств защиту собственности, право на образование и свободные выборы.

Протокол №4 от 16 сентября 1963 г. ввел запрещение лишения свободы за долги; свободу передвижения; запрещение массовой высылки иностранцев.

Протокол №7 от 22 сентября 1984 г. установил процедурные гарантии высылки; право на апелляцию по уголовным делам; недопустимость повторного наказания.

Протокол №12 от 4 ноября 2000 г. регламентирует, что пользование любым правом, признанным законом, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любого иного обстоятельства.

Протокол №13 от 3 мая 2002 г. посвящен отмене смертной казни при любых обстоятельствах. Российская Федерация не является его участницей.

Протокол №14 (последний) был принят 13 мая 2005 г. Российская Федерация ратифицировала его в январе 2010 г. Он касается усиления контролирующей функции Конвенции и вносит значительные изменения в судебную процедуру и порядок выборов судей.

Европейская конвенция о выдаче 1957 г. определяет, что выдача осуществляется в отношении преступлений, наказуемых в соответствии с законодательством запрашивающей стороны и запрашиваемой стороны лишением свободы или в соответствии с постановлением об аресте на максимальный срок, по крайней мере в один год, или более серьезным наказанием. В тех случаях, когда осуждение и тюремное заключение или постановление об аресте имеют место на территории запрашивающей стороны, установленный срок наказания должен составлять не менее четырех месяцев. Конвенция вступила в силу в 1960 г., для Российской Федерации — в 2000 г. Она определяет категории преступлений, за совершение которых не производится выдача, основания отказа в выдаче и т.д.

За исключением тех случаев, когда Конвенция предусматривает иное, процедура в отношении выдачи и временного задержания регулируется исключительно законодательством запрашиваемого государства.

В соответствии с п. 2 ст. 1 Конвенция не применяется к арестам, принудительному исполнению приговоров, а также к военным преступлениям, не подпадающим под юрисдикцию общего уголовного права.

Просьбы об оказании взаимной правовой помощи должны направляться компетентными органами запрашивающего государства компетентным органам запрашиваемого государства. Пункт 1 ст. 15 Конвенции в качестве таковых определяет Министерства юстиции обеих сторон. Однако, учитывая разнообразие судебных и правоохранительных систем государств — участников многостороннего договора, п. 6 этой же статьи допускает расширение государствами круга компетентных органов. Единственным условием для этого является соответствующее заявление на имя Генерального секретаря СЕ при подписании Конвенции или сдачи на хранение ратификационной грамоты.

Европейская конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами 1978 г. предусматривает обязательства государств по контролю за торговлей и регистрацией приобретаемого огнестрельного оружия, а также обмен информацией в целях борьбы с незаконной торговлей и перемещением огнестрельного оружия.

Конвенция предусматривает два вида контроля за приобретением оружия частными лицами: 1) уведомление о торговых операциях (гл. 2).

В этом случае государство, продающее оружие иностранцу, должно уведомить об этом страну, гражданином которой он является. При этом необходимо стремиться к тому, чтобы уведомление предшествовало торговой операции или связанному с ней перемещению оружия; если это не удается, уведомление делается впоследствии в возможно более короткие сроки. 2) двойное разрешение (гл. 3).

Оружие продается частному лицу за границей только с разрешения компетентных органов его страны и страны, где оно приобретается.

Статья 3 Конвенции оговаривает право каждой договаривающейся стороны издавать законы и правила в отношении огнестрельного оружия при условии, что они не должны противоречить положениям Конвенции. В соответствии с этим Конвенция имеет и материальное (уголовно-правовое) значение для унификации внутреннего уголовного законодательства об ответственности за незаконный оборот оружия.

Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 г. вступила в силу в 1978 г. В ст. 1 перечисляются преступления, которые не квалифицируются в качестве политических преступлений или преступлений, связанных с политическим преступлением, или преступлений, совершаемых по политическим мотивам, а именно:

  • а) преступление, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, подписанной в Гааге 16 декабря 1970 г.;
  • б) преступление, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанной в Монреале 23 сентября 1971 г.;
  • в) серьезное преступление, связанное с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов;
  • и другие.

Статья 2 Конвенции уточняет, что для целей выдачи государство может принять решение не квалифицировать в качестве политического преступления, или преступления, связанного с политическим преступлением, или преступления, совершаемого по политическим мотивам, иное серьезное насильственное преступление, направленное против жизни, физической неприкосновенности или свободы личности.

Основными способами борьбы с данным преступлением Конвенция называет выдачу и широкую взаимную правовую помощь между государствами.

Российская Федерация присоединилась к Конвенции в 1999 г., а 5 февраля 2001 г. она вступила в силу на территории России.

Конвенция о передаче осужденных лиц 1983 г. имеет своей целью создание простой и гибкой процедуры, позволяющей в короткие сроки осуществлять передачу иностранных заключенных на родину.

Облегчая передачу иностранных заключенных, Конвенция учитывает современные тенденции в области карательной политики. В Европе усовершенствованные способы передвижения и общения привели к большей мобильности людей и, как результат, к росту интернационализации преступлений. Поскольку карательная политика должна уделять большое внимание социальной реабилитации преступников, очень важно, чтобы налагаемые на преступника меры наказания исполнялись на его родине, а не в государстве, где было совершено преступление и вынесено решение. Данная политика также уходит своими корнями в гуманистические размышления: трудности общения из-за языкового барьера, чуждость местной культуре и обычаям, а также отсутствие контакта с родственниками могут оказать неблагоприятное воздействие на иностранного заключенного. Таким образом, репатриация осужденных лиц осуществляется как в интересах заключенного, так и в интересах соответствующих государств.

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания 1987 г. вступила в силу 1 февраля 1989 г. Цель Конвенции — помощь европейским государствам в усилении защиты лиц, лишенных свободы.

Конвенция предусматривает учреждение Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания — внесудебного механизма воздействия с целью предупреждения возможных физических или моральных злоупотреблений в отношении лиц, лишенных свободы (находящихся в заключении), и эффективного надзора, контроля за обращением с такими лицами. Состав этого органа формируется из представителей государств — участников Конвенции.

Комитет обладает правом направлять членов Комитета и его экспертов в любые места заключения либо содержания под стражей, находящиеся на территории государства-участника, и при необходимости на основе установленных в докладе фактов давать рекомендации заинтересованному государству. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу в 1998 г.

В 1993 г. к Конвенции были приняты два протокола. Протокол №1 предоставляет возможность присоединения к Конвенции по предупреждению пыток государствам, не являющимся членами Совета Европы, и содержит положения, изменяющие порядок формирования и функционирования Комитета по предупреждению пыток. Протокол №2 вносит изменения в порядок избрания и переизбрания членов этого Комитета.

Протоколы вступят в силу после того, как будут ратифицированы всеми участниками Конвенции.

Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. вступила в силу в 1993 г. Она предоставляет государствам-участникам право принимать законодательные и другие необходимые меры, которые предоставляют им возможность идентифицировать и разыскивать имущество, подлежащее конфискации.

В качестве специальных мер Конвенция называет законодательные и другие необходимые меры, дающие судам или другим компетентным органам право затребовать или накладывать арест на банковские, финансовые или коммерческие документы, причем государство не может отказаться выполнять положения настоящей статьи под предлогом банковской тайны.

Европейская социальная хартия (пересмотренная), принятая в Страсбурге 03.05.1996, ратифицирована Федеральным законом от 03.06.2009 №101-ФЗ и вступила в силу для России 01.12.2009. В соответствии с частью IV, ст. C, осуществление правовых обязательств, содержащихся в настоящей Хартии, подлежит такому же контролю, что и в Европейской социальной хартии. Согласно ст. 21 ч. IV Европейской социальной хартии в редакции 1961 года, Договаривающиеся Стороны должны каждые два года по установленной форме высылать доклады (отчеты) об имплементации и применении положений Хартии, обязательства по которым взяты ими. В силу п. 2 части 1 Регламента Европейского комитета по социальным правам данный орган проверяет соответствие ситуации в государстве — участнике положениям Европейской социальной хартии 1961 года, Дополнительного Протокола 1988 года и Европейской социальной хартии (пересмотренной).

В соответствии с п. 22 Регламента результаты проверки оформляются в виде заключений (conclusions) о соответствии или несоответствии ситуации положениям.

Хартия региональных языков и языков меньшинств 1992 года и Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 года.

Хартия региональных языков и языков меньшинств принята в целях реализации лицами, принадлежащими к меньшинствам, права на язык, которое в общих чертах закреплено в Международном пакте ООН о гражданских и политических правах 1966 года, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Хельсинкском заключительном акте ОБСЕ 1975 года и в других международных документах.

Под региональными языками и языками меньшинств в Европейской хартии понимаются языки, которые отличаются от официального языка данного государства и традиционно используются на его территории жителями этого государства, представляющими собой группу, численно меньшую, чем остальное население страны.

Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств является в настоящее время основным международно-правовым актом в области обеспечения прав таких меньшинств.

Как видно из названия «Рамочная конвенция», она не содержит конкретно сформулированных прав и свобод. Принципы, провозглашаемые в Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, не могут быть применены прямо и непосредственно и осуществляются через национальные законодательства и соответствующую политику национальных правительств.

Существенным недостатком документа является отсутствие определения понятия «национальное меньшинство». Причина состоит в том, что к моменту принятия решения по документу было невозможно по политическим причинам получить общее одобрение этого термина всеми государствами — членами Совета Европы. Чтобы не блокировать на годы общее стремление, было решено использовать прагматический подход, основанный на признании того, что на нынешнем этапе не представляется возможным дать такое определение.

Европейская конвенция об осуществлении прав детей 1996 г. провозглашает своей целью обеспечение, в высших интересах детей, их права на предоставление им процессуальных прав и облегчение реализации этих прав, а также на осуществление контроля за тем, чтобы дети были информированы лично, либо через других лиц, либо через другие органы и им было позволено участвовать в судопроизводстве, затрагивающем их интересы.

Представляется возможным говорить о наличии взаимосвязи между эффективностью действия международной и национальной систем защиты прав человека, причем успех в поощрении и защите прав человека на международной европейской арене способствует защите конкретного индивида в определенной жизненной ситуации, позволяя национальным органам применять нормы европейского права как составляющие национального законодательства.

2.2 Европейский суд по правам человека

Идея создания Европейского суда, призванного обеспечить защиту прав человека в Европе, возникла еще при обсуждении Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ноября 1998 г. постоянно действующий Европейский суд по правам человека начал свою работу. Данная судебная система обязывает государства признавать право индивидуальных обращений в Единый суд, признавать его обязательную юрисдикцию без истечения сроков давности, а также внесла некоторые новеллы в порядок выборов членов суда.

В науке и практике международного права общепризнано, что источником компетенции того или иного международного судебного учреждения по разрешению споров является согласие спорящих сторон. Такое согласие может быть выражено в соответствующих международных договорах, односторонних актах государств, специальных соглашениях о передаче дела в суд и т.д. и, что совершенно очевидно, не может выражаться в нормах общего международного права. Европейский суд по правам человека компетенцией наделяется через согласие государств на обязательность Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в соответствии с которой и учрежден Суд. Она относит к его ведению «все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы.

Территориальную юрисдикцию Суда по существу составляют территориальные юрисдикции государств — участников Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые не всегда ограничиваются их европейской территорией. В соответствии со ст. 56 «Применение к территориям» государство-участник при ратификации Конвенции или впоследствии вправе заявить, что она распространяется на территории, за международные отношения которых государство несет ответственность. Ряд стран воспользовался этой статьей, больше других — Великобритания, распространившая действие Конвенции на Гибралтар, Бермудские и Фолклендские острова, остров Святой Елены, Джерси Мэн и ряд других территорий. Соответственно расширилась и территориальная юрисдикция Суда.

Конвенция различает два вида возможных дел: споры между государствами («Межгосударственные дела», ст. 33 Конвенции) и споры, основанные на индивидуальных жалобах, ответчиком по которым является государство («Индивидуальные жалобы», ст. 34 Конвенции).

сторонами такого спора могут быть только государства — члены Совета Европы, участники Конвенции;

предметом спора могут быть только нарушения прав и свобод человека, причем только тех, которые признаны Конвенцией и Протоколами к ней;

обращение в Суд не предполагает обязательного предварительного уведомления о том государства, против которого направлена жалоба;

хотя на первый взгляд обращение в Суд государства по поводу того, что произошло или происходит в другом государстве, может показаться вмешательством во внутренние дела последнего, на самом деле оно таковым не является в силу обязательств, взятых на себя государствами — участниками Конвенции;

обращение государства в Суд возможно не только тогда, когда затронуты права и свободы его граждан, но и во всех случаях, когда оно полагает, что государство-ответчик нарушает признанные Конвенцией права и свободы.

Практика рассмотрения Судом дел, возникших на основании ст. 33, невелика, однако эта компетенция Суда сохраняет свое значение.

Вторая категория рассматриваемых Судом дел — это жалобы от любого физического лица, неправительственной организации или группы частных лиц, касающиеся нарушения их прав и свобод, гарантированных Конвенцией, со стороны государственных властей.

Конвенция является единственным документом, в котором (ст. 35) определены следующие исчерпывающие критерии приемлемости индивидуальной жалобы, т.е. жалобы, подаваемой гражданином:

до подачи жалобы в ЕСПЧ гражданин должен исчерпать все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, т.е. пройти все необходимые этапы защиты нарушенного права в своем государстве;

жалоба должна быть подана в ЕСПЧ в течение шести месяцев со дня вынесения соответствующим государственным органом окончательного решения по делу, указанному в ней;

жалоба не должна быть анонимной;

жалоба не должна являться по существу аналогичной ранее рассмотренной ЕСПЧ, т.е. повторной (исключение представляет жалоба, содержащая новые относящиеся к делу факты);

жалоба не должна являться предметом другой, уже имеющей место процедуры международного разбирательства или урегулирования;

жалоба должна быть совместимой с положениями Конвенции или Протоколов к ней, т.е. касаться только прав, гарантированных Конвенцией (например, право на труд Конвенцией не гарантируется, поэтому жалоба на увольнение по инициативе работодателя ЕСПЧ рассматриваться не может, а значит, будет признана неприемлемой);

жалоба должна быть обоснованной, т.е. содержать исчерпывающие сведения о нарушении права, гарантированного Конвенцией, которые в обязательном порядке требуется подтвердить документально (приложить копии заявлений, жалоб, писем государственных органов, судебных актов и т.п.), и не являться злоупотреблением правом подачи жалобы;

гражданин не понес значительный вред, если только принцип уважения к правам человека, определенный в Конвенции и Протоколах к ней, не требует рассмотрения жалобы по существу и при условии, что не может быть отказано на этом основании в рассмотрении любого дела, надлежащим образом не рассмотренного внутригосударственным судом.

Иных требований к условиям приемлемости жалоб Конвенция не содержит.

Протокол №2 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанный 6 мая 1963 г., наделяет Европейский суд по правам человека ограниченной консультативной компетенцией. В частности, Суд правомочен давать консультативные заключения:

по юридическим вопросам, касающимся толкования только самой Конвенции и Протоколов к ней. Любые иные акты Совета Европы не охватываются этой компетенцией Суда;

по запросам Комитета министров, куда и должны обращаться заинтересованные государства. Сам Суд закрыт для запросов со стороны государств-участников. Решение Комитета министров о запросе консультативного заключения принимается большинством голосов представителей, имеющих право заседать в Комитете.

Предметом консультативных заключений не могут быть вопросы о содержании и объеме прав и свобод, о которых говорит Конвенция, равно как и другие вопросы, которые могут стать предметом рассмотрения Суда. Другими словами, все, что должно быть рассмотрено в судебном порядке, не может решаться с помощью консультативных заключений Суда.

Согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод окончательные постановления Европейского суда по правам человека носят обязательный характер для государств, являющихся сторонами в деле.

В Резолюции №1268 «Об исполнении постановлений Европейского суда по правам человека», принятой Парламентской ассамблеей Совета Европы в 2002 г., подчеркивается, что «исполнение в надлежащем порядке постановлений Суда государствами — членами Совета Европы имеет принципиальное значение для сохранения нынешнего высокого авторитета Суда».

Статья 32 Европейской конвенции создает почву для обладания прецедентной значимостью постановлений Европейского суда. Анализируя данную статью, можно сделать вывод о том, что толкование какой-либо статьи (в основном материально-правовых норм) Конвенции, данное Судом, превращается в составную часть данной статьи и поэтому носит юридически обязательный характер. Сущность данных прецедентов для национальных судов заключается в том, что суды должны применять их в делах, схожих с делами, рассмотренными ранее Европейским судом. Национальные законодательные и судебные органы должны учитывать их в правотворческом процессе, а также в процессе применения Конвенции.

В сущности постановления Суда носят декларативный характер. Это подтверждает и сам Суд в своих многочисленных постановлениях.

В целом для выполнения обязательств, согласно ст. 46 Конвенции, выбор и использование средств, предусмотренных внутригосударственной правовой системой, в первую очередь решается самим государством. Например, в Постановлении Европейского суда от 13 июня 1979 г. по делу «Маркс против Бельгии» Суд отметил, что «решение Суда носит в основном декларативный характер и использование средств для исполнения решения предоставляется на усмотрение государства-ответчика».

Европейский суд принимает двоякого рода постановления по существу дела: в первом виде постановлений Суд довольствуется заявлением о правонарушении и данный вид постановления носит декларативный характер. Однако это вовсе не означает, что декларативное постановление Суда не определяет принудительного обязательства для государства, являющегося стороной по делу. В некоторых случаях постановления декларативного характера возлагают на государство-ответчика больше обязательств, нежели постановления, предусматривающие справедливую компенсацию. Декларативные постановления возлагают на государство, выступающее стороной по делу, обязательства по устранению правонарушения, восстановлению нарушенных прав и, по мере возможности, восстановлению прежнего положения (restitutio in integrum).

Во втором типе постановлений Суд возлагает на государство-ответчика обязательство по выплате справедливой компенсации потерпевшей стороне. Справедливая компенсация отражает в себе моральный вред, материальный ущерб и судебные расходы.

В соответствии со ст. 41 Конвенции, если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право соответствующего государства допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне. Это в основном означает то, что Суд возлагает на государство обязанность по выплате морального и (или) материального ущерба потерпевшей стороне. Однако Суд может и не налагать подобное обязательство на государство; в некоторых случаях само провозглашение Судом факта нарушения прав считается достаточно справедливой компенсацией. Например, в Постановлении Суда от 15 ноября 1996 г. по делу «Чахал против Соединенного Королевства» Суд отметил, что объявление правонарушений является достаточным для выплаты морального вреда.

Исходя из прецедентного права Суда можно отметить, что Суд в некоторых своих постановлениях определил sui generis вид справедливой компенсации. Так, в Постановлении по делу «Тарвердиев против Азербайджана» (от 26 июля 2007 г.) Суд в связи с нарушением ст. 6 Конвенции возложил на государство обязанность по исполнению решения национального суда в качестве справедливой компенсации. В части постановления относительно применения ст. 41 Конвенции было отмечено, что наиболее приемлемая форма справедливой компенсации в связи с нарушением ст. 6 Конвенции заключается, по возможности, в быстром обеспечении нарушенных прав заявителя при соблюдении требований ст. 6. Суд постановил, что правительство должно обеспечить соответствующими средствами исполнение решения национального суда от 20 августа 2001 г. Этим Суд возложил на государство обязанность исполнения решения национального суда.

Необходимо отметить, что заявитель должен указать в своем заявлении требование о компенсации. Неслучайно в п. 5 формуляра официального обращения в Суд заявитель согласно ст. 41 Конвенции должен указать общее требование по справедливой компенсации. Согласно ст. 60 Регламента, если заявитель желает, чтобы ему была присуждена справедливая компенсация в соответствии со ст. 41 Конвенции в случае, если Суд придет к выводу о наличии нарушения его прав, гарантируемых Конвенцией, заявитель должен заявить конкретные требования в связи с этим. В противном случае Суд может не назначить справедливую компенсацию. Например, в деле «Рябых против Российской Федерации» (Постановление от 24 июля 2003 г.) Суд в соответствии со ст. 41 Конвенции отказал в присуждении справедливой компенсации в связи с тем, что заявитель не выдвинул требования о справедливой компенсации в установленный Судом срок.

Статья 46 Конвенции определяет, что Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Европейского суда по правам человека по делам, в которых они являются сторонами; окончательное постановление ЕСПЧ направляется Комитету министров, который осуществляет надзор за его исполнением. После получения постановления ЕСПЧ Комитет министров призывает заинтересованную Высокую Договаривающуюся Сторону проинформировать его о мерах, которые она приняла или намеревается принять по результатам вынесения постановления ЕСПЧ.

Согласно ст. 8 Устава Совета Европы от 5 мая 1949 г. право на представительство любого члена Совета Европы, грубо нарушающего положения ст. 3 Устава (согласно которому каждый член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета Европы, определенной в гл. I Устава), может быть приостановлено и Комитет министров может предложить ему самостоятельно выйти из состава Совета Европы. Если такой член Совета Европы не выполняет это предложение, то Комитет министров может принять решение о том, что член, о котором идет речь, перестает состоять в Совете Европы с даты, определяемой этим Комитетом.

Поэтому высказано мнение, что соответствующие действия Комитета министров могут рассматриваться как попытка оказания влияния иными государствами на внутренние дела страны, в отношении которой принято решение Европейского суда по правам человека.

Говоря об исполнении постановлений, с сожалением необходимо отметить и случаи их неисполнения. Иногда это связано в целом с возражением государства против постановления. Например, Турция отказалась от исполнения Постановления Суда от 18 декабря 1996 г. по делу «Лоизиду против Турции» и обосновала это тем, что она не несет ответственности за действия независимого государства Турецкая Республика Северный Кипр. Однако Комитет министров вынес ряд резолюций по доказательству обязательной силы данного постановления для Турции. Наконец, в 2003 г., после выплаты Турцией материальной и моральной компенсации заявителю, Комитет министров прекратил надзор за исполнением данного постановления.

Международный суд неоднократно выносил решения против Российской Федерации по вопросу возмещения вреда, причиненного как в ходе судебных разбирательств (неисполнением судебного решения или затягиванием судебного разбирательства), так и в иных случаях причинения вреда частному лицу в ходе осуществления публичной власти (невозврат долгов частным лицам при банкротстве муниципальных предприятий, ликвидации частной собственности (имущества) в ходе специальных операций и т.д.).

Примером может послужить Решение ЕСПЧ от 20 июля 2004 г. по делу Никитин против России (Application no. 50178/99).

Заявитель указывал, что надзорный пересмотр окончательного оправдательного приговора, вынесенного в отношении него, представлял собой нарушение его права на справедливое судебное разбирательство и права не быть дважды судимым за одно и то же преступление, за которое лицо уже было окончательно оправдано.

Еще в качестве примера можно привести Решение ЕСПЧ от 8 сентября 2004 г. по делу В.А. Гусинского против России (Дело за номером 70276/01).

13 июня 2000 г. Гусинский был арестован по подозрению в мошенничестве. Предполагалось, что, создавая различные коммерческие объекты (включая ЗАО «Медиа-Мост»), он с помощью мошенничества передал вещательные функции от принадлежащей государству компании «Русское Видео» частной компании ООО «Русское Видео». Суд постановил, что ответчик в лице Российского государства должен выплатить в течение трех месяцев начиная с даты, когда решение суда вступит в силу 88 тысяч евро в качестве компенсации расходов и издержек, которые должны быть конвертированы в национальную валюту государства-ответчика по курсу на день вынесения решения (плюс сумма всех налогов, которая может быть вычтена при конвертировании валюты).

Подобные обращения и вынесенные по ним решения международного суда свидетельствуют о том, что российские суды и органы исполнительной власти не справляются с проблемой возмещения вреда, причиненного действиями или бездействиями органов государственной власти, под которыми в данном случае понимаются органы, организации, осуществляющие публичные властные полномочия.

Подход к возмещению и определению состава убытков в российской правовой системе существенно отличается от правил, применяемых в иностранном законодательстве. Зарубежные правовые системы (и английская, и романо-германская) выделяют специальный правовой институт — индемнитет, позволяющий возместить вред от действий третьих лиц, возникающий как при наличии договорных отношений, так и в случае возникновения деликтов.

Во многих прецедентных постановлениях ЕСПЧ закреплен подход, согласно которому решающим фактором при определении нарушения норм Европейской конвенции служит чрезмерность бремени, налагаемого на частное лицо при вмешательстве (бездействии) государства. Критерием для установления чрезмерности является то, какие общественные интересы преследовались, насколько выбранные государством средства были оправданы этими интересами и имеет ли причиняемый государством вред индивидуальный характер (т.е. выходит за рамки нормального и предвидимого общественного риска) или распределяется между всеми членами гражданского общества, пострадавшими от таких действий.

Следует признать, что к настоящему времени не выработано единого подхода в сфере материально-правовых и процессуальных механизмов возмещения вреда. Однако на основе сравнительного анализа существующих законодательных моделей можно выделить два основных пути решения:

) классический гражданско-правовой, закрепленный в отдельном законе или ГК РФ, предполагающий возмещение вреда в полном объеме с помощью гражданско-правовых процедур, в которых устанавливаются все атрибуты генерального деликта;

) деликтно-правовой, предполагающий принятие специального нормативного акта о возмещении вреда, причиненного действиями публичной власти. При реализации такой модели закон опосредует схему компенсации различных видов вреда по определенной таксе посредством судебной процедуры.

В целом можно отметить несколько направлений воздействия на национальное право постановлений Европейского суда. Первое. Это обязательства, взятые на себя государством-участником в соответствии с Конвенцией. Например, в соответствии со ст. 1 Конвенции государства-участники обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, закрепленные в Конвенции. Или же в соответствии с п. 1 ст. 46 государства-участники обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами. Второе. Это политическая ответственность государств перед Советом Европы в случаях периодического нарушения конвенционных норм. Третье. Это добровольное выполнение мер, вытекающих из постановления Суда и необходимых для исполнения, например проведение соответствующих реформ в законодательной сфере и т.д. В этом случае постановление Суда выступает основой, дающей толчок к проведению определенных реформ соответствующим государством, либо постановление Суда в некоторых случаях помогает преодолению пробелов в национальном праве.

Таким образом, 3 ноября 1998 г. постоянно действующий Европейский суд по правам человека начал свою работу. Данная судебная система обязывает государства признавать право индивидуальных обращений в Единый суд, признавать его обязательную юрисдикцию без истечения сроков давности, а также внесла некоторые новеллы в порядок выборов членов суда.

Определяющее значение в защите прав и свобод человека на территории государств — участников Совета Европы имеют национальные судебные и иные органы и национальные правовые системы. С другой стороны, рассматривая жалобу о нарушении какого-либо права, защищаемого Конвенцией, Суд не может не обратиться к нормам внутреннего права, имевшим значение в данном деле, равно как и к судебной практике данного государства, а решение Суда по жалобе, каким бы оно ни было, по определению, приобретает характер оценки этих норм и правоприменительных актов. Не следует преуменьшать реальное влияние, которое Суд оказывает таким путем на внутренний правопорядок государств-участников.

В настоящее время является общепризнанным, что констатация Европейским судом нарушения Конвенции налагает на государство-ответчика в силу п. 1 ст. 46 четкие и определенные обязательства. Меры общего характера, принимаемые государством для исполнения решения Европейского суда, преследуют цель предотвращения в будущем нарушений, подобных тем, которые были допущены в конкретном деле.

Заключение

Совет Европы был учрежден в 1949 г. 10 западноевропейскими государствами, на сегодняшний день в нем состоит большинство европейских стран. Основной его задачей является создание единого европейского сообщества, которое будет основываться на свободе, демократии, признании прав человека и верховенства права. Для этих целей Совет вырабатывает общие нормы для государств-участников, создавая единую правоприменительную практику.

Основными органами Совета Европы являются Комитет министров, Парламентская ассамблея, Конгресс местных и региональных властей, Конференция международных НПО, Европейский суд по правам человека, институт Комиссара по правам человека, глава Совета Европы и Генеральный секретарь.

Совет Европы выдвигает пять политических принципов межкультурного диалога. Это: 1) демократическое управление культурным многообразием; 2) демократическая гражданственность и участие в процессах управления; 3) изучение и преподавание навыков межкультурного диалога; 4) создание пространства диалога; 5) перенос межкультурного диалога в международные отношения.

СЕ признает в качестве барьеров межкультурного диалога расизм, ксенофобию, нетерпимость, дискриминацию, бедность и эксплуатацию, которые существуют во многих европейских странах, а также пропаганду ненависти, ставшую особенно значимой в последние годы.

февраля 1996 года, выполнив ряд условий-рекомендаций, Россия стала полноправным членом Совета Европы. Сотрудничество Российской Федерации с Советом Европы ознаменовалось изменением представления о правах человека в российской правовой идеологии и правовой системе в целом. В законодательных актах, а также научной юридической литературе начали употреблять общепризнанный термин «права человека».

При вступлении в Совет Европы Россия обязалась выполнить более трех десятков требований Европейского сообщества. За весь период участия в Совете Европы принятые Россией обязательства перед Европейским сообществом были практически полностью все выполнены.

Идея создания Европейского суда, призванного обеспечить защиту прав человека в Европе, возникла еще при обсуждении Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Конвенция различает два вида возможных дел: споры между государствами («Межгосударственные дела», ст. 33 Конвенции) и споры, основанные на индивидуальных жалобах, ответчиком по которым является государство («Индивидуальные жалобы», ст. 34 Конвенции).

Суд правомочен давать консультативные заключения:

по юридическим вопросам, касающимся толкования только самой Конвенции и Протоколов к ней. Любые иные акты Совета Европы не охватываются этой компетенцией Суда;

по запросам Комитета министров, куда и должны обращаться заинтересованные государства. Сам Суд закрыт для запросов со стороны государств-участников. Решение Комитета министров о запросе консультативного заключения принимается большинством голосов представителей, имеющих право заседать в Комитете.

Статья 32 Европейской конвенции создает почву для обладания прецедентной значимостью постановлений Европейского суда. Толкование какой-либо статьи (в основном материально-правовых норм) Конвенции, данное Судом, превращается в составную часть данной статьи и поэтому носит юридически обязательный характер. Сущность данных прецедентов для национальных судов заключается в том, что суды должны применять их в делах, схожих с делами, рассмотренными ранее Европейским судом. Национальные законодательные и судебные органы должны учитывать их в правотворческом процессе, а также в процессе применения Конвенции.

Европейский суд принимает двоякого рода постановления по существу дела: в первом виде постановлений Суд довольствуется заявлением о правонарушении и данный вид постановления носит декларативный характер. Во втором типе постановлений Суд возлагает на государство-ответчика обязательство по выплате справедливой компенсации потерпевшей стороне. Справедливая компенсация отражает в себе моральный вред, материальный ущерб и судебные расходы.

Необходимо отметить, что заявитель должен указать в своем заявлении требование о компенсации. Неслучайно в п. 5 формуляра официального обращения в Суд заявитель согласно ст. 41 Конвенции должен указать общее требование по справедливой компенсации. В противном случае Суд может не назначить справедливую компенсацию. Например, в деле «Рябых против Российской Федерации» (Постановление от 24 июля 2003 г.) Суд в соответствии со ст. 41 Конвенции отказал в присуждении справедливой компенсации в связи с тем, что заявитель не выдвинул требования о справедливой компенсации в установленный Судом срок.

Согласно ст. 8 Устава Совета Европы от 5 мая 1949 г. право на представительство любого члена Совета Европы, грубо нарушающего положения ст. 3 Устава может быть приостановлено и Комитет министров может предложить ему самостоятельно выйти из состава Совета Европы. Если такой член Совета Европы не выполняет это предложение, то Комитет министров может принять решение о том, что член, о котором идет речь, перестает состоять в Совете Европы с даты, определяемой этим Комитетом. Поэтому предполагаем, что соответствующие действия Комитета министров могут рассматриваться как попытка оказания влияния иными государствами на внутренние дела страны, в отношении которой принято решение Европейского суда по правам человека.

Говоря об исполнении постановлений, с сожалением необходимо отметить и случаи их неисполнения. Иногда это связано в целом с возражением государства против постановления. Например, Турция отказалась от исполнения Постановления Суда от 18 декабря 1996 г. по делу «Лоизиду против Турции» и обосновала это тем, что она не несет ответственности за действия независимого государства Турецкая Республика Северный Кипр. Однако Комитет министров вынес ряд резолюций по доказательству обязательной силы данного постановления для Турции. Наконец, в 2003 г., после выплаты Турцией материальной и моральной компенсации заявителю, Комитет министров прекратил надзор за исполнением данного постановления.

Анализ действующего законодательства и правоприменительной практики позволяет выделить в области взаимоотношений Российской Федерации и Европейского суда по правам человека следующие основные проблемы: проблема юридического статуса, проблема применения, проблемы доступности, исполнения, унификации и т.д.

В целях модернизации законодательной базы, повышения эффективности защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов российских граждан, а также обеспечения национальных интересов России на международном уровне целесообразно:

) создать сайт официальных текстов постановлений Европейского суда по правам человека;

) организовать центр, осуществляющий переводы и размещение актов ЕСПЧ в банке данных на соответствующем сайте;

) разработать методику применения актов Европейского суда при разрешении судьями конкретных споров, отразив ее в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О применении Европейской конвенции и постановлений Европейского суда по правам человека»;

) принять Федеральный закон «О порядке исполнения в Российской Федерации постановлений Европейского суда по правам человека».

европейский конвенционный правозащитный меньшинство

1.Устав Совета Европы» (ETS №1) (Принят в г. Лондоне 05.05.1949) // Собрание законодательства РФ. 24 марта 1997 г. №12. Ст. 1390

2.Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) // «Бюллетень международных договоров», №3, 2001

3.Протокол №11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. №44. Ст. 5400

4.Европейская конвенция о пресечении терроризма» (ETS №90) (Заключена в г. Страсбурге 27.01.1977) // Бюллетень международных договоров. 2003. №3. С. 8 — 13

5.Европейская конвенция о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами (ETS №101) (Заключена в г. Страсбурге 28.06.1978)

.Конвенция о передаче осужденных лиц» (ETS №112) (Заключена в г. Страсбурге 21.03.1983) // Собрание законодательства РФ. 10 ноября 2008 г. №45. Ст. 5150

.Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания» (ETS №126) (Вместе с «Привилегиями и иммунитетами», «Пояснениями») (Заключена в г. Страсбурге 26.11.1987) // Бюллетень международных договоров. 1998. №12. С. 3 — 16

8.Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма» (CETS №198) (Заключена в г. Варшаве 16.05.2005)

.Европейская конвенция об усыновлении детей (пересмотренная) (CETS №202) (Заключена в г. Страсбурге 27.11.2008)

.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // «Российская газета», №7, 21.01.2009

.Указ Президента РФ от 16.05.1996 №724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в совет Европы» // «Российские вести», №91, 18.05.1996

.Федеральный закон от 20.03.2001 №26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией конвенции о защите прав человека и основных свобод» // «Парламентская газета», №54, 23.03.2001

.Федеральный закон от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // «Парламентская газета», №186, 08.10.2003

.Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета. 1995. 28 дек.

.Валеев Р.М. Международная и внутригосударственная защита прав человека: Учебник /под ред. Р.М. Валеева. — Статут. — 2011

.Апостолова Н.Н. Приемлемость и исполнение решений Европейского суда по правам человека // Российская юстиция. — 2011. — №11

17.Брюховецкий Н.Н. «Особые» требования к жалобам граждан России в Европейский суд по правам человека: факт или миф // Законодательство и экономика. — 2012. — №8

18.Буянова К.А. Взаимодействие Российской Федерации с государствами — членами Совета Европы в части реализации положений Конвенции о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. — 2012. — №1. — С. 4 — 9.

.Горшкова С.А. Европейские нормы по правам человека и усилия России по их соблюдению // Журнал российского права. — №11. — 2001

.Григорьев А.И. Конвенционный механизм Совета Европы в области защиты прав человека и Россия: современное состояние и перспективы развития // Международное уголовное право и международная юстиция. — 2012. — №3

.Доронина О.Н., Калинин В.А. Европейские стандарты защиты прав человека в практике уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. — 2007. — №10

.Ежевский Д.О. Ассоциации и союзы местных властей в России и Европе // Административное и муниципальное право. — 2008. — №2

.Жданкин М.В. К вопросу о международно-правовой защите Советом Европы русскоязычного меньшинства, проживающего в странах Балтии // Право и политика. — 2007. — №5

.Зорькин В.Д. Предел уступчивости // Российская газета. Федеральный выпуск. — №5325 (246).

— 2010. 29 окт. 29 окт.

.Красиков Д.В. Скрытая роль» норм общего международного права в регулировании компетенции Европейского суда по правам человека // Российский юридический журнал, — 2013. — №3ъ

.Курочкина Л.А. Принципы и нормы Совета Европы в уголовном судопроизводстве Российской Федерации // Журнал российского права. — 2006. — №4

.Лосицкая Л. Применение Конвенций «О взаимной правовой помощи по уголовным делам» и «О выдаче» // Российская юстиция. — №12. — 2000

28.Нусбергер А. Развитие прецедентного права Европейского суда по правам человека на основании решений о России // Право и политика. 2005. №10. С. 18.

.Опарина М.В. Правовое значение решений Европейского суда по правам человека // Адвокатская практика. — 2007. — Специальный выпуск, Сентябрь