Коррупции в России

Дипломная работа

Общественно–политическое издание «Новая газета» было основано в 1993 году группой талантливых журналистов. С самого начала в газете проявилось направление, которое и сегодня является ее главным отличием от других – это расследования. Коррупционные схемы, честность власти, порядочность бизнеса – эти и другие темы изначально были в издании и присутствуют до сих пор. За более чем двадцатилетний период работы газета накопила огромный опыт, связанный с методами получения информации, источниками информации, анализом полученных материалов. Некоторые журналисты газеты вошли в Международный консорциум журналистов–расследователей, что также повлияло на становление жанра. Между тем специальных исследований, посвященных трансформации журналистского расследования в «Новой газете» в современной научной литературе не представлено, хотя материалы именно этого издания могут наглядно продемонстрировать эволюцию жанра.

Изучению вопросов расследования в СМИ посвящены работы В.В. Ворошилова, А.А Тертычного, А.Д. Константинова, А.И. Станько, Н.Э. Шишкина, А.А. Князева, Г.В. Кузнецова, Ю.А. Шума, Дж. Уллмена и др. В своем исследовании мы опирались на работы этих и других авторов.

Научная новизна исследования определяется тем, что нами впервые была предпринята попытка выявления и анализа особенностей журналистского расследования на примере материалов А.С. Политковской и Р. Анина и сравнительного анализа публикаций этих журналистов.

Объектом исследования являются материалы в жанре журналистского расследования в «Новой газете».

Предметом – специфика журналистского расследования на примере материалов «Новой газеты».

Цель работы заключается в выявлении и анализе особенностей журналистского расследования в «Новой газете» на примере материалов А.С. Политковской и Р. Анина, а также рассмотрение трансформации жанра расследования в издании.

Названная цель определила следующие задачи работы:

  • рассмотреть историю зарубежной и отечественной расследовательской журналистики;
  • перечислить методы расследовательской журналистики;
  • определить профессиональные особенности журналиста– расследователя;
  • выявить и проанализировать специфические особенности журналистских расследований А.С. Политковской;
  • выявить и проанализировать специфические особенности журналистских расследований Р. Анина;
  • провести сравнительный анализ публикаций с целью определения трансформации жанра журналистского расследования в «Новой газете».

Материалом исследования послужили расследовательские материалы А.С. Политковской в «Новой газете» за период с 1999 по 2004 гг. (всего проанализировано 18 публикаций); расследовательские материалы Р. Анина в «Новой газете» за период с 2012 по 2018 гг. (всего проанализировано 23 публикации).

37 стр., 18242 слов

«Методика расследования преступлений по горячим следам». Отметьте номер ответа,

... возникающие в связи с расследованием преступлений по горячим следам, следственная и экспертно-криминалистическая практика по раскрытию преступлений по горячим следам. Предмет выпускной квалификационной работы – Конституция РФ, уголовно-процессуальное и уголовное законодательство, нормы регламентирующие деятельность по расследованию преступлений по горячим следам, следственная практика. Цель ...

В соответствии с целью были определены методы исследования: общенаучные (сравнение, обобщение, анализ, синтез, индукция, дедукция) и эмпирические методы (структурно–тематический, лексико– фразеологический и сопоставительный анализ).

Теоретическая значимость заключается в выявлении и анализе специфических особенностей журналистского расследования на примере материалов А.С. Политковской и Р. Анина и рассмотрение трансформации самого жанра.

Практическая значимость работы заключается в том, что результаты данного исследования могут быть использованы в вузе в процессе преподавания дисциплин по журналистике. Знания, полученные в результате написания данной работы, можно применять в повседневной журналистской практике. Результаты работы будут полезны и для журналистов, работающих в других сферах СМИ.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Теоретические аспекты жанра журналистского

расследования

1.1 История западной и российской расследовательской журналистики

История расследовательской зарубежной и отечественной журналистики насчитывает более полутора сотен лет, в данном жанре работали известные журналисты, а также талантливые литераторы и поэты. В современном понимании журналистское расследование как жанр родился в Америке. Как отмечает А. Д. Константинов, журналистское расследование «ведет начало от так называемых «макрейкеров» (muckrakers) – «разгребателей грязи», которые на рубеже XX века публиковали в печати разоблачительные статьи. Термин «muckraking» был введен в обиход президентом Теодором Рузвельтом. 10 февраля 1906 года он назвал в своей речи «разгребателями грязи» журналистов и писателей, которые, подобно персонажу из романа английского литератора и проповедника XVII века Джона Беньяна «Путь пилигрима», предпочитали месить ногами грязь, не желая замечать голубое небо. Таким образом, президент выразил свое недовольство их деятельностью. Кличка «макрейкер» оказалась удачной, она прижилась и ознаменовала своим появлением не только целое десятилетие американской истории, но и новое направление в мировой журналистике» [Константинова 2001, с.56].

Темы материалов – коррупция, мошенничество и т.п. – подчеркивали социальную значимость жанра. Эти и другие общественные проблемы проявились на фоне промышленной революции, которая развернулась в Америке в 20–40–е годы 19 столетия. Жажда наживы, охватившая общество, и, последовавшие за этим, упадок морали, сомнительные сделки, финансовые махинации – и другие противоправные и антиобщественные действия стали главной темой некоторых произведений известных американских авторов. Среди них Марк Твен, который, как писал М.О. Мендельсон, «чувствовал себя не столько писателем, сколько журналистом» [Мендельсон 1964, с.47]. В августе 1862 года он был принят на должность репортера и очеркиста в издание «Территориэл энтерпрайз» и в своих материалах пристальное внимание уделял таким темам, как продажные чиновники, местные депутаты и судьи. В 1872 году была опубликована книга Марка Твена «Налегке», посвященная причинам и махинациям серебряной лихорадки в Неваде. Данный труд выполнен в форме путевых заметок и содержит в себе элементы расследования. В соавторстве с Ч. Уорнером – редактором, новеллистом, автором книг о путешествиях, Марк Твен создает книгу о современной Америке, о нравах политиканов, предпринимателей, журналистов, о борьбе за богатство.

5 стр., 2322 слов

Проблемы защиты авторского права в сфере web-журналистики Рунета

... передачам (т. е. авторские права); научным открытиям, изобретениям и другим правам, к которым смело можно отнести и авторские права в сфере сетевой журналистики. К международным актам, ... авторские права в сети Интернет. "Мы не предотвращаем пиратское копирование и использование информации, так как в сети Интернет это невозможно осуществить в принципе. Мы даем возможность авторам законным образом ...

«В романе запечатлена атмосфера лжи и предательства», – замечает М. О. Мендельсон [Мендельсон 1964, с.47]. Благодаря этому произведению Америка увидела самые серьезные болезни нации и почувствовала необходимость коренных перемен. Таким образом, именно литераторы стали предшественниками «разгребателей грязи» и подготовили общество к восприятию правды о себе. Яркой личностью в сфере журналистики (расследовательской в том числе) является американский журналист венгерского происхождения Джозеф Пулитцер. В Сент–Луисе он издает газету St. Louis Post–Dispatch, которая отличается агрессивной и дерзкой подачей материала. Она открыто выступает с критикой правительства и политиканов, расследует политические и коррупционные скандалы, публикует заметки о детях знаменитых фамилий, проигрывающих состояния в игорных заведениях. Второе издание Джозефа Пулитцера – нью– йоркская газета The New York World – за 10 лет повысила тираж с 15 тыс. экземпляров до 1 миллиона. Успех изданий заключался в нововведениях, целью которых была не просто подготовка очередного материала, но и правильная, интересная подача. Эксперименты с заголовками, фотографии с места событий – все это и не только сделали издание одним из самых многотиражных на тот момент.

Однако наиболее удачной идеей Пулитцера стали так называемые «крестовые походы». Это инициируемые газетой редакционные проверки, написанные в жанре репортажа. «Всякое преступление живет не иначе как за счет тайны, – говорил о «крестовых походах» Пулитцер. – Выведите его наружу, опишите его, высмейте его в прессе, и рано или поздно общественное мнение произведет свое очистительное действие» [Станько]. Именно благодаря данной газете была переоборудована нью–йоркская психиатрическая лечебница, «пациенткой» которой стала одна из журналисток газеты, на личном опыте столкнувшаяся с жестоким обращением в больнице. Репортаж, повествующий о холоде, скудном питании и бесчеловечном обращении с пациентами заставил мэрию принять все необходимые меры для нормализации ситуации. А в 1909 году с помощью очередного «крестового похода» газета добилась выплаты американским правительством 40 миллионов долларов французской компании Panama Canal. Правительство подало судебный иск на детище Пулитцера, обвиняя его в необоснованных оскорблениях государственных чиновников, но дело проиграло, а Пулитцер получил признание как защитник свободы слова. Таким образом, деятельность Марка Твена и Джозефа Пулитцера предопределила развитие расследовательской журналистики в США.

В 1890 году в Америке предпринимается первая попытка государственного вмешательства в сферу частного бизнеса. Так называемый закон Шермана, принятый конгрессом, установил, что создание трестов идет в разрез с Конституцией США. Целью закона стала защита торговли и коммерции от монополий и ограничений. В теории антитрестовый закон был многообещающим, но на практике оказался малоэффективным. Трестов становилось больше, а борьба с засильем монополий продолжалась. На фоне этой борьбы родилось движение «разгребателей грязи», тесным образом связанное с журнальной периодикой. В конце 90–х годов на свет появляются статьи критического характера, оценивающие монополистический капитал как угрозу для народа. Главным печатным органом «макрейкеров» становится журнал «Макклюрс» во главе с издателем Сэмюэлем Макклюром. Для него было не достаточно поднимать обыденные темы, поэтому акцент делался на актуальной и злободневной информации. После приглашения в журнал Э. Лефевра и Ф. Вилларда, поднявших проблему муниципальной коррупции, журнал открывает новую страницу в своей деятельности. Как пишет А.Д. Константинов, «эра «макрейкеров» началась в октябре 1902 года, когда в «Макклюрс» была напечатана статья Л. Стеффенса и К. Уитмора «Времена Твида в Сен–Луи». Макклюру удалось собрать в своем журнале лучших журналистов Америки. Здесь работали Л. Стеффенс, А. Тарбелл, Р. Бейкер и др. «Разгребатели» трудились на совесть. Они бичевали пороки американского общества: предавали гласности скандальные факты коррупции, взяточничества, шантажа, закулисных махинаций королей нефти, угля и стали, хищений на железных дорогах, торговли живым товаром» [Журналистское расследование: История метода и современная практика 2001, с.89].

10 стр., 4927 слов

Коррупция как вид социально-патологических явлений

... влияния. В последнее 10-12 лет в России наблюдается превалирование неформальных способов регулирования общественных отношений, что во многом является следствием воздействия коррупции на природу властных ... сфер деятельности отдельных органов власти в части проведения должной и системной работы по выявлению коррупционных возможностей и анализу наиболее коррупционных сфер деятельности федеральных ...

К 1906 году другие массовые журналы последовали примеру «макрейкеров». Например, «Кольерс» публиковал разоблачительные статьи о лекарствах, которые рекламировались в печати и наносили вред здоровью. Огромный вклад в развитие жанра «макрейкерской» журналистики внес высоконравственный журналист, образованный интеллектуал, критик капиталистического мира Линкольн Стеффенс. Его социологические исследования коррупции буржуазного общества до сих пор остаются классическим примером объективного изображения последствий господства капитализма. Став постоянным репортером при городском полицейском управлении вечерней газеты «Нью–Йорк ивнинг пост», Стеффенс начинает длительную кампанию по разоблачению коррупции в городском полицейском управлении Нью–Йорка. Журналисту понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, что полицейское начальство прикрывает за хорошую оплату различных нарушителей закона, среди которых содержатели питейных и игорных заведений. Разоблачения Стеффенса и последовавших его примеру журналистов привели к полной смене руководства полицейского управления и городских властей. Однако внешние перемены ни привели к улучшению положения в городе, а коррупционные методы стали более изощренными.

Осенью 1901 года Стеффенс стал штатным сотрудником «Макклюрс». Будучи корреспондентом журнала, он объезжает американские города, в каждом из которых находит группу людей, в руках которой сосредоточены власть и деньги. Благодаря громким разоблачениям имя Стеффенса становится известным. Одним из самых популярных его материалов является статья «Позор Миннеаполиса», напечатанная в 1903 году в январском номере журнала. Она повествует о коррупции городских властей, продажности полицейских чинов, взаимовыгодном сотрудничестве представителей преступного мира с блюстителями порядка. К статье Стеффенса примыкали еще две статьи разоблачительного характера: Иды Тарбелл о методах создания богатства семьи Рокфеллеров и Рея Бейкера о злоупотреблениях профсоюзных боссов. Все три статьи отличались убедительностью, аргументированностью и достоверностью, а номер журнал вошел в историю американского общественного движения как яркий образец литературы разоблачения. Всего за период с октября 1902 года по ноябрь 1903 года в издании «Макклюрс» были напечатаны семь больших, хорошо документированных статей Стеффенса о коррупции и взяточничестве городских властей крупнейших городов Америки. Автору и журналу грозили судами, но угрозы так и остались на словах, ввиду того, что в распоряжении Стеффенсона была убедительная документация и свидетели, предоставившие журналисту информацию и готовые под присягой подтвердить ее правдивость.

8 стр., 3787 слов

Жанр журналистского расследования

... журналистское расследование», характеризующих своеобразный метод и процесс выяснения интересующих журналиста фактов, «расследовательская журналистика» предполагает определенный вид журналистской ... «журналистское расследование» в настоящее время? I Жанр журналистского расследования. Жанр журналистского расследования ... журналистских расследований в 1998 году - Андрей Константинов: «Это журналистский ...

В 1904 году статьи Стеффенсона были изданы отдельной книгой под названием «Позор городов» по сути, являющейся сборником социологических очерков нравов крупных городов США. Герои – взяточники и взяткодатели, среди которых члены городских муниципалитетов, начальники местной полиции, держатели увеселительных заведений, судьи, прокуроры, адвокаты, крупные бизнесмены и т.д. Продавалось и покупалось все и вся. Книга обнажила пороки американской действительности и привлекла внимание простых американцев к тем условиям, в которых им приходилось существовать. Следующей темой серии статей Стеффенсона стали правительственные дела штатов, составляющих основу демократической Америки. Материалы, опубликованные в 1904 и 1905 годах, сообщали о тех же болезнях, которыми «славились» городские муниципалитеты – подкупность, взяточничество, коррупция. Тем не менее, данные статьи вызывали возражения, как у владельца журнала, так и у власти, что стало началом назревающего конфликта Стеффенсона с Макклюром и ухода журналиста из издания. Пройдут годы, прежде чем журналист осознает, что важны не мотивы, движущие взяточником и взяткодателем, а социальные условия общества, порождающие эти мотивы, что в бедах Америки виноваты не отдельные люди, а система буржуазных ценностей.

Лучшие авторы «Макклюрса» – Стеффенс, Тарбелл, Бейкер, Филиппс и др. – открыли новый «макрейкерский» журнал «Америкен мэгэзин», целью которого было отражать счастливый, борющийся мир, в котором всегда побеждает добро. Тем не менее, издателям не удалось обеспечить высокие тиражи журналу, а ввиду финансовых трудностей журнал отказался от обличительных публикаций. Стеффенс покинул издание, а в 1911 году журнал был продан и поменял профиль. К 1913 году движение «разгребателей грязи» под действием монополистических кругов практически прекратило свое существование. Как бы то ни было, «макрейкерская журналистика» оставила огромный след в истории. Разоблачительные статьи приводили к реальным результатам и совершенствованию законодательства. К слагаемым успеха «разгребателей грязи» относится тщательная подготовка публикаций, документальное подтверждение фактов.

Настоящий бум профессии журналиста и реальная возможность отнесения журналистики к «четвертой власти» случились после «Уотергейтского дела» в начале 70–х гг. Данное расследование считается классикой жанра. Оно показало злоупотребления в Белом доме и привело к отставке Ричарда Никсона, бывшего на тот момент президентом США. Успех журналистов, расследовавших это дело, Роберта Вудворта и Карла Бернстайна, пока никому не удалось повторить. В этот же период появляются первые центры расследовательской журналистики, проводятся первые международные конференции журналистов–расследователей, благотворительные организации и фонды становятся новым источником финансирования расследовательских проектов. Расследовательская журналистика выходит на новый уровень.

4 стр., 1791 слов

Государство и средства массовой информации

... СМИ и государства. Глава 1. Понятие средств массовой информации В России по данным на июль 2010 года зарегистрировано более 93-х тысяч СМИ, ... Ельцина интриговали возможным светлым будущим. Сами журналисты гораздо профессиональнее, чем обыватели, подходят к ... года записи каждого выпуска (телерадиовещание) и т. д. Им предоставлены определённые права и гарантии, запрещена предварительная цензура. К СМИ ...

На сегодняшний день журналистские расследования остаются популярным жанром американских СМИ. В стране сосредоточены крупные организации журналистов–расследователей, задачами которых являются содействие работе «разгребателей грязи», организация обучения, финансирование крупных проектов, создание баз данных и пр. Крупнейшая, как отмечает А.Д. Константинов, – ««Союз репортеров и редакторов– расследователей» (Investigative Reporters and Editors, IRE, www.ire.org), основанный в 1975 году. Другая организация – «Центр общественной честности» (Center for Public Integrity, http://www.publicintegrity.org), основанный журналистом Чарльзом Льюисом (Charles Lewis).

Среди задач центра – распространение информации, добытой расследователями, в форме книг, докладов и информационных бюллетеней, а также осуществление надзора за работой государственных органов. Ежегодно центр выпускает как минимум одну книгу (некоторые из них были удостоены престижных премий) и не менее десяти аналитических докладов» [Константинова 2001, с. 103]. Также можно отметить некоммерческие центры расследовательской журналистики США, главной целью которых является ни получение прибыли, а обнародование важной общественной информации:

  • «ProPublica» – автономная некоммерческая организация, в ведении которой находится крупнейший информационный ресурс журналистских расследований;
  • «New England Center for Investigative Reporting» – некоммерческий следственный отдел новостей, размещенный в Бостонском университете;

— «Investigative News Network» – международная ассоциация некоммерческих организаций, которая поддерживает, продвигает и производит журналистские расследования. Проекты организации включают в себя службу поддержки для предоставления журналистам–расследователям консультаций и помощи, ресурсный центр с советами, инструментами и руководствами, а также крупные учебные конференции для журналистов из разных стран.

Сейчас многие известные американские расследователи работают в Интернете, используя новые методы финансирования и организации при работе с документами и проведении интервью. Одной из новейших тенденций в работе журналистов–расследователей США является краудсорсинг – «(англ. crowdsourcing, crowd — «толпа» и sourcing — «использование ресурсов») — привлечение к решению тех или иных проблем инновационной производственной деятельности широкого круга лиц для использования их творческих способностей, знаний и опыта по типу субподрядной работы на добровольных началах с применением инфокоммуникационных технологий» [Портал Peoples.ru. Джозеф Пулитцер]. Данный факт не случаен, потому как с появлением гражданской журналистики расследовательский жанр обрел популярность среди обычных людей, активных пользователей Интернета. По словам А. Е. Базановой, «при проведении журналистского расследования методом краудсорсинга, если творческой и образованной «толпе» вложить в руки телефоны, камеры, фото–аппараты и прочие гаджеты, то мы получаем дешевую, оперативную, увлеченную и невероятно выгодную по большинству параметров рабочую силу для расследования и обнародования информации о различных общественно–политических проблемах в новых медиа. Главный принцип краудсорсинга прост: если цель – поиск нового ответа на вопрос, то шансы обнаружить оригинальное решение куда выше при участии тысячи человек, чем при задействовании десятка» [Базанова 2014, с.116].

3 стр., 1090 слов

Профессиональная этика. Права и обязанности журналиста

... Журналистская мораль это и форма общественного сознания, и субъективное состояние личности, и реальное общественное отношение. Нравственная регуляция поведения журналиста осуществляется на уровне принципа и нормы. Журналистские ... жизни людей); уважать право физических и юридических лиц на отказ в предоставлении сведений (за исключением ситуаций, когда обязанность предоставлять информацию ...

Таким образом, на развитие жанра журналистского расследования в США огромное воздействие оказывает распространение новых медиатехнологий, политические и социально–экономические процессы в стране и мире, а также новые потребности аудитории. Как отмечает Д.В. Неренц, «форма и стиль изложения, методы работы и тематический контент журналистских расследований зависит от постоянно меняющихся потребностей читателей, зрителей или слушателей, предпочтения которых обусловливают жанрово–стилистические, тематические и иные изменения жанра» [Неренц 2015, с.9].

Что касается отечественной журналистики, то в ее истории не было «макрейкеров», но это не говорит о том, что в обществе нечего было «разгребать». Конечно же, проблемы были. Просто в отличие от американской русская расследовательская журналистика была скорее методом, нежели жанром. Расследовательские традиции России восходят к произведениям известных российских писателей 19 века, чья документальная проза, предполагающая анализ общественно–значимых исторических или современных происшествий, использование свидетельств явилась отправной точкой для расследовательской журналистики в современном понимании этого термина. Примером своего рода расследований можно назвать «Историю Пугачевского бунта» А.С. Пушкина, «Историю одного города» М.Е. Салтыкова–Щедрина, «Остров Сахалин» А.П. Чехова. Также предтечей жанра можно назвать произведения Н. Лескова, проводившего расследования о пожарах в Санкт–Петербурге. Яркой личностью в расследовательской дореволюционной журналистики является В.А. Гиляровский, стремившейся всегда докопаться до истинных причин того или иного события. Именно благодаря В.А. Гиляровскому стали известны подробности крушения поезда в 1882 году на Московско–Курской железной дороге. Он лично проник в особый поезд, в котором ехали начальники железнодорожного дела с целью провести свое собственное расследование, и пробыл две недели вместе с людьми, пострадавшими в результате крушения. Таким образом, метод «включенного наблюдения» стал излюбленным приемом журналиста и использовался представителями СМИ в дальнейшем.

Еще одной заметной личностью русского расследования является В.Г. Короленко. С 1886 по 1896 год он печатался в «Волжском вестнике» с материалами разоблачительного характера на тему хищений в Нижнем Новгороде. Например, благодаря обличительным статьям против Александровского дворянского банка, который систематически разграблялся руководителями, В.Г. Короленко добился ревизии банка, в результате которой несколько директоров были отданы под суд.

Судебные очерки В.М. Дорошевича, еще одного представителя дореволюционной расследовательской журналистики, специального корреспондента газеты «Россия», являются яркими представителями жанра. Самым известным очерком считается «Дело Скитских». Благодаря расследованию В.М. Дорошевича двум братьям удалось избежать наказания за убийство, которого они не совершали.

71 стр., 35481 слов

Методика расследования присвоения и растраты

... совершенных путем присвоения и растраты. Методологической основой исследования является диалектический метод изучения особенностей расследования присвоений и растрат. В работе также использованы ... Теоретические положения методики расследования хищений, совершаемых путем присвоения или растраты 1.1 Криминалистическая характеристика хищений, совершаемых путем присвоения и растраты Криминалистика ...

Родоначальником отечественного журналистского расследования, которое ведется при помощи конфиденциальных источников информации является В.Л. Бурцев. Его главной заслугой было разоблачение Евно Фишелева Азефа – провокатора в среде эсеров, гордости и любимца партии социалистов–революционеров. Он «играл н два фронта»: разрабатывал террористические акты для революционеров и сообщал о готовящихся делах полиции, за что получал жалованье. Его разоблачение стало концом не только для него, но и для партии социалистов–революционеров.

С момента установления советской власти на прессу была наложена цензура. Было запрещено издавать оппозиционные издания, а размещать объявления теперь могли только правительственные СМИ. Формируется новый тип идейного советского журналиста. Расследования, которые время от времени появлялись в печати, были нужны «для отвода глаз» западных наблюдателей и демонстрации, что в стране присутствует критика и самокритика. Расследования велись в строго отведенных журналисту пределах, в качестве источников информации служили только те документы, которые было разрешено показывать журналисту, а результаты расследования всегда соответствовали политике партии. Исторические расследования также не могли противоречить официальной версии событий. Тем не менее, разоблачительные материалы с высмеиваньем взяточников, жуликов, мещан, чиновников–бюрократов, неумелых хозяйственников и т.п. все–таки появлялись на страницах советских изданий, в частности можно отметить фельетоны и корреспонденции М.Е. Кольцова – человека, всю жизнь стремящегося быть в центре событий. При этом М.Е. Кольцов не просто описывал события, но, как правило, был их непосредственным участником. Перевоплощения журналиста позволяли ему получать уникальную, а главное достоверную информацию. Тем не менее, до 50–х годов метод включенного наблюдения и смены профессии в советской журналистике практически не применялся, но с наступлением хрущевской оттепели ситуация несколько изменилась. Так на страницах «Экономической газеты» стали появляться репортажи Анатолия Гудимова. Благодаря изучению состояния таксомоторного хозяйства изнутри, журналист смог добиться улучшений в автообслуживании населения. «Примерка» чужих профессий применялась А. Гудимовым не с целью как–то выделиться в журналистском мире, а с целью помочь своему государству, улучшить качество жизни населения.

В 1962 году журналистское расследование появилась на телевидение. Сюжеты киножурнала «Фитиль» по согласованию с партией отражали отдельные недостатки советского общества, а журналисты программы были своего рода «разгребателями грязи». Материалы всегда называли реальные имена и должности людей, на которых была направлена критика. Правда, существовали и ограничения. Например, героями сюжетов не должны были становиться министры, члены ЦК, а одного звонка высокопоставленного лица хватало, чтоб прикрыть тот или иной сюжет.

Изучив развитие советской расследовательской журналистики в конце 70–х – начале 80–х годов, А. Д. Константинов пишет, что «бесспорный приоритет в становлении этого жанра принадлежит «Литературной газете» и двум ее авторам – Аркадию Ваксбергу и Юрию Щекочихину. Именно эти два журналиста были инициаторами создания в газете отдела расследований, сотрудники которого под рубриками «Мораль и право», «Расследования «ЛГ»», «Новейшая история» публиковали сенсационные материалы о коррупции должностных лиц, о палачах времен сталинских репрессий и их жертвах, писали правду о злоупотреблениях народных избранников» [Константинова 2001, с.154]. Перу А. Ваксберга принадлежит историческое расследование «Царица доказательств. Вышинский и его время», посвященное восхождению главного обвинителя на судебных процессах 30– 40–х гг. Вышинского к власти и последствий его деятельности. В своей работе А. Ваксберг опирался на архивные материалы, мемуары, свидетельства очевидцев и т.д. и со всей полнотой и ответственностью поведал о жизни прокурора, судьбах его жертв и соратников. Что касается Ю.П. Щекочихина, то начинал он с материалов, в которых рассматривал молодежную тему и проблемы, которые ее окружают. Своей задачей он ставил демонстрацию порока и призыв к борьбе с ним. Со временем список тем множился, материалы становились смелее. Ю.П. Щекочихин автор расследований о коррупции в спецслужбах, о незаконной торговле оружием, о наркотиках и контрабанде, о ворах в законе, подмявших тогда под себя всю власть. Расследования журналиста приводили к уголовным делам, отставкам, увольнениям должностных лиц. Его смерть вызвала массу вопросов и так и осталась загадкой. Тем не менее, коллеги из «Новой газеты» убеждены, что это не болезнь, как было сказано в свидетельстве о смерти, а убийство. В статье «Мы ставим точку» С. Соколов пишет: «в деле об убийстве Юрия Щекочихина мы ставим точку. Потому что исчерпали все свои ресурсы и не можем доказать факт убийства как–либо документально — так, чтобы у следствия появился хоть какой–то формальный повод дело не закрывать… Время ушло, и серьезные попытки Следственного комитета наверстать упущенное, предпринятые в последнее время, и наши десять лет усилий не привели ни к чему. И потому — точка» [Соколов 2013, C.2–3].

2 стр., 797 слов

Выявление и анализ жанра журналистского расследования в современных ...

... жанра журналистское расследование и методов работы в нем. 2. Рассмотреть права, ограничения и ответственность в области предоставления информации. 3. Определить эффективность жанра журналистское расследование на примерах ... Эпоха гласности чрезвычайно расширила круг тем для такого рода расследований. Сегодня они пользуются необычайной популярностью. Методы журналиста и историка в данном случае ...

Постперестроечный период принес большое количество новых тем и возможностей для журналистов–расследователей. Альтернативные официальным новости, запретная информация, оригинальные сюжетные повороты стали основой телевизионной передачи «Взгляд», благодаря которой получили известность такие журналисты, как Дмитрий Захаров, Владислав Листьев, Александр Любимов, Владимир Мукусев, Александр Политковский, чьи профессиональные судьбы, после закрытия «Взгляда», сложилась по–разному.

Остросоциальной тематикой отличалась программа Ленинградского телевидения «600 секунд» с ведущими Александром Невзоровым, Светланой Сорокиной, Вадимом Медведевым. Помимо сенсационных репортажей передача отличалась отсутствием строго–официального внешнего стиля ведущих и способом подачи информации. Пафосность и драматизм, включение постановочных сюжетов в документальные фильмы становятся фирменным стилем программы.

Жанр журналистского расследования продолжает трансформироваться не только на телевидение, но и печатных СМИ. В некоторых изданиях данный жанр становится основным. В частности в 1989 году в свет выходит первый номер ежемесячной газеты «Совершенно секретно», основанной писателем Юлианом Семеновым. Приглашенный им журналист Артем Боровиков в скором времени становится главным действующим лицом в издании. В 1991 году он выпускает первую в России телевизионную программу в жанре журналистского расследования, а на базе популярной газеты А. Боровиков создает информационно–издательскую группу, также специализирующуюся на журналистских расследованиях. Одним из самых заметных сотрудников издания была Л. Кислинская. Ее политические и криминальные расследования зачастую носили резонансный характер, заканчивались угрозами и судебными исками, большинство из которых журналистка выигрывала.

Издание «Московский комсомолец» несмотря на сложность постперестроечного периода, не только сумело сохранить свою аудиторию, но и преумножило ее, в том числе благодаря журналистским расследованиям. Одним из самых известных авторов газеты можно назвать Дмитрия Холодова. Первыми заметными публикациями стала серия репортажей из Абхазии в 1992 году. Тогда же журналист побывал в кавказских республиках России, в зоне осетино–ингушского конфликта. С 1993 года Д. Холодов обращает внимание на темы коррупции и злоупотреблений в вооруженных силах. Именно с этими материалами связывают убийство журналиста, вызвавшее широкий резонанс в профессиональных кругах.

Как отмечает Н.А. Шиблева, «в настоящее время в России складывается структура печатных изданий, телепрограмм, информационных агентств, интернет–сайтов, которые считают проведение исследований своей важнейшей задачей. В 1998 г. в Санкт–Петербурге возникло «Агентство журналистских расследований», сотрудники которого, помимо проведения расследований и публикации их результатов, в частности в газете «Ваш тайный советник», начали вырабатывать определенные правила сбора и обработки информации» [Шиблева 2011, с.238].

Расследования представлены далеко не во всех СМИ. Это обусловлено несколькими причинами. Во–первых, расследовательская журналистика требует основательного подхода к проработке большого объема фактического материала, продуманности и проверке различных версий и т.д., и не всякий журналист сможет с этими задачами справиться. Во–вторых, ввиду того, что расследования, как правило, связаны с интересами влиятельных людей, главные редакторы, владельцы или учредители СМИ испытывают небезосновательные опасения за судьбу своего издания. В– третьих, расследования занимают много времени и сил, и далеко не все редакторы готовы дать возможность своему сотруднику прорабатывать только одну тему в ущерб остальным текущим задачам. Тем не менее, некоторые СМИ считают расследовательские материалы своими основополагающими публикациями.

Качественная расследовательская журналистика в периодической печати России представлена ежемесячным международным общественно– политическим изданием «Совершенно секретно», еженедельным общественно–политическим изданием «Наша Версия», общественно– политическим изданием, известным журналистскими расследованиями «Новая газета» и др. Журналисты изданий обращаются не только к актуальным событиям, но и к делам архивным, потому как настоящий материал не имеет срока давности.

В сети Интернет также можно наблюдать появление расследовательских сайтов. Например, российское общественно– политическое интернет–издание «Агентство федеральных расследований», российское интернет–издание «Агентство политических новостей», ставящее задачу представления политически активной аудитории эксклюзивной информации о политической жизни в России и мире и др.

К сожалению, итогом журналистских расследований в России зачастую становятся смерти журналистов, нежели реальные изменения общественно– политической ситуации. Тем не менее, смерти журналистов–расследователей подтверждают тот факт, что вопросы, которых они касались в своих расследованиях, являются болезненными для влиятельных людей России.

Итак, условия развития жанра журналистского расследования на Западе и в России существенно различались. Отсутствие свободы слова в России препятствовало нормальному становлению жанра. Ввиду этого, журналистское расследование в России полностью зависит от незаурядности, таланта и активных жизненных позиций тружеников СМИ, работающих в сфере расследований и ищущих новые формы. В то время как на Западе, журналистские расследования опираются на достаточно большую общественную поддержку и являются неотъемлемой частью социальных процессов.

1.2 Методы расследовательской журналистики

В научном понимании понятие «журналистское расследование» не сразу обрело самостоятельный статус и долгое время воспринималось как синоним журналистского исследования действительности, подразумевающего анализ общественных проблем. При этом основными жанрами такой исследовательской журналистики были аналитическая статья, очерк и фельетон. Впоследствии сначала на западе, а потом уже в отечественной журналистике расследование было отнесено к отдельному жанру, имеющему определенную специфику: соответствующий набор целей, средств, методов деятельности, условий осуществления. Правда, не все исследователи сходятся на том, что расследование это жанр. Как замечает А.И. Станько, есть еще, как минимум, два суждения, касательно журналистского расследования. «Первое заключается в том, что журналистского расследования как публицистического жанра не существует, так как всякое выступление репортера является в конечном итоге расследованием. Второе мнение можно сформулировать так: журналистское расследование не есть особый жанр, это профессиональный прием» [Станько 2004, с.3]. Мы в своей работе будем исходить из того, что расследование – это отдельный публицистический жанр. Предметом журналистского расследования, как правило, является негативное явление (чрезвычайное происшествие, громкое преступление, конфликт интересов и т.п.) в различных сферах жизни. Политика, спорт, наука, медицина и т.д. – тема из любой области может попасть «под прицел» журналиста. Важно, чтоб расследуемые вопросы были общественно–значимыми, а предоставляемые факты – истинными и корректными. Как отмечает А.А. Тертычный, предмет расследования может быть отнесен к одной из нескольких групп:

  • нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, остающиеся безнаказанными;
  • раскрытые дела, по тем или иным причинам вызывающие сомнения у журналиста;
  • не начатые дела, скрытые преступления.

В данном случае журналисту приходится сложнее всего, потому что ему, для начала, необходимо доказать сам факт наличия преступления.

Основной целью журналистского расследования является установление действительных причин определенных событий и явлений, важных для общественности. При этом журналист стремится к раскрытию причин расследуемых явлений, разоблачению лиц, которые своими действиями наносят ущерб обществу. В результате удачно проведенного расследования журналист добивается справедливости. Как пишет А.А. Тертычный, «расследование может проводиться с целью достижения какого–то политического или экономического результата, например разоблачения деятельности экстремистской политической организации, выявления фактов злоупотребления должностным положением, смещения коррупционера с министерской должности, лишения махинатора депутатского иммунитета и предания его суду, возвращения в страну награбленных капиталов и пр.» [Тертычный 2002, с.95]. Еще одной важной целью расследования является нравственное воспитание аудитории, поскольку журналист обязательно делает обобщение касательно анализируемого события, выявляя его моральный смысл. Если обобщить все вышесказанное, можно сделать вывод, что ключевые цели любого серьезного журналистского расследования заключаются в следующем:

  • раскрытие скрываемой информации важной для общественности;
  • борьба со злоупотреблениями должностных лиц;
  • противостояние беззаконию с целью улучшения общественной жизни.

Расследование, как и любой журналистский материал, начинается с информационного повода, которым может стать любое общественно– значимое событие, происшествие, высказывание, жалоба и т.д. При подготовке материала журналист учитывает все точки зрения на событие, подробно опрашивает всех лиц, причастных к произошедшему явлению, а также очевидцев события. Отправной точкой для расследования, как отмечает А.А. Тертычный, могут служить:

  • Наблюдение. Факты берутся из окружающей действительности, других СМИ;
  • Личные обращения граждан.

Зачастую, когда все инстанции, от которых можно было добиться справедливости в том или ином вопросе пройдены, СМИ остаются последней надеждой. Большинство редакций СМИ принимают обращения от людей по проблемам, имеющим общественную значимость;

  • Снятие грифа секретности. В тот или иной исторический период некоторые документы попадают в разряд государственной тайны и не могут быть допущены до широкой общественности. Со временем некоторые документы теряют статус секретности и могут послужить началом расследования;

— Слухи. В СМИ достаточно часто появляется непроверенная информация о том или ином явлении. Целью расследования при этом является выяснение правдивости слухов из надежных источников. Если информация не подтверждается, журналист–расследователь старается выяснить, кому было выгодно распространять недостоверную информацию, какова была цель, и какие могут быть последствия.

По словам Ю. А. Шума, «сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую информацию. Понятно, что зачастую это просто невозможно сделать, будучи в лайковых перчатках. И тогда метод поиска материала становится не менее захватывающим, чем сама тема расследования» [Шум 2002, с.3]. Поэтому прежде чем начать расследование, журналист определяет меру сложности объекта познания. Чем сложнее объект, тем больше методов потребуется для его изучения. Таким образом, метод – это способ достижения поставленной цели, особая система обработки и анализа изучаемого явления. Как подчеркивает А.Д. Константинов, «метод существует как поисковая функция теории. Один и тот же объект может быть изучен с разных позиций, например, с юридической, экономической, психологической и других. При таком узкоспециальном анализе целостность неизбежно расчленяется на части, каждая из которых составляет предмет науки» [Журналистское расследование: История метода и современная практика 2001, с.213].

В своей работе журналисту–расследователю приходится сталкиваться с большим количеством источников информации – людьми, документами, личными наблюдениями. Как правило, в ходе серьезных расследований обнаруживаются дополнительные факты явления. Методы поиска информации журналиста–расследователя во многом совпадают с теми методами, которые используют в своей работе следователи и ученые– исследователи. Это проявляется в установлении и изучение причинно– следственных связей, осмыслении и анализе каждой мелочи. Иными словами журналист не просто находит факты, он осуществляет аналитическую обработку добытой информации и, в конце концов, доходит до истинной сути вопроса. Ввиду этого методы журналистского расследования условно подразделяются на две основные группы: сбор информации и осмысление информации.

Сбор информации чаще всего не ограничивается только одним методом и включает комплекс приемов поиска сведений. Опираясь на классификацию А.А. Тертычного, выделим основные из этих приемов.

Наблюдение. Подразумевает целенаправленное личное познание действительности путем чувственного восприятия. В зависимости от степени контакта наблюдателя с объектом, наблюдение бывает прямым и косвенным. В первом случае наблюдатель будет непосредственно контактировать с предметом наблюдения, во втором, в силу удаленности, лишь опосредованно. По количеству затраченного времени наблюдения делятся на кратковременные и длительные. Первые используются при подготовке оперативных материалов, вторые в том случае, когда требуется всестороннее и основательное изучение предмета расследования. По демонстрации журналистом своей роли наблюдающего за тем или иным феноменом наблюдения подразделяются на открытые и скрытые. В первом случае журналист афиширует свою роль наблюдающего, открыто заявляя о своей цели и редакционном задании, во втором – факт наблюдения остается скрытым, журналист не выдает себя. По степени участия журналиста в событии бывают включенные и не включенные наблюдения. В первом случае журналист наблюдает за тем или иным явлением изнутри, становясь его участником. Во втором наблюдение происходит со стороны. Включенное наблюдение позволяет полно, детально и самое главное достоверно изучить интересующий объект.

Интервью и беседа. Получение сведений «из первых уст» дает журналисту ответы на многие интересующие вопросы. При этом важное требование к журналисту – компетентность в рассматриваемом вопросе. Т.е. журналист должен уметь точно и по делу задавать вопросы, направлять разговор в нужное русло, уделять внимание только тем фактам, которые будут интересны аудитории. Для этого журналист должен тщательно готовиться к интервью, найти всевозможную информацию об интервьюируемом, запомнить основную информацию о нем, подготовить вопросы, которые станут стержнем интервью, по возможности проводить интервью при личной встрече. Об интервью, если речь не идет о чрезвычайных ситуациях, необходимо договариваться заранее, в начале интервью журналист должен наладить психологический контакт с собеседником, обсуждая вопросы общего характера. Это позволит расположить источник информации. Вопросы журналиста не должны предполагать ответов «да» и «нет», интервьюируемый должен отвечать на вопросы максимально развернуто и полно.

Проработка документов. «Документ [лат. documentum доказательство, свидетельство] – акт, письменное свидетельство о чем–то» [Егорова 2014, с.222]. Является одним из самых распространенных методов расследования. Документы различаются по типу фиксации (рукописные, печатные и т.д.), по типу авторства (официальные и личные), по подлинности (оригиналы, копии), по сфере деятельности (научные, художественные, нормативно– технические, государственно–административные и т.д.), по способам хранения (книги, газеты, архивы, электронные ресурсы и т.д.), по режиму доступа (открытые, государственная тайна и т.д.) и по другим признакам.

Существуют различные способы анализа документов, основными из них являются традиционные и формализованные. «Традиционные составляют основу журналистского исследования документов. Эти методы преломляются в понимании исследуемого документа, его интерпретации, фиксировании «извлеченных» из него сведений. Интерпретация осуществляется как сравнение содержания документа с определенными критериями, соотносящимися с ним. Что касается формализованного метода, основу которого составляет контент–анализ, то он требует изучения большого массива однотипных документов (например, подшивки газет) по определенным их параметрам» [Тертычный 2002, с.117].

После получения необходимых документов журналист убеждается в их достоверности и тщательно изучает содержание. Количество документов и их тип зависит от обстоятельств дела и доступности тех или иных документов. Но в любом случае журналист–расследователь всегда стремиться получить максимальное число таких источников, потому как каждый документ может содержать полезную информацию, помогающую разобраться в ситуации. Более того именно документы воспринимаются как наиболее убедительные и достоверные доказательства в пользу положений, которые из них следуют. «Желание цитировать документы должно опираться на умение делать это, чувство меры, литературное чутье, а также – на неукоснительное соблюдение закона об авторском праве и смежных правах» [Тертычный 2002, с.124].

Эксперимент. Данный метод широко применяется в науке и юриспруденции, а само понятие происходит от латинского «experīmentum опыт, практика» [Тертычный 2002, с.772]. Журналист–расследователь при проведении эксперимента создает искусственную ситуацию, которую впоследствии изучает, используя другие методы. Залог успешности эксперимента во многом зависит от планирования или, другими словами, продуманности сценария задуманного, детальной предварительной проработки всех эпизодов эксперимента. Данный метод позволяет оперативно и наглядно рассмотреть интересующие детали дела, которые при обычном наблюдении не проявились бы в полной мере. После завершения эксперимента искусственно созданная ситуация «сворачивается».

Криминолого–следственные методы. Знание современных технических средств, мониторинг новинок криминалистической литературы и техники, понимание методов и условий применения средств на практике, естественно, не наделяет журналиста правами следователя. Тем не менее, данные знания позволяют журналисту иметь представление о том, какие средства может использовать следователь в той или иной ситуации, а какие нет и, тем самым, выносить обоснованные суждения касаемо самого следствия, если это входит в цели и задачи расследования.

Д.В. Неренц добавляет к вышеперечисленному списку современные способы добычи информации, к которым «стоит отнести работу с компьютерными базами данных, а также программами, помогающими эти базы создавать, работу с веб–ресурсами, умение делать электронные запросы и работать с веб–камерой, умение пользоваться социальными сетями и знать основные сайты, содержащие в себе достоверную информацию, в том числе все государственные ресурсы» [Неренц 2015, с.17].

Если при расследовании лица, которые по закону обязаны предоставить журналисту необходимую информацию, уклоняются от этого, то журналист может использовать некоторые психологические приемы и альтернативные пути получения информации, для достижения своей цели. В некоторых случаях он имеет право обратиться в суд по поводу отказа в предоставлении кем–то информации.

Из потока поступающей информации журналист должен выбирать в первую очередь ту, которая принесет максимальную пользу в расследовании. Значимость информации, прежде всего, определяется фактологической насыщенностью и достоверностью содержания.

Информация, полученная в результате наблюдения, интервью, проработки документов, экспериментов, нуждается в осмыслении, которое также основано на различных методах, о которых подробно написал А.А. Тертычный.

Формально–логические методы. Все действия и решения строятся на основании умозаключений, обоснований тех или иных суждений.

Методы умозаключения. Знание, полученное по законам логики и вытекающее из добытых при расследовании фактов, образует умозаключения, которые в свою очередь бывают индуктивными, дедуктивными и традуктивными. Первые умозаключение представляет собой переход от знания о частном предмете к знанию об общем. Во втором случаи умозаключение представляет собой развитие мысли от общего к частному. И третий тип умозаключений применяется в двух основных формах: сравнения и аналогии. В данном случае на основании сходства некоторых признаков двух и более явлений делается вывод о сходстве других признаков этих явлений.

Методы доказательства и опровержения. Доказательство, по определению, данному в Большой советской энциклопедии, – «это процесс (метод) установления истины, логическая операция обоснования истинности утверждения с помощью фактов и связанных с ним суждений». Доказательство предполагает ряд умозаключений, использование различных способов обоснования. При этом журналист делает истину убедительной, достоверной. Ввиду того, что доказательное рассуждение чаще всего является сложным для восприятия аудиторией, журналист использует краткое аргументированное изложение той же идеи, что позволяет в короткие сроки решить поставленную задачу и найти понимание у аудитории. Доказательное рассуждение состоит из тезиса, аргументов и демонстрации. Тезис – это положение, которое необходимо доказать. Он является стержнем любого рассуждения и должен быть сформулирован в ясной и доступной форме, а также должен быть логически точным и неизменным в процессе конкретного рассуждения. Убедительность рассуждения во многом зависит от аргументов, которые, в свою очередь, должны быть сильными, достаточными, достоверными и непротиворечивыми. Обоснование тезиса в процессе демонстрации может осуществляться прямо или косвенно. В первом случае тезис обосновывается с помощью аргументов, которые последовательно доказывают истинность тезиса. Во втором случае обосновании истинности тезиса происходит за счет доказательства ложности антитезиса. В данном случае сначала аргументируется ложность утверждений оппонента, и на основании этого доказывается истинность тезиса. Таким образом, для журналиста– расследователя важно уметь не только аргументированно доказывать собственные суждения, но и уметь опровергать неверные утверждения противников, его тезисов, доводов и способов обоснования.

Содержательно–теоретические методы. Данные методы учитывают изменчивость мира и делятся на несколько групп. Первая группа включает методы анализа и синтеза. Анализ предполагает изучение составляющих элементов предмета и их взаимодействие, и соединение этих элементов в единое целое – синтез. Таким образом, синтез опирается на данные, полученные при анализе, и завершает доказательство. Вторая группа образует гипотетический метод, при котором журналист делает попытку предсказать развитие изучаемого явления в будущем на основании совокупности имеющихся фактов. Третья группа включает метод историзма, необходимый для исследования этапов появления и развития предмета, а также логический метод, позволяющий выделить из массива информации о предмете наиболее существенные факты.

Методы интерпретации предмета. Метод описания предмета отображения. Описание предполагает наглядную демонстрацию различных сторон предмета отображения в рамках той задачи, которую автор собирается решить. При этом журналист не просто констатирует факт существования того или иного явления, а описывает его свойства. Методы причинно–следственного анализа. Ключевая задача, стоящая перед журналистами–расследователями заключается в определение причинно– следственных связей действий, событий, процессов, которые, в свою очередь далеко не всегда лежат на поверхности. Журналисту приходится разбираться в сложном переплетении различных взаимодействующих фактов, исключая ненужные факторы и оставляя один, являющийся причиной изучаемого явления. Методы оценки предмета отображения. Журналист при расследовании неизбежно сталкивается с необходимостью оценки различного рода событий, фактов, личностей. Оценка предполагает установление соответствия или несоответствия оцениваемых явлений тем нормам и представлениям, которые существуют в обществе относительно данного явления. Свое отношение к расследуемым явлениям журналист выражает категориями «хорошо», «плохо», «добро», «зло», образными выражениями и т.п. Но в большинстве случаев журналисту достаточно достоверно описать факты и показать причинно–следственные связи события, а оценку аудитория сделает сама. Методы прогноза развития предмета отображения. Перспективы развития заинтересовавшего журналиста явления нередко отображаются в прогнозе, который дает возможность показать желательные и нежелательные стороны дальнейшего развития явления и тем самым позволяет предотвратить негативные последствия. Методы программирования действий. В тех случаях, когда журналист не ограничивается установлением обстоятельств дела, а желает повлиять на причины, порождающие события, подобные тому, которое он расследовал, в этих случаях журналист может предложить программу действий, представляющую собой совокупность мер, предлагаемых для решения определенных проблем. Методы психоанализа в осмыслении расследуемых явлений. В расследовательской журналистике важно знать человеческую психологию и обладать элементарными навыками психоанализа. Это может пригодиться при составлении психологического портрета преступника, установлении мотивации преступления. Художественный метод. Данный метод предполагает использование автором вымысла для создания необходимого образа и выявления через него правды жизни. При этом журналист четко отделяет факты от вымысла и дает понять читателю, в чем смысл их симбиоза в тексте.

Таким образом, мы рассмотрели различные методы, применяемые при сборе и анализе информации. Каждый метод имеет свои процедурные правила, инструментарий, благодаря которому достигается цель. Использование того или иного метода зависит от задач, стоящих перед журналистом, от объекта и предмета расследования, а также от масштабов организационных мероприятий, связанных с применением на практике того или иного метода. Сегодня наблюдается тенденция к взаимодополнению и взаимопроникновению методов, что повышает уровень культуры журналистского труда.

1.3 Профессиональные особенности журналиста расследователя

Расследовательская журналистика требует от работника СМИ определенных человеческих и профессиональных качеств и навыков. Далеко не каждый журналист сможет заниматься расследованиями, ввиду особенности и сложности данного жанра. Как замечает М. Берлин, «отчасти журналистское расследование требует природного чутья и таланта, отчасти это наука, со своими формулами и законами» [Берлин 1989, с.81]. Отметим ключевые профессиональные особенности журналиста расследователя.

Наблюдательность и инициативность. Журналист–расследователь должен замечать факты, на которые другие могут не обратить внимания. В качестве примера можно привести известного журналиста Артема Боровика. Он «обладал способностью выуживать подобную информацию из всего – «гула улиц, кулуарных разговоров, доверительных бесед, вороха иностранных изданий, которые он привозил из зарубежных поездок». Это – своего рода талант, дар, без которого журналист не может работать в жанре расследования» [Тертычный 2002, с.53].

Умение отличить значительное от незначительного. Не все темы могут стать повод для расследования. Информация должна быть общественно–значимой, иначе нет никакого смысла в расследовании.

Критичность в выборе предмета расследования. Журналист обязан перед расследованием реально оценить свои силы. Сложное расследование, с явным дефицитом ресурсов, заранее обречено на провал.

Терпение и дотошность. Сведения, которые ищет журналист– расследователь, не только актуальны и значимы, но еще и малодоступны. Поэтому поиск может занять довольно длительное время и потребовать больших усилий со стороны журналиста, а также прозорливости и находчивости в вопросе о том, каким путем пойти, чтоб «докопаться» до истины.

Энтузиазм и настойчивость. Без этих качеств журналист вряд ли сможет дойти до поставленной цели. Если же он в чем–то убежден и не склонен бросать дело на полпути, то с большей долей вероятности он сможет завершить начатое расследование.

Искренняя заинтересованность в теме. По возможности журналист должен браться за те темы, которые его интересуют. В этом случае трудоемкий процесс поиска информации не станет для журналиста рутиной.

Гражданское мужество, готовность к трудным испытаниям. Так как задача журналиста–расследователя, как правило, сводится к разоблачению тех или иных лиц, нередки случаи подачи судебных исков на журналистов за клевету, вторжение в частную жизнь и т.п. При этом решение суда может быть вынесено против журналиста, вплоть до лишения свободы (порой неправомерное).

Также для журналистов реальна угроза смертельной расправы, нанесения имущественного или морального ущерба, особенно если расследования касаются власти и денег.

Умение находить общий язык с представителями различных социальных групп. На примере многих журналистов–расследователей можно убедиться в том, что, зачастую, для того, чтоб докопаться до истины необходимо «поменять профессию». При этом важно стать своим в том окружении, в котором ведется расследование, иначе разговорить кого–то журналисту будет весьма проблематично. Журналист, не владеющий навыками общения, игнорирующий рекомендации психологов, труды которых на сегодняшний день представлены в достаточном количестве, вряд ли сможет расположить к себе собеседника и выяснить необходимые детали расследования.

Убедительность. Нередко журналист сталкивается с проблемой неполучения важной информации от лица ею обладающего. В этом случае журналист должен владеть навыками убеждения, для того, чтоб получить интересующие его данные.

Знание всех источников информации и правил обращения к ним. Журналист–расследователь должен иметь четкую картину от кого и где он сможет получить ту или иную информацию, и в какой последовательности лучше всего обращаться к источникам. В качестве источников могут выступать частные лица, а также различные организации и учреждения, взаимоотношения которых со средствами массовой информации регулируются законами и другими нормативными актами.

Владение методами расследования. Журналист–расследователь, слабо владеющий методами проведения расследования, неизбежно столкнется с проблемой неверного выбора приемов расследования, что в итоге приведет к неудовлетворительному результату.

Налаженность связей. Зачастую именно хорошие знакомства помогают журналисту оперативно получить объективную и точную информацию. Например, «дружба» с правоохранительными органами может помочь в получении сведений об уликах, составе преступления, ходе следствия и т.д., которые без знакомств получить практически нереально.

Честность и беспристрастность. Под видом журналистских расследований могут скрываться односторонние и непроверенные материалы, делающие журналиста участником коррупционных процессов, происходящих в стране. Ответственный и честный журналист никогда себе такого не позволит, равно как делать некорректные выводы. Журналист, опираясь на известные ему факты, может ставить перед органами власти вопросы, касающиеся ответственности должностных лиц, но делать выводы об их виновности журналист не должен. Более того, журналист обязан давать всестороннюю информацию, которая поможет читателям (зрителям) самостоятельно прийти к соответствующим выводам. Как отмечает А.И. Станько, «читатель должен увидеть весь объем проделанной журналистом работы, оценить полноту и достоверность собранного им фактического материала, весомость аргументации, справедливость заключений и на этой основе выработать собственную позицию, которая, если репортер успешно решил поставленные задачи, совпадает с выводами автора» [Станько]. Также журналист не должен использовать домыслы. По этому поводу Н.В. Бергер задает риторический вопрос: «если в некой газете «расследования» основываются не на достоверных фактах, а на предположениях, о каком расследовании можно говорить?» [Бергер 2004, с.34].

Аналитический склад ума. Расследовательская деятельность предполагает огромную работу с различными источниками информации и анализ собранных данных. Журналист должен уметь грамотно обрабатывать эти данные, делать логически точные выводы и правильно оформлять свои мысли.

Доходчивость и простота текста. Как справедливо замечает М.Н. Сивашева, «при подготовке материала журналист должен уметь отделять «зерна от плевел», то есть отсекать второстепенные факты и линии сюжета, чтобы читатель легче определил основную идею» [Сивашева 2006, с.41]. Важным моментом является правильная компоновка текста. В настоящее время структура журналистского расследования выглядит примерно так: заголовок, вводная часть с указанием проблемы, основной текст, поделенный на части и соответствующий этапам расследования. Заголовки, подзаголовки, ключевые слова выделяются. Материал содержит графические данные: фотографии, таблицы, схемы, диаграммы, карты и т.п. Иногда присутствуют врезки. Четкая структура и наглядность делают материал привлекательным и удобным для восприятия. Что касается стилистики, то некоторые авторы отходят от стандартов и используют в тексте элементы разговорного стиля, просторечья, в том числе вульгаризмы, жаргонизмы. В этом случае для журналиста важно не только «сыпать словами», но и подобрать правильные аргументы. Иначе материал может показаться несерьезным и оттолкнет читателя.

Коммерческий успех не является приоритетом. Расследовательская журналистика имеет специфическое направление, в частности, речь идет о папарации, о представителях «желтой прессы». Для таких журналистов большой важностью обладает коммерческая цель. Практический многолетний опыт показывает, что такая пресса очень востребована, однако постепенно ее качество снижается, а журналисты начинают снижать профессиональную планку, что негативным образом сказывается как для общества, так и для журналиста. Чем больше «грязной» информации поступает со страниц СМИ, тем больше растет спрос на нее, а это влияет на нравственную составляющую нации.

Знание законов, высокая мораль, чувство социальной ответственности. Деятельность журналиста–расследователя может оказаться неэффективной, если он не знаком с законами, регулирующими отношения между СМИ и государственными органами. К ним относится закон «О средствах массовой информации», «Об информации, информатизации и защите информации», «О государственной тайне» и т.д.

Зная, какие трудности могут возникнуть при получении необходимой информации, журналист сможет более аргументировано составить необходимый запрос на получение данных. При подготовке материала журналист должен соблюдать законность, иначе публикация может обратиться против журналиста и издания. Помимо юридической стороны журналист обязан обращать внимание на этичность своих методов и материалов. В расследование не должно использоваться непроверенные факты, компрометирующие то или иное лицо. Это может не только затруднить проведение расследования, но также негативно сказаться на репутации журналиста и вызвать общественное недовольство. М. Берлин пишет, что «допущенные ошибки дезинформируют общественность и наносят ущерб репутациям людей, в результате чего возвратиться к этой теме в дальнейшем будет еще сложнее» [Берлин 1989, с.78]. Выводы журналистского расследования, связанные с разоблачением конкретных персон, должны быть сформулированы предельно корректно.

Как справедливо отмечает А.А. Тертычный, «журналист– расследователь должен с особой тщательностью соблюдать требования закона, ограничивающие эту деятельность, а также этические нормы, регулирующие его отношения как с источниками информации, так и с «героями» выступлений и, разумеется, с аудиторией СМИ. Только видя этико–правовые границы, в которых может протекать журналистское расследование, он может действительно реализовать цели, ради которых проводится его расследование» [Тертычный 2002, с.317].

Помимо озвученных выше качеств, журналист–расследователь должен обладать мастерством, высоким уровнем профессионализма, компетентностью, умением находить выход из любых ситуаций. Конечно же, данные качества приходят с опытом, и только время и постоянная практика могут из талантливого журналиста сделать профессионала. И как отмечает Дж. Уллмен, журналист должен оттачивать доступное ему мастерство – «больше читать, внимательнее глядеть и слушать, тщательнее собирать факты, совершенствовать их организацию и на всех этапах думать, думать, думать» [Уллмен 1998, с.43].

Таким образом, в современной расследовательской журналистике предъявляются довольно строгие требования к квалификации журналиста, его навыкам. В частности, речь идет об умении работать с большим объемом информации, проводить проверку информации, собирать информацию, выбирать подходящие методы для проведения своего расследования. Наконец, деятельность журналиста–расследователя в России сегодня регулируется правовыми и этическими нормами, которые должен знать и соблюдать каждый журналист, уважающий себя и общество, в котором он живет.

Выводы по первой главе:

Предпосылки появления журналистского расследования за рубежом и в России обнаруживаются в творчестве известных писателей 19 века, а в 20 веке материалы с элементами расследования становятся частью публицистики. Жанр начинает свое становление, но в связи с различной политической обстановкой на Западе и в России его развитие проходит по разным сценариям. Отсутствие свободы слова в России препятствует нормальному становлению жанра, в то время как на Западе, журналистские расследования опираются на достаточно большую общественную поддержку и являются неотъемлемой частью социальных процессов.

Журналистское расследование – это один из самых сложных журналистских жанров, и один из самых влиятельных. В странах с хорошо развитыми гражданскими институтами и тесной связью власти и общества журналистские расследования могут привести к отставке правящей элиты. Журналистские расследования призваны показать общественно важные проблемы и те негативные последствия, которые данные проблемы вызывают. Следовательно, журналист–расследователь должен понимать всю меру ответственности, иметь силу характера и определенные аналитические способности.

Любое расследование опирается на различные методы сбора и анализа информации, использование разных источников. Каждый метод имеет свои процедурные правила, инструментарий, благодаря которому достигается цель. И если первые журналисты–расследователи чаще всего интуитивно выбирали способы и методы расследования, то современные журналисты пользуются проверенными способами, а также заимствуют новые у своих коллег (например, по Международному консорциуму журналистов– расследователей).

Также наблюдается тенденция к взаимодополнению и взаимопроникновению методов, что повышает уровень культуры журналистского труда.

Эволюцию жанра журналистского расследования, в том числе методов поиска информации и источников информации, а также особенностей осмысления полученной информации эффективней всего будет проводить на примере изданий, которые изначально занимались журналистскими расследованиями и которые прошли достаточный путь развития. В России таким изданием является «Новая газета», и во второй главе мы рассмотрим трансформацию жанра журналистского расследования на примере данного издания.

Глава 2. Трансформация жанра журналистского расследования в

«Новой газете» (на примере расследований Анны Политковской и

Романа Анина)

2.1 Анализ расследований Анны Политковской на чеченскую тему

Журналистская деятельность Анны Степановны Политковской является одним из самых ярких примеров профессионализма, художественного мастерства, твердой гражданской позиции и огромной работы по поиску фактов с анализом поставленных вопросов. Анна Политковская внесла вклад в разработку и совершенствование журналистского расследования. Ее трудовая деятельность связана с такими изданиями, как «Известия», «Воздушный транспорт», «Мегаполис Экспресс», «Общая газета», «Новая газета». В последнем издании Анна Политковская начала работать в 1999 году, а ключевой темой ее публикаций стали материалы о Чечне. Журналистка неоднократно отправлялась в командировку в районы боевых действий, поэтому ее материалы – своего рода летопись второй чеченской войны – максимально убедительны, эмоциональны и глубоки. Существуют различные мнения касательно объективности материалов Анны Политковской, но одно можно сказать точно – журналистка на протяжении всей своей карьеры в «Новой газете» стремилась найти ответ на вопрос: «как прекратить страдания простых ни в чем не повинных людей?». Анна Политковская до последнего дня была верна своим идеям и главному журналистскому предназначению – служению народу. К сожалению, многочисленные угрозы в адрес А.С. Политковской закончились убийством журналистки в подъезде ее съемной квартиры.

Прежде чем перейти к анализу конкретных публикаций Анны Политковской, дадим общую характеристику ее текстам на тему Чечни по годам. Лейтмотив ее «чеченских материалов» можно выразить следующей фразой циничная война обещает быть вечной. А главный вопрос, которым задается журналистка, как остановить войну и прекратить массовые нарушения прав человека в Чечне, а также разложение армии, стремительно теряющий облик, хоть чем–то смахивающий на человеческий?

Основные темы о Чечне в материалах за 1999 год. Безразличие к погибшим на войне солдатам и их матерям со стороны правительства; рабство на фоне нестабильной обстановки; бизнес на войне; безразличие к тяжелому положению беженцев; лживые официальные данные об армейских потерях в Чечне; насильственная отправка беженцев обратно в зону конфликта.

Основные темы о Чечне в материалах за 2000 год. Безразличие к мирным жителям со стороны федеральных войск; гражданские жертвы боевых операций; присвоение средств на похороны солдат Министерством обороны; развертывание системы истребления чеченцев; борьба за нефтяные скважины в Чечне; «зачистки» с арестами в Чечне; мародерство; смерти российских солдат от своих же руководителей; ложь об уменьшении «боевых потерь» в Чечне; «бизнес–схемы» представителей федеральных войск по отнесению чеченцев к боевикам и требованию выкупа у родных, чтоб снять обвинения.

Основные темы о Чечне в материалах за 2001 год. Разложение в российской армии; ямы–зинданы для проведения пыток; неудовлетворительная работа чеченской власти: расцвет нелегального нефтебизнеса; возбуждение внутричеченских склок, воровства; расходование денег чеченской войны; присвоение генералами бюджетных средств, выделенных на восстановление Чечни; бесследное похищение людей в Чечне; выгода от продолжения войны для противоборствующих сторон; «чеченский синдром» и его игнорирование правительством России.

Основные темы о Чечне в материалах за 2002 год. Похищения людей «силами бандитов в погонах, благословляемых сверху»; «неадекватное и неоправданное применение силы против гражданского населения, мародерство, пытки»; работорговля живым и мертвым товаром силами военнослужащих как главное «боевое мероприятие» в Чечне; незаконные вооруженные формирования под видом «охраны Кадырова»; дело Буданова и Кадета; теракт в «Норд–Осте»; волна государственного расизма (этнические чистки в Москве).

Основные темы о Чечне в материалах за 2003 год. «Промывка мозгов» населению Чечни перед референдумом; организация партизанской войны в Чечне силами ФСБ; провокации федералов для оправдания «зачисток»; расследование теракта на Дубровке; судебный произвол в расследовании армейских преступлений; превращение чеченской нации в изгоев.

Основные темы о Чечне в материалах за 2004 год. Замалчивание реальных фактов о «Норд–Осте»; покрывания военной прокуратуры преступлений в Чечне; внесудебные расправы; полная нестабильность и небезопасность в Чечне; теракт в Беслане.

Основные темы о Чечне в материалах за 2005 год. Нежелание властей вести мирные переговоры по Чечне; «кадыровский беспредел»; мобилизация чеченских детей в армию Кадырова.

Основные темы о Чечне в материалах за 2006 год. Массовое отравление в Чечне; «законсервированное беззаконие» в республике; чечено– чеченская война как главный метод решения проблем; дискриминация на национальной почве (осуждение невиновных чеченцев, «сфабрикованные дела»).

Как мы видим, Анна Политковская освещала смелые и опасные темы и имела довольно твердые убеждения о неправомерных действиях в Чечне. Она осуждала российское правительство за то, что оно не предпринимает достаточных мер по нормализации ситуации в республике и за то, что оно допустило столкновения чеченцев с чеченцами. Также осуждала нежелание правительства проводить мирные переговоры, разложение российской армии и военные преступления, безразличие к страданиям гражданских людей и матерей погибших солдат, присвоение бюджетных средств, выделенных на восстановление республики, бизнес на войне, дискриминацию чеченцев как нации и лживые данные в правительственных СМИ о реальном положении дел. Анна Политковская не боялась высказывать своего мнения и делала это в довольно жесткой форме, а Чечню называла не иначе как «преисподняя».

Расследования Анны Политковской, если использовать классификацию А.А. Тертычного, касались политических преступлений и дел о коррупции. Так, к политическим преступлениям, в проанализированных нами материалах, относится цикл расследований о государственной вине в гибели солдат на первой чеченской войне («Замкнутый круг невиновных» от 12.07.1999, «Замкнутый круг невиновных –2» от 27.12.1999 и др.), о государственном пренебрежении к посмертной участи солдат, замалчивании реальных армейских потерь и причинах смерти солдат («Страна неизвестных солдат» от 23.08. 1999, «Технология смертности» от 23.12.1999 и др.).

Расследования коррупции, в проанализированных нами публикациях, касались выстраивания бизнес–схем министерствами РФ и представителями федеральных войск РФ («Касса по имени воина – 2» от 13.03.2000; «Чеченский 37–й» от 4.09.2000 и др.).

Отдельно отметим такой пласт материалов А. Политковской, как «расследование террористических актов», т.к. теракты многозначное и сложное явление, которое не ограничивается исключительно политикой (серия материалов про теракт в «Норд–Осте»: «Один из группы террористов уцелел. Мы его нашли» от 28.04.2003; «Дело «Норд–Оста». Газ неизвестен. Виноватых нет» от 29.07.2004; «Спасать не приказали» от 15.11.2004; «Норд– Ост»: куда исчезли 12 террористов?» от 18.11.2004 и др.).

Задачи, которые ставила перед собой А.С. Политковская, можно разделить на несколько видов:

  • обозначить проблему, показать ход событий, дать пищу для размышлений (серия публикаций про «Норд–Ост»);
  • выяснить глубинные причины негативного явления, привести доказательства неких важных правонарушений и обличить людей, причастных к ним (серия публикаций при бизнесе–схемы Министерства обороны);

— побудить зрителя к гражданской активности – в том случае, когда причины, последствия и организаторы негативного явления давно лежат на поверхности, но оно при этом продолжает наносить вред обществу (серия публикаций про ямы–зинданы и грозненский дом престарелых).

Благодаря публикациям о грозненском доме престарелых А.С. Политковская добилась отправки грозненских стариков из места боевых действий в другие российские дома престарелых.

Предмет расследования

нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, остающиеся безнаказанными (пытки чеченцев и российских солдат, отказ в моральной компенсации матерям погибших солдат и др.);

  • раскрытые дела, по тем или иным причинам вызывающие сомнения у журналиста («Норд–Ост»);
  • не начатые дела, скрытые преступления (бизнес на войне).

Так как А. Политковская неоднократно посещала Чечню, то основным ее источником информации можно считать, воспользуемся определением М.Н. Кима, реальную среду, а основным методом – систематическое полевое не включенное наблюдение. Журналистка старалась максимально полно и достоверно описать то, что видела вокруг. Вот из таких емких и выразительных деталей выстроен ее материал о расстреле 19 солдат в Ассиновском ущелье:

«Ветер, влетевший в Ассиновское ущелье, очумело взбивает адский пасьянс. Тельняшка, кружка, ремень… На яркой майской траве под ногами — последние земные вещи погибших тут солдат. Обжаренный со всех сторон бесформенный полосатый клок — это тельняшка. Оплавленный кожистый обрубок вокруг осиротевшей пряжки — это ремень. А кружка? Закопченная, изморенная высокой температурой» («О расстреле знали все» // «Новая газета».25.05.2000, режим доступа: politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2000/2 000–032.shtml).

Данные детали – не плод выдумки автора, а результат пристального взгляда на место гибели солдат. Важную роль в описании человеческих дел, действий и поступков играют характеристики предметно–вещественной среды. Зачастую именно они намного больше характеризуют человека, чем он сам себя:

«Замученные глаза, отвыкшие смеяться губы, сникшие руки, плечи к земле, неяркие и немодные платья — скорбь без финала…»(«Замкнутый круг невиновных» // «Новая газета».- 12.06.1999, режим доступа: politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–12.shtml).

«Неяркие и немодные платья» – один из элементов образа убитой горем матери, потерявшей на войне сына.

«Старик в белой тюбетейке осторожно роет неглубокую яму, и земля ему охотно поддается. Значит, тут уже копали. Старик — в шоке, суетится, нервничает и даже забывает о резиновых перчатках. Он — дядя тех, кого в последний раз видели девять месяцев назад на ближайшем отсюда блокпосту, на дороге, ведущей из чеченского селения Старые Атаги в поселок Алхазурово» («Обыкновенный садизм» // «Новая газета». – 12.03.2001, режим доступа: –17.shtml).

«Резиновые перчатки» – важная деталь в описании действий героя публикации, т.к. она недвусмысленно передает душевное состояние человека, который догадывается, что в раскапываемой им яме находятся тела его родных.

А.С. Политковская активно использовала одушевленные и документальные источники информации. Одушевленные источники информации: матери погибших солдат, солдаты, судьи, военные юристы, представители правозащитных организаций, медицинские работники, сотрудники Генпрокуратуры, работники министерств, беженцы, гражданские чеченцы и т.д. Основным методом получения информации при работе с одушевленными источниками являются интервьюирование.

Отметим, что А.С. Политковская обладала высокими душевными качествами, умела сочувствовать и сопереживать своим героям, поэтому гражданские жители Чечни ее уважали, чего не скажешь о представителях власти, многие из которых считали вопросы А.С. Политковской провокационными. Как правило, в расследовательских материалах полученные сведения обобщались и становились основной частью текста. Очень часто А.С. Политковская использовала выдержки из интервью, которые гармонично вписывались в композицию материала. В некоторых публикациях мы видим отрывки интервью с вопросами и ответами. Величина отрывка зависит от смысловой нагрузки, которое носило то или иное интервью. Например, в материале «О расстреле знали все» («Новая газета» 25.05.2000) приводится короткий отрезок интервью с президентом Ингушетии Р.С. Аушевым, который передает предположение президента о виновных в нападении на солдатскую колонну. Гораздо объемней интервью представлены в расследованиях по «Норд–Осту» – они рассчитаны на эмоциональную составляющую, и журналисту важно было показать всю палитру человеческих эмоций.

Второй источник информации, который использовала А. С. Политковская в своих расследованиях – это документальные источники. При анализе публикаций нами были обнаружены следующие документы – судебные постановления, письма, официальные сводки, официальные документы, фото– и видеосъемка.

Главной целью использования данных документов было доказать факты, раскрыть противоречивость официальной информации, продемонстрировать политические преступления перед российским обществом, подкрепить свои умозаключения по тому или иному вопросу.

Например, Постановление о результатах расследования теракта в «Норд–Осте» А.С. Политковская использует в качестве доказательства поверхностного расследования данного преступления. Она приводит выдержки из данного документа и делает к ним собственные очевидные комментарии.

«Возникают сомнения. Читайте: «…В связи с возникновением реальной угрозы жизни и здоровью большого количества людей, захваченных в заложники… компетентными органами РФ было принято решение о проведении операции…».

А кто это такие — «компетентные органы РФ»? Вы лично с ними знакомы? Встречали? Я — нет. Но зато отлично знаю две вещи. Во–первых, в Конституции РФ нет такого понятия — «компетентные органы РФ». И во– вторых, что официальные постановления прокуратуры ОБЯЗАНЫ оперировать совершенно понятными и недвусмысленными терминами. Не кухня, чай. А именно вот эта наша пресловутая допустимость неточных наименований в обстоятельствах, требующих особой точности, и приводит к завуалированности оценок» («Дело «Норд–Оста». Газ неизвестен. Виноватых нет» // «Новая газета». – 29.07.2004, режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004–066.shtml).

Кстати, Анна Степановна не случайно акцентировала внимание на замалчивании многих деталей трагедии в «Норд–Осте» – государство так и оставило многие вопросы без ответов и не провело полномасштабного расследования, а наименование газа, приименного при штурме здания, до сих пор является государственной тайной.

В одном из расследований военных бизнес–схем А.С. Политковская приводит официальный документ структурного подразделения Министерства обороны, направленный в адрес административного департамента аппарата правительства с целью оправдать использование услуг ЗАО «Военно– мемориальная компания». При этом, как замечает А.С. Политковская, в документе нет ни единого упоминания о том, что ВМК – это ЗАО.

«Но зачем такой подлог? Очевидно — ведь каждому госчиновнику известно, что передача прямых функций МО какому–либо коммерческому предприятию категорически запрещена!» («Касса по имени воина — 2» // «Новая газета». – 13.03.2000, режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2000/2000–012.shtml).

Таким образом, журналистка раскрывает лоббирование интересов коммерческой структуры представителями министерств, что является прямым нарушением Конституции, Гражданского кодекса и закона «О конкуренции и ограничении монопольной деятельности на товарных рынках».

Довольно часто в расследованиях А.С. Политковской фигурируют письма. Как правило, это рукописные материалы, в которых российские солдаты описывают противоправные действия в армии.

«Здравствуйте, пишет вам из Республики Чечня небольшая группа солдат. У нас к вам просьба: помогите, чем можете. Мы стоим в Ханкале, у нас 50–й отдельный батальон РХБЗ. Мы по доброй воле поехали в Чечню. Приехав сюда, узнали, что попали не в простую часть — между солдатами ее зовут концлагерем… <�…> Они этих трех завели в палатку, и майор Поляков начал прижигать их руки об раскаленную печь. Потом завели двоих в комбатовский вагончик, раздели до пояса и стали избивать… Когда их отпустили, и они пришли в палатку, мы поглядели на их спины. Это были отбивные — синие и все в крови…» («Обыкновенный садизм» // «Новая газета». – 12.03.2001, режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2001/2001–17.shtml).

Данное письмо является одним из свидетельств вырождения российской армии, о котором так часто писала А.С. Политковская.

Что касается методов осмысления полученной информации, то А.С. Политковская использует большинство имеющихся формально–логических методов.

Во–первых, это умозаключения. Например, в материале «Обыкновенный садизм» использованы индуктивное и дедуктивное умозаключения. Индуктивное основано на частных историях убитых чеченцев, которых находят закопанными в земле. Тела приказано похоронить без следствий, дознаний, прокурорских проверок, разбирательств и судов. Далее журналист переходит к описанию проблемы, которая характеризует этот случай и все ему подобные. Нет ничего более типичного для эпохи контртеррористической операции, чем ЯМА и происходящие вокруг нее события («Обыкновенный садизм» // «Новая газета». – 12.03.2001, режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2001/200117.shtml).Происходящее события, о которых говорит автор,– это похищения чеченцев, пытки и убийства. Лишь те, за кого родственники могут заплатить выкуп, возвращаются домой. Тем самым журналист делает вывод, что несанкционированные убийства чеченцев – это реальное положение дел и добавляет «чеченцев убивают, потому что хороший чеченец — мертвый чеченец. Последнюю присказку слышал каждый, кто хотя бы раз общался с военными в Чечне».

Схему данного умозаключения можно обозначить так: 1. Кунтаев Имран Вахаевич (здесь и далее имена чеченцев, о которых пишет А.С. Политковская в публикации) – убитый чеченец, которого приказано похоронить без суда и следствия 2. Садаев Адам Султанович – убитый чеченец, которого приказано похоронить без суда и следствия 3. Абдуразаков Аднан Алиевич – убитый чеченец, которого приказано похоронить без суда и следствия 4. Всех убитых чеченцев на территории республики приказано хоронить без суда и следствия.

Делая такое умозаключение, А.С. Политковская хочет показать, что практически все чеченцы прошли через солдатские пытки только из–за своей национальности, т.е. другими словами подверглись дискриминации. При этом их «мучители» чувствовали безнаказанность и без каких–либо опасений проводили тотальные «зачистки».

В этой же статье автор обозначает другую проблему, доказательство которой строятся на дедуктивном умозаключении: лишь позволь армии скатиться к средневековью, в ямы начнут попадать не только чеченцы, их станут широко использовать для воспитания подрастающего поколения солдат. Автор развивает мысль, приводя конкретные примеры пыток российских солдат, которых такими методами учат быть хорошими. Следовательно, схему данного умозаключения можно обозначить следующим образом:

1. Если армейские начальники будут воспитывать подрастающее поколение солдат методами пыток в ямах, то армии станут похожими на средневековые.

2. Русских солдат пытают в ямах

3. Следовательно, российская армия похожа на средневековую.

В самом тексте заключение выглядит так: если пользоваться более или менее приличной юридической лексикой, то эти ямы — незаконные следственные изоляторы. Если же напрямую и честно, то настоящие пыточные средневекового пошиба.

Вторым формально–логическим методом, который использует А.С. Политковская, является доказательство. Доказательные рассуждения состоят из тезиса и аргументов, доказывающих истинность данного тезиса. Например, в начале материала «Касса по имени война – 2» автор приводит следующий тезис «война – это чистой воды нажива для московского генералитета». Далее журналист приводит всевозможные аргументы в пользу выдвинутого тезиса, в том числе документальные.

Также А.С. Политковская использует содержательно–теоретические методы. Среди них методы анализа и синтеза. Например, в публикации «Страна неизвестных солдат» журналист анализирует такую проблему, как отсутствие в стране банка идентификационных данных солдат, отправляющихся в горячие точки. Ключевые вопросы: почему солдаты идут на войну без опознавательных знаков, почему так долго длится идентификация одного тела, почему Министерство обороны не предпринимает никаких действий по совершенствованию законодательства, касающегося идентификации в Вооруженных Силах и других войсках (хотя компетентные лица вносят свои предложения на этот счет).

Анализ каждого вопроса позволил автору сделать следующий вывод: государству выгоднее хоронить солдат в братской могиле, потому как отдание последних почестей каждому опознанному солдату оказывается «дорогим удовольствием», также как и финансирование дорогостоящих идентификационных исследований. А вину за затягивание идентификации всегда можно списать на судмедэкспертов.

Методы оценки предмета отображения и причинно–следственного анализа наиболее ярко представлены в серии публикаций на тему «Норд– Оста». Например, в расследовании «Спасать не приказали» А.С. Политковская подробно анализирует постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела с включением собственных оценок по данному постановлению и воспроизведению этапов эвакуации заложников. Оценивая показания врачей и работников спецслужб, автор заключает, что все они расходятся в показаниях. Врачи отмечают, что до 7 утра к пострадавшим их не подпускали, а один из сотрудников спецподразделений видел, как врачи делали уколы пострадавшим в 6:30 утра. А.С. Политковская задается вопросом, кто же были эти врачи, и предполагает, что это могли быть химики, которые разработали газ и которым нужен был час, чтобы сокрыть следы примененного газа путем введения антидотов. Далее по показаниям врачей в автобусах никто не умирал, но и тут автор задается вопросом, почему тогда в больницу привозили уже мертвых людей. И самое главное в заключение постановления зафиксировано, что 114 человек умерли на месте происшествия и что название вещества, примененного во время штурма, значения не имело. Хотя, как отмечает журналист, именно сведения о газе могли бы спасти пострадавших. Также автор напоминает, что на одной из видеопленок отчетливо видно, что освобожденных сваливали у входа к зданию и долгое время никакой помощи им не оказывали. Лишь люди в форме изредка наклонялись к пострадавшим. При этом подъезды к ДК были перекрыты, а машины «скорой помощи» стояли в стороне. Данные основания позволили журналисту сделать вывод о причинах смерти более ста человек, который свелся к неоказанию срочной медицинской помощи пострадавшим, в том числе оперативному допуску медицинских работников, а также сообщению медицинским работникам от чего и чем лечить людей.

К слову сказать, Европейский суд по правам человека в 2011 году рассматривал дело пострадавших в теракте на Дубровке и признал неэффективность спасательной операции из–за неадекватного информирования о методе и способе спасения вовлеченных в операцию спасательных служб. Таким образом, логическую цепочку причинно– следственных связей А.С. Политковская построила верную и сделала правильные выводы.

Также Анна Степановна рассматривала еще одну версию о том, что власть знала о готовящемся теракте. Данные выводы ей позволило сделать интервью с Х. Теркибаевым, который, предположительно, был пособником террористов и по совместительству агентом российских спецслужб. Когда ЦРУ захотело привлечь его к расследованию (в «Норд–Осте» погиб гражданин США, поэтому Америка тоже вела свое расследование), Х. Теркибаев «неожиданно» погиб в автомобильной катастрофе. Такая причинно–следственная связь не могла не заставить задуматься А.С. Политковскую. По ее словам, еще одна хлипкая цепочка к тайнам «Норд– Оста» оборвана навсегда, агент не должен был заговорить – и он не заговорил.

Метод прогноза развития предмета изображения А.С. Политковская использовала с целью демонстрации негативных последствий, которые может спровоцировать то или иной явление. Например, о последствиях пыток российских солдат и чеченцев журналистка писала следующее:

«Лишь крошечному проценту удастся переломить свою обиду, забыть унижения и растоптанное мужское достоинство. Большинство станут мстить. Кому? Нам. За то, что мы этого не испытали» («Обыкновенный садизм» // «Новая газета». – 12.03.2001, режим доступа: .

Данный прогноз касался не только бытовых насилий, но и деяний куда масштабнее – терактов, которые являлись и являются основной проблемой 21 века. И не исключено, что среди завербованных террористов окажутся те, кто когда–то испытал физические и психологические пытки, о которых так много писала А.С. Политковская.

Рассмотрим лексические особенности текстов А.С. Политковской.

Первое, что хотелось бы отметить – наличие высокого процента оценочности и экспрессии в большинстве материалах журналистки за счет использования оценочных средств выражения. Информационную функцию реализуют имена собственные и числа, аббревиатуры, общеупотребительная и общественно–политическая лексика, абстрактная, научная и официально– деловая лексика, историзмы, неологизмы.

Рассмотрим лексическое наполнение материала Замкнутый круг невиновных от 12.07.1999.

Имена собственные и числа: Вячеслав Яне, Андрей Бойко, Андрей Ефремов (погибшие солдаты), воинская часть 21615, в/ч 34605, в/ч 92551 (часть, в которой служили солдаты), А. Тараненко, М. Болонина (судьи), Г.Д. Пшеничных, В.П. Некрасова (матери солдат, подавшие иски) и т.п.

Все расследования журналистки строго персонифицированы. В них всегда есть пострадавшие (гражданские, солдаты, родственники), и лица, так или иначе связанные с описываемым событием. Ими чаще всего становятся представители министерств и федеральных сил, судьи, медицинские работники и др. Автор демонстрирует, что все герои – реальные люди, а все, что с ними происходит, – суровая действительность. А.С. Политковская активно использует общественно–политическую лексику: министерство, указ, территориальная целостность, митингующие, правозащитники, петиция и т.п. Это связано с политической направленностью материалов журналистки.

Официально–деловая лексика: моральный вред, компенсация, иск, истец, ответчик, эксгумация, казуистика, мотивировочная часть и др. Употребление специализированной юридической лексики в материалах А.С. Политковской не случайно, т.к. большое количество текстов было связано с судебными разбирательствами и для того, чтобы лучше передать атмосферу суда, журналистка использовала данный подвид официально–деловой лексики.

Абстрактная лексика: скорбь, неизвестность, страдание, вина, обида, унижение, месть. Что примечательно – А.С. Политковская использует в основном сниженную абстрактную лексику, которая обеспечивает отрицательно–окрашенный оттенок всем ее публикациям.

Сниженная лексика: И только, кажется, идиот не способен понять, что же она говорит… Но четыре года подряд государство вело настоящую войну против осиротевших матерей, только чтобы не допустить судебных разбирательств по существу вопроса; нет, не скифы мы — мы просто уроды. Как мы уже отмечали, А.С. Политковская довольно жестко оценивает те или иные действия государства. Этому способствует использование разговорных и бранных слов.

Фразеологизмы, пословицы, поговорки, крылатые фразы, клише, штампы, в том числе газетные: «ошибка» судьи Болониной стоила матерям нескольких лет (!) хождений по мукам; многие опустили руки… Как мы видим, воспроизводимые единицы также несут негативную смысловую нагрузку, что усиливает эффективность воздействия текста.

Тропы: на них одно и то же клеймо — той, прошлой, закончившейся три года назад чеченской войны; Кто все–таки виновен в смерти их детей? Бог — обстоятельства? Царь — Ельцин? Или Дьявол во плоти — генералы Грачев и Степашин?..; не будет ее — не будет ничего, а сотни женщин разъедутся по своим городам и поселкам с чувством последней отнятой у них надежды, в который раз оплеванные собственным государством! А.С. Политковская, зачастую, выбирает довольно смелые образы и определения для метафор, сравнений и эпитетов. Тем самым журналистка недвусмысленно передает свое отношение к рассматриваемой проблеме.

Отметим, что практически все материалы А.С. Политковской, как и проанализированная нами отдельно взятая публикация, имеют схожее лексическое наполнение. Гораздо реже автором используются неологизмы (например, головотяпство командиров); историзмы (откупиться солдатам от зиндана нельзя).

Также А.С. Политковская часто использует слова с ярко–выраженной отрицательной окраской: труп, гроб, палач, война, террорист, пытка, заложники, рабство, похороны и т.п.

Помимо юридической терминологии, о которой мы говорили выше, А.С. Политковская использует военные и экономические термины, которые нужны для наглядного описания среды. Военные термины превалируют в расследованиях на политические темы: комендантский час, «фильтр», «зачистка», «подрывы», тыловик и т.п. Экономические термины представлены в материалах о коррупции: убыточность, вздутие цен, баланс предприятия, финансовые потоки и т.п.

Таким образом, наряду с лексикой, несущей информативную функцию (имена собственные, общественно–политическая, официально–деловая и профессиональная лексика), А.С. Политковская активно использует разговорную лексику разной степени сниженности, тропы и идиомы, а также слова с резко отрицательной окраской и абстрактные слова со сниженным значением. Тексты приобретают ярко–выраженную отрицательную оценку, которая передает однозначное отношение автора ко всем проблемам Чечни, затронутым в публикациях. Отметим еще одну важную особенность: расследования Анны Политковской органично включают в себя элементы других жанров (очерка, портрета, социальной зарисовки, репортажа, интервью, корреспонденции и т.д.).

В результате материалы журналистки имеют разную композицию и наполнение. Какие–то публикации получаются «драматизированными», какие–то более информативными или аналитическими. Таким образом, расследовательские материалы А.С. Политковской имеют смешанную жанровую природу.

Смелость, энтузиазм, внимание к мелочам А.С. Политковской и многие другие профессиональные качества, необходимые всем журналистам, в том числе и расследователям, служат прекрасным примером и вдохновением для нового поколения журналистов «Новой газеты».

2.2 Анализ расследований Романа Анина на тему коррупции в России

Роман Анин – специальный корреспондент отдела расследований «Новой газеты». Первые расследовательские материалы журналиста датированы 2008 годом, но стабильные публикации начинаются с 2010 года. Отметим, что многие материалы появляются с довольно большим промежутком, поскольку каждое расследование представляет собой масштабную и кропотливую работу. Дело о «Панамском архиве», например, расследовалось журналистом на протяжении года. А дело о «ландромате» более пяти лет. Некоторые материалы написаны журналистом в соавторстве с российскими коллегами (например, Олесей Шмагун и Дмитрием Великовским), при поддержке коллег из зарубежных изданий, таких как The Guardian, Sueddeutsche Zeitung, Barron’s, а также совместно с Международным центром по изучению коррупции и организованной преступности (OCCRP) и Международным консорциумом журналистов– расследователей (ICIJ).

Темы публикаций на протяжении всей профессиональной деятельности журналиста практически не меняются:

  • недвижимость российских чиновников, силовиков, топ–менеджеров госкомпаний и их родственников за рубежом;
  • глобальная коррупция;
  • «сворачивание» уголовных дел, в раскрытие которых правительство не заинтересовано;
  • незаконное обогащение и активы руководства ФСБ;
  • сотрудничество российских чиновников и сотрудников правоохранительных органов с лидерами «российской мафии»;
  • бизнес первых лиц страны: бизнес–интересы и активы ближайшего окружения В. Путина;
  • бизнес–схемы «Газпрома»;
  • нелегальный бизнес представителей «Единой России»;
  • сомнительные банковские операции на государственном уровне, теневой рынок;
  • мошеннические схемы Министерства обороны;
  • нечеловеческие методы обращения следствия с подозреваемыми и обвиняемыми;
  • «крышивание» наркобизнеса высшими чинами ФСКН и ФСБ;
  • реальное устройство и взаимодействие спецслужб;
  • взятки по уголовным делам;
  • финансирование выборов из черных касс;
  • неофициальные президентские объекты;
  • офшоры чиновников, курирующих стратегически важные для страны отрасли;
  • хищение налогов из бюджета страны банкирами, налоговиками, чиновниками и сотрудниками спецслужб (создание специальных группировок).

несоответствие реальных активов скромной заработной плате высокопоставленных лиц и т.п.

На основании данного списка можно сделать вывод, что ключевыми темами публикаций Р. Анина являются коррупция и неэффективные траты бюджетных средств (в госкомпаниях, органах государственной власти и других близких к бюджету структурах), а также обогащения родственников и друзей высокопоставленных лиц, денежные махинации в главных ведомствах страны. Мы проанализировали 20 взаимосвязанных между собой расследований и 3 отдельных расследования на следующие темы:

  • «Дело Магнитского» – хищение из бюджета страны в 2007 году 5,4 млрд. рублей;
  • «Российский ландромат» (также «молдавская схема») — крупнейшая в истории СНГ операция по отмыванию денег, зафиксированная правоохранительными органами Молдовы, России и стран Балтии. Из страны за период с 2011 по 2014 год было выведено 700 млрд. рублей;

— «Панамский архив» – файлы из внутренней базы данных панамской компании Mossack Fonseca (MF) – крупного регистратора офшоров – переданные неизвестным источником журналистам немецкой газеты Suddeutsche Zeitung и Международному консорциуму журналистов– расследователей (ICIJ).

Работа над «панамским досье» стала самым масштабным совместным проектом 400 журналистов из 77 стран мира.

Коррумпированность в силовых структурах и неофициальные правительственные объекты.

По слова Р. Анина, самым «громким» его расследованием можно считать дело Магнитского, т.к. оно привело к возбуждению уголовных дел в шести странах, аресту активов на десятки миллионов долларов, и попаданию в «черные списки» США и ЕС нескольких российских чиновников и сотрудников правоохранительных органов. «Новой газете» удалось доказать, что за «делом Магнитского» в 2007 году и за хищениями НДС в 2009–м стоят одни и те же банкиры, налоговые чиновники и сотрудники спецслужб.

А расследование офшорного скандала Р. Анин назвал настоящей журналистикой 21 века, историческим расследованием. Для координации действий журналистов из разных стран мира были созданы специальные онлайн–платформы, одна из которых содержала необходимые документы для работы, а другая была создана для обмена данными (своего рода форум журналистов).

Другими словами перед нами глобальное расследование коммерческих преступлений на фоне самой крупной «утечки» документов в мировой истории.

Р. Анин ставит перед собой следующие задачи:

  • показать проблему и ход событий, дать повод для размышлений («НДС» от 1.04.2012;
  • «Эндээсники» от 18.03.2014 и др.);
  • выяснить глубинные причины негативного явления, привести доказательства неких важных правонарушений и обличить людей, причастных к ним (««Ландромат». Кто и как вывел из России почти 20 млрд. долларов» от 21.08.2014;
  • «Денег нет? Держите!» от 20.03.2017 и др.).

Предмет расследования:

  • нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, остающиеся безнаказанными (расследования по делу Магнитского);
  • раскрытые дела, по тем или иным причинам вызывающие сомнения у журналиста («Обратка» от 25.10.2014, «Бенефициары» от 12.08.2012 и др.)

не начатые дела, скрытые преступления (цикл расследований про офшоры).

Р. Анин активно использует одушевленные и документальные источники. Журналист полагается исключительно на факты и практически не опирается на собственные наблюдения, касающиеся обстановки и поведения героев публикаций. Вот как он комментирует одно из своих расследований:

«В этой истории мы сознательно опустим все семейные детали конфликта и сконцентрируемся только на фактах, представляющих общественную важность, и которые мы смогли верифицировать с помощью независимых источников» («Генеральный клан» // «Новая газета». -15.11. 2017, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/15/74552).

Фактологичность и выбор общественно важных тем – главный принцип журналиста. Его публикации всегда содержат несколько источников информации – одушевленных и документальных.

В проанализированных нами расследованиях среди одушевленных источников информации встречаются юристы (адвокаты, прокуроры, судьи, судебные приставы), представители налоговой инспекции и ФНС, работники следственного комитета, «подставные» директора, сотрудники МВД и ФСБ, чиновники и их родственники, представители мошеннических группировок, банкиры, фигуранты уголовных дел, депутаты, чиновники, бизнесмены, экономисты, эксперты, финансовые аналитики, активисты правозащитных организаций и т.д.

Документальные источники: налоговые декларации, судебные решения, заключения, служебные записки, бухгалтерские балансы, постановления о возбуждении уголовных дел, банковские выписки, доверенности, письма, банковские проводки, выписки из государственного реестра юридических лиц, протоколы, финансовая отчетность, таможенные декларации, фото и видео материалы. Также журналист использует данные из книг и других СМИ.

Естественно, активно используется такой источник информации как Интернет: официальные сайты, базы данных о проводках, форумы сотрудников МВД и др.

Некоторые источники информации не раскрываются по причине страха героев за свою жизнь и здоровье. И обязательно называются имена и фамилии тех, кто по тем или иным причинам отказывается давать комментарии.

Благодаря всестороннему подходу ко всем расследованиям, материалы Р. Анина получаются сбалансированными и позволяют читателям самостоятельно выбрать сторону.

Что касается методов осмысления полученного материла, то основным методом Р. Анина является метод причинно–следственного анализа. Все рассмотренные нами материалы строится по единому принципу: вступление – конкретные факты в их взаимодействии – заключение (или без него).

Основная содержательная часть представлена в определение причинно– следственных связей действий, событий, процессов, которые, в свою очередь далеко не всегда лежат на поверхности. Журналист разбирается в сложном переплетении различных взаимодействующих фактов, исключая ненужные факторы и оставляя один, являющийся причиной изучаемого явления.

Вступление, как правило, представляет собой аннотацию, т.е. описание того, о чем будет идти речь в материале:

  • «Частная история Вороненкова расскажет вам все о том, как устроены спецслужбы России и почему они постоянно между собой воюют;
  • кто из высшего руководства страны за взятки возбуждает и закрывает уголовные дела;
  • из каких черных касс финансируются выборы и как в ходе тайных переговоров переписываются сотни тысяч голосов» («Призрак коммуниста» // «Новая газета». – 15.02.2017, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/15/71515–prizrak–kommunista).

Либо тезис – основную мысль, которая будет доказана в основной части расследования:

«Ежемесячно у граждан России уводят миллиарды налогов — наших с вами денег, перечисляя их на подставные фирмы под видом возмещения НДС. Делают это те же силовики и налоговые чиновники, которых юрист Сергей Магнитский обвинял в хищении в 2007 году 5,4 млрд рублей из бюджета. Мы расскажем, как это делается» («НДС» // «Новая газета».1.04.2012, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/04/01/49071–nds).

Так как многие публикации входят в цикл расследований, то некоторые вступления представляют собой краткую характеристику предыдущих материалов:

  • «На протяжении многих лет «Новая газета» расследовала хищения налогов у граждан России. <�…>
  • Расследуя каждый эпизод крупного налогового мошенничества, мы видели, как нити от этих преступлений тянутся к высшему руководству Федеральной налоговой службы (ФНС) и правоохранительных органов. <�…>
  • Но до сегодняшнего дня прямых доказательств участия руководителей ФНС в хищении налогов не было» («Наперсники отката» // «Новая газета».- 27.03.2016, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/03/16/67792–napersniki–otkata).

Также мы встречаем вступления, которые передают факт, подробности которого будут рассмотрены в основном тексте:

«Власти Франции возбудили уголовное дело об отмывании денег и преступной деятельности в рамках так называемого «дела Магнитского». В рамках этого расследования французская прокуратура арестовала банковские счета женщины–предпринимателя из России, а также счета ее компаний во Франции, Монако и Люксембурге» («Деньги оказались мечеными» // «Новая газета». -25.06.2015, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/06/25/64663–dengi–okazalis– mechenymi).

Основной текст, как мы уже отметили, представляет собой последовательное изложение событий, которое привело к тому или иному результату. Журналист отражает ход самого расследования, которое он провел при подготовке материала. Т.к. публикации Р. Анина связаны с деньгами, то вполне закономерно использование журналистом известного расследовательского принципа follow the money («следуй за деньгами»), который приводит расследователя к конкретным объектам: компаниям, адресам, лицам. Получив все необходимые данные, журналист выстраивает материал в логической последовательности, от объекта к объекту. Если необходимо, он дает пояснения: короткую биографию, справку о профессиональной деятельности, информацию о взаимоотношениях лиц, описание вещественных предметов и т.п. Журналист гармонично встраивает в текст мнения всех сторон или фиксирует отказ от дачи комментариев.

В некоторых случаях журналист дает оценку предмету отображения. Например, о расследовании хищения налоговых средств из бюджета страны Р. Анини пишет:

«Некоторые из материалов уголовного дела, на которое ссылается ФНС России, есть в распоряжении «Новой газеты». Из этих материалов видно: расследование уголовного дела ведется вяло, за прошедшие два года поменялось несколько следователей, дело передавалось из одного подразделения в другое, а неустановленные лица из налоговых инспекций, похищавшие десятки миллиардов рублей у российских налогоплательщиков, так до сих пор и не установлены» («НДС» // «Новая газета». – 1.04.201, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/04/01/49071–nds).

А в публикации «Золото партитуры» от 3 апреля 2016 года оценка действий и ответов виолончелиста С. Ролдугина, являющегося бенефициаром офшорной империи, дает журналисту основание сделать вывод о том, что музыкант далек от экономических дел и что за крупными сделками стоят совсем другие люди.

Также неоднократно в материалах Р. Анина встречаются предположения, основанные на уже выявленных обстоятельствах:

«Если учесть, что люди из «дела Магнитского» похитили за несколько лет только из двух налоговых инспекций Москвы более 20 млрд рублей, то можно предположить: за последние годы у граждан России подобными группировками могли быть украдены сотни миллиардов» («Эндээсники» // «Новая газета».- 18.03.2014, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/03/18/58811–171–endeesniki–187).

Часто Р. Анин использует сравнения, для того, чтобы наглядно продемонстрировать среднестатистическому читателю, не имеющему экономических познаний, масштабы денежных хищений:

«Таким образом, возможный убыток «Газпрома», а значит и всех налогоплательщиков страны, мог составить как минимум 5 млрд рублей. Это, для сравнения, пенсия почти всех пенсионеров Крыма, которым председатель правительства Дмитрий Медведев недавно посоветовал «держаться» в отсутствие денег на индексацию пенсий» («Виртуозная спекуляция. Продолжение «Панамского досье»» // «Новая газета». – 28.03.2016, режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/20–virtuoznaya– speculyacia).

Метод анализа и синтеза активно используется автором в расследовании об офшорах. Например, в одном из материалов Р. Анин анализирует два договора офшорной компании Sandalwood Continental на покупку и продажу акций банка «Россия» и заключает:

«Таким образом, за 48 часов офшор, связанный через Олега Гордина с Сергеем Ролдугиным, заработал 420 млн рублей, купив и продав один и тот же товар» («Виртуозная спекуляция. Продолжение «Панамского досье»» // «Новая газета». – 28.03.2016, режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/20– virtuoznaya–speculyacia).

Методы умозаключения также применяются Р. Аниным. Чаще всего это индуктивные умозаключения, поскольку, как мы уже отмечали выше, журналист, прежде всего, опирается на факты в своих расследованиях и на основании этих фактов делает обобщения. Например, в расследовании «Призрак коммуниста» от 15 февраля 2017 года журналист на примере истории частной жизни, беглого экс–депутата госдумы Дениса Вороненкова, убитого в Киеве, заключает, что это история современной России, именно так в России и делается реальная политика. Такой вывод Р. Анин делает не только на основании жизни Д. Вороненкова, но и на основании многочисленные разоблачений высокопоставленных лиц, которые опубликованы в других материалах журналиста. Этим Р. Анин доказывает свое твердое убеждение, которое является генеральной линией всех публикаций: высшие эшелоны власти России (ближайшие друзья Владимира Путина, руководители крупнейших госкомпаний, депутаты Госдумы, родственники руководителей администрации президента, губернаторы и высокопоставленные силовиков) коррумпированы и используют различные бизнес–схемы для своего обогащения в ущерб остальному населению России.

Анализ лексического наполнения текстов Р. Анина показывает, что журналист в основном использует нейтральную и общественно– политическую лексику, а также профессиональные термины из сферы юриспруденции и экономики (в том числе экономический сленг).

Активно используются имена собственные и числа, т.к. все расследования так или иначе связаны с людьми. Оценочная и экспрессивная лексика используется журналистом крайне редко, и то, в большинстве случаев, как часть прямой речи героев публикации. Такой лексический состав материалов обусловлен несколькими причинами:

  • расследования касаются экономических преступлений;
  • цель журналиста сводится не к прямой оценке явлений, а к изложению фактов и отражению мнений всех заинтересованных сторон (выводы читатель должен сделать сам).

Так как практически все материалы журналиста связаны с денежными преступлениями, то в них часто фигурируют экономические и юридические термины и сленг: вексель, аудитор, аффилированное лицо, договор цессии, активы, собственник, капитал, прибыль, займ, дивиденд, «номинальщик», «обнальщик», «помоечник», офшорная «прокладка», «дочка», «конверт», «сборник», «кошелек», скрыть следы, косвенные доказательства, внедрение, важная деталь и т.п.

Общественно–политическая лексика также часто используется в материалах, потому что коррупция напрямую связана с политической обстановкой в стране: пресс–секретарь президента, вброс, лидер России, госкомпания, коммунист, депутат, выборы, голоса, однопартиец и т.п.

Что касается окрашенной лексики, то она, как мы уже отмечали, используется журналистом редко. Как правило, функции такой лексики сводятся к номинативной и эстетической: такие операции позволяли зарабатывать миллионы долларов просто из воздуха; это значит, что офшор мог в любой момент использовать RCB Bank как огромный денежный мешок; в том же 2011 году Sandalwood Continental выдала на тех же «джентльменских» условиях 40 млн рублей в качестве займа компании «Лагуна» и др.

Р. Анин не стремится к прямым оценкам и воздействию. Присутствующие в материалах оценочные элементы являются частью прямой речи героев публикации: Человек, знающий Ролдугина, подтвердил нам особую роль музыканта: «… В нашем кругу его называют князем Мышкиным»; На видео Искандаров подробно рассказывает об Алексее Меньшикове, бывшем начальнике ОЭБиПК Твери: «… Он был в теме с самого начала»; в своем интервью бывший депутат Госдумы объяснил бегство боязнью мести со стороны коррумпированных сотрудников ФСБ: «У меня был выбор без выбора — либо они со мной разделаются, либо уезжать из страны» и др.

Тем не менее, нельзя не отметить тот факт, что на восприятия текста во многом оказывают влияние значения слов. А так как Р. Анин использует слова, обозначающие негативные явления (отмывание преступных доходов, мошеннические схемы, теневой финансовый рынок, фирмы–однодневки, «крышевание», нелегальный бизнес, взятки и т.д.), то и текст в целом воспринимается однозначно.

Итак, публикации Р. Анина – это яркий пример жанра журналистского расследования. Над каждым материалом ведется кропотливая работа, все факты старательно проверяются и только после этого публикуются. Если журналисту не удается выяснить достоверность фактов, полученных от того или иного источника, то это обязательно фиксируется в материале. В качестве примера приведем расследование «Обратка» от 25 октября 2014 года. Анализируя видео с признательными показаниями фигуранта дела о нелегальном игорном бизнесе, журналист обращает внимание на такую фразу:

«— Меньшиков — крестный детей Плотникова. Он был в теме с самого начала. Его особняк оформлен на отца. В Сочи квартира — 130 кв. м на берегу. Откуда у сотрудника УБОПа? Эта квартира, наверное, сейчас стоит как минимум 250—300 тыс. долларов. Откуда у него гидроцикл, откуда у него моторный катер, откуда у него Q7, откуда у его жены Q5?»(«Обратка» // «Новая газета». – 25.10.2014, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/10/25/61696–171–obratka–187).

Журналист, понимая, что обвинения не должны быть голословными, проверяет данные показания и делает вывод, что практически все сказанное правда:

  • «Во–первых, Меньшиков действительно находился в дружеских отношениях с Плотниковым и Бакуровым, что подтверждается видеозаписью со дня рождения Меньшикова. <�…>
  • Во–вторых, на ближайших родственников Меньшикова действительно оформлены участки, дома и квартиры в Твери и области. В–третьих, на мать Меньшикова действительно оформлен автомобиль Audi Q7, а на жену — Audi Q5. <�…>
  • В то же время мы не нашли доказательств наличия у родственников Меньшикова квартиры в Сочи» («Обратка» // «Новая газета». – 25.10.2014, режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/10/25/61696–171–obratka–187).

Во всех расследованиях мы видим такое же внимание к деталям и апеллирование к фактам. Р. Анин использует огромное число источников и всегда приводит (или пытается привести) мнение двух сторон. При поиске информации он использует расследовательские (зачастую, следственные) принципы, а при осмыслении материала главным методом становится причинно–следственный анализ. Прямых оценок автор не делает, давая возможность читателям самостоятельно выбрать сторону, но использование слов и выражений, называющих негативные явления, так или иначе, оказывает воздействие на восприятие текстов. Также автор зачастую подводит читателей к необходимым выводам, показывая взаимосвязь людей и явлений. Например, в материале «Золото партитуры» от 3.04.2016 года Р. Анин открыто не говорит, что С. Ролдугин – лишь «пешка» в экономических махинациях, проводимых на государственном уровне, но приведенные в пример внебиржевые сделки, займы и «пожертвования», а также постоянные упоминания, что С. Ролдугин является близким другом президента России, заставляют прийти к единственному возможному выводу о том, что В. Путин играет далеко не последнюю роль в бизнес–схемах офшорной империи.

2.3 Сравнительный анализ расследований Анны Политковской и Романа Анина

Проведенный анализ позволяет сделать выводы о сходствах и различиях расследований А. Политковской и Р. Анина.

Журналисты решали одинаковые задачи:

  • обозначить общественно важную проблему, показать ход событий, дать пищу для размышлений;
  • выяснить глубинные причины негативного явления, привести доказательства неких важных правонарушений и обличить людей, причастных к ним.

Только у А.С. Политковской мы обнаружили еще одну важную задачу – побудить зрителя к гражданской активности – в том случае, когда причины, последствия и организаторы негативного явления давно лежат на поверхности, но оно при этом продолжает наносить вред обществу. Р. Анин такую задачу перед собой не ставит. Полагаем, что это связано с разной оценкой свободы слова в стране. В одном из интервью радио «Эхо Москвы» А.С. Политковская говорит: «Свобода слова это огромная ценность это мечта, к которой в том числе и я стремлюсь. Иногда эта мечта воплощается, и я знаю массу примеров в своей журналистской практике, когда свобода слова спасала человеческие жизни». Роман Анин отвечая на вопрос в интервью «Эхо Москвы» о том, чего он хочет добиться своими расследованиями, отметил: «по правде сказать, я уже давно ничего не хочу добиться (в смысле каких–то перемен в обществе).

Я приходил с этими иллюзиями в профессию 10 лет назад, когда мне было 20. Сегодня об иллюзиях я забыл и просто получаю удовольствие от процесса — от складывания слов в предложения, от решения логических задач, которые перед тобой ставит каждое расследование. Я понимаю, что в этом есть некий самообман, но по–другому в моей профессии в России сегодня не выжить. Если ты 10 лет долбишься головой о стену, а стена все стоит, и более того — к стене подходит все больше людей и говорят тебе, что ты — идиот, то в такой ситуации есть риск либо лишиться головы, либо действительно стать идиотом. Поэтому приходиться включать защитный механизм и убеждать себя, что тебе плевать на стену. Мне это почти удалось».

Из этих небольших комментариев видно, что А.С. Политковская искренне верила, что ее журналистская деятельность может принести конкретные перемены в общественной жизни. Не зря ее называли самостоятельной боевой единицей. Р. Анин к общественным переменам относится скептически, как, впрочем, и его коллеги по цеху. Даже расследуя такое громкое дело как офшоры, они отмечали, что в нашей стране слабо развиты гражданские институты и что результат расследования вполне может остаться незамеченным.

Предмет расследования у журналистов схож:

  • нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, остающиеся безнаказанными;
  • раскрытые дела, по тем или иным причинам вызывающие сомнения у журналиста;
  • не начатые дела, скрытые преступления.

Виды расследований А.С. Политковской и Р. Анина – политические преступления и дела о коррупции. Только А.С. Политковская уделяла большее внимание политическим преступлениям, а Р. Анин в основном расследует дела о коррупции.

Основной источник информации А.С. Политковской – личные наблюдения и интервью, у Романа Анина – документальные источники (это отражается на материалах журналистов).

Оба автора в своих расследованиях стараются предоставить как можно больше доказательств и различных мнений, но в расследованиях А.С. Политковской намного чаще прослеживается односторонняя подача информации и преобладание описания над исследованием, тогда как у Р. Анина всегда присутствует несколько точек зрения, а исследование преобладает над описанием.

Важно отметить, что расследования Анны Политковской органично включают в себя элементы других жанров (очерка, портрета, социальной зарисовки, репортажа, интервью, корреспонденции и т.д.).

В результате материалы журналистки имеют разную композицию и наполнение. Какие–то публикации получаются «драматизированными», какие–то более информативными или аналитическими. Таким образом, расследовательские материалы А.С. Политковской имеют смешанную жанровую природу. Добытые из различных источников факты подвергались анализу и авторской оценке. При этом заключения автор делала сама или подводила к единственно возможному выводу.

Публикации Р. Анина, как правило, имеют стабильную структуру: вступление – основная часть (причинно–следственный анализ) – заключение (не всегда).

Также журналист придерживается одних и тех же критериев: показать общественно важную проблему, проследить взаимосвязь людей и явлений, проверить достоверность всех фактов, предоставить мнения всех заинтересованных сторон. Такая единичность материалов, следование одним и тем же принципам дает основание утверждать что в «Новой газете» выработаны стандартные правила работы над журналистским расследованием как над самостоятельным жанром. Сюда входит и принцип сбора информации (например, следственный принцип «следуй за деньгами»), и осмыслением полученной информации, а также итоговой композицией текста, построенной по принципу сухих причинно–следственных связей. У Анны Степановны, напротив, видно тяготение к художественной публицистике и активному использованию детективных признаков жанра при расследовании «кричащих» фактов. При этом в материалах журналистки отчетливо прослеживается авторское «я». Это видно из лексического наполнения всех ее текстов. Помимо использования лексики, несущей информативную функцию (имена собственные, общественно–политическая, официально–деловая и профессиональная лексика), А.С. Политковская активно использует разговорную лексику разной степени сниженности, тропы и идиомы, а также слова с резко отрицательной окраской и абстрактные слова со сниженным значением. Р. Анин редко использует оценочные и экспрессивные слова и выражения. Он апеллирует к большим количествам фактов и мнений, выстраивает цепочки событий. Тем не менее, использование слов и выражений, называющих негативные явления, так или иначе, оказывает воздействие на восприятие текстов. Также автор зачастую подводит читателей к необходимым выводам, показывая взаимосвязь людей и явлений.

Еще одним важным отличием расследовательской деятельности А.С. Политковской и Р. Анина является такой жанровый критерий, как пути решения проблемы. Анна Степановна постоянно предлагала конкретные решения, в материалах Р. Анина этого нет. Журналист просто раскрывает проблему во всех ее подробностях, надеясь как–то повлиять на общество. А.С. Политковская добивалась конкретных результатов, ей удавалось ликвидировать некоторые проблемы. Например, отправка чеченских стариков из зоны боевых действий. Но расследования масштабных проблем, связанных с представителями высших эшелонов власти, к сожалению, не привели к каким–либо заметным результатам. Роман Анин также исследует серьезные вопросы, касающиеся властных структур. Но какими бы доказательными не были его расследования, эффективными их сложно назвать. Это происходит по нескольким причинам: в стране преобладают СМИ, пропагандирующие государственную политику; в обществе слабо развиты гражданские институты; правоохранительные органы не станут разбираться в вопросах, затрагивающих сильных мира сего.

Ввиду этого, сложно оценить дальнейшие перспективы жанра расследовательской журналистики. Какие–то локальные проблемы журналистские расследования, конечно же, смогут решить. Но масштабные проблемы, которые исследовала А.С. Политковская и которыми занимается Р. Анин, скорее всего в ближайшие годы так и останутся незамеченными.

Тем не менее, на основании проведенного исследования, мы можем утверждать, что сам жанр журналистского расследования уже приобрел определенные критерии, отличающие его от других жанров журналистики. И если после анализа материалов А.С. Политковской напрашивается вывод о том, что журналистское расследование – это смешанный жанр журналистики, то на основании публикаций Р. Анина можно говорить о самостоятельной природе жанра и присутствии специфических особенностях.

Выводы по второй главе:

Журналистское расследование в «Новой газете» прошло длительный путь развития. Появившись с самого начала, расследования остаются главным направлением деятельности газеты.

Проанализировав публикации двух журналистов–расследователей, работающих в разные исторические периоды, мы пришли к выводу, что специфика расследовательских материалов претерпела некоторые изменения:

Увеличилось число источников информации. Это связано с развитием новых профессий (например, узкоспециализированные аналитики), развитием медийных технологий и активным использованием Интернета в качестве источника (например, международные базы данных), глобализацией, при которой помощь в расследовании можно получить как от зарубежных коллег–журналистов, так и от зарубежных правоохранительных органов.

Ужесточение проверки данных. В России произошло укрепление законодательной базы, регулирующей право на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Теперь каждый журналист–расследователь заинтересован в тщательной проверке фактов, иначе он может оказаться на скамье подсудимых за распространение ложной информации.

Использование расследовательских принципов. Журналисты– расследователи чаще стали использовать следственные принципы расследования преступлений. Например, Р. Анин, расследуя экономические правонарушения, использует принцип follow the money (полицейский термин: комплекс оперативно–следственных мероприятий, направленных на выявление источников финансирования преступной деятельности) [29].

Журналистское расследование приобретает самостоятельные жанровые черты. Расследовательские материалы А.С. Политковской имеют смешанную жанровую природу. Публикации органично включают в себя элементы других жанров (очерка, портрета, социальной зарисовки, репортажа, интервью, корреспонденции и т.д.).

В результате материалы журналистки имеют разную композицию и наполнение. Какие–то публикации получаются «драматизированными», какие–то более информативными или аналитическими. Публикации Р. Анина, как правило, имеют стабильную структуру: вступление – основная часть (причинно– следственный анализ) – заключение (не всегда).

Также журналист придерживается одних и тех же критериев: показать общественно важную проблему, проследить взаимосвязь людей и явлений, проверить достоверность всех фактов, предоставить мнения всех заинтересованных сторон. Такая единичность материалов, следование одним и тем же принципам дает основание утверждать, что в «Новой газете» выработаны стандартные правила работы над журналистским расследованием как над самостоятельным жанром.

Заключение

Исследование становления и трансформации жанра журналистских расследований имеет огромное значение на современном этапе. Ведущие национальные каналы, качественные периодические издания, некоторые Интернет–сайты имеют отделы журналистских расследований. Сам жанр является одним из самых сложных в журналистике, требует длительной подготовки, сбора большого объема фактической информации, тщательной проверки всех деталей расследования, прекрасных аналитических способностей, знания законов и этических принципов.

Целью журналистского расследование является определение и раскрытие острых общественных проблем в самых разных областях жизни: политика, экономика, экология, культура и т.д. Сложность жанра заключается в том, что данные проблемы скрываются от широкой общественности правительственными, политическими и другими влиятельными кругами. Задача журналиста заключается не только в выявлении проблем, но и в раскрытии причин и последствий этих проблем для общества.

Развитие журналистского расследования в России происходит гораздо медленнее, чем в зарубежных странах. Это связано с историческими реалиями, а также с общественно–политической ситуацией в стране.

Проанализировав расследовательские материалы А.С. Политковской (1999–2004 гг) и материалы Р. Анина (2012–2018 гг.) в «Новой газете», которая с момента своего появления ставила в приоритет данное направление, мы пришли к выводу, что в плане предмета и задач мало что поменялось.

Задачи, которые решают журналисты–расследователи:

  • обозначить общественно важную проблему, показать ход событий, дать пищу для размышлений;
  • выяснить глубинные причины негативного явления, привести доказательства неких важных правонарушений и обличить людей, причастных к ним.

Единственная разница заключается в открытом желании А.С. Политковской побудить зрителя к гражданской активности. Р. Анин не надеется что–то поменять, потому как понимает, что в стране «правят» СМИ, пропагандирующие государственную политику, в обществе слабо развиты гражданские институты, а правоохранительные органы не станут разбираться в вопросах, затрагивающих властную элиту.

Предмет расследования у журналистов схож:

  • нераскрытые дела, непонятные происшествия, громкие преступления, остающиеся безнаказанными;
  • раскрытые дела, по тем или иным причинам вызывающие сомнения у журналиста;
  • не начатые дела, скрытые преступления.

Основной источник информации А.С. Политковской – личные наблюдения и интервью, у Романа Анина – документальные источники (это отражается на материалах журналистов).

Оба автора в своих расследованиях стараются предоставить как можно больше доказательств и различных мнений, но в расследованиях А.С. Политковской намного чаще прослеживается односторонняя подача информации и преобладание описания над исследованием, тогда как у Р. Анина всегда присутствует несколько точек зрения, а исследование преобладает над описанием.

Значительная разница наблюдается в лексико–фразеологическом наполнении текстов А.С. Политковской и Р. Анина. Анна Степановна больше тяготеет к художественности, следовательно, ее тексты содержат окрашенную и оценочную лексику. Журналистка активно использует разговорную лексику разной степени сниженности, тропы и идиомы, а также слова с резко отрицательной окраской и абстрактные слова со сниженным значением. Р. Анин редко использует оценочные и экспрессивные слова и выражения. Он апеллирует к большим количествам фактов и мнений, выстраивает цепочки событий. Тем не менее, использование слов и выражений, называющих негативные явления, так или иначе, оказывает воздействие на восприятие текстов. Также автор зачастую подводит читателей к необходимым выводам, показывая взаимосвязь людей и явлений.

Что касается специфики расследовательских материалов, то проведенный анализ позволил заключить, что жанр претерпел некоторые изменения:

Увеличилось число источников информации. Это связано с развитием новых профессий (например, узкоспециализированные аналитики), развитием медийных технологий и активным использованием Интернета в качестве источника (например, международные базы данных), глобализацией, при которой помощь в расследовании можно получить как от зарубежных коллег–журналистов, так и от зарубежных правоохранительных органов.

Ужесточение проверки данных. В России произошло укрепление законодательной базы, регулирующей право на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Теперь каждый журналист–расследователь заинтересован в тщательной проверке фактов, иначе он может оказаться на скамье подсудимых за распространение ложной информации.

Использование расследовательских принципов. Журналисты– расследователи чаще стали использовать следственные принципы расследования преступлений.. Например, Р. Анин, расследуя экономические правонарушения, использует принцип follow the money («следуй за деньгами»).

Журналистское расследование приобретает самостоятельные жанровые черты. Расследовательские материалы А.С. Политковской имеют смешанную жанровую природу. Публикации органично включают в себя элементы других жанров (очерка, портрета, социальной зарисовки, репортажа, интервью, корреспонденции и т.д.).

В результате материалы журналистки имеют разную композицию и наполнение. Какие–то публикации получаются «драматизированными», какие–то более информативными или аналитическими. Публикации Р. Анина, как правило, имеют стабильную структуру: вступление – основная часть (причинно– следственный анализ) – заключение (не всегда).

Также журналист придерживается одних и тех же критериев: показать общественно важную проблему, проследить взаимосвязь людей и явлений, проверить достоверность всех фактов, предоставить мнения всех заинтересованных сторон. Такая единичность материалов, следование одним и тем же принципам дает основание утверждать что в «Новой газете» выработаны стандартные правила работы над журналистским расследованием как над самостоятельным жанром.

Перспективы развития жанра журналистского расследования важны не только с точки зрения защиты демократических прав и свобод граждан, но и с точки зрения формирования новой журналистики, способной не только заявить о проблеме, придать гласности, но и передать материалы в правоохранительные органы, добившись справедливого решения.

Библиографический список:

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/jurnalistskie-rassledovaniya/

1. Базанова А. Е. Возможности использования краудсорсинга в гражданской журналистике / А. Е. Базанова, В. А. Тулисова // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Литературоведение, журналистика. – 2014. – № 2. – С.114–118. 2. Бергер Н.В. Метод журналистского расследования как типоформирующий фактор современной печати //Акценты. – Вып. 3–4. – Воронеж, 2004. – С.27–34. 3. Берлин М. Краткое руководство по проведению журналистского расследования / М. Берлин; пер. с англ. К. Никитиной. – М.: [Б. м.], 1989. – 170 с. 4. Богодельникова Л.А. Роль средств массовой информации в формировании идеологии современного российского общества // Проблемы теории и истории журналистики: сб. науч. тр. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007. – С.103 – 106. 5. Большая советская энциклопедия 3–е издание. – [Электронный ресурс]. – 2016 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://bse.uaio.ru/BSE/0803.htm (дата обращения 15.02.2018).

6. Википедия. Свободная энциклопедия. – [Электронный ресурс]. – 2016 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Краудсорсинг (дата обращения 09.02.2018).

7. Ворошилов В.В. Журналистика: учебник / В.В. Ворошилов. — 7–е изд., стер. — М.: КНОРУС, 2010. — 496 с. 8. Григорян М.В. Пособие по журналистике [Электронный ресурс] / М.В. Григорян. – URL: 9. Егорова Т.В. Словарь иностранных слов русского языка. – М.: «Аделант», 2014. – 800 с. 10. Журналист в поисках информации. Сборник материалов для работников СМИ и будущих журналистов / Под ред. А.К. Симонова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия, 2004. — 180 с. 11. Журналистское расследование: История метода и современная практика / Под ред. А.Д. Константинова. – СПб: Издательский дом «Нева»; М.: Изд–во Олма–Пресс, 2001. – 383 с. 12. Журналистское расследование? От замысла до воплощения. Практическое руководство // Под. общ. ред. Сивашевой М.Н. – Изд–во Фонд «Сорос – Кыргызстан», 2006. – 146 с. 13. Казак М.Ю. Язык газеты : учеб. пособие / М.Ю. Казак. – Белгород: ИД «Белгород», 2012. – 120 с. 14. Ким М. Н.Основы творческой деятельности журналиста: Учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2011. — 400 с. 15. Купина, Н. А. Стилистика современного русского языка: учебник для бакалавров/ Н. А. Купина, Т. В. Матвеева. — М.: Издательство Юрайт, 2013. — 415 с. 16. Лазутина Г.В. Основы творческой деятельности журналиста. Учебник для вузов [Текст] / Г.В. Лазутина – М.: «Аспект Пресс», 2001. – 240 с. 17. Мельник Г.С., Тепляшина А.Н. Основы творческой деятельности журналиста. – СПб.: Питер, 2004. – 272 с. 18. Мельник, Г. С. Основы творческой деятельности журналиста : конспект лекций и практикум / Г. С. Мельник, К. Е. Виноградова, Р. П. Лисеев. — СПб. : С.–Петерб. гос. ун–т, Высш. шк. журн. и мас. коммуникаций, 2013. — 210 с. 19. Мендельсон М. О. Марк Твен. – М. Молодая Гвардия,1964. – 93 с. 20. Мисонжиков Б.Я., Юрков А.А. Основы творческой деятельности журналиста / Б.Я. Мисонжиков, А.А. Юрков – СПб., 2003. – 214 с. 21. Науменко Т.В. Функция журналистики и функции CMИ [Текст] / Т.В. Нуменко – CREDO – 2000 – №20. – С. 49– 57. 22. Неренц Д.В. Журналистские расследования США: новые методы организации и проведения (конец 1990–х–2014 гг.): автореф. дис. канд. филол. наук / Д.В. Неренц. – М., 2015. – 21 с. 23. Неренц Д.В. Демократизация жанра журналистского расследования (феномен «краудсорсинга» в США и Великобритании).

– Сборник по материалам конференции «Медиаконтент: взгляд молодого исследователя. – Вып. 5. – М. : Изд-во РГГУ, 2013. – С. 162-169. 24. Неренц Д.В. Подходы к работе над журналистским расследованием в США. – Сборник по материалам конференции «Горизонты мировой журналистики: история и современность». – М. : Изд-во РУДН, 2015. – С. 96-105. 25. Неренц Д.В. Современные способы финансирования журналистских расследований в США. – Сборник по материалам конференции «Медиаконтент: взгляд молодого исследователя. – Вып. 6. – М. : Изд во РГГУ, 2015. – С. 37-42. 26.Основы творческой деятельности журналиста. Учебник для студ. вузов по спец. «Журналистика» / Ред.–сост. С.Г. Корконосенко. – СПб. Знание, СпбИВЭСЭП. – 2000. – 272 с. 27. Портал Peoples.ru. Джозеф Пулитцер. – [Электронный ресурс]. – 2016 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.peoples.ru/state/correspondent/joseph_pulitzer/history.html (дата обращения 02.02.2018).

28.Прохоров Е. П.Введение в теорию журналистики: Учебник для студентов вузов / Е. П. Прохоров — 8–е изд., испр. — М.: Аспект Пресс, 2011. — 351 c. 29. Редькина Т.Ю. Активные лексико–семантические процессы в медиатексте // Филология и человек, 2013. – №2. – С.29–38 30. Станько А.И. Журналистское расследование в СМИ. Региональный общественный фонд поддержки писателей и литераторов Дона – издательство «Литфонд», 2004. – 112 с. 31. Станько А.И. Журналистское расследование: поиски жанра // Научно– культурологический Интернет–журнал Relga, 2001. – №20. – [Электронный ресурс]. – 2016 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.relga.ru (дата обращения 19.02.2018).

32. Соколов С. «Мы ставим точку» // «Новая газета», 2013. – №71. – С.2–3 33. Тертычный А.А. Журналистские расследования в России: типологическая трансформация // Вопросы теории и практики журналистики, 2016. – № 4. – С. 607–617. 34. Тертычный А. А. По следам макрейкеров (о журналистах– расследователях) / А. А. Тертычный // Новости ЕСИМО. — 2016. — № 10. — С. 22–23. 35.Тертычный А.А. Расследовательская журналистика / А.А. Тертычный. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 384 с. 36. Универсальный англо–русский словарь – [Электронный ресурс]. – 2016 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: // https://universal_en_ru.academic.ru/125096/Follow_the_money (дата обращения 02.04.2018).

37.Уллмен Дж. Журналистские расследования: Современные методы и техника / Дж. Уллмен. – М.: Виоланта, 1998. – 224 с. 38. Чемякин Ю. В. Концепция «Общественной журналистики» и традиции российской печати // Дискурс-Пи. — 2002. — Т. 2, № 1. — С. 121–122. 39. Шиблева Н. А. Жанр журналистского расследования и его функционирование в российских газетах // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.1. — С. 237–239. 40. Шум Ю. А. Журналистское расследование. М.: Барс, 2000. – 118 с. 41. Шум Ю.А. Журналистское расследование: от теории к практике. – М.: «Галерия», 2002. – 164 с. 42. Язык и дискурс средств массовой информации в XXI веке / Под. ред. М.Н. Володиной. – М.: Академический Проект, 2011. – 332 с. 43. Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов/Под

ред. – М.Н. Володиной. – М.:; Академический Проект; Альма Матер,

2008. – 760 с.

Эмпирическая база

44. Самое страшное, что они еще живы? // Новая газета. 1999. 15 ноября –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–30.shtml 45. Технология смертности // Новая газета. 1999. 23 декабря –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–46.shtml 46. Замкнутый круг невиновных // Новая газета. 1999. 12 июля –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–12.shtml 47. Замкнутый круг невиновных–2 // Новая газета. 1999. 27 декабря –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–47.shtml 48. Страна неизвестных солдат // Новая газета. 1999. 23 августа –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/1999/1999–19.shtml 49. О расстреле знали все // Новая газета. 2000. 25 мая – [Электронный

ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2000/2000–032.shtml 50. Касса по имени воина — 2 // Новая газета. 2000. 13 марта –

[Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2000/2000–012.shtml 51. Чеченский 37–й // Новая газета. 2000. 9 апреля – [Электронный

ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа:

http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2000/2000–067.shtml 52. Генералы – олигархи // Новая газета. 2001. 25 июня – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2001/2001–41.shtml 53. Обыкновенный садизм // Новая газета. 2001. 12 марта – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2001/2001–17.shtml 54. «Норд–ост». 11–й ряд // Новая газета. 2002. 25 ноября – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2002/2002–85.shtml 55. Кто из бывших заложников умер в течение полугода «после газа»? // Новая газета. 2003. 5 мая – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2003/2003–038.shtml 56. Заложница «норд–оста» стала заложницей государства // Новая газета. 2003. 11 августа – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2003/2003– 068.shtml 57. Программа защиты от свидетелей // Новая газета. 2003. 22 декабря – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2003/2003–113.shtml 58. Один из группы террористов уцелел. Мы его нашли // Новая газета. 2003. 28 апреля – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2003/2003– 035.shtml 59. Спасать не приказали // Новая газета. 2004. 15 ноября – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004–101.shtml 60. «Норд–ост»: куда исчезли 12 террористов? // Новая газета. 2004. 18 ноября – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004–102.shtml 61. Дело «норд–оста». Газ неизвестен. Виноватых нет // Новая газета. 2004. 29 июля – [Электронный ресурс]. – 2006 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://politkovskaya.novayagazeta.ru/pub/2004/2004– 066.shtml 62. НДС // Новая газета. 2012. 1 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/04/01/49071–nds 63. Бенефициары // Новая газета. 2012. 12 августа – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/08/13/50979–benefitsiary 64. Международный скандал: бенефициары офшоров рассекречены // Новая газета. 2013. 5 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2013/04/05/54211–mezhdunarodnyy– skandal–benefitsiary–ofshorov–rassekrecheny 65. Эндээсники // Новая газета. 2014. 18 марта – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/03/18/58811–171–endeesniki– 66. «Обратка» // Новая газета. 2014. 25 октября – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/10/25/61696–171–obratka–187 67. «Ландромат» // Новая газета. 2014. 21 августа – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/08/21/60821–171–landromat– 68. Ищем хозяина 697 млрд рублей // Новая газета. 2014. 17 сентября – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2014/09/17/61192–ischem–hozyaina– 697–mlrd–rubley 69. Деньги оказались мечеными // Новая газета. 2015. 25 июня – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/06/25/64663–dengi–okazalis– mechenymi 70. Наперсники отката // Новая газета. 2016. 16 марта – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/03/16/67792–napersniki–otkata 71. Золото партитуры // Новая газета. 2016. 3 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/12–zoloto–partituri 72. Виртуозная спекуляция. Продолжение «Панамского досье» // Новая газета. 2016. 28 мая – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/20–virtuoznaya–speculyacia 73. Биг Бам // Новая газета. 2016. 3 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/7–big– bam 74. Связаны одним кабелем // Новая газета. 2016. 3 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/8–odnim–kabelem 75. Капитал Nemo // Новая газета. 2016. 3 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://krug.novayagazeta.ru/14–nemo 76. «Король однодневок» заговорил // Новая газета. 2017. 11 октября – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/10/11/74157–korol– odnodnevok–zagovoril 77. Денег нет? Держите! // Новая газета. 2017. 20 марта – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/20/71828–landromat– prodolzhenie 78. Главные бенефициары «Ландромата» // Новая газета. 2017. 20 марта – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/20/71829–glavnye– benefitsiary–landromata 79. Госзакупки, хищения из банков, контрабанда // Новая газета. 2017. 20 марта – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/20/71830– goszakupki–hischeniya–iz–bankov–kontrabanda 80. Генеральный клан // Новая газета. 2017. 15 ноября – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/15/74552 81. Офшорной тайны больше нет // Новая газета. 2017. 5 ноября – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/11/05/74451–ofshornoy–tayny– bolshe–net 82. Офшоры на глазах // Новая газета. 2017. 13 июля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/07/13/73101–ofshory–na–glazah 83. Призрак коммуниста // Новая газета. 2017. 15 февраля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/15/71515–prizrak– kommunista 84. Дорога к храму привела к ФСО // Новая газета. 2018. 2 апреля – [Электронный ресурс]. – 2018 г. – Электрон. дан. – Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/04/02/76011

Выпускная квалификационная работа выполнена мной совершенно самостоятельно. Все использованные в работе материалы и концепции из опубликованной научной литературы и других источников имеют ссылки на них.

«___» ________________ 2018 г.

__________________________ _________________________

(подпись) (Ф.И.О.)