Квалификация незаконного предпринимательства

Дипломная работа

Дипломная работа посвящена рассмотрению квалификации незаконного предпринимательства.

В соответствии со статьей 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а глава крестьянского (фермерского) хозяйства — с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства. Юридическое лицо подлежит государственной регистрации (статьи 49 и 51 ГК РФ).

Судам следует иметь в виду, что отсутствует состав указанного преступления в тех случаях, когда лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляет не запрещенную законом предпринимательскую деятельность, имея специальное разрешение (лицензию) на осуществление конкретного вида деятельности, если для этого требуется получение лицензии, и соблюдает лицензионные требования и условия.

В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство. Если указанное лицо уклоняется от уплаты налогов или сборов с полученного дохода, в его действиях при наличии к тому оснований содержатся признаки состава преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в едином государственном реестре для юридических лиц и едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

6 стр., 2816 слов

Государственная регистрация и учредительные документы юридического лица

... государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 мая 2002 г. N 319 "Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей" установлено, ...

Под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения. Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения, возникает с момента получения разрешения или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия, а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (пункт 3 статьи 49 ГК РФ).

При осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности ответственности по статье 171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

Актуальность темы исследования обусловлена теоретической и практической значимостью проблемных вопросов, связанных незаконным предпринимательством.

Целью данной дипломной работы является рассмотрение вопросов квалификации незаконного предпринимательства.

Для достижения этой цели в дипломе были поставлены и решаются следующие задачи:

  • даются понятие и признаки незаконного предпринимательства;
  • исторические аспекты развития законодательства о незаконном предпринимательстве;
  • классификация незаконного предпринимательства;
  • юридический анализ составов преступлений, связанных с незаконным предпринимательством.

Методологическую основу исследования составляют диалектический, системно-структурный, формально-юридический, сравнительно-правовой методы.

Научная новизна исследования определяется как выбором темы, так и подходом к ее исследованию с учетом степени разработанности различных ее аспектов. Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что основные положения, выводы и рекомендации, полученные по результатам исследования, могут быть использованы в качестве научно-методической базы при подготовке проектов законодательных и иных нормативных актов по вопросам совершенствования законов РФ.

14 стр., 6740 слов

Регистрация юридических лиц

... на закрытые акционерные общества (ЗАО) и на открытые акционерные общества (ОАО). Это - тоже юридическое лицо. Индивидуальный предприниматель (ИП, ЧП, ПБОЮЛ) Гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации ... определенному или неопределенному кругу лиц покупать эти бумаги, тем самым, формируя уставный капитал. АО ...

незаконный предпринимательство преступление

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

1 Понятие и признаки незаконного предпринимательства

Незаконное предпринимательство, то есть предпринимательство без соответствующей государственной регистрации либо без получения соответствующей лицензии на осуществление данного вида деятельности, является одним из видов преступлений в сфере экономической деятельности.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской «является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Хочется обратить внимание на термин «систематическое», указывающий на то, что разовая сделка между физическими лицами не может быть признана незаконным предпринимательством и государственной регистрации не требует.

Таким образом, понятие предпринимательской деятельности обладает тремя признаками:

  • самостоятельная инициативная деятельность, осуществляемая субъектом от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность;
  • направлена на получение прибыли, которая выступает главной целью хозяйственной деятельности;
  • осуществляется на постоянной профессиональной основе и предполагает ее государственную регистрацию, а в случаях, предусмотренных законодательством, — лицензирование.

Исходя из действующего российского законодательства можно заключить, что главный признак предпринимательской деятельности — это направленность на систематическое получение прибыли, что подразумевает неоднократность совершения лицом ряда сделок, конечная цель которых — получение прибыли (дохода).

Следовательно, не может быть признана предпринимательской деятельностью единичная сделка, даже если она и направлена на получение лицом прибыли (дохода).

Незаконное предпринимательство может быть выражено в трех самостоятельных формах — в осуществлении предпринимательской деятельности:

— Без государственной регистрации — под отсутствием регистрации понимается занятие предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, либо отсутствием регистрации в качестве предпринимателя без образования юридического лица, или когда лицо подало документы на государственную регистрацию предпринимательской деятельности и занимается ею до принятия решения по данному вопросу, либо тогда, когда лицо получило отказ в регистрации, но продолжает осуществлять предпринимательскую деятельность.

Обязанность пройти государственную регистрацию закреплена Гражданским кодексом за всеми субъектами хозяйственной деятельности.

Согласно п. 1 ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица только с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Единственным документом, подтверждающим государственную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности (будь то физическое или юридическое лицо), является свидетельство о государственной регистрации. Утеря свидетельства о регистрации не является основанием для исключения предпринимателя из реестра и, независимо от наличия у него свидетельства, он продолжает числиться зарегистрированным предпринимателем.

39 стр., 19361 слов

Незаконная предпринимательская деятельность: правовой аспект

... возникающих в связи с реализацией лицами своего права на законное занятие предпринимательской деятельностью. Цель выполнения дипломной работы - закрепление и углубление теоретических и практических знаний в области общественных ...

  • Без специального разрешения (лицензии) — лицензия является официальным документом, который разрешает осуществление указанного в нем вида деятельности в течение установленного срока, а также определяет условия его осуществления.

Осуществление предпринимательской деятельности без лицензии имеет место, когда:

  • осуществляется деятельность после подачи заявления о выдаче лицензии, но до получения положительного результата и уведомления о проведенном лицензировании;
  • деятельность продолжает вестись после получения решения лицензирующего органа об отказе в выдаче лицензии, и хотя в этом случае отрицательное решение может быть обжаловано, однако право заниматься деятельностью, требующей лицензирования, у лица отсутствует;
  • деятельность продолжается после приостановления лицензии, если были выявлены нарушения лицензионных требований и условий;
  • деятельность осуществляется после аннулирования лицензии лицензирующим органом или судом;
  • предпринимательская деятельность осуществляется по истечении срока действия лицензии, если этот срок заблаговременно не продлен;
  • лицо не обращается в лицензирующий орган за лицензией, занимаясь деятельностью, требующей лицензирования.
  • С нарушением условий лицензирования — к подобным нарушениям относятся, в частности: несоблюдение условий, предъявляемых к выпускаемой и реализуемой продукции (например, условия об обязательном указании срока годности продукта и даты его выпуска); несоблюдение технических требований к осуществлению лицензируемого вида деятельности (к примеру: отсутствие необходимых санитарно-гигиенических условий для выпуска продуктов питания); осуществление деятельности за пределами территории, указанной в лицензии (т.е.

лицензированы конкретные помещения, где выпускается продукция, или разрешена торговля спиртными напитками, а производство или торговлю переносим в иные помещения), а также иные нарушения.

Применяя норму уголовного закона об ответственности за незаконное предпринимательство, следствие и суд нередко сталкиваются с проблемой существенного противоречия между уголовным и гражданско-правовым понятиями предпринимательской деятельности.

Так, ст. 171 УК РФ, раскрывая понятие незаконного предпринимательства, называет одним из его элементов осуществление предпринимательской деятельности без регистрации. Но, обратившись к гражданскому законодательству, дающему определение предпринимательской деятельности, увидим, что в ст. 2 ГК под предпринимательством понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Главное, что обращает на себя внимание: для того чтобы «заслужить звание» предпринимательской, деятельность, соответствующая иным выдвигаемым законом условиям, должна осуществляться лицами, зарегистрированными в соответствующем качестве.

Итак, обнаруживается логико-правовой парадокс: незаконное предпринимательство, осуществляемое в том числе и без регистрации, — это прежде всего деятельность предпринимательская, которая по самому своему определению должна быть зарегистрирована. На это явное, казалось бы, несоответствие в последнее время стали обращать внимание адвокаты лиц, обвиняемых в том, что занимались предпринимательской деятельностью без регистрации. Действия своих подзащитных они считают непреступными. Понятно, что, согласившись с защитниками, мы тем самым ограничим действие ст. 171 УК РФ.

4 стр., 1525 слов

Документирование деятельности Обществ с ограниченной ответственностью

... из одного лица. Число участников Общества с ограниченной ответственностью не должно превышать пятидесяти. 2. Общая характеристика управления организацией. Особенности управления в обществе объясняются его спецификой как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, предусмотренных ...

Похожая ситуация сложилась и при применении специальной по отношению к ст. 171 УК нормы — ст. 172 УК, в которой понятие незаконной банковской деятельности (банковских операций) также раскрывается посредством обращения к понятию банковской деятельности, содержащемуся в отраслевом — банковском — законодательстве. Правоприменители, ссылаясь вслед за некоторыми учеными на ст. ст. 1 и 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», полагают, что незаконная банковская деятельность может вестись исключительно кредитными организациями. С их точки зрения, не подлежит уголовной ответственности не представляющее никакую кредитную организацию лицо, которое, предположим, занимается незарегистрированной куплей-продажей иностранной валюты в наличной и безналичной формах (так называемые «левые» обменные пункты).

Однако и в первом, и во втором случае можно, как представляется, говорить о неосновательности ограничения действия ст. ст. 171 и 172 УК.

Для разрешения проблемы представляется необходимым сослаться на правило, выработанное теорией права и закрепленное в ст. 11 Налогового кодекса РФ. Согласно этому правилу институты, понятия и термины той или иной отрасли законодательства, используемые в конкретном нормативном акте, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено указанным нормативным актом. Таким образом, думается, будет устранено противоречие, если установлено, что в уголовном законе используется самостоятельное определение обсуждаемого института и правоприменитель, стало быть, жестко не связан с дефиницией, содержащейся в гражданском законе.

Для подобного вывода следует сослаться на высказанную в литературе точку зрения о том, что такие перечисленные в ст. 2 ГК признаки предпринимательской деятельности, как самостоятельность, осуществление ее на свой риск, направленность на систематическое получение прибыли, определяют саму природу предпринимательства, тогда как указание на обязательную регистрацию лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, предлагается называть условием признания предпринимательской деятельности законной.

Уточняя данную точку зрения, можно предложить делить признаки предпринимательства на содержательные и формальные, относя к числу последних не только требование регистрации этой деятельности, но и установление законодателем в некоторых случаях форм этой деятельности. Так, применительно к банковской деятельности ее содержательные признаки совпадают с признаками деятельности предпринимательской. А вот к числу формальных признаков добавляется осуществление ее только юридическими лицами, зарегистрированными в качестве кредитных организаций и получившими соответствующую лицензию. О формальных признаках предпринимательства говорить методологически более точно, нежели об условии признания деятельности законной. Кроме того, и в этом случае от отсутствия либо наличия данного признака зависит признание деятельности законной либо незаконной.

Итак, если отсутствуют содержательные признаки (цель получения прибыли и др.), деятельность нельзя расценить как предпринимательскую. А вот если нет признаков формальных, деятельность по своему содержанию вполне отвечает понятию предпринимательской (банковской), но не может быть признана законной. В уголовном же законе речь идет о предпринимательской по существу, но незаконной по форме деятельности. Таким образом, уголовный закон берет из гражданского права не все, а только содержательные признаки предпринимательства. В подтверждение заключения о том, что из контекста следует использование в уголовном законе несколько иного понятия, определяющего предпринимательскую деятельность, свидетельствует также и ст. 169 УК, которая говорит о воспрепятствовании не всякой предпринимательской, а именно законной предпринимательской деятельности.

Во-первых, при вменении в вину состава незаконного предпринимательства уголовной ответственности подлежит и то лицо, которое, не будучи зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя и не представляя зарегистрированную организацию, выполняет действия, описанные в соответствующей норме уголовного закона. Во-вторых, круг лиц, могущих нести ответственность за незаконную банковскую деятельность, не ограничивается работниками кредитной организации, субъект данного преступления — общий.

2 Исторические аспекты развития законодательства о незаконном предпринимательстве

Анализ российского опыта позволяет получить представление о практике борьбы с налоговыми правонарушениями и преступлениями, поэтому многие авторы обращаются к рассмотрению вопроса о налоговом принуждении в историческом аспекте. Так, например, Мудрых В.В. выделяет в истории России четыре основных вехи становления, развития, реформирования налоговой системы:

  • разрушение налоговой системы царской России и развитие советского налогового законодательства в период 1921-1930 гг.;
  • налоговые реформы периода от «оттепели» до конца «перестройки» 1961-1990 гг.;
  • период рыночных налоговых реформ и становления налогового законодательства 1991-1996 гг.

Основываясь на вышеприведенную схему, мы и попытаемся кратко проследить эволюцию норм об ответственности за нарушения налогового законодательства.

Во второй половине XIX в. в России быстро развиваются капиталистические отношения, происходит переход к буржуазной монархии, осуществляются крестьянская, судебная и военная реформы. Отмена крепостного права, и, следовательно, расширение правоспособности миллионов крестьян, развитие рыночной экономики привели к становлению налоговой системы дореволюционной России. В течение 1881-1885 гг. была осуществлена налоговая реформа, в ходе которой отменены соляной налог и подушная подать, введены новые налоги и создана податная служба. Нарушение порядка сбора налогов регулировались нормами уголовного права.

Основными источниками уголовного права были Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.), а также отдельные главы и статьи Уголовного уложения (1903 г.), которое полностью не вступило в силу.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных не было главы о преступлениях в сфере экономической деятельности. Однако раздел седьмой «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны» содержал статьи, направленные на обеспечение поступления налогов, сборов и пошлин в государственную казну.

Особенность сформулированных в Уложении налоговых преступлений состояла в том, что они, во-первых, страдали излишней казуистикой и, во-вторых, касались реализации подакцизных товаров без ярлыков (бандеролей), свидетельствующих об оплате акцизного сбора. Это объясняется тем, что после налоговой реформы основные суммы бюджетных поступлений в тогдашней России составляли акцизы на продукты потребления (алкоголь, сахар, табак, керосин и др.) и таможенные пошлины на ввозимые товары.

В 1883 г. статьи об ответственности за нарушение постановлений о сборах и акцизах были исключены из Уложения и перенесены в Устав об акцизных сборах.

В 1906 г. глава 13 «О нарушении уставов торговых» раздела VIII Уложения о наказаниях («О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния») была дополнена нормами об ответственности за уклонение от уплаты промыслового налога или за его уменьшение (ст.ст. 11747, 11748).

В соответствии с этими статьями за действия, ныне квалифицирующиеся как уклонение от уплаты налога, включение в бухгалтерские и налоговые заведомо ложных сведений о доходах, виновные подвергались: денежному взысканию от трехсот до тысячи рублей, аресту не свыше трех месяцев, или заключению в тюрьму на срок от двух до четырех месяцев.

В Уголовном уложении 1903 г. в главе XVI «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлей» содержались статьи о налоговых преступлениях (ст.ст. 327, 328).

Однако нормы этой главы, как и большинство других норм Уголовного уложения, так и не были введены в действие.

После октября 1917 г. налоги были превращены в орудие классовой борьбы, средство экономического подавления.

В период военного коммунизма налоговая политика РСФСР сводилась к продовольственной разверстке, в соответствии с которой у крестьян изымались все излишки сельскохозяйственной продукции сверх установленной нормы. Виновные объявлялись врагами народа, приговаривались к тюремному заключению на срок не менее десяти лет, изгонялись навсегда из общины, а все их имущество подвергалось конфискации.

По отношению к налогоплательщикам, нарушающим налоговое законодательство, применялись преимущественно меры политического воздействия, к сбору налогов привлекалась милиция, даже армия.

В марте 1921 г. разверстка была заменена натуральным налогом, после сдачи которого производители получали право обменивать оставшиеся излишки на нужные им товары. За невыплату этого налога, а также в случаях установления отчуждения, сокрытия сельскохозяйственных продуктов или прямого отказа от их сдачи, сдачи умышленно испорченных продуктов, а также за сообщение неверной информации, влияющей на расчет нормы, применялись меры наказания, налагаемые в административном порядке продовольственными комиссарами (арест до двух недель, наложение пени и др.) На злостных неплательщиков налагались следующие наказания: полная или частичная конфискация имущества, лишение земельного надела, увеличение ставки налога, а также была введена уголовная ответственность в виде принудительных общественных работ или лишения свободы с конфискацией имущества.

В 1922г. были отменены такие санкции за неуплату налогов, как изъятие и лишение земельных наделов и применение высшей меры наказаний. Одновременно были введены санкции за неуплату налогов: лишение свободы на срок от 6 месяцев до 1 года, принудительные работы на срок до 6 месяцев, увольнение от должности, конфискация всего или части имущества, другие имущественные взыскания. Нарушения налогового законодательства относились к преступлениям против порядка управления. УК рассматривал уклонение от налоговых платежей не как нарушение налогового законодательства, а как противодействие налоговой системе и экономической политике советского государства. Ответственность за преступления в сфере налогообложения была детально регламентирована, что обуславливалось стремлением законодателя усилить уголовную репрессию за совершение налоговых преступлений, поскольку высокие налоговые ставки приводили к массовому уклонению от уплаты налогов. Так, в 1922 г. за уклонение от государственных повинностей были осуждены 20572 человека, в 1924 г. — 26152 человека.

В период НЭПа изменилась система экономических отношений, соответственно, изменилась и налоговая система. Это обусловило внесение изменений и дополнений в УК РСФСР. Все годы НЭПа шла работа по совершенствованию статей, предусматривающих ответственность за налоговые правонарушения и преступления. В Уголовном кодексе 1926 года было увеличено число статей различных уголовно-правовых запретов, изменилась и судебная практика по налоговым преступлениям. Яковлев А.М. отмечает, что этот период «отличался устойчивой тенденцией к снижению преступности в стране…Сокращение преступности в период НЭПа было связано со значительным улучшением экономического положения трудящихся — ростом заработной платы городского населения, увеличением доходности хозяйств крестьянина и уменьшением сельскохозяйственного налога для деревни. Для уголовной политики этого периода характерно постоянное снижение тяжести наказаний за экономические и за все остальные преступления». В подтверждение данного тезиса приводятся следующие цифры: количество налоговых преступлений в 1925 г. составляло 28248, в 1926 г. — 23439, снижение количества преступлений на 17%.

Наказания за совершение налоговых преступлений не были строгими, поскольку санкции статей предусматривали применение мер административного взыскания, штрафа, а при отягчающих обстоятельствах — лишения свободы на срок до двух лет.

Отказ от НЭПа повлек за собой перестройку налоговой системы. Налоговые связи предприятий с бюджетом, существовавшие в 20-х годах, были заменены изъятием прибыли и ее централизованным распределением. Можно сказать, что фактически налоговой системы в социалистической экономике как таковой не существовало.

Попытки оживления экономики связаны с периодом «оттепели». В это время часть доходов стала оставаться в распоряжении предприятий. Реформы коснулись и области права, в частности, была проведена значительная работа по кодификации, с декабря 1958 по 1961 г. были приняты Основы законодательства в области в области судоустройства, уголовного процесса и уголовного права, Основы гражданского законодательства, Основы гражданского судопроизводства, Уголовный кодекс, УПК, Закон о судоустройстве.

Но налогообложение и налоговое законодательство в целом, не претерпело существенных изменений. В УК РСФСР от 27.12.1960 г. содержалась только одна «налоговая» статья — статья 82, предусматривающая ответственность за уклонение от уплаты налогов в военное время. Нормы о налоговых преступлениях, совершенных в мирное время, отсутствовали.

Уголовная ответственность за уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды установлена ст. 198 УК РФ 1996 г. Эта статья в редакции Федерального закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации” от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ (п. 9 ст. 1) называется “Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды” и существенно отличается от ст. 198 данного УК в ее первоначальной редакции, когда она именовалась “Уклонение гражданина от уплаты налога”. Еще ранее, т.е. до введения в действие УК РФ 1996 г., уголовная ответственность за аналогичное деяние предусматривалась ст. 162 УК РСФСР 1960 г. с наименованием “Уклонение от подачи декларации о доходах”, которая была включена в этот УК 28 мая 1986 г. и изменена 20 октября 1992 г.

Статья 198 УК РФ 1996 г. в своей первоначальной редакции по сравнению со ст. 162 УК РСФСР 1960 г., помимо неодинаковых названий, имела ряд отличий.

Первое. Согласно ст. 198 УК РФ 1996 г. ответственность наступала (как наступает по этой статье и в новой редакции) за уклонение гражданина от уплаты налога, совершенное только в крупном размере, тогда как по ст. 162 УК РСФСР 1960 г. — независимо от размера.

Второе. В соответствии со ст. 198 нового УК РФ уголовная ответственность наступала (как наступает и в настоящее время) уже за первое уклонение гражданина от уплаты налога, в то время как ст. 162 прежнего УК содержала норму с административной преюдицией и уголовная ответственность по этой статье наступала лишь за уклонение от подачи декларации о доходах, совершенное после наложения административного взыскания за нарушения, обрисованные в ст. 162 УК РСФСР 1960 г.

Третье. Статья 162 УК РСФСР 1960 г. состояла из одной части, а ст. 198 УК РФ 1996 г. включала две части (данная статья в редакции названного Федерального закона РФ от 25 июня 1998 г. также содержит две части), во второй из которых были предусмотрены два квалифицирующих признака — уклонение от уплаты налога лицом, ранее судимым за уклонение от уплаты налога, и совершение данного преступления в особо крупном размере.

Четвертое. Статьей 198 нового УК РФ по сравнению со ст. 162 прежнего УК РСФСР декриминализирована несвоевременная подача декларации о доходах (это положение не изменено и в настоящее время).

В мае 1986 г. в Уголовный кодекс была введена первая статья об ответственности за налоговые преступления. Статья 162-1 предусматривала ответственность за уклонение от подачи либо несвоевременную подачу декларации о доходах от занятия кустарно-ремесленным промыслом, другой индивидуальной трудовой деятельностью, либо об иных доходах, облагаемых подоходным налогом, и в других случаях, когда подача декларации предусмотрена законодательством, или включение в нее заведомо искаженных данных. Эти действия влекли уголовную ответственность (исправительные работы на срок до двух лет или штраф от двухсот до одной тысячи рублей), если они были совершены после наложения административного взыскания за такие же нарушения.

Включение этой статьи в Кодекс было обусловлено скорее политическими причинами — проводимой в стране кампанией борьбы с нетрудовыми доходами. На практике эта статья применялась редко: в 1986г. зарегистрировано одно преступление, в 1987 — 8, в 1989 — 4, в 1990 — 4.

Переход в начале 90-х гг. к системе организации общественного строя, основанной на развитии рыночных отношений, и связанные с этим изменения в жизни российского общества, потребовали соответствующего законодательного обеспечения. В первую очередь это привело к становлению и реформированию налоговой системы. В течение 1991-1992 гг. она приняла определенный вид и форму некой юридической завершенности. Были приняты новые законы: Закон РСФСР « О налоге на добавленную стоимость» от 06.12.1991 г., Закон РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 27.12.1991г., Закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» от 27.12.1991 г., Закон РФ от 7.12.1991 г. «О подоходном налоге с физических лиц» и др.

На практике уголовные нормы, предусматривающие ответственность за налоговые преступления, применялись достаточно редко. В статье, посвященной анализу правоприменительной практики, Смаков Р.М. приводит такие цифры: в 1993 г. по этим статьям было осуждено всего 127 человек, в 1994 г. — 195 человек, в 1995 г. — 478 человек. Другие авторы оперируют иными цифрами, однако количественный порядок остается прежним. Некоторые результаты деятельности органов налоговой полиции по борьбе с налоговыми преступлениями в этот период приведены в таблице:

Таблица 1.

Год

Выявлено и пресечено нарушений налогового законодательства

Доначислено в федеральный и местные бюджеты

Возбуждено уголовных дел

Направлено дел в суды

Осуждено (чел.)

1993

32 000

600 млрд руб. 120 млн долл. США и 2 млн марок ФРГ

600

1994

57 000 (из них > 8 000 в крупных и особо крупных размерах)

3,8 трлн руб., 258 млн долл. США и 155 млн марок ФРГ

2500

441

209

1995

23 700 (из них > 13 000 в крупных и особо крупных размерах)

7,5 трлн руб. ( с учетом СКВ в рубл. эквивал.)

3793

616

данных не сохранилось

Уголовный Кодекс Российской Федерации, вступивший в законную силу 01.01.1997 года, качественно изменил составы преступлений в сфере экономической деятельности. Одной из задач “нового УК” является помощь в развитии и укреплении рыночных отношений в России, охрана экономических прав граждан и юридических лиц, а также интересов государства в данной сфере. Но применение статей ныне действующего УК вызывает подчас некоторые трудности в связи с несовершенством системы российского законодательства. В данной реферате мы остановимся на проблеме привлечения к ответственности по ст.171 УК РФ «Незаконное предпринимательство».

Под незаконным предпринимательством уголовное законодательство понимает “осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением условий лицензирования”. Условием привлечения к уголовной ответственности является причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода от данной деятельности в крупном размере.

Гражданское законодательство до 1990 года не предъявляло к юридическим лицам требования о получении специального разрешения для ведения хозяйственной деятельности, поскольку государственное регулирование экономики носило централизованный всеобъемлющий характер.

Требование лицензирования отдельных видов предпринимательской деятельности (Закон РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятельности” 1990 года) и последующее введение уголовной ответственности за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) (Закон РФ “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю” 1993 года) возникли в результате разгосударствления экономики, в связи с необходимостью осуществления более эффективной защиты прав и законных интересов потребителей, а также интересов государства в условиях перехода к рыночным отношениям.

В Уголовный Кодекс РСФСР в 1993 году была введена статья 1624 “Незаконное предпринимательство”, которая предусматривала три различных вида незаконного предпринимательства, а также уголовную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии).

Диспозиция статьи предусматривала возможность привлечения к уголовной ответственности лишь при условии совершения такого деяния в течение года после наложения административного взыскания за такое же правонарушение. Часть 2 ст.162 предусматривала квалифицированный вид незаконного предпринимательства — самовольное осуществление предпринимательской деятельности, разрешенной исключительно государственным предприятиям, но для привлечения к ответственности по ч.2 ст.162 соблюдения административной преюдиции не было предусмотрено.

В УК РФ состав незаконного предпринимательства содержится в ст.171, которая в отличие от ранее действовавшего закона отменяет административную преюдицию и вводит новый состав преступления. Ч.2 ст.171 содержит квалифицированные составы преступления — совершение преступного деяния организованной группой; извлечение от данной деятельности дохода в особо крупном размере; совершение деяния лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность.

Сфера применения данной статьи — это предпринимательская деятельность в области производства, торговли, оказания услуг, поскольку она осуществляется вне установленного законом регистрационного либо разрешительного порядка. Такая деятельность может иметь массовой характер, но уголовная ответственность наступает только в тех случаях, когда она (деятельность) становится общественно опасной и воспрещена уголовным законом.

Ст. 171 УК РФ содержит признаки двух основных составов преступления, различающихся по характеру деяния, образующего объективную сторону и ряд составов с квалифицирующими признаками. Субъект и субъективная сторона являются общими. Во всех случаях деяние должно либо причинить крупный ущерб, либо быть сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. Незаконное предпринимательство состоит в том, что лицо, игнорируя установленный порядок, осуществляет деятельность, которая при наличии регистрации, специального разрешения (лицензии) либо при соблюдении условий лицензирования могла быть признана предпринимательской и тем самым уклоняется от существующего порядка контроля.

Эти условия устраняют возможность применения уголовного закона в случаях такого нарушения предпринимателем действующих правил, которое глубоко не затрагивает интересы, защищаемые правом. Основные составы разграничиваются по характеру действий, а составы с квалифицирующими признаками, указанными в части второй данной статьи.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензии) обязательно, включает:

а) действия, образующие при регистрации или получении разрешения предпринимательскую деятельность;

б) бездействие, состоящее в неисполнении возложенных законом обязанностей;

в) причинение крупного ущерба либо извлечение дохода в крупном размере;

г) причинную связь между деянием и его последствиями.

Деятельность, являющаяся незаконной по своему содержанию, например, проституция, не подлежит регистрации и не является предпринимательской. Ее осуществление может влечь ответственность по иным статьям УК.

Осуществление предпринимательской по содержанию деятельности является систематическое совершение лицом действий, обладающих определенным единством и в этом единстве направленных на извлечение прибыли в результате возмездного удовлетворения потребностей третьих лиц в заранее обусловленных либо предполагаемых услугах, имуществе, товарах. Вопрос о возможности признания предпринимательской деятельности осуществляемой решается судом в зависимости от продолжительности и интенсивности возмездных действий, объема получаемой прибыли и других факторов. Не является осуществляемой предпринимательская деятельность, состоящая в случайном, не предусмотренном договором, но возмездном оказании услуг по ремонту автомобиля знакомым людям.

.3 Незаконное предпринимательство, как состав преступления

Формирование в нашей стране рыночных отношений, системы поддержки и защиты предпринимательства сопровождается многими негативно влияющими на развитие экономических отношений явлениями. Одно из таких явлений незаконное предпринимательство. Под незаконным предпринимательством действующее уголовное законодательство понимает осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением условий лицензирования.

Общим объектом преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, являются все общественные отношения, охраняемые действующим уголовным законом. Родовым объектом анализируемого состава преступления являются отношения в сфере экономики.

Как отмечает А.М. Медведев, «экономические преступления посягают на экономику, права, свободы, потребности и интересы участников экономических отношений, нарушают нормальное функционирование экономического (хозяйственного) механизма, причиняют этим социальным ценностям и благам материальный ущерб». Видовым объектом незаконного предпринимательства являются общественные отношения в сфере экономической деятельности. По мнению Б.М. Леонтьева, таким объектом выступают государственные интересы и интересы отдельных субъектов при осуществлении экономической деятельности. Однако следует обратить внимание на то обстоятельство, что названные интересы могут противоречить действующему законодательству.

Более точно определяет видовой объект рассматриваемого преступления Б.В. Волженкин как «установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг».

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является конкретное общественное отношение, охраняемое от преступного деяния. Непосредственный объект незаконного предпринимательства, предусмотренного ст.171 УК РФ, разные ученые также трактуют по-разному. Так, по мнению Т.Д. Устиновой, непосредственным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование предпринимательской деятельности. Авторы практического пособия «Расследование преступлений в сфере экономики» считают, что объектом данного преступления является установленный законом порядок регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих свою деятельность без образования юридического лица, а также порядок получения специальных разрешений (лицензий) на производство отдельных видов продукции, выполнение работ и оказание услуг.

Оба определения неточны. Первое весьма абстрактно, а второе не совсем верно. Отсутствие государственной регистрации либо лицензии на занятие определенными видами деятельности еще не превращает предпринимательскую деятельность в преступное деяние, если нет такого его признака, как причинение крупного ущерба или извлечение дохода в крупном размере. Говоря о непосредственном объекте незаконного предпринимательства, следует указать на связь с нарушенным порядком и общественно опасными последствиями, наступающими для государства, организаций, граждан.

Как представляется, непосредственный объект незаконного предпринимательства представляет собой общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения реализации конституционного права на государственную регистрацию и получения специального разрешения (лицензии), осуществления законной предпринимательской деятельности.

Правильное определение непосредственного объекта незаконного предпринимательства влияет на квалификацию преступления, а также позволяет определить характер и степень общественной опасности совершенного деяния, предусмотренного ст.171 УК РФ.

Общественное отношение как непосредственный объект преступления включает в свою структуру предмет незаконного предпринимательства. Под предметом принято понимать «все то, по поводу чего или в связи с чем возникает и существует такое отношение».

Предметом преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, может быть продукция, произведенная в результате осуществления предпринимательской деятельности без государственной регистрации или с нарушением правил регистрации, либо без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, или с нарушением условий лицензирования.

Объективная сторона незаконного предпринимательства может выражаться в нарушении или несоблюдении требований, предъявляемых к предпринимательской деятельности. Так, объективная сторона преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, включает в себя осуществление предпринимательской деятельности:

без регистрации;

с нарушением правил регистрации;

при представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения;

без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно;

с нарушением условий лицензирования.

Рассмотрим подробно вопросы, в чем может проявляться незаконная предпринимательская деятельность.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, т. е. без свидетельства, полученного в установленном порядке, будет иметь место и в случае, когда в государственные регистрирующие органы не поданы документы, необходимые для регистрации, и в случае, когда они поданы, но государственная регистрация в установленном законом порядке не завершена. Следовательно, если будет заключен, например, договор купли-продажи с лицом, которое занимается предпринимательской деятельностью без ее государственной регистрации, то такая сделка в силу ст.168 ГК РФ должна быть признана недействительной, а в отношении мнимого предпринимателя может быть возбуждено уголовное дело по ст.171 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ст.171 УК РФ, может быть совершено как в форме действия, так и путем бездействия. Преступное действие будет иметь место, когда предпринимательская деятельность осуществляется после представления документов на регистрацию, но до ее завершения, т.е. до выдачи свидетельства. Преступное действие будет иметь место, когда предпринимательская деятельность осуществляется без предоставления в государственные регистрирующие органы документов, необходимых для регистрации. Противоправность в данном случае состоит в неисполнении возложенных на предпринимателя обязанностей.

Предпринимательская деятельность, осуществляемая с нарушением правил регистрации либо при представлении в регистрирующий орган документов, содержащих заведомо ложные сведения, есть занятие такой деятельностью после подачи в регистрирующие органы соответствующих документов. Преступное деяние совершается в этом случае только в форме действия.

Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения, когда такое разрешение обязательно, — это:

а) производство отдельных видов продукции, выполнение работ и оказание услуг без направления соответствующих документов в органы, уполномоченные на выдачу специального разрешения (лицензии) на занятие данным видом деятельности — может осуществляться в форме бездействия;

б) производство отдельных видов продукции, выполнение работ и оказание услуг после направления соответствующих документов в органы, уполномоченные на выдачу специального разрешения (лицензии) на занятие данным видом деятельности, но до получения такой лицензии осуществляется в форме действия;

в) производство отдельных видов продукции, выполнение работ и оказание услуг после истечения срока действия специального разрешения (лицензии) на занятие данным видом деятельности — может осуществляться в форме бездействия.

В силу определенных обстоятельств органы, уполномоченные на ведение лицензионной деятельности, имеют право приостановить действие лицензии с последующим ее возобновлением (ст.13 Закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»).

Таким образом, в продолжение предпринимательской деятельности в то время, когда действие лицензии приостановлено, должно рассматриваться как незаконное.

Осуществление предпринимательской деятельности физическим или юридическим лицом, зарегистрировавшим эту деятельность и получившим лицензию на ее ведение, но нарушившим условия осуществления предпринимательской деятельности, определяемые лицензионными требованиями и условиями, также является незаконным.

Осуществление вида деятельности, не предусмотренного в специальном разрешении (лицензии), либо продолжение деятельности после истечения срока действия разрешения на занятие его также являются нарушениями условий лицензирования.

Преступление, предусмотренное ст.171 УК РФ, является оконченным с момента извлечения в результате незаконной предпринимательской деятельности дохода в крупном размере либо причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству. Таким образом, объективная сторона исследуемого преступления включает не только общественно опасное деяние, но и конкретно определенные последствия в виде крупного ущерба или дохода.

Причинная связь между действиями либо бездействием, образующими незаконную предпринимательскую деятельность, и общественно опасными последствиями является обязательной для наступления уголовной ответственности.

Вопрос о том, что следует понимать под термином «доход в крупном размере», законодательно не урегулирован, что вызывает трудности при квалификации незаконного предпринимательства. Относительно исчисления дохода от незаконного предпринимательства в юридической литературе нет единства мнений.

Занятие незарегистрированной предпринимательской деятельностью лишает государство возможности получать от этой деятельности налоги, и ущерб, причиненный преступлением, предусмотренным ст.171 УК РФ, заключается именно в этом. Поскольку наиболее подробные характеристики дохода зафиксированы в налоговом законодательстве, при толковании термина «доход» прежде всего необходимо обратиться именно к налоговому законодательству. Напомним, что незаконное предпринимательство является преступлением в сфере экономической деятельности, это вовсе не налоговое преступление.

В соответствии со ст.2 Закона РФ о налоге на прибыль предприятий и организаций доходом признается выручка от реализации продукции, расходом — затраты на производство и реализацию, включаемые в себестоимость продукции, прибылью — разница между доходами и расходами.

Отдельные авторы полагают, что доход, полученный от незаконной предпринимательской деятельности следует определять не по общим, а по каким-то особенным правилам. Так, по мнению профессора Б.В. Волженкина, «масштабы незаконной деятельности предпринимателя определяются размером полученных доходов без учета расходов, понесенных предпринимателем в ходе данной деятельности».

К такому же выводу пришел и П.С. Яни, ранее занимавший иную позицию. Между тем результаты экспертных оценок о ситуации в анализируемой сфере показали, что доход определяется все же как разница между суммой выручки, полученной от занятия незаконной предпринимательской деятельностью и произведенными затратами. В отдельных случаях в сумму дохода от незаконной предпринимательской деятельности засчитывается не только полученная выручка от реализации того или иного товара, но и еще не реализованная продукция. Как совершенно справедливо отмечает Т.Д.Устинова, данная позиция является неправильной и нарушают принцип законности, т.к. уголовный закон говорит об извлечении дохода, а не о предполагаемом его получении. В качестве примера она приводит уголовное дело Ш., осужденного по ч.2 ст.171 УК РФ за занятие предпринимательской деятельностью без лицензии. В полученный им доход была включена и предполагаемая сумма выручки от товара, который находился на складе и еще не был реализован.

Не менее сложный — определение ущерба, причиненного незаконной предпринимательской деятельностью гражданам, организациям или государству. Из диспозиции ст.171 УК РФ непонятно, что под ним подразумевается: реальный ущерб или упущенная выгода, либо то, и другое. Можно ли отнести к понятию «ущерб» также причинение морального, физического ущерба, нарушение установленного порядка деятельности организаций, каких-либо государственных органов? Такая неоднозначность толкования рассматриваемого понятия ведет к субъективизму и, в конечном счете, к снижению эффективности работы следственных органов и суда.

Как было указано выше, отсутствие государственной регистрации, нарушение правил регистрации, представление в регистрирующий орган документов, содержащих заведомо ложные сведения, отсутствие специального разрешения (лицензии) или нарушение условий лицензирования при осуществлении предпринимательской деятельности криминализируется лишь в случае причинения крупного ущерба или извлечения дохода в крупном размере. Однако, само по себе нарушение вышеуказанных условий, предъявляемых к предпринимательской деятельности, едва ли может повлечь причинение какого-либо ущерба, он возникает как результат деятельности, которую виновный осуществляет, не имея на то права. Ущерб должен находиться в причинной связи с незаконностью предпринимательства.

Закон не определяет сумму крупного ущерба, оставляя ее на рассмотрение правоприменительных органов. Отметим, что ни в одном из изученных нами уголовных дел, возбужденных ст.171 УК РФ, не упоминается критериев определения ущерба.

Вместе с тем, если предпринимательская деятельность без государственной регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением условий, предусмотренных лицензией, не причинила ущерб или крупный ущерб гражданам, организациям или государству, не сопряжена с извлечением дохода в крупном размере, то налицо признаки объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ст.14.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Следует отметить, что до введения в действие КоАП РФ административная ответственность за подобные деяния применительно к различным сферам деятельности предусматривалась в КоАП РСФСР. Например, в КоАП РСФСР содержались статьи 139.6 («Осуществление деятельности в области связи без лицензии») и 171.1 («Нарушение порядка изготовления и распространения продукции средства массовой информации») и другие.

Таким образом, при осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением соответствующих норм и правил, установленных действующим законодательством, но не повлекшей извлечение крупного дохода или не сопряженной с причинением крупного ущерба гражданам, организациям или государству, виновное лицо привлекается к административной ответственности в силу ст.14.1 КоАП РФ.

Однако диспозиции всех трех частей ст.14.1 охватывают только такие составы, как осуществление предпринимательской деятельности 1) без регистрации; 2) без лицензии; 3) с нарушением условий лицензии. Такие нарушения, как осуществление предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации либо представление в регистрирующий орган документов, содержащих заведомо ложные сведения, не повлекшее наступления общественно-опасных последствий, предусмотренных диспозицией ст.171 УК РФ, не влекут и административной ответственности по ст.14.1 КоАП РФ.

Незаконная предпринимательская деятельность может быть также связана с такими факторами, как место, время, способ, обстановка совершаемого деяния. Хотя данные признаки объективной стороны рассматриваемого преступления не указаны в исследуемой уголовно-правовой норме в качестве обязательных, они, не влияя на квалификацию, могут учитываться как отягчающие или смягчающие обстоятельства при назначении наказания.

Под способом понимаются приемы и методы, используемые виновным лицом при совершении рассматриваемого деяния. Так, механизм применения орудий определяются способом совершения преступления. Орудиями совершения преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, являются орудия производства и сырье, с помощью которых осуществляется незаконное предпринимательство.

Обстановка совершаемого общественно опасного деяния определяется как обстоятельство, условие существования чего-нибудь. Думается, осуществление незаконной предпринимательской деятельности в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия будет рассматриваться в качестве обстановки совершения указанного деяния и одновременно являться обстоятельством, отягчающим ответственность. Однако совершение общественно опасного деяния в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо в результате физического или психического принуждения должно рассматриваться как обстановка данного преступления и одновременно учитываться в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность за осуществление незаконной предпринимательской деятельности.

Место представляет собой пространство, где осуществляется незаконное предпринимательство, а время — продолжительность совершаемого общественно опасного деяния.

Незаконное предпринимательство — умышленное преступление. Осуществляя предпринимательскую деятельность без регистрации или с нарушением правил регистрации, представляя в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документы, содержащие заведомо ложные сведения, занимаясь видом деятельности, подлежащей лицензированию без лицензии или с нарушением условий лицензирования, лицо сознает, что занимается противоправной деятельностью, но продолжает ею заниматься. Характерно, что незаконное предпринимательство характеризуется не только прямым, но и косвенным умыслом. И прямой, и косвенный умысел являются разновидностью одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего. По мнению авторов учебника «Уголовное право», интеллектуальный элемент обоих видов умысла характеризуется сознанием общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидением наступления его общественно опасных последствий.

Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения общественно опасных последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением реальной возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Основное отличие между указанными видами умысла заключается в различном проявлении волевого отношения субъекта к общественно опасным последствиям. Так, осуществляя незаконную предпринимательскую деятельность с прямым умыслом, лицо желает наступления общественно опасных последствий в виде извлечения дохода в крупном размере или причинения крупного ущерба, а при косвенном умысле виновное лицо предвидит наступление результатов своих действий и, хотя не желает, но сознательно допускает возможность причинения крупного ущерба гражданам, организациям, государству.

Анализируя данную ситуацию, Б.В. Волженкин допускает, что в случае причинения крупного ущерба в результате осуществления незаконной предпринимательской деятельности «виновный предвидит это последствие и желает его наступления или, что, вероятно, чаще, сознательно допускает или безразлично относится к его наступлению».

Таким образом, по указанное преступление может совершаться в форме как прямого, так и косвенного умысла.

В рассматриваемом вопросе абсолютно иной точки зрения придерживается Т.Д. Устинова. Незаконная предпринимательская деятельность в случае причинения крупного ущерба гражданам, организациям, государству может осуществляться по неосторожности. В обоснование своей позиции Т.Д. Устинова приводит довод, что «причинение крупного ущерба выступает в качестве побочного результата незаконной предпринимательской деятельности. Субъект сознательно не совершает всех предписанных ему законом действий и желает, чтобы эта деятельность осуществлялась именно таким образом. В то же время он предвидит, что несоблюдение установленных правил, может привести к причинению ущерба, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение таких последствий, либо не предвидит, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должен и мог был предвидеть».

Более правильной представляется позиция, характеризующая субъективную сторону анализируемого преступления, повлекшего причинение крупного ущерба не только прямым умыслом, но и косвенным, при этом умысел должен быть заранее возникшим и обдуманным, направленным на занятие незаконной предпринимательской деятельностью. Вместе с тем и при умышленном занятии незаконным предпринимательством возможно наступление последствий по неосторожности. Например, причинение вреда здоровью человека по неосторожности в результате осуществления протезно-ортопедической деятельности без специального разрешения (лицензии).

В случаях, когда в результате незаконного предпринимательства извлекается крупный доход, лицо действует только с прямым умыслом. В рассматриваемом случае лицо сознает, что занимается предпринимательской деятельностью с нарушением требований и условий, установленных действующим законодательством, и желает совершения или продолжения начатых действий.

Следует отметить, что общественная опасность рассматриваемого преступления может быть связана с таким признаком субъективной стороны, как мотив совершаемого деяния, под которым подразумевается сознательное побуждение, которым руководствовался субъект, совершая преступление.

И хотя в ст.171 УК РФ мотив незаконного предпринимательства не оговорен, внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление, являются корыстными, выражающимися в стремлении извлечь материальную выгоду за счет законных интересов других лиц.

Определенную сложность представляет вопрос о субъекте анализируемого преступления, т.е. лице, совершившим общественно опасное деяние и способным нести за него уголовную ответственность.

Согласно гражданскому законодательству полная дееспособность гражданина наступает с 18 лет. Однако с учетом положений ст.27 ГК РФ лицо до 18 лет может быть эмансипировано и его полная дееспособность возможна с 16-летнего возраста. Поэтому субъектом незаконного предпринимательства является любое лицо, достигшее 18 лет или эмансипированное лицо, достигшее 16 лет. Это может быть как гражданин Российской Федерации, так и иностранный гражданин либо лица без гражданства, занимающиеся на территории РФ незаконной предпринимательской деятельностью.

Возникает вопрос: кого необходимо привлекать к уголовной ответственности за совершение преступления юридическим лицом? Действующее уголовное законодательство не предусматривает ответственности юридических лиц. Следовательно, в тех случаях, когда незаконным предпринимательством занимаются юридические лица, к уголовной ответственности могут быть привлечены только те физические лица, которые уполномочены контролировать или осуществлять деятельность, связанную с необходимостью государственной регистрации организации или получения специального разрешения (лицензии).

Некоторые авторы полагают, что субъектом незаконного предпринимательства являются лица, «создавшие предприятие, определяющие его производственную программу, осуществляющие административно-распорядительную деятельность по управлению предприятием, а также распоряжающиеся прибылью, получаемой от предпринимательской деятельности».

По мнению Т.Д. Устиновой, такая характеристика субъекта незаконного предпринимательства неверна, так как «в число лиц, которых возможно привлечь к уголовной ответственности, неизбежно попадут учредители и акционеры, которые могут участвовать в распределении прибыли», а согласно гражданскому законодательству те же учредители и акционеры не могут быть субъектами анализируемого преступления, поскольку они сами непосредственно не занимаются предпринимательской деятельностью, поручая это исполнительному органу

В свое время при обсуждении проекта нового Уголовного кодекса РФ отдельные ученые высказывали предложения о включении в число субъектов уголовной ответственности за совершение ряда преступлений в сфере экономической деятельности, предусмотренными гл.22 УК РФ юридических лиц. В поддержку этой позиции приводились такие доводы, как тяжесть последствий (размер вреда), причиненных противоправной деятельностью юридических лиц, а также трудность установления конкретного виновного лица. Предполагалось предусмотреть иные, чем для физических лиц, более жесткие виды и меры наказания.

Против указанной идеи энергично возражала Н.Ф. Кузнецова, доказывая, что уголовная ответственность юридических лиц не соответствует принципам личной и виновной ответственности, ведь «за коллективной ответственностью юридического лица вполне могут скрыться истинные виновники преступления», а высокие штрафы и угроза закрытия предприятия могут применяться как гражданско-правовые санкции. Действительно, ст.25 Закона N 129-ФЗ о государственной регистрации юридических лиц предусмотрено, что в случае допущенных при создании юридического лица грубых нарушений закона или иных правовых актов, а также в случае неоднократного либо грубого нарушения закона или иных правовых актов о государственной регистрации юридических лиц, регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требованием о ликвидации данного юридического лица.

Анализ изученных уголовных дел, предусмотренных ст.171 УК РФ, позволил выявить следующие характеристики лиц, занимающихся незаконной предпринимательской деятельностью. В основном незаконное предпринимательство осуществляли граждане РФ, не имевшие судимости. При этом мужчины составили 91,2% от числа всех осужденных, женщины — соответственно 8,8%. Среди лиц, признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, практически все были женаты (замужем).

Индивидуальные предприниматели составили 20,1%, руководители предприятий и их заместители — 89,9%. По возрастному признаку осужденные распределились следующим образом: лица в возрасте от 25 до 40 лет составили 36,1%; от 40 до 50 лет — 61,8%; свыше 50 лет — 2,1%.

Результаты анализа судебно-следственной практики позволяют объединить способы совершения незаконного предпринимательства в три основные группы: 1) связанные с осуществлением предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации (35%); 2) связанные с осуществлением предпринимательских операций без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий (60%); 3) смешанные способы, которые могут осуществляться как без государственной регистрации или с нарушением правил регистрации, так и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий (5%).

Подготовка к совершению незаконного предпринимательства включает: а) выявление пробелов в действующем законодательном регулировании конкретной отрасли экономики (промышленность, строительство, сельское хозяйство, сфера обслуживания населения и т.д.); б) выбор вида деятельности и подбор мест производства товаров (предоставления услуг) и их реализации; в) поиск соучастников; г) подбор способов производства и реализации товаров и оказания услуг; д) сбор образцов бланков, печатей, подписей или изготовление необходимых документов, отражающих определенные финансовые операции; е) определение наиболее рациональной последовательности предстоящего документооборота; ж) подбор или создание конкретных учреждений и организаций, обеспечивающих движение имущества и денежных ресурсов, полученных от незаконной предпринимательской деятельности; з) определение каналов поступления сырья, знакомство с поставщиками и завоевание их доверия; и) установление заработной платы и подсчет рентабельности производственной и торговой деятельности; к) подбор или создание определенной продукции, технических средств, необходимых для изготовления, хранения и транспортировки производимого товара; л) подбор или наем исполнителей отдельных операций, приобретение компьютерных и коммуникационных средств, обеспечивающих осуществление незаконной предпринимательской деятельности; м) открытие многочисленных банковских счетов с целью быстрого перевода денежных средств, полученных от незаконной предпринимательской деятельности; н) определение способов сокрытия преступления и разработка механизма по их реализации.

В период осуществления незаконной предпринимательской деятельности, а также после совершения преступления зачастую осуществляются действия по его сокрытию. По содержательной стороне способы сокрытия незаконного предпринимательства можно разделить на: 1) утаивание информации и (или) ее носителей; 2) уничтожение информации и (или) ее носителей; 3) маскировку информации и (или) ее носителей; 4) фальсификацию информации и (или) ее носителей. Способы сокрытия рассматриваемого преступления часто связаны со смешиванием на многочисленных банковских счетах легальных денежных средств и денежных средств, полученных от незаконного предпринимательства; ликвидацией предприятий и финансовых учреждений, их фиктивным или преднамеренным банкротством; дачей заведомо ложных показаний; искажением бухгалтерской, статистической, технологической, налоговой документации; переводом на другие должности или увольнением лиц, которым было что-либо известно о незаконности предпринимательской деятельности.

Обстановка совершения незаконного предпринимательства рассматривается как: 1) предшествующая совершению преступления и сложившаяся на момент его совершения; 2) сложившаяся после совершения преступления. При этом, как в первом, так и во втором случае определяющими элементами обстановки являются место, время и сферы осуществления незаконного предпринимательства.

Особенностью незаконного предпринимательства является то, что место непосредственного совершения противоправного деяния и место наступления преступных последствий могут не совпадать. Причем эта ситуация складывается практически в каждом случае, когда предприятие или предприниматель получают лицензию и (или) регистрируются в одном регионе, а предпринимательскую деятельность осуществляют на территории других регионов.

Временем совершения незаконного предпринимательства признается время осуществления незаконных предпринимательских операций. При этом акцент на временный фактор ставится еще и потому, что данный состав преступления является длящимся.

Сферы экономической деятельности, в которых чаще всего совершается незаконное предпринимательство, достаточно разнообразны. Прежде всего это оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции (50%); оборот металла (7,6%); оптово-розничная торговля (6,7%); промышленность (5,8%) и образование (5,8%); транспортные услуги (5%), а также нефть и нефтепродукты (5%); финансово-кредитная сфера (3,3%), коммунальное строительство (3,3%) и сельское хозяйство (3,3%); строительство (2,5%); 8) другие сферы (1,7%).

 исторические аспекты развития законодательства о незаконном предпринимательстве 1

Следовая картина незаконного предпринимательства рассматривается сквозь призму таких типичных объектов-носителей следов преступления, как: оборудованные торговые и промышленные помещения; прайс-листы и ценники на продажу товаров, выполнение работ или оказание услуг; упаковочный материал и тара; печати, штампы; бухгалтерские, учредительные и иные документы. С учетом интенсивного развития в России и за рубежом системы электронных счетов и электронных денег, а также специфики расследования незаконного предпринимательства.

Подводя итог изложенному, можно отметить, что анализ объективных и субъективных признаков незаконного предпринимательства позволил вскрыть ряд существенных недостатков юридической конструкции ст.171 УК РФ, которые обусловливают необходимость изменения редакции диспозиции в целях приведения в соответствие с практическими потребностями борьбы с незаконной предпринимательской деятельностью.

ГЛАВА 2. КВАЛИФИКАЦИЯ НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

.1 Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство предусмотрена ст. 171 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ).

Так, осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, наказывается штрафом в размере до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 ч, либо арестом на срок от 4 до 6 мес.

Квалифицированный состав данного преступления предусмотрен ч. 2 ст. 171 УК РФ и содержит следующие квалифицирующие признаки:

совершение данного деяния организованной группой;

сопряженность с извлечением дохода в особо крупном размере.

При этом для квалификации преступления по ч. 2 ст. 171 УК РФ достаточно наличия хотя бы одного из этих признаков.

Деяние по ч. 2 ст. 171 УК РФ наказывается штрафом в размере от 100 до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 мес. либо без такового.

В связи с рассмотрением указанной нормы УК РФ представляется необходимым рекомендовать воспользоваться разъяснениями Пленума ВС РФ, изложенными в Постановлении N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем». Этот документ появился в целях обеспечения правильного применения законодательства об уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, предусмотренные ст. ст. 171, 174 и 174.1 УК РФ, и в связи с возникшими в судебной практике вопросами. Рассмотрим некоторые выдержки из этого документа.

В соответствии с ч. 1 ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, судам следует выяснять, соответствуют ли эти действия указанным в п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) признакам предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя.

В соответствии со ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а глава крестьянского (фермерского) хозяйства — с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства. Юридическое лицо подлежит государственной регистрации (ст. ст. 49 и 51 ГК РФ).

Судам следует иметь в виду, что отсутствует состав указанного преступления в тех случаях, когда лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляет не запрещенную законом предпринимательскую деятельность, имея специальное разрешение (лицензию) на осуществление конкретного вида деятельности, если для этого требуется получение лицензии, и соблюдает лицензионные требования и условия.

В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство, однако в зависимости от ситуации и последствий это может влечь иной состав преступления.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в Едином государственном реестре юридических лиц и Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

Под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии).

Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

При этом действия лица, занимающегося, например, частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без соответствующего специального разрешения (лицензии), если они повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть человека, надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 235 УК РФ. Если осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в ст. 235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере или в особо крупном размере, действия лица следует квалифицировать по соответствующей части ст. 171 УК РФ.

Если юридическое лицо, имеющее специальную правоспособность для осуществления лишь определенных видов деятельности (например, банковской, страховой, аудиторской), занимается и иными видами деятельности, которыми оно в соответствии с учредительными документами и имеющейся лицензией заниматься не вправе, то такие действия, сопряженные с неправомерным осуществлением иных видов деятельности, должны рассматриваться в виде незаконной предпринимательской деятельности без регистрации либо незаконной предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно.

По смыслу закона субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, может быть как лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, так и лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

При осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности ответственности по ст. 171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

Если лицо (за исключением руководителя организации или лица, на которое постоянно, временно или по специальному полномочию непосредственно возложены обязанности по руководству организацией) находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации, с нарушением правил регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением лицензионных требований и условий или с представлением заведомо подложных документов, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности. При исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, судам следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками.

Для целей ст. 171 УК РФ крупным ущербом, а равно доходом в крупном размере признаются ущерб либо доход в сумме, превышающей 1,5 млн руб., особо крупным — 6 млн руб. (см. примечание к ст. 169 УК РФ).

Особое внимание в связи с этим настоятельно рекомендуем обратить на положения Федерального закона от 07.04.2010 N 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Ведь именно этим документом кардинально изменены пороговые величины, отражающие крупность и особую крупность, для целей примечания к ст. 169 УК РФ. Данный документ вступил в силу со дня официального опубликования, т.е. с 09.04.2010.

Федеральный закон N 60-ФЗ в целом направлен на усиление уголовно-правовой защиты отношений в сфере предпринимательской деятельности. В связи с этим усиливается ответственность должностных лиц за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности. Цель Федерального закона N 60-ФЗ — усиление уголовно-правовой защиты отношений в сфере экономической деятельности.

Именно Федеральным законом N 60-ФЗ установлены поправки, исключающие из ст. ст. 171 и 172 («Незаконная банковская деятельность») УК РФ указания на нарушение лицензионных требований и условий в связи с неопределенностью этой формулировки. Это приводит к расширительному ее толкованию, а в ряде случаев открывает возможности для серьезных злоупотреблений.

Изменениями, внесенными Федеральным законом N 60-ФЗ, признана утратившей силу ст. 173 «Лжепредпринимательство» УК РФ.

Ранее ст. 173 УК РФ регламентировала ответственность за лжепредпринимательство, которым признавалось создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В настоящее время официально признано, что ст. 173 УК РФ практически не применялась в связи с неопределенностью ее формулировки, а также с тем, что предусмотренные в ней деяния охватываются другими составами преступлений.

На отсутствие самостоятельного правового значения ст. 173 УК РФ указывал ранее п. 8 Постановления Пленума ВС РФ N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», в силу которого при создании коммерческой организации без намерения фактически вести предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющем целью хищение чужого имущества или приобретение права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества.

Данное деяние, согласно этим разъяснениям, могло быть дополнительно квалифицировано по ст. 173 УК РФ как лжепредпринимательство только в случаях реальной совокупности названных преступлений, когда лицо получает также иную, не связанную с хищением, имущественную выгоду (например, когда лжепредприятие создано лицом не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или прикрытия запрещенной деятельности, если в результате указанных действий, не связанных с хищением чужого имущества, был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, предусмотренный ст. 173 УК РФ).

.2 Квалификация незаконного предпринимательства

Несмотря на значительное количество публикаций, посвященных анализу и проблемам квалификации незаконного предпринимательства, все еще возникают дискуссионные вопросы, связанные с определением сущности каждой из форм осуществления незаконного предпринимательства.

В диспозиции ст. 171 УК РФ предусмотрены следующие формы осуществления незаконного предпринимательства, связанного с государственной регистрацией: осуществление данной деятельности без регистрации, с нарушением правил регистрации и в результате представления в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.

Хотя, по статистике, чаще всего — 73% зарегистрированных случаев незаконного предпринимательства — осуществляется предпринимательская деятельность без лицензии, и только 27% зарегистрированных случаев незаконного предпринимательства составляет осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации. Несмотря на это, представляется интересным остановиться на осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации, так как именно государственная регистрация является первым необходимым документом для осуществления предпринимательской деятельности.

Понятие государственной регистрации законодательно закреплено в Федеральном законе N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Значение необходимости осуществления государственной регистрации заключается в том, что она обеспечивает возможность получения необходимой информации при выборе контрагента и ведении хозяйственных операций, что способствует устойчивости экономического оборота в государстве и создает определенные гарантии по обеспечению прав и законных интересов граждан и общества.

Особенностью государственной регистрации является не учетная функция, а выражение воли государства по легитимации субъекта, поэтому именно свидетельство о государственной регистрации подтверждает законность деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя. Осуществление предпринимательской деятельности при отсутствии государственной регистрации создает общественную опасность, заключающуюся в том, что данную деятельность осуществляет субъект, который изначально не способен осуществлять ее надлежащим образом и нести ответственность за свою деятельность в полном объеме. При этом в результате осуществления такой деятельности возможны различные последствия.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации будет иметь место в тех случаях, когда:

) в Едином государственном реестре для юридических лиц отсутствует запись о создании такого юридического лица;

) в Едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя;

) в Едином государственном реестре для юридических лиц содержится запись о ликвидации юридического лица;

) в Едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей содержится запись о прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Здесь необходимо уточнить, что в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» не учтены случаи, когда государственная регистрация физического лица будет утрачивать силу раньше, чем об этом будет сделана запись в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей.

Так, например, в случае признания судом индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом), а также вступления в силу приговора суда, которым ему назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок, государственная регистрация такого лица утрачивает силу с момента принятия судом решения о признании его несостоятельным или вступления в силу приговора суда, предусматривающего такое наказание.

Кроме того, регистрирующий орган самостоятельно вправе обратиться в суд с требованием о прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке в случае неоднократных либо грубых нарушений им законов или иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией индивидуальных предпринимателей. Соответственно, после вынесения судом решения о прекращении в принудительном порядке его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя государственная регистрация такого лица в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу (п. п. 10, 11 ст. 22.3 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Исходя из вышеперечисленных случаев, лицо, государственная регистрация которого утратила силу, при этом осуществляет предпринимательскую деятельность до того, как в государственном реестре будет сделана запись о прекращении его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, и извлечет доход в крупном размере или причинит крупный ущерб, несомненно, данную деятельность можно будет признать как осуществляемую без

Следующей не менее интересной формой является осуществление незаконного предпринимательства с нарушением правил регистрации. Самого понятия «правила регистрации» в законодательстве мы не найдем. В Федеральном законе «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» говорится только о порядке государственной регистрации, который включает в себя сроки и место регистрации, порядок представления документов, принятие решения о государственной

Если исходить из содержания положений о порядке регистрации, можно сделать вывод, что данная глава закона прежде всего адресована лицам, осуществляющим государственную регистрацию. Ведь если заявление о регистрации подается не по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или лица, не имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, то должно быть принято решение об отказе в государственной регистрации.

Если же регистрация будет произведена, то достаточно сложно установить вину заявителя, так как он только должен представить документы для регистрации, а вот правомерность этих документов должен проверить уже регистрирующий орган. Поэтому после получения такого свидетельства о государственной регистрации нельзя признать предпринимательскую деятельность данного лица незарегистрированной, потому что нарушение закона о государственной регистрации было допущено самим регистрирующим органом.

При этом вряд ли можно согласиться с мнением Н.А. Лопашенко, которая считает, что законодатель под нарушением правил регистрации имел в виду содержащийся в законе порядок регистрации. Данные понятия не идентичны, правила регистрации — более широкое понятие по отношению к порядку регистрации. Думается, что правила регистрации включают в себя порядок регистрации, это объясняется еще и тем, что правила составляют весь закон, а порядок регистрации предусмотрен только одной главой в законе.

Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусматривает основания ответственности заявителя за нарушение порядка государственной регистрации, а именно непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственные реестры сведений, а также представление недостоверных сведений; грубые нарушения закона или иных правовых актов, допущенные при создании юридического лица, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо неоднократные или грубые нарушения закона или иных правовых актов государственной регистрации юридических лиц; а также неоднократные либо грубые нарушения законов или иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией индивидуальными предпринимателями.

При этом Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 23 разъясняет, что следует понимать под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением порядка регистрации, а именно «ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

С учетом данных разъяснений под нарушением правил государственной регистрации необходимо понимать совершение грубых нарушений закона или иных правовых актов, допущенных при создании (первоначально или путем реорганизации) юридического лица, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо совершение неоднократных или грубых нарушений закона или иных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Грубые нарушения будут являться основаниями, дающими право для признания данной регистрации недействительной, но при этом не стоит забывать, что понятие «грубые нарушения» является оценочным и зависит от конкретной ситуации. В любом случае уголовная ответственность наступает, если в результате осуществления такой незаконной предпринимательской деятельности был причинен крупный ущерб либо эта деятельность сопряжена с извлечением дохода в крупном размере.

Так, например, нарушением правил регистрации является создание унитарным предприятием в качестве юридического лица другого унитарного предприятия путем передачи ему части своего имущества (дочернего предприятия) (абз. 5 п. 1 ст. 2 Федерального закона N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Подобные требования можно найти в других нормативных актах, касающихся государственной регистрации. Их несоблюдение делает регистрацию соответствующего юридического лица недействительной.

При квалификации данной формы осуществления незаконного предпринимательства, следует согласиться с мнением Б.В. Волженкина, что ответственность за данную форму общественно опасного деяния установлена не за нарушение правил регистрации, а за осуществление предпринимательской деятельности субъектом предпринимательства, знающим, что при государственной регистрации был нарушен ее порядок, что дает основание для признания регистрации недействительной, а, соответственно, предпринимательскую деятельность незаконной.

Если же должностное лицо регистрирующего органа допустит государственную регистрацию с нарушением установленных правил регистрации, то в зависимости от обстоятельств дела оно будет нести ответственность за служебное правонарушение или преступление.

Следующей формой совершения данного деяния, связанного с государственной регистрацией, является представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.

Документами, в которые могут быть внесены заведомо ложные сведения, являются документы необходимые для прохождения процедуры государственной регистрации. Перечень основных документов, необходимых для государственной регистрации, содержится в Федеральном законе «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Это протоколы о создании юридического лица, учредительные документы, документ об уплате государственной пошлины и другие.

Следует иметь в виду, что перечень дополнительных документов, необходимых для государственной регистрации конкретных видов организаций, определен в более специальных нормативных актах, например документ, подтверждающий согласие антимонопольного органа для государственной регистрации, при слиянии или присоединении коммерческих организаций, суммарная балансовая стоимость активов которых по последнему балансу превышает 30 млн. установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Опасность представления заведомо ложных документов заключается в том, что с помощью их может возникнуть субъект, осуществляющий предпринимательскую деятельность, который не имеет права ее осуществлять, что, в свою очередь, может повлечь за собой причинение вреда охраняемым законом правам и интересам граждан, организаций, общества и государства в целом.

В практике достаточно часто встречается ситуация, когда регистрация юридических лиц проводится по поддельным, утерянным паспортам либо паспортам других лиц без их ведома. Такая регистрация необходима для уклонения от уплаты налогов, выполнения иных обязательств, вытекающих из деятельности зарегистрированного юридического лица, так как правоохранительные и контролирующие органы первоначально будут разыскивать для привлечения к ответственности лиц, являющихся учредителями и руководителями, указанных в соответствующих документах.

Так, к ответственности за незаконное предпринимательство, которое повлекло за собой получение дохода в особо крупном размере (п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ), одним из судов г. Москвы был привлечен К., который зарегистрировал юридическую фирму от имени гражданки Кр., паспорт которой был утерян. От ее имени были составлены и все иные документы, необходимые для открытия счета в банке, постановки на учет в налоговые органы.

Исходя из диспозиции ст. 171 УК РФ, законодатель приравнял представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями документов, содержащих заведомо ложные сведения к осуществлению предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации.

Заявитель при обращении в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации подтверждает, что представленные документы являются достоверными и соответствуют всем требованиям, установленным законодательством РФ. Поэтому, когда он представляет документы, содержащие заведомо ложные сведения, в регистрирующий орган, он заведомо знает, что при этом нарушаются правила регистрации, так как документы не являются достоверными, следовательно, регистрация будет являться недействительной. В связи с этим непонятно, зачем законодатель выделил в статье отдельно представление документов, содержащих заведомо ложные сведения, от нарушения правил регистрации, так как данное представление является разновидностью нарушения регистрации.

Представление документов, содержащих заведомо ложные сведения, является одним из видов нарушения правил регистрации, поэтому в целях устранения излишней перегрузки диспозиции ст. 171 УК РФ предлагаем исключить указание на данный признак в качестве самостоятельной формы, оставив осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации.

.3 Некоторые особенности установления объективных признаков состава незаконного предпринимательства

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, включает в себя действия различного содержания, образуя самостоятельные составы преступления, каждый из которых может быть либо материальным, либо формальным.

Осуществление предпринимательской деятельности — это общий признак объективной стороны всех составов незаконного предпринимательства, за исключением представления документов, содержащих заведомо ложные сведения. Наличие этого признака означает, что деяние совершилось, имело место, объективно выражено вовне и осуществлено. Осуществление предпринимательской деятельности как признак не является достаточно определенным и вызывает споры в литературе.

Во-первых, исходя из законодательного определения предпринимательской деятельности, ее правового регулирования, характера, целей и субъектов, можно определить ее основные признаки, к которым большинство исследователей относят: 1) цель — получение прибыли; 2) самостоятельность деятельности; 3) систематический характер деятельности; 4) предпринимательский риск; 5) осуществление в форме: пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг; 6) субъект — лицо, зарегистрированное в качестве предпринимателя в установленном законом порядке.

Во-вторых, анализ законодательства в области предпринимательской деятельности, существующих точек зрения на ее правовую природу, понятия, признаки и т.д. дает нам основание утверждать, что предпринимательскими являются юридически значимые действия, направленные на извлечение прибыли в результате возмездного удовлетворения потребностей третьих лиц в заранее обусловленных либо предлагаемых услугах, имуществе, товарах и которые «образуют определенное единство, и деятельность признается предпринимательской и осуществляется в зависимости от продолжительности и содержания возмездных действий, объема получаемой прибыли и других факторов» (не рассматривается как предпринимательская деятельность по оказанию случайных, хотя и возмездных действий, услуг по ремонту автомобиля знакомым людям, покупке и доставке продуктов престарелым соседям и знакомым и пр.

На субъекты предпринимательства возлагается правовая обязанность пройти государственную регистрацию, получить при необходимости лицензию, а также соблюдать лицензионные требования и условия.

Законной предпринимательская деятельность считается с момента регистрации в этом качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя.

В свою очередь, осуществление предпринимательской деятельности без регистрации включает: 1) обязанность регистрации; 2) действия по осуществлению предпринимательской деятельности при отсутствии регистрации; 3) бездействие, состоящее в неисполнении возложенной законом обязанности по регистрации; 4) причинение крупного ущерба либо извлечение дохода в крупном размере; 5) причинную связь между деянием и его последствиями.

Незаконная предпринимательская деятельность в форме ее осуществления без государственной регистрации будет в следующих случаях: а) при уклонении от ее прохождения при создании юридического лица либо занятии индивидуальной предпринимательской деятельностью; б) до внесения соответствующей записи в государственный реестр; в) после аннулирования таковой при ликвидации юридического лица или по желанию индивидуального предпринимателя; г) после вынесения судом определения о признании индивидуального предпринимателя банкротом, вступления в силу приговора суда, которым ему назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок.

Недопустимо рассматривать как осуществление предпринимательской деятельности без регистрации деятельность, осуществляемую после включения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр, но до выдачи документа, подтверждающего данный факт.

Второй формой незаконного предпринимательства выступает осуществление предпринимательской деятельности с нарушением правил

Запрет осуществления предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации представляет собой резервную уголовно-правовую норму и означает (если исправление допущенного нарушения невозможно) отсутствие регистрации, поскольку она предполагает определенные правовые последствия. Возможность исправления технических ошибок (искаженное название юридического лица либо фамилии индивидуального предпринимателя и пр.) не влечет отсутствия регистрации и не является основанием признания деяния преступлением.

В подавляющем большинстве случаев, однако, субъект предпринимательской деятельности не может самостоятельно нарушить правила регистрации, иначе как составляя заведомо ложные сведения. Соблюдение правил есть обязанность должностного лица, которое при их нарушении просто должно отказать в регистрации.

Федеральные законы «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и «О лицензировании отдельных видов деятельности» призваны регулировать отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, изменением их правоспособности, а также в связи с ведением соответствующих государственных реестров.

В то же время этот Закон не оперирует таким понятием, как «правила регистрации». Анализ других нормативно-правовых актов, принятых во исполнение вышеназванных Законов, в том числе и других ведомственных документов министерств и ведомств, также выявил отсутствие легального определения правил регистрации.

При этом законодательством устанавливается единый порядок государственной регистрации как для вновь созданного юридического лица, так и в случае его реорганизации либо внесения изменений в учредительные документы, предусматривающие помимо предоставления необходимых документов уплату государственной пошлины за регистрацию. Более того, юридическое лицо в течение трех дней с момента изменения иных сведений, содержащихся в государственном реестре, обязано сообщить об этом в регистрирующий орган по месту своего нахождения. Данное правило распространяется также на сведения об индивидуальном предпринимателе, которые содержатся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации подпадает и ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

Под нарушением правил регистрации следует понимать непредставление или несвоевременное представление юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями необходимых для включения в соответствующий государственный реестр сведений, таких как, например, изменения в составе учредителей юридического лица, размере уставного капитала либо о новом месте жительства индивидуального предпринимателя.

Еще одна форма незаконного предпринимательства — это осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно.

Данный состав включает в себя: 1) обязанность лица получить лицензию, установленную Федеральным законом (ч. 3 ст. 23, ч. 2 ст. 49 ГК РФ); 2) невыполнение этой обязанности, осуществление незаконной предпринимательской деятельности и наличие иных признаков, относящихся ко всем видам такого предпринимательства. Указанный признак означает, что субъект вообще не имеет лицензии. Она у него отсутствует, хотя должна быть им получена.

Наиболее сложным в данном случае является: а) установить обязанности лица получить разрешение (лицензию); б) определить действительность разрешения (лицензии) для осуществляемой деятельности; в) решить ранее затронутый вопрос о том, что данный вид деятельности подпадает под признаки деятельности, относительно которой федеральным законодательством установлена обязанность получения разрешения.

Перечень видов деятельности, требующих обязательного лицензирования, содержится в Федеральном законе О лицензировании отдельных видов деятельности». К лицензируемым видам деятельности отнесены те виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов РФ и регулирование которых не может осуществляться никакими иными методами, кроме как лицензированием.

Ст. 17 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» хотя и содержит исчерпывающий перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, но при этом законодатель не провел разделительной черты между предпринимательской и иной экономической деятельностью.

В этом же аспекте, налицо незавершенность и самого уголовно-правового запрета — видимо, в современных политических и экономических условиях уголовным законом должно преследоваться не только незаконное предпринимательство, но и любая иная регистрация или дальнейшее функционирование организаций, сопряженные с указанными в диспозиции ст. 171 УК РФ действиями, и распространяться на все некоммерческие организации, регистрирующиеся или действующие на территории Российской Федерации и подпадающие под юрисдикцию России.

Действие Закона не распространяется на следующие виды деятельности: страховая, нотариальная, биржевая, в области связи, профессиональных участников рынка ценных бумаг, таможенного дела и некоторые другие (всего 17), которые перечислены в ч. 2 ст. 1 Закона. Наряду с этим характер осуществления таковой в ряде случаев свидетельствует о предпринимательской деятельности ее участников.

Признавая подобную деятельность предпринимательской, не следует исключать уголовную ответственность виновных лиц за незаконное предпринимательство в форме его осуществления без специального разрешения (лицензии).

Однако, давая уголовно-правовую оценку противоправным действиям, надлежит руководствоваться положениями соответствующих нормативных актов. В силу специфики перечисленных видов деятельности в законодательстве предусмотрен особый порядок лицензирования. Из буквального толкования ст. 17 анализируемого Федерального закона следует, что законодатель привел исчерпывающий перечень видов деятельности, требующих обязательного лицензирования. Введение лицензирования иных видов деятельности возможно только путем внесения дополнений в Закон.

Согласно ст. 5 Закона Правительство РФ утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, раскрывает их содержание. Федеральный закон «О лицензировании» содержит следующее определение понятия «лицензия» — специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю (ст. 2).

Лицензия, или, по-другому, специальное разрешение, — это предоставленная субъекту предпринимательства специальная правоспособность по осуществлению определенного вида деятельности. Материальным его носителем является документ, содержащий решение лицензирующего органа о предоставлении лицензии и подтверждающий ее наличие (ст. 10).

Так, Ленинским районным судом г. Курска был осужден по ч. 1 ст. 171 УК РФ гр. Ветров, который, являясь директором фирмы «Альбина-2», с 4 мая по 12 сентября 2012 г. осуществлял предпринимательскую деятельность в сфере оказания медицинской помощи по излечению варикозного расширения вен женщинам города Курска и Курской области. Срок действия лицензии истек 3 мая 2012 г. (лицензия была приостановлена), при этом все необходимые документы для получения новой лицензии были сданы в Управление лицензирования и аккредитации по Курской области. Прибыль за период с 4 мая по 12 сентября 2012 г. составила 500 тыс. рублей, и соответственно ущерб с учетом всех обстоятельств дела был признан крупным.

Подобная форма незаконного предпринимательства также будет иметь место при осуществлении предпринимательской деятельности: по лицензии, выданной другому юридическому лицу (индивидуальному предпринимателю) или на другой вид деятельности; на основании лицензии, выданной лицензирующим органом субъекта РФ, на территориях иных субъектов РФ до момента уведомления лицензирующих органов данных субъектов (ч. 2 ст. 7 ФЗ); до момента внесения изменений в реестр лицензий при переоформлении документа, подтверждающего наличие лицензии, в случае преобразования юридического лица, изменения его наименования или места его нахождения (имени или местожительства индивидуального предпринимателя) либо продления срока ее действия.

Однако Г.С. Аванесян считает, что осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) может выражаться также в осуществлении лицензируемого вида деятельности после уведомления лицензиата о выдаче ему лицензии, но до уплаты им лицензионного сбора или после уплаты лицензионного сбора, но до получения документа, подтверждающего наличие лицензии. С этим утверждением нельзя согласиться в силу хотя бы того, что событием, с которым закон связывает возникновение права на определенный вид деятельности, является момент фактического принятия решения о выдаче лицензии, а не момент получения документа, подтверждающего ее наличие. Поэтому мы полагаем, что диспозиция рассматриваемой уголовно-правовой нормы не позволяет должным образом учитывать факт осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения в случае отсутствия государственной регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Вызывает недоумение и то обстоятельство, что большинством исследователей отстаивается свободный подход к определению условий лицензирования. Фактически содержание условий лицензирования подвергается расширительному толкованию и дополняется за счет сведений, содержащихся в документе, подтверждающем наличие лицензии и решения о предоставлении лицензии. В итоге авторы к предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования относят: предпринимательскую деятельность по окончании срока действия лицензии до ее продления, осуществление вида деятельности, не указанного в лицензии, не в той местности, где эта деятельность разрешена лицензией, не указанным лицензиатом.

Сотрудники правоохранительных органов, обязанностью которых является прямое противодействие незаконному предпринимательству, не всегда правильно понимают термин «нарушение условий лицензирования».

В результате опроса сотрудников ОБЭП Курской, Белгородском и Орловской областей были получены следующие данные по вопросу понимания нарушения условий лицензирования: на вопрос «Это осуществление вида деятельности, не предусмотренного лицензией, но требующего обязательного лицензирования?» положительно ответили 3% опрошенных; на вопрос «Это несоблюдение обязательных требований и правил осуществления данного вида деятельности?» положительно ответили 36,7%; на вопрос «Это осуществление предпринимательской деятельности по истечении сроков лицензии, в период ее приостановления или после аннулирования лицензии?» положительно ответили 14,3%; на вопрос, что «это действия» остальные — 44%; 2% опрошенных указали на возможность различных комбинаций предложенных вариантов ответов. В свою очередь опрошенные предприниматели (физические и юридические лица) по каждому поставленному перед ними вопросу ответили примерно одинаково — в среднем по 25% (33% — осуществление вида деятельности, не предусмотренного в лицензии, но требующего обязательного лицензирования; 28,4% — несоблюдение обязательных требований и правил осуществления данного вида деятельности; 21,9% — осуществление деятельности по истечении срока действия лицензии, в период приостановление ее действия или после аннулирования лицензии).

Почти все опрошенные признали, что действительно такого рода нарушения могут иметь место со стороны субъектов предпринимательства. Однако рассматривать их как нарушение условий лицензирования было бы неправильно. Все перечисленные случаи, за исключением нарушения обязательных требований и правил осуществления конкретного вида деятельности, следует относить к осуществлению предпринимательской деятельности без специального разрешения. Данный вывод основывается на изучении соответствующих положений Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности». Согласно ст. 2 Закона лицензионные требования и условия — совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий охватывает: а) действия, образующие нарушение требований и условий лицензии; б) причинение крупного ущерба либо извлечение дохода в ином размере; в) причинную связь между нарушением лицензионных требований и условий и последствиями. Нарушение лицензионных требований и условий образуют, например, такие действия, как: осуществление видов предпринимательской деятельности, не предусмотренных в лицензии; несоблюдение технических требований к осуществлению данного вида деятельности (размер необходимой площади, санитарные нормы и оборудование и др.), поскольку ответственность за них не наступает по другим нормам УК РФ; игнорирование обязательных правил, например, предписывающих использование кассовых аппаратов, маркирование продукции и др.

Уголовная ответственность не наступает, если лицензия не предусматривает обязанности соблюдения лицензионных требований и условий и если они не находятся в причинной связи с причиненным крупным ущербом либо не связаны с извлечением дохода в крупном размере.

Таким образом, рассматривая незаконное предпринимательство, объективная сторона которого заключается в нарушении лицензионных требований и условий, предъявляемых к конкретному виду деятельности, необходимо исходить из их равнозначности. При этом желательно, чтобы лицензионные требования и условия нашли свое закрепление в документе, подтверждающем наличие лицензии.

Ущерб и доход как элементы незаконного предпринимательства достаточно полно освещены в научных исследованиях, и поэтому здесь отметим лишь те из них, которые в настоящее время остаются наиболее проблемными и дискуссионными: отсутствие единой позиции по отнесению незаконного предпринимательства к разновидности формальных или материальных составов; возможность-невозможность расширения объекта состава преступления; количественно-качественные характеристики «ущерба» и «дохода».

Ущерб как последствие преступления исчисляется и оценивается судом исходя из конкретных обстоятельств дела и признается крупным, когда он превышает сумму 250 тыс. рублей. В ущерб может включаться вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, его имуществу, в частности вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге) согласно ст. 1095 ГК РФ, а также упущенная выгода. Во всех случаях ущерб должен находиться в причинной связи с незаконностью предпринимательства.

Проведенный среди лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, опрос показал, что больше половины из них (из 150 опрошенных) — 53,4% — понимают под ущербом неуплату налогов, государственной пошлины, лицензионного сбора и иных выплат в соответствии с действующим законодательством; 1,7% — нематериальный вред, выражающийся в нарушении основных принципов добросовестного рыночного хозяйствования; 11,5% — причинение смерти, вреда здоровью граждан, наряду с уничтожением или повреждением собственности, 6,5% к неуплате различных взносов плюсуют нематериальный вред; 5% исходят из совокупности нематериального вреда и вреда жизни и здоровью граждан, факта наличия уничтожения или повреждения собственности.

Эти же вопросы ставились и перед сотрудниками правоохранительных органов, обеспечивающих безопасность на потребительском рынке. 47,9% из 155 опрошенных понимают под ущербом убытки в соответствии с гражданским законодательством; 8,1% включают сюда налоги, подлежащие взысканию с предпринимателей; 24% дополняют указанное, еще и делая акцент на неуплату государственной регистрационной пошлины, регистрационного сбора, иных выплат в связи с оформлением лицензии; остальные затруднились ответить.

Анализируя преступления, совершаемые в экономической сфере, приходится признать, что именно количественные показатели, выступая обязательным признаком состава преступления, служат критерием их разграничения с иными правонарушениями, деяние становится преступлением, лишь достигая определенного уровня или причиняя ущерб определенного размера, величина которых выражается количественным значением стоимостных критериев.

Доход определяется в примечании к ст. 169 УК РФ как извлеченный в крупном размере, если он превышает сумму 250 тыс. рублей, в особо крупном размере — 1 млн. рублей. Сохранение на некоторое время примечания к ст. 171 УК РФ являлось редакционным упущением и юридического значения никогда не имело.

Обобщив вышеизложенное, отметим, что незаконное предпринимательство является длящимся преступлением.

Преступление следует считать оконченным с момента прекращения преступного состояния.

.4 Проблемы защиты прав граждан, пострадавших от незаконного предпринимательства

В сфере регулирования экономической деятельности одной из задач нового законодательства является помощь в развитии и укреплении рыночных отношений в России с соблюдением прав граждан, юридических лиц и интересов государства. Однако несовершенство законодательства вызывает у правоприменителя трудности в применении статей ныне действующего Уголовного кодекса.

В Уголовном кодексе РСФСР в 1993 году была введена статья 162.4 «Незаконное предпринимательство». Правда, привлечение к уголовной ответственности допускалось лишь при условии совершения такого деяния в течение года после наложения административного взыскания за такое же правонарушение. Законодательство стран СНГ, к примеру уголовные кодексы Украины, Молдовы, Узбекистана, Эстонии, Латвии, в которых установлена ответственность за незаконное предпринимательство без регистрации или без лицензии независимо от суммы полученного дохода или причиненного ущерба, если оно продолжалось в течение года после наложения административного взыскания.

В Уголовном кодексе РФ 1997 года состав преступления, предусмотренного ст. 171 — «Незаконное предпринимательство» (осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) в случае, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением условий лицензирования, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству, либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере), в отличие от ранее действовавшего закона, отменяет административную преюдицию и вводит новый состав преступления, квалифицируемый ч. 2 ст. 171 УК РФ, признаками которого являются: организованная группа; извлечение дохода в особо крупных размерах; деяние, совершенное лицом, ранее судимым за незаконное предпринимательство или незаконную банковскую деятельность. Положение по-прежнему таково, что «вряд ли стоит криминализировать предпринимательскую и банковскую деятельность, осуществляемую без лицензии, если это сопряжено с изъятием дохода более 200 минимальных окладов оплаты труда. Такие деяния следовало бы рассматривать как административное правонарушение».

Работая по делу в защиту интересов гражданина О. в конкретном деле, я обнаружил целый ряд противоречий, новых изменений, принятых в соответствии с законами и подзаконными актами, которые по своей сути меняют некоторые квалифицирующие признаки данного правонарушения.

Так, вернемся к фабуле п. б ч. 2 ст. 171 УК РФ, квалифицирующий признак которой — преступное деяния, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере. По мнению доктора юридических наук А.Э. Жалинского: «Крупный доход конкретно не определен уголовным законом. При его исчислении следует учитывать факторы, влияющие на уменьшение объекта налогообложения». В экономике очень широко трактуется понятие «доход» и существует множество определений и градаций дохода.

Тут и валовой доход, и доход в виде процента, доход собственников и другие. В этом случае не работает один из основных юридических постулатов: «Юридическое правило есть то, что оно есть, и нет двух способов понимать его». Гражданский кодекс РФ, давая в ст. 2 определение предпринимательской деятельности, определяет, что она осуществляется с целью извлечения прибыли, логично под доходом понимать именно прибыль. Отдельные ученые юристы отмечают, что для понятия » доход» необходимо обратиться к налоговому законодательству.

Так, П.С. Яни, цитируя для определения п. 2 и 3 статьи 2 Закона «О налоге на прибыль предприятий и организаций», указывает, что в соответствии с положениями данных статей доход и прибыль — это не одно и то же.

Президиум Верховного Суда РФ в своем Постановлении указал — доход составляет фактически по своему объему прибыль, полученную от незаконной предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с ее осуществлением. Изучение судебной практики показало, что по 57% изученных уголовных дел доход, полученный от незаконной предпринимательской деятельности, определялся и исчислялся неверно. Поскольку состав незаконного предпринимательства является относительно новым, заполнение пробелов предполагается дополнить правоприменительным органам. Проблема также усложняется возможностью субъектов РФ издавать подзаконные нормативные акты, касающиеся лицензирования отдельных видов деятельности, что регулируется Постановлением Правительства N 492.

Приведем конкретный пример. В г. Королеве Московской области работала строительная фирма. Лицензия на выполнение строительно-монтажных работ оформлялась в Лицензионной палате в два раза дольше, чем положено по закону.

Причина — загруженность лицензионной палаты и т.д. При проведении налоговой проверки было обнаружено, что несколько месяцев работа фирмы осуществлялась без лицензии, что в соответствии с нормами уголовного законодательства квалифицируется по ч. 2 ст. 171 УК РФ, и материалы налоговой проверки были переданы для проведения расследования в налоговую полицию.

Здесь и стали проявляться недоработки нашего законодательства. Так, закон четко говорит, что необходима лицензия на проведение строительно-монтажных работ, но какие конкретно работы требуют лицензии, определяет классификатор, который в настоящее время находится в стадии утверждения, более того, как отделить строительно-монтажные работы от сопутствующих, таких как уборка мусора, строительство лесов и т.д.

Прибыль юридического лица и доход физического лица — понятия различные как юридически, так и экономически. Обвиняют директора, а прибыль считают предприятия, и даже если рассматривать доход физического лица — директора как одного из учредителей фирмы, получающего доход от владения активами, а не заработную плату, то нужно учитывать, что владельцев, получивших доход, пять человек.

По смыслу разъяснений Верховного Суда РФ необходимо учитывать конкретный доход именного обвиняемого физического лица, притом может быть еще несколько лиц, не являющихся субъектами указанного состава. При том что лица, не получающие дохода в результате незаконного предпринимательства, а работающие за зарплату, к примеру главный бухгалтер или менеджер, не несут за данное деяние ответственности, если только они не были пособниками или соучастниками противоправного умышленного деяния.

Следует отметить, что Верховный Суд восполняет пробелы законодателя. Так, в Бюллетене Верховного Суда РФ N 7 в разделе судебной практики Верховного Суда по вопросу квалификации преступлений приведено дело Кондратьевой, проясняющее одно из понятий — доход в крупном размере как выгоду, полученную от незаконной предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с ее осуществлением.

ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА ПРИ РАССОГЛАСОВАННОСТИ НОРМ УГОЛОВНОГО И «РЕГУЛЯТИВНЫХ» ОТРАСЛЕЙ ПРАВА

Современная нормально функционирующая рыночная экономика невозможна без становления и развития предпринимательства, поскольку именно его легальное воплощение служит базовой составляющей современной российской экономики, что способствует снижению бедности и смертности, формированию в обществе среднего класса.

Во многом преступления, предусмотренные ст. 171 УК РФ, негативно сказываются на показателях социально-экономического развития Российской Федерации.

Необходимым условием эффективности системы предупреждения преступлений, предусмотренных ст. 171 УК РФ, является своевременная реализация первоочередных направлений, доминирующими в числе которых выступают уголовно-правовые меры. Их результативное применение позволяет сдерживать незаконную предпринимательскую деятельность уже на ранней стадии, так как существование правильно работающего уголовно-правового запрета обусловливает более высокую степень предупредительного эффекта от совершения преступлений.

Несмотря на изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 7 апреля 2011 г. N 60-ФЗ в диспозицию ст. 171 УК РФ, вопросы повышения эффективности борьбы с незаконным предпринимательством уголовно-правовыми мерами не перестали быть актуальными.

В частности, законодатель декриминализировал одну из форм незаконного предпринимательства: осуществление предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий.

В науке уголовного права существует дискуссия, касающаяся того, является ли осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий и требований лицензирования незаконным предпринимательством?

Например, предпринимателю разрешили перевозить пассажиров на коммерческой основе легковым автомобильным транспортом. Заниматься этим видом предпринимательства можно на легковых автомобилях, имеющих только передние дверцы, а это может создать трудности при эвакуации пассажиров во время дорожно-транспортных происшествий. В связи с этим уголовная ответственность по ст. 171 УК РФ наступает, если в результате незаконного предпринимательства гражданам, организациям или государству причинен крупный ущерб или это деяние сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Под нарушением условий лицензирования следует понимать, например, реализацию товаров за пределами разрешенной территории, несоблюдение формы упаковки товара, продажу товаров, не включенных в перечень, подлежащих реализации и т.п.

Осуществление предпринимательской деятельности физическим или юридическим лицом, зарегистрировавшим эту деятельность и получившим лицензию на ее ведение, но нарушившим условия осуществления предпринимательской деятельности, определяемые лицензионными требованиями и условиями, также является незаконным.

Позиция другой группы ученых основана на том, что нарушение условий и требований лицензии не является незаконным предпринимательством.

К примеру, В.И. Тюнин ставит под сомнение обоснованность привлечения к уголовной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность с нарушением условий лицензирования, поскольку наличие извлечения дохода в крупном размере, может находиться в весьма отдаленной связи с нарушением условий лицензирования.

Нарушение условий лицензирования не может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ. В данном случае может иметь место лишь гражданско-правовая или административная ответственность.

С.А. Плотников подчеркивает, что необоснованно понижена та граница, когда простое нарушение условий регистрации и лицензирования перерастает в уголовно наказуемое деяние. В качестве лицензионных требований и условий, нарушение которых влечет уголовную ответственность, недопустимо рассматривать также непредставление по запросу лицензирующего органа информации, необходимой для контроля за лицензионной деятельностью. Автор отмечает, что значение термина «лицензионные требования и условия» не ограничивается решением вопроса о допустимости дальнейшего осуществления предпринимательской деятельности с выявленными нарушениями законодательства.

Необходимо иметь в виду, что далеко не всякие нарушения лицензионных требований и условий свидетельствуют о наличии незаконного предпринимательства. Поскольку нарушения такого плана должны носить грубый и преднамеренный характер.

Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» сформулировал некоторые основные лицензионные требования и условия. Общим требованием при осуществлении лицензируемых видов деятельности является соблюдение российского законодательства, экологических, санитарно-эпидемиологических, гигиенических, противопожарных норм и правил, а также положений о лицензировании конкретных видов деятельности. Из этого следует, что механизм нормативно-правового регулирования вопросов, связанных с признанием нарушений условий и требований лицензии при осуществлении предпринимательской деятельности в качестве общественно опасного деяния, находился в ведении иных отраслей российского законодательства.

Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 3 УК РФ преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только уголовным законом. Никакими иными нормативными правовыми актами не могут решаться вопросы уголовной ответственности за незаконное предпринимательство.

Таким образом, более верной представляется позиция тех ученых, которые не относят осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий и требований лицензии к преступлению, предусмотренному ст. 171 УК РФ.

При этом за пределами границ такой декриминализации должна находиться деятельность, например, связанная с передачей лицензии другому юридическому или физическому лицу, нарушение срока действия лицензии.

Многие ученые в вопросах повышения эффективности борьбы с незаконным предпринимательством признают необходимость кардинальных изменений отдельных положений уголовного права, которые могли бы в корне изменить сложившуюся ситуацию. В частности, к таким кардинальным изменениям, относится и применение отдельных положений, использованных в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. Так, некоторые статьи Уголовного кодекса РСФСР, в том числе ст. 162.4 УК РСФСР «Незаконное предпринимательство», предусматривали уголовную ответственность за повторное нарушение запрета, установленного административным законодательством.

Представляется правильной позиция тех ученых, которые считают, что лицо за совершение двух одинаковых с точки зрения закона правонарушений не должно нести различную по своей природе юридическую ответственность, поскольку любое преступление всегда представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания, а административный проступок — это также вид правонарушения, отличающийся от преступления тем, что действие (бездействие), образующее проступок, общественно вредно, но не признается законом общественно опасным. Установление уголовной ответственности за повторное нарушение административно-правового запрета создаст только предпосылки для следственно-судебных ошибок и роста коррупции в сфере предпринимательства, что, в свою очередь, может способствовать развитию теневой активности бизнеса и детерминировать совершение незаконного предпринимательства.

В частности, законодатель в 6 раз увеличил порог, с которого наступает уголовная ответственность по ст. 171 УК РФ. Так, в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ крупным ущербом, доходом признаются ущерб, доход в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным — шесть миллионов рублей.

Данные законодательные изменения имеют определенную профилактическую направленность, в том числе и на лиц, склонных к совершению незаконного предпринимательства. Поскольку занижение планки, с которой начинается уголовная ответственность, отрицательно сказывается на развитии малого и среднего предпринимательства, способствует формированию вокруг него коррупционной среды. Судимость, даже без лишения свободы, влияет на будущую гражданскую активность человека, ограничивает его возможности занятия бизнесом, препятствует реализации его способностей во многих сферах трудовой деятельности, а также влияет на воспитание и будущее его детей.

Целью уголовно-правового запрета незаконного предпринимательства является предупреждение фактического перехода предпринимательской деятельности в сферу незаконной (теневой) экономики, а не наоборот.

Справедливо отмечено Т.В. Пинкевич, что уголовный закон как средство осуществления уголовной политики неразрывно связан с адекватным отражением правовой нормой действительности, правильным определением критериев социальной обусловленности уголовно-правового запрета, которые должны основываться на объективных возможностях права при постоянных изменениях в развитии общества.

Результативность предупредительных мер предопределяется санкциями, установленными ст. 171 УК РФ, и практикой их применения. Спорной представляется позиция ученых, предлагающих для повышения эффективности реализации санкции, предусмотренной ст. 171 УК РФ, включить в указанную уголовно-правовую норму в качестве дополнительного вида наказания запрет заниматься определенной профессиональной деятельностью.

Дело в том, что в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ такой вид наказания, как лишение права заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью, может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части уголовного закона в качестве наказания за соответствующее преступление.

Кроме того, закрепление в санкции статьи о незаконном предпринимательстве такого вида наказания, как установление запрета на осуществление предпринимательской деятельности или занятие руководящих должностей в коммерческих организациях, означает фактически обречение лиц быть незаконными предпринимателями, поскольку для большинства таких лиц предпринимательство является основным источником дохода.

По такому же пути идет и правоприменительная практика. Изучение уголовных дел о незаконном предпринимательстве> показало, что из общего числа осужденных за незаконное предпринимательство были назначены

штраф — 52%;

лишение свободы условно — 38,3%;

обязательные работы — 1%;

лишение свободы с его реальным отбыванием — 4,4%;

из них: лишение свободы до 1 года включительно — 1%, свыше 1 до 2 лет включительно — 1,7%, свыше 2 до 3 лет включительно — 1,4%; свыше 4 до 5 лет включительно — 0,3%.

Кроме того, в качестве дополнительных видов наказания назначались:

штраф — 1,7% случаев;

лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — 0,5% случаев.

Таким образом, измененная редакция ст. 171 УК РФ имеет определенные положительные стороны в предупреждении незаконного предпринимательства, способствующем оздоровлению предпринимательской среды в целом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Дипломная работа посвящена рассмотрению вопроса о квалификации незаконного предпринимательства.

Согласно ст. 51 ГК юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц, каковым является Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Предпринимательской деятельностью могут заниматься граждане (физические лица) без образования юридического лица, зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя, и юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации) в различных организационно-правовых формах и действующие на основе любой формы собственности. Среди юридических лиц этим правом в полной мере пользуются коммерческие организации.

Однако на некоторые виды деятельности (транспортной, юридической, аптечной) коммерческая организация должна получить лицензию. Определенные виды лицензируемой предпринимательской деятельности коммерческие организации могут осуществлять только как исключительные (например, по организации биржевой торговли).

Имеются виды деятельности, на которые установлена монополия государственных предприятий (производство и торговля оружием).

Кроме того, предпринимательская деятельность, осуществляемая помимо государственного контроля, способна в ряде случаев причинить вред здоровью граждан, интересам общественной нравственности, обороны страны и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации.

Помимо рассмотренных признаков предпринимательской деятельности, прямо вытекающих из ее законодательного определения, в литературе предлагаются и некоторые дополнительные признаки. Роль государства в предпринимательской деятельности не сводится только к требованию государственной регистрации подобной деятельности, контролю за его выполнением, но заключается и в ее регулировании. «Государственное регулирование предпринимательской деятельности осуществляется во всех странах рыночной экономики, регулирование экономической жизни предполагает установление общих правил поведения участников рынка. При этом вмешательство государства может использоваться как в целях ограничения или даже подавления нежелательных для общества видов предпринимательской деятельности, так и в целях развития некоторых форм предпринимательства.

Основная цель государственного регулирования предпринимательской деятельности — достижение баланса публичных интересов общества в целом и прежде всего социально не защищенных слоев населения и частных интересов субъектов хозяйствования».

Под государственным регулированием предпринимательской деятельности понимает «прежде всего формирование той внешней среды, в рамках которой данная деятельность протекает» и которая включает, «по крайней мере, следующие основные элементы:

) объективные тенденции, складывающиеся на рынках ресурсов и рынках продуктов и формирующие экономическую конъюнктуру данных рынков (отражающие прежде всего темпы инфляции, уровень процентной ставки, налогообложения, динамику занятости и т.п.);

) инфраструктуру рыночного хозяйства, включающую государственные и частные финансово-кредитные, законодательные и иные институты, которые правительство призвано формировать и совершенствовать в целях недопущения вакуума координации воспроизводства;

) общественные отношения — политические, социально-культурные, правовые, развитие которых должно находиться под неусыпным вниманием государства, что требует, в частности, четкого правового регулирования сферы предпринимательства, всемерного укрепления его политических предпосылок, самого общественного статуса».

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/nezakonnoe-diplomnoy-rabotyi/

— «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ ред. от 01.03.2012

— «Налоговый кодекс Российской Федерации часть первая » от 31.07.1998 N 146-ФЗ ред. от 30.03.2012

— «Налоговый кодекс Российской Федерации часть вторая » от 05.08.2000 N 117-ФЗ ред. от 30.03.2012

— Закон РФ от 21.03.1991 N 943-1 ред. от 21.11.2011 «О налоговых органах Российской Федерации» с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2012

— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23 ред. от 23.12.2010 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации отмывании денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»

— Постановление ВС РФ от 01.07.1993 N 5305-1 с изм. от 30.12.2001 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с упорядочением ответственности за незаконную торговлю»

— «Перечень вопросов для включения в экзаменационные билеты при приеме квалификационного экзамена от лиц, претендующих на приобретение статуса адвоката» утв. решением Совета ФПА РФ 30.11.2010 протокол N 7

— «Соглашение о взаимодействии между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Федеральной налоговой службой» утв. МВД РФ N 1/8656, ФНС РФ N ММВ-27-4/11 13.10.2010

— Приказ Генпрокуратуры РФ N 39, МВД РФ N 1070, МЧС РФ N 1021, Минюста РФ N 253, ФСБ РФ N 780, Минэкономразвития РФ N 353, ФСКН РФ N 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений» вместе с «Типовым положением о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях», «Положением о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений», «Инструкцией о порядке заполнения и представления учетных документов» Зарегистрировано в Минюсте РФ 30.12.2005 N 7339

— «Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности» 3-е издание, дополненное и измененное Тихомиров М.Ю. «Издательство Тихомирова М.Ю.», 2009

— «Практический комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» постатейный Коряковцев В.Г., 2008

— «Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России: Монография» Белых В.С. «Проспект», 2009

— «Предпринимательские объединения: холдинги, финансово-промышленные группы, простые товарищества» Лаптев В.А. «Волтерс Клувер», 2008

— «Комментарий к Федеральному закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» постатейный 2-е издание, переработанное и дополненное Гусева Т.А., Чуряев А.В. «Юстицинформ», 2008

— «Индивидуальный предприниматель: от регистрации до прекращения деятельности» 3-е издание, переработанное и дополненное Гусева Т.А., Ларина Н.В. «Юстицинформ», 2005

— «Российское предпринимательское право: Учебник» отв. ред. И.В. Ершова, Г.Д. Отнюкова «Проспект», 2011

— «Индивидуальный предприниматель: Практическое пособие» Кыров А.А. «Проспект», 2010

— «Предпринимательское право: Учебное пособие» 3-е издание, исправленное и дополненное Смагина И.А. «Омега-Л», 2009

— «Предпринимательское право: Учебное пособие» 2-е издание, исправленное и дополненное Беляева О.А. под ред. В.Б. Ляндреса «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2009

— Об уголовной ответственности за незаконное предпринимательство в профессиональном спорте часть 1 Сараев В.В. «Спорт: экономика, право, управление», 2011, N 4

— Саморегулирование как альтернатива лицензированию предпринимательской деятельности Субанова Н.В. «Административное и муниципальное право», 2011, N 8

— К вопросу о координации деятельности правоохранительных органов по профилактике незаконного предпринимательства Середа И.М., Суханов С.В. «Юридический мир», 2011, N 7

— Анализ некоторых изменений законодательной регламентации уголовной ответственности за незаконное предпринимательство Середа И.М., Суханов С.В. «Российский следователь», 2011, N 14

— Ретроспективный анализ норм отечественного законодательства об ответственности за незаконное участие государственных служащих в предпринимательской деятельности Чукичев Ю.В. «Административное и муниципальное право», 2011, N 2

— Безлицензионная деятельность субъектов предпринимательства Субанова Н. «Уголовное право», 2011, N 1

— Некоторые организационно-тактические особенности первоначального этапа расследования незаконного предпринимательства ст. 171 УК РФ Решетникова Т.В. «Общество и право», 2010, N 5

— Некоторые особенности установления объективных признаков состава незаконного предпринимательства Занько М.В. «Российский следователь», 2010, N 6

— Актуальные проблемы выявления признаков незаконного предпринимательства в сфере оборота лома и отходов черных и цветных металлов, пути их разрешения Петросян Д.А. «Российский следователь», 2010, N 1

— Цивилистический анализ при установлении признаков незаконного предпринимательства Яни П.С. «Цивилист», 2009, N 4

— Противодействие схемам легализации доходов, полученных в результате незаконной предпринимательской деятельности Фуртат Е.В. «Российский следователь», 2009, N 16

— Сдача недвижимости внаем как незаконное предпринимательство Яни П.С. «Законность», 2009, N 6

— Криминологическая характеристика личности незаконного предпринимателя Суханов С.В. «Российский следователь», 2009, N 12

— Проверки предпринимателей могут быть! Кукушкин Д.А. «Налоги» газета , 2009, N 11

— Применение контрольно-надзорными органами законодательства об административной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности Шалыгин Б.И. «Административное право», 2009, N 1

— Основные тенденции развития института уголовной ответственности за незаконное предпринимательство в России Полянина А.В. «Общество и право», 2009, N 1

— Понятие крупного ущерба, причиненного незаконным предпринимательством Куркин Д.М. «Юридический мир», 2009, N 1

— Проблемы квалификации незаконного предпринимательства ст. 171 УК РФ при рассогласованности норм уголовного и «регулятивных» отраслей права Винокуров В.Н. «Российская юстиция», 2008, N 11

— Понятие дохода от незаконной предпринимательской деятельности ст. 171 УК РФ Гарбатович Д.А. «Налоги» газета , 2008, N 43