Феодальное право англии. Феодальное право Англии (1) — Английское феодальное право

Дипломная работа

При выборе темы курсовой работы по предмету «История

государства и права зарубежных стран» я остановилась на теме ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО АНГЛИИ.

Английское право не обновлялось ни на базе римского права, ни в силу кодификации, что характерно для французского права и для других правовых систем романо-германской правовой семьи. Связь с Европейским континентом оказала на него лишь незначительное влияние. Английские юристы подчеркивают историческую преемственность своего права и гордятся этим обстоятельством, рассматривают его как доказательство великой мудрости общего права, его способности приспосабливаться к изменяющимся условиям, его ценности.

В истории английского права выделяют четыре основных периода. Первый период предшествовал нормандскому завоевания 1066 года; второй — от 1066 года до установления династии Тюдоров (1485 год) — период развития общего права. Третий период (1485-1832 года) — расцвет общего права, однако оно вынуждено было существовать с другой правовой системой, что нашло свое выражение в «нормах справедливости». Четвертый период (с 1832 года и до наших дней) — когда общее право встретилось с усиленным развитием законодательства и должно было приспособиться к обществу, где постоянно усиливается значение государственной администрации.

1066 год- это дата, которая является основополагающей в истории английского права. В это время Англия была завоевана нормандцами. Нормандское завоевание — принесло в Англию вместе с иностранной оккупацией сильнейшую централизованную власть. С нормандским завоевание общинно-племенная эпоха закончилась: в Англии установился феодализм.

Цель моей работы — путем изучения и сравнения различных источников составить четкое представление о самом начальном этапе развития правовых отношений в этой стране, выявить особенности и основные черты феодального права в Англии.

правовых обычаев

После норманнского завоевания продолжали действовать старые англосаксонские обычаи. Вильгельм завоеватель и его приемники неоднократно подтверждали, что будут соблюдать старые «добрые» законы и обычаи. В 1265 году было признано, что к старинным обычаям относятся те, которые существовали до 1189 года. Эти обычаи носили местный, территориальный характер.

нормативные акты

В отдельных королевствах издавались сборники обычаев, включающее в себя также новые нормы права — результат законодательной государственной власти. После нормандского завоевания продолжали действовать старые англосаксонские обычаи.

3 стр., 1269 слов

Реферат развитие права

... и дело отступать от традиции, основанные на обычае старые решения не всегда срабатывали в ранее неизвестных конфликтных ситуациях. 2) Развитие экономики Не только изменившееся индивидуальное и ... полномочий исторически новой структуре - государству. В процессе длительного, но неуклонного развития первобытного общества постепенно создавались предпосылки для его качественного преобразования. По мере ...

общее право

свитками тяжб

1. Государство и право древнего мира и средних веков. В.В.Кучма 2001г.

2. Всеобщая история государства и права. З.М. Черниловский 1999г.

Судебный прецедент — это устойчивая судебная практика. Но иногда это может

быть и единичное решение суда высшей инстанции (в том числе для себя самого) по сходному делу.

Нормы общего права базировались на традициях древнего англосаксонского права, обычаях Нормандии, решениях королевских судов, в определенной степени — на нормах канонического права. Общее право рассматривало, прежде всего «тяжбы короны», то есть дела, представляющие прямой интерес с точки зрения возможных доходов казны: о феодальных правах монарха, об обнаружении кладов, о подозрительных смертях и нарушениях королевского мира, о злоупотреблениях королевских должностных лиц. Кроме того, рассматривались им и «общие тяжбы» или «тяжбы народа» по жалобам, поступающим к королю. Одним из первых центральных королевских судов и стал суд «общих тяжб», созданный в 1180 году. В начале XIII в. функции разрешения дел по жалобам королю перешли в «Суд королевской скамьи». 3

приказы о праве

Затем стали издавать специальные судебные приказы, требование которых было обращено непосредственно к обидчику — явиться «перед нами или нашими судьями в Вестминстере» и дать ответ на жалобу, то есть опровергнуть или признать нарушение прав другого лица.

Так как на ранней стадии формирования «общего права» королевские приказы издавались по каждому конкретному случаю, то уже к началу XIII в. их накопилось так много, что в них трудно было разобраться. В связи с этим в XIII в. стали издаваться своеобразные справочники по «общему праву» — реестры приказов, в которых они стали фиксироваться в виде образцов исков, в строгой юридической форме. Соблюдение таких формализованных образцов отныне стало обязательным в деятельности судов общего права; практика свободного обоснования сторонами своих взаимных требований была полностью прекращена.

3.История государства и права зарубежных стран часть 1. О.А.Жидков, Н.А.Крашенинникова 2002г.

Круг исковых формул оказался замкнутым — он исчислялся только 39 вариантами, а приток новых формул стал практически невозможным. В результате появилась тенденция утраты системой обычного права необходимой динамичности, гибкости, способности к трансформации.

В своих основных чертах система «общего права» сформировалась на протяжении XII-XIII вв. Но уже к XV в. Она окончательно перестала соответствовать уровню социально-экономического развития страны, вступавшей в эпоху капитализма. В полной мере проявились негативные стороны этой системы — консерватизм и строгий формализм, сопровождаемые затратой массы времени и средств.

Ответом на потребности общественного развития явилось формирование в Англии в XIV в. «суда справедливости» и последующего формирования еще одной правовой системы, «права справедливости».

На основе обращения потерпевших к королю с просьбой «ради Бога и милосердия» защитить их права лорд-канцлер стал издавать приказы о вызове под страхом штрафа обидчика в канцлерский суд, где без формальной процедуры разбирались жалобы, выносились решения, невыполнение которых грозило ответчику тюремным заключением на основе специального приказа за неуважение к суду.

14 стр., 6869 слов

Защита прав несовершеннолетних в суде

... после вынесения судом решения обязаны предъявить в суд иск о лишении их родительских прав. 7. Доступность судебной защиты. Этот принцип ... К числу принципов морали отнесены гуманность, разумность и справедливость. Принципы морали проявляются, во-первых в том, что при ... несколько глав: «Производство по делам с участием ребенка. Общие положения», «Производство по делам об определении форм устройства ...

Оформление аппарата при лорде-канцлере в качестве особой судебной структуры произошло в начале XIV в. Лорд-канцлер, действуя первоначально от имени короля, а с 1474 г. И от собственного имени, был наделен правом оказывать защиту лицам, которые считали себя незащищенными в системе судов обычного права.

Принципы права справедливости следующие:

  • Там, где возникает коллизия между нормами «права справедливости», действует норма «общего права»;
  • там, где возникает коллизия прав по «праву справедливости», следует защищать те права, которые возникли раньше по времени;
  • Равенство есть справедливость. Тот, кто ищет справедливости, должен сам поступать справедливо;
  • «право справедливости» признает приоритет закона, но не допускает ссылки на закон в целях достижения бесчестных намерений.

«Право справедливости» создавалось не для того, чтобы заменить «общее право», а чтобы придать ему большую эффективность путем отхода от старых формальных правил, создать средства защиты нарушенных прав и интересов в тех сферах общественных отношений, которые не затрагивались нормами «общего права». 5

5. Всеобщая история государства и права. Под ред.К.И. Батыра 1999г

Источником английского феодального права являются также статуты — законодательные акты центральной власти. Первоначально акты королевской власти назывались по-разному: статуты, ассизы, провизии, хартии. С оформлением законодательных полномочий парламента под статутами стали также понимать законодательные акты, принятые королем и парламентом. Статут обладал высшей юридической силой, и его законность не могла быть об суждаема а судебном порядке. В 1327 г. решением парламента было установлено, что изменить содержание действующего статута может только другой статут, принятый с соблюдением аналогичной процедуры. С течением времени статутное право стало рассматриваться в качестве одного из важнейших источников английского права. В период абсолютизма короли династии Тюдоров получили практически неограниченную возможность осуществлять издание так называемых прокламаций, которые могли отменять нормы принятых ранее статутов.

Акты, принятые парламентом и утвержденные королем, считались высшим правом страны, способным изменять и дополнять «общее право», однако суды имели право толкования этих законов. Совокупность законодательных актов короля и актов, принятых совместно королем и парламентом, получила название «статутного права».

международного торгового права.

Борьба королевской власти за сохранение сферы деятельности церковных судов шла с переменным успехом. После реформирования церкви, осуществленной в XVI в., действие норм канонического права допускалось в тех пределах, пока они не противоречили законам страны и прерогативам короны. По некоторым вопросам допускалось толкование норм канонического права судами общего права.

6.Государство и право древнего мира и средних веков. В.В.Кучма 2001г.

труды наиболее авторитетных юристов

7.Всеобщая история государства и права. Омельченко О.А. 2005г.

44 стр., 21702 слов

Право собственности в Российской Федерации

... части определения права собственности; обобщить научные точки зрения по проблеме права собственности; рассмотреть содержание права собственности, основания возникновения, прекращения и ограничения права собственности; предложить возможные пути решения проблем. Объектом исследования дипломной работы, Методы исследования, ...

Право собственности

Право феодальной собственности, особенно земельной, определяло во многом характер всей правовой системы страны. Оно носило иерархический, условный и ограниченный характер, основанный на предоставлении сеньорами феодальных держаний своим вассалам, с теми же правомочиями сеньоров и вассалов.

В английском праве различалось движимое и недвижимое имущество, но традиционным было деление вещей на реальную (real property) и персональную собственность (personal property).

Это деление, сложившееся исторически, было связано с различными формами исков, которыми защищалась реальная или персональная собственность. Земельные права определялись двумя главными понятиями tenancy — владение, держание и estate — объем владельческих прав, правовых интересов (их продолжительность, возможность отчуждения и пр.)

«Общее право» регулировало только вопросы, связанные с феодальными, т.е. свободным держанием земли. Различались свободные держания непосредственно от короля — баронии, которые предоставлялись баронам, лордам, именовавшимся «головными держателями», и свободные «рыцарские» держания от этих «головных держателей». Но независимо от ранга держателя все свободные держатели земли, считались вассалами короля как верховного собственника земли.

В «общем праве» с точки зрения правомочий собственника сложилась три вида феодальных держаний:

1. Держание «free-simple », которым можно было свободно владеть и распоряжаться. Только в случае отсутствия прямых и боковых наследников оно возвращалось сеньору как вымороченное имущество.

2. Условные земельные владения — земельные пожалования (дарения), которые в случае отсутствия у человека, получившего землю, потомства возвращались к дарителю или его наследникам. Эта форма владения была закреплена Вторым Вестминстерским статутом 1285 года. На эту собственность не могли обращать взыскания кредиторы. Создатели статута стремились тем самым к тому, чтобы собственник не мог отчуждать или обременять свое имение в течение жизни в ущерб наследникам. Однако эти запреты очень скоро стали обходиться. Владелец недвижимости должен был только пройти через дорогостоящий фиктивный процесс, чтобы получить возможность обращаться с имением как с «простой собственностью».

3. Заповедные держания – держания, которыми нельзя было распоряжаться и которые переходили по наследству только нисходящему родственнику, обычно старшему сыну (принцип майората).

8

8.История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г

Другие формы свободного держания, применительно к объему владельческих прав, выражались в пожизненном владении (estate for life) и во владении на определенный срок (for years).

Права на недвижимость for life могли устанавливаться не только на срок жизни лица, владеющего собственностью, но и на срок жизни третьего лица, например его жены. Эти права на землю были самыми древними из известных «общему праву». Держатель земли for life имел меньше прав, чем держатель fee simple, но его права были шире, чем у держателя for years, или арендатора земли. Он имел права не только на поверхность земли, но и как владелец (собственник) in fee simple на ее недра. Но подобно арендатору недвижимости на срок он отвечал за вред, причиненный земле.

Лицо, установившее на свою землю, недвижимость пожизненную собственность, не перестает быть собственником того же имущества. Ему принадлежит «выжидательная собственность» (remainder), которая дает ему право вступить в права собственника после того, как для другого лица прекратится пожизненная собственность.

41 стр., 20340 слов

Гражданско-правовые способы защиты права собственности и иных вещных прав

... праве собственности какой-либо из этих стран. В пятой главе дипломной работы описывается различие между системами, которое лежит именно в области права собственности (ее защиты). Данная тема «Гражданско-правовые способы защиты права собственности и иных вещных прав» ...

Каким бы длительным не был срок аренды земли, средневековые юристы в течение столетий не признавали ее реальной собственностью (real property), т.е. восстанавливаемым с помощью реального иска правом

В XII-XIII вв. в английском праве возник оригинальный правовой институт, не известный другим правовым системам, который позже получил название доверительной собственности (траст).

Возникновение этого института связано с ограничением распоряжения землей установленное «общим правом». Особенно большая роль в его возникновении принадлежит орденам нищенствующих монахов, давших обет бедности, который лишал их права приобретать недвижимости, и церкви, который было запрещено приобретать земли по Статуту о мертвой руке. Для обхода всех этих ограничений церковь и монастыри стали передавать земли светским лицам, с тем, чтобы они управляли ими в интересах их жен или детей. Такая практика получила название «предоставление земли для пользования». 9

Суть этого института заключалась в том, что одно лицо — учредитель доверительной собственности (settler of trust) передает другому лицу — доверенному собственнику (trustee) свое имущество с тем, чтобы получатель управлял имуществом, использовал его как собственник в интересах другого лица, выгодоприобретателя (beneficiary, — им мог стать и первоначальный собственник) или для осуществления иных целей, например благотворительных. Практика передачи земли в целевое пользование (use) зародилась еще в XII в. и бурно развилась в период крестовых походов, когда земля отдавалась на основе доверия родственникам или друзьям до достижения совершеннолетия сыновей или до возвращения прежнего владельца.

9.История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.

Первое закрепление института доверительной собственности законом относится к 1375 году. В XV в. уже значительные массивы земель, недвижимости перешли в доверительную собственность. В XVI веке в целях конфискации церковных и монастырских земель Генрих VIII издал специальный статут (1535 г.), согласно которому устанавливалось, что собственником имущества, преданного во владение какому-либо лицу, является то лиц, в интересах которого осуществляется управление этим имуществом. Таким образом, церковь была признана собственником тех земель, которые были ею предоставлены «для пользования» светским лицам, а затем эти были конфискованы.

Чтобы изъять церковные земли, английский парламент принял в 1535 году так называемый статут о пользовании (statute of uses), которым было постановлено, что в тех случаях, когда одно лицо владеет имуществом в интересах другого лица, фактически собственником земли признается тот, в чьих интересах земля используется. Этот статут на некоторое время затормозил распространение действия института доверительной собственности, но не ликвидировал его. Суды с помощью сложной конструкции «право пользования на пользование» стали успешно обходить статут. Это «вторичное пользование» и стало известно как trust, т.е. доверительная собственность в собственном смысле слова, защищаемая канцлерским судом.

Доверительная собственность стала возрождаться светскими властями после реформации, когда было ограничено церковное землевладение и почти исчезла церковная благотворительность.

14 стр., 6936 слов

Уголовное право в Беларуси по Статуту ВКЛ 1588 г

... ­чиво требует неотвратимости применения наказания. Самым значительным вкладом в истории уголовного права было провозглашение Статутом 1588 г. принципа презумпции невиновности. Закон предостерегал от поспешного вынесения ... характер, ведь само существование этих грамот свидетельствовала об особенной обстановке данной земли в ВКЛ, ее обособленности и неделимой целостности. Анализ областных и волостных ...

Правовое положение крестьянского надела.

Держателем «полного вилланского» земельного участка мог быть и свободный человек, но его повинности в отличие от «полных вилланов» носили реальный, а не личный характер, и если свободный человек покидал этот участок, он освобождался от этих повинностей.

Повинности «неполных вилланов» за владение земельным наделом были точно фиксированы, и лорды не могли согнать их с земли или повысить их повинности по собственному усмотрению.

Одним из основополагающих понятий земельных прав являлось понятие владения (tenancy).

В свою очередь, владение могло быть свободным (freehold) и несвободным (copyhold).

Если владелец фригольда имел право на защиту своего держания в судах общего права, то несвободное держание долгое время не обладало такой защитой. Лишь с XV в. иски, связанные с копигольдом, стали приниматься к рассмотрению, причем первоначально только в канцлерском суде.

Процесс освобождения крестьян от личной зависимости и замены натуральных повинностей денежной рентой, начавшийся в XIV веке, привел к возникновению новой формы крестьянского землевладения — копигольда. Копигольд- это крестьянское владение землей га основе обычая феодального поместья (мэнора), предоставляемое крестьянину путем выдачи ему выписки из протокола мэнориального суда (копии), подтверждающей его право на владение участком. Копигольдеры являлись лично свободными, но должны были нести повинности в пользу собственника земли, установленные обычаями мэнора. По своей юридической природе копигольд носил характер наследственной аренды.

Первоначально гражданско-правовые споры, возникавшие между копигольдерами и лордами, рассматривал только суд канцлера на основе «права справедливости». С XVI века его примеру последовали и суды «общего права», но они рассматривали эти споры в соответствии с обычаями данного мэнора. В «общем праве» установился принцип, что собственник земли не вправе неправомерно лишить копигольдера земельного участка или произвольно повысить его повинности.

Несмотря на господство феодальной собственности на землю в Англии, как и в других странах Западной Европы, сохранялось общинное землевладение с принудительным севооборотом, с сохранением неразделенных земель общего пользования (луга, леса, пустоши, водные угодья).

После сенокоса или уборки урожая и крестьянские наделы, и земли, находившиеся в непосредственном владении феодалов, превращались в общинные пастбища Крестьяне как лично зависимые, так и лично свободные несли определенные повинности в пользу феодального собственника за право пользования этим угодьем.

Начиная с XIII века феодальные собственники начинают расширять свои непосредственные владения за счет огораживания общинных земель и лишения крестьян права пользования этими землями. Мертонский статут 1236 года явился первым законодательным актом, который предоставил им право под предлогом «улучшения» огораживать общинные земли, невзирая на возражения крестьян. Второй Вестминстерский статут 1285 года на только подтвердил это положение, но расширил его и предусмотрел наказание для тех, кто разрушал изгороди или рвы, построенные лордом, а виновные в этом были обязаны восстановить разрушенное и возместить ущерб, причиненный феодалу.

13 стр., 6034 слов

Защита прав потребителей по договору розничной купли продажи

... законодательства о защите прав потребителей все чаще встает вопрос об ответственности продавца или изготовителя продукции: Полагается ли компенсация морального вреда покупателю? Итак цель данной работы – исследовать особенности договора розничной купли-продажи. ...

Обязательственное право.

В Англии еще в англосаксонские времена стали развиваться договорные отношения, но понятие договор в это время так и не сложилось.

Можно найти лишь упоминания об ответственности продавца за качество продукции, о клятве в споре между истцом и ответчиком, но они относились скорее к области административных, а не договорных отношений.

Договор (contract) как обязательственное соглашение двух или более сторон, порождающее их права и обязанности, отличается в английском праве от понятия простого соглашения — argeement (например, о дружеской услуге и пр.).

По английскому праву всякий договор (contract) — это соглашение, но не всякое соглашение (agreement) — договор. 10

По мере развития рыночных отношений в английском праве стали складываться простейшие формы, из которых впоследствии и развилось обязательственное право: обязательства из деликтов и договоров. Это был длительный эволюционный путь развития норм «общего права», усложненный требованием той или иной формы иска для защиты нарушенного права.

«Общее» право» признавало только строго ограниченный круг обязательственных отношений, вытекающих из договоров. Эти договоры характеризовались строгой формальностью: они заключались в определенной форме и подлежали регистрации в суде путем занесения их в свитки тяжб. В случае исполнения договора предусматривались сложная и длительная судебная процедура взыскания причиненного ущерба.

В течение длительного времени «общее право» игнорировало обязательства из простых неформальных договоров, потому что соглашение, не подходящее под определенный тип договора, не признавалось договором.

Одним из самых ранних форм исков, защищаемых в судах «общего права», был иск «о долге» (action of debt).

Его основанием была фактически полученная выгода, а не обязательство по договору, поэтому он мог применяться в ограниченном числе случаев.

Другой ранней формой иска стал иск «об отчете» (action of account), предметом которого было договорное обязательство, облеченное в строго определенную форму, на основании которого одна сторона должна была совершить определенные действия в пользу другой.

Этот иск, первоначально применялся в отношениях между лордом и управляющим манора, и был связан с отчетом лица, которому были доверены чужие деньги и которое должно было представить собственнику отчет об их использовании. Иск стал применяться впоследствии в торговой практике, в деятельности товариществ.

10. История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.

Несмотря на широкую сферу его применения, иск «об отчете», однако, существенно не обогатил английское договорное право, потому что определяющим обстоятельством его применения было то, что должник в итоге получал определенную материальную выгоду без соответствующей оплаты с его стороны. Применение иска «об отчете» ограничивалось и тем, что ответственность должника непосредственно связывалась с получением только денежного возмещения.

Появление соглашения как обязательственного договора связано с признанием в XIII в. в судах «общего права» другого иска — иска «о соглашении» (action of covenant), который содержал требование к должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон, если оно скреплено печатью (deed under seal).

11 стр., 5015 слов

Понятие гражданского права, его общая характеристика

... Понятие гражданского права, его общая характеристика. Гражданское право – это частное право. Становление и развитие частного права связывают ... гражданского права, а также механизм обеспечения надлежащего осуществления прав и исполнения обязанностей субъектами гражданского права. Принципы являются исходными, руководящими началами любой отрасли права, в том числе и гражданского права. В данной работе ...

Это соглашение приобретало право на исковую защиту только при несоблюдении формы его заключения «за печатью» или при дефектах этой формы. Но здесь уже определяющим моментом становится не несправедливое обогащение одной стороны, а сам факт такого соглашения, определенное действие, порождающее правовые последствия. Таким образом, был сделан еще один шаг на пути признания в будущем основополагающего принципа договорного права о «святости» договора, имеющего силу закона для лиц, заключивших его.

Вскоре суды «общего права» стали предоставлять защиту и неформальным, словесным соглашениям. В XV в. в английском праве в качестве разновидности иска «о правонарушении» (trespass), целью которого была защита личности и собственности от посягательств, стал иск «о защите словесных соглашений», что стало возможным благодаря созданию фактически нового иска «применительно к данному случаю» (action on the case).

Эти иски, появились при Эдуарде I и были закреплены в Вестминстерских статутах, когда возникла необходимость расширить список исковых формул в связи с их крайней недостаточностью.

Сфера применения и этого иска была не очень широка, так как сначала требовалось, доказательство вины со стороны обязанного лица. Но они применялись, например, для возмещения вреда от клеветы.

В XV в., однако, требование вины отпадает, и иски о правонарушениях (trespass on the case) стали применяться во всех случаях, когда имели место потери или вред, причиненные истцу, даже если они явились следствием простой небрежности или отсутствия «должной заботливости» со стороны ответчика.

С конца XIII века королевские приказы стали предоставлять право на иск в случае вреда, причиненного лицу или его движимому либо недвижимому имуществу. Используя эти приказы, лица, пострадавшие от неисполнения обязательства по договору, стали обращаться в суды «общего права» с исками о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательств, исходя из того, что в это случае причинен вред их личности или имуществу. Для этого требовалось, чтобы стороны, вступая в договор, заключали между собой особое соглашение об использовании обязательства – так называемое соглашение «о принятии на себя» (action of assumpsit).

Иски «о принятии на себя» первоначально защищали не все неформальные соглашения, а только те, в которых ущерб был причинен самим фактом исполнения договора только одной стороной, при этом не давалось никакой защиты договорам, подлежащим исполнению в будущем. Но ущерб мог быть причинен одной из сторон, когда, например, ожидая исполнения договора, она произвела какие-то расходы. Суды «общего права» стали учитывать и это обстоятельство, расширяя сферу применения исков «о принятии на себя» путем перенесения центра тяжести на ответственность за сам факт нарушения обещания, на защиту договора как такового. Эта трансформация иска «о принятии на себя» была зафиксирована судом по делу «Стенгбороу против Уоркера» в 1589 году, с которым был связан важный шаг в развитии договорного права. «Обещание, данное в обмен на обещание, может быть основанием иска», — гласило это решение. Договор, таким образом, отрывался от своего деликтного происхождения. Отныне лицо, не выполнившее обязательство, взятое на себя за обещанный или данный эквивалент, должно было отвечать за все убытки, понесенные потерпевшей стороной. 11

4 стр., 1600 слов

Источники права Средневековой Англии

... Английское средневековое уголовное право традиционно подразделяло все преступления на три группы: фелония — понятие, ... право представляло собой среди его источников не что иное, как воспроизведение (полное или в более или менее измененном виде) соответствующих норм «общего права». Сложность порождалась и тем, что преступления ... обвинительного характера процесса в Англии не получил развития институт ...

Постепенно суды «общего права» выработали доктрину «встречного удовлетворения» как необходимого условия признания любого неформального договора. К этому времени английские суды имели уже значительный опыт применения некоторых исков, связанных с чисто односторонними сделками, носящими полудоговорной характер (например, дарения), которые имели вид «документа за печатью». Следующим важным шагом на пути развития договорного права стало появление правила, что всякий договор либо должен был быть заключен в форме письменного договора «за печатью», либо — предусматривать «встречное удовлетворение» (consideration), выражающееся в определенной выгоде, полученной должником, или невыгоде кредитора, связанной с договором.

В развитие английского договорного права внесло свой вклад и королевское законодательство, опиравшееся на практику торговых судов, опережавших суды «общего права» в решении ряда важных правовых вопросов, связанных с развитием рыночных отношений.

Так, проблема невыплаты долга привела к очень ранней практике королевского поручительства, когда король издавал открытые письма, в которых ходатайствовал перед кредиторами дать кредиты своим приближенным.

11.История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.

12. История государства и права зарубежных стран часть 1. О.А.Жидков, Н.А.Крашенинникова 2002г.

Дальнейшие поиски действенных способов для взыскания долга привели в 1283 году к изданию специального статута «о купцах», по которому кредитор мог отдать в долг товар, деньги и пр. в присутствии мэра города, при этом долговое обязательство фиксировалось в городских протоколах. Если должник не выплачивал долг, мэр мог без всяких судебных решений назначить продажу движимости должника на сумму долга, либо просто предписать передать соответствующую часть имущества должника кредитору.

В 1285 году был издан второй статут «о купцах». Должник, просрочивший срок выплаты долга, подвергался аресту. Он должен был продать свое имущество в течение трёх месяцев и выплатить долг. Если он этого не делал, шерифу предписывалось соответствующим судебным приказом «выручить продажей» имущество и вернуть долг кредитору.

Впоследствии особым законом XVI в. была введена обязывающая санкция к пропорциональному распределению имущества несостоятельного должника между его кредиторами. Если ранее она применялась только в торговых судах к купцам, то с XVI в. стала применяться ко всем должникам. В 1571 году закон позволил кредиторам, даже не прибегая к процедуре объявления несостоятельности (банкротства) должника, отменять его имущественные распоряжения, «сделанные с намерением отсрочить платежи, создать помехи кредиторам или обмануть их».

Судьи, расширительно толкуя этот закон, в ряде случаев даже перестали требовать доказательств «намерений обмана», чтобы пресечь беспрепятственную возможность должника распоряжаться своим имуществом в ущерб кредиторам. Вслед за этим статут 1585 года запретил добровольную, безвозмездную передачу земли, совершенную в ущерб ее последующим приобретателям, в том числе кредиторам. Этот статут очень строго трактовался в судах.

Иск trespass, в качестве альтернативного иска по обвинению в фелонии (тяжком преступлении), применялся и для получения возмещения за насильственное и непосредственное причинение вреда недвижимости, движимости или личности. В свою очередь trespass on the case предусматривал защиту от причинения вреда в случае ненасильственного, либо не прямо обнаруженного, либо обнаруженного впоследствии вреда. Более того, малейшее вмешательство во владения недвижимостью или движимостью стало основанием для применения иска trespass «о нарушении владения» независимо от того, потерпел ли владелец вследствие такого вмешательства реальный ущерб или нет.

Брачно-семейное право.

Феодальное брачно-семейное право Англии в значительной мере определялось интересами охраны и защиты феодального землевладения. Оно находилось под сильнейшим влиянием канонического права. Ряд важнейших норм канонического права, например, церковная форма брака, запрещение двоеженства и пр. нашли непосредственное закрепление в законе. Например, статут 1606 года относил двоеженство к фелонии со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Английская средневековая семья носила патриархальный характер. Правовой статус замужней женщины был крайне ограничен. Ее движимое имущество переходило к мужу, в отношении недвижимого имущества устанавливалось его управление. Замужняя женщина не могла самостоятельно заключать договор, выступать в суде в защиту своих прав.

Относительно большей дееспособностью пользовались замужние женщины в крестьянских, ремесленных и купеческих семьях, там, где действовали соответствующие нормы обычного права. Они могли управлять своим имуществом, заключать договора, заниматься торговлей.

Развод признавался англосаксонским обычным правом. Женщина, уходя из семьи мужа в случае развода или в случае смерти мужа, получала свою долю семейного имущества (движимое имущество, скот, деньги).

Каноническое право, как известно, не допускало развода. Разрешалось лишь при определенных обстоятельствах раздельное проживание супругов, «отлучение от стола и ложа». В исключительных случаях развод мог быть, вероятно, разрешен папой римским, а впоследствии английским парламентом. Отказ папы в признании развода Генриху VIII стал, как известно, непосредственным поводом к полному разрыву английских королей с римской курией и установлению своего верховенства над английской церковью.

Внебрачные дети не признавались, учитывая отношение к ним не только католической церкви (как рожденным в грехе), но и баронов. Попытки церкви допустить узаконение внебрачных детей последующим браком родителей встретили упорное сопротивление последних. Это было связано с той же охраной феодального землевладения, так как узаконение детей расширяло круг потенциальных наследников. Мертонский статут 1235 года прямо запретил узаконение внебрачных детей.

Переход недвижимости в пользу наследников первоначально осуществлялся лишь в форме наследования по закону и с обязательным соблюдением принципа майората (этот принцип стал безраздельно господствующим после того, как был подтвержден Вторым Вестминстерским статутом 1285 г.).

С XII века устанавливается правило, что они переходят по наследству с обязанностью наследников уплатить наследственную пошлину —

рельеф

  • 13 13.История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.Традиционному общему праву не было известно завещательное распоряжение земельной собственностью. Оно было введено лишь вместе с институтом доверительной собственности (траста), который со временем стал определять весь порядок получения наследства несовершеннолетними наследниками, как по закону, так и по завещанию. В 1540 году было впервые разрешено на основе завещания беспрепятственно распоряжаться недвижимостью, если она не была «заповедной», но на наследников возлагалась обязанность материального обеспечения детей, не получивших наследства. Так как суды «общего права» не имели соответствующих полномочий для реализации таких обязательств, эти споры перешли в канцлерский суд.К середине XVI в. завещательная свобода наследодателя в отношении недвижимой собственности была расширена;
  • при этом наследники, удовлетворенные завещателем, должны были материально обеспечить детей, не получивших наследства. Защита исков, связанных с наследованием недвижимости по завещанию, осуществлялась судами права справедливости.Движимое имущество подразделялось, как правило, на три части: одну часть наследовала жена, другую дети, а одна шла в пользу церкви («доля мертвого»).

    Право первоначального притязания на движимое имущество лица, не оставившего завещательного распоряжения, принадлежало пережившему супругу. Этот институт получил в английском праве название curtesy — «любезность».

Уголовное право.

Нормы средневекового уголовного права в значительной степени были созданы судебной практикой. Уголовное статутное право представляло собой среди его источников не что иное, как воспроизведение соответствующих норм «общего права». Сложность порождалась и тем, что преступления и гражданские правонарушения различались не столько по природе противоправных действий, сколько по характеру процесса их рассмотрения. Одно и то же деяние могло оказаться и гражданским, и уголовным правонарушением, так как право, как указывалось выше, допускало и ту, и другую форму иска и соответствующего ему процесса, гражданского (направленного на подтверждение или восстановление определенных прав) либо уголовного (имеющего своим объектом наказание правонарушителя за совершенное им деяние).

Сложившегося комплекса норм, относящихся к «общей части», английское уголовное право не знало. До XII в. в праве господствовало представление об объективной ответственности. Долгие века английское уголовное право касалось главным образом преступных действий (убийства, разбоя, похищения детей, насилия над женщиной, ночного воровства с взломом), исключая преступное бездействие. Все вышеперечисленные преступные деяния предполагали злой умысел (maluce).

С начала XII в. под влиянием римского и канонического права стали утверждаться взгляды о наличии вины как основания ответственности. Впервые принцип, заимствованный из поучений Блаженного Августина: «действие не делает виновным, если не виновата воля», был отражен в законе Генриха 1в 1118 году. На понимание формы вины в XIII в. огромное влияние оказали доктрины, труды английских правоведов. Так, Брактон, трактуя понятия умышленного и неосторожного убийства, указывал, что «если убийца совершил убийство, занимаясь недозволенным делом, то ответственность наступает» даже при отсутствии его вины. Он исходил при этом из религиозно-моралистического взгляда на вменение: «тому, кто занимается незаконным делом, вменяется все, что проистекает из преступления». В XIII в. человек, даже случайно убивший другого человека, нуждался в помиловании короля, на которое он мог, однако, безусловно, рассчитывать. Орудие убийства конфисковывалось во всех случаях, чтобы очистить его от «кровавого пятна путем посвящения Богу». Оно продавалось, а деньги от продажи шли на благотворительные цели «для спасения» души убитого, умершего без покаяния.

В развитие учения о различиях простого случая и преступной неосторожности внесла свой вклад доктрина, получившая название «поразительная доктрина Кока». «Если кто-либо, — поучал Кок, — стрелял в дикую птицу… и стрела без какого-либо злого намерения со стороны стрелявшего попадает в человека, находящегося в отдалении, — это есть случай, ибо стрелять в дикую птицу законно… но если он стрелял в петуха… или ручную какую-либо птицу, принадлежащую другому лицу, то совершенное при сем случайное убийство — есть тяжкое (murder), ибо действие было незаконно». 14

Английское средневековое право с начала XIV в. твердо исходило из принципа что «слабоумный или безумный не отвечает за преступление». Исключалась ответственность лица в случае самообороны при преступлениях, направленных против личности. Учение о соучастии, разработанное судебной практикой, исходило из принципа: «кто совершает нечто через другого, делает это сам».

Тяжесть вины соучастников во многом определялась тем, действовал ли соучастник до или после совершения преступления. Соучастие до совершения преступлений, например в форме подстрекательства, влекло, как правило, ответственность, равную ответственности «главного исполнителя», после совершения преступления — более мягкое наказание. Вместе с понятием соучастия было создано учение «о разной степени преступности»: «главного участника преступления 1 степени», совершившего преступление, «главного участника преступления II степени», не принимавшего непосредственного участия, но присутствовавшего на месте совершения преступления, «дополнительного участника», до совершения преступления помогавшего советом преступнику и не препятствовавшего совершению преступления.

В XIII веке преступления были разделены на три группы: 1) преступления, касающиеся короля, 2) преступления, касающиеся частных лиц, и 3) преступления, касающиеся и короля и частных лиц. Однако эта классификация преступлений не удержалась в английском феодальном праве, а сложилась своеобразная трехчленная классификация преступлений: измена (treason), фелония (felony) и мисдиминор (misdimeanour).

Другая классификация преступлений носила чисто процессуальный характер. Это — преступления, которые преследовались по обвинительному акту (pleas of the Crown или indictable offences) и рассматривались в суде присяжных, и малозначительные правонарушения (petty offences), которые рассматривались в суммарном порядке (summary conviction).

Первым в XIII в. сложилось понятие фелонии, которая каралась, наряду со смертной казнью, конфискацией имущества. Об этом свидетельствует само слово felony, происходящее от слова fee — феодальное владение и Ion, что означает цену.

Первоначально под фелонией понималось всякое нарушения вассалом своих обязанностей по отношению к сеньору, неповиновение сеньору, что влекло за собой лишение вассала феода, полученного им от сеньора. Позже под фелонией стали понимать тяжкие уголовные преступления, наказание за который

14. История государства и права зарубежных стран часть 1. О.А.Жидков, Н.А.Крашенинникова 2002г

сопровождались конфискацией сначала только земли, а затем и всякого имущества. Основным видом наказания за фелонию являлась смертная казнь.

К числу фелонии и относились такие тяжкие преступления, как тяжкое убийство (murder), простое убийство (manslaughter), насильственное проникновение в чужое жилище ночью с целью совершения фелонии (burglary), похищение имущества (larceny) и др. Самым тяжким преступлением стала измена (treason), выделившаяся из числа других преступлений в XIV в. Раннее понятие «измена» было крайне неопределенным. Например в XII веке к измене относился всякий ущерб королевским правам, включая ловлю диких зверей без особого королевского разрешения, ловлю рыбы и дичи в королевских владениях, всяких злоупотребления королевских чиновников и т.п. В 1352 году был издан специальный статут о преступлениях, которые должны считаться государственной изменой, т.е. не только изменой особе короля, но и изменой государству.

Измена могла быть совершена по «общему праву» или посредством нарушения долга верности королю со стороны его подданных, что называлось великой изменой (high treason), или — долга верности подчиненного человека своему господину (малая измена — petty treason).

В этом случае признавалось изменой только умерщвление вышестоящего лица, например, убийство вассалом своего сеньора, женой — мужа или священником — своего епископа.

Обвинение в «великой измене» было мощным орудием в руках сильной королевской власти, широко используемым в борьбе со своими светскими противниками, баронами и непокорным клиром. В последнем случае обвинение в измене было особенно действенным, так как оно лишало представителей церкви «привилегии духовного звания», т.е. права рассмотрения их дел в церковных судах, которые исключали применение смертной казни («церковь не может проливать кровь»).

Король при этом преследовал и материальную выгоду, ибо осужденный за «великую измену» феодал лишался своего землевладения, которое переходило После его казни не его наследникам, а королю.

В силу этого понятие измены всемерно расширялось в королевских судах. Не остался В стороне и английский средневековый парламент, который в соответствии с меняющейся политической конъюнктурой издавал статуты, относящие к «великой измене» такие действия, которые не имели ничего общего с «нарушением долга верности королю» (например, порицание как незаконного, а затем, наоборот, признание как законного одного из многочисленных браков Генриха VIII).

Попытки пресечь эти злоупотребления предпринимались со Стороны феодалов неоднократно, но лишь в 1351 году Эдуардом III был принят статут, поставивший на какое-то время толкование измены в определенные рамки. Статут 1351 года, по утверждению Э. Кока, «не заменил положения «общего права», а только придал им законной выражение».

Конфискация имущества за совершение фелонии была отменена только в XIXв. Наименование этого преступления происходит от французского trahir и латинского tradere, означающего акт вероломного предательства.

Понятие «великой измены» должно было ограничиваться семью формами: умышление смерти короля, его королевы или их старшего сына и наследника (при этом, вопреки действительному смыслу, понятие «умышление» включало в себя не только наличие умысла, но и действие, обнаруживающее его); изнасилование супруги короля, его старшей незамужней дочери или жены его старшего сына и наследника, которое признавалось таковым и при согласии женщины»; ведение войны против короля, включающее в себя всякое «связанное с насилием возмущение большой группы лиц против королевского правительства»; переход на сторону врагов короля в его. королевстве «путем оказания им помощи или содействия в королевском или ином мире»; умерщвление канцлера, главного казначея или королевского судьи (последнее положение было добавлено к статуту впоследствии).

Этот перечень дополнялся другими преступлениями против государственной безопасности, известными «общему праву»: призыв к мятежу (sedition), незаконное сборище в целях учинения беспорядков (riot), а также сговор (conspiracy), соглашение двух или более лиц с противозаконными намерениями. Нечеткость понятия «сговор» давала возможность широко использовать его как против всяких форм недовольства существующим режимом, так и применительно к частным деликтам (tort) или даже к нарушениям договоров при таких обстоятельствах, «которые делают эти нарушения вредными для общества».

В статуте 1352 года было указанно, что в будущем только те преступления можно рассматривать в качестве государственной измены, относительно которых будет издан специальный акт короля и парламента. В последующем такие акты неоднократно издавались, то расширяя круг таких преступлений, то сужая его.

За измену предусматривалась смертная казнь через повешение и путем разрывания на части для мужчин и сожжения для женщин. Смертная казнь сопровождалась конфискацией имущества.

«Мисдиминор» развился постепенно из правонарушений, ранее влекущих за собой лишь взыскание причиненного ущерба в гражданском порядке. Мисдиминором назывались все остальные преступления кроме измены и фелонии. К ним относились преступления, касающиеся интересов только частных лиц и не затрагивающие интересы короны. В отличие от наказания за фелонию при мисдиминоре не назначалась конфискация имущества, смертная казнь, процессуальные права лиц, обвинявшихся в мисдиминоре, были несколько отличны от прав лиц, обвинявшихся в фелонии.

Со временем включение в эту группу серьезных преступлений, таких, как мошенничество, изготовление фальшивых документов, подлог, стирало принципиальные различия между фелонией и мисдиминором. Способствовала этому и возможность выбора той или иной формы иска при совершении преступлений. В случае удовлетворения иска о фелонии, например при причинении увечья, преступник расплачивался жизнью, если же потерпевший предъявлял иск «о нарушении прав», то это преступление относилось к мисдиминорам, влекущим тюремное заключение или штраф.Среди имущественных преступлений очень рано в качестве тяжкого был признан поджог и насильственное проникновение в чужой дом. Выделение этих фелонии было связано с сакральным отношением англичан к дому, как к замку, охраняющему его от вреда («мой дом — моя крепость»).

В связи с этим поджог даже самого ветхого жилища карался сожжением самого преступника.Своеобразной была трактовка похищения (larceny) у Брактона, который определял это понятие не как простую кражу, а несколько шире, как «злоумышленное обращение с чужим имуществом против воли собственника, с намерением обратить это имущество в свою собственность». Всякая кража во времена Эдуарда 1 каралась в качестве фелонии смертной казнью, но при Эдуарде III (XIV в.) отнесение даже мелкой кражи к фелонии стало вызывать протесты, поэтому, оставаясь фелонией, «малая кража» (при стоимости похищенного меньше 12 пенсов) относилась не к фелонии, а к мисдиминору.Это была одна из многочисленных правовых аномалий, известных английскому уголовному праву. К их числу следует отнести и аномально тяжкую уголовную ответственность за бродяжничество, которое всемерно пресекалось так называемым кровавым законодательством от Генриха VII (1457-1509 гг.) до Елизаветы 1 (1533-1603 гг.).В период первоначального накопления капитала, когда громадная масса трудового люда осталась без средств к существованию, правительство прибегло к «кровавому законодательству», направленному против бродяжничества и нищенства. Уже при Генрихе VII было повешено 72 тысячи «больших и малых воров», как тогда называли бродяг. Законами 1530 и 1536 гг. было разрешено собирать милостыню только старым и неспособным к труду нищим. Закон, принятый в годы правления Эдуарда VI(1547-1553 гг.), предоставлял бродягам один месяц для устройства на работу; после этого они могли быть отданы в фактическое рабство любому, кто доносил на них властям. Хозяин мог силой принуждать таких рабов к труду, продавать их, завещать по наследству, отдавать в наем. За самовольный уход в первый раз раб подвергался клеймению; побег в третий раз карался смертной казнью. В царствование Елизаветы I был издан статут 1572 г., согласно которому все нищие старше 14 лет, если они не были калеками и не имели разрешения на сбор подаяния, подвергались в первый раз сечению и клеймению. При повторном задержании эти наказания многократно ужесточались (обрезание ушей, языка, вырывание ноздрей, отсечение конечностей); в случае третьего правонарушения применялась смертная казнь в самой жестокой форме. 15

Цели наказаний менялись на отдельных этапах развития феодального права: от удовлетворения пострадавшего и его родни за причиненный ущерб до предотвращения повторной преступления путем устрашения (вырывание внутренностей из живого тела, выставленного у позорного столба, бичевание кнутом и пр.) В XVII в. в Англии было около 50 видов преступлений, каравшихся смертной казнью. К их числу относились такие виды смертной казни, как сожжение, колесование, четвертование. Крайняя жестокость наказания, слабо поддающегося реформированию, и в будущем была связана с тем же религиозно-моралистическим подходом к преступлению, определявшему профессионально-этические позиции судей, которым отводилась главная роль в сохранении правопорядка,

Несоизмеримость тяжести наказания тяжести преступления заставляла зачастую присяжных или оправдывать заведомого преступника, или, например, оценивать похищенное в заниженном размере. Спасала от жестоких наказаний и «привилегия духовного звания», которая была распространена на всех лиц, имевших право быть посвященными в духовное звание, хотя они в этом звании и не состояли (фактически на всех мужчин, умеющих читать).

Но в 1487 году был издан статут, установивший, что миряне могут пользоваться «привилегией духовного звания» только один раз. В качестве доказательства использования духовной привилегии ставилось клеймо на палец. При Генрихе VIII «привилегий духовного звания» были лишены все лица, совершившие убийство «с заранее обдуманным, злым намерением».

15.История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.

16. История государства и права зарубежных стран часть 1. О.А.Жидков, Н.А.Крашенинникова 2002г.

Процессуальное право.

В XII-XIII вв. процесс носил обвинительный характер, т.е. о движении дела заботились сами стороны. В XII в. еще существовал «суд божий» — ордалии. Действенными доказательствами считались присяга, нарушение которой влекло уголовное наказание и соприсяжничество. В дальнейшем состязательно-обвинительный процесс стал господствующим в судах «общего права» как по гражданским, так и по уголовным делам.

К расследованию дела непосредственно судьей (что является главной характерной чертой следственного процесса) прибегали в судах канцлера и в церковных судах. Но пытки применялись и в судах «общего права» при определенных обстоятельствах. Если обвиняемый признавал себя виновным, он немедленно присуждался к наказаниям. Если «стоял молча», выяснялось, молчал ли он «по злобе» или его «поразил господь».

В судах общего права подсудимый не был обязан представлять доказательства своей невиновности: бремя доказывания лежало на обвинителе. Однако обвиняемый не получал копии обвинительного акта до суда; он не мог требовать очной ставки со свидетелями; желательные для него свидетели допрашивались без приведения к присяге.

«Общее право» исходило по делам об измене и мисдиминорах из презумпции, что молчание — признание вины. При обвинении в фелонии молчавшего подвергали пытке. Его клали на железную плиту и морили голодом. Многие предпочитали умереть под пыткой, так как, умирая неосужденным, человек спасал свое имущество от конфискации. Собственно предварительного следствия не существовало. Церковные суды, рассматривающие семейные дела (вплоть до 18,57 года), прибегали к услугам расследователей, которые изучали доказательства и устанавливали факты. Их заключения и являлись основой решения.Институт присяжных стал складываться уже в XI в., но получил процессуальное оформление по ассизам Генриха II и с тех пор стал одной из самых характерных черт английского судопроизводства в рамках «обычного права». Согласно Великой ассизе Генриха II каждый свободный человек мог «положить себя на ассизу», т.е. испросить королевский приказ о прекращении разбирательства его дела относительно свободного держания в обычном суде и о переносе его в королевский суд с участием присяжных. По получении такого приказа шериф того графства, где находилась спорная земля, должен был прислать в королевский суд 4 полноправных рыцарей данного графства, которые избирали 12 полноправных рыцарей из данной местности. На судебном заседании эти рыцари ложны были под присягой сообщить все, что им было известно о фактических обстоятельствах дела «через посредство собственного зрения и слуха или со слов своих отцов или со слов, которым бы они верили как собственным». Их единогласное показание решало дело. В случае разногласий избирались 12 новых присяжных, и так до тех пор, пока не будет достигнуто единогласие в показаниях. Таким образом, присяжные являлись в данном случае свидетелями факта, знающими людьми. В соответствии с Кларендонской (1166 г.) и Нортгемптонской (1176 г.) ассизами розыск преступников через присяжных был распространен и на уголовный процесс. Эти ассизы установили, что 12 полноправных рыцарей или людей от каждой сотни и 4 полноправных лица от каждой деревни должны под присягой сообщать разъездным судьям все, что им известно о преступлениях, совершенных в данной местности, а также о совершивших их лицах, подозреваемых в этих преступлениях. Это порядок распространялся на такие преступления, как тайное убийство, разбой, грабеж, измена, поджог, изготовление фальшивых монет и укрывательство убийц и грабителей. Если лица, на которых указывали присяжные как на преступников или подозреваемых в совершении преступления, не признавались в совершенных преступлениях, то они должны были очиститься пум испытания водой и клятвой. Лица, выдержавшие испытание, но пользовавшиеся «дурной славой» и считавшиеся, по мнению присяжных, «способными на самые предосудительные поступки», изгонялись из страны и объявлялись вне закона. Таким образом, присяжные осуществляли одновременно две функции: они осуществляли розыск преступников и лиц, подозреваемых в совершении преступлений, и одновременно как бы являлись органом предания этих лиц суду.Постепенно в течение XIII-XIV вв. возникает два вида суда присяжных («жюри»): «большое жюри» и «малое жюри». 17 Большое жюри (в составе 24 человек) действовало на промежуточной стадии между предварительным и судебным следствием: оно решало вопрос о предании суду, т.е. оно утверждало или отклоняло обвинение, выдвинутое против определенного лица. Сами присяжные уже перестали быть свидетелями факта. В связи с этим обстоятельством следствие постепенно отделялось от судебного рассмотрения дела. Если «большое жюри» утверждало обвинение, то дело направлялось на рассмотрение суда с участием 12 присяжных («малое жюри»).

Оно рассматривало дело по существу и выносило окончательный вердикт; при этом вердикт признавался действительным лишь при единогласии присяжных.После вынесения вердикта присяжными судья постановлял приговор или выносил решение.

17. Всеобщая история государства и права. Омельченко О.А. 2005г.

Для того чтобы свободный человек мог быть избран присяжным, он должен был обладать имущественным цензом: Второй Вестминстерский статут установил, что присяжными могут быть те свободные держатели земли, доход с которой составляет не менее 20 шиллингов в год, а по закону 1348 года этот ценз был повышен до 40 шиллингов.

Интересно, что дача ложных показаний не всегда считалась преступлением в английских судах. Даже церковные суды, считавшие, что в их компетенцию входят дела о нарушении доверия, упускали лжесвидетельство из своего поля зрения.

Закон 1540 года ввел штраф за подкуп свидетеля, а в 1562 году лжесвидетельство стало наказываться штрафом в гражданском порядке. «Звездная палата» признавала наказуемым лжесвидетельство как преступление в форме «ложных показаний на суде». После того как стороны полностью предоставляли свои доказательства, судья должен был суммировать обстоятельства дела и дать совет присяжным, указывая на правовые вопросы по делу. Суд присяжных должен был выносить вердикт о виновности или невиновности обвиняемого единогласно.

Процесс носил открытый характер, за исключением процесса в «звездной палате». В силу обвинительного характера процесса в Англии не получил развития институт государственного обвинения, представленный особыми должностными лицами. С XIII в. появились профессиональные правозаступники, которые делились на две категории: барристеров и солиситоров, или атторнеев. Первые выступали в суде, т.е. принимали такое же участие в процессе, как и их клиент, если бы он лично вел дело. Солиситоры — ходатаи по делам занимались главным образом подготовкой дел к судебному рассмотрению. Первоначально барристеры получали возможность выступать в суде лишь по разрешению судей. С конца XV в. суды «общего права» стали записывать в своих реестрах имена тех лиц, которых они признавали представителями сторон, тем самым, придавая им своеобразный статус должностных лиц при суде.

В эпоху абсолютизма в судопроизводство стали проникать элементы инквизиционного (розыскного) процесса. Возник новый вид преследования — по обвинительному акту, предполагавший арест подозреваемого и содержание его в заключении до дня судебного разбирательства. При этом обвиняемый не имел права ознакомиться с доказательствами своей вины или представить желательных свидетелей. Допрос обвиняемого проводился с применением пыток, которые были официально санкционированы с середины XV в., несмотря на то, что согласно идеологии общего права пытка была принципиально недопустима. Согласно старинной традиции английского права, молчание обвиняемого рассматривалось как полное признание вины. 18 18.Государство и право древнего мира и средних веков. В.В.Кучма 2001г. Что касается формальной теории доказательств, свойственной континентальному процессуальному праву, то в Англии она не имела большого распространения: присяжные преимущественно руководствовались собственным убеждением. В целом, инквизиционный характер процесса был свойствен в основном лишь высоким политическим трибуналам абсолютистской эпохи (в первую очередь, так называемой Звездной палате).

Обжалование судебных решений, как правило, не допускалось: пересмотр приговоров и решений, вынесенных на основании вердикта присяжных, являлся принципиально невозможным. Правом вмешательства в судебную процедуру обладал лишь Суд королевской скамьи и только в случае обнаружения неточности при составлении протокола (так называемый «иск об ошибке»).

Лишь в XVII в. тяжущийся получил право ходатайствовать о рассмотрении его дела заново.

Заключение

Часто говорят, что английское право средних веков во многих отношениях выражает дух английского народа, и в этом нет сомнения. Стремление создать последовательную и гармоничную правовую систему, играло важную роль в развитии английского права. Английская правовая система обладает одной восходящей к периоду феодализма особенностью, которая отличает ее почти от всех правовых систем стран мира: значительная часть правовых актов не утверждалась никаким парламентом.

Также огромное влияние на развитие права Англии оказали международное право, каноническое право. В XIII веке начало развиваться так называемое «общее право», а потом появилось «право справедливости», т.к. с развитием отношений в стране невозможно было решить все вопросы опираясь только на устаревающие нормы «общего права».

Земельные права в Англии определялись двумя главными понятиями tenancy — владение, держание и estate — объем владельческих прав, правовых интересов.

В «общем праве» выделяют три вида феодальных держаний:

  • Держание «free-simple»
  • Условные земельные владения
  • Заповедные держания

Также в Англии существовал такой институт как доверительная собственность.

Что касается обязательственного права, то в англосаксонские времена стали развиваться договорные отношения, но понятие договор в это время так и не сложилось. Однако в Англии известны как обязательства из договоров, так и обязательства из деликтов.

Брачно-семейное право Англии находилось под сильнейшим влиянием канонического права. Семья носила патриархальный характер. Правовой статус замужней женщины был крайне ограничен.

Вместе с институтом доверительной собственности (траста), стал определяться весь порядок получения наследства несовершеннолетними наследниками, как по закону, так и по завещанию.

Английскому уголовному праву Англии периода феодализма и были известны такие понятия как рецидив, соучастие, отягчающие и смягчающие вину обстоятельства.

Сложилась своеобразная трехчленная классификация преступлений: измена (treason), фелония (felony) и мисдиминор (misdimeanour).

Цели наказаний менялись на отдельных этапах развития феодального права: от удовлетворения пострадавшего и его родни за причиненный ущерб до предотвращения повторной преступления путем устрашения.

Процесс носил обвинительный характер, т.е. о движении дела заботились сами стороны. Институт присяжных стал складываться уже в XI в. Постепенно в течение XIII-XIV вв. возникает два вида суда присяжных («жюри»): «большое жюри» и «малое жюри». В эпоху абсолютизма в судопроизводство стали проникать элементы инквизиционного (розыскного) процесса

Список литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/angliya-pravo/

1. История государства и права зарубежных стран. Под ред. П.Н. Галанзы 1980 г.

2. Всеобщая история государства и права. Под ред.К.И. Батыра 1999г.

3. Всеобщая история государства и права. З.М. Черниловский 1999г.

4. Государство и право древнего мира и средних веков. В.В.Кучма 2001г.

5. История государства и права зарубежных стран часть 1. О.А.Жидков, Н.А.Крашенинникова 2002г.

6. Всеобщая история государства и права. Омельченко О.А. 2005г.

7. Раннефеодальная Англия. Савело К.Т.1977г.

Введение…………………………………………………………………………….1

Право собственности……………………………………………………………….7

Обязательственное право…………………………………………………………11

Брачно-семейное право……………………………………………………………15

Уголовное право…………………………………………………………………..17

Процессуальное право……………………….……………………………………23

Заключение…………………………………………………………………………27

Список литературы………………………………………………………………..29

Введение………………………………………………………………………….3

1. Основные черты феодального права……………………………………….6

2. Развитие феодального права Англии при феодализме ………………….12

2.1 Становление общего права……………………………………………….12

2.2 Возникновение «права справедливости» ………………………………..23

3. Формирование суда присяжных ………………………………………….30

Заключение……………………………………………………………………36

Список использованных источников …………………………………….…38

ВВЕДЕНИЕ

В эпоху пересмотра и переоценки современных ценностей, а так же структуры права и международных отношений, все больше и больше юристов и историков во всем мире обращаются к историческим процессам изменения и становления права прошлого, для нахождения способа и процесса более «безболезненного перехода» на новые отношения.

Например, падение Римской империи привело к крушению античных государственно – правовых порядков, и гибели цивилизации, которая являлась высшим достижением древнего мира. На смену приходит Эпоха Средневековья – это более чем тысячелетний период в истории общества, государства и права.

Средние века это период единоличной власти, характерная форма правления практически во всех государствах мира – монархия. Власть короля, царя считалась и осознавалось людьми как нечто естественное, воспринималась как власть, полученная от бога, от высших духовных сфер; Правовые нормы, издаваемые монархами, понимались как божественное право, поэтому они практически не оспаривались, и на них нельзя было покушаться. Король (Царь) обладал суверенитетом и не был подчинен суду.

Становление средневекового государства в Англии связано с многочисленными завоеваниями Британских века они находились под Римским владычеством, после ухода Римлян острова подвергались нападению вооруженных отрядов германских племен, которые грабили местное население и возвращались на материк. Однако в конце V века эти племена стали осуществлять захват Британии и вытеснять на север (Шотландия) и запад (Уэльс) коренное население кельтов.

К VI-VII веку на 5 Британских островах образуется 7 англосаксонских «варварских» государств. В начале XI века Английский престол был захвачен датчанами, которые правили вплоть до возвращения англосаксонской династии в лице Эдуарда Исповедника (1042г.).

В 1066 году Англия была завоевана герцогом Нормандии Вильгельмом который с благословения Папы Римского высадился на английский берег и в битве при Гастингсе разгромил войска Гарольда, захватив престол. С этого момента начинается совершенно новый этап в развитии английского государства.

Историки рассматривают развитие государственно-правовых институтов Англии в период средневековья исходя из 4 основных этапов, вот они:

Задачи курсовой работы:

  • проанализировать понятие, источники, особенности основных черт феодального права;
  • При написании курсовой работы были использованы следующие методы исследования: диалектический, формально-логический, (анализ и синтез, дедукция и индукция и др.), метод исторического анализа, сравнительно-правовой.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.

1. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА.

ФЕОДАЛЬНОЕ ПРАВО — исторический тип права, соответствующий экономическим и социально-политическим отношениям феодального общества, выражавшийся в открытом закреплении юридического неравенства в сословной организации общества. При всем многообразии исторических и культурно-цивилизационных вариаций феодализма сущность феодальной системы можно свести к особой форме собственности на землю. Земельные собственники были связаны между собой сложной системой иерархических отношений. На нижней ступени иерархии стояли крестьяне, которые владели землей и обязаны были нести повинности в пользу ее другого, вышестоящего владельца — феодала. Тот мог получить землю в свою очередь от феодала более высокого ранга и был также обязан нести в пользу последнего определенную службу. Во главе этой системы стояли феодальные монархи, считавшие себя верховными собственниками всей земли. От них получали и «держали» землю феодалы низших рангов. Таким образом, феодальная собственность расчленялась на «верховную собственность» и владение. Для всех феодальных обществ типичны следующие сословия: дворянство, духовенство, городское население и крестьянство. Господствующее положение в феодальной системе занимали дворянство и духовенство. Оба эти сословия пользовались рядом привилегий: владение землей и крепостными, отправление правосудия, освобождение от налогов, преимущество по государственной службе, право на суд равных и пр. Сословное положение переходило по наследству, и переход из низших сословий в высшие был очень затруднен. Будучи своего рода «принадлежностью» земельной собственности, феодальное право становилось важным средством принуждения крестьян к труду на отдельного сеньора или на феодальное государство в целом. Отсюда оно всегда несло на себе печать грубой силы, выступало как «кулачное» право. Разумеется, феодальное общество не могло существовать без определенного, хотя бы минимального правопорядка. В связи с этим Ф. Энгельс писал: «… и кулачное право есть право…» Но особенность феодального права состояло не только в том, что оно в ряде случаев открыто признавало прямое и непосредственное насилие отдельных феодалов, в том числе и по отношению друг к другу. Более существенной его чертой было то, что предусмотренный им правопорядок повсюду и всегда представлял собой организованное и систематическое насилие господствующего класса над огромной массой трудящегося народа. В государственно-правовом развитии феодальное общество в Европе проходило обычно несколько последовательных этапов: раннефеодальная монархия, феодальная раздробленность, сословно-представительная монархия и абсолютизм. Республиканская форма правления встречалась только на уровне городов-государств (Венеция, Флоренция и др.).

На первых стадиях развития феодального государства феодальное право отличалось в одной и той же стране пестротой и разнообразием и так называемым партикуляризмом (т.е. местными особенностями), что было обусловлено отсутствием прочных экономических и политических связей, единой государственной воли. Общей чертой была крайне низкая юридическая техника, казуистический характер нормативных актов. Источниками европейского феодального права до периода абсолютизма были главным образом обычаи, соглашения феодалов, а также грамоты монархов, закреплявшие привилегии тех или иных сословий, отдельных лиц, городских общин. Большое значение имела и судебная практика. В Англии на ее почве выросла особая система права — общее право. В раздробленной Германии значительным было «городское» право, базировавшееся на практике городских судов. Право города Магдебурга оказало влияние и на соседние государства: Польшу, Литву. Закон в период феодальной раздробленности играл крайне незначительную роль.

Особое влияние на формирование феодального права оказало Римское право. В странах Европы оно пережило второе рождение, так называемую рецепцию Римского права. Однако эта рецепция осуществлялась в разных частях Европы не в одинаковой степени и не одинаковыми путями. В частности, в Италии уже в XI веке школой лангобардского права в Павии было провозглашено, что римское право есть lex generalis omnium и что оно во всех случаях может являться источником для восполнения местного права. Точно также в Испании, римское право не потеряло своего восполняющего значения. Во Франции наглядным памятником живого действия римского права является оригинальная компиляция римских источников на провансальском языке, относящаяся к половине XII века-т. наз. lo codi; это есть практическое руководство для провансальских судей, составленное уже под влиянием глоссаторских учений, но в то же время трактующее вопросы права с известной свободой и самостоятельностью. Не чуждо было влияние римского права и в Англии. В XII ст. здесь возникло преподавание римского права, поставленное глоссатором Ваккарием (Vacarius).

В XIII веке быстро растущее влияние римского права вызвало сильную оппозицию, в особенности со стороны местной знати; тем не менее, преподавание его не прекращалось. Римское право и здесь «оказало мощное влияние на развитие юридических доктрин в критическую эпоху XII и XIII веков, когда закладывалось основание общего права (common law)». Учения римского права отразились на известных юридических трактатах Гленвилля (около 1190 г.) и Брактона («de legibus et consuetudinibus Angliae», около 1256 г.), имевших большое значение в судах. Совершенно особый характер приобрела рецепция римского права в Германии. Помимо общих причин, вызывавших распространение римского права везде, в Германии рецепции его способствовало еще и то обстоятельство, что т. н. Священная Римская Империя считалась продолжением прежней Римской Империи, а императоры первой непосредственными преемниками императоров последней. Вследствие этого Юстиниановский свод, юристы того времени, склонны были считать как бы отечественным кодексом, а, с другой стороны, законы императоров Священной Римской Империи прибавляли к Юстиниановскому кодексу, как его непосредственное продолжение. Самостоятельную ветвь европейского феодального права составляло каноническое право, которое в первую очередь регулировало вопросы организации и деятельности католической церкви, но вместе с тем содержало ряд положений гражданского права, особенно в области семейных отношений. Это было обусловлено, прежде всего, тем, что период феодальной эпохи ознаменовался возникновением мировых религий, которые привели к возникновению своеобразным мировым системам феодального религиозного права – каноническое право, шариат (мусульманское право).

Особенность этих правовых систем было то, что они не ограничивались рамками одного государства, а носили экстерриториальный и персональный характер. Они распространяли свое действие на всех верующих вне зависимости от того, где они находились, и на все страны, где соответствующая религия становилась господствующей. В феодальных странах Европы действие канонического (церковного) права не исключало параллельного развития светского права, складывающегося и действующего в рамках отдельных государств. В большинстве же стран Востока религиозные и персональные правовые системы (шариат, индусское право и др.) выступали в качестве всеобъемлющего религиозно-нравственного и правового регулятора всех сторон жизни общества. Основная идея Канонического права в Европе может быть выражена словами Папы Инокентия 3го (1160-1216гг.): «Мы (папы) призваны господствовать над всеми народами и царствами». В период своего расцвета Римский престол вмешивался во внутренние дела государства в качестве высшего судьи и арбитра, могущего «связывать и разрешать». Папы прибегали к отлучению от церкви королей, когда те выходили из подчинения. Могущество римской католической церкви позволило папам налагать интердикты (запрещение) на богослужение. В 1155 году интердикту за грехи был подвергнут Рим, в 1180г. – Шотландия, в 1200г. – Франция, в 1208 г. – Англия. Католическая церковь превращается в надтерриториальную, общеевропейскую монархию со своими политическими, финансовыми, дипломатическими, судебными органами. Римская католическая церковь оказывала большое влияние на военную политику государств. Церковь вначале оправдывала право убивать на войне. Однако постепенно теологи и священнослужители стали выступать за смягчение правил ведения войн. Под влиянием Римской церкви гуманистические идеи стали применяться в правилах ведения войн. По её инициативе объявлялись дни перемирий, запрет на военные действия во время христианских праздников и с 15.00 субботы до 6.00 понедельника (Эльнский собор 1027г.).

Так же запрещалось убивать женщин, детей, стариков и раненых, зарождался институт военного плена; запрещалось использование арбалетов и ядов (Лютеранский собор 1139г.), хотя на нехристиан этот запрет не действовал. Данные гуманистические идеи основывались на осознании единства христианских народов Европы и нашли отражение в правилах ведения войн. Высшей степенью расцвета власти Римских Пап стало обязательное благословление всех важных политических и общественных мероприятий, имеющих государственное значение, а так же благословление монарха, вступающего на трон и как признание главенства Папы – получение короны из его рук. Развитие экономических связей внутри страны, формирование единого национального рынка, постепенное преодоление феодальной раздробленности и усиление центральной власти вызывают необходимость унификации феодального права. Среди его источников все большее значение начинают приобретать акты монархов (королевские ордонансы на Западе, царские указы в Московской Руси), отчасти вытесняющие обычаи и другие источники феодального права. В XVI-XVII вв. в ряде европейских государств начинается кодификация права. Издаются единые законодательные акты, например, свод «Каролина» 1552 г. в Германии, Соборное уложение 1649 г. в Русском государстве и др. На всех этапах развития феодального государства выработанное или санкционированное им право открыто выражало классовые и сословные интересы феодалов, выступало как право-привилегия. По своему содержанию оно представляло шаг вперед по сравнению с рабовладельческим правом, но по своей внешней форме, проработанности отдельных институтов, внутренней целостности, юридической техники оно во многих отношениях уступало наиболее совершенным образцам рабовладельческого права, особенно римскому праву.

2. РАЗВИТИЕ АНГЛИЙСКОГО ПРАВА ПРИ ФЕОДАЛИЗМЕ.

Строго говоря, сфера применения английского права ограничивается Англией и Уэльсом. Оно не является ни правом Соединенного Королевства, ни правом Великобритании, так как Северная Ирландия, Шотландия, острова Ла-Манша и остров Мэн не подчиняются английскому праву. Поэтому от термина «британское право» нужно отказаться. Следует видеть различие между узкой концепцией английского права, рассматриваемого как свод юридически обязательных норм, и универсальностью этого права, понимаемого как модель для значительной части человечества. Английское право действительно занимает доминирующее место в семье общего права. И не только в самой Англии, где исторически сложилось общее право, но и во многих других странах английское право продолжает быть моделью, от которой, конечно, можно отклоняться в ряде вопросов, но которая в целом принимается во внимание и почитается.

2.1. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩЕГО ПРАВА.

Становление общего права в Англии связано с эпохой Вильгельма Завоевателя (норманнское завоевание 1066г.) который претендовал на господство в Англии на основании наследственных титулов, а не на основании «права сильного». Он заявил о сохранении действия англосаксонского права (законы англосаксонской эпохи, английские юристы и судьи применяют в ряде случаев и в наши дни).

Однако нормандское завоевание – серьезнейшее событие в истории английского права, так как оно принесло в Англию вместе с иностранной оккупацией сильную централизованную власть, богатую опытом административного управления, испытанного в герцогстве Нормандия. С нормандским завоеванием общинно-племенная эпоха кончилась: в Англии установился феодализм.

Нормандские сеньоры, последовавшие за Вильгельмом в Англию, очутились в побежденной стране, которой они не знали, а нравы и население которой презирали. Они почувствовали необходимость сгруппироваться вокруг своего господина, чтобы защитить свои завоевания и свою собственность. Завоеватель сумел избежать опасности, которую представляли для него слишком мощные вассалы: при распределении земель, которые он раздавал своим соратникам, он не создал ни одного крупного феода, и поэтому ни один «барон» не мог соперничать с ним. В 1290 году был принят закон «Quia emptores», по которому только король мог жаловать земли, что еще раз подтвердило прямую зависимость феодалов от короля. Дух организации и дисциплины выразился в создании в 1086 году «Книги страшного суда», в которую было занесено 15 тысяч поместий (manors) и 200 тысяч дворов, существовавших тогда в Англии. Дух военной организованности и дисциплины, характерный, в отличие от Европейского континента, для английского феодализма, отразился и на развитии общего права. Что же это такое – общее право, называвшееся comune ley на нормандском жаргоне, который с царства Эдуарда I (1272 – 1307 гг.) до XVII века был разговорным языком для юристов Англии. Тогда как письменностью, как и в остальной Европе, была латынь. Comune ley, или общее право, в противовес местным обычаям – это право, общее для всей Англии. В 1066 году оно еще не существовало. Собрание свободных людей, называемое Судом графства (County Court), и его подразделение Суд сотни (Hundred Court) осуществляли в тот период правосудие на основе местных обычаев в условиях строжайшего формализма и, используя способы доказательств, которые вряд ли можно назвать рациональными. После завоевания суды графств и суды сотен были постепенно заменены феодальной юрисдикцией нового типа (суды баронов, мэнорские суды и т.п.), которые судили также на основе обычного права сугубо локального характера. В сфере действия церковной юрисдикции, созданной после завоевания, применялось каноническое право, общее для всего христианства. Общее право – право английское и общее для всей Англии – было создано исключительно королевскими судами, называвшимися обычно Вестминстерскими – по месту, где они заседали, начиная с XIII века. Единое английское «общее право» (common Law) стало образовываться, когда королевские суды получили преобладание над судами графств, сотен и феодалов. Королевские суды в своей деятельности руководствовались обычаями, судебной практикой (предыдущими решениями судов) и указаниями, содержавшимися в королевских «указах», которые ничего общего не имели с законодательными актами. Такой «указ» выдавался за плату лицам, обращавшимся за судебной защитой. «Указ» (Wirt) был обращен к шерифу — представителю королевской власти в графстве и содержал распоряжение принудить правонарушителя или ответчика удовлетворить претензию или, в случае его отказа, принудить его явиться в королевский суд и дать объяснения по поводу своих действий. Впоследствии «указы» были направлены на обеспечение явки в суд. Хотя каждый «указ» выдавался по отдельному конкретному делу, но он составлялся по определенному образцу в зависимости от обстоятельств дела. Так, истец, желавший вернуть собственное имущество, получал «указ о праве» (wirt of right), а для взыскания долга получал «указ о долге» (wirt of debt).

Генрих II установил, что даже феодальные суды не могут рассматривать земельные споры без наличия такого «указа». К началу XIII в. «указы» были настолько многочисленны, что появился сборник «Реестр указов», явившийся как бы справочником по общему праву и дополнявшийся новыми «указами» канцлера. Начиная с XV в. канцлеры уже больше не составляли «указа» по каждому делу; он писался самим истцом, который обращался к канцлеру только за приложением королевской печати Королевские «указы» сыграли большую роль в образовании английского общего права, на основании его источником были решения королевских судов. «Общее право» — это решения и приговоры королевских судов, закрепленные в судебных протоколах. Протоколы каждого суда назывались «свитки тяжеб». Основным принципом «общего права» было то, что решение вышестоящего суда, записанное в «свитке тяжеб», являлось обязательным при рассмотрении аналогичного дела этим же судом или нижестоящим судом. Этот принцип получил название судебного прецедента. Но при этом для высших судов допускалась и свобода судейского усмотрения, что давало возможность некоторого развития «общего права». Королевские суды в Англии не имели универсальной компетенции. Король осуществлял только «высший суд». Он вмешивался в споры в исключительных случаях: если существовала угроза миру в королевстве или если обстоятельства дела были таковы, что его нельзя было разрешить в обычном порядке. Суд, где король решал дела с помощью своих приближенных (Curia regis), – это, по существу, суд особо знатных людей и особо крупных дел, а не обычный суд, доступный каждому. В рамках Курии в XIII веке сложились автономные образования, в том числе наделенные судебной компетенцией комиссии с постоянным местопребыванием в Вестминстере. Компетенция этих судов была ограничена, они должны были считаться с сеньорами, которые хотели быть хозяевами у себя дома и вовсе не выражали готовности подчиняться судебным вердиктам. Вмешательство королевской власти в дела сеньоров и их подданных казалось сеньорам невозможным и противоречащим естественному порядку вещей, подобно тому, как в наше время собственники считают меры государственного вмешательства или национализацию противоречащими священному, по их мнению, праву собственности. Королевские суды, наконец, не могли даже осуществлять правосудие в качестве апелляционной инстанции по всем спорам, возникающим в королевстве. Вмешательство этих судов ограничивалось главным образом тремя категориями дел: 1) делами, затрагивающими королевские финансы, 2) делами, касающимися земельной собственности и недвижимости, 3) тяжкими уголовными преступлениями, затрагивающими мир в королевстве. В судебных органах (Суде казначейства, Суде общегражданских исков и Суде королевской скамьи) сначала рассматривались только определенные дела из указанных трех категорий, но вскоре это разделение компетенции отпало и каждый из трех королевских судов Вестминстера, мог рассматривать все дела, подпадающие под королевскую юрисдикцию. Все остальные дела, кроме упомянутых трех категорий, по-прежнему разрешались вне королевской юрисдикции Судом графства или Судом сотни, феодальными и церковными судами, а позднее в соответствующих случаях и различными коммерческими судами, которым право отправлять правосудие было предоставлено в связи с проведением различных ярмарок и торгов и которые применяли международное торговое право – Lex rnercatoria, или Ley merchant. «Общее право» регулировало вопросы, связанные с феодальной собственностью. Выделялось два вида свободных держаний владе-ний: непосредственно от короля — баронии, которые предоставля-лись «головным держателям», и свободные рыцарские владения от «головных держателей». И те и другие в равной мере были вассала-ми короля. Английскому средневековому вещному праву известно деление имущества на движимое и недвижимое, но более распространен-ным и традиционным было деление вещей на реальную собствен-ность и персональную собственность. Первая защищалась реальными исками (в случае успеха которых утраченная вещь возвращалась владельцу).

К реальной собственности относилась родовая недви-жимость, а также такие права на землю, которые носили характер держания. Персональная собственность защищалась персональны-ми исками. К ней относились все прочие вещи. Земля занимала особое место в английском средневековом праве. Земельные права определялись двумя главными позициями: держание и владение. С точки зрения правомочий собственника выделялись следую-щие держания: держание, которым можно владеть и распоряжаться, лишь при отсутствии наследников оно возвращалось сеньору; условные держания; «заповедные» держания — держания, которыми нельзя было распоряжаться и которые переходили по наследству обычно старшему сыну (принцип майората).

Владение могло быть свободным (фригольд) — владение землей, полученной на условиях несения рыцарской службы или по праву личной службы, а также землевладение свободного крестьянина; несвободным (копигольд) — владение землей на условиях исполне-ния личных и поземельных повинностей крестьянина в пользу лор-да. Понятие объема владельческих прав включало права лиц, кото-рые участвуют в отношениях владения, пользования, распоряжения и контроля над собственностью, а также давало представление о наборе технических средств для передачи собственности. Действовал институт доверительной собственности, суть его за-ключалась в том, что одно лицо передает имущество другому с тем, чтобы получатель управлял имуществом и использовал его в инте-ресах прежнего собственника. Возникновение этого института свя-зано с особенностями феодального землевладения, к числу которых относятся ограничение круга наследников земли и ограничение продажи земли. Английское феодальное право, как и право средних веков лю-бого государства, всячески ограничивало право отчуждения зем-ли. В 1279 г. был принят нормативный акт, получивший назва-ние «Статут мертвой руки» запретивший владельцам земли (вас-салам) отчуждать землю церкви или духовным лицам без со-гласия сеньора, так как подобное отчуждение лишало его права на повинности с этих земель. Даже по Вестминстерскому стату-ту 1290 г., который предоставил право любому свободному чело-веку по своему желанию продавать свою землю или держание, или его часть, ограничивал право собственности тем, что земля должна была отчуждаться с теми же службами и повинностями, которые прежде выполняло лицо, отчуждавшее землю. Таким образом, предоставив держателям право свободно распоряжать-ся землей, законодатель в то же время ограничил эту свободу конкретным условием — земля может отчуждаться только с передачей всех прежних феодальных повинностей. Право собственности на землю регулировалось сначала толь-ко нормами «общего права». Именно под их воздействием, а также с развитием товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве складывает-ся особый правовой институт, получивший позднее название до-верительной собственности (траст).

Подобного института не знало право ни Франции, ни Германии. Наличие его позволяло субъек-там гражданского права расширять права владельца земли воп-реки требованиям норм «общего права». Владелец земли передавал доверенному лицу право управлять земельным наделом в интересах его самого либо родственников. Так поступали рыцари, отправлявшиеся в крестовые походы, и ордена «нищенствующих монахов», скрывавших подобным образом свои состояния. Согласно «Великой хартии вольностей» (1215г.): «Если кто из графов или баронов или других держателей, держащих от нас непосредственно за военную повинность, умрет и в момент его кончины наследник его будет совершеннолетним и обязан будет платить рельеф, то он (наследник) должен получить свое наследство после уплаты старинного рельефа…». Из этого можно сделать следующий вывод: земля находящаяся в пользовании переходила по наследству только совершеннолетнему наследнику, способному нести воинскую службу за уплату рельефа – особого феодального налога. При доверительной собственности гражданско-правовые отно-шения складывались не на принципе вассалитета-сюзеренитета, а на основе совести. Правовым последствием этого института была формальная передача права собственности другому лицу (довери-тельному собственнику) с целью управления ею в интересах одного или нескольких лиц. В средневековой Англии получило развитие обязательственное право. Еще в англосаксонские времена стали развиваться договор-ные отношения. Договор как обязательственное соглашение двух и более сторон в английском праве отличался от понятия простого соглашения. Утверждалось, что договор — это соглашение, но не всякое соглашение — договор. По мере развития рыночных отношений в английском праве стали складываться простейшие формы, из которых впоследствии и развилось обязательственное право, — обязательства из деликтов и договоров. Это был длительный эволюционный путь развития норм общего права, усложненный требованием той или иной формы иска для защиты нарушенного права. Известны в числе прочих сле-дующие формы исков: иск о долге, об отчете лица, которому были доверены чужие деньги; иск о соглашении (требование к должнику исполнить обяза-тельство, установленное соглашением сторон); иск о защите словесных соглашений. Брачно-семейное право в значительной мере определялось инте-ресами охраны и защиты феодального землевладения. Заключение брака и отношения между супругами регулировались каноническим правом. Запрещалось двоеженство. Семья носила патриархальный характер. Правовой статус замужней женщины был крайне ограни-чен. Приданое, приносимое женой, поступало в распоряжение му-жа. Он мог владеть и пользоваться недвижимым имуществом жены и после смерти жены, если у них были общие дети. В случае без-детности имущество жены после ее смерти возвращалось ее отцу или его наследникам. Жена не имела права заключать договоры, совершать сделки, выступать в суде без согласия мужа. Обычным англосаксонским правом развод признавался, хотя каноническое право не допускало, разрешая лишь при опреде-ленных обстоятельствах раздельное проживание супругов. В случае развода или в случае смерти мужа женщина, уходя из семьи мужа, получала свою долю семейного имущества. Английское средневековое право знало наследование по завеща-нию и по закону. Наследование по завещанию ограничивалось: за-прещалось устранять от наследования законных наследников. Анг-лия не знала единой системы наследования по закону. Наследова-ние феодальных держателей происходило на основе майората. Ос-тальное имущество отходило жене, детям и церкви. Преступления классифицировались по трем группам: тризн (изме-на).

В понятие измены входило нарушение долга верности королю, совершение преступлений против государственной безопасности (при-зыв к мятежу, сговор).

Фелония (тяжкое уголовное преступление) и мисдиминор (проступки).

Имела место и другая классификация, но-сившая процессуальный характер: преступления, которые преследова-лись по обвинительному акту и рассматривались в суде присяжных. Раньше всего выработалось понятие «фелония» — убийство, под-жог, изнасилование, разбой. Основным наказанием за фелонию была смертная казнь. В XIV веке тризн стал разделяться на великую измену (покуше-ние или убийство короля или членов его семьи; изнасилование ко-ролевы, дочери короля, жены сына короля; восстание против коро-ля; подделка королевской печати, монеты; ввоз в страну фальши-вых денег; убийство канцлера, казначея, королевского судьи) и ма-лую измену, какой считалось убийство слугой господина, женой мужа, мирянином или клириком прелата. За измену предусматривалась смертная казнь с конфискацией имущества. Все остальные преступления относились к категории мисдиминор, наказание за них не сопровождалось смертной казнью. Важным мероприятием, укрепившим систему судопроизводства, стала судебная реформа Генриха II (правил в 1154-1189 гг.).

Она способствовала созданию общегосударственной бюрократической системы управления и суда, не связанных с сеньориальными права-ми короны. Создавался Суд Королевской скамьи и Суд общих тяжб.

Вводятся институты разъездных судей и присяжных обвините-лей. Деятельность разъездных судей, выезжавших на места для рас-смотрения дел и контроля над местной администрацией, содейство-вала становлению единой судебной системы, создавала возможно-сти для более объективного решения дел по сравнению с ордалия-ми и судебным поединком в судах феодалов.

При рассмотрении дел на местах разъездные судьи руководство-вались не только законодательными актами королей, но и местны-ми обычаями и практикой местных судов. В процессе обобщения судебной практики они вырабатывали общие нормы права. Посте-пенно из практики королевских судов сложились единообразные нормы права, так называемое «общее право».

Судебный процесс носил открытый характер. Судебные дела по традиции рассматривались на местах. Существовала как коллектив-ная, так и персональная ответственность. Помимо ордалий обви-няемый мог очиститься от подозрений при помощи клятвы в соче-тании с клятвами родственников и соседей, которые удостоверяли искренность показаний обвиняемого. Здесь действовал социальный статус свидетелей. Так, показания одного слуги господина прирав-нивались к силе показаний шести простолюдинов.

Важным своеобразием в судопроизводстве стало участие в обряде «суда Божьего» священников. В этот период греховное стало отождест-вляться с преступным. Поэтому в процессе произнесения клятвы пе-ред судом в подтверждение правдивости своих показаний обвинитель и обвиняемый возлагали руку на Евангелие, клялись именем Бога.

Выработанное в строгой зависимости от формальной процедуры, общее право было подвержено в силу этого двойной опасности: с одной стороны, оно могло не успевать в своем развитии за потребностями эпохи, а с другой – ему угрожали консерватизм и рутина судейского сословия. После своего блистательного расцвета в XIII веке общее право не избежало ни той, ни другой опасности. Оно оказалось перед риском образования новой правовой системы-соперницы, которая по истечении некоторого времени могла даже заменить собой общее право, подобно тому как в Риме античное гражданское право в классическую эпоху оказалось перед лицом его подмены преторским правом. Соперник, о котором идет речь, – это право справедливости (Law of Equity).

2.2 ВОЗНИКНОВЕНИЕ «ПРАВА СПРАВЕДЛИВОСТИ».

Начиная с XIV в. в Англии формируется так называемое «право справедливости». В случае если кто-либо не находил защиты своих на-рушенных прав в судах «общего права», он обращался к королю за «милостью» разрешить его дело «по совести». С возрастанием таких дел был учрежден суд канцлера («суд справедливости»).

Судопроизвод-ство осуществлялось канцлером единолично и в письменной форме. Формально он не руководствовался никакими нормами права, а лишь внутренним убеждением, вместе с тем при вынесении решений ис-пользовались принципы канонического и римского права. «Право справедливости» дополняло общее право, восполняло его пробелы.

Король – суверен правосудия – обязан был обеспечить справедливость своим подданным. Его вмешательство было обоснованным в тех случаях, когда иные правовые средства отсутствовали.

Вмешательство канцлера никогда не состояло в создании новых норм права, которые судьи должны были применять в будущем. В этом смысле канцлер не изменял права, которое применялось судами общего права. Наоборот, канцлер всегда высказывал уважение к этому праву: «Справедливость основывается на праве» («Equity follows the Law») – одна из аксиом, провозглашенных канцлером. Однако следовать праву не значит пренебрегать законами морали. И именно во имя последней осуществляется вмешательство канцлера. Нельзя же было допустить, чтобы складывались ситуации, иллюстрирующие римскую формулу summum jus summa injuria. В других странах у судей были способы избежать подобной ситуации; так, они могли запретить злоупотребление правом или же прибегнуть к понятиям публичного порядка или добрых нравов. И все это лежало в рамках общих принципов права. Английские королевские суды были связаны узкой компетенцией и строгой процедурой и поэтому не имели такой свободы маневра. Отсюда необходимость в специальной юрисдикции, основанной на королевской прерогативе, которая могла бы смягчить жесткость общего права, дополнить его и сделать все это в соответствии с требованиями морали и совести. Мы покажем на нескольких примерах, как это происходило.

Так же как и на континенте, находящемся под влиянием рим-ского права, в Англии было положено начало самым обычным спо-собам доказательства. Вынесенный судом приговор не был оконча-тельным, если в нем не аргументировалось, на какой из сторон ле-жит тяжесть улик и какой способ доказательства нужно использо-вать. Задачей судьи был контроль за соблюдением внешней формы аргументации. Выбранный судьей способ доказательства применял-ся защитой. Можно было также обязать стороны бороться друг с другом самим или через доверенных лиц, и сторона, которая выхо-дила победительницей, считалась выигравшей процесс.

Впоследствии в методы доказательства были внесены измене-ния. Вместо того чтобы, как раньше, доказывать свое дело на пока-зательном поединке, ответчик получал разрешение привести не-сколько соседей. Они вызывались в суд шерифом и должны были под присягой высказать свое мнение, на основе которого судья вы-носил приговор.

В конце XII в. ведение судебного процесса разделилось на два направления суда. Сначала так называемый большой суд принимал решения по вопросу обвинения, и если он устанавливал, что ответ-чик действительно виновен, дело передавалось в малый суд, кото-рый во время слушаний должен был вынести решение о защите. Это была сложная процессуальная техника. Поскольку правила об-щего права и право справедливости нередко противоречили другу или пересекались, один и тот же конфликт можно было ре-шать в суде по обеим системам.

В XIV веке было учреждено обвинительное жюри судей, которое постепенно стало дополняться жюри приговора. В состав жюри обычно входили зажиточные слои населения. С XVI века в судебном разбирательстве произошло разграничение функций свидетелей и присяжных: первые, как и полагалось, сообщали известные им фак-ты, вторые постановляли судебный вердикт о виновности или неви-новности обвиняемого в суде. Процесс носил открытый характер. Начиная с XIV века частные лица, не имея возможности добиться решения в королевских судах или в случае недовольства решением, вынесенным по их делу, обращались к королю и просили его из милости вмешаться, «чтобы оказать милосердие по совести и по существу». Такое обращение обычно проходило через лорда-канцлера, являвшегося исповедником короля и обязанного поэтому руководить его совестью. Если лорд-канцлер считал целесообразным, он передавал жалобу королю, и тот ставил ее на рассмотрение в своем совете. Это обращение к прерогативе короля, имевшее первоначально под собой прочную основу и допускавшееся без возражений, пока оно носило исключительный характер, не преминуло, однако, повлечь за собой конфликт, как только оно приняло общий характер и превратилось в обычное обжалование решений судов или даже в способ полностью или частично обойти королевские суды. Именно это и произошло в результате войны Алой и Белой Розы, которая затруднила королю возможность принимать решения в совете. В ходе этой войны была истреблена вся старая феодальная знать. Лорд-канцлер в XV веке становится все более и более автономным судьей, единолично решающим дела от имени короля и совета, делегировавших ему полномочия. С другой стороны, и тяжущиеся все чаще и чаще просят вмешательства лорд-канцлера из-за тех препятствий, которые процедура и рутина судей создали для нормального развития общего права. Решения, первоначально принимавшиеся с учетом «справедливости в данном случае», стали систематически выноситься на основе применения доктрин «справедливости», представляющих собой добавления или коррективы к «правовым» принципам, применяемым королевскими судами. Абсолютизм Тюдоров в XVI веке был основан на широком использовании королевской прерогативы. В области уголовного права знаменитая «звездная палата» представляла собой серьезную угрозу для свободы подданных, хотя вначале она была призвана лишь установить порядок после гражданской войны. В области гражданских отношений юрисдикция справедливости лорда-канцлера, основанная также на королевской прерогативе, получила весьма широкое распространение. После 1529 года канцлер не был более ни духовником, ни исповедником короля. Он все чаще выступал как юрист и рассматривал жалобы, адресованные ему, как настоящий судья, но применял при этом письменную процедуру, заимствованную из канонического права и полностью отличавшуюся от процедуры судов общего права. Принципы, применяемые лордом-канцлером, также в значительной степени были заимствованы, по существу, из римского права и из канонического права; реципированные принципы гораздо больше, чем многие устаревающие нормы общего права, удовлетворяли чувство социального интереса и справедливости эпохи Возрождения. Заботясь о правосудии и справедливом его отправлении, правители Англии отдавали в тот период предпочтение юрисдикции лорда-канцлера. Соображения политического порядка также способствовали этому. Используемые канцлером римское право и каноническое право, не знавшие института присяжных, больше нравились правителям, чем общее право с его публичной и гласной процедурой. Правителям казалась предпочтительнее письменная тайная и инквизиционная процедура лорда-канцлера. Господствовало также мнение, что римское право с его формулой «правитель изъят из действия закона» соответствует духу и установкам королевского абсолютизма. Могло, наконец, казаться более простым, выработать совершенно новую систему права и отправления правосудия, чем осуществлять реформы общего права, ставшие к тому времени необходимыми. Таким образом, в XVI веке в результате деятельности лорда-канцлера и упадка общего права английское право чуть было не попало в семью правовых систем Европейского континента.

Возникла серьезная угроза, что стороны не станут обращаться в суды общего права и эти суды полностью исчезнут, так же как три века назад исчезли суды сотен в результате того, что Вестминстерские суды предложили заинтересованным лицам более совершенные правовые формы. То, что ничего подобного в конце концов не произошло, объясняется различными причинами. Вероятно, сказались противоречия между судами и королевской властью. Суды общего права нашли союзника в лице парламента, который объединился с ними в борьбе против королевского абсолютизма. Плохая организация суда лорда-канцлера, его сложность и продажность также были использованы противниками. Революция, которая могла бы вернуть Англию в семью романских правовых систем, не произошла. В результате был достигнут компромисс: остались существовать при определенном равновесии сил и суды общего права, и суд лорда-канцлера. Этот компромисс не вытекал ни из закона, ни из какого-либо формального решения, принятого королевской властью или судьями. Напротив, при решении в 1616 году очень острого конфликта, который столкнул суды общего права, представленные главным судьей Коком, лидером либеральной парламентской оппозиции, и юрисдикцию лорда-канцлера, король Яков I высказался в пользу канцлерского суда. Ситуация, однако, была очень сложной, и канцлеры оказались достаточно умными, чтобы не злоупотреблять своей победой. Они не хотели еще сильнее озлобить парламент, который к тому времени был больше заинтересован в прекращении деятельности другой прерогативы короля — «звездной палаты», чем в ликвидации права справедливости. Что же касается этого права, то состоялось следующее молчаливое соглашение на базе status quo: юрисдикция лорда-канцлера продолжает существовать, но она не должна расширяться за счет судов общего права: канцлерский суд будет осуществлять юрисдикцию в соответствии с прецедентами права справедливости, сняв тем самым упрек в произвольном решении дел. Кроме того, было решено, что король не должен больше использовать свою судебную власть для создания новых судов, независимых от судов общего права. Вместе с тем менялась сама природа права справедливости. Лорд-канцлер как лицо политическое и судья не претендовал более на суд по законам морали и превращался все более и более в юриста. С 1621 года был разрешен контроль палаты лордов за решениями суда и канцлера. Суды общего права в этих новых условиях склонны были допускать вмешательство канцлера, если оно могло быть основано на прецеденте. До 1875 года право справедливости отличалось от общего права пятью фундаментальными параметрами. Его нормы, созданные канцлерским судом, имели иное историческое происхождение, чем нормы общего права, созданные Вестминстерскими судами. Нормы права справедливости мог применять только канцлер, судам общего права это не дозволялось. Процедура права справедливости, в отличие от общего права, никогда не знала института присяжных. В канцлерском суде можно было просить таких решений, которых не знало общее право. Наконец, приказ, выдававшийся канцлером в итоге рассмотрения дел, имел дискреционный характер. При всех этих различиях право справедливости после XVII века уже представляло собой собрание настоящих юридических норм, применяемых судом канцлера согласно процедуре и в условиях, которые своим формализмом и тщательной детализацией ничуть не уступали процедуре общего права. В ряде случаев по одному и тому же делу необходимо было вчинить два иска (и суду общего права, и суду канцлера).

Например, если одна из сторон хотела добиться исполнения договора в натуре, что возможно только на основе права справедливости, и в то же время возмещения убытков за просрочку исполнения, что возможно только на основе общего права. Такое положение было изменено в 1873–1875 годах. С этого времени все английские суды могли использовать правовые средства, предусматриваемые правом справедливости, и применять нормы общего права. Таким образом, прежняя двойственность судебной процедуры была ликвидирована: принципы общего права и нормы права справедливости могли быть применены и осуществлены в одном суде в порядке единого иска. В этом смысле и говорят о «слиянии общего права и права справедливости», проведенном Актами о судоустройстве 1873–1875 годов.

3. ФОРМИРОВАНИЕ СУДА ПРИСЯЖНЫХ

Первой страной, создавшей судебное учреждение на принципах, сходных с теми, по которым в последствии формировались современные модели суда присяжных, была Древняя Греция. Коллегия гелиастов, избиравшихся из числа афинских граждан, выносившая решение на основе внутреннего убеждения, не мотивируя его, действительно имела признаки, которые можно обнаружить в более поздних жюри. Однако «с крахом древней греческой цивилизации суд присяжных в той особой форме, которая была известна афинянам, исчезла навсегда». Особое внимание исследователей в разное время привлекали судебные органы Скандинавских стран. Норвежские, так же как Датские и Исландские, тинги действовали по процедуре, сходной с формами деятельности возникших чуть позже английских обвиняющих и даже судящих жюри (например, в Швеции в каждом из округов действовал суд 12 мужей, решение которых приводило к тому, что обвиняемый мог быть «лишен руки, головы, жизни, имущества или денег).

Эти формы на рубеже IX-X вв. приносятся скандинавами во главе с Ролланом в Нормандию, отданную им Карлом Простоватым, откуда через полтора столетия было совершено вторжение в Англию войск Вильгельма Завоевателя, «побочным продуктом» которого, по выражению М. Блумстайна, и стало перенесение норманнами системы жюри. Впоследствии именно на английской почве в течение столетий сложился современный суд присяжных, пройдя сложный путь от зародышевых до развитых форм. Поэтому история возникновения и развития английского жюри может дать ключ к пониманию различных аспектов института присяжных в со-временной англо-американской судебной системе. Норманнское завоевание 1066 г. не разрушило англосаксонского уклада. Напротив, Вильгельмом была подтверждена нерушимость законов короля Эдуарда Исповедника (1042-1066гг.)

Основным нововведением, которое было немедленно внедрено норманнами в судоп-роизводство, был судебный поединок, который использовался в качестве средства раз-решения спора наряду с традиционными у англосаксов ордалиями и очистительными присягами. До воцарения Генриха II Плантагенета (1154-1189 гг.) имелись разрознен-ные факты участия жюри в судебной процедуре, например по спорам о землевладении. Д.Стентон называет в их числе дело о притязании аббатств Рамсей и Торни на земли в районе Кинга Делф. Спор был разрешен жюри из 7 местных жителей, которые, исходя из своих знаний о принадлежности спорных территорий, произвели их раздел. Аналогично в период правления Генриха II (1100-1135 гг.) был разрешен спор о доходах от порта в Сэндвиче. Основные этапы становления и формирования суда присяжных уходят вглубь многовековой истории Великобритании. Суд присяжных — дитя системы общего права. Зарождение новой формы процесса началось еще в XII веке при Генрихе II (1154-1189), который ввел расследование через местных потей по земельным делам, а затем и по уголовным, используя при этом круговую поруку сотен. Жюри того времени еще долгое время не являюсь судом присяжных в ныне существующей форме. Его члены непосредственно не проверяли доказательств. Они решали дело своим вердиктом (объявлением под присягой истины) на основании лично им, как местным людям, известных фактов, выполняя обязанность сообщения председательствующему своих, основанных на личном знании, впечатлений. Из такого построения разбирательства дел присяжными ведет свое происхождение долгое время, сохранявшееся в английской процессуальной теории положение, согласно которому присяжные решают только вопросы факта, решение же вопросов права принадлежит судье.

Последующая трансформация процессуального статуса присяжных была обусловлена стремлением обвинителя избежать вызова на поединок со стороны обвиняемого, вследствие чего обвинитель должен был добиться того, чтобы выдвигаемое им обвинение приняли на себя выделяемые сотней присяжные, а для этого ему необходимо было представить присяжным доказательства, подтверждающие совершение преступления заподозренным лицом. Таким образом, присяжные постепенно превращались в лиц, которые решали вопрос об основательности обвинения по представленным частным обвинителем доказательствам, т.е. произошло превращение присяжных из свидетелей отдельных фактов в судей, изрекавших вердикт по убеждению, сложившемуся на основе представленных им доказательств обвинения.

Во внутренней связи с таким преобразованием функций присяжных стояло оформившееся значительно раньше выделение двух видов жюри. Рядом с обвинительным жюри, выдвигавшим против обвиняемого обвинительный акт, организовалось и второе жюри — жюри приговора, которое по рассмотрению дела под руководством коронного судьи выносило приговор по существу дела — о виновности или невиновности подсудимого.

В целом можно сказать, что присяжный периода правления Анжуйской династии сочетал в себе признаки обвинителя, свидетеля (знание обстоятельств дела было обязательным для присяжного, в противном случае он мог быть даже отведен судьей) и отчасти судьи.

Начало нового этапа в развитии английского жюри было связано с ломкой прежней системы доказательств. Вначале уходят из практики очистительные присяги; хотя фор-мально они были отменены лишь в 1833 г., но в период правления Генриха II об их использовании нет уже никаких упоминаний. При сохранении в XII в. ордалий уже прослеживается недоверие к этому способу «установления истины». В Нортхэмптонской ассизе содержится указание на то, что если жюри обвинило человека в тайном убийстве «или ином гнусном преступлении», то, даже выйдя чистым после испытания ордалией, он должен был в 40 дней покинуть королевство.

Полная отмена ордалий, провозглашенная актом парламента 1219 г. после церковного осуждения ордалий и запрещения священнослужителям участвовать в их исполнении, вызвала потребность в создании новых форм выработки решения по рассматриваемому делу. Собственно, внедрение судящего жюри, которое, по мнению многих исследователей, происходит именно к 20-м годам XIII столетия, было уже подготовлено практикой, и тот факт, что замены ордалиям в 1219 г. формально пред-ложено не было, не породил значительных трудностей в поисках выхода. Еще Ричард I в 1194 г. указал, дабы 12 рыцарей в графстве обвиняли, а также рассматривали и разрешали дела уголовных преступников, т.е. функции разрешения дела отводились им жюри. Иногда обвиняющее жюри выносило решение по частному вопросу, подтверждая или отрицая по требованию судьи заявление одной из сторон, что иногда было существенным для разрешения дела в целом.

Сложившаяся таким образом практика, по-видимому, и отразилась в Великой Хартии Вольностей (1215 г.), где было провозглашено право на суд равных. Она была принята в конце царствования Иоана I Безземельного (бывшего принца Джона – брата Ричарда I Львиное Сердце), который постоянно (и как правило неудачно) воевал – в Англии с баронами, а во Франции с королем Филиппом II Августом, результатом этих войн явилась вынужденное подписание «Magna Carta» — Великая Хартия Вольностей.

В начале существования, судящее (малое) жюри основывало свое решение, как видно, во-первых, на представлении (presentment) обвиняющего жюри, во-вторых, на заявлениях (pleadings) сторон и, в-третьих, на собственных познаниях.

Разделению двух коллегий присяжных и свидетельского корпуса предшествовал длительный период. Первоначально обвиняющие присяжные нередко переходили в ранг судящих, хотя между отправлением этих двух обязанностей лежали повторная присяга и возможность отвода со стороны ответчика. Первые сведения об использовании права обвиняемого на отвод относятся к царствованию Генриха III (1219-1272 гг.) и приведены в трактате юстициария Брэктона. В XIV в. уже издается статут (1351 г.) о том, что участие в большом (обвиняющем) жюри является бесспорным основанием для отвода присяжного при включении его в малое (судящее) жюри. К началу же XV в., как указывает С.Мак-Карт, ссылаясь на годовой сборник решений периода правления Генриха IV (1399-1413 гг.), появляются записи о жюри, функционирующем в основном в принятых сегодня формах. Правда, в состав обеих коллегий входили лица, осведомленные о фактических обстоятельствах дела. Преодоление этой практики означало полную перемену в позиции жюри в судебном процессе по сравнению с тем, ради чего оно создавалось в X-XII вв. И этот процесс начинается в период правления Эдуарда I, когда к участию в судопроизводстве стали привлекаться дополнительные свидетели факта (помимо включенных в состав жюри).

Участие свидетелей расширяется, а в 1457 г. зако-нодательно устанавливается, что всякий может извещать суд о всяком обстоятельстве дела. Однако изгнание свидетелей из состава жюри произошло позже: в 1670 г. при рассмотрении дела Пенна о незаконном религиозном собрании было установлено, что присяжный, имеющий сведения о деле, должен сделать об этом заявление суду и быть приведенным к присяге в качестве свидетеля. В 1816 г. этот процесс в целом был завершен решением лорда Элленборо о том, что судья не должен принимать вердикт, основанный на знании помимо предъявленных доказательств.

Таким образом, возникнув на стыке интересов центральной и местной власти как обвинительно-полицейский орган, представляющий собой в то же время своего рода коллективное свидетельское показание общины жюри, оставляя в прошлом свои функции выявления преступлений, обвинения, свидетельствования, становится чисто судебным органом, оценивающим представленные ему доказательства для решения вопроса о предании суду и вынесения вердикта.

Следует признать, что ни возникновение, ни первоначальное развитие английского жюри не было отражением демократических процессов, корни его питали иные источники. Рождающееся жюри (прежде всего обвинительное) использовалось «в качестве инструмента для расширения и централизации королевской власти, а не для защиты прав индивида.

И лишь по мере своего развития, реагируя на изменения в обществе, жюри обретает форму, в которой оно уже рассматривается как щит, ограждающий личность от произвола власти, и признается одним из важнейших демократических институтов.

Достигнув такой формы, английское жюри присяжных пересекает океан и переносится в североамериканские колонии (ХVII в.), а позже распространяется, но лишь на некоторое время, почти по всей Европе, приобретая весьма своеобразные черты в разных странах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Эпоху феодализма сменил период буржуазных революций, который прошел по всей Европе волной перемен. Перемены, которые принесло новое веяние, имели свои корни в основах феодального права. Эпоха буржуазных революций принесла резкие перемены строя, лада, общественного уклада жизни в большинстве стран Европы. В отличие от континентальной Европы, в Англии эти перемены имели более плавный и менее кровавый характер. Так во многих странах европейского континента, буржуазные революции привели к полному уничтожению правящих фамилий и дворянских династий. В Англии королевская династия не только не утратила своих позиций, но в дальнейшем укрепила свои позиции, дворянство, получив возможность активно участвовать в экономической жизни страны, а не только нести военную повинность, трансформировалось, по сути, в новый класс «дворянской буржуазии».

Причинами столь плавных перемен в Англии, являлись: особенности политической, экономической, общественной и правовой жизни. К основной причине можно отнести своеобразную «подвижность» права: общее право дополнило «право справедливости», взаимное проникновение двух направлений феодального права породило такой, институт права, как суды присяжных, которые эволюционировав, дошли и до наших дней, а во многих современных странах внедряются в общественно-правовые отношения как элемент демократии.

Исходя из проделанной работы, следует отметить следующие особенности развития феодального права в Англии:

Данное право возникает и развивается на основании взаимоотношений по владению и изменению собственности на землю.

Феодальное право как в Англии, так и во всей Европе закрепляет строгую иерархичность общества и деление его на классы.

Рецепция римского права оказала на много меньшее влияние на развитие и становление права Англии, чем на право континентальной Европы.

Огромное влияние канонического права привело к формированию основных принципов феодального права, основанного на религии и главенстве Римской католической церкви.

Общее право, как система правовых норм и регулятор общественных и политических отношений, дало Англии пережившей нормандское завоевание «своеобразный шанс» на развитие и укрепление государственности.

Общее право четко разграничило отношения по поводу оборота земель и других земельных отношений.

Под воздействием норм общего права впервые образуется институт доверительного управления землей – траст.

Появление «права справедливости» привело к устранению пробелов в законодательстве и дало толчок развитию общественных отношений.

«Право справедливости» так же привело к развитию судебной системы и судебного процесса.

Несмотря на сложность и запутанность английского процессуального права, стоит отметить, что существование суда присяжных, которые не являлись его чиновниками, было большим шагом на пути прогресса по сравнению с континентальным инквизиционным процессом.

Формирование суда присяжных на том этапе развития общественных отношений не привнесло демократизма в общество.

Многие элементы феодального права Англии, через эволюцию дошли до наших дней и стали основой права различных государств мира.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/angliya-pravo/

Давид Р. Основные правовые системы современности / Р. Давид, К Жоффре-Спинози (перевод В.А.Туманова).- М.: Международные отношения 1996.- 400с.

Галанза П.Н. История государства и права зарубежных стран (Рабовладельческое и феодальное государство и право) / П.Н.Галанза, Б.С. Громаков.- М.: Юридическая литература 1980.- 552с.

Прудников М.Н. История государства и права зарубежных стран / М.Н. Прудников.-3-е изд.- М.: ЮНИТИ-ДАНА 2009.-543с.

Венисов А.В. История государства и права зарубежных стран: в 2-х частях. Часть 1. История государства и права древних и средних веков / А.В. Вениосов, В.А. Шелкопляс.- Мн.: Академия МВД РБ 2004.- 576с.

Графский В.Г. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов / В.Г. Графский.- 2-е изд.-М.: НОРМА 2007.-752с.

Словари и энциклопедии на АКАДЕМИКЕ [Электронный ресурс] / юридический словарь.- М. 2009 режим доступа: Дата доступа 15.03.2009.

Кросс, Р. Прецедент в английском праве. / Р. Кросс. – М.: Юридическая литература, 1985. – 263с.

Крашенинникова Н.А. История государства и права зарубежных стран. / Н.А. Крашенинникова, О.А. Жидков. – М.: Изд-во МН 1988.- 352с.

Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов./ А.И. Косарев – М.: Норма 2003.- 464с.

Кенигсон А.В. Очерк происхождения и исторического развития суда присяжных в делах уголовных. // А.В. Кенигсон / Витебск: 1871. – с.32-37.

Решетников Ф.М. Правовые системы мира. / Справочник // Ф.М. Решетников. М., 1993. с.280.

  1. История [ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС] / Феодальное право Англии. М. – 2009 режим доступа http://www.history.rin.ru/ Дата доступа 13.03.2009.

    Энциклопедия Кирилла и Мефодия 2008[Электронный ресурс] – Электрон. дан. и прогр. (4,6Гб).

    – М., 2008. — 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM): зв., цв.

    Толковый словарь Брокгауза и Ефрона [Электронный ресурс] — Электрон. дан. и прогр. (4,4Гб).

    – М., 2004. — 6 электрон. опт. диск (CD-ROM): зв., цв.

    Ильинский Н.И. история государства и права зарубежных стран: курс лекций. 2-е издание. Переработанное и дополненное. /Н.И. Ильинский. — М.: Издательство деловой и учебной литературы. 2006. – 624с.

    Венисов А.В. История государства и права зарубежных стран: в 2-х частях. Часть 1. История государства и права древних и средних веков / А.В. Вениосов, В.А. Шелкопляс. //Приложения.- Мн.: Академия МВД РБ 2004.- С.314-568

    БСЭ. – 3-е изд. – М., 1977. – Т. 27. – С. 284–287.

    Тольковый словарь Брокгауза и Ефрона. – 2-е изд. – СПб.: «ТЕРРА»-«TERRA»., 1993. – Т.70.- С. 539-542.

    Всемирная история войн /The Harper Encyclopedia of MILITRY HISTORY/ Р. Эрнест Дюпюи, Тревор Н. Дюпюи. – в 4-х томах. Том 2. Москва: «АСТ», 1998. – 940с.

    права. Якщо в Англ ії й у визначеній мірі у Франції з XIII ст. норми права … ідити такі напрямки феодального права Німеччини, як характеристика джерел права феодально ї Німеччини, кримінальне…

  2. Держава і право Англ ії Новітнього періоду

    Реферат >> Право, юриспруденция

    Держава і право Англ ії Новітнього періоду. … та риси права . Через особливості формування англ ійського права його джерела… найбільш архаїчні норми феодального права , які обмежували діяльність… них становила 12%. Кримінальне право Англ ії все ще залишається арха…

Формирование судебно-правовой системы Англии в период феодализма шло автономным путем, независимо от влияний Европейского континента. В феодальном праве Англии есть свои особенности:

  • — существование «общего права» и «права справедливости», основанных на прецедентах, составляет характерную черту англосаксонской системы права.
  • — сугубо английским институтом вещного права стал оригинальный правовой институт доверительной собственности (траст).

  • — английское процессуальное право также развивалось совсем по иным закона, нежели континентальное. Это было связано с тем, что здесь не получило развития римское право. Поэтому в Англии не было инквизиции и не получила своего развития стадия предварительного расследования.

В каждой стране существует своя судебно-правовая система, в каждой стране есть свои особенности формирования права.

В раннефеодальный период до нормандского завоевания в Англии, как и в других странах, право формировалось на основе правовых обычаев, записей, которые дошли до нас в виде Правды Этельберта (VI век), Правды Ина (конец VII века), Правды Альфреда (IХ век), Законы Кнута (ХI век).

По своему содержанию они во многом схожи с другими варварскими правдами.

Сказывался на развитии права и такой источник, как нормативные акты, составлявшие королевское законодательство. Постепенно повышало свою роль в связи с тем, что было более подвижным и гибким. Именно с помощью нормативных актов получают правовое закрепление не только процесс феодализации общества, но и усиление власти короля и его администрации.

В отдельных королевствах были изданы сборники обычаев, включающее в себя также новые нормы права — результат законодательной государственной власти. После нормандского завоевания продолжали действовать старые англосаксонские обычаи. Аннерс Э. История Европейского права (перевод со шведского) Институт Европы. — М.: Наука, 1994г.

В отличие от континента развитие английской правовой системы пошло по пути преодоления пртикуляризма и создания едино для всего государства права. Это объясняется прежде всего тем, что Англия не знала феодальной раздробленности и представляла собой централизованное феодальное государство с сильной властью.

Большую роль в судебной системе Англии играл институт разъездных судей. При рассмотрении споров на местах разъездные королевские судьи руководствовались не только законодательными актами королей, но и местными обычаями и практикой местных судов. Возвращаясь в свою резиденцию, они в процессе обобщения судебной практики вырабатывали общие нормы права, которыми руководствовались королевские судьи при рассмотрении дел как в центре, так и во время выездов на места. Так постепенно из практики королевских судов сложились единообразные нормы права, применявшиеся по всей стране, так называемое «общее право».

Начиная с ХIII века в королевских судах стали составлять протоколы, отражавшие ход судебного заседания и решения суда. Эти протоколы назывались «свитками тяжб». С середины ХIII века до середины ХVI Века отчеты о наиболее важных судебных делах печатались в «ежегодниках», которые затем сменили сборники судебных отчетов. Именно в это время зарождается основной принцип «общего права»: решение вышестоящего суда, записанное в «свитки тяжб», является обязательным при рассмотрении аналогичного дела этим же судом или нижестоящим судом. Принцип позже получил название судебного прецедента. Судебный прецедент — это устойчивая судебная практика. Но иногда это может быть и единичное решение суда высшей инстанции (в том числе для себя самого) по сходному делу.

В прецеденте необходимо выделять общую норму — «основание решение» (ratio decidendi).

Собственно это и будет прецедентом. Помимо ratio в прецедент входит и obiter dictum — «попутно сказанное». Обычно ratio отграничивается от obiter dictum следующим образом: если после изменения какой-либо части прецедента изменилась и суть вынесенного решения, это было ratio.

Источником английского феодального права являются также статуты — законодательные акты центральной власти. Первоначально акты королевской власти назывались по-разному: статуты, ассизы, провизии, хартии. С оформлением законодательных полномочий парламента под статутами стали также понимать законодательные акты, принятые королем и парламентом.

Акты, принятые парламентом и утвержденные королем, считались высшим правом страны, способным изменять и дополнять «общее право», однако суды имели право толкования этих законов. Совокупность законодательных актов короля и актов, принятых совместно королем и парламентом, получила название «статутного права».

Феодальное Англии

обычай и королевское законодательство

Основываясь на обычном праве, последующие сборники заимствовали предшествующих.

нормы торгового и канонического права

Политика первых нормандских королей, начиная с Вильгельма Завоевателя, также была направлена на соблюдение «старинных и добрых англосаксонских обычаев». В это время, таким образом, уже зарождается традиция стойкой исторической преемственности английского права, а роль главного соблюдения его норм переходит к сильной королевской власти, к складывающейся системе общегосударственных королевских судов.

«Общее право»

«общего права»

Кроме того, рассматривались ими и «общие тяжбы» или «тяжбы народа» по жалобам, поступающим к королю. Одним из первых центральных королевских судов и стал суд «общих тяжб», созданный в 1180 году. В начале XIII в. функции разрешения дел по жалобам королю перешли в «Суд королевской скамьи». Разъездные суды начали унифицировать нормы местного обычного права и создавать «общее право» с помощью королевской канцелярии, которая издавала специальные приказы, как правило по заявлению потерпевшей стороны, которые содержали требование к обидчику или шерифу исполнить его и устранить нарушенные права жалобщика. Затем стали издавать специальные судебные приказы, требование которых было обращено непосредственно к обидчику — явиться «перед нами или нашими судьями в Вестминстере» и дать ответ на жалобу, то есть опровергнуть или признать нарушение прав другого лица.

Со временем в приказах стал четко формулироваться вид требования, иска; приказы стали классифицироваться по определенным видам правонарушений. Истец, таким образом, получал уверенность, что если нарушение его прав, нашедшее выражение в соответствующем приказе, будет доказано в суде, то он выиграет дело.

Так как на ранней стадии формирования «общего права» королевские приказы издавались по каждому конкретному случаю, то уже к началу XIII в. их накопилось так много, что в них трудно было разобраться. В связи с этим в XIII в. стали издаваться своеобразные справочники по «общему праву» — реестры приказов, в которых они стали фиксироваться в виде образцов исков, в строгой юридической форме.

Стороны с этого времени не могли свободно обосновывать свои права, а обязаны были опираться на эти образцы, что неизбежно должно было привести к окостенению системы приказов, к сокращению притока новых формул исковых требований. Так и произошло. Если лорд-канцлер как глава королевской канцелярии выпускал какой-либо приказ по собственной инициативе, то судьи часто отказывались его применять. Ограничения издания новых приказов нашли отражение в Оксфордских провизиях в 1258 году, в период обострения борьбы крупных феодалов (баронов) с королем.

Поток жалоб, поступавших к королю и не находивших судебной защиты, был столь велик, что он заставил английского короля Вестминстерским статутом 1285 года предписать лорду-канцлеру как хранителю «реестра приказов» расширить действие «общего права» путем выпуска новых приказов по аналогии, подобных прежним. «Реестр приказов» пополнился после этого универсальным иском «применительно к данному случаю». Но и с помощью этих временных мер предусмотреть все жизненные ситуации было невозможно. «Общее право» продолжало окостеневать. С XV в. канцлер уже не составлял формулу приказа, она писалась самостоятельно истцом, который только обращался за печатью короля.

Другим каналом формирования норм «общего права»

Вместе с публикацией материалов судебных дел стала формироваться и теория судебного прецедента, еще далеко не завершенная в это время. Руководящий принцип, закрепленный в предшествующем решении королевских судов по определенному правовому вопросу, стал приобретать постепенно силу образца при рассмотрении аналогичных вопросов в будущем.

В XIV в. в Англии бурно развиваются рыночные, частнособственнические отношения, но они не находят адекватного отражения в нормах «общего права», формализм которого препятствует этому. Почему же готовые рецепты регулирования частнособственнических отношений римского права в это время не были востребованы в Англии? Ответ надо искать прежде всего в истории формирования английских судов.

Нормандское завоевание приблизило Англию к интеллектуальной жизни континента. Первые английские судьи, те же клирики и чиновники, были открыты для восприятия высоких достижений римской правовой культуры. Но с конца XIII в. при Эдуарде I их стали назначать из профессионалов. Именно тогда складываются замкнутые корпорации судей с принадлежащими им подворьями, где готовились будущие судьи и правозаступники (баристеры и солиситоры).

Монополизировав в своих руках охрану английского миропорядка, они выступали, защищая прежде всего свои профессиональные интересы, ярыми апологетами «общего права», доказывая его несравненные преимущества перед правом римским. При этом утверждалось, что они не создают право, а лишь открывают его извечно существовавшие нормы. К тому же самобытная система «общего права» уже в XIV в. занимала прочные позиции в этой стране.

Результатом формализма, дороговизны, медлительности, общей неспособности «общего права» решительно трансформироваться в связи с меняющимися историческими условиями стало появление в Англии в XIV в. «суда справедливости» и последующего формирования еще одной , «права справедливости».

«Право справедливости»

Возникновение «суда справедливости» было связано с деятельностью лорда-канцлера — «проводника королевской совести», который сначала от имени короля, а с 1474 года — от своего имени стал оказывать защиту истцам, жалующимся на «плохое правосудие», на то, что их обидчики не преследовались, а они не защищались в судах «общего права».

На основе обращения потерпевших к королю с просьбой «ради Бога и милосердия» защитить их права лорд-канцлер стал издавать приказы о вызове под страхом штрафа обидчика в канцлерский суд, где без формальной процедуры разбирались жалобы, выносились решения, невыполнение которых грозило ответчику тюремным заключением на основе специального приказа за неуважение к суду. В начале XIV в. при Эдуарде II аппарат при лорде-канцлере окончательно превращается в суд, не связанный нормами «общего права», а руководствующийся нормами «справедливости».

«Право справедливости» не обладало жесткой детерминированностью, оставляя решение многих вопросов на откуп судей, что неизбежно должно было привести к созданию ряда принципов, ограничений, соответствующего «инструментария» справедливости. Эти принципы и стали создаваться по мере того, как накапливались решения «судов справедливости». Судебные отчеты по рассматриваемым делам начали публиковаться поздно, с 1557 года, когда резко возросло количество дел в судах справедливости.

Основные принципы «права справедливости», часть которых была заимствована из «общего права», сведенные в определенную систему норм в XVII в., сохранили свое значение до наших дней.

Основные принципы «права справедливости»:

  • «право справедливости» — это «милость короля», а не исконное право потерпевшего. На «право справедливости» нельзя претендовать во всех случаях нарушения прав, так как оно носит дискреционный характер, то есть зависит от усмотрения суда;
  • «право справедливости» не может быть дано в ущерб правам лиц, основанным на «общем праве», если только эти лица не совершили каких-либо неправомерных действий, вследствие которых было бы несправедливым с их стороны настаивать на своих правах;
  • там, где возникает между нормами «права справедливости», действует норма «общего права»;
  • там, где возникает коллизия прав по «праву справедливости», следует защищать те права, которые возникли раньше по времени;
  • равенство есть справедливость. Тот, кто ищет справедливости, должен сам поступать справедливо;
  • «право справедливости» признает приоритет закона, но не допускает ссылки на закон в целях достижения бесчестных намерений и пр.

«Право справедливости» создавалось не для того, чтобы заменить «общее право», а чтобы придать ему большую эффективность путем отхода от старых формальных правил, создать средства защиты нарушенных прав и интересов в тех сферах общественных отношений, которые не затрагивались нормами «общего права». Если сначала «право справедливости» дополняло «общее право», то со временем, в силу изменившихся исторических условий, оно стало приходить в прямое противоречие с ним. Столкновения между «судами справедливости» и судами «общего права» начались в 1616 году, когда был поставлен вопрос о том, может ли «суд справедливости» выносить решение после соответствующего решения суда «общего права» или вместо него? Резко конфликтную ситуацию вызвали прежде всего приказы канцлерского суда, запрещающие исполнение некоторых решений судов «общего права».

Яков I, предпоследний абсолютистский король в Англии, решил этот конфликт в пользу «суда справедливости», судьи которого отстаивали абсолютную и неограниченную власть монарха, имеющего право вмешиваться «через своих слуг» в отправление правосудия. Им был издан указ, что нормы «права справедливости» имеют преимущественное значение.

Особый характер развития прецедентного права потребовал обращения и к трудам английских правоведов, которые очень рано стали выполнять роль гидов в лабиринтах двух систем английского права.

Статутное право

С XV в. появляются ученые трактаты уже по наиболее важным и сложным вопросам права. В сферу внимания английских правоведов все чаще попадают и нормы статутного права, значение которых со временем все больше возрастает. В практике английских судов постепенно устанавливается обыкновение ссылаться на сочинения наиболее известных правоведов, тем самым их труды приобрели характер своеобразных источников английского права.

статутное право

ассизами, хартиями

До возникновения парламента, а точнее до царствования Эдуарда I, различий между королевским ордонансом и статутом не проводилось. Постепенно название статута закрепилось за актом, принятым парламентом и подписанным королем. Статуты — парламентские акты стали отличаться от других источников права средневековой Англии тем, что их законность, в отличие от их , не могла обсуждаться в судебном порядке.

Понятие статут , более приближенное к современному парламентскому акту, появилось лишь в 1327 году, когда общины обратились к королю с просьбой доводить до его сведения «общие петиции» (содержащие часто готовые законопроекты — билли) и получать «ответ короля и его советы в письменной форме за Большой печатью королевства». С этого времени одни законодательные акты принимались королем «с согласия Совета», другие — «с согласия парламента». Подтвердив право короля издавать «указы в Совете», парламент установил, что впредь только статут может изменить содержание ранее принятого статута.

Все парламентские ограничения королевского законодательства фактически были отброшены в период абсолютизма, когда указы короля вторгались в решение самых важных государственных вопросов, а парламент часто сам уполномочивал короля издавать указы, которые существенно меняли содержание парламентского статута. Установившаяся практика была закреплена статутом 1539 года, предоставившим королю широкие права в издании прокламаций, указов, когда парламент не заседает, «если возникает необходимость действовать со всей быстротой, требуемой обстоятельствами».

Источники и системы права. В начальный период разви­тия феодализма (до второй половины XI в.) основным источ­ником английского права, как и на континенте, являлся обы­чай. Уже начиная с VI в. получила распространение практика издания основанных на обычаях правовых сборников, припи­сываемых отдельным англосаксонским королям и имевших об­щее наименование «правд» — Правда Этельберта (начало VII в.), Правда Инэ (VII в.), Правда Альфреда (IX в.) и др. По­скольку каждый из последующих правовых сборников был тес­но связан с предыдущими, укреплялась традиция тесной пре­емственности в развитии английского права, приобретавшая характер его важнейшей специфической особенности.

Завоевание Англии нормандским герцогом Вильгельмом (1066 г.) положило начало становлению единой правовой сис­темы в масштабах всей страны — т. н. «общего права» (сошшоп law).

Действие его гражданских норм стало со временем рас­пространяться на все категории свободного населения; что ка­сается уголовного права, то под его действие подпадали и вил­ланы. Формированию этой системы способствовало то обстоя­тельство, что юрисдикция короля распространялась на всю стра­ну, а ее проводниками являлись разъездные судьи, которые облекали принципы и идеи общего права в конкретные норма­тивные и организационно-процессуальные формы. Нормы об­щего права базировались на традициях древнего англосаксонс­кого права, обычаях Нормандии, решениях королевских судов (судебных прецедентах), в определенной степени — на нормах канонического права. Вопрос о степени влияния римского права на систему общего права остается спорным.

Деятельность разъездных судей впервые приобрела зна­чительных размах в годы правления Генриха II Плантагенета (1154-1189 гг.).

Привлечение ответчика к суду производилось на основе специального приказа о праве (writ), который изда­вался королевской канцелярией за соответствующую плату по заявлению потерпевшей стороны. Приказ этот рассматривался как привилегия и выдавался только тем лицам, которые, по усмотрению короля, имели право на особую защиту, но не нашли ее в сеньориальном суде. С течением времени в этих при­казах стал четко формулироваться вид предъявляемого требо­вания; вследствие этого приказы стали классифицироваться по видам правонарушений. Все возраставшее количество приказов привело к необходимости их систематизации. В связи с этим в XIII в. начали издаваться реестры приказов, содержавшие об­разцы исков, составленные с учетом всех юридических фор­мальностей. Соблюдение таких формализованных образцов от­ныне стало обязательным в деятельности судов общего права; практика свободного обоснования сторонами своих взаимных требований была полностью прекращена. Круг исковых фор­мул оказался замкнутым — он исчислялся только 39 варианта­ми; приток новых формул, отражавших многообразие жизнен­ных реалий, стал практически невозможным. Вследствие этого проявилась и стала набирать силу тенденция утраты системой обычного права необходимой динамичности, гибкости и спо­собности к трансформации; возникла опасность ее консерва­ции и окостенения.

В своих основных чертах система «общего права» сформи­ровалась на протяжении XII-XIII вв. Но уже к XV в. она окон­чательно перестала соответствовать уровню социально-эконо­мического развития страны, вступавшей в эпоху капитализма.

В полной мере проявились негативные стороны этой системы — консерватизм и строгий формализм, сопровождаемые затра­той массы времени и средств. Гипертрофированное внимание к процедуре, свойственное системе общего права, грозило ра­створением в форме самой сущности права, утратой приорите­та сущности в пользу формы.

Прямым ответом на потребности общественного разви­тия явилось формирование в течение XIV-XV вв. новой систе­мы права — т. н. «права справедливости» (law of equity).

Право справедливости сложилось в результате судебной деятельности лорда-канцлера, который выступал проводником королевской «милости и справедливости». Оформление аппарата при лорде- канцлере в качестве особой судебной структуры произошло в начале XIV в. Лорд-канцлер, действуя первоначально от имени короля, а с 1474 г. и от собственного имени, был наделен пра­вом оказывать защиту лицам, которые считали себя незащи­щенными в системе судов обычного права. Рассматривая такие дела по существу, лорд-канцлер, в отличие от судей Вестмин­стерских судов, был свободен в выборе процедуры; участие присяжных здесь не было обязательным. Принципиально важ­ным было и то, что лорд-канцлер не был связан действующим правом: исходя из «соображений справедливости», он мог опе­рировать нормами и обычного, и канонического, и римского, и международного права. В отличие от публичной и устной про­цедуры Вестминстерских судов, судопроизводство лорда-кан­цлера было закрытым и письменным. Лицо, признанное ви­новным, подлежало немедленному аресту; арест накладывался и на его имущество. Существовала принципиальная возмож­ность принесения апелляции на решение канцлерского суда в палату лордов парламента, но к XVI в. непосредственное рас­смотрение лордами судебных дел уже вышло из практики.

В начальный период своего существования право справед­ливости не вступало в конфликт с общим правом, а лишь до­полняло его. Баланс двух правовых систем строился на основе признания приоритета общего права. В целом, сосуществова­ние двух правовых систем принесло известную пользу общему праву: был несколько ослаблен его мертвящий формализм, ему была придана большая гибкость и динамичность. Однако к на­чалу XVII в. в соотношении двух правовых систем на первый план стали выступать конфликтные проявления. Весьма суще­ственным было то, что эти противоречия из сферы юридичес­ких абстракций стали все более перемещаться в политическую плоскость, являясь одним из самых ярких выражений социаль­ной напряженности предреволюционной эпохи: суды общего права объективно превращались в самых последовательных со­юзников парламента в его борьбе против абсолютизма. В свою очередь, решение Якова I о признании приоритета норм права справедливости над нормами общего права со всей очевиднос­тью выявило абсолютистские притязания Стюартов.

При всем отличии друг от друга двух названных систем права, действовавших в средневековой Англии, было нечто общее, что их объединяло. Этим общим являлся судебный пре­цедент — тот глубинный источник, которым питались обе сис­темы. В период абсолютизма (к началу XVII в.) окончательно сложилось правило, согласно которому всякие правовые идеи и действия, реализованные в практической деятельности вы­шестоящего суда по конкретному делу, должны быть непре­менно учтены и использованы при рассмотрении аналогично­го дела (в случае совпадения фактических обстоятельств) все­ми нижестоящими судами. Так, решения палаты лордов счита­лись обязательными в качестве прецедента для всех других су­дов, решения Вестминстерских судов — обязательными для низших судов и рекомендательными для последующей судеб­ной практики от имени короны. Отвергнуть прецедент могла только высшая судебная инстанция; в этом случае он терял свою юридическую силу. Вследствие этого постепенно приоб­ретал характер аксиомы принцип, согласно которому един­ственным способом бытия права может быть только судебная практика; вне этой практики не существует и самого права. Но при этом судья не создает права: своим судебным решением он только обнаруживает право, уже до этого существовавшее. Ра­зумеется, следует уточнить, что в рамках каждой из двух пра­вовых систем существовала собственная прецедентная база: прецеденты, возникшие в практике деятельности судов обще­го права, имели силу для судов только этой системы, равно как и решения лорда-канцлера играли роль прецедента только в нижестоящих «судах справедливости».

С момента возникновения института разъездных судей материалы их деятельности стали фиксироваться сначала в виде краткой записи, а впоследствии в виде развернутого протоко­ла, самой важной частью которого была мотивировка приня­того решения. С начала XIII в. эти протоколы стали сводиться в так называемые «Свитки тяжб». Для удобства пользования в судах материалы наиболее важных судебных дел стали система­тизироваться и публиковаться в виде официальных «Ежегод­ников». Со второй половины XVI в. вместо этих общих ежегод­ников начали издаваться сборники судебных решений, состав­ляемые по отраслевой системе.

Кроме судебных прецедентов, важнейшим источником права феодальной Англии на всех этапах его развития, начиная со времен Вильгельма I Завоевателя, оставалось королевское законодательство. Значительным размахом отличалась законо­дательная деятельность Генриха II и Эдуарда I, явившихся ос­новоположниками системы общего права. Первоначально не существовало единообразия в наименовании документов, из­даваемых королевской властью. Однако с эпохи сословно-пред- ставительной монархии получил распространение термин «ста­тут», обозначавший акт, принятый парламентом и утверж­денный королем. Статут обладал высшей юридической силой, и его законность не могла быть обсуждаема в судебном порядке. В 1327 г. решением парламента было установлено, что изменить содержание действующего статута может только другой статут, принятый с соблюдением аналогичной процедуры. С течением времени статутное право (под ним подразумевались все право­вые нормы, изложенные в актах парламента и короны, начи­ная с Великой хартии вольностей 1215 г.) стало рассматри­ваться в качестве одного из важнейших источников английско­го права.

В период абсолютизма короли династии Тюдоров получи­ли практически неограниченную возможность осуществлять за­конодательство по всем самым важным государственным воп­росам. В нарушение указанного постановления 1327 г. статутом 1539 г. королю было предоставлено право в период, когда парла­мент не заседает, осуществлять издание так называемых прокла­маций, которые могли отменять нормы принятых ранее статутов.

Вовлечение Англии в широкую европейскую торговлю явилось одной из существенных причин проникновения в ее правовую систему норм международного торгового права. Уже в XIII-XIV вв. на территории страны действовала целая сеть тор­говых судов, которые в своей практической деятельности час­то отступали от норм общего права. Королевская власть актив­но покровительствовала торговому предпринимательству, бра­ла под свою защиту имущественные и личные интересы куп­цов. На решения купеческих судов можно было приносить апел­ляции как в королевский суд, так и в суд лорда-канцлера.

На протяжении всего средневековья продолжали сохра­нять свою роль источников права и нормы канонического права. Борьба королевской власти за сокращение сферы деятельности церковных судов шла с переменным успехом. После реформи­рования церкви, осуществленной в XVI в., действие норм ка­нонического права допускалось в тех пределах, пока они не противоречили законам страны и прерогативам короны. По некоторым вопросам (касающимся, например, наследований по закону и завещанию) допускалось толкование норм кано­нического права судами общего права.

Наконец, к источникам английского права принято при­числять и труды наиболее авторитетных юристов. Первый пра­вовой трактат («О законах и обычаях Англии» — 1189 г.) был написан Р. Глэнвиллем, юстициарием короля Генриха II. Этот труд представлял собой обширный комментарий к приказам королевских судов, формировавших систему общего права. Опуб­ликованный в 1260 г. одноименный трактат Г. Брактона, одного из высших судей Суда королевской скамьи, являлся система­тизированным сводом норм «обычного права», почерпнутых из «Свитков тяжб»; в трактате было использовано и несколько сотен (не менее 500) отрывков из Дигест Юстиниана. К XV в. относится появления ряда исследований, посвященных наибо­лее важным и сложным вопросам права. Примером может слу­жить трактат видного политика и правоведа, лорда-канцлера Д. Фортескью «О похвальных законах Англии». В начале XVII в. широкой известностью пользовались составленные главным судьей Суда общих тяжб Э. Коком «Институции законов Анг­лии» (в составе 4 книг), которые затрагивали широкий круг проблем гражданского, уголовного и процессуального права.

Таким образом, основной особенностью судебно-право­вой системы средневековой Англии являлся ее дуализм, бази­ровавшийся на параллельном функционировании институтов «общего права» и «права справедливости». Укрепившаяся коро­левская власть не только не устранила этот дуализм, но санк­ционировала его в законодательном порядке. Мощным факто­ром, поддерживавшим силу этой традиции, являлось правило судебного прецедента, обязывавшее суды не менее строго сле­довать предыдущим решениям, чем соблюдать текущее зако­нодательство.

Право земельной собственности. Специфика данной от­расли в целом, равно как и отдельных ее институтов, опреде­лялась тем основополагающим принципом, согласно которому верховным собственником земли в государстве признавался только король. Эта традиция вела свое происхождение со вре­мен Вильгельма Завоевателя, который в 1086 г. в городе Солс­бери впервые принял присягу всех ленников страны. Поэтому в праве посленормандского периода не существовало понятия неограниченной, безусловной собственности на землю, когда оно касалось королевских подданных.

Одним из основополагающих понятий земельных прав являлось понятие владения (tenancy).

В свою очередь, владение могло быгть свободным (freehold) и несвободным (copyhold).

Если владелец фригольда имел право на защиту своего держания в судах общего права, то несвободное держание долгое время не обладало такой защитой. Лишь с XV в. иски, связанные с копи­гольдом, стали приниматься к рассмотрению, причем перво­начально только в канцлерском суде.

Английскому средневековому праву были известны не­сколько вариантов свободных держаний, которые отличались друг от друга объемом владельческих прав и правовых интере­сов конкретного держателя. Наиболее полным по объему и по­тому наиболее близким к частной собственности было держа­ние в форме «fee simple», свободно передаваемое по наследству и защищаемое в суде как «реальная собственность». Третий Вестминстерский статут 1290 г. впервые разрешил свободным людям продавать свои держания (или их части) с тем, однако, непременным условием, что все повинности, лежавшие на дер­жании, перейдут в полном объеме на покупателя. Одновремен­но был подтвержден запрет продажи или дарения светских феодов в пользу духовенства. Наименьшую судебную защищен­ность имели свободные держания в форме аренды, особенно те из них, которые были ограничены определенным сроком.

В английском вещном праве со времен средневековья дей­ствовал специфический институт, не имевший аналогов в стра­нах континентальной Европы, — так называемый институт доверительной собственности, получивший со временем наи­менование траста (trust).

Суть этого института заключалась в том, что одно лицо (учредитель траста — settlor) передавало свое имущество или часть его другому лицу (доверительному собственнику — trustee), поручая ему управлять этим имуще­ством в своих интересах или интересах третьих лиц. Довери­тельный собственник при этом выступал перед этими третьи­ми лицами в качестве собственника имущества, но отвечал за управление им перед учредителем траста. Возникновение трас­та объясняется особенностями английского феодального зем­левладения, затруднявшими свободное распоряжение земель­ной собственностью. С помощью этого института реальный соб­ственник мог избежать материальных тягот, связанных, напри­мер, с налогообложением, представляя в государственные орга­ны заниженные сведения о своем действительном имуществен­ном состоянии. Хотя практика передачи земли в целевое ис­пользование была известна еще с XII в. (особенно значитель­ное развитие она получила в период крестовых походов), пра­вовая защита института доверительной собственности стала осуществляться в канцлерском суде лишь с конца XIV в. При­мерно к этому же времени относятся первые попытки регла­ментации траста в законодательном порядке.

Институтом доверительной собственности особенно ши­роко пользовались религиозные конгрегации: передавая свои земли мирянам, они обходили правовые и религиозные огра­ничения на накопление богатств. Когда в период Реформации королевская власть встала на путь секуляризации, она столк­нулась с большими трудностями: значительные массивы цер­ковных земель оказались в руках доверительных собственни­ков, на которых конфискационные меры правительства фор­мально не распространялись. Специально принятый статут 1535 г. временно разрешил эту коллизию в пользу короны: было ус­тановлено, что собственником вещи является тот, в чьих инте­ресах она управляется. На этом основании была произведена конфискация церковного имущества у всех лиц, которым было доверено управление им. После завершения Реформации ин­ститут траста активно использовался светскими властями, ког­да в сфере их внимания оказались социальные проблемы, по­требовавшие, в частности, активизации благотворительной деятельности.

Обязательственное право. Обязательства возникали из договоров и причинения вреда. Договорные отношения полу­чили свое развитие в связи с общим прогрессом товарного производства, укреплением рыночных связей. Договоры под­разделялись на формальные, т. е. заключенные в соответствии со строго установленной процедурой, и неформальные, или простые. Первоначально общее право предоставляло защиту только формальным договорам, и потому защиту неформаль­ным договорам можно было найти только в суде лорда-канц­лера. Однако под влиянием норм права справедливости с кон­ца XV в. суды общего права также стали предоставлять защиту неформальным договорам в виде словесных соглашений.

Обязательства из причинения вреда первоначально воз­никали лишь в том случае, когда одна из сторон осуществляла насильственные действия по отношению к другой. В XV в. стали также получать правовую защиту и интересы тех лиц, которые потерпели ущерб в результате ненасильственных действий парт­нера (например, в форме бездействия), а также неисполнения либо ненадлежащего исполнения договора.

Специфическую регламентацию получил в середине XIV в. договор личного найма: когда в результате эпидемии чумы 1348- 1349 гг. резко сократилось число рабочих рук и работо­датели стали нести убытки, ряд статутов обязал наемных ра­ботников соглашаться на оплату, существовавшую до эпиде­мии. Отказ от найма на этих условиях влек за собою уголовную ответственность (штраф, тюремное заключение, наложение клейма).

Не случайно статуты середины XIV в. являлись своеоб­разной прелюдией к «кровавому законодательству» эпохи Тю­доров и Стюартов.

В условиях бурного развития капитализма Англия явилась родиной антимонопольного законодательства (Статут о моно­полиях 1624 г.), а также патентного права.

Брачно-семейное и наследственное право. Область брачно- семейных отношений регулировалась преимущественно норма­ми канонического права, закрепленными в законе. Некоторые сферы имущественных отношений супругов могли регулиро­ваться и нормами общего права. Дееспособность замужней жен­щины была резко ограничена: она не могла заключать догово­ры, выступать в суде в защиту своих прав. Движимое имуще­ство женщины после заключения брака переходило к мужу, а недвижимость находилась под его управлением. Развод, допус­каемый в свое время старинным англосаксонским правом, ка­ноническим правом не признавался; разрешалось, однако, раз­дельное проживание супругов в условиях «отлучения от стола и ложа». Вероятно, в исключительных случаях, когда речь шла о высокопоставленных особах, решение вопроса о разводе могло быть вынесено на усмотрение папы римского (как уже было указано ранее, именно бракоразводные дела Генриха VIII яви­лись непосредственным поводом к началу реформирования английской церкви).

Внебрачные дети не признавались закон­ными: церковь рассматривала их рожденными в грехе. Однако здесь играли роль не только морально-этические соображения, но чисто материальные расчеты, поскольку узаконение вне­брачных детей расширяло бы круг потенциальных наследников. Мертонский статут 1235 г. запрещал узаконение внебрачных детей даже фактом последующего брака их родителей.

Переход недвижимости в пользу наследников первона­чально осуществлялся лишь в форме наследования по закону и с обязательным соблюдением принципа майората (этот прин­цип стал безраздельно господствующим после того, как был подтвержден Вторым Вестминстерским статутом 1285 г.).

Тра­диционному общему праву не было известно завещательное распоряжение земельной собственностью. Оно было введено лишь вместе с институтом доверительной собственности (тра­ста), который со временем стал определять весь порядок полу­чения наследства несовершеннолетними наследниками как по закону, так и по завещанию. К середине XVI в. завещательная свобода наследодателя в отношении недвижимой собственнос­ти была расширена; при этом наследники, удовлетворенные завещателем, должны были материально обеспечить детей, не получивших наследства. Защита исков, связанных с наследова­нием недвижимости по завещанию, осуществлялась судами права справедливости.

Движимое имущество подразделялось, как правило, на три части: одну часть наследовала жена, другую дети, а в отно­шении последней трети наследодатель обладал завещательной свободой.

Уголовное право. Проблемы общей части уголовного права на протяжении всего периода средневековья оставались недо­статочно разработанными. Начиная с XII в. под влиянием рим­ского и канонического права основанием возникновения уго­ловной ответственности стало признаваться наличие вины, хотя пережитки объективной ответственности сохранялись еще дли­тельное время. Невменяемость трактовалась как бесспорное ос­нование для освобождения от уголовной ответственности. К числу обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, относилась и необходимая оборона в условиях прямой угрозы жизни. Институт соучастия разрабатывался с учетом той конк­ретной роли, которую данное лицо сыграло в преступлении; при этом тяжесть вины во многом определялась тем, действо­вал ли соучастник до или после совершения преступления.

Специфической чертой особенной части средневекового уголовного права Англии являлась достаточно четкая класси­фикация преступных деяний с точки зрения их тяжести. К XIV в. сформировалась традиционное деление преступлений на три основные группы: измена (treason), фелония (felony) и мисди- минор (misdemeanour).

Первое звено составляла измена, под которой понима­лись наиболее серьезные государственные преступления. В свою очередь, измена подразделялась на «великую» (high treason) и «малую» (petty treason).

Великая измена толковалась общим пра­вом как нарушение долга верности королю. Королевская власть эффективно использовала крайнюю неопределенность этого понятия в борьбе со своими противниками — с представителя­ми как светской, так и духовной знати. Когда в великой измене обвинялись лица духовного звания, они теряли свою привиле­гию подсудности в церковных судах, где они были бы гаранти­рованы от наказания смертной казнью. Имущество всех лиц, осужденных за великую измену, подлежало конфискации в пользу казны.

В 1351 г. был принят статут, содержавший перечень семи форм преступных деяний, которые могли квалифицироваться как великая измена (к их числу относились ведение войны про­тив короля, переход на сторону врагов короля в его королев­стве, посягательство на жизнь, имущество и честь короля и членов его семьи, умерщвление его ближайших сподвижников — канцлера, главного казначея, королевского судьи и т. п.).

С течением времени этот перечень дополнялся новыми преступ­лениями против государственной безопасности: призыв к мя­тежу, незаконные сборища в целях учинения беспорядков, тай­ные сговоры с противозаконными намерениями. С 1416 г. как великая измена стало квалифицироваться посягательство на королевскую монетную регалию в форме фальшивомонетни­чества. Начиная с XV в. в уголовно-правовой практике приме­нялась доктрина «подразумеваемой измены».

Понятие малой измены прилагалось к преступным дея­ниям, совершаемым нижестоящим лицом по отношению к вышестоящему (примерами могут служить умерщвление слу­гой своего хозяина или его жены, женой — мужа, вассалом — сеньора, священнослужителем — вышестоящего прелата).

Вторым звеном в указанной выше трехзвенной системе являлась фелония — тяжкое уголовное преступление, которое первоначально, в конце XII в., означало нарушение вассаль­ных обязанностей; впоследствии это понятие было распрост­ранено на такие деяния, как убийство, поджог, разбой, изна­силование, воровство. Фелония была подсудна королевским судам в качестве преступления, нарушающего «королевский мир». Квалифицирующим признаком фелонии (а тем более — измены) считалось наличие «преступного намерения». Наказа­нием за фелонию была смертная казнь с конфискацией иму­щества.

На третьем месте стоял мисдиминор- уголовно-наказуемое деяние, выросшее из прежних правонарушений, которые в свое время наказывались как гражданско-правовые деликты. Включе­ние в состав этой группы все более серьезных преступлений (та­ких как подлог, мошенничество, изготовление фальшивых до­кументов) постепенно стирало границу между мисдиминором и фелонией, вследствие чего в уголовно-правовой политике преобладала тенденция нарастания репрессии. Впрочем, имели место и редкие случаи отступления от этой общей тенденции: так, мелкая кража (при стоимости похищенного менее 12 пен­сов) во времена Эдуарда III (середина XIV в.) стала квалифи­цироваться не как фелония, а как мисдиминор, и каралась уже не смертной казнью, а тюремным заключением.

Система наказаний на всем протяжении средневековья характеризовалась крайней жестокостью. Самым распространен­ным видом наказания являлась смертная казнь: в XVII в. она полагалась более чем за 50 видов преступлений (сюда относи­лись все виды измены и большинство фелоний).

С целью про­извести максимально сильное впечатление на очевидцев, смер­тная казнь осуществлялась, как правило, публично и в самых изощренных формах (колесование, четвертование, разрывание на части, сдирание кожи, вырывание внутренностей и т. п.).

В 1401 г. парламент установил, что специальным наказанием для еретиков является сожжение на костре. Только два монарха — Генрих VIII и его дочь Елизавета I — уничтожили в общей сложности свыше 150 тыс. еретиков. Применялись также члено­вредительские наказания, тюремное заключение, штрафы и конфискации имущества. Принцип соизмеримости тяжести наказания тяжести преступления английскому уголовному праву феодального периода был неизвестен.

В период первоначального накопления капитала, когда гро­мадная масса трудового люда осталась без средств к существова­нию, правительство прибегло к т. н. «кровавому законодатель­ству», направленному против бродяжничества и нищенства. Уже при Генрихе VII было повешено 72 тысячи «больших и малых воров», как тогда называли бродяг. Законами 1530 и 1536 гг. было разрешено собирать милостыню только старым и неспособным к труду нищим. Закон, принятый в годы правления Эдуарда VI (1547-1553 гг.), предоставлял бродягам один месяц для устрой­ства на работу; после этого они могли быть отданы в фактичес­кое рабство любому, кто доносил на них властям. Хозяин мог силой принуждать таких рабов к труду, продавать их, завещать по наследству, отдавать в наем. За самовольный уход в первый раз раб подвергался клеймению; побег в третий раз карался смер­тной казнью. В царствование Елизаветы I был издан статут 1572 г., согласно которому все нищие старше 14 лет, если они не были калеками и не имели разрешения на сбор подаяния, подверга­лись в первый раз сечению и клеймению. При повторном задер­жании эти наказания многократно ужесточались (обрезание ушей, языка, вырывание ноздрей, отсечение конечностей); в случае третьего правонарушения применялась смертная казнь в самой жестокой форме.

Процессуальное право. Как гражданскому, так и уголовно­му процессу в системе судов общего права был свойствен пре­имущественно состязательный характер. Инициатива возбуж­дения дела и продвижения его по стадиям процесса принадле­жала сторонам. В XII в. еще широко применялись ордалии, су­дебные поединки, присяга и соприсяжничество. В судах общего права подсудимый не был обязан представлять доказательства своей невиновности: бремя доказывания лежало на обвините­ле. Однако обвиняемый не получал копии обвинительного акта до суда; он не мог требовать очной ставки со свидетелями; же­лательные для него свидетели допрашивались без приведения к присяге.

Характерная черта английского судебного процесса со­стояла в том, что стадия предварительного следствия, хотя и отделившаяся от суда раньше, чем в континентальной Европе, оставалась недостаточно развитой. В судах канцлера и в церков­ных судах следственные действия осуществлялись непосред­ственно судьей. В судах общего права расследование производи­лось либо обвинителем (при этом разрешалось прибегать к по­мощи специалистов), либо мировым судьей.

Институт присяжных стал складываться уже в XI в., но получил процессуальное оформление по ассизам Генриха II и с тех пор стал одной из самых характерных черт английского су­допроизводства в рамках «обычного права». Первоначально тре­бовалось согласие обвиняемого на решение дела с участием при­сяжных; существовали даже способы принуждения его к такому согласию. Присяжные участвовали в рассмотрении как граждан­ских, так и уголовных дел. Суд присяжных, начиная с рубежа XIII-XIV вв., мог выступать в двух разновидностях — большое жюри и малое жюри. Большое жюри (в составе 23 чел.) действо­вало на промежуточной стадии между предварительным и су­дебным следствием: оно решало вопрос о предании суду. Малое жюри включало 12 присяжных, подобранных по имущественно­му цензу (20-40 шиллингов).

Оно рассматривало дело по суще­ству и выносило окончательный вердикт; при этом вердикт при­знавался действительным лишь при единогласии присяжных.

В эпоху абсолютизма в судопроизводство стали проникать элементы инквизиционного (розыскного) процесса. Возник новый вид преследования — по обвинительному акту, предпо­лагавший арест подозреваемого и содержание его в заключе­нии до дня судебного разбирательства. При этом обвиняемый не имел права ознакомиться с доказательствами своей вины или представить желательных свидетелей. Допрос обвиняемого проводился с применением пыток, которые были официально санкционированы с середины XV в., несмотря на то, что со­гласно идеологии общего права пытка была принципиально недопустима. Согласно старинной традиции английского пра­ва, молчание обвиняемого рассматривалось как полное при­знание вины.

Что касается формальной теории доказательств, свойствен­ной континентальному процессуальному праву, то в Англии она не имела большого распространения: присяжные преимуществен­но руководствовались собственным убеждением. В целом, инк­визиционный характер процесса был свойствен в основном лишь высоким политическим трибуналам абсолютистской эпохи (в первую очередь, так называемой Звездной палате).

Обжалование судебных решений, как правило, не допус­калось: пересмотр приговоров и решений, вынесенных на ос­новании вердикта присяжных, являлся принципиально невоз­можным. Правом вмешательства в судебную процедуру обла­дал лишь Суд королевской скамьи и только в случае обнаруже­ния неточности при составлении протокола (так называемый «иск об ошибке»).

Лишь в XVII в. тяжущийся получил право ходатайствовать о рассмотрении его дела заново.