Проблемы квалификации хищений, совершенных с применением насилия

Дипломная работа

Конституция Российской Федерации закрепляет в числе основных прав граждан право собственности — право каждого иметь в собственности имущество, свободно владеть, пользоваться и распоряжаться им. Государство гарантирует гражданам защиту их прав и свобод. В современном уголовном праве России собственность признается одним из важных правоохраняемых объектов. Охрана собственности от преступных посягательств провозглашена одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации.

Среди всех преступлений, зарегистрированных в Российской Федерации за последние годы, преступления против собственности составляют абсолютное большинство. Так, в 2006 году — 54,3%, в 2007 году — 53,2%, в 2008 году — 50%, в 2010 году — 47,6%, в 2012 году — 49,4%, и в 2014 году (с января по май) преступления против собственности составляют 44,8% от всех регистрируемых преступлений.

Одним из опаснейших видов преступлений против собственности были и остаются насильственные грабежи и разбойные нападения.

Несмотря на относительно небольшой удельный вес разбойных нападений и грабежей в общей массе преступлений, в иерархии преступлений разбой и насильственный грабеж по своей опасности занимают одно из ведущих мест, поскольку, имея двухобъектный состав, посягает не только на собственность, но и на личность. Общественная опасность хищений чужого имущества определяется еще и тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, негативно влияют на неустойчивых членов общества.

Нестабильное социально-экономическое положение России и факт распространенности насильственных преступлений против собственности, значительная часть которых совершается при отягчающих обстоятельствах, требуют постоянного совершенствования уголовно-правового законодательства.

Нельзя сказать, что проблемам ответственности за насильственные хищения в отечественной юридической науке не придавалось серьезного значения. В исследование и разработку этих проблем большой вклад внесли А.Г. Безверхое, Г.Н. Борзенков, Г.В. Верина, В.А. Владимиров, М.А. Гельфер, М.А. Ефимов, И.А. Клепицкий, С.М. Кочои, Г.А. Кригер, МЛ. Литовченко, Ю.И. Ляпунов, C.B. Максимов, П.С. Матышевский, A.A. Пинаев, Н.С. Таганцев, Ю.М. Ткачевский, B.C. Устинов, Т.Л. Сергеева, С.И. Сирота, Э.С. Тенчов, И.Я. Фойницкий, Е.А. Фролов, П.С. Яни и др. Исследованием насильственных форм хищения в разные годы занимались такие ученые, как B.C. Болотский, P.P. Галиакбаров, Л.Д. Гаухман, М.Б. Гугучия, В.В. Ераскин, А.Н. Игнатов, А. Кардава, В.Н. Кудрявцев, E.H. Макаренко, М.П. Михайлов, A.B. Наумов, В.Я. Рыбальская, А. Севрюков, В.И. Симонов, В.Г. Шумихин и др. Этой тематике был посвящен ряд диссертационных исследований, в частности, Г.В. Вериной, K.M. Гурбанязовой, A.M. Ивахненко, С.Е. Квасницы, Г.Н. Красновского, Ч.Ф. Мустафаева, Р.Д. Сабирова, Е.А. Фролова, А.Д. Чернявского, Н.П. Шарыло, А.Х. Юнусова.

13 стр., 6407 слов

Курсовая №3961 Уголовно-правовая характеристика преступления ...

... преступлений против мира по законодательству Российской Федерации. В заключении содержится итог всей работы указаны основные моменты. Глава 1. Теоретические аспекты преступления против мира 1.1. Понятие и сущность преступлений против мира Преступления против мира и безопасности человечества ...

Таким образом, в научной литературе по уголовному праву уделялось большое внимание рассмотрению насильственных преступлений против собственности, а также исследованию отдельных составов преступлений и квалифицирующих признаков, содержащих вышеуказанные уголовно-правовые понятия. Однако этими исследованиями многогранная проблема борьбы с рассматриваемыми преступлениями, конечно же, не исчерпана. Ряд вопросов не нашел своего отражения в предыдущих работах, отдельные из них не разработаны в достаточной степени в теории, некоторые вопросы продолжают оставаться спорными, а другие получили противоречивое толкование.

Актуальность темы дипломной работы определяется повышенной степенью общественной опасности и высоким уровнем латентности имущественных хищений, сопряженных с насилием. Неполнота теоретической разработанности проблемы, необходимость совершенствования ряда положений уголовной ответственности за насильственные имущественные хищения, отсутствие единообразного толкования признаков состава, вызывающее трудности в применении норм, так же обусловливают актуальность темы исследования и свидетельствуют о ее теоретической и практической значимости. Указанные обстоятельства диктуют необходимость теоретической проработки многих вопросов, касающихся уголовной ответственности за разбойные нападения и насильственные грабежи, требуют уточнения и конкретизации содержания признаков составов данных деяний, и их квалификации.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере реализации правовых норм, устанавливающих ответственность за насильственный грабеж и разбой.

Предметом исследования является комплекс теоретических и практических вопросов, включающих в себя: уровень развития законодательной базы для борьбы с насильственными хищениями, состояние научных разработок в этой сфере, применение и толкование норм уголовного закона, устанавливающих ответственность за имущественные хищения, сопряженные с насилием, данные судебной практики по делам этой категории.

Целью выпускной квалификационной работы является изучение действующего уголовного законодательства об ответственности за хищения с применением насилия и разработка рекомендаций по изменению уголовно — правовых норм в сфере имущественно — насильственных хищений, с целью устранения противоречий в уголовном законодательстве.

Для достижения обозначенных целей были поставлены следующие задачи:

  • изучить историко-правовой аспект имущественных хищений, сопряженных с насилием;
  • дать теоретический анализ общему понятию хищения и насильственным формам хищения имущества;
  • проанализировать понятие насилия, в отношении преступлений против собственности;
  • обосновать сходства и отличия насильственного грабежа и разбойного нападения, как насильственных форм хищения;
  • исследовать вопросы квалификации хищений, сопряженных с насилием и вопросы их отграничения от смежных составов;
  • рассмотреть квалифицированные виды хищений, сопряженных с насилием;
  • сформулировать предложения и рекомендации по дальнейшему совершенствованию норм уголовного закона об ответственности за хищения, сопряженные с насилием.

Нормативной базой выпускной квалификационной работы послужили нормы уголовного законодательства дореволюционного, советского периода, а также Российской Федерации, постановления Пленумов Верховных судов РФ, нормы некоторых федеральных законов, имеющих значение в рассматриваемой области.

13 стр., 6321 слов

Насилие как ресурс государственного принуждения. Возможности ...

... насилия и принуждения как политико-правовых институтов в обеспечении эффективной федеральной и региональной правовой политики необходимы специальные исследования ... государство ... насилия как вынужденного, но необходимого для обеспечения общественной и национальной безопасности, средства ограничения ... имущество, благосостояние. Результат насилия заключается в том, что человек вынужден вести себя не так, как ...

Методологической основой исследования является диалектический метод познания. При проведении исследования использовались общенаучные методы познания, в частности исторический, статистический, сравнительно-правовой, а также ряд частнонаучных методов: метод обобщения полученных знаний, формально — логический и системно-структурный методы исследования.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, библиографического списка используемых источников.

1. Понятие и сущность имущественных хищений, сопряженных с насилием в российском законодательстве

В последние годы криминальная ситуация в России продолжает оставаться достаточно сложной. На состояние правопорядка, личной и общественной безопасности оказывает негативное воздействие целый ряд факторов экономического, социального, политического и нравственно-психологического характера.

При этом общая картина преступности в России приобретает все более выраженную корыстную окраску. Среди преступлений против собственности наиболее распространенными и представляющими повышенную общественную опасность традиционно остаются хищения. В уголовном праве термин «хищение» употребляется в двух смыслах. В первом оно означает конкретный способ совершения преступления против собственности. Во втором употребляется в обобщенном виде как юридическая категория, понятие, характеризующее общие признаки любой формы и вида хищения.

Попытки дать теоретическое определение понятия хищения предпринимались еще в советском уголовном праве. Например, Г.А. Кригер, Г.Л. Сергеева, Д.О. Хан-Магомедов предлагали понимать под хищением преступное завладение имуществом в корыстных целях [10, С. 280]. Из этого определения видно, что авторы имели в виду два основных признака хищения:

  • преступное завладение имуществом;
  • корыстную цель такого завладения.

В настоящее время понятие хищения дано в виде примечания к ст. 158 УК РФ: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправное, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Законодательное понятие хищения дает основания для выделения следующих признаков хищения:

  • хищение направлено против чужого имущества, которое выступает его предметом;
  • хищение представляет собой изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц;
  • хищение — это противоправное действие;
  • хищение — это безвозмездное действие;
  • оно причиняет ущерб собственнику или законному владельцу имущества;
  • оно совершается прямым умыслом и с корыстной целью [29, С. 36].

Эти признаки являются обязательными для всякого хищения, и отсутствие хотя бы одного из них позволяет рассматривать содеянное уже не как хищение, но как иное преступление.

8 стр., 3662 слов

Административная ответственность за мелкое хищение

... При этом в примечании к ст.10.5 КоАП оговорено, что под мелким хищением следует понимать хищение имущества юридического лица в сумме, не превышающей десятикратного размера базовой величины, ... изменения должны быть внесены в КоАП. хищение мошенничество собственность законность В соответствии с ч.1 ст. 10.5 мелкое хищение имущества путем кражи, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, ...

Объектом хищения являются общественные отношения по поводу имущества, юридически выраженные в правомочиях владения, пользования и распоряжения этим имуществом, которыми обладает собственник или иной владелец, и в обязанности других лиц — не препятствовать осуществлению указанных правомочий.

Хищение — это всегда имущественное преступление. Имущество, хотя и тесно связано с понятием собственности, является не объектом, а предметом имущественного посягательства. В теории уголовного права принято выделять три признака, характеризующих имущество как предмет хищения: физический, экономический и юридический.

Со стороны физической имущество как предмет похищения должно быть вещественным (телесным предметом) материального, внешнего по отношению к человеку мира, доступным благодаря своей материальной субстанции чувственному восприятию. При этом безразлично, действию каких именно чувств подвластна та или иная вещь, хотя «обыкновенно она есть предмет осязаемый, который можно взять руками, захватить».

Со стороны экономической предметом хищения могут быть только такие предметы, которые обладают материальной ценностью, что означает, прежде всего его предназначенность для удовлетворения каких-либо потребностей человека (материальных, духовных, иных); другими словами, речь идет о полезности вещи для человека. Если полезные свойства вещи утрачены, она пришла в негодность, утрачивается, как правило, и ее материальная ценность.

К имуществу должен быть приложен человеческий труд, вычленяющий его из естественного состояния. Приложение труда к имуществу в двух возможных ситуациях делает его предметом хищения:

  • когда труд был приложен к нему одними людьми для извлечения (отделения) от природной среды, а завладение этим извлеченным из естественного состояния имуществом производится уже другими людьми без согласия первых;
  • труд был приложен людьми для обеспечения в отношении имущества состояния естественной среды.

Со стороны юридической имущество как предмет хищения должно быть:

1) объектом вещного права;

2) не изъятым из свободного гражданского оборота;

) чужим для виновного.

С правовой точки зрения указанное имущество как объект вещного права и как предмет преступлений против собственности можно подразделить на: а) вещи; б) деньги; в) ценные бумаги.

Вещи как объекты материального мира более всего соответствуют представлениям о предмете хищения. Они обладают физическими параметрами (весом, объемом, количеством) и прочими натуральными свойствами.

Предметом хищения может быть движимое и недвижимое имущество, но чаще всего предмет хищения — это движимое имущество. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) ст. 130 ГК РФ относит земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без соразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе насаждения, здания, сооружения. Также к недвижимому имуществу относится воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и иное подобное имущество.

11 стр., 5011 слов

Понятие, формы и виды хищений имущества

... актуальной. Состояние разработанности темы исследования. Вопросы уголовной ответственности за хищение предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ... художественную или культурную ценность; :: рассмотреть объективные и субъективные признаки хищений предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, ...

В литературе подчеркивается, что посягательство на ряд недвижимых вещей возможно не во всех формах. Что касается объектов недвижимости, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно в силу прочной связанности с землей (жилые дома, здания, растения на корню), то завладение ими путем кражи, грабежа и разбоя в отдельных случаях может быть осуществлено посредством «обращения в движимое» (например, разборка и перевозка индивидуального жилого дома).

Движимым имуществом признаются все не относящиеся к недвижимости вещи, включая деньги и ценные бумаги.

Деньги как предмет хищения представляют собой российские и иностранные денежные знаки, имеющее хождение, т.е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления. Предметом хищения могут быть как наличные деньги в российской иди другой валюте, так и безналичные.

Под ценными бумагами понимаются документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление и передача которых возможны только при их предъявлении. К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги, например ваучеры, и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК РФ).

Предметом хищения может быть только чужое имущество. Похищаемое имущество может находиться во владении собственника либо в законном владении иных лиц, например, в аренде, на хранении. По смыслу нормы предметом хищения не может быть имущество, принадлежащее виновному.

Для кражи, грабежа и разбоя процесс воздействия на предмет хищения называется изъятием, трактуемым в узкофизическом смысле — как противоправное извлечение (исключение, удаление, выведение) имущества из владения собственника с одновременным переводом его в фактическое незаконное обладание похитителя или других лиц. Изъятие должно быть незаконным. Незаконность изъятия означает, что виновный не имеет действительного или предполагаемого им права на изымаемое имущество.

Признаками изъятия чужого имущества при его хищении являются противоправность и безвозмездность.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная противоправность).

Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен эквивалентного возмещения деньгами, равноценным имуществом, своим трудом. Об отсутствии признака безвозмездности можно говорить при двух условиях: во-первых, возмещение должно происходить одновременно с изъятием имущества; во-вторых, возмещение должно быть полным.

11 стр., 5353 слов

Понятие и юридические признаки хищения

... лишения в правах для нарушителя. В своей курсовой работе я постараюсь детально рассмотреть преступления против собственности, а именно хищение и его юридические признаки, а также формы ... из природной среды предшествующим трудом, являются продукцией товарного производства». Под имуществом как предметом преступления следует понимать вещи (объекты) материального мира, обладающие стоимостью, по поводу ...

Материальный ущерб является непременным элементом объективной стороны всех хищений, составы которых сформулированы как материальные, за исключением разбоя.

Существо хищения (как деяния, выражающегося в изъятии имущества) предопределяет, что в содержание наступившего от этого ущерба включаются только реальные имущественные потери, понесенные собственником. Чем больше стоимость изъятого имущества, выраженная в денежной сумме, чем больший материальный ущерб причиняется, тем выше степень совершенного преступления. Во многих составах хищений это обстоятельство приобретает квалификационное значение в силу того, что размер причиненного материального ущерба предусмотрен в качестве квалифицирующего и особо квалифицирующего признака.

В связи с этим хищения подразделяются на: мелкое, в значительных размерах или причинившее значительный ущерб гражданину, крупное, особо крупное. Что касается разбоя, то по причине усеченности его состава речь идет не о реальном, а о потенциальном причинении материального ущерба, в силу чего выделяется разбой, совершенный в целях завладения имуществом в особо крупном размере.

Хищение признается причинившим значительный ущерб гражданину при условии, что предмет — личное имущество гражданина и размер похищенного составляет не менее двух тысяч пятисот рублей. При решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб гражданину, необходимо учитывать не только стоимость похищенного, но и его значимость для потерпевшего, а равно его материальное, финансовое положение [21, С. 35].

Согласно примечанию к статье 158 УК РФ, хищение признается совершенным в крупных размерах, если стоимость похищенного превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупных размерах — 1 миллион рублей.

Вменение материального ущерба от хищения предполагает установление причиной связи между изъятием имущества и наступившими вредными последствиями — образованием имущественной недостачи в фондах собственника, за счет которой и происходит приращение фонда расхитителя. От объективной стороны состава преступления зависит момент окончания преступления.

Вопрос о том, с какого момента у похитителя появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться изъятым имуществом, — вопрос факта, решаемый с учетом обстоятельств конкретного дела.

Например, Е. был признан виновным в том, что открыто завладел чужим имуществом, применил к потерпевшей С. насилие не опасное для жизни или здоровья, и пытался похитить у нее имущество на общую сумму 900 рублей. Однако довести свой преступный умысел до конца не смог, т.к. был задержан сотрудниками милиции.

Таким образом, умысел виновного на завладение чужим имуществом не был доведен до конца по не зависящим от него обстоятельствам. При таком положении содеянное содержит состав неоконченного преступления, и его надлежит квалифицировать как покушение на грабеж. Стало быть, если лицо после грабежа сразу было задержано и не имело возможности распорядиться имуществом, преступление не может быть признано оконченным.

31 стр., 15030 слов

Уголовно-правовая характеристика грабежа

... это грабеж чужого имущества граждан (частную собственность граждан). В работе дан анализ состава грабежа чужого имущества, рассмотрены квалифицирующие признаки грабежа, представлены отличия грабежа от смежных преступлений - кражи, разбоя. Эмпирическую основу дипломной работы составили ...

Исключение из общего положения о времени окончания хищения составляет разбой, который в соответствии с конструкцией его усеченного состава должен считаться оконченным с момента нападения, безотносительно к его результативности, т.е. независимо от достижения виновным поставленной цели завладения имуществом.

Субъектом хищений могут быть любые вменяемые лица, достигшие установленного законом возраста, который дифференцирован в ст.20 УК применительно к различным способам хищений: в отношении кражи, грабежа и разбоя он равняется 14, а в отношении мошенничества, присвоения и растраты — 16 годам.

Установление ответственности за кражу, грабеж, разбой не с шестнадцати, а с четырнадцати лет связано с рядом обстоятельств.

Во-первых, рассматриваемые хищения, как вид преступления, сегодня довольно широко распространены среди несовершеннолетних, в силу чего их совокупный объем представляет значительную опасность для общества.

Во-вторых, социальная опасность грабежа, кражи, разбоя понятна несовершеннолетнему, достигшему четырнадцатилетнего возраста, следовательно, он в полной мере осознает необходимость воздержания от их совершения.

В-третьих, ответственность за данные преступления, наступающая в четырнадцать лет ориентирована на предупреждение более серьезных преступлений со стороны несовершеннолетних, которые могут быть совершены, если своевременно не остановить их в стремлении обогатиться путем совершения хищения, в этом случае они могут постепенно оказаться зависимыми от преступного мира.

Любое хищение по определению предполагает специального субъекта — несобственника, юридически противостоящего собственнику обязанностью воздерживаться от нарушения его имущественных прав.

С субъективной стороны хищение является преступлением, совершаемым только с прямым умыслом и корыстной целью.

Применительно к хищению данный вид умысла означает:

а) осознание лицом того, что в результате его действий чужое имущество незаконным и безвозмездным образом переходит в его обладание;

б) предвидение, что тем самым будет причинен материальный ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества;

в) желание наступления таких последствий либо осознание того неизбежности их наступления.

При установлении направленности умысла необходимо также иметь в виду, что вина — сложный психический процесс, имеющий свою динамику. Поэтому следует обращать внимание не только на первоначальные намерения похитителя, но и на их возможное изменение под влиянием различных обстоятельств объективного и субъективного свойства (сопротивление собственника, вмешательство третьих лиц и т.д.).

Помимо прямого умысла на завладение чужим имуществом субъективная сторона хищения включает в себя корыстную цель, прямо названную среди конститутивных его признаков в законодательном определении.

В теории уголовного права и судебной практике придерживаются двух различных взглядов на корыстную цель [35, С. 587]. Одна позиция состоит в том, что под корыстной целью следует понимать желание виновного получить в результате изъятия имущества материальную выгоду для себя, либо для соучастников, либо для близких ему лиц. Соответствующая точка зрения высказана такими известными исследователями проблем квалификации хищений, как А.И. Бойцов, Б.В. Волженкин, Н.А. Лопашенко и др.

15 стр., 7348 слов

Характеристика преступления и ответственность за разбой в уголовном праве

... опасную для жизни или здоровья смесь. Насилие при разбое представляет столь высокую опасность, что это преступление признается оконченным с момента применения насилия, когда насилие предшествует (наиболее типичная ситуация) изъятию имущества. Это непосредственно ...

Другая группа ученых, в частности Г.Н. Борзенков и А.Г. Безверхов, придерживаются иной точки зрения, полагая, что корыстная цель при хищении предполагает не только желание виновного извлечь выгоду лично для себя, но и стремление обратить похищенное чужое имущество в свою собственность или собственность третьего лица, когда эта цель реализуется как получение фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом как своим собственным.

Таким образом, корыстная цель, представляющая собой намерение извлечь имущественную выгоду из чужого имущества, является обязательным признаком субъективной стороны, при недоказанности наличия которого на момент совершения деяния безвозмездное изъятие имущества не может квалифицироваться как хищение.

Говоря о формах хищений, следует сказать, что в уголовном праве России все они делятся в зависимости от способа изъятия имущества.

Например, Рарог А.И. отмечает, что в российском уголовном законе ответственность за хищение чужого имущества дифференцируется в зависимости от того, каким способом совершаются посягательства на отношения собственности [46, С. 182]. Изъятие имущества может быть тайным или открытым, насильственным или ненасильственным, совершенным путем обмана, злоупотребления доверием и т.д. Способ изъятия имущества, как объективное обстоятельство, характеризующее хищение, существенно влияет на степень общественной опасности преступления и поэтому учитывается законодателем. Уголовное законодательство России различает шесть форм хищения: кражу, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение или растрату вверенного имущества. Каждой из названных форм присущи свои особенности, отличающие один состав хищения от других.

Борзенков Г.Н. предложил разделить все хищения на формы по признаку наличия либо отсутствия насилия при их совершении:

  1. насильственные формы: разбой, грабеж, соединенный с насилием (квалифицированный состав);
  2. ненасильственные формы (кража, основной состав грабежа, мошенничество, присвоение или растрата [6, С. 396].

Специфика некоторых способов завладения чужим имуществом при хищении такова, что они посягают не только на собственность, но и на личность собственника или владельца имущества, т.е. на отношения, связанные с телесной неприкосновенностью, свободой передвижения и действия, здоровьем и жизнью, что позволяет говорить о двуобъектности этих преступлений. К ним относят насильственный грабеж и разбой, которые будут подробно рассмотрены в следующей главе.

В 2014 году Михайловским районным судом Волгоградской области рассмотрено:

20 стр., 9571 слов

Грабеж и кража как преступления против собственности

... грабеж (ст. 206 УК) и кража (ст. 205 УК) являются корыстными преступлениями, то есть направлены именно на завладение чужим имуществом в корыстных целях. В пункте 1 примечания к главе 24 УК дано определение хищения, в ...

17 уголовных дел (в отношении 19 лиц) по преступлениям, предусмотренным ст.161 УК РФ;

3 уголовных дела (в отношении 4 лиц) по преступлениям, предусмотренным ст.162 УК РФ.

Как показывает практика, в 2014 году Михайловским районным судом не рассматривались дела в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст.163 УК РФ.

При разрешении названных дел в большинстве случаев судьи правильно руководствуются действующим законодательством, в т.ч.: Постановления от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Уголовное дело №1-340/2014 по обвинению ФИО, в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ поступило в Михайловский районный суд 28 ноября 2014 года.

Как следует из обвинительного заключения, 22 августа 2014 года в 22 часа 45 минут ФИО, находясь на участке местности, расположенном у подъезда №дома №, по Адрес, имея умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества с применением насилиям не опасного для жизни и здоровья, с целью личного обогащения, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность и неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, руководствуясь корыстными побуждениями, с целью подавления воли к сопротивлению и возможного пресечения преступления, умышленно нанес ФИО1 один удар головой в область лица, причинив последнему телесное повреждение в виде травматического отека мягких тканей левой брови, причинив физическую боль, относящееся к категории травм, не причинивших вреда здоровью, подавив тем самым волю ФИО1 к сопротивлению, после чего путем срыва с шеи ФИО1., открыто похитил у последнего золотую цепочку весом 38, 27 грамма, 585 пробы, стоимостью 1400 рублей за 1 грамм, общей стоимостью 53578 рублей. С похищенным ФИО, с места совершения преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению, причинив ФИО материальный ущерб на общую сумму 53578 рублей.

Действия ФИО квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ — грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании <ФИО> вину в совершении инкриминируемого ему преступления полностью признал, заявил о согласии с предъявленным обвинением в полном объеме, и заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с чем, приговор постановлен судом в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

При назначении наказания К. суд руководствовался положениями ч. 5 ст. 62 УК РФ, согласно которой срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Поскольку К. совершено покушение на преступление, то при назначении наказания суд руководствовался ч. 3 ст. 66 УК РФ, в соответствии с которой срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Согласно приговора Михайловского районного суда Волгоградской области от 10 декабря 2014 года Г. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить ему наказание с применением ч.2 ст.68 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года в исправительной колонии строгого режима.

Приговор Михайловского районного суда от 10 декабря 2014 года в отношении Г. осужденным, защитником и государственным обвинителем не обжалован и вступил в законную силу 30 декабря 2014 года.

Подводя итог проделанной работы можно сделать вывод, что у судей Михайловского районного суда Волгоградской области не возникает существенных проблем при рассмотрении уголовных дел по совершению преступлений, предусмотренных ст.ст. 161, 162 УК РФ

2. Квалификация имущественных хищений, сопряженных с насилием по действующему уголовному законодательству

К числу насильственных относятся преступления, в которых:

) механизм нарушения общественного отношения включает в себя противоправное общественно опасное воздействие на телесную или психическую неприкосновенность его субъекта, осуществляемое помимо или против его воли;

) способ совершения заключается в энергетическом воздействии на биологическую подструктуру человека (физическое насилие) или в информационном воздействии на его психическую подструктуру (психическое насилие);

) целью осуществляемых действий является устранение лица из сферы общественных отношений либо принуждение его к желательному для виновного поведению (активному или пассивному).

Хищения, совершаемые с применением насилия, представляют собой разновидность сложносоставных преступлений учтенной совокупности, именуемые также «двухобъектными насильственными преступлениями». Посягательство на дополнительный объект, которым выступает здоровье, телесная неприкосновенность личности, является необходимым этапом, «средством» причинения вреда основному объекту. Каждое из действий, входящих в содержание таких преступлений подпадают под признаки преступлений, указанных в соответствующих статьях Уголовного кодекса РФ, и могут быть условно выделены в самостоятельные преступления. Однако в силу их органического единства они образуют в своем сочетании единичное составное преступление. Особенностью вменения указанных составов является то, что каждое из составных деяний имеет собственный юридический состав и форму вины.

2.1 Насильственный грабеж

Среди корыстно-насильственной преступности, в частности преступлений, направленных против собственности, грабеж является одним из опасных и наиболее распространенных преступлений. Общественная опасность его заключается прежде всего в открытом способе действия, к которому прибегает виновный для завладения чужим имуществом, а также в том, что преступники для достижения своих корыстных целей нередко прибегают к насилию. Более того, при насильственном грабеже одновременно причиняется вред, не опасный для жизни или здоровья личности (или они ставятся под угрозу причинения такого вреда), а также собственности, что повышает степень его общественной опасности.

Насильственный грабеж — это открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Открытым является такой хищение, которое осуществляется в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда похититель сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

З.А. Незнамова считает, что при конфликте объективного и субъективного критериев предпочтение должно отдаваться субъективному. «Если преступник полагал, что он действует открыто, — пишет она, — а фактически процесс изъятия имущества никем не наблюдался, но свидетели не осознавали противоправного действия виновного оно квалифицируется по направленности умысла как грабеж» [49, С. 154].

Грабежом признается такое хищение, которое совершается в присутствии кого бы то ни было, в том числе посторонних по отношению к изымаемому имуществу лиц. Главное, что виновный, похищая имущество на виду у кого-либо, понимает, что это осознается или может быть осознано ими.

Чаще всего изъятие имущества при грабеже от начала до конца носит открытый характер. Но возможны случаи, когда похищение начавшись тайно следует считать открытым, если оно заканчивается так, что виновный, будучи обнаруженным, осознает явность своих дальнейших действий по изъятию или удержанию имущества.

В случаях, когда обман или злоупотребление доверием используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж.

Например, С., находясь около квартиры №3 в доме №52 по ул. Карагандинской г. Оренбурга, действуя умышленно, из корыстных побуждений, злоупотребляя доверием, ввел своего знакомого К. в заблуждение, относительно того, что ему нужен сотовый телефон, чтобы позвонить. К., не зная о преступных намерениях С., поверив, передал ему сотовый телефон «Самсунг Д-800». С. завладев сотовым телефоном, стоимостью 8500 рублей, с СИМ-картой, стоимостью 100 рублей, на балансе которой находились деньги в сумме 150 рублей, в чехле, стоимостью 270 рублей, скрылся с места преступления.

Открытый способ изъятия имущества не только объективно повышает опасность хищения, но и свидетельствует о большей опасности его субъекта. Грабитель полагается не на отсутствие или неведение очевидцев преступления, а на иные обстоятельства — внезапность и дерзость своих действий, быстрое исчезновение с места преступления, растерянность и замешательство очевидцев или их нерешительность, вызванную опасением перед вероятным насилием.

Следует отметить, что, как показывает практика, при грабеже насилие может быть скрытым (например, толчок из-за угла в спину или выхватывание сумочки сзади).

В уголовно-правовом значении между открытой и скрытой формами насилия нет разницы. Такое положение представляется неправильным, поскольку при открытом насилии потерпевший все же имеет возможность для принятия защитительных мер (убежать, оказать сопротивление, позвать на помощь и др.), в то время как при скрытом насилии потерпевший лишается такой возможности. Соответственно, скрытое насилие при грабеже представляется существенно более опасным, чем открытое насилие, и учесть его в рамках одной санкции невозможно.

А.У. Садыков полагает необходимым выделить скрытое насилие в качестве признака квалифицирующего состава грабежа и предусмотреть его как дополнение в ч. 2 ст. 161 УК РФ [48, С. 47]. Так, например 20 мая 2010 года Чернянским районным судом Белгородской области рассмотрено в открытом судебном заседании в особом порядке уголовное дело по обвинению Дорохова В. А., в совершении преступлений, предусмотренных ст.161 ч.2 п. «г» УК РФ, 161 ч. 2 п. «г» УК РФ, 161 ч. 1 УК РФ,161 ч. 2 п. «г» УК РФ

Дорохов совершил три тяжких преступления и одно средней тяжести — открытое хищение чужого имущества (грабеж) с применением насилия не опасного для жизни и здоровья (три эпизода), открытое хищение чужого имущества (грабеж).

В инкриминируемых ему органами предварительного следствия деяниях Дорохов виновным себя признал полностью и просил о рассмотрении дела в особом порядке.

Обстоятельствами, смягчающими наказание суд признал: признание вины, возмещение ущерба по всем эпизодам, активное способствование раскрытию преступлений по всем эпизодам, явки с повинной по двум эпизодам, раскаяние в содеянном, к уголовной ответственности привлекается впервые.

Обстоятельств, отягчающих ответственность не установлено. До совершения преступлений характеризовался удовлетворительно. Дорохов заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, что суд признал обстоятельством, уменьшающим общественную опасность его личности.

С учетом изложенного, общественной опасности содеянного, обстоятельств совершения преступлений (на территории учебного заведения в отношении несовершеннолетних учащихся), суд посчитал, что его исправление и перевоспитание возможно только в условиях изоляции от общества, дополнительные наказания штраф и ограничение свободы не применять. Дорохову назначено наказание один год три месяца лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима, кассационной инстанцией наказание снижено до трех месяцев лишения свободы.

Опасения перед возможным насилием со стороны грабителя не всегда беспочвенны. Преступник, который изымает имущество на виду у лиц, ведающих этим имуществом или охраняющих его, отнюдь не может рассчитывать на их безучастность и непротивление. Поэтому открытое действие нередко таит в себе готовность к насилию как средству подавления предполагаемого противодействия. В других случаях грабитель сразу прибегает к силе для завладения имуществом.

По характеру воздействия на человека насилие подразделяется на физическое и психическое, характеризуя не только способ действия, но и направленность или сферу его непосредственного приложения.

Л.Д. Гаухман считает, что под «насилием в уголовном законодательстве понимается только физическое насилие, а ответственность за угрозу насилием (т.е. психическое насилие) должна оговариваться в диспозиции закона» [5, С. 27]. В зависимости от интенсивности насилие можно подразделить на опасное и не опасное для жизни или здоровья. Специфика насильственного грабежа состоит в том, что в качестве средства изъятия имущества или удержания только что изъятого имущества по отношению к лицам, пытающимся воспрепятствовать этому, используется насилие, не опасное для жизни или здоровья либо угроза применения такого насилия.

Небольшие и немногочисленные повреждения (ссадины, кровоподтеки, поверхностные раны), не влекущие кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, либо повреждения, имеющие незначительные, скоропреходящие последствия, не расцениваются как опасные для здоровья.

При оценке меры опасности примененного насилия необходимо учитывать интенсивность, продолжительность и локализацию насильственного воздействия, его силу и длительность, характер и свойства используемых при этом орудий, индивидуальные особенности потерпевшего (например, старческий или малолетний возраст, болезненное состояние), обстановку и место преступления, количество нападавших и другие включенные в механизм насильственного посягательства обстоятельства, которые позволяют судить о наличии или отсутствии реальной угрозы для безопасности жизни или здоровья.

Таким образом, под насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, следует понимать нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, характерных для легкого вреда здоровью, а также сбивание ног, выкручивание или заламывание рук и иное насильственное лишение или ограничение свободы передвижения и действия, если это не создавало реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего. Любое же насилие, выходящие за рамки побоев, уже связано с причинением вреда, опасного для здоровья или жизни для человека.

Например, 27.06.2008 г. около 17-30 часов Г., находясь около дома №2 «г» по ул. Б. Хмельницкого г. Оренбурга, действуя открыто, умышленно, из корыстных побуждений, применяя к потерпевшей З. насилие не опасное для жизни и здоровья нанес удар кулаком ей в спину, причинив ей побои и физическую боль. От полученных ударов З. упала, а Г. открыто, умышленно, из корыстных побуждений похитил сумку кожаную бордового цвета, стоимостью 4200 рублей, в которой находились деньги в сумме 1000 рублей, телефон сотовой связи «CENNED», стоимостью 4000 рублей, сим-карту стоимостью 100 рублей, на балансе которой находились деньги в сумме 200 рублей, причинив потерпевшей материальный ущерб на общую сумму 9500 рублей.

Опасность указанных выше действий для жизни или здоровья должна оцениваться с учетом окружающей обстановки и иных конкретных обстоятельств дела. Пленум Верховного Суда РФ обоснованно указал, что если в ходе хищения в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос и признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые насупили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Так, Я. и К. признаны виновными в нападении на 75-летнюю женщину с целью грабежа. Они связали потерпевшей руки за спиной, надели на голову нейлоновую сумку, которую обмотали бечевкой, сверху завязали шерстяной кофтой и в таком виде в зимнее время оставили ее в не отапливаемом доме. Через несколько дней женщина была обнаружена мертвой. Суд ошибочно квалифицировал эти действия виновных как грабеж, мотивируя это в приговоре тем, что сумка была надета на голову потерпевшей только для того, чтоб она их не узнала.

По другому делу суд признал Б. и Г. виновными в том, что они во время хищения связали потерпевшей руки, обмотали ее голову лейкопластырем и в таком состоянии оставили в закрытом извне помещении. Подобные действия суд правильно квалифицировал как создание реальной опасности для жизни и здоровья потерпевшей (а значит, не как грабеж, а как разбой).

Весьма проблематичным остается в практической деятельности установление интенсивности психического насилия, поскольку оценивать приходится не реально причиненный вред, а вред предполагаемый, вероятный. На решении этого вопроса имеет смысл остановиться подробнее при характеристике отграничения грабежа от разбоя.

Специфическим видом насилия, не опасного для жизни или здоровья, является применение виновным к потерпевшему вещества, не относящегося к сильнодействующему, ядовитому или одурманивающему, для приведения его в беспомощное состояние, с целью завладения имуществом. Свойства и характер действия веществ могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.).

Насилие при совершении грабежа функционально подчинено достижению той же задачи — облегчить совершение основного действия. Однако с учетом открытости данного действия основная задача насилия состоит в устранении препятствий к его совершению, каковыми могут стать предполагаемое или действительное противодействие потерпевшего.

Причем противодействие потерпевшего, как правильно отмечает Р.Д. Шарапов, может выражаться не только в виде активного физического сопротивления (например, в рамках необходимой обороны), но и в других действиях (бездействии), направленных к тому, чтобы помешать преступнику довести задуманное до конца (крики о помощи, вызов милиции по телефону, удержание имущества или отказ передать его преступнику, бегство от преступника и т.п.) [6, С. 62].

Таким образом, для констатации насильственного грабежа необходимо установить, что противодействие потерпевшего было направлено на воспрепятствование завладению имуществом (объективный критерий), а примененное к нему насилие имело целью устранить это противодействие (субъективный критерий).

Отсюда следует, что насилие при грабеже обычно предваряет завладение имуществом, применяясь в качестве средства его изъятия, но в ряде случаев может следовать и за изъятием имущества, используясь для удержания только что изъятого имущества.

Например, 10.07.2013 г. около 23 часов 30 минут, М., находясь в квартире №112 дома №109 по пр. Победы г. Оренбурга, действуя открыто, умышлено, с целью завладения чужим имуществом, похитил, принадлежащий потерпевшей Шипиловой сотовый телефон «Панасоник Х-200», стоимостью 3780 рублей. Потерпевшая потребовала вернуть телефон, на что, М. с целью удержания похищенного, применил насилие, не опасное для жизни или здоровья, оттолкнул Ш., отчего последняя упала. Действиями М. потерпевшей причинены телесные повреждения в виде кровоподтеков в области нижних и верхних конечностей, которые не повлекли вреда здоровью. После чего М. с похищенным с места преступления скрылся, причинив потерпевшей Ш. материальный ущерб. Суд приговорил М. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ.

Следовательно, не имеет значения, когда было применено насилие — до изъятия имущества, одновременно с ним или непосредственно после его изъятия. Важно лишь, чтобы оно являлось средством завладения этим имуществом либо средством удержания похищенного.

Психическое насилие в преступлениях против собственности представляет собой воздействие, оказываемое при посредстве такого информационного фактора, как угроза применения физического насилия. В целях его описания представляется необходимым использование таких характеристик угрозы, как ее адресаты, формы и содержание, а также ее наличность, конкретность и реальность.

Адресатом угрозы может быть как собственник, так и другие лица, во владении, ведении или под охраной которых находится имущество. Угроза при грабеже может иметь своей запугивание любых лиц, пытавшихся воспрепятствовать хищению, либо поставление потерпевшего в такое положение, при котором он вынужден уступить виновному имущество.

Таким образом, ответственность за насильственный грабеж наступает не только тогда, когда насилием являлась средством преодоления сопротивления потерпевшего, но и тогда, когда она являлась средством преодоления препятствий к завладению имуществом в виде противодействия со стороны какого бы то ни было лица.

Так, Александров А.Л. совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, при следующих обстоятельствах:

Александров А.Л., ДД.ММ.ГГГГ примерно в 13 часов 10 минут, находясь, у <адрес>, имея умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, осознавая явный для окружающих характер своих действий, подошел к ранее ему не знакомой ФИО1, и одновременно сорвал золотые серьги, находившееся в мочках ее ушей, причинив ФИО1 физическую боль и применив к ней насилие не опасное для жизни и здоровья. Таким образом, Александров А.Л., открыто, умышленно, из корыстных побуждений похитил пару золотых серег, стоимостью <данные изъяты>, причинив тем самым ФИО1 материальный ущерб на указанную сумму. После этого Александров А.Л. с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Он же Александров Алексей Леонидович, совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, при следующих обстоятельствах:

Александров А.Л., ДД.ММ.ГГГГ примерно в 14 часов 00 минут, находясь, напротив адрес, имея умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, осознавая явный для окружающих характер своих действий, подошел сзади к ранее ему не знакомой ФИО2, сдавил ей руками голову и одновременно сорвал серьги, находившееся в мочках ушей, причинив ФИО2 физическую боль и телесные повреждения в виде ссадин правой и левой ушной раковин, которые как в отдельности, так и в совокупности не повлекли вреда здоровью, применив тем самым насилие не опасное для жизни и здоровья. Таким образом, Александров А.Л., открыто, умышленно, из корыстных побуждений похитил пару серег, стоимостью, причинив тем самым ФИО2 материальный ущерб на указанную сумму. После этого Александров А.Л. с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Он же, Александров А.Л., совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, при следующих обстоятельствах:

Александров А.Л., ДД.ММ.ГГГГ примерно в 13 часов 00 минут, находясь, напротив адрес по адрес, имея умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, осознавая явный для окружающих характер своих действий, подошел к ранее ему не знакомой ФИО3, сдавил ей руками голову и одновременно сорвал серьги, находившееся в мочках ушей, причинив ФИО3 физическую боль и применив тем самым насилие не опасное для жизни и здоровья. Таким образом, Александров А.Л. открыто, умышленно, из корыстных побуждений похитил пару серег, стоимостью данные изъяты, причинив тем самым ФИО3 материальный ущерб на указанную сумму. После этого Александров А.Л. с места преступления скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

В судебном заседании подсудимый Александров А.Л. с предъявленным обвинением согласился, суду показал, что обвинение ему понятно, поддержал, заявленное ходатайство о слушании дела в особом порядке, без проведения судебного разбирательства. Данное ходатайство заявлено подсудимым добровольно, после проведения консультации с адвокатом, порядок и последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства ему разъяснены и понятны.

Адвокат поддержала ходатайство своего подзащитного. Государственный обвинитель и потерпевшие не возражают слушать дело в особом порядке. Судом установлено, что все условия, необходимые для постановления приговора в особом порядке, соблюдены. Подсудимому Александров А.Л. существо обвинения понятно, он согласен с предъявленным обвинением, данное согласие он выразил в присутствие адвоката, после проведения консультации с ним. Суд приходит к убеждению, что дело может быть рассмотрено в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

Действия подсудимого суд квалифицирует: по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

При определении вида и меры наказания подсудимому Александрову А.Л. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Обстоятельством смягчающим наказание, предусмотренным ст. 61 УК РФ, суд признает явку с повинной по третьему эпизоду, по факту грабежа, совершенного возле (л.д.84).

Обстоятельством, отягчающим наказание, предусмотренным ст. 63 УК РФ, суд признает особо опасный рецидив преступления (л.д.191-192).

Суд так же учитывает личность подсудимого, . обвиняется в совершении трех тяжких преступлений против личности и собственности, совершил данные преступления, имея две не погашенные в установленном законом порядке судимости за аналогичные тяжкие преступления, за которые он осуждался к реальному лишению свободы.

С учетом всех вышеизложенных обстоятельств, суд приходит к убеждению, что исправление подсудимого Александрова А.Л. возможно лишь в условиях его изоляции от общества. В соответствии с п. «г» ч. 1 ст.58 УК РФ, поскольку подсудимый Александров А.Л. допустил особо опасный рецидив преступления, то отбывание лишения свободы назначить ему следует в исправительной колонии особого режима. На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.296-299, 302-304, 308, 316 УПК РФ, суд приговорил: Александрова Алексея Леонидовича признать виновным в совершении преступлений предусмотренных п. «г» ч. 2 ст.161; п. «г» ч.2 ст.161; п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, и назначить ему наказание: по п. «г» ч. 2 ст.161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 8 (восемь) месяцев; по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 8 (восемь) месяцев; по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию Александрову А.Л. назначить 6 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима. Меру пресечения осужденному Александрову А.Л. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения в виде заключения под стражу. Срок отбытия наказания исчислять с момента провозглашения приговора, т.е. с 20.07.2011 года. Зачесть в срок отбывания наказания, срок содержания Александрова А.Л. под стражей с 28.04.2011 года по 19.07.2011 года. Вещественные доказательства по уголовному делу: золотые серьги, возвращенные ФИО3 — оставить у потерпевшей. Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Орловский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

В случае подачи кассационной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции как непосредственно, так и с использованием средств видеоконференцсвязи. Осужденный вправе ходатайствовать в тот же срок о своем участии в суде кассационной инстанции в случае принесения кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающих его интересы, а также подать на них свои возражения в письменном виде и иметь возможность довести до суда кассационной инстанции свою позицию непосредственно либо с использованием систем видеоконференцсвязи. Приговор не подлежит обжалованию по основаниям, предусмотренным п. 1 ст.379 УПК РФ.

Конкретность угрозы означает, что из ее содержания должно быть достаточно ясно, кому угрожал виновный (адресная конкретика), а также чем именно (содержательная конкретика) и каким образом он был намерен привести эту угрозу в исполнение.

Реальность угрозы предопределяет то, что ответственность за ее высказывание наступает только в том случае, когда имелись достаточные основания опасаться приведения этой угрозы в исполнение. Об этом могут свидетельствовать мотив, в связи с которым она была доведена до сведения потерпевшего, данные о личности угрожающего, место, время и обстановка, в которой угроза была проявлена. Для определения реальности угрозы имеет также значение, как воспринимал угрозу потерпевший.

Так, Б., находясь у здания театра «Музыкальной комедии, с целью завладения чужим имуществом подошел к ранее незнакомому несовершеннолетнему Д. и действуя открыто, умышленно, из корыстных побуждений, угрожая применением насилия не опасного для жизни и здоровья, потребовал от Д. передачи ему денежных средств. К., действуя самостоятельно, с целью завладения чужим имуществом так же подошел к потерпевшему Д., присоединившись к Б. стал высказывать в адрес Д. угрозы применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и потребовал от него передачи им деньги. Воспринимая угрозы К. и Б. избиением реально, и испугавшись их исполнения, Д. передал К. деньги в сумме 250 рублей, принадлежащие Д. Завладев денежными средствами, К. и Б. с места преступления скрылись.

В зависимости от момента возможной реализации преступные угрозы можно классифицировать на два вида. Во-первых, это так называемая наличная угроза, предполагающая немедленное причинение вреда вслед за высказыванием самой угрозы. Вторым видом угрозы является та, которая лишена свойства наличности, то есть предполагаемый момент реализации угрозы отнесен в будущее, что также следует из ее содержания. Ее можно назвать угрозой с отсрочкой исполнения.

Угроза, которая носит наличный характер, обладает более высокой степенью общественной опасности, нежели та угроза, которая лишена этого свойства. Наличная угроза обычно имеет большую устрашающую силу, ставит потерпевшего в психологически жесткую, даже экстремальную ситуацию выбора вариантов поведения, практически не оставляя времени для их обдумывания.

Л.Д. Гаухман относит момент предполагаемой осуществимости угрозы к группе особенных признаков, которые характеризуют угрозу как элемент конкретного состава преступления, в отличие от общих признаков, присущих любой угрозе. В пояснение он приводит пример, когда данный признак имеет значение при разграничении насильственного грабежа и разбоя, с одной стороны, и вымогательства — с другой.

Этой же позиции придерживалась Р.А. Левертова, которая высказывала мысль о том, что наличность не является постоянным свойством угрозы, так как угроза может быть наличной (в составе разбоя) и не быть таковой (в составе вымогательства) [62, С. 63].

Таким образом, угроза как средство принуждения потерпевшего к немедленной передаче имущества должна отвечать ряду требований, а именно:

а) по своему характеру быть равнозначной физическому насилию;

б) по содержанию быть серьезной;

в) по внешнему выражению не должна оставлять сомнения в осуществлении.

Правильная интерпретация функционального назначения насилия в корыстных посягательствах позволяет найти верное решение и вопроса о квалификации случаев хищения способом, получившим название «рывка», т.е. посредством внезапного захвата чужого имущества, при котором виновный, не столько намериваясь оказать насильственное воздействие на потерпевшего, сколько рассчитывая на неожиданность своих действий для потерпевшего и окружающих, на их запоздалую реакцию, растерянность и испуг, выхватывает, например, из рук дамскую сумочку или портфель, срывает с потерпевшего меховую шапку или завладевает подобным образом другими вещами и скрывается.

В такого рода случаях рода потерпевшему могут быть по неосторожности причинены физическая боль, какие-то незначительные повреждения (например, царапина на руке, нанесенная металлическими деталями вырванной сумки) и даже более серьезный вред здоровью (повреждение пальцев или кисти в результате срывания часов, браслета и т.п.).

Но это обстоятельство не превращает содеянное в насильственный грабеж, поскольку такого рода воздействие направлено на захват имущества, а не на личность потерпевшего, причинение вреда здоровью которого по неосторожности выступает побочным результатом изъятия этого имущества.

В одном из судебных прецедентов разъясняется, что «насилие при грабеже служит средством для завладения имуществом и применяется умышленно, чтобы лишить потерпевшего либо возможности, либо желания противодействовать похищению. Поэтому не является насильственным грабежом случаи похищения имущества так называемым «рывком», когда виновный не применяет и не желает применить насилие» [28, С. 179].

Итак, открытое хищение может быть признано насильственным грабежом лишь при условиях, если примененное грабителем насилие:

а) не создавало опасности для жизни или здоровья потерпевшего

б) было средством изъятия имущества или удержания только что изъятого имущества.

2.2 Разбой как наиболее опасное хищение с применением насилия

Разбой определяется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По способу совершения разбой — наиболее опасное хищение, ибо изъятие имущества в данном случае осуществляется через насилие над личностью, чреватое причинение вреда ее здоровью либо даже смерти.

В последние годы в юридической литературе появились публикации, содержащие предложения, направленные на еще большее «упрощение» конструкции состава разбоя. Так, А.И. Марцев, В.В. Векленко пришли к выводу, что «объективная сторона данного состава преступления выходит за рамки нападения, но всегда связана с применением насилия к потерпевшему при завладении имуществом. Поскольку разбой смыкается с применением насилия, момент его окончания следует связывать… с моментом применения физического либо психического насилия». Они предлагают сформулировать понятие разбоя так: «Завладение чужим имуществом с насилием или угрозой применения насилия» [38, С. 34].

О.В. Белокуров предлагает сформулировать диспозицию ч.1 ст.162 УК РФ следующим образом: «Разбой, то есть применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия в целях завладения чужим имуществом» [30, С. 41].

А.Н. Иванцова и П. Коробов пошли еще дальше. Первая предлагает сформулировать диспозицию ч.1 ст.162 УК РФ так: «Разбой, то есть хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия» [С. 35], а второй — так: «Разбой, то есть хищение чужого имущества путем нападения, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия» [29, С. 36].

Таким образом, в качестве основных признаков разбоя закон называет:

) применение физического насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или угрозы применения такого насилия и

) цель завладения имуществом.

В настоящее время разбой относится к составным преступлениям и законодатель, как и ранее, определил этот состав преступления методом усеченного состава, т.е. путем переноса момента окончания преступных последствий на стадию покушения на преступление. Однако корыстно-насильственным посягательством разбой является постольку, поскольку совершающее его лицо ставит своей целью завладеть имуществом потерпевшего, и в качестве средства достижения этой цели применят насилие, опасное для жизни или здоровья либо угрожает применением такого насилия.

Разбой определен в законе не как изъятие чужого имущества, а как нападение в целях хищения чужого имущества. Особенность разбоя, по мнению Кочои С.М., состоит в том, что его состав сконструирован в законе как формальный: факт изъятия имущества и причинение имущественного ущерба потерпевшему находятся за рамками объективной стороны этого преступления. Поэтому разбой признается оконченным преступлением с момента начала нападения [17, С. 449].

Следовательно, характеристика объективной стороны разбоя связана с вопросом о соотношении понятий «нападение» и «насилие».

В науке на этот счет существуют различные суждения, одно из которых заключается в том, что о нападении как самостоятельном признаке разбоя «можно говорить весьма условно, имея в виду, что вне насилия или угрозы применения насилия оно теряет уголовно-правовое значение. Нападение, не соединенное с агрессивным насильственным поведением виновного, лишается всякого смысла…» [27, С. 182]. С этой точки зрения нападение и насилие суть одно и то же, поскольку нападение как раз и выражается в применении насилия.

Но при такой постановке вопроса законодательная формулировка «нападение, совершенное с применением насилия» тавтологична. Так, Б.В. Волженкин считает, что «насилие или угроза применения насилия в составе разбоя — лишь один из элементов нападения, включающего в себя и другие действия» [35, С. 594].

Другие считают нападение самостоятельным признаком объективной стороны разбоя, имеющим собственное содержание, которое выражается в действиях, совершаемых наряду с насилием. Показательно в этом отношении мнение В.А. Владимирова, определяющего нападение как «агрессивное противоправное действие, совершаемое с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения этой цели».

Таким образом, нападение как обязательный признак разбоя характеризуется следующими чертами:

) оно представляет собой внешнее агрессивное воздействие на потерпевшего;

) оно внезапно, неожиданно для потерпевшего;

) оно всегда носит насильственный характер, при этом насилие может быть как физическим, так и психическим;

) насилие в разбое опасно для жизни или здоровья потерпевшего.

Насилие при разбое может быть двух видов: физическое и психическое, в форме угрозы. Действующее законодательство признает разбоем только действия, соединенные с насилием, опасным для жизни и здоровья.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, может выражаться в причинении потерпевшему тяжкого, среднего или легкого вреда здоровью, а также в ином воздействии, которое хотя и не причинило указанного вреда, однако в момент применения создало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего (например, удушение, удержание головы потерпевшего над головой).

Например, Л., в целях хищения чужого имущества, совершил разбойное нападение на К. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

.05.2008 г. около 00 часов 30 минут, Л. находился возле ТК «Молодежный», расположенного по ул. Карагандинской, 92 г. Оренбурга. Л., имея умысел на хищение чужого имущества, напал на потерпевшего К. и, применяя насилие опасное для жизни и здоровья, схватил его за горло, стал душить, затрудняя дыхание последнего, требуя передачи сотового телефона. К. передать телефон отказался, стал оказывать сопротивление. Л., настаивая на своих требованиях, продолжил душить последнего и повалил его на землю. В ходе разбойного нападения, совершаемого Л., Н. нанес К. несколько ударов по голове и различным частям тела. Книжник были причинены телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей головы, кровоподтека в области шеи, которые не повлекли вреда здоровью. От полученных телесных повреждений и затрудненного дыхания К. потерял сознание. Л., воспользовавшись беспомощным состоянием К., умышлено, из корыстных побуждений, похитили принадлежащие К. телефон сотовой связи «Самсунг S-500», причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 4350 рублей.

Понятие «физическое насилие» охватывает три различных вида воздействия на личность потерпевшего:

) воздействие на телесную неприкосновенность, здоровье или жизнь человека;

) ограничение свободы личности;

) воздействие на внутренние органы потерпевшего без нарушения наружных тканей организма [33, С. 157].

Под физическим насилием первого вида понимается любое воздействие факторов внешней среды на организм человека, на его телесную неприкосновенность.

Применяя насилие, выражающееся в воздействии на телесную неприкосновенность, здоровье или жизнь потерпевшего, виновный прибегает к использованию как непосредственно своей мускульной силы, так и оружия или иных других орудий насилия.

Второй вид насилия — ограничение свободы, — может рассматриваться как элемент разбоя лишь при условии, что оно соединено с непосредственным воздействием на организм потерпевшего (связывание, насильственное заключение в закрытом помещении, затыкание рта и т.д.).

Эти действия носят насильственный характер, ибо нападающий при их совершении воздействует непосредственно на телесную неприкосновенность потерпевшего. Именно эти физические усилия нападающего лишают потерпевшего возможности оказать сопротивление завладению имуществом, сковывают его свободу.

Третьим видом насилия является физическое воздействие на внутренние органы человека без нарушения его телесной неприкосновенности, например отравление. Такие виды насилия не соединенные с нападением, не могут составить признака разбоя. В п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года говорится: «В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью проведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой».

Многие авторы (Е.В. Болдырев, В.П. Петрунев, Ю.И. Ляпунов и др.) считают столь широкую формулировку данного разъяснения необоснованной, исходя из того, что тайное или обманное введение потерпевшему химических средств с целью приведения его в беспомощное состояние не является нападением. Ибо всякое нападение предполагает насилие, но не всякое насилие выражается в нападении. Поэтому данная формулировка упомянутого разъяснения Пленума формально противоречит тексту закона, где четко указан способ физического насилия — нападение.

На взгляд А.И. Коробеева, воздействие на человека против или помимо его воли наркотическими, ядовитыми или одурманивающими веществами, безусловно, следует рассматривать в качестве разновидности насилия, каким бы способом указанные вещества ни вводились в его организм (тайно или открыто, с помощью обмана или применения физической силы).

Как справедливо заметил А.Х. Юнусов, «внезапное насильственное воздействие на потерпевшего с ножом на улице ничем не отличается от внезапного для потерпевшего воздействия ядом за столом».

«Насильственное применение одурманивающих веществ, — констатирует А.И. Санталов, — направлено прежде всего на то, чтобы лишить потерпевшего возможности сопротивляться похищению имущества, т.е. преследует те же цели и является таким же средством их достижения, что и применение физического насилия» [9, С. 432].

Насилие, применяемое по другим мотивам (например, хулиганства) и в других целях (например, с целью избежать задержания в связи с совершенным преступлением), не образует признака разбоя и требует самостоятельной оценки.

Как уже говорилось, разбой характеризуется не только физическим, но и психическим насилием. Психическое насилие при разбойном нападении выражается в угрозе немедленного применения физического насилия, опасного для жизни или здоровья. За исключением большей интенсивности насилия, которым угрожает виновный, во всем остальном данный признак не несет в себе никакой новой информации. Поэтому та характеристика, которая давалась выше в отношении угрозы в составе насильственного грабежа, полностью применима и к рассматриваемому виду угроз. Остается лишь определить опознавательные признаки угрозы опасным для жизни или здоровья насилием, характерным для разбоя, при котором:

а) нападающий должен угрожать применением именно физического насилия;

б) угроза должна быть действительной, т.е. способной, по мнению потерпевшего, быть реализованной и воспринимаемой им в качестве равнозначной физическому насилию. Практически не имеет значения, имел ли виновный действительные намерения и возможность привести угрозу в исполнение, поэтому угроза даже фиктивным оружием (например, макетом пистолета) должна признаваться реальной;

Приведем пример из судебной практики. По приговору Центрального районного суда за разбой были осуждены П. и К. По предварительному сговору П. и К. подошли к дому Ф. и постучали. Когда Ф. открыла дверь, К. втолкнул ее в комнату, выключил свет и силой посадил на стул. Угрожая убийством К., потребовал у потерпевшей деньги, говоря, что у него имеется пистолет, прицеливаясь в нее палочкой-макетом П. тем временем проник в чулан и из кармана висевшей кофты вытащил 430 руб., а также взял два мешка шерсти. Перед уходом они вновь пригрозили Ф. убийством, если она кому-нибудь расскажет о случившемся.

в) угроза должна быть наличной, т.е. представляющей опасность в данный момент, а не в будущем, что характерно для вымогательства. До сознания потерпевшего угроза немедленным применением насилия может быть доведена самыми разными способами: словесно, жестами, демонстрацией оружия; она может быть внушена ему и самой обстановкой совершенного нападения.

Содержание, характер и степень интенсивности угрозы следует оценивать с учетом всех обстоятельств дела (места и времени совершения нападения, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали, субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы), позволяющих в совокупности сделать правильный вывод о субъективном отношении к угрозе самого нападающего, в сознании которого продемонстрированная им угроза должна играть роль такого средства устрашения, которое реально способно парализовать возможное противодействие завладению имуществом.

Согласно ч.2 ст.162 Уголовного Кодекса РФ предусматривается уголовная ответственность за квалифицированный разбой, то есть за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия.

Группа лиц по предварительному сговору — это группа лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. Такая группа должна обладать общими признаками соучастия: в нее должно входить не менее двух лиц, являющихся субъектами уголовного права, действующих совместно, умышлено и согласовано. Причем по форме это должно быть, только соисполнительство, когда не менее двух участников группы выполняют объективную сторону разбоя.

При разбое возможны две разновидности соисполнительства. При параллельном соисполнительстве все участники группы параллельно во времени и пространстве выполняют объективную сторону хищения полностью или частично. При последовательном — объективная сторона разбоя делится участниками группы на несколько этапов, и каждый из соучастников выполняет свой этап.

По форме сговор может быть письменным, устным, с помощью конклюдентных жестов, мимики, молчаливого согласия.

При вменении такого признака, как группа лиц по предварительному сговору, необходимо иметь в виду, что исполнителями при квалифицированном разбое являются не только те лица, которые непосредственно завладевают чужим имуществом, но и те лица, которые применяют физическое или психическое насилие к потерпевшим. Уголовная ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них.

Разбой, совершенный с применением оружия, существенно усиливает ответственность за разбой, так как повышает опасность деяния, резко усиливая агрессивность и силу нападения, способен причинить потерпевшему более значимый (тяжкий) вред здоровью и жизни.

Оружие, применяемое в разбое, может быть огнестрельным, холодным, газовым, оружием взрывного действия.

Представляется, что и пневматическое оружие подпадает под понятие оружия в разбое, поскольку в соответствии с Законом об оружии, предназначено для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сжатого, сжиженного или отвержденного газа.

Помня о сути состава разбоя как нападения, совершенного с опасным насилием или угрозой таковым, важно не только признание того или иного предмета оружием, но и целевое назначение — поражение живой или иной силы.

Особо следует остановиться на понятии применительно к составу разбоя газового оружия. Далеко не все оно признается практикой оружием, подпадающий по квалифицирующий признак ст.162 УК РФ; это зависит от свойств газа, которым снаряжено газовое оружие. Поскольку разбой по своей сути предполагает применение насилия, опасного для жизни или здоровья, постольку и газ должен отвечать названным требованиям [26, С. 25].

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

Так, приговором Центрального районного суда г. Оренбурга Д. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ. 06.04.2014 г. около 12-00 часов Д., находясь на территории Центрального рынка, расположенного по пр. Победы, 1 «а» г. Оренбурга, с целью хищения чужого имущества, подошел к торговой точке, где осуществляла торговлю продавец С., напал на нее и, используя нож в качестве оружия, стал его демонстрировать, направляя его в сторону С., а затем, угрожая последней применением насилия, опасного для жизни — убийством, открыто похитил с торговой точки двое солнцезащитных очков «Polaroid», стоимостью 600 рублей, принадлежащие частному предпринимателю М.

Таким образом, оружие, как и предметы, используемые в качестве оружия, должно применяться, т.е. ими должен быть причинен вред жизни или здоровью людей, или они должны быть использованы в качестве угрожающего средства. Одна только демонстрация оружия или предметов не подпадает под понятие применение оружия.

Согласно ч.3 ст.162 УК РФ предусматривается уголовная ответственность за особо квалифицированный разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере.

Разбой с незаконным проникновением в жилище представляет повышенную опасность, как в силу способа совершения, так и с учетом типичных особенностей субъекта преступления.

Итак, проникновение — это вторжение в жилище с целью совершения разбоя. Следует отметить, что под жилищем понимается — предназначенное для постоянного или временного проживания людей помещение, в котором находится их имущество или часть имущества.

К жилищу также относятся его составные части, в которых люди временно могут не находиться или непосредственно не проживать, но которые предназначены для отдыха, хранения имущества, удовлетворения иных потребностей гражданина. Жилище может быть постоянное или временное. Не признаются жилищем купе поезда и каюта на речном или морском транспорте, которая предназначена для проезда, а не для проживания [40, С. 359].

Помещение — это строение, сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как стационарным, так и подвижным, как постоянным, так и временным. Обычно выделяют производственные, административные, складские помещения.

Под иным хранилищем понимается две категории объектов. Прежде всего, сюда относятся территории, предназначенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей и обеспеченные охраной. Вторая категория иного хранилища — это предметы материального мира, специально предназначенные для хранения материальных ценностей и также оборудованные специальной охраной.

Проникновение в жилище, помещение или иное хранилище возможно двумя способами. Первый, наиболее распространенный, заключается во вторжении, которое может быть тайным или открытым, с преодолением препятствий и без такового; возможно проникновение с использованием обмана. Второй способ — проникновение с помощью различных приспособлений, когда виновный извлекает похищенные предметы без входа в помещение или иное хранилище. Проникновение должно быть незаконным, это означает, что доступ данному лицу в помещение закрыт вообще или в данное время. Если такой доступ свободен, то данный признак отсутствует.

Разбой, совершенный в крупном размере — это разбой, где стоимость похищенного имущества превышает 250 тысяч рублей.

Например, А. и Ш., находясь на перекрестке ул. Пролетарской и ул. Постникова г. Оренбурга, договорились о совершении открытого хищения чужого имущества из автомобиля. Во исполнении преступного умысла А. и Ш. подошли к автомобилю ВАЗ-21043, открыв дверь автомобиля со стороны водителя, Ш. умышленно с целью завладения чужим имуществом, напал на потерпевших К. и Н. и, угрожая последним применением насилия, опасного для жизни и здоровья, продемонстрировал им в качестве оружия нож. Н. и К. восприняли данную угрозу реально. А., не зная о применении Ш. ножа, действуя открыто, умышлено, из корыстных побуждений, похитил из рук Н. принадлежащую ей сумочку стоимостью 10000 рублей, в которой находились принадлежащие ей денежные средства в сумме 1650 рублей и денежные средства в сумме 450000 рублей, принадлежащие ЗАО «Оренбургская техинформкомпания», т.е. в крупном размере. После чего Ш. и А. с похищенным попытались скрылись.

Определяя размер похищенного, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. Часть 4 ст.162 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за особо квалифицированный разбой, совершенный: организованной группой; в целях завладения имуществом в особо крупном размере; с причинением тяжкого вреда здоровью.

Так, разбой признается совершенным организованной группой, если он совершен устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких разбойных нападений. Организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана преступной совместной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Устойчивость организованной группы, как ее основной признак носит несколько иной характер, чем преступная группа: имеет место стабильность, постоянство ее состава, вхождение в группы новых членов затруднено, а к выходу кого-либо из группы остальные члены относятся резко отрицательно.

Но главное отличие заключается в том, что преступная совместная деятельность рассчитана на длительное время.

Кроме устойчивости организованная группа характеризуется такими признаками как: высокий уровень организованности; выдвижение лидера — ее организатора и руководителя; распределение ролей при совершении преступлений; тщательная подготовка к совершению преступления; подборка и вербовка соучастников; поддерживание строгой дисциплины; обеспечение мер по сокрытию преступлений; неоднократность совершения преступлений членами группы; создание специального денежного фонда.

Разбой, где стоимость похищенного имущества равна сумме в один миллион рублей и более, признается разбоем в особо крупном размере. Разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего — данный квалифицирующий признак имеется в тех случаях, когда тяжкий вред здоровью причинен в целях облегчения завладения имуществом, либо в процессе захвата имущества, при преодолении сопротивления потерпевшего, либо непосредственно после захвата имуществом для его удержания. В этих случаях не требуется дополнительной квалификации содеянного по статье 111 УК РФ, так как причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом данного преступления. В случае наступления по неосторожности смерти потерпевшего от причиненного ему при разбое тяжкого вреда здоровью действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступления по пункту «в» ч.4 ст.162 и по ч.4 ст.111 Уголовного кодекса РФ.

В случае причинения смерти при разбое квалификация содеянного зависит от формы вины. При неосторожном причинении смерти в процессе разбоя содеянное не требует дополнительной квалификации. Умышленное же причинение смерти — квалифицируют по пункту «з» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса РФ «убийство, сопряженное с разбоем».

Вместе с тем для признания убийства совершенным из корыстных побуждений необходимо установить, что намерение извлечь материальную выгоду из убийства возникло у виновного до его совершения. Поэтому не может квалифицироваться содеянное по п. «з» в случае убийства по иным (некорыстным) мотивом с последующим «ограблением трупа» или завладением имуществом убитого, если мысль воспользоваться имуществом потерпевшего возникла после лишения его жизни. Особое значение в связи с этим приобретает также ограничение признаков деяний, одни из которых квалифицируются только как корыстное убийство, а другие — по совокупности разбоя с убийством из корыстных побуждений. Критериями их отграничения служат:

) характер мотивации, в соответствии с которым вопрос о совокупности с разбоем возникает лишь тогда, когда преступник стремился в результате насилия над личностью завладеть его имуществом путем изъятия, а не получить какие-либо иные материальные блага;

) способ убийства, с учетом которого при совокупности необходимо доказать, что имело место нападение с целью удержания имущества непосредственно после завладения им, т.е. причинение смерти в процессе нападения;

) момент, когда убийца рассчитывал завладеть имуществом, в зависимости от которого совокупность возникает лишь тогда, когда виновный рассчитывал завладеть имуществом в момент убийства или непосредственно после него (с незначительным разрывом во времени), т.е. когда содеянное (лишение жизни или завладение имуществом) охватывается единым умыслом представляет собой неразрывную цепь преступных действий.

Следует также иметь в виду, что в тех случаях, когда в результате насилия, примененного при разбойном нападении, потерпевшему умышлено были нанесены тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть, квалифицировать действия виновного надо по совокупности преступлений — по пункту «в» части 4 ст.162 и ст.105 Уголовного кодекса.

Исходя из обстоятельств дела, установленных обвинительным вердиктом, суд квалифицирует действия К. по пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также по пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем.

Данная квалификация основана на данных о характере и интенсивности примененного подсудимым насилия; использовании заранее подысканного молотка для нанесения Т. множества ударов с причинением обширных и опасных для жизни повреждений головы, последующем лишении ее возможности дышать, повлекшим смерть Т. от механической асфиксии; явной подготовленности действий по лишению ее жизни для завладения имуществом погибшей, а также фактическом изъятии последнего из еу жилища.

Тяжкий вред здоровью бывает двух видов: опасный для жизни или не опасный для жизни, но отнесенный к тяжкому по исходу. Опасным для жизни признается вред, который угрожает жизни потерпевшего в момент его причинения и при обычном течении заканчивается смертью (проникающие ранения черепа, позвоночника, груди, живота; термические ожоги и т.п.).

К тяжким повреждениям по исходу относятся: потеря зрения, слуха, органа, утрата органом его функций, обезображивание лица, причинение иного вреда здоровью, соединенное со значительной утратой общей трудоспособности не менее чем на 1/3 или с полной утратой профессиональной трудоспособности, повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство и т.п.

Особенность тяжести вреда здоровью состоит в том, что к их числу относятся те повреждения, которые при обычном их течении заканчиваются смертью или создают реальную угрозу смерти. Поэтому опасность для жизни определяется на момент его причинения, исходя из реально существующей угрозы смерти потерпевшего.

правовой законодательный насильственный имущественный

3. Отграничение преступлений против собственности, совершаемых с применением насилия, от смежных составов

1 Разграничение насильственного грабежа и разбоя

В связи с тем, что законодатель фактически выделяет два вида грабежа — простой и насильственный, то есть, соединенный с насилием, не опасным для жизни или здоровья, возникает практическая необходимость различать насильственный грабеж и разбой. Разбой определяется в ст.162 УК РФ как нападение в целях хищения чужого имущества, соединенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

При разграничении насильственного грабежа и разбоя нельзя не остановиться на соотношении объектов данных преступлений. Среди некоторых юристов бытует точка зрения, в соответствии с которой разбой является в первую очередь преступлением против личности. Однако, более обоснованной, а, кроме того, законодательно подкрепленной структурой Уголовного Кодекса, представляется трактовка, в соответствии с которой посягательство на личность при разбое является средством завладения чужим имуществом, ввиду чего отношения собственности являются в этих ситуациях основным объектом, а личность — дополнительным.

Характеризуя соотношение объектов грабежа и разбоя, необходимо отметить, что в то время, как основным непосредственным объектом и грабежа, и разбоя является собственность, вторые объекты на уровне непосредственного у этих составов не совпадают. Грабеж, кроме основного, имеет еще и факультативный объект — неприкосновенность личности (ч.2 ст.161 УК РФ).

Разбой же наряду с собственностью посягает на психическую неприкосновенность, и здоровье, выступающие в данном составе в качестве дополнительных альтернативных объектов.

Совпадающим признаком насильственного грабежа и разбоя является насилие как способ завладения имуществом: насилие при грабеже и разбое служит средством преодоления сопротивления со стороны лиц, препятствующих, или могущих воспрепятствовать хищению. Сходство данных составов обусловлено сходством специфики целей применяемого насилия и в случае грабежа, и при разбое. Повторяясь, можно кратко отметить основное: насилие при грабеже и разбое служит способом, средством изъятия или удержания имущества, основным фактором, на который рассчитывает преступник.

Основным критерием отграничения грабежа от разбоя является законодательно закрепленная разница в характере насилия: Как писал В.В. Ераксин: «Главное отличие грабежа от разбоя состоит в степени интенсивности и объеме насилия» [55, С. 20]. В соответствии с упомянутым уже разъяснением Пленума Верховного Суда от 5 сентября 2002 г., под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также причинение потерпевшему физической боли либо ограничение его свободы, если это не создало опасности для его жизни или здоровья.

Таким образом, максимальный вред, причиненный потерпевшему при грабеже, может выразиться в побоях или иных насильственных действиях, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ (кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности).

Таким образом, если в результате насилия потерпевшему причинен хотя бы легкий вред здоровью, ответственность должна наступать за разбой.

Кроме того, насилие считается опасным, если оно объективно было способно причинить вред, достаточный для квалификации посягательства как разбоя, хотя потерпевшему в действительности был причинен менее серьезный вред. Так, Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» разъяснил, что именно как разбой следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, которое причинило потерпевшему легкие телесные повреждения без расстройства здоровья либо вообще не причинило никакого вреда его здоровью, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Так, хотелось бы привести пример из судебной практики, в котором Б. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ. Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

.07.2009 г. около 02 часов 30 минут Б. и неустановленное следствием лицо, по предварительному сговору между собой, находясь у дома №83 по ул. Луговой г. Оренбурга, действуя открыто, умышленно, из корыстных побуждений, подошли к потерпевшему Т., и с целью завладения чужим имуществом, применили к нему насилие, не опасное для жизни и здоровья, нанесли ему несколько ударов по голове и различным частям тела, причинив побои и физическую боль, после чего похитили сотовый телефон «Nokra 6060», стоимостью 1000 рублей с СИМ картой, стоимостью 2000 рублей, на балансе которой находилось 20 рублей и денежные средства в сумме 100 рублей, причинив потерпевшему Т. материальный ущерб на общую сумму 3120 рублей, и с места преступления скрылись.

Органы предварительного следствия квалифицировали действия Б. по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбойное нападение.

Государственный обвинитель в судебном заседании отказалась от поддержания обвинения по ч.2 ст.162 УК РФ и просила переквалифицировать действия Б. на ст.161 ч.2 «а, г» УК РФ, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья.

Позицию государственного обвинителя об отсутствии в действиях Б. состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ, суд посчитал законной и обоснованной. Таким образом, в судебном заседании не установлено, что Б. применил к потерпевшему насилие опасное для жизни и здоровья, либо угрожал применением такового насилия.

На основании показаний потерпевшего, подсудимого, свидетелей суд посчитал необходимым переквалифицировать действия Б. с ч.2 ст.162 УК РФ на ст.161 ч.2 «а, г» УК РФ — грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Различие между разбоем и грабежом следует проводить также по моменту окончания этих преступлений. Если разбой считается оконченным с момента нападения, независимо от завладения имуществом, то для оконченного грабежа необходимо, чтобы виновный завладел чужим имуществом. Таким образом, грабеж имеет материальный, а разбой формальный состав.

При разграничении разбоя и грабежа следует учитывать способ действий виновного. Для грабежа способ изъятия имущества всегда является открытым, при разбое — само изъятие имущества может быть совершено не только открыто, но и тайно. Также, насилие с целью завладения имуществом, соединенное с применением оружия, всегда должно рассматриваться как разбой, независимо от характера наступивших последствий.

Субъективные стороны разбоя и насильственного грабежа совпадают: оба преступления совершаются с прямым умыслом, оба характеризуются наличием у лица корыстной цели, проявляющейся в стремлении обратить похищенное имущество в свою пользу.

Судебная практика испытывает трудности при разграничении разбоя и насильственного грабежа, когда способ совершения этих преступлений является угроза применения насилия. Угроза в словесной форме часто носит неопределенный характер («будет хуже», «пожалеешь» и т.п.).

Но, даже будучи выраженной определенно («убью», «зарежу») или в форме демонстрации оружия, она не обязательно воспринимается потерпевшим как реальная угроза жизни или здоровью. Поэтому ответственность должна быть дифференцирована в зависимости от того, применялось ли при завладении имуществом реальное физическое насилие или только угроза.

Делая вывод, разграничение насильственного грабежа и разбоя проводят по совокупности признаков:

) разбой, в отличие от грабежа, в обязательном порядке включает в деяние нападение. Последнее может иметь место в грабеже, но не является его обязательным признаком;

) грабеж, в отличие от разбоя, предполагает изъятие и обращение чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, т.е. хищение. В состав разбоя хищение не входит; при совершении разбойного нападения лицо должно лишь преследовать цель хищения;

) насилие или угроза насилием в грабеже и разбое — принципиально разные; в первом — не опасное для жизни или здоровья, во втором — опасное для жизни или здоровья;

) момент окончания грабежа и разбоя — разный. Грабеж — материальный состав преступления, для его окончания необходимо, чтобы имущество было изъято и лицо получило возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. Разбой окончен с момента нападения, соединенного с насилием или угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

3.2 Отграничение хищений с применением насилия от других смежных составов

Вымогательство не является хищением, но, как и хищения, относится к корыстным преступлениям против собственности. По этой причине оно обладает рядом признаков, сходных с признаками хищения, и в частности, грабежа и разбоя, что и затрудняет их разграничение. В судебно-следственной практике проблема отграничения вымогательства от разбоя или грабежа возникает тогда, когда умысел виновного бывает направлен на изъятие имущества потерпевшего с применением насилия.

Основным непосредственным объектом вымогательства, как грабежа и разбоя, являются отношения собственности. Как хищения, сопряженные с насилием, вымогательство имеет факультативный объект. Однако содержание факультативного объекта отличается: в вымогательстве и разбое это — физическая, психическая неприкосновенность и здоровье; в грабеже — физическая, психическая неприкосновенность.

По основным элементам (форме вины и цели) совпадают и субъективные стороны: все эти преступления совершаются с прямым умыслом и преследуют корыстную цель. Как грабеж и разбой, вымогательство может быть совершено только лицом, не наделенным в отношении присваиваемого имущества никакими правомочиями.

Разграничение рассматриваемых преступлений проводится прежде всего по предмету. Предмет вымогательства — не только имущество, но и право на него, и действия имущественного характера. Предмет грабежа и разбоя — это всегда наличное имущество. При вымогательстве в момент выдвижения требований имущества при потерпевшем, как правило, нет. Более того, при вымогательстве, как отмечает Г.Л. Кригер, виновный может преследовать цель упрочить свое «право» на имущество, которым он уже обладает [36, С. 29].

Разграничение рассматриваемых преступлений в некоторой степени можно провести и по способу изъятия. Вымогатель, как правило, непосредственно не производит изъятия имущества, а побуждает к передаче потерпевшего. Грабитель и разбойник, как правило, захватывает имущество сам. Но данное разграничение безупречным не является. Встречаются случаи, когда и при совершении грабежа или разбоя потерпевший под угрозой насилия сам отдает требуемое преступниками имущество. Поэтому факт передачи имущества преступнику самим потерпевшим не является обстоятельством, характерным исключительно для вымогательства.

Обязательным признаком вымогательства, как и насильственного грабежа, так и разбоя, является выдвижение угроз. Однако, если для квалификации грабежа как насильственного имеет значение лишь угроза насилием, не опасным для жизни или здоровья, а для разбоя — насилие, опасное для жизни или здоровья, то в случае вымогательства содержание выдвигаемых угроз более широко: применение насилия над личностью потерпевшего, его близких, уничтожение или повреждение чужого имущества, разглашение позорящих сведений или иных сведений, способных причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Ряд авторов предлагают провести разграничение между грабежом, разбоем и вымогательством, основываясь на критерии наличия или отсутствия воли потерпевшего на изъятие имущества. Так, Е.А. Сухарев и А.Д. Горбуза пишут: «При вымогательстве угрозы направлены на то, чтобы побудить лицо передать… имущество самому преступнику или по его указанию другим частным лицам … Иной характер имеют угрозы при грабеже и разбое. Их назначение состоит в том, чтобы подавить волю лица, препятствующего завладению имуществом, и таким путем захватить предмет хищения» [57, С. 22]. Аналогичной точки зрения придерживается и В.А. Владимиров: «…при вымогательстве переход имущества происходит при участии самого потерпевшего, как бы по его воле и согласию». Но в то же время, противоречит самому себе: «Вымогательство — всегда противоправное принуждение потерпевшего к распоряжению имуществом или имущественным правом…» [27, С. 276]. Более правильным представляется провести разграничение по цели, с которой подавляется воля. Вымогатель угрожает с целью принудить передать имущество в будущем. Осуществление угрозы предполагается тоже в будущем в качестве мести за отказ в передаче требуемых благ. Смысл угрозы при грабеже и разбое — облегчить немедленное завладение имуществом, сделать так, чтобы потерпевший не препятствовал изъятию имущества.

Существенный отграничительный признак вымогательства от разбоя и насильственного грабежа — момент осуществления угрозы применения насилия.

Примером, может служить дело, в котором П. и К. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ст.163 ч.2 п. «а, в». Так, П. и К. действуя группой лиц по предварительному сговору, умышленно, из корыстных побуждений, с целью незаконного завладения чужим имуществом, подошли к М. и потребовали купить им пиво. В ответ на отказ М., К. и П., применяя к нему насилие, не опасное для жизни и здоровья, стали удерживать его, не давая ему зайти в подъезд, и вновь потребовали от него купить им пиво, угрожая, в случае отказа, применением насилия, не опасного для жизни и здоровья — избиением. Воспринимая угрозы К. и П. реально, М. приобрел две бутылки пива, стоимостью 92 рубля, каждая, на общую сумму 184 рубля, и передал их П. и К.

Органами предварительного следствия действия П. и К. квалифицированны по ст.163 ч.2 «а, в» УК РФ, как вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества.

Суд данную квалификацию действий П. и К. посчитал неверной.

В соответствии с диспозицией ст.163 УК РФ, под вымогательством законодатель понимает требование передачи имущества в будущем.

Доказательства, которые были приведены в суде свидетельствовали о том, что требования П. и К. о передачи имущества были направлены не на будущее исполнение, а на немедленную передачу имущества. При таких обстоятельствах, суд посчитал, что в действиях П. и К. имеет место открытое хищение чужого имущества.

Таким образом, суд признал вину подсудимых П. и К., обоих, доказанной, однако их действия переквалифицировал со ст.163 ч.2 «а, в» УК РФ на ст.161 ч.2 «а, г» УК РФ — грабеж, т.е. открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такового насилия.

Исходя из этого, можно сделать вывод, в том, что различно время, когда виновный собирается получить имущество в грабеже и разбое, с одной стороны, и в вымогательстве, с другой. При насильственном грабеже и разбое угроза носит характер предупреждения потерпевшего о немедленном применении к нему физического насилия. Вымогатель же угрожает применением насилия в будущем в случае невыполнения его требований. Применение насилия в вымогательстве вполне возможно, но оно лишь подкрепляет угрозу, а не отменяет ее.

Есть отличия и в адресате угроз. Угроза при грабеже или разбое адресована любому лицу, препятствующему произвести хищение (включая совершенно посторонних в смысле отношения к имуществу), а при вымогательстве может быть направлена против определенного круга лиц: против лица, в собственности, ведении или под охраной которого находится имущество, против его близких (родственников, друзей и т.д.).

Р.Н. Хатыпов представляет данную позицию неточной. Он предполагает, для наличия состава вымогательства необходимо, чтобы требование и угрозы предъявлялись самому потерпевшему, однако содержание угроз может касаться не только самого потерпевшего, но и его близких [48, С. 47].

В заключение, хотелось бы отметить, что грабеж и разбой — это хищения, при этом грабеж относится к материальным составам даже при применении неопасного насилия или угрозы таким насилием. Завладение имуществом не входит в число обязательных признаков и разбоя, и вымогательства. Оба они — и разбой, и вымогательство — являются по строению усеченными составами. Деяние в разбое при этом включает в себя нападение, соединенное с насилием или угрозой; деяние в вымогательстве — требование передачи имущества, подкрепленное угрозой. Соответственно, в вымогательстве вполне возможно, однако не обязательно нападение, в разбое часто присутствует требование передачи имущества, но его отсутствие не означает отсутствие состава разбоя.

Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, — довольно старая проблема в теории уголовного права. В доктрине уголовного права имеются различные подходы к вооруженному разбою, совершенному организованной группой, и бандитизму. При этом можно выделить два подхода: негативный и позитивный. Представители первого подхода с трудом дифференцируют различия этих составов преступлений, указывают на сложность их разграничения и негативно оценивают действующее законодательство. В частности, В. Быков, Б. Петухов видят трудности разграничения вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, и бандитизма в несовершенстве ст.35 УК РФ [8, С. 55].

Представители позитивного подхода развивают теорию уголовного права, ищут и находят признаки, которые дают возможность разграничить смежные составы. Профессор В.В. Векленко указывает, что действия участников банды, совершивших хищения, следует квалифицировать по совокупности преступлений, поскольку состав бандитизма не охватывает имущественные посягательства [41, С. 27].

Отграничение разбоя от бандитизма имеет практическое значение в том случае, когда разбойное нападение совершается организованной группой с применением оружия.

Сложность состоит в том, что и при бандитизме и при разбое существует устойчивый характер связи между членами организованной группы. Первое отличие разбоя от бандитизма в том, что банда — это сплоченная, устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреждение. В ст. 209 УК РФ бандой признается устойчивая группа, а бандитизмом — создание такой группы в целях нападения на граждан или организации, руководство ею, участие в ней или участие в совершаемых бандой нападениях.

Устойчивый характер связи членов банды предполагает такую организацию, которая была создана для осуществления преступной деятельности, рассчитанной на неоднократность преступных действий.

При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда — вовсе не совпадающие понятия.

У бандитизма и квалифицированного разбоя присутствует еще один общий признак — вооруженность. Однако, несмотря на сходство двух составов в отношении оружия, между бандитизмом и вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, имеется существенное различие.

Законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды и они были готовы его применить.

Различие в квалификации бандитизма и вооруженного разбоя заключается также в том, что поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды, то хранение и ношение оружия охватывается признаками состава, предусмотренного ст.209 УК, и дополнительной квалификации по ст.222 УК не требуется. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия и не охватывает его незаконные приобретение, хранение и ношение.

Одним из обязательных признаков и бандитизма, и разбоя, указанных в законе, является нападение. Нападение при бандитизме может выражаться в разнообразных формах и совершаться по различным мотивам (месть, создание массовых беспорядков и т.д.), тогда как разбой совершается только с корыстным мотивом. В вооруженном разбое, совершенном организованной группой, всегда устанавливается корыстная направленность — цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятельности шире: нападение на граждан или организации.

Попов О. предлагает добавить следующие различия этих составов. Одно из них заключается в том, что собственность при разбое выступает в качестве основного непосредственного объекта, здоровье человека — в качестве дополнительного, а в бандитизме все перечисленные объекты являются дополнительными.

Разграничение между бандитизмом и разбоем, совершенным организованной группой с применением оружия, можно проводить и по субъекту преступления. Уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет. Субъект разбоя — общий (с 14 лет).

Таким образом, можно сделать вывод, что при разграничении совершении разбоя организованной группой с применением оружия с бандитизмом, за основу берутся следующие критерии:

Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие.

Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия.

В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. Разбойное нападение квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось. Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

Необходимо также отметить, что от насильственного грабежа и разбоя следует отграничивать пиратство. Согласно ч.1 ст.227 УК, пиратство — это «нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения».

Итак, пиратство в его действующей законодательной трактовке (ст.227 УК) есть не что иное, как морской или речной грабеж или разбой (в зависимости от характера насилия).

Прежде всего, состав пиратства имеет различие с разбоем в объекте, предмете, объективной стороне (характере насилия и месте нападения).

В частности, объектом пиратства выступают отношения в сфере общественной безопасности, тогда как объектом разбоя выступают отношения собственности. Отношения собственности могут выступать лишь дополнительным объектом пиратства, наряду с жизнью, здоровьем.

Предметом пиратства выступает морское или речное судно, т.е. сооружение для перевозки пассажиров и грузов по воде, предназначенное для торговых, промышленных, транспортных, военных, научно-исследовательских и иных целей. Оно может быть самоходным и несамоходным, непосредственно водным, надводным (на воздушной подушке) и подводным, т.е. предмет данного преступления уже, чем предмет разбоя.

Под насилием, применяемым при пиратстве, понимается как физическое насилие любой степени тяжести, так и психическое насилие (угроза реального и немедленного применения насилия).

Насилие при разбое — только опасное для жизни или здоровья.

Субъект пиратства — любое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, ответственность же за разбой наступает с 14-ти лет.

Следует заметить также, что ч.3 ст.227 УК предусматривает особо квалифицированный вид пиратства, в частности: повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Составом разбоя такие последствия не охватываются.

Хотелось бы также заметить, что от насильственного грабежа и разбоя современное пиратство отличается не только по основному объекту посягательства, месту совершения и субъекту преступления, но и по способам, целям, а также множественностью субъектов, объединенных в преступную группу.

Так, пиратство необязательно должно преследовать корыстную цель. Цели посягательства должны быть «личными», что не исключает стремления виновного уничтожить или повредить судно, причинить смерть или телесные повреждения членам экипажа или пассажирам, завладеть судном с целью угона (для использования его в качестве транспортного средства).

Таким образом, главными признаками пиратства как преступления международного характера должны выступать не место совершения нападения и не принадлежность судна или летательного аппарата, с которых совершается нападение, а во-первых, совершение нападения на судно в соучастии (как минимум, группой лиц по предварительному сговору), во-вторых, вооруженность данной группы, в-третьих, совершение нападений вне связи с официальной политикой государств, гражданами которых являются виновные.

По нашему мнению, неудовлетворительным видится законодательное решение вопроса о санкциях пиратства. Как уже отмечалось, современное пиратство обладает повышенной степенью общественной опасности. Поэтому возможное наказание за данное преступление должно быть строже, чем предусмотренное в санкциях ст.209 УК РФ. В этой связи было бы целесообразным увеличение верхнего предела наиболее строгой санкции статьи о пиратстве в новой редакции до двадцати лет.

Заключение

В процессе изучения темы дипломного исследования рассмотрены теоретические и практические аспекты данной проблемы в современном ракурсе.

Таким образом, под хищением имущества, сопряжённым с насилием, следует признавать, совершённое с корыстной целью, противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику, либо иному владельцу этого имущества, путём применения умышленного воздействия на организм потерпевшего, причиняющего ему физический вред, опасный (не опасный) для жизни или здоровья, а так же путем применения угрозы, причинения такого вреда.

При написании работы использовались статистические данные о динамике, состоянии, удельном весе грабежей, разбоев в Российской Федерации с 1997 года по апрель 2014 года. По данным Главного информационного центра МВД России, динамика разбойных нападений с 1997 по 2005 характеризуется постоянным ростом количества зарегистрированных преступлений, а динамика грабежей с 1997 по 2006 год. Как видно из приведенной статистики с 1997 по 2014 гг. рост количества корыстно-насильственных преступлений имел тенденцию к росту. С 2007 года наступил некий спад таких преступлений.

Также, при написании использовались данные уголовной статистики Центрального районного суда г. Оренбурга за 2013, 2014 годы.

Количество поступивших уголовных дел в Центральный районный суд г. Оренбурга указанной категории существенно не отличается от показателей предыдущего года (в скобках — данные за 2009 год) и характеризуется следующими данными:

о грабеже (ст.161 УК РФ) — 11,3% от общего количества всех поступивших уголовных дел в 2010 году (11,5% в 2009 году);

о разбое (ст.162 УК РФ) — 2,9% (2,4%);

о вымогательстве (ст.163 УК РФ) — 1,8% (2%).

В 2013 году Центральным районным судом г. Оренбурга рассмотрено:

по ст.161 УК РФ — 71 уголовное дело, из них с вынесением приговора — 64 дела; с прекращением дела — 4 дела; с применением принудительных мер медицинского характера — 1 дело; возвращено прокурору для устранения недостатков — 2 дела;

по ст.162 УК РФ — 32 уголовных дела, из них с вынесением приговора — 29 дел; возвращено прокурору для устранения недостатков — 3 дела;

по ст.163 УК РФ — 9 уголовных дел, из них с вынесением приговора — 8 дел; с прекращением дела — 1 дело.

Согласно статистическим данным в 2014 году по ст.161 УК РФ осуждено 69 лиц (в 2013 году — 73); по ст. 162 УК РФ — 30 лиц (в 2013 году — 27); по ст.163 УК РФ — 8 лиц (в 2009 году — 11).

Лицам, осужденным за хищение в форме грабежа, разбоя, а также за совершение вымогательства, в подавляющем большинстве случаев определялось наказание в виде лишения свободы, при этом хотя и незначительно, но большее количество лиц осуждалось к реальному лишению свободы.

В отношении 4 несовершеннолетних лиц, которые были осуждены судом по ч.1 ст.161 УК РФ, назначен иной вид наказания, чем лишение свободы, а именно: исправительные работы сроком от 6 месяцев до 1 года с удержанием заработка от 5% до 10% в доход государства с применением ст. 73 УК РФ условно от 1 года до 1,5 лет.

Следует отметить, что санкциями ч.2, ч.3 ст.161, а также ст.162, 163 УК РФ предусмотрен в качестве дополнительного наказания штраф. В ходе обобщения установлено, что данный вид дополнительного наказания применялся судом крайне редко.

Возрастной состав осужденных в 2010 году по обобщаемой категории дел характеризуется следующим образом:

несовершеннолетние лица — 12 человек, что составляет 11,2% от общего количества лиц, осужденных по ст.ст. 161, 162, 163 УК РФ;

лица в возрасте от 18 до 30 лет — 60 человек, или 56%;

лица в возрасте от 30 лет и выше — 28 человек, или 26,3%;

осужденные женщины составляют 6,5% или 7 человек.

Итак, в результате изучения практики рассмотрения Центральным районным судом г. Оренбурга уголовных дел по преступлениям, предусмотренным ст.ст. 161, 162, 163 УК РФ установлено, что, в 2014 год количество преступлений, предусмотренных ст.161 и 163 УК РФ, предусматривающих ответственность за совершение грабежа и вымогательства, в некоторой степени снизилось по сравнению с показателями 2009 года, чего нельзя сказать о преступлениях, предусмотренных ст.162 УК РФ — разбой, их количество в 2007 году возросло на 0,5%.

В теории уголовного права и следственно-судебной практике в последние годы появилось немало материалов по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за хищения. Ряд из них заслуживает внимания, отдельные, напротив, не содержат должного научного обоснования либо носят спорный характер. Изучение различных точек зрения по рассматриваемым вопросам позволяет нам присоединиться к мнению многих ученых и предложить собственные варианты решения некоторых из рассматриваемых проблем. На основе этого предлагается следующее решение проблем:

) Учитывая, что в судебной практике возникают трудности при разграничении насильственного грабежа, разбоя, вымогательства обосновывается предложение о необходимости подробного разъяснения в Постановлениях пленумов Верховного Суда РФ о критериях разграничения указанных видов преступлений.

) В теории уголовного права по-прежнему имеются разногласия по оценке многих элементов объекта и элементов объективной стороны, данных составов преступлений. Прежде всего, следует отметить, что насильственный грабеж и разбой в основе своей являются преступлениями, состоящими из двух разнородных объектов. Так, объектами данных преступлений являются собственность и здоровье или собственность и телесная неприкосновенность личности. Споры по поводу равноценности объектов, продолжаются в теории уголовного права, по сей день. Некоторые ученые выделяют в качестве основного объекта разбоя — жизнь и здоровье личности, считая при этом нецелесообразность отнесения данного вида преступлений к преступлениям против собственности. Однако, по нашему мнению, законодательное закрепление насильственных форм хищений в главе УК РФ посвященной преступлениям против собственности является наиболее правильным и разумным. Поскольку сущность данных деяний характеризуется направленностью против собственности и выражается в стремление виновного обогатиться за счет чужого имущества. При этом применение насилия является лишь средством завладения имуществом.

) Насильственный грабеж посягает на два объекта: собственность и здоровье личности, тогда как ненасильственный грабёж посягает только на собственность. По степени и характеру общественной опасности насильственный грабеж примыкает к разбою и вымогательству. Поэтому нельзя признать удачным, что в действующем законодательстве насильственный грабеж рассматривается как квалифицированный вид простого грабежа. Я считаю целесообразным выделение насильственного грабежа в самостоятельный состав преступления, с описанием его конструктивных признаков в отдельной статье УК РФ.

Выглядеть будет примерно так: из статьи 161 УК РФ исключить такой квалифицирующий признак, как «с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Статья 161.1 Насильственный грабеж

. Насильственный грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия — наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет, со штрафом в размере до десяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

. Насильственный грабеж, указанный в части первой настоящей статьи, совершенный:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище;

в) в крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трёх месяцев либо без такового.

. Насильственный грабеж, указанный в части первой настоящей статьи, совершенный:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

) Также, хотелось бы отметить, что согласно Федеральному закону Российской Федерации от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ « О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» произошли изменения в наказании в виде лишения свободы за квалифицированный грабеж, и простой и квалифицированный разбой. Убираются нижние пределы наказания, но не изменяются верхние, т.е. «вилка» срока по данным статьям будет гораздо шире, начинаясь с нуля. Это значит, что по данным статьям будут более широко применяться минимальные наказания, а также такие виды наказаний, как условный срок, исправительные работы, ограничение свободы. Я считаю, данное изменение в уголовном законодательстве неправильно, так как насильственный грабеж и разбой являются опасными преступлениями, и поэтому следует вернуться к прежнему наказанию.

) Также на практике существует проблема отграничения разбоя, совершенного вооруженной организованной группой от бандитизма, составы этих преступлений практически полностью совпадают. Анализируя сложившуюся ситуацию, следует прийти к выводу, что разграничить банду и вооруженную организованную группу, совершающие разбойные нападения, совершенно невозможно. Поэтому следует признать, что разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, — это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК. Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих признаков, как применение оружия (п. «г» ч.2 ст.162 УК) и совершение организованной группой (п. «а» ч.3 ст.162 УК), то его следует квалифицировать как бандитизм. Предлагаемый подход позволит прекратить длительные дискуссии по этому вопросу и облегчит квалификацию указанных преступлений в следственной и судебной практике.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/hischenie-s-primeneniem-nasiliya/

Нормативно-правовые акты

1.Российская Федерация. Конституция Российской Федерации (1993).

— М.: Эксмо, 2014. — 37 с. — ISBN 2-48476-384-2.

2.Уголовный кодекс Российской Федерации: офиц. текст: по состоянию на 15 января 2015 года / Министерство Юстиции Российской Федерации. — Москва: Эксмо, 2015. — 272 с. — ISBN 978-5-699-79088-3

Научная и учебная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/hischenie-s-primeneniem-nasiliya/

3.Абросимов, С. Проблемы ответственности за вымогательство / С. Абросимов // Законность. — 1999.- №5. — С. 25-27. — ISSN 08694486.

4.Алиев Оглы, Н.Т. Современный грабеж: криминологические проблемы / Н.Т. Оглы Алиев // Эксперт-криминалист. — 2009. — №2. — С. 2-5. — ISSN 1874-0287.

5.Борзенков Г.Н. Курс уголовного права: Учебник для вузов. В 5 т. Особенная часть. Т.З — М., 2008. — 809 с. — ISBN 5-5787-8458-8.

6.Борзенков, Г.Н., Комиссаров В.С. Курс Уголовного права. Т. 3. / Г.Н. Борзенков. — М.: Зерцало. — 2002. — 396 с.

.Буркина, О.А. Квалификация имущественных преступлений с применением насилия / О.А. Буркина // Российский следователь. — 2008. — №20. — C. 14-16. — ISSN 1812-3783.

.Быков, В.С. Как разграничить бандитизм и разбой / В.С. Быков // Российская юстиция. — 2001. — №3. — С. 55-57. — ISSN 0131-6761.

.Бастрыкин, А.И. Уголовное право России. Практический курс: учебно-практическое пособие / А.И. Бастрыкин. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 432 с.

10.Ветрова, Н.И., Бриллиантова, А.В. Уголовное право: учебник / Н.И. Ветрова. — М.: Юнити — Дана, Закон и право, 2005. — 280 с.

11.Винокурова, Н.С. Актуальные проблемы уголовно-правовой характеристики вымогательства / Н.С. Винокурова // Российский следователь. — 2005. — №4. — С. 29-31. — ISSN 1812-3783.

.Вишнякова, Н.Д. Понятие «хищение» в российском уголовном праве и уголовном праве зарубежных стран / Н.Д. Вишнякова // Российский следователь. — 2008. — №16. — С. 20-22. — ISSN 1812-3783.

.Волошин, П.В. Разбой как составная уголовно-правовая норма / П.В. Волошин // Современное право. — 2010. — №2. — С. 118-119. — ISSN 1991-6027.

.Галиакбаров, Р.М. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику/ Р.М. Галиакбаров // Российская юстиция. — 2001. — №7. — С. 36-38. — ISSN 0131-6761.

.Демьяненко, В.А. Категория «предполагаемое право» в УК РФ и ее влияние на квалификацию преступлений против собственности / В.А. Демьяненко // Общество и право. — 2010. — №1. — С. 26-28. — ISSN 1815-1339.

.Епифанов, Б.В., Калинкина А.Б. Развитие понятия хищения, совершенного путем насилия в составе организационных групп, по уголовному законодательству дореволюционной России / Б.В. Епифанов, А.Б. Калинкина // История государства и права. — 2007. — №7. — С. 39-41. — ISSN 1812-3805.

.Журавлева, М.П., Никулина С.И. Уголовное право: общая и особенная части: учебник / М.П. Журавлева. — М.: Норма, 2008. — 449 с.

.Здравомыслов, Б.В. Уголовное право России: учебник / Б.В. Здравомыслов. — М.: Юридическая литература, 2008. — 1008 с. — ISBN 5-7357-0098-2.

.Зозуля, В.В. Некоторые вопросы квалификации совокупности преступлений против собственности / В.В. Зозуля// Общество и право. — 2009. — №1. — С. 47-49. — ISSN 1815-1339.

.Зурушев, А.К. Категория «насилие» в нормах особенной части УК РФ и проблемы судебно-правовой оценки / А.К. Зурушев // Российский судья. — 2008. — №9. — С. 29-30. — ISSN 1812-379.

.Иванцова, А.Н. Разбой — насильственное хищение чужого имущества / А.Н. Иванцова // Уголовное право. — 2003. — №2. — С. 35-37. — ISSN 2071-5870.

.Исаев, И.А. История государства и права России: учебник / И.А. Исаев. — М: Проспект, 2003. — 123 с.

.Кожуханов, Н.М. Анализ современного состояния групповых грабежей и разбоев / Н.М. Кожуханов // Российский следователь. — 2007. — №6. — C. 21-23. — ISSN 1812-3783.

.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. — М., 2010. — 1100 с. — ISBN 5-7975-0484-7.

.Корецкий, Д. Вооруженный… грабеж: парадокс или реальность? / Д. Корецкий // Законность. — 2002. — №2. — С. 25-27. — ISSN 08694486.

.Коробеев, А.И. Полный курс уголовного права. в 5 т. / А.И. Коробеев. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. — Т. 3.: Преступления в сфере экономики. — 786 с. — ISBN 978-5-94201-544-2.

.Коробеев, А.И. Полный курс уголовного права. Т. 3: Преступления в сфере экономики. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 2008. — 179 с.

.Коробов, П. Разбой как типичная форма хищений / П. Коробов // Уголовное право. — 2006. — №1. — C. 36-38. — ISSN 2071-5870.

.Корчагин, А.П. Уголовное законодательство о преступлениях в сфере экономики и управления: сравнительное изучение / А.П. Корчагин // Государство и право. — 2002. — №12. — С. 41-43. — ISSN 0132-0769.

.Кудашев, Ш. Грабеж или разбой? / Ш. Кудашев // Законность. — 2007. — №6. — C. 43-45. — ISSN 08694486.

.Кузнецов, А.П., Степанов, М.В., Ситникова, М.Л. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовного законодательства об ответственности за хищения / А.П. Кузнецов, М.В. Степанов, М.Л. Ситникова // Российский судья. — 2006. — №2. — С. 12-15. — ISSN 1812-3791.

.Лопашенко, А.И. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ) / А. И. Лопашенко. — М.: Волтерс Клевер, 2006. — 720 с. — ISBN 5-466-00202-X.

.Лопашенко, Н. Новое постановление Пленума Верховного Суда РФ по хищениям / Н. Лопашенко // Законность. — 2003. — №3. — С. 33-35. — ISSN 08694486.

.Лунев, В.В. Уголовное право. Актуальные проблемы теории и практики: сборник очерков / В.В. Лунев. — М.: Издательство Юрайт, 2010. — 779 с. — (Актуальные проблемы).

— ISBN 978-5-9916-0037-8.

.Мальцев, В.В. Преступления против собственности: дифференциация ответственности и устранение пробелов в законодательстве / В.В. Мальцев // Российская юстиция. — 2008. — №10. — С. 30-33. — ISSN 0131-6761.

.Марцев, Р., Токарчук, Р. Вина в насильственных хищениях / Р. Марцев, Р. Токарчук // Уголовное право. — 2007. — №3. — С. 39-42. — ISSN 2071-5870.

.Марцев, А.И., Векленко, В.В. Совершенствование уголовного законодательства об ответственности за разбой / А.И. Марцев. — Российский юридический журнал, 1994. — №2. — С. 34-36.

.Миньковский, Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: учебник / Г.М. Миньковский. — М.: Изд-во «Брандес», и «Альянс», 2009. — 698 с. — ISBN 5-7975-0484-7.

.Никулина, С.И. Комментарий к УК РФ с постатейными материалами / С.И. Никулина. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. — 359 с.

.Окс, Л.Е. Криминологическая и виктимологическая характеристика грабежа как корыстно-насильственного преступления против собственности / Л.Е. Окс // Общество и право. — 2008. — №2. — С. 27-31. — ISSN 1815-1339.

.Орешкина, Т.Ю. Имущество как предмет хищения / Т. Ю. Орешкина // Уголовное право. — 2006. — №4. — С. 15-17. — ISSN 2071-5870.

.Попова, О.А. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя / О.А. Попова // Российская юстиция. — 2001. — №5. — С. 13-15. — ISSN 0131-6761.

.Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Чучаева. — М.: Инфра-М; Контакт, 2009. — 949 с. ISBN 5-9578-2480-1.

.Прохорова, М.И. Некоторые особенности детерминации совершения грабежей и разбойных нападений / М.И. Прохорова // Российский следователь, 2005. — №8. — C. 46-47. — ISSN 1812-3783.

.Рарога, А.И. Уголовное право России. Особенная часть / А.И. Рарога. — М.: Эксмо, 2008. — 704 с. — ISBN 978-5-699-24423-2.

.Романков, А.С. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, как квалифицирующий признак разбоя / А.С. Романков // Уголовное право. — 2002. — №1. — С. 45-47. — ISSN 2071-5870.

.Садыков, А.У. Теоретические аспекты объективных признаков грабежа / А.У. Садыков // Общество и право. — 2009. — №2. — С. 23-24. — ISSN 1815-1339.

.Севрюков, А.П. Понятия и некоторые вопросы квалификации грабежа: учебное пособие / А.П. Севрюков. — М.: Академия, 2003. — 154 с.

.Сердюк, Л. О понятии насилия в уголовном праве / Л. Сердюк // Уголовное право. — 2004. — №1. — С. 51-52. — ISSN 2071-5870.

.Ситникова, А.И. Уголовно-правовые признаки разбоя и бандитизма / А.И. Ситникова // Российский следователь. — 2006. — №5. — C. 27-29. — ISSN 1812-3783.

.Уголовное право. Общая и особенная части: учебник / под. общ. ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. — М.: Норма, 2008. — 816 с. — ISBN 978-5-468-00021-2.

.Уголовное право России. Особенная часть в 2-х полутомах. Первый полутом / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. — М.: ЗЕРЦАЛО-М, 2008. — 987 с. — ISBN 5-7975-0484-7.

.Уголовное право России. Практический курс: учебно-практическое пособие / под общ. ред. А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А.В. Наумова. — М.: Волтерс Клувер, 2007. — 808 с. — ISBN 978-5-466-00282-9.

.Уланова, Ю.Ю. Преступления против собственности: особенности квалификации и назначения наказания. Российский судья / Ю.Ю. Уланова. — 2010. — №6 . — С. 20-22.

.Филаненко, А.Ю. Особенности криминологических характеристик краж, грабежей и разбоев как форм хищения чужого имущества / А.Ю. Филаненко // Российский следователь. — 2009. — №2. — С. 31-33. — ISSN 1812-3783.

.Филаненко, А.Ю. Отграничение хищений чужого имущества от других преступлений против собственности / А.Ю. Филаненко // Российский следователь. — 2009. — №1. — С. 22-24. — ISSN 1812-3783. — ISSN 1812-3783.

.Уланова, Ю.Ю. Преступления против собственности: особенности квалификации и назначения наказания / Ю.Ю. Уланова // Российский судья 2010. — №6. C. 19-21. — ISSN 1812-3791.

.Хатыпов, Р.Н. Сложные вопросы квалификации вымогательства / Р.Н. Хатыпов // Российский следователь. — М.: Юрист. — 2003. — №11. — С. 47-50. — ISSN 1812-3783.

.Хилюта, В.В. Разбой: от усеченного — к материальному составу преступления / В.В. Хилюта // Адвокат. — 2007. — №8. — С. 36-39. — ISSN 08694374.

.Шарапов, Р.Д. Вопросы квалификации преступных угроз / Р.Д. Шарапов // Уголовное право. — 2006. — №1. — С. 62-66. — ISSN 2071-5870.

.Шарапов, Р. Вопросы квалификации преступных угроз. Уголовное право / Р. Шарапов. — 2006. — №1. — С. 63-65.