Должным образом не изучена и требует более глубокого анализа и осмысления

Дипломная работа
Содержание скрыть

Актуальность выпускной квалификационной работы заключается в том, что существование института отвода (самоотвода) в гражданском процессе способствует обеспечению объективного и беспристрастного рассмотрения дел в судах общей юрисдикции. Устранение небеспристрастного судьи из процесса обеспечивает защиту интересов участников гражданского процесса, так как участие такого судьи в разрешении дела по существу может способствовать принятию неправомерных решений, а также выступает в качестве гарантий законности, независимости суда, беспристрастности при разрешении дел по существу. Институт отвода (самоотвода) является межотраслевым, и его положения находят выражение не только в ГПК РФ и других процессуальных кодексах, но и в различных федеральных законах (например, ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Таким образом, данный институт является необходимым элементом правильного и беспристрастного рассмотрения и разрешения гражданских дел. Но в настоящее время ввиду наличия определенных теоретических и практических проблем института отвода (самоотвода) он не в состоянии обеспечить выполнение возложенных на него задач. Соответственно, унификация положений процессуальных кодексов в части регулирования института отвода (самоотвода) и решение иных теоретических и практических проблем института должны способствовать обеспечению эффективности применения этого института на практике.

Степень научной разработанности темы. Первые упоминания об институте отвода (самоотвода) относят к римскому процессуальному праву. В России же первое упоминание об отводе связывают с Соборным Уложением 1649 г. Институт отвода (самоотвода) довольно слабо исследован в настоящее время, о чем свидетельствует практически полное отсутствие монографических и диссертационных исследований в данной области. Среди авторов монографий и диссертаций, изучающих данную тему можно отметить Д.Г. Нохрина1, А.В. Науменкова2, Р.В. Колпакова3. Таким образом, исследуемая тема должным образом не изучена и требует более глубокого анализа и осмысления.

Объектом исследования являются регулируемые нормами гражданского процессуального права общественные отношения, складывающиеся в процессе отвода (самоотвода) судей при рассмотрении споров судами общей юрисдикции.

Методологическая основа исследования представлена специально юридическими методами, среди которых исторический метод, сравнительноправовой метод, формально-логический метод, метод толкования права, метод системного анализа.

Целями выпускной квалификационной работы являются: изучение проблем теоретического и практического характера, связанных с реализацией института отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе, а также определение значения отвода судей как гарантии принципов законности в современном российском праве.

50 стр., 24681 слов

Проблемы экологической безопасности Китая: национальный и международный аспекты

... проблем занимаются в Китайской академии охраны окружающей среды, Южно-китайском институте наук об окружающей среде, университете Цинхуа, Китайской Академии природоохранного планирования. Из западных институтов, занимающихся проблемами экологической безопасности мира можно выделить институт Блэксмита, занимающийся изучением экологии Китая ...

Поставленные цели достигаются посредством решения следующих взаимосвязанных задач: исследовать правовую природу отвода судей как института гражданского процесса, проанализировать процесс развития института отвода судей в процессуальном праве, рассмотреть проблемы развития указанного института в гражданском процессе.

Теоретическая основа исследования представлена работами Т.Ф. Арабовой, Ф.Н. Багутдинова, С.П. Богданович, М.Ж. Восканяна, Н.Р. Гагиевой, Е.Ю. Есевой, М.И. Клеандрова, А.А. Михайловой, А.В. Науменкова, Е.А. Нефедьева, Д.Г. Нохрина, Г.Л. Осокиной, Ю.В. Тай, С.В. Тетюева и др.

См.: Нохрин Д.Г. Государственное принуждение в гражданском судопроизводстве: монография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 93.

Науменков А.В. Отвод судей в арбитражном процессе: дис. … канд. юрид. наук:

М., 2002. С. 45, 47, 59 – 60, 80.

URL: #5460991 (дата обращения: 23.04.2017).

Помимо специальной юридической литературы автором изучались комментарии к действующему законодательству под редакцией О.Н. Арестовой, Ю.Ф. Беспалова, М.А. Викута, П.В. Крашенниникова, А.А. Мохова, А.П. Рыжакова, а также юридические словари под редакцией В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева.

Структура выпускной квалификационной работы состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

Глава 1 Отвод (самоотвод) судей как институт гражданского процесса

1.1 Развитие института отвода (самоотвода) судей в процессуальном

праве различных стран

В ст. 120 Конституции Российской Федерации4 закреплен один из важнейших принципов судопроизводства, который предусматривает независимость судей и подчинение их только Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Данный принцип находит свое отражение также в ст. 8 ГПК РФ5.

«Поскольку важнейшими факторами при реализации данных принципов гражданского процесса являются объективность и беспристрастность судей, возникает вопрос: как добиться объективности и беспристрастности от суда сегодня в отсутствие института народных заседателей, когда судья первой инстанции рассматривает гражданские дела единолично? Казалось бы, при таких обстоятельствах обеспечению справедливого правосудия может и должен способствовать институт отвода судей»6. Институт отвода судей является межотраслевым, о чем свидетельствует наличие соответствующих норм об отводе в положениях ГПК РФ, АПК РФ7, КАС РФ8, УПК РФ9.

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. (ред. от 03.07.2016) № 138-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

3 стр., 1433 слов

Прокуратура как правовой институт в Российской Федерации

... эффективный прокурорский надзор. Целью работы является исследование прокуратуры как правового института. Для достижения поставленной цели необходимо решить Изучить теоретические аспекты организации деятельности прокуратуры в РФ; Рассмотреть прокуратуру как правовой институт в Российской Федерации; Выявить основные принципы ...

Есева Е.Ю. Отвод судьи в гражданском процессе: реальность или фикция? // Администратор суда. 2012. № 1. С. 7.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. (ред. от 23.06.2016) № 95-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 г. (ред. от 03.07.2016) № 21-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. (ред. от 06.07.2016) № 174-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

«Институт отвода призван обеспечить правильное, то есть объективное и беспристрастное рассмотрение и разрешение судом дела и тем самым достижение конечной цели правосудия – защиты действительно нарушенных или оспоренных субъективных прав, свобод и охраняемых законом интересов»10.

Изучение института отвода (самоотвода) в гражданском процессуальном праве представляется неполным без рассмотрения динамики его развития. Поэтому необходимо исследовать его развитие в объективной действительности, в том числе, на примере опыта отдельных стран.

Отвод (самоотвод) как институт процессуального права сформировался не сразу. Данный институт развивался с течением времени не только в России, но и в зарубежных странах.

Первое упоминание о, так называемом, устранении судей появилось в римском процессуальном праве.

В основе института отвода судей по римскому процессуальному праву лежало правило о том, что судьи выбираются по взаимному согласию сторон в процессе, а впоследствии утверждаются магистратом. Истец в римском процессуальном праве мог предложить кандидатуру судьи из списка претора, а ответчик или согласиться, или отвергнуть предложенную кандидатуру судьи. При этом не требовалось мотивировки причины, по которой отдельный кандидат отвергается11.

Таким образом, в случае несогласия ответчика с кандидатурой судьи, предложенной истцом, такой судья считался отведенным.

«В римском формулярном процессе существовала ответственность за злоупотребление правом на отвод судьи. Если ответчик злоупотреблял своим правом, и претор устанавливал, что это делается, чтобы уклониться от процесса, то ответчик признавался незащищающимся, и истец получал во

Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М.: Норма, 2010. С. 120.

Нефедьев Е.А. Устранение судей в гражданском процессе. – Казань: Типография

Императорского Казанского университета, 1885. С. 9 – 10. владение его имущество. Цели, которых пытаются достичь участники процесса, заявляя заведомо необоснованные и многократные отводы, с римских времен не изменились. В современном гражданском процессе заявление об отводе может позволить недобросовестной стороне выиграть время и отдалить момент принятия судебного акта не в свою пользу»12.

При отводе судьи истцом предлагалась другая кандидатура, с которой

ответчик должен был согласиться. В ином случае процедура повторялась. При достижении согласия относительно кандидатуры судьи претором выдавался приказ соответствующему лицу, на основании которого дело переходило к рассмотрению13.

3 стр., 1473 слов

Субъекты арбитражно-процессуального права

... защиту нарушенного или оспоренного права. Арбитражные суды как субъекты арбитражного процессуального права подразделяются на две группы: - рассматривающие дела по существу (арбитражные суды субъектов РФ и Высший Арбитражный Суд РФ по делам, отнесенным к его ведению); ...

Таким образом, римское процессуальное право объединяло право ответчика на отвод судьи, а также правило о согласованности кандидатуры судьи сторонами14.

У государства отсутствовала какая-либо заинтересованность в выяснении причин отвода судьи. Это было непосредственно связано с тем, что можно было предложить ответчику любого другого судью из списка претора. Но при этом государство не устранялось от решения отдельных вопросов, связанных с отводом судьи. Например, государством указывалось на то, что выбор судьи должен был производиться исключительно из списка претора. Таким образом, стороны согласовывали кандидатуру судьи, но не определяли сам перечень кандидатов15.

«При этом в список претора не могли быть внесены, рабы, женщины, глухонемые, несовершеннолетние. Если эти препятствия были выявлены после назначения лица судьей, то оно лишалось права исполнять возложенные на него обязанности и заменялось другим судьей»16.

Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. № 8. С. 10.

Науменков А.В. Отвод судей в арбитражном процессе: дис. … канд. юрид. наук: М., 2002. С. 45.

Там же. С. 45.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 13.

Там же. С. 13.

Препятствием для исполнения обязанностей судьи по римскому процессуальному праву также выступало его участие в данном процессе в качестве одной из сторон, а также наличие имущественного интереса судьи по отношению к кому-либо из тяжущихся17.

В дальнейшем институт отвода в римском процессуальном праве претерпел существенные изменения.

С развитием римского процессуального права выбор судьи для рассмотрения дела осуществлялся вне выражения воли сторон18.

В отличие от предыдущего этапа, в данном случае отвод мог заявляться как ответчиком, так и истцом. Это также связано с тем, что стороны не выбирали судью по взаимному согласию, как это было ранее. Заявление отвода было связано с той или иной заинтересованностью судьи, ссылаясь на которую, стороны должны были ее обосновать. При этом судья не подлежал отводу, к нему лишь присоединялся другой судья для обеспечения беспристрастности при разрешении дела. В отдельных случаях обоснования причин отвода не требовалось19.

В качестве препятствий для исполнения обязанностей судьи наряду с вышеуказанными признавалось пристрастие судьи при рассмотрении дела в связи со сложившимися личными отношениями с одной из сторон процесса20.

Таким образом, речь идет также о заинтересованности судьи при разрешении спора.

В римском процессуальном праве не был развит институт самоотвода в той мере, в которой он развит в современном гражданском процессуальном праве.

Судья по римскому процессуальному праву обязан был исполнять возложенные на него обязанности, отказ от которых был возможен в

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 15.

Там же. С. 19.

Там же. С. 20.

Там же. С. 22. исключительных случаях (например, по роду занятий, семейным и другим признанным уважительными причинам)21.

«Судья мог быть освобожден от рассмотрения дела в случае его неспособности осуществлять свои обязанности. В таком случае он заменялся другим судьей. Судья до его назначения мог указать сторонам на то, почему он не может быть беспристрастным при разрешении их дела, но при этом он не отводился, за исключением случая, если ответчик впоследствии отвергал его кандидатуру»22.

29 стр., 14478 слов

Процессуальные гарантии прав обвиняемого в стадии досудебного расследования

... лиц - дознавателя, прокурора, судей - по обеспечению прав и законных интересов указанных лиц; совокупность прав, предоставленная каждому лицу, участвующему в уголовном процессе. Содержание процессуальных гарантий не исчерпывается вышепере-численными ...

Как выше указывалось, институт самоотвода не нашел должного выражения в процессуальном римском праве в том числе в связи с тем, что в формулярном процессе стороны сами выбирали судью из списка претора, никакие обстоятельства не могли сделать выбранного судью подозрительным для сторон и неспособным осуществлять свои обязанности.

Помимо Римского государства институт отвода (самоотвода) с определенной спецификой развивался в немецком процессуальном праве.

Юридическим основанием для отвода по немецкому процессуальному праву 19 вв. стал Устав гражданского судопроизводства Германской Империи от 30 января 1877 года23.

«Параграф 41 Устава гражданского судопроизводства Германской Империи перечислил основные положения, подчеркивающие неспособность судьи и его пристрастие при разрешении конкретного дела. Таким образом, обстоятельствами, влекущими отвод судьи в немецком процессуальном праве по Уставу признавались: участие судьи в делах, по которым он выступает в статусе свидетеля, эксперта; в качестве одной из сторон; участие в роли судьи по делам его супруги, даже в случае, когда брак прекращен; участие в делах лиц, состоящих с судьей в отношениях родства или свойства; участие судьи по

Науменков А.В. Указ. соч. С. 47.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 15.

Там же. С. 24. делам, в которых он выступает представителем одной из сторон, в том числе законным представителем»24.

Последствием наличия оснований для признания судьи относительно неспособным являлось устранение судьи из процесса и замена его другим лицом25.

Впоследствии институт отвода был реформирован, а именно, иначе определялись основания для отвода, их содержание и необходимость обоснования.

Таким образом, если судья не заявил о самоустранении из процесса или не был устранен судом, ему мог быть заявлен отвод сторонами. При этом основанием отвода являлась подозрительность судьи, что по сути означало его пристрастие при рассмотрении и разрешении дела. Подозрительность судьи определялась через категории родства, свойства судьи с какой-либо из сторон, его заинтересованности в исходе дела. Стороны, заявляющие отвод, должны были отразить причину, по которой тот или иной судья не является беспристрастным26.

В дальнейшем, в процессуальном праве Германии была предпринята попытка внести в него изменения, согласно которым заявление отвода сторонами сопровождалось присягой, при этом обоснование причины отвода не требовалось. В связи с этим, данная форма отвода была введена и существовала некоторое время. Но несмотря на то, что она была более простой в применении, так как не требовалось доказывания причины отвода, ее существование в истории оценивается негативно27.

Таким образом, позиции относительно оснований отвода в процессуальном праве Германии были подвержены различным изменениям. Создавались отдельные кодексы (уставы), в одних из которых перечень

Нефедьев. Е.А. Указ соч. С. 24.

Там же. С. 29.

Там же. С. 31 – 32.

Там же. С. 36. оснований для отвода был открытым, в других же – заявление отвода не допускалось по иным основаниям, нежели были предусмотрены законом28.

Что касается предоставления доказательств для обоснования причины отвода, то немецкие ученые – процессуалисты придерживались различных позиций: начиная с полной или частичной необходимости доказывания причины отвода, заканчивая полным отсутствием необходимости такого доказывания29.

43 стр., 21033 слов

Правовое положение мировых судей в судебной системе РФ

... Устюжаниновой, В.В. Дорошкова, В.В. Золотых, С.В. Лонской, В.Н. Ткачева. Целью данной дипломной работы является исследование мировых судей в системе гражданского судопроизводства как части судебной системы России. Для достижения ...

«Может быть юридической природе отвода судей соответствовал бы немотивированный отвод по аналогии с римским формулярным правом, но такой отвод несовместим с принципом назначения судей государством. В Риме уже при extraordinaria cognitio при заявлении отвода требовалось указание причин. Общегерманское право, под влиянием канонического, также требует указания причин при заявлении отвода судье, так как именно в этом случае суд имеет возможность проверить достаточность причин для отвода и тем самым соблюсти публичные интересы»30.

И. Бентам утверждал, что «существование внешних причин отвода не всегда обуславливает саму необходимость его удовлетворения, так, например, наличие родственных связей не всегда говорит о глубокой эмоциональной привязанности, о положительном отношении к родственнику»31.

Рассмотрение заявленных отводов в немецком процессуальном праве допускалось как с устными объяснениями сторон, так и без таких объяснений. В том случае, когда объяснения не давались, суд учитывал любые сведения, полученные им каким-либо путем и способные служить к разъяснению вопроса о правильности отвода32.

В немецком процессуальном праве также решался вопрос о времени, в течение которого может быть заявлен отвод.

Нефедьев. Е.А. Указ соч. С. 38.

Там же. С. 39.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 59 – 60.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 35.

Там же. С. 41.

«Отвод по общему правилу мог быть заявлен только до начала рассмотрения дела по существу. В ходе рассмотрения дела заявление о самоотводе или отводе допускалось только в случае, если основания к этому стали известны лицу, заявляющему отвод, после начала рассмотрения дела по существу. Это правило, ограничивающее право на заявление об отводе по времени, существовало также в римском праве. Стороны могли заявить об отводе только до litis contestation»33.

Положения римского и немецкого процессуального права о времени заявления отвода также аналогичны процессуальным нормам ГПК РФ (ч. 2 ст. 19), АПК РФ (ч. 2 ст. 24), КАС РФ (ч. 2 ст. 34), УПК РФ (ч. 2 ст. 64) об отводе, действующих в настоящее время.

В немецкой юриспруденции долгое время существовал спор о возможности отвода всего состава судей. Основанием существования такой теории являлась вероятность наличия подозрения по отношению к каждому из состава судей. Но большинство немецких процессуалистов не поддерживали эту теорию, аргументируя тем, что совокупность подозрений против отдельных судей не может составить подозрение против всего состава, как самостоятельного элемента. На основании этого, в большинстве законодательных актов Германии, вопрос об отводе всего состава суда не находил отражения34.

Ослабление принципа состязательности в немецком процессуальном праве способствовало формированию института самоотвода. При этом забота о беспристрастии судьи возлагалась на государство, в связи с чем немецкое законодательство признало судей обязанными устраниться из процесса по своей инициативе вследствие наличия препятствий для разрешения ими дела по существу35.

Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Указ. соч. С. 2.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 45.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 63.

Способы самоотвода судьи по немецкому процессуальному праву также

были различны. Так, судья мог указать на наличие оснований для отвода сторонам в рамках процесса или сообщить об этом суду самостоятельно36.

4 стр., 1958 слов

Рассмотрение дел об административных правонарушениях мировыми судьями (2)

... процесса; 5) отводы, ходатайства и результаты их рассмотрения; 6) объяснения, показания, пояснения и заключения соответствующих лиц, участвующих в рассмотрении дела; 7) документы, исследованные при рассмотрении дела. Протокол о рассмотрении дела об административном правонарушении подписывается судьей и ...

Самоотвод судьи по немецкому процессуальному праву применялся в качестве дополнительного способа отвода судей и действовал в целях упрощения его процедуры. Упрощение процедуры отвода судей заключалось в том, что при самоотводе от сторон не требовалось указания на причины такого отвода в связи с тем, что судья сам сообщал о наличии того или иного обстоятельства, препятствующего исполнению им своих обязанностей37.

В процессуальном праве Германии отсутствовала дополнительная регламентация порядка и оснований самоотвода, то есть применялись те же правила, что и при отводе судей. При этом аналогичный порядок действует в процессуальном законодательстве Российской Федерации в настоящее время.

Необходимо отметить, что в действующем гражданском процессуальном законодательстве Германии судья представляет объяснения по поводу заявленного против него отвода38.

В процессуальном праве Германии также допускается обжалование отказа в производстве отвода, но самостоятельно определение об отводе не подлежит обжалованию39.

Динамику развития института отвода (самоотвода) также можно проследить, рассматривая французское процессуальное право.

В судебной системе каждого государства фигура судьи занимает важное место. Судья обладает соответствующим статусом и авторитетом. В процессуальном праве Франции акцентировалось внимание на статусе судей как лиц, осуществляющих правосудие. Соответственно, институт отвода защищал интересы не только тяжущихся, но и самого судьи. При этом во французском процессуальном праве существовала позиция, в соответствии с

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 43.

Там же. С. 44.

Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Указ. соч. С. 8.

Там же. С. 10. которой заявленным судье отводом ему наносится тяжелейшее оскорбление. Насколько обидным представлялся отвод французскому судье видно из рассказа Bourbeau, согласно которому французский судья, которому одним из тяжущихся был заявлен отвод, расплакался от этого, при том, что сам он характеризовался как человек стойкий и обладающий твердостью характера40.

Вследствие этого, французское процессуальное право стремилось ограничить случаи, при которых возможно было заявление отвода французскому судье. В связи с этим, заявление отвода по французскому процессуальному праву допускалось по основаниям, поименованным в законе. Это было необходимо в целях исключения возможности выдвижения неосновательного отвода судьям. По этим же причинам особое значение уделялось обоснованию заявленного отвода41.

Но из этого правила существовало исключение, формальным основанием которого выступал Нантский Эдикт 1598 г. Согласно Эдикту, протестанты могли отвести двух судей – католиков без указания оснований и обоснования отвода. Также в общем порядке они могли отвести других судей. Подобное исключение было вызвано ненавистью католиков, в том числе судей, к протестантам и, соответственно, предвзятым отношением к последним. Данное правило относительно протестантов действовало лишь до 1685 г., далее Нантский Эдикт был отменен42.

В дальнейшем, развитию института отвода способствовало принятие Ордонанса 1667 г. Его принятие обуславливалось существующей на тот период времени неопределенностью в регулировании института отвода43.

3 стр., 1163 слов

Конституционно-правовой статус Судей в РК

... стаж работы по юридической профессии не менее двух лет. Дополнительные требования к судьям установлены Указом Президента, имеющим силу конституционного закона, « О судах и статусе судей в Республике Казахстан»* .....

Ордонансом 1667 г. устанавливалось то, что заявление отвода должно было сопровождаться указанием на его причину. Основания отводов в этот период времени были немногочисленны. Но Ордонанс также не решал всех проблем, связанных с регулированием института отвода, так как помимо

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 48.

Там же. С. 49.

Там же. С. 49 – 50.

Там же. С. 51. оснований, указанных в законе, отвод мог был быть заявлен по иным причинам, достаточность которых для отвода определял суд44.

Ордонанс 1667 г. впоследствии сменил Гражданский процессуальный кодекс Франции, который изменил перечень оснований, по которым может быть заявлен отвод, а также указал на то, что заявление отвода не допускается по основаниям, не указанным в законе45.

«Ст. 378 ГПК Франции предусматривала следующие основания для отвода: отношения родства или свойства судьи с одной из сторон или с обеими сторонами, отношения родства или свойства жены судьи с одной из сторон или судьи с женой одной из сторон, сложившиеся враждебные отношения судьи с одной из сторон, опекунство или попечительство судьи над одной из сторон и др. Нельзя не отметить то, что Гражданский процессуальный кодекс Франции также отошел от принципа немотивированного отвода, закрепленного Ордонансом»46.

Таким образом, институт отвода был существенно реформирован, так как новые положения Кодекса значительно отличались от тех, которые закреплял в себе Ордонанс 1667 г.

«Гражданский процессуальный кодекс Франции устанавливал также срок для заявления отвода. Отвод допускался лишь до начала объяснений сторон. Если по делу началась предварительная письменная подготовка, то отвод подавался до ее окончания, за исключением случаев, когда основания для отвода возникли позднее»47.

Специфична также и процедура рассмотрения заявленного отвода. По Гражданскому процессуальному кодексу Франции заявление отвода осуществлялось через секретариат суда. Далее, такое заявление рассматривалось судом в отсутствие отводимого судьи и без вызова сторон. На данном этапе решался исключительно вопрос о наличии оснований для

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 51.

Там же. С. 51.

Там же. С. 52 – 53.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 70. отвода. Если суд приходил к выводу, что отвод судьи в данном случае недопустим, то никаких последствий не наступало. В противном случае, о наличии основания для отвода сообщалось отводимому судье, который давал объяснения по этому поводу. Объяснения также предполагали указание на факт согласия или несогласия относительно обстоятельств, на которые ссылалась одна из сторон. В случае отрицания наличия обстоятельств, препятствующих деятельности судьи, сторона, заявившая отвод, должна была доказать наличие таких оснований в действительности. Как правило, в качестве доказательств выступали документы или свидетельские показания. В том случае, если сторона, заявившая отвод, не могла доказать фактическое наличие основания для отвода судьи, то суд мог либо прибегнуть к свидетельским показаниям при наличии таковых, либо отказать в отводе судьи, основываясь на отрицании судьей наличия конкретных обстоятельств48.

Особое значение в процессуальном праве Франции имели последствия отказа в отводе судьи. Негативные последствия для судьи не возникали, так как он продолжал выполнять возложенные на него обязанности. Гражданский процессуальный кодекс Франции предусматривал, что на сторону, которая заявила отвод по иным основаниям, нежели указаны в законе или не смогла доказать наличие обстоятельств, препятствующих деятельности судьи, налагался штраф49.

5 стр., 2067 слов

Отвод судьи в гражданском процессе

... субъективного воздействия на него. Именно этим фактором обусловлены нормы процессуального законодательства, запрещающие судье рассматривать дело в случае, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, ... в законе, но при этом надо учитывать, что право на справедливое правоприменение не означает права на произвол. Судья вправе отступить от апробированного толкования лишь в том ...

Установление ответственности, вероятно, служило укреплению авторитета судебной власти, поддержанию доверительного отношения к судебной системе и недопущению умаления высокого статуса отдельного судьи. Также это способствовало предупреждению злоупотребления правом со стороны кого-либо из тяжущихся.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 54 – 55.

Там же. С. 55 – 56.

Французское процессуальное право допускало обжалование определения суда, разрешающего вопрос об отводе судьи в порядке апелляционного производства50.

Субъектом обжалования таких определений выступала сторона, заявившая отвод. Относительно обжалования определений об отводе другой стороной или судьей в процессуальном праве Франции складывались противоречивые позиции и подходы51.

Гражданский процессуальный кодекс Франции предусматривал возможность отвода суда в полном составе. Аналогичное положение рассматривалось выше применительно к немецкому процессуальному праву. Такой отвод допускался в случаях, когда он был заявлен против всех судей или против определенного числа судей при невозможности дальнейшего рассмотрения дела в их отсутствие. Таким образом, в случае отвода всего состава суда, логичным последствием выступала передача дела из этого суда в другой. Но передача дела в другой суд препятствовала своевременному разрешению спора, потому что, как правило, передача сопровождалась затягиванием процесса, что наносило вред интересам другой стороны. Предполагалось, что зачастую отвод всему составу суда заявлялся в целях отказа от своих требований или возражений противоположной стороной. В целях предупреждения такого злоупотребления правом, в Гражданском процессуальном кодексе Франции детально регламентировались конкретные правила и процедура передачи дела в другой суд52.

«Французским законодательством устанавливалась процедура самоотвода судей. При этом судья не мог по своему желанию устраниться из процесса. При наличии оснований, свидетельствующих о невозможности рассмотрения дела конкретным судьей, он указывал на эти обстоятельства

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 57.

Там же. С. 57.

Там же. С. 72 – 73. суду. Затем суд решал следует ли судье устраниться из процесса или он должен продолжить исполнение возложенных на него обязанностей»53.

Таким образом, самоотвод судьи ставился в прямую зависимость от решения суда, хотя данное правило не носило императивного характера.

Институт самоотвода судей по французскому процессуальному праву имел особенность, которая заключалась в том, что судьям предоставлялась свобода самоустранения. Таким образом, они не были связаны сроком заявления самоотвода, а также могли ссылаться на основания, не закрепленные в законе, но подчеркивающие пристрастие судьи при разрешении конкретного дела54.

Особый интерес представляет изучение процесса становления и развития института отвода (самоотвода) в России.

Р.Д. Колпаков связывает возникновение института отвода (самоотвода) с появлением его положений в нормах письменных памятников русского права и в этой связи он подчеркивает, что «формирование норм об отводе (самоотводе) в гражданском судопроизводстве началось при становлении государства и права Древней Руси. Определить точный момент зарождения рассматриваемого института отвода (самоотвода) довольно сложно, но первыми источниками русского процессуального права, закреплявшими его правила, были судные и уставные грамоты периода феодальной раздробленности XII-XIV вв., формировавшие и развивавшие судопроизводственное законодательство того времени. Наиболее известной из судных грамот, закреплявшей установления об отводе, является Псковская Судная грамота 1467 г., которая в ст. 23 содержала не что иное, как норму об отводе, наделявшей истца правом возражать против допроса свидетеля, принимавшего участие в драке между ним и ответчиком на стороне ответчика, предполагая его заинтересованность в исходе дела в пользу ответчика и небеспристрастность к истцу. Из статьи следует, что при наличии

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 59.

Там же. С. 61. вышеуказанных обстоятельств и в случае, если истец заявит о них в суде, суд проверял это заявление путем разрешения вопросов о возможности допроса лица в качестве свидетеля и его замены, посредством выявления иного свидетеля, способного беспристрастно подтвердить обстоятельства произошедшего. Наряду с судными грамотами, положения об отводах имели место в уставных грамотах, примером которых является Уставная грамота посадским людям в городе Шуе, о суде, расправе и сборе разных пошлин 1606 г., содержавшая правило об отводе свидетеля, если он имел статус попа, дьякона. Другой памятник права – Судебник Царя Федора Ивановича 1589 г. – также устанавливал правило об отводе и впервые закреплял подобную терминологию»55.

«Но при этом названные памятники права не содержали указания на отвод (самоотвод) судьи. Ни Русская Правда, ни Судебник 1497 года не предусматривали отвод судей, говоря только о «неправом суде». Судебник 1550 года также не обговаривал отвод судей, хотя обязывал суд не дружить ни с кем и не мстить никому»56.

Поэтому появление института отвода судей в гражданском судопроизводстве России связывается только с принятием Соборного Уложения 1649 г57.

Основаниями отвода по нему являлись свойство или дружба, но при этом отвод допускался и по иным основаниям. Институт отвода по Соборному Уложению отличался неопределенностью оснований для устранения судей из процесса58.

Колпаков Р.Д. Динамика нормативно-правовой регламентации института отвода (самоотвода) в гражданском судопроизводстве России // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. № 6. С. 78.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 82.

Там же. С. 82.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 88.

Основания для отвода по российскому процессуальному праву имели немало схожего с немецким процессуальным правом. При этом перечень таких оснований также не был исчерпывающим59.

Это было обусловлено тем, что если отвод был заявлен судье, заседавшем в приказе, то его рассмотрением занимался царь. В этом случае, он, скорее, руководствовался принципом справедливости или основывался на доводах, приведенных стороной, заявившей отвод, нежели занимался установлением свойства или дружбы судьи с кем-либо из участников процесса. Таким образом, царь мог рассмотреть любое не закрепленное Уложением и должным образом аргументированное основание для отвода. Отводы, заявленные в отношении областных судей, рассматривались в соответствующих приказах60.

Соборное Уложение 1649 г. устанавливало определенные особенности, касающиеся института отвода.

Так, заявление отвода допускалось исключительно с обоснованием причин, так как перечень оснований для отвода не был закрытым. Также Уложением определялся срок заявления отвода. Об устранении судьи могло было быть заявлено до постановления решения суда. Особенностью развития института отвода в этот период также было то, что отвод не мог был быть заявлен более двух раз. При этом один раз его мог заявить истец, а второй – ответчик. Подобное ограничение вытекало из единоличного рассмотрения дела в этот период времени. Таким образом, отвод судьи требовал передачи дела в другой суд, что, как отмечалось ранее применительно к французскому процессуальному праву, влекло затягивание процесса рассмотрения дела. В условиях неопределенности оснований отвода устранение судьи из процесса было легко реализуемо. Соответственно, такое ограничение имело целью не допустить несвоевременного рассмотрения дела61.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 83.

Там же. С. 83 – 84.

Там же. С. 84.

«Право на предъявление отвода по Соборному Уложению 1649 г. было факультативным. Но отсутствие отвода со стороны одного из тяжущихся не избавляло судью от обязанности судить беспристрастно»62.

Самоотвод судей по Соборному Уложению 1649 г. не допускался, что следовало из принципа единоличного рассмотрения дел. Таким образом, судьи не могли самостоятельно прекратить исполнять свои обязанности63.

Представляется, что отсутствие действующего механизма самоотвода свидетельствовало о том, что судьи в этот период времени обладали особым влиянием в обществе.

Но из этого правила существовало исключение, которое было связано с членами Боярской Думы.

На членов Боярской Думы возлагалась обязанность выйти из присутствия, если разбирались дела, которые затрагивали их самих или близких им людей. При этом они должны были выйти из присутствия до момента заявления в отношении них отвода64. Подобное положение было примером самоотвода в силу предписания закона.

Институт отвода также получил развитие через издание Краткого Изображения о процессах 1716 г.

«Согласно Изображению, суд теперь состоял из семерых или тринадцати лиц, причем председателем суда был генерал, начальствующий над войском, а членами суда назначались также офицеры, по возможности высших рангов. Такой суд не действовал на постоянной основе и созывался в случае необходимости»65.

Кратким Изображением была регламентирована процедура рассмотрения заявленного отвода. Так, сначала судье указывалось на необходимость рассмотрения дела беспристрастно и только потом на заседание приглашались стороны с целью дачи объяснений. Таким образом,

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 91.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 85.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 93.

Там же. С. 94. стороны могли отвести подозрительного судью, при этом причину требовалось раскрыть кратко. Заявленный отвод рассматривался в отсутствие сторон и отводимого судьи, то есть они предварительно удалялись из зала судебного заседания66.

Краткое Изображение расширило перечень оснований для отвода по сравнению с Соборным Уложением. Несмотря на то, что оснований, закрепленных в законе, стало больше, как и в Соборном Уложении их перечень не был исчерпывающим. Таким образом, неопределенность оснований отвода так и не была устранена. Среди оснований можно было отметить дружбу, вражду, свойство судьи с одной из сторон, служебную, материальную зависимость с одной из сторон и др.67

Становлению института самоотвода в российском процессуальном праве способствовало издание указа Петра I в 1723 году. Это было вызвано введением коллегиального рассмотрения дел в судах68.

Развитие института отвода (самоотвода) в России было также ознаменовано изданием Устава гражданского судопроизводства.

«В 1864 году после длительной подготовки были утверждены документы, составившие в целом судебную реформу России, одним из которых был Устав гражданского судопроизводства. Кроме установления таких буржуазных принципов как независимость и отделение суда от администрации, создания всесословного суда, введения присяжных заседателей Устав уделил внимание и институту отвода судей»69.

Согласно Уставу отвод судьи допускался как через процедуру заявления ему отвода со стороны тяжущихся, так и путем самоотвода судьи. При этом отвод и самоотвод не рассматривались как самостоятельные институты, обладали единым правовым статусом, о чем свидетельствует единство оснований для отвода и самоотвода судей по Уставу Гражданского

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 94.

Там же. С. 95.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 89.

Там же. С. 94. судопроизводства 1864 г. В случае самоотвода судья мог письменно указать на наличие препятствий к рассмотрению им дела70.

Основания отвода (самоотвода), существовавшие в этот период были близки к тем, которые рассматривались выше применительно к французскому праву. Среди них, родство (в том числе указывалось на «боковое» родство), свойство, опекунство над одной из сторон, наличие вражды с одной из сторон или существование между судьей и стороной связи «наследник – наследодатель»71.

Момент заявления отвода по Уставу Гражданского судопроизводства 1864 г. определялся почти идентично действующей в настоящее время ст. 19 ГПК РФ.

Таким образом, отвод должен был быть заявлен до начала рассмотрения дела, за исключением случая, когда основание отвода возникло в течение производства по делу72.

«По Уставу гражданского судопроизводства отводы могли быть рассмотрены отдельно от объяснений по существу исковых требований, т.е. в частном порядке, и в таком случае разрешались не решением, а частным определением. Впрочем, рассмотрение отводов могло производиться с рассмотрением дела по существу. В таком случае отводы разрешались судом в решении, постанавливаемом по делу»73.

Большое значение в этот период времени имели решения Сената по вопросам, связанным с отводом (самоотводом) судей. Сенат высказывал свою позицию относительно толкования статей 667 – 669 Устава гражданского судопроизводства, а также в нескольких своих решениях ссылался на наступающие последствия. Так, решения судьи, не заявившем о самоотводе

Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. – Юрьев: Типография К. Маттисена, 1912. С. 110.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 112 – 113.

Там же. С. 113.

Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. – М.: Типография Императорского Московского университета, 1909. С. 171. при наличии к этому достаточных оснований, должны были признаваться недействительными, у тяжущихся возникало соответствующее право обжалования74.

Удовлетворение отвода означало то, что суд признавал, что его деятельность была возбуждена неправомерно, в связи с чем судья не мог рассматривать это дело. Таким образом, в качестве последствия отвода (самоотвода) рассматривалось устранение судьи от разрешения дела по существу и замена его другим судьей в установленном законом порядке75.

«Когда сторонами отводилось столько судей, что состав присутствия делался неполным, то вопрос об отводе решался в высшей инстанции, которая распоряжалась назначением других судей или передачей дела в другой суд»76.

Наиболее детально институт отвода (самоотвода) судьи регламентирован ГПК РСФСР77. Отводу судьи посвящены ст. 17 – 19 ГПК РСФСР, ст. 22 – 24 ГПК РСФСР. Содержание данных положений почти полностью соответствует положениям действующего ГПК РФ, в связи с чем, представляется необходимым сравнить данные процессуальные кодексы между собой.

ГПК РФ более широко рассматривает основания для отвода судей, закрепляя участие судьи ранее в качестве специалиста, а также отношения свойства с кем-либо из лиц, участвующих в деле или их представителей, остальные основания идентичны закрепленным в ГПК РСФСР. Новым является и положение ГПК РФ о внепроцессуальных обращениях. Различия ГПК РФ и ГПК РСФСР относительно недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела заключаются в отсутствии апелляционной инстанции, согласно ГПК РСФСР. Условия заявления отвода и порядок его

Науменков А.В. Указ. соч. С. 96.

Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 171.

Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 111.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 11.06.1964 г. (в ред. от 25.07.2002 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. разрешения в ГПК РФ и ГПК РСФСР совпадают. Таким образом, можно отметить, что существующие проблемы по разрешению заявленного единоличному судье отвода остаются нерешенными уже давно.

«Перечисленные выше новеллы ГПК РСФСР от 11.06.1964 г. существенным образом изменили институт отвода (самоотвода) действовавшего советского гражданского процессуального законодательства и довели его до современного состояния, известного нам в нормах действующего ГПК РФ. В 2002 – 2003 гг. гражданское процессуальное законодательство России очередной раз было реформировано, и 01.02.2003 г. введен в действие ГПК РФ, а ГПК РСФСР 1964 г. признан утратившим силу. Принятие ГПК РФ было обусловлено сложившимися социально-правовыми реалиями, значительно изменившимися материально правовыми отношениями, а равно потребностями правоприменительной судебной практики, и новый кодекс ориентирован на совершенствование порядка рассмотрения и разрешения дел в целях обеспечения дополнительных гарантий защиты прав граждан. Однако вновь принятый кодекс существенно не изменял и никак не улучшал норм исследуемого института, несмотря на то, что такая необходимость назрела давно»78.

Таким образом, институт отвода (самоотвода) совершенно по-разному развивался в различных государствах. Можно заметить, что по мере развития самих государств, менялись подходы к основаниям отводов (самоотводов), его последствиям и процедуре. Также высказывались различные позиции относительно института самоотвода. Не в каждом государстве институт самоотвода имел самостоятельное значение. Например, становление института самоотвода в России связывают с первой половиной 18 века.

Несомненно, на каждом этапе развития этого института существовали пробелы правовой регламентации, что способствовало принятию большого количества правовых актов, стремящихся устранить существующие коллизии.

Колпаков Р.Д. Указ. соч. С. 87.

1.2 Отвод (самоотвод) судей как правовая гарантия принципа

законности

Одним из важнейших требований, предъявляемых к судье при рассмотрении им различных дел, выступает соблюдение принципов законности и беспристрастности судьи, а также его компетентность79.

«Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции Российской Федерации).

Рассмотрение дела незаконным составом суда является основанием для отмены решения суда»80. Аналогичное положение также нашло свое выражение в ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»81.

Под законностью понимают, прежде всего, систему требований, существующих в обществе и государстве и направленных на реализацию норм права всеми и повсеместно82.

Законность необходимо рассматривать как одно из требований к применению права, согласно которому правоприменительные органы должны следовать нормам права и основываться на них при решении конкретных дел. Также законность выражается в установлении компетенции таких органов, которые должны действовать в ее пределах83.

Тетюев С.В. Возможность отвода судьи – гарантия беспристрастности состава суда // Российская юстиция. 2012. № 12. С. 42.

Асадулаева Д.Х. Институт отвода судьи как процессуальная гарантия принципа независимости судей [Электронный ресурс] // Вестник Дагестанского государственного университета. 2011. № 2. Электрон. версия печат. публ. URL: http://globalf5.com/Zhurnaly/Fizika/Vestnik-Dag-GU/vypusk-2011-2?article=92113 (дата обращения: 02.06.2017).

О судах общей юрисдикции в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. конст. закон от 7 фев. 2011 г. № 1-ФКЗ (в ред. 21 июля 2014 г.) // Консультант Плюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. – М.: Юристъ, 2004. С. 83.

Гагиева Н.Р. Принцип законности в гражданском процессуальном праве

[Электронный ресурс] // Бизнес в законе. 2012. № 2. Электрон. версия печат. публ. URL:

Законность принято рассматривать в трех аспектах: как принцип, как режим, как метод. В данном исследовании, внимание уделяется законности как принципу права.

Принцип законности – основополагающий конституционный принцип в Российской Федерации, который находит свое выражение в нормах ГПК РФ (ст. 11), АПК РФ (ст. 6, ст. 13), КАС РФ (ст. 9, ст. 15) и др. Принцип законности является общеправовым и охватывает все отрасли российского права.

«Принцип законности гражданского судопроизводства означает такой правовой режим в сфере судопроизводства по гражданским и иным юридическим делам, когда суд правильно применяет нормы материального закона и строго соблюдает нормы процессуального закона, а участники гражданского судопроизводства строго и точно исполняют свои процессуальные обязанности, а также беспрепятственно реализуют свои процессуальные права. Принцип законности гражданского судопроизводства имеет важное практическое значение, поскольку выражает органическое единство права (как материального, так и процессуального) и его практического осуществления, степень реального воплощения в жизнь правовых предписаний»84.

Таким образом, принцип законности предполагает соответствие процессуальных действий, совершаемых судьями, а также постановлений материальным и процессуальным нормам права. В качестве примера закрепления принципа законности в нормах ГПК РФ может выступать совокупность определенных требований к форме и содержанию искового заявления85.

«Судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений,

http://cyberleninka.ru/article/n/printsip-zakonnosti-v-grazhdanskom-protsessualnom-prave (дата обращения 06.02.2017).

Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Норма, 2013. С. 140.

Богданович С.П. Практическое применение принципов гражданского процессуального права // Власть Закона. 2015. № 3. С. 67 – 68. неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам»86.

Правовой гарантией принципа законности в гражданском судопроизводстве выступает институт отвода (самоотвода) судей.

По итогам рассмотрения дела по существу, судья выносит решение, которое в силу ст. 195 ГПК РФ должно быть законным и обоснованным.

«Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права»87.

В том случае, когда решение принимает судья, каким-либо образом заинтересованный в исходе дела, оно должно признаваться незаконным и подлежать безусловной отмене в силу положений п. 1 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ как рассмотренное в незаконном составе. Подобная мера предусмотрена нормами ГПК РФ, поскольку рассмотрение дела судьей, который не имел права на это в силу наличия определенных оснований, нарушает права участников гражданского судопроизводства на правильное и справедливое разбирательство дела. Рассмотрение дела в незаконном составе способствует принятию неправомерного решения.

С помощью отвода судей в гражданском процессе защищаются как частные, так и публичные интересы. Кроме того, судья сам заинтересован в

Конвенция «Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов» / [Электронный ресурс] / URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/indep.shtml (дата обращения 02.06.2017).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 (ред. от 23.06.2015) «О судебном решении» // Консультант Плюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. возможности не рассматривать дело, когда в силу определенных обстоятельств он не может быть беспристрастным при его разрешении88.

В целях соблюдения гражданской процессуальной формы, в нормах ГПК РФ, а также в других процессуальных кодексах закреплен институт отвода (самоотвода) судей, существование которого обуславливает соблюдение законности в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Объективность и беспристрастность судей в гражданском судопроизводстве выступают в качестве основы правильного разрешения спора, а также обеспечивают реализацию принципа законности. Каждый судья должен быть беспристрастен при рассмотрении дел, поэтому в целях обеспечения законного правосудия по делу, механизм отвода просто необходим.

Посредством закрепления института отвода (самоотвода) в процессуальном законодательстве России правосудие отделяется от пристрастия судей при рассмотрении дел, создаются условия для выполнения своих обязанностей без какого-либо влияния извне.

Таким образом, правосудие в России стремится к правильному разрешению дел надлежащими субъектами, чему и способствует закрепление института отвода (самоотвода) в процессуальных отраслях права. В связи с тем, что суть института отвода (самоотвода) заключается в устранении из процесса судей, которые не могут рассматривать конкретное дело в связи с наличием определенных препятствий, в нем непосредственно выражается принцип законности.

Науменков А.В. Указ. соч. С. 14.

Глава 2 Понятие, основания и условия отвода (самоотвода) судьи в

гражданском процессе

2.1 Понятие отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе

Институт отвода является межотраслевым правовым образованием, включающим нормы гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, административного судопроизводства и уголовного процессуального права. Таким образом, кодифицированные акты процессуальных отраслей содержат схожие положения, посвященные регулированию института отвода судей. Проблемы правового регулирования института отвода судей будут рассмотрены позже применительно к отдельным положениям ГПК РФ, а также АПК РФ, КАС РФ, УПК РФ.

Положения об отводе содержатся в гл. 2 ГПК РФ, гл. 3 АПК РФ, гл. 3 КАС РФ, гл. 9 УПК РФ. Помимо этого, положения об отводе содержатся также в законодательстве об исполнительном производстве, о международном коммерческом арбитраже, о третейском разбирательстве. Данный институт в настоящее время должным образом не исследован. Так, практически отсутствуют монографические и диссертационные исследования в данной области. Несмотря на недостаточно развитую теоретическую базу, институт отвода имеет большое значение для участников процесса, для обеспечения гарантий беспристрастности, независимости суда, соблюдения законности при рассмотрении дел в судах.

Одной из проблем отвода судей в процессуальных отраслях права является то, что на практике отвод применяется не так часто. Представляется, что это связано с различными явлениями, в том числе с процедурой рассмотрения заявления об отводе в гражданском процессе, стремлением сэкономить время и не затягивать процесс, нежеланием проявления открытого недоверия к суду и другими субъективными мотивами.

Рассматривая вопрос о понятии отвода, следует обратить внимание на то, что в законодательстве отсутствует легальное определение как отвода (самоотвода) судьи, так и отвода (самоотвода) как института в целом. В доктрине также недостаточно внимания уделяется понятию отвода, в связи с чем возникают сложности по точной формулировке и определению этого понятия.

«Отвод судьи – механизм устранения из процесса судьи в случаях, когда существуют обстоятельства, которые влияют или могут повлиять на его независимость, объективность и беспристрастность»89. Таким образом, А.А.

Мохов определял отвод судьи.

«Отвод – институт гражданского, арбитражного, уголовного процессуального права, средство обеспечения объективности и беспристрастности судебного разбирательства, который означает отстранение судьи от участия в деле в связи с его личной (прямой или косвенной) заинтересованностью в исходе дела либо по иным обстоятельствам, вызывающим сомнение в его беспристрастности»90.

«Отвод судьи – отстранение судьи от участия в рассмотрении данного дела, если он лично (прямо или косвенно) заинтересован в исходе дела или имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности»91.

Р.Д. Колпаков определил понятие отвода (самоотвода) следующим

образом. «Отвод (самоотвод) – исключительная организационно-правовая мера гражданского процессуального права, обеспечивающая объективность и беспристрастность судьи при отравлении правосудия по гражданским делам в

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный, научно – практический) / отв. ред. А.А. Мохов. По состоянию на 01.01.2011 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Сухарев А.Я., Крутских В.Е. Большой юридический словарь [Электронный ресурс] // URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/16816 (дата обращения: 10.03.2017).

91 Большая Советская Энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: (дата обращения: 15.03.2017).

судах общей юрисдикции посредством его отстранения и замены в определенных ГПК РФ порядке и случаях»92.

«Целями применения такой меры, как отвод судьи, являются охрана независимости судей, права на справедливое разрешение дела независимым и беспристрастным судом (ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод93), предотвращение возможных нарушений этого права. Соответственно объектом правовой охраны является в целом право на справедливое судебное разбирательство. Поскольку отводится участник процесса, на которого ложится основное бремя совершения процессуальных действий, который является непременным для любого производства и любой стадии, то и объект правовой охраны для данной меры предельно широк и включает массу более частных объектов: своевременность осуществления процессуальных действий; полноту и всесторонность исследования доказательств; законность и обоснованность решения и др., т.е. практически все объекты, которые только можно помыслить в гражданском процессе»94.

Д.Г. Нохрин рассматривает отвод в качестве превентивной меры, но подчеркивает, что «принудительной мерой отвод будет являться только в том случае, когда он заявлен одному из судей коллегиального состава суда, заявление об отводе рассмотрено этим составом в отсутствие отводимого судьи и в отношении него вынесено определение, содержащее соответствующую меру принуждения (ч. 2 ст. 20 ГПК РФ).

Удовлетворение отвода судьей самому себе не является мерой государственного принуждения, так как недопустимо, чтобы принуждаемый и принуждающий составляли одно и то же лицо»95.

URL: #5460991 (дата обращения: 10.03.2017).

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. (в ред. от 13.05.2004) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Нохрин Д.Г. Государственное принуждение в гражданском судопроизводстве: монография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 93.

Там же. С. 94.

«Институт отвода судьи представляет собой относительно небольшую группу устойчивых норм отрасли гражданского процессуального права, регулирующих отношения субъектов гражданского процесса по поводу обеспечения объективного и беспристрастного участия судьи в гражданском судопроизводстве»96.

Таким образом, Р.Д. Колпаков, определяя место отвода (самоотвода) в гражданском процессуальном праве рассматривает его в качестве самостоятельного института.

Но при этом в своей работе «Место категории отвод (самоотвод) в гражданском процессуальном праве России» Р.Д. Колпаков подчеркивает, что в настоящее время в силу определенных проблем, в том числе проблем правовой регламентации института, отводу (самоотводу) не всегда придается самостоятельное значение97.

Тем не менее, институт отвода (самоотвода) является полноценным и самостоятельным институтом гражданского процессуального права, ему присущи свой предмет и метод правового регулирования, институт отвода (самоотвода) характеризуется совокупностью признаков, характеризующих институт права, в целом (устойчивая совокупность взаимосвязанных норм права)98.

Устойчивость норм об отводе (самоотводе) выражается в закреплении правил об отводе во все периоды исторического развития российского государства. Взаимосвязанность норм об отводе (самоотводе) заключается в единстве оснований для отвода (самоотвода) практически для всех субъектов гражданского процесса, едином порядке заявления и разрешения отводов

URL: #5460991 (дата обращения: 10.03.2017).

Колпаков Р.Д. Место категории отвод (самоотвод) в гражданском процессуальном праве России [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_21028795_70482156.pdf (дата обращения: 02.06.2017).

Там же. (самоотводов), а также в единстве последствий удовлетворения отвода (самоотвода) в гражданском процессуальном праве.99

«Индивидуальная обособленность и узость сферы гражданских процессуальных отношений, составляющих предмет правового регулирования отводов, проявляется в особенностях структурных элементов гражданских процессуальных отношений, регулируемых отводами. Особенности отношений, складывающихся в гражданском процессе в связи с отводами того или иного лица выражаются в объекте правоотношений, субъектах правоотношений, их поведении, обстоятельствах возникновения и прекращения правоотношений по поводу отводов (самоотводов)»100.

В качестве объекта регулирования норм об отводах выступает совокупность специфических отношений, направленных на обеспечение беспристрастности судьи, секретаря судебного заседания, эксперта и других лиц, подлежащих отводу в соответствии с гражданским процессуальным законодательством. Особенности субъекта правоотношений проявляются как в том, что отвод может быть заявлен строго перечисленному в законе перечню лиц, так и в том, что перечень лиц, который по закону может заявить отвод значительно шире перечня лиц, который может быть отведен. При этом судья занимает особое место среди других лиц, подлежащих отводу. Это проявляется в том, что судье может быть заявлен отвод, судья может инициировать отвод, судья является субъектом, который разрешает заявленные отводы. Следует отметить, что предпосылкой возникновения отношений в рамках института отвода выступает наличие оснований, установленных законом. Никакие другие основания не могут выступать в качестве первопричин для возникновения отношений, связанных с отводом101.

Колпаков Р.Д. Место категории отвод (самоотвод) в гражданском процессуальном праве России [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_21028795_70482156.pdf (дата обращения: 02.06.2017).

Там же.

Там же.

Метод правового регулирования института отвода отличается от общеотраслевого метода гражданского процессуального права, так как в нем полностью отсутствуют диспозитивные начала. Таким образом, под методом правового регулирования отводов в гражданском процессе необходимо понимать императивный метод правового регулирования102.

Понятие самоотвода также не закреплено в законе, но оно производно от

сформулированного выше понятия отвода.

В Толковом Словаре Ушакова под самоотводом понимается отвод самого себя от общественной работы с выставлением мотивов отказа103.

Таким образом, самоотвод по своей сути также предполагает устранение судьи из процесса. Различия заключаются в субъекте, заявляющим отвод. Так, самоотвод заявляется самим судьей в случае усмотрения им обстоятельств, препятствующих дальнейшему рассмотрению им дела, а отвод – лицами, участвующими в деле (ч. 1 ст. 19 ГПК РФ).

Также следует отметить тот факт, что отвод судей лицами, участвующими в деле, является их правом, а самоотвод судей – обязанностью самого судьи. В этом состоит существенное отличие отвода и самоотвода в процессуальных отраслях права.

Однако, существует позиция, согласно которой заявление самоотвода не характеризуется императивным характером и механизмом обязывания судей. «Подчеркивается, что заявление самоотвода зависит от совести судьи, и, соответственно, говорит не об обязанности заявления самоотвода, а о реализации такого права»104. Несмотря на наличие подобной позиции, закон в своих положениях непосредственно указывает на обязанность судьи заявить самоотвод при наличии закрепленных в ГПК РФ оснований (ст. 19 ГПК РФ).

Колпаков Р.Д. Место категории отвод (самоотвод) в гражданском процессуальном праве России [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_21028795_70482156.pdf (дата обращения: 02.06.2017).

Толковый Словарь Ушакова [Электронный ресурс] // URL: (дата обращения 15.03.2017).

URL: https://zakon.ru/discussion/2015/3/21/samootvod__pravo_ili_obyazannost (дата обращения: 10.03.2017).

«Глава 2 ГПК РФ, регулирующая, в том числе, основания и порядок заявления самоотводов и отводов, называется «Состав суда. Отводы». Из данного названия вытекает, что законодатель не рассматривает самоотвод как отдельный институт, а относит его к одному из видов отвода, при котором отводимый и отводящий – одно и то же лицо. Этим можно объяснить и столь редкое упоминание слова «самоотвод» в ГПК РФ (слово «самоотвод» упоминается 11 раз, а «отвод» – 39 раз).

Поэтому на первый взгляд самоотвод судьи в гражданском процессе имеет второстепенное значение по сравнению с отводом»105.

Однако, институт самоотвода аналогично отводу необходим в целях обеспечения независимости и беспристрастности суда, так как не исключается ситуация, когда в силу неосведомленности и правовой неграмотности лица, участвующие в деле, не заявляют отвод при наличии к тому оснований. В данном случае возникает обязанность судьи заявить самоотвод, который также будет способствовать реализации принципов беспристрастности и независимости судей при рассмотрении ими дел.

Ф.Н. Багаутдинов, Р.Х. Валиахметов, А.А. Михайлова также подчеркивают приоритет самоотвода над отводом судей в процессуальных отраслях права106.

Таким образом, институт отвода и самоотвода в равной степени способствует рассмотрению дела беспристрастным и независимым судом.

Представляется, что в связи с вышесказанным институту самоотвода не должно придаваться второстепенное значение, в связи с чем А.А. Михайлова в своей работе «Самоотвод судьи в гражданском процессе» предлагает

Михайлова А.А. Самоотвод судьи в гражданском процессе [Электронный ресурс]

// Актуальные проблемы российского права. 2016. № 1. Электрон. версия печат. публ. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/samootvod-sudi-v-grazhdanskom-protsesse (дата обращения 10.03.2017).

Там же. изменить законодательную формулировку гл. 2 ГПК РФ на «Состав суда. Отводы и самоотводы»107.

Также, на наш взгляд, представляется необходимым закрепить в процессуальных кодексах легальное определение отвода и самоотвода в целях совершенствования законодательного регулирования данного института в целом.

2.2 Основания и условия для отвода (самоотвода) судьи в гражданском

процессе

Отвод судьи в гражданском процессуальном праве возможен только при

наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела конкретным судьей, а также при соблюдении всех установленных законом условий, при наличии которых отвод будет считаться заявленным.

Таким образом, основания и условия для отвода (самоотвода) в своей совокупности выступают в качестве элементов, обеспечивающих действие механизма отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессуальном праве.

Представляется, что под основаниями для отвода судьи необходимо понимать обстоятельства, определенные процессуальным законом и препятствующие рассмотрению дела конкретным судьей.

Основания для отвода судей отличаются в различных процессуальных кодексах по своему объему. Наиболее широкий перечень представлен в ст. 21 АПК РФ (7 оснований).

В свою очередь, в ст. 16 ГПК РФ закреплено всего лишь 3 основания для отвода судьи.

В целом, основания, предусмотренные в ст. 16 ГПК РФ, ст. 21 АПК РФ, ст. 31 КАС РФ, ст. 61 УПК РФ совпадают, но два основания для отвода судьи в арбитражном процессе уголовному, административному и гражданскому судопроизводству неизвестны. Среди них, служебная или иная зависимость

Михайлова А.А. Указ. соч. судьи от лица, участвующего в деле или от его представителя, а также публичные заявления или оценка, сделанные судьей по существу рассматриваемого дела108.

Также следует заметить, что ст. 61 УПК РФ использует в качестве обозначения оснований для отвода иную формулировку – «обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу».

Следует отметить также то, что постановлением от 08.12.2016 г. № 2 были внесены изменения в Кодекс судейской этики109, по результатам которых из ст. 9 Кодекса были исключены положения ч. 3, 4, 5 ст. 9 Кодекса судейской этики.

С подобной инициативой выступила председатель комиссии Совета судей Российской Федерации по этике Ирина Решетникова, отметив, что существование ч. 4 ст. 9 Кодекса судейской этики стало основным камнем преткновения в регламентации и трактовке норм об институте отвода (самоотвода).

«В ней говорится, что «судья должен отказаться от рассмотрения дела, если есть предусмотренные законом основания для отвода судьи». Основания для отвода и самоотвода судьи содержатся в ст. 16 ГПК РФ, ст. 61 УПК РФ, ст. 31 КАС РФ и ст. 21 АПК РФ. Но далее в этом же пункте ст. 9 Кодекса предлагаются еще два основания в виде альтернативы: «либо если может возникнуть конфликт интересов, либо может возникнуть ситуация, ставящая под сомнение беспристрастность судьи». При буквальном толковании данной нормы получается, что есть основания для отвода судьи, предусмотренные законодательством, и плюс еще два дополнительных. Этого в принципе, конечно же, не может быть, потому что основания для отвода указаны в процессуальном законодательстве и в федеральном законе», – сообщила Ирина Решетникова. Она пояснила, что необходимость изменения

Багаутдинов Ф.Н. Актуальные проблемы отвода судьи в современных условиях. // Журнал российского права. 2009. № 5. С. 93 – 94.

Кодекс судейской этики Российской Федерации от 19.12.2012 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. ст. 9 Кодекса судейской этики возникла в связи с тем, что содержащиеся в ней основания для возможного отвода и самоотвода судьи в последние годы стали толковаться очень широко, в том числе и при решении вопроса о назначении и переназначении судей110.

ГПК РФ идет по пути единообразного регулирования института отвода и самоотвода. Об этом свидетельствует отсутствие положений, посвященных регламентации исключительно института самоотвода. Соответственно, основания отвода и самоотвода в процессуальных отраслях права едины.

Ст. 16 ГПК РФ в качестве первого основания для отвода (самоотвода) рассматривает участие судьи в предыдущем заседании в другом процессуальном статусе (прокурор, секретарь судебного заседания, представитель, эксперт, специалист, переводчик, свидетель).

АПК РФ дополнительно указывает на то, что судьей не может быть лицо, участвовавшее в предыдущем процессе в качестве помощника судьи.

«Совмещение обязанностей судьи и любого другого участника процесса также запрещается. Анализируя п. 1 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ, можно заключить, что судья будет подлежать отводу, если он формально и не привлекался в качестве свидетеля, но по существу являлся очевидцем какого-то события, т.е. свидетелем»111.

Такое основание является вполне очевидным и необходимым, так как участие судьи в другом процессуальном статусе свидетельствует об обладании им определенным объемом информации, следовании сложившемуся мнению относительно той или иной ситуации, и, соответственно, не позволяет говорить о беспристрастности суда при разрешении отдельных дел.

URL: http://fparf.ru/news/all_news/news/31523/ (дата обращения: 21.03.2017).

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

В качестве примера применения данного основания на практике служит апелляционное определение Новосибирского областного суда112, в соответствии с которым заявитель апелляционной жалобы указал на нарушение п. 1 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ при рассмотрении дела судом первой инстанции. Необходимо отметить, что суд апелляционной инстанции не усмотрел нарушения данного положения.

В качестве второго основания выступают родственные или свойственные связи судьи с кем-либо из лиц, участвующих в деле или с их представителями.

«Законодатель не уточняет, какая степень родства имеется в виду, поэтому, видимо, следует исходить из степеней родства, установленных нормами семейного права, как по восходящей, так и по нисходящей и по боковой линиям. Однако родственные или свойственные отношения судьи с лицом, участвующим в деле, не обязательно служат причиной его пристрастного отношения к делу, но сам факт родства или свойства является основанием для сомнений и суждений в его объективности и беспристрастности. Отвод может быть заявлен, если судья находится в родственных или свойственных отношениях с представителем лица, участвующего в деле, но отвода в этом случае можно избежать, если произвести замену представителя заинтересованного лица»113.

Родство и свойство являются категориями, заимствованными из семейного права. И, несмотря на то, что СК РФ114 не содержит легального

Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 19.01.2016 по делу № 33-322/2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 30.12.2015) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. определения свойства и родства, в доктрине семейного права такие понятия выработаны и применяются.

«Свойство – отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников: отношения между супругом и родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов. Признаки свойства: возникает из брака; не основано на кровной близости; возникает при наличии в живых родственников мужа и (или) жены на момент заключения брака»115.

«Родство – это кровная связь лиц, основанная на происхождении одного лица от другого или разных лиц от общего предка»116.

Стоит отметить, что степень родства между судьей и лицами, участвующими в производстве по уголовному делу определяется УПК РФ. Законодатель предусматривает, что судья не может рассматривать дело, в котором участвуют его близкие родственники и родственники.

«Перечень близких родственников дан в п. 4 ст. 5 УПК РФ: это супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Родственники – все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве (п. 37 ст. 5 УПК РФ)»117.

Таким образом, УПК РФ (как и АПК РФ) не рассматривает в качестве основания для отвода отношения свойства между судьей и участниками процесса. Несмотря на это, при установлении факта свойства судьи в арбитражном или уголовном процессе, судья также может быть отведен, но по основанию его заинтересованности в исходе дела или возникновения сомнений в его беспристрастности. Тем не менее, на наш взгляд, различная регламентация данного основания в процессуальных кодексах должна

Бажанов Н.Н. Семейное право [Электронный ресурс] // URL: http://netprava.ru/ek/b39/4_1_9.htm (дата обращения: 12.03.2017).

Там же.

Тетюев С.В. Указ. соч. С. 43. рассматриваться в качестве проблемы, затрудняющей применение отвода (самоотвода) судьи в различных видах судопроизводства.

В качестве примера отвода по причине свойственных отношений в уголовном процессе можно рассматривать определение Верховного Суда Российской Федерации118, согласно которому отношения свойства судьи и Л., имеющей общего ребенка с подсудимым рассматривались как сомнения в беспристрастности и объективности судьи. Судьей самоотвод заявлен не был, в связи с чем на нее было наложено дисциплинарное взыскание.

Рассмотрение дела судьей, в отношении которого имеется какое – либо основание для отвода, установленное процессуальным законодательством, влечет отмену решения в суде апелляционной инстанции в связи с рассмотрением дела в незаконном составе119. Следует заметить, что рассмотрение дела в незаконном составе выступает в качестве безусловного основания для отмены решения суда.

Личная, прямая или косвенная заинтересованность судьи в исходе дела или иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности выступают третьим основанием для отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе.

«Основание для отвода судьи, предусмотренное в п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ носит общий характер, охватывает основания, указанные в п. п. 1 и 2, и предусматривает любую заинтересованность судьи в исходе дела, в том числе материальную заинтересованность, служебный интерес и т.д. Иными обстоятельствами, вызывающими сомнения в объективности и беспристрастности судьи, могут быть, например, соседские отношения между

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2011 г. по делу № 84-Дп-11-4 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. судьей и одной из сторон; обучение детей судьи в учебном заведении, где работает преподаватель, выступающий стороной в споре; неприязненные отношения между судьей и одной из сторон и т.д. Указанные обстоятельства должны быть подтверждены ссылками на какие-либо факты, а не быть голословными»120.

Примером заинтересованности судьи и возникновения сомнений в его беспристрастности и объективности служит кассационное определение Верховного суда Республики Дагестан121, согласно которому отвод был заявлен в связи с доброжелательными соседскими отношениями с судьей.

Личная, прямая заинтересованность судьи в рассматриваемом деле может проявляться в случаях, когда решение по делу способно затронуть интересы судьи или его близких, а также принести ему какую – либо выгоду. Косвенную заинтересованность в исходе дела обнаружить сложнее, так как требуется учитывать совокупность обстоятельств, свидетельствующих об этой заинтересованности122.

Презюмируется, что судья является беспристрастным при разрешении им дела по существу. Соответственно, лицо, заявляющее отвод должно непосредственно указать на конкретные факты, свидетельствующие о необходимости отвода, так как заявление отвода, основанное на догадках и предположениях не может служить основанием для его удовлетворения123.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. П.В. Крашенниников. По состоянию на 01.01.2012 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Кассационное определение Верховного суда Республики Дагестан от 27.07.2011 по делу № 33-1711 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2011 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Понятие заинтересованности и сомнений в беспристрастности судьи не конкретизируется в российском процессуальном законодательстве, что создает сложности по толкованию и применению данного положения на практике. Как указывалось выше, под этим основанием понимается любая заинтересованность судьи в исходе дела, сложившиеся враждебные или дружеские отношения с одной из сторон и др.

Основания, дополнительно названные в ст. 21 АПК РФ в гражданском процессуальном праве будут рассматриваться как сомнения в беспристрастности и объективности судьи, что еще раз подчеркивает объемное наполнение данной нормы в ГПК РФ. Представляется, что более широкий перечень оснований для отвода (самоотвода) судьи в арбитражном процессе позволяет лишь вычленить конкретные обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела отдельным судьей, из п. 5 ч. 1 ст. 21 АПК РФ. Так, при отсутствии в законе п. 7 ч. 1 ст. 21 АПК РФ, при публичных заявлениях и даче оценки по существу дела судьей вполне можно было заявить отвод на основании возникших сомнений в беспристрастности судьи. На наш взгляд, подобное вычленение оснований в арбитражном процессе не способствует совершенствованию института отвода (самоотвода), так как при отсутствии разъяснений относительно того, что есть заинтересованность и сомнения в беспристрастности судьи такое основание является абстрактным по своей природе. В связи с этим, отвод судей на основании их заинтересованности или возникновения сомнений в их беспристрастности и объективности является наиболее распространенным на практике по сравнению с другими основаниями, установленными процессуальным законодательством. Представляется, что наличие подобной формулировки основания отвода судьи создает почву для злоупотребления правом на заявление отвода в процессуальных отраслях права.

В судебной практике чаще всего встречается отвод судьи по основанию, установленному п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ. Это же основание раскрывает и несовершенство института отвода судьи в гражданском судопроизводстве, поскольку все другие основания, предусмотренные ст. 16 ГПК РФ, относительно легко проверяемы и доказуемы124.

В качестве основания, не закрепленного в ст. 16 ГПК РФ также необходимо рассматривать повторное участие судьи в рассмотрении дела. Такое основание отдельно регламентировано ст. 17 ГПК РФ. Отдельный вопрос возникает в связи с регулированием данного основания АПК РФ и КАС РФ. Так, п.1. ч. 1 ст. 21 АПК РФ и п. 1 ч. 1 ст. 31 КАС РФ рассматривает такое основание в общем перечне обстоятельств, при наличии которых судья не может участвовать в рассмотрении дела. При этом указанные положения носят отсылочный характер к положениям ст. 22 АПК РФ и ст. 32 КАС РФ. Представляется, что указанная структура усложняет правовое регулирование оснований отвода (самоотвода) и содержит элемент дублирования процессуальных положений.

В свете разработки Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ125, следует отметить необходимость унификации положений процессуальных кодексов, когда в настоящее время законодатель, наоборот, разделяет их, закрепляя специфические виды оснований отвода, особенную процедуру отвода в арбитражном процессе и др.

Так, Концепция единого Гражданского процессуального кодекса РФ предлагает называть вышеуказанное основание как участие при предыдущем рассмотрении данного дела в иной инстанции в качестве судьи126. При этом Концепцией не предлагается выделение отдельной статьи в законе, раскрывающей содержание повторного участия, как это действует в настоящее время применительно к нормам АПК РФ и КАС РФ.

О некоторых проблемах, связанных с основаниями отвода судьи в первой и апелляционной инстанции в суде общей юрисдикции по гражданским делам [Электронный ресурс] / URL: http://www.kmcon.ru/articles/jurist4/jurist4_2287.html (дата обращения: 09.04.2017).

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Там же.

Запрет повторного участия судьи (и мирового судьи) при рассмотрении дела заключается в недопустимости разрешения рассмотренного ранее им дела в одной из определенных законом инстанций в другой инстанции.

Например, рассмотрение апелляционной жалобы по делу в соответствующем суде, делает невозможным рассмотрение этого же дела в кассационной или надзорной инстанции, а также обуславливало невозможность рассмотрения дела этим же судьей в первой инстанции.

«Повторное участие судьи в одном и том же деле невозможно, потому что нереально осуществлять надзор за собственными постановлениями или выполнять свои собственные указания, сформулированные при пересмотре дела. При повторном участии у судьи, ранее рассматривавшего это дело, может сформироваться мнение по существу спора, что может отрицательно повлиять на рассмотрение дела»127.

Помимо рассмотренных выше оснований в литературе высказываются иные позиции и предложения о том, что должно выступать в качестве основания для отвода (самоотвода) судей в процессе. Так, В.И. Руднев высказывал позицию, в которой указывал на необходимость отвода судей в силу их некомпетентности, то есть недостаточной квалификации при рассмотрении и разрешении дел128.

«Известно, что к деятельности любого судьи предъявляются довольно высокие требования, которым он должен соответствовать. Одним из таких требований является квалификация судьи. Поэтому каждый судья самостоятельно должен заботиться о повышении своего профессионального уровня, в частности, следить за происходящими изменениями в законодательстве, изучать юридическую литературу, пополнять свой багаж

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Руднев В.И. Некомпетентность судьи как основание для его отвода и прекращения полномочий // Журнал российского права. 2003. № 7. С. 43. знаний и т.п. К сожалению, как свидетельствует практика, не каждый судья поддерживает и совершенствует свои знания и навыки вследствие разных причин: загруженности текущими делами, нехватки времени и т.д. Иногда невысок и базовый теоретический уровень ряда судей. Это, в частности, может быть следствием недостатка знаний, полученных ранее, в процессе обучения в вузах, прежде всего в заочных учебных заведениях. В связи с этим некомпетентность следовало бы рассматривать и как основание для отвода судьи. Не секрет, что при отправлении правосудия некоторые судьи проявляют некомпетентность. Однако заявить отвод судье по причине его некомпетентности невозможно, так как законом это не предусмотрено. Наличие такого основания для оценки деятельности судьи, как компетентность, поднимет ответственность судей за решения, принимаемые ими, и обеспечит на более высоком уровне защиту прав и свобод человека и гражданина»129.

Представляется, что введение в ГПК РФ некомпетентности судей в качестве основания для отвода нецелесообразно, так как лица, участвующие в деле, при заявлении отвода до начала рассмотрения дела по существу не могут должным образом оценить компетентность судьи, при этом отсутствуют какие – либо критерии оценки компетентности судей. Также в данном случае возникает проблема с обоснованием заявленного отвода.

При этом в соответствии с требованиями, предъявляемыми к кандидатам в судьи Законом «О статусе судей в Российской Федерации» можно говорить о презумпции компетентности судей130.

Таким образом, данное основание не находит закрепления в ГПК РФ не без причины, закрепление некомпетентности в качестве основания для отвода (самоотвода) судьи будет затруднено в связи с отсутствием механизма его

Руднев В.И. Указ. соч. С. 43.

О статусе судей в Российской Федерации [Электронный ресурс]: закон от 26 июня 1992 г. № 3132-1 (в ред. от 3 июля 2016 г.) // Консультант Плюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта. реализации на практике, что обуславливает нецелесообразность его существования.

В качестве правила, обеспечивающего беспристрастность при разрешении дел в судах общей юрисдикции выступает запрет входить в состав суда лицам, состоящим в родстве между собой.

«Такое положение является одной из гарантий объективного и беспристрастного рассмотрения и разрешения дела»131. Родство в данном случае определяется по правилам, рассмотренным выше применительно к п. 2 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ.

Судье при рассмотрении им дела может поступить внепроцессуальное обращение. Информация о таком обращении не должна рассматриваться в качестве основания для отвода (самоотвода) судьи по действующему процессуальному законодательству.

«Напротив, обнародование сведений о внепроцессуальном обращении декларирует незаинтересованность судьи в деле. Однако нельзя исключать, что во внепроцессуальном обращении будут содержаться факты, составляющие основания для отвода судьи. Разумеется, что лицо, заявившее отвод, может апеллировать к ним, если они найдут свое объективное подтверждение»132.

Под внепроцессуальным обращением понимается поступившее судье по делу, находящемуся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, обращение в письменной или устной форме не являющихся участниками судебного разбирательства государственного органа, органа местного самоуправления,

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Юдин А.В. Внепроцессуальные обращения по гражданским делам: понятие, виды, порядок раскрытия и последствия // Закон. 2013. № 10. С. 164. иного органа, организации, должностного лица или гражданина в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо обращение в не предусмотренной процессуальным законодательством форме участников судебного разбирательства. Информация о внепроцессуальных обращениях, поступивших судье по делам, находящимся в его производстве, либо председателю суда, его заместителю, председателю судебного состава или председателю судебной коллегии по делам, находящимся в производстве суда, подлежит преданию гласности и доведению до сведения участников судебного разбирательства путем размещения данной информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»133.

В заключении анализа оснований отвода (самоотвода) хотелось бы отметить то, что различия в регламентации оснований отвода (самоотвода) в процессуальных кодексах вызывают сложности в применении на практике данного института. В связи с этим имеется необходимость отразить положения Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ относительно закрытого перечня оснований для отвода (самоотвода) судей и других лиц, подлежащих отводу в соответствии с действующим законодательством.

В Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ предлагается предусмотреть следующие основания для отвода (самоотвода):

  • личная, прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела либо иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности судьи, арбитражного заседателя;
  • участие при предыдущем рассмотрении данного дела в иной инстанции в качестве судьи;

— О статусе судей в Российской Федерации [Электронный ресурс]: закон от 26 июня 1992 г. № 3132-1 (в ред. от 3 июля 2016 г.) // Консультант Плюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

участие при предыдущем рассмотрении данного дела в качестве прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, специалиста, переводчика или свидетеля, судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

  • родственные или свойственные отношения с лицом, участвующим в деле, или его представителем;
  • нахождение в момент рассмотрения дела или ранее в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;
  • высказывание публичных заявлений или оценки по существу рассматриваемого дела;
  • наличие родственных или свойственных отношений между судьями, входящими в состав суда134.

К условиям отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе относят заявление отвода (самоотвода), поступившее от надлежащего субъекта, и соблюдение сроков заявления отвода (самоотвода).

Таким образом, все эти условия в совокупности обеспечивают соблюдение установленной законом процедуры заявления отвода судьи в гражданском процессе.

В первую очередь, должна быть выражена инициатива отвода (самоотвода).

Заявление отвода при наличии оснований, закрепленных ГПК РФ, является правом лиц, участвующих в деле. Ст. 34 ГПК РФ определяет перечень лиц, участвующих в деле.

Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. основаниям, предусмотренным статьями 4, 46 и 47 настоящего Кодекса, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства135.

Соответственно, другие лица (например, эксперт) не имеют права заявить отвод судье в гражданском процессе.

В качестве новеллы ГПК РФ следует рассматривать заявление отвода по инициативе суда.

При коллегиальном рассмотрении дела отвод по инициативе суда может исходить от любого судьи или судей из коллегиального состава. Точно так же судья или коллегиальный состав судей может инициировать отвод прокурора, секретаря судебного состава, эксперта, специалиста, переводчика136.

Инициатива также может исходить от самого судьи в случае усмотрения им обстоятельств, препятствующих рассмотрению им дела. В данном случае речь идет о самоотводе судей, что является уже обязанностью, а не правом самого судьи. В ч. 1 ст. 19 ГПК РФ непосредственно указывается на императивный характер самоотвода судьи. Неисполнение данной обязанности может повлечь наступление негативных последствий для самого судьи, которые будут выражаться не только в отмене принятого им решения в вышестоящих инстанциях, но и в наложении дисциплинарного взыскания на судью, в том числе в виде досрочного прекращения его полномочий.

«Значимость самоотвода суда обусловлена необходимостью формирования уважения к суду. Судья должен отказаться от участия в деле, если в отношении его имеется или может возникнуть объективно обоснованное сомнение в его беспристрастности»137.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон 14 нояб. 2002 № 138-ФЗ (в ред. от 3 июля 2016 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / отв. ред. В.В. Ярков. 2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Восканян М.Ж. Заявления о самоотводах и об отводах суда в гражданском и арбитражном процессе. 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

А.А. Михайлова верно отмечает, что самоотвод нельзя рассматривать как недоверие самому себе (по аналогии с отводом судье – выражением недоверия судье, который должен быть беспристрастен).

Заявление судьей самоотвода в случае, когда участники процесса не знали и не могли знать об обстоятельствах, препятствующих дальнейшему рассмотрению им гражданского дела, – высшее проявление его независимости и беспристрастности138.

Вторым условием следует рассматривать заявление отвода (самоотвода) как форму волеизъявления лиц, участвующих в деле, а также как указание судьей на невозможность рассмотрения им дела по существу в силу наличия установленных ГПК РФ оснований.

Ст. 19 ГПК РФ не содержит требований относительно формы заявления об отводе (самоотводе) судей. Поэтому некоторыми авторами (М.Ж. Восканян, А.А. Михайлова, Ю.В. Тай) указывается на то, что заявление отвода (самоотвода) допускается как в письменной, так и в устной формах139.

Заявление, выраженное в устной форме непосредственно в ходе судебного заседания должно быть отражено в протоколе судебного заседания140.

В связи с этим, возникает проблема, связанная с ситуациями, когда протокол судебного заседания не ведется. В настоящее время по этому вопросу даны разъяснения в Информационном письме Президиума ВАС РФ № 99, который, на наш взгляд, можно применять по аналогии к отношениям,

Михайлова А.А. Указ. соч.

См. напр.: Восканян М.Ж. Заявления о самоотводах и об отводах суда в гражданском и арбитражном процессе. 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта; Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. № 8. С. 2; Михайлова А.А. Самоотвод судьи в гражданском процессе // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 1. Электрон. версия печат. публ. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/samootvod-sudi-v-grazhdanskom-protsesse (дата обращения 10.03.2017).

Там же. связанных с заявлением отводов (самоотводов) при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции.

«Так, в случаях, когда в судебном заседании протокол не ведется (например, при рассмотрении дела в порядке упрощенного производства), заявление об отводе судьи и результаты его разрешения излагаются в определении, предусмотренном частью 5 статьи 25 АПК РФ»141.

Таким образом, заявление отвода (самоотвода) судьи при отсутствии ведения протокола судебного заседания также допускается как в письменной, так и в устной формах. Различия, соответственно, заключаются в акте, фиксирующем поступившее заявление.

Отвод и самоотвод в гражданском процессе должны быть мотивированы, то есть строиться на фактах и доказательствах, подтверждающих наличие установленных законом оснований для отвода (самоотвода) (такой позиции также придерживается М.Ж. Восканян).

При этом отвод не будет считаться обоснованным, если лицо, его заявляющее, лишь предполагает наличие обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела конкретным судьей142.

Относительно представления конкретных доказательств для обоснования отвода (самоотвода) существуют различные позиции.

Так, В.И. Нечаев говорит о том, что «даже если лицо, заявляющее об отводе, не представило конкретных доказательств, подтверждающих наличие оснований, установленных ст. 16 ГПК РФ, суд (заслушав мнения лиц, участвующих в деле, и лица, которому заявлен отвод), если посчитает необходимым, должен проявить определенную инициативу, прежде всего в части истребования доказательств. Соответственно и отказ в удовлетворении заявления об отводе должен содержать не простую ссылку на недоказанность

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99 (в ред. от 01.07.2014) «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Михайлова А.А. Указ. соч. оснований для отвода заявителем, а обоснованное суждение о фактическом отсутствии указанных оснований»143.

В том случае, когда отвод не был должным образом мотивирован или был заявлен по иным основаниям, нежели предусмотрены ст. 16 ГПК РФ, он не подлежит удовлетворению144.

Ст. 24 АПК РФ (и ст. 34 КАС РФ) предусматривают невозможность повторного заявления отвода одним и тем же лицом и по ранее заявленным основаниям. На наш взгляд, закрепление подобного положения положительно влияет на рассмотрение дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции (по рассмотрению дел, вытекающих из публичных правоотношений).

Прежде всего, положительное влияние выражается в борьбе с затягиванием процесса. Поэтому, представляется, что аналогичное положение должно было иметь место также в ГПК РФ.

Также Ю.А. Романова в своей работе «Заявления об отводах и порядок их разрешения в гражданском и арбитражном судопроизводствах» предлагает подкрепить данное правило возможностью применения санкции в виде судебного штрафа145.

Тем не менее, буквально недавно на рассмотрение Государственной Думы поступил законопроект № 169604-7, который должен внести поправки в статью 19 Гражданского процессуального кодекса РФ в части изменения порядка отвода судей.

«Автором документа стал парламент Кабардино-Балкарской республики. Документ уже получил поддержку Комиссии Совета законодателей при Федеральном собрании РФ по координации

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В.И. Нечаев. 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

Восканян М.Ж. Указ. соч.

Романова Ю.А. Заявления об отводах и порядок их разрешения в гражданском и арбитражном судопроизводствах // Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Часть 56 / Издательство Томского Университета. 2013. С. 147. законотворческой деятельности. Депутаты предложили запретить повторно заявлять отвод судье, если ранее это же лицо по тем же основаниям уже подавало ходатайство об отводе, которое было отклонено. Статья 19 ГПК РФ, как предлагают авторы инициативы, должна быть дополнена таким текстом: в случае отказа в удовлетворении заявления об отводе подача повторного заявления об отводе тем же лицом и по тем же основаниям не допускается»146.

Третьим условием отвода (самоотвода) в гражданском процессе выступает соблюдение срока его заявления.

По общему правилу, отвод (самоотвод) должен быть заявлен до начала рассмотрения дела по существу, то есть до назначения дела к рассмотрению (ч. 2 ст. 19 ГПК РФ).

Таким образом, заявление отвода допускается, например, при подготовке дела к судебному заседанию, а также на предварительном судебном заседании (по вопросу заявления отвода в предварительном судебном заседании Президиум ВАС РФ дал подобные разъяснения в Информационном письме № 99), в подготовительной части судебного заседания. «В отдельных случаях могут возникать ситуации, когда основание для отвода стало известным лицу, которое должно заявить о самоотводе либо об отводе, после начала рассмотрения дела по существу. В качестве примеров такого рода ситуаций можно назвать проявление недоброжелательства со стороны судьи по отношению к одному из участников процесса либо получение в процессе рассмотрения дела его участником документов, подтверждающих наличие оснований для отвода. В подобных случаях закон допускает заявление отвода после начала рассмотрения дела по существу. Однако лицо, заявившее отвод, должно обосновать причины, по которым оно ранее не могло заявить данного ходатайства. При этом суд должен убедиться, что несвоевременность обращения вызвана объективными причинами, а не желанием заявителя осложнить и затянуть разбирательство дела. Однако при

URL: http://ppt.ru/news/139077 (дата обращения: 20.05.2017).

этом следует учитывать, что ряд оснований для отвода (самоотвода) носит безусловный характер. Например, повторное участие судьи в рассмотрении дела, если ранее он принимал участие в его рассмотрении в суде другой инстанции. Если суд или лицо, заявляющее отвод при рассмотрении дела по существу, знали об этом обстоятельстве до начала рассмотрения дела, но не придали ему должного значения, такой отвод подлежит удовлетворению. Иначе постановление суда как явно незаконное будет отменено вышестоящим судом. В том случае, если лицо, заявляющее об отводе, не может доказать, что основание для отвода стало ему известным после начала рассмотрения дела по существу, такое заявление может не рассматриваться, однако оно должно быть приобщено к материалам дела (если сделано в письменной форме) и занесено в протокол судебного заседания»147.

Таким образом, закрепление в ГПК РФ оснований и условий отвода (самоотвода) судьи способствует определению закрытого перечня обстоятельств, наличие которых делает невозможным участие судьи в рассмотрении дела по существу, а также установлению процедуры обращения с заявлением об отводе (самоотводе).

В совокупности данные элементы образуют механизм реализации права на заявление отвода (самоотвода) в гражданском процессуальном праве. Выработка и законодательное закрепление понятия отвода (самоотвода), изучение целей его применения и значения в целом важны с точки зрения развития доктринальных исследований по данному вопросу и отражения сущности данного института в правосознании общества.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. М.А. Викут. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Глава 3 Порядок и последствия отвода (самоотвода) судьи в

гражданском процессе

3.1 Порядок разрешения вопроса об отводе (самоотводе) судьи в гражданском процессе

Заявление отвода (самоотвода) судьи, реализованное в установленном

законом порядке, не означает обязательного его удовлетворения. Такое заявление подлежит разрешению в порядке, предусмотренном ст. 20 ГПК РФ.

Заявления об отводе рассматриваются в судебном заседании. Лицо, заявляющее отвод заслушивается первым, далее заслушиваются другие лица, участвующие в деле. Судья, которому заявлен отвод может дать объяснения по заявленному отводу148. Но, следует заметить, что это только право судьи, а не его обязанность.

«В случае единоличного рассмотрения судьей дела этот судья попадает в неравные условия по сравнению с судьями коллегиального суда: такой судья не может дать объяснения при заявлении ему отвода. В противном случае судья предрешит разрешение ходатайства об отводе, что недопустимо в гражданском процессе. Таким образом, при заявлении отвода судье, единолично рассматривающему дело, такой судья может высказать свое отношение к заявленному отводу только после вынесения определения о его удовлетворении либо об отказе в его удовлетворении. М.Ж. Восканян предлагает предусмотреть в гражданском процессуальном законодательстве положение, обязывающее судью, которому заявлен отвод, дать объяснение в письменной форме»149.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу (постатейный, научно – практический).

/ отв. ред. Ю.Ф. Беспалов. М.: Проспект. 2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Михайлова А.А. Разрешение судьей заявления о собственном отводе при единоличном рассмотрении им гражданского дела, или Никто не судья в собственном деле // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 5. С. 16.

Решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявленного отвода (самоотвода) должно приниматься в совещательной комнате. При этом ГПК РФ в ст. 20 ГПК РФ прямо закрепляет, что определение суда выносится в совещательной комнате, определяя, тем самым, необходимость удаляться из зала судебного заседания для принятия решения об отводе (самоотводе) судьи. АПК РФ, наоборот, не придает императивного характера процедуре вынесения определения об отводе (самоотводе) судьи. Таким образом, положения АПК РФ не исключают вынесения протокольного определения по результатам рассмотрения поступившего заявления об отводе или самоотводе судьи, тем самым, допуская принятие определения без удаления в совещательную комнату. При вынесении определения в совещательной комнате обязательно должны соблюдаться требования о тайне совещания судей, установленные в ч. 3 ст. 194 ГПК РФ.

На наш взгляд, вынесение определения об удовлетворении заявления об отводе судьи или отказе в этом без удаления в совещательную комнату представляется более открытым и «прозрачным», что позволяет участникам процесса контролировать принятие решения судьей. Особенно это имеет значение для гражданского судопроизводства, где единоличный судья сам принимает решение о своем отводе (самоотводе).

Таким образом, представляется, что требование об удалении в совещательную комнату для принятия решения об отводе (самоотводе) судьи не должно носить императивного характера, как это в настоящее время закреплено в ГПК РФ.

Вынесенное определение должно быть мотивированным, то есть содержать указания на определенные причины, по которым суд пришел к тому или иному выводу, а также ссылку на законы, которыми суд руководствовался при разрешении заявленного отвода. Определение должно быть оглашено немедленно после его вынесения150.

Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Указ. соч. С. 5.

Важнейшим вопросом является возможность обжалования определений об отводе (самоотводе) судей в гражданском процессе.

Определение об отводе не препятствует дальнейшему рассмотрению дела, так как в случае удовлетворения отвода один судья (состав суда) заменяется другим судьей (составом суда) по правилам, установленным ст. 21 ГПК РФ. В соответствии с этим, гражданским процессуальным законодательством не предусмотрена возможность самостоятельного обжалования такого определения, но допускается возможность его обжалования наряду с обжалованием постановления суда151.

ГПК РФ регламентирует процедуру разрешения заявленного отвода в зависимости от того рассматривалось оно единолично или коллегиально. Данная норма имеет немало проблем, прежде всего, по вопросам ее правоприменения. Несовершенство действующего процессуального законодательства также выражается в том, что процедура разрешения заявленного отвода (самоотвода) по-разному регламентируется в различных процессуальных кодексах. Так, АПК РФ закрепляет совершенно иную и более совершенную процедуру разрешения отводов и самоотводов в арбитражных судах, чем та, которая установлена в нормах ГПК РФ, КАС РФ, УПК РФ для их рассмотрения и разрешения в судах общей юрисдикции. В дальнейшем, будет проведен сравнительный анализ положений ГПК РФ и АПК РФ в части существующих противоречий между ними в регулировании вопросов разрешения заявленных отводов (самоотводов) и предложены пути решения данной проблемы.

Таким образом, разрешение в судах отводов (самоотводов) требует широких теоретических исследований в данной области, прежде всего, в целях выявления и решения существующих проблем и выдвижения путей совершенствования гражданского процессуального законодательства в целом.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. П.В. Крашенниников. По состоянию на 01.01.2012 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Далее, следует непосредственно обратиться к закрепленному в ГПК РФ порядку разрешения отводов (самоотводов) судей.

Вопрос об отводе, заявленном судье, рассматривающему дело единолично, разрешается тем же судьей (ч. 2 ст. 20 ГПК РФ).

В этой ситуации сложно говорить о соблюдении принципов беспристрастности и объективности судьи при рассмотрении им отвода, заявленного в отношении него самого.

Удовлетворение судьей заявленного против него отвода является равносильным признанию судьи в совершении проступка, который позорит личность самого судьи, а также умаляет авторитет судебной власти152.

«Кроме всего прочего, представляет интерес психологическая сторона рассмотрения судьей отвода на самого себя. Как считает М.Ж. Восканян, разрешение вопроса об отводе выходит за рамки сугубо правового характера и затрагивает вопросы психологического фактора, поскольку порождает сомнение в беспристрастности судьи, прежде всего, как личности, способного объективно рассмотреть и разрешить вверенное ему дело»153.

«Многие судьи, рассмотрев слабомотивированное либо обоснованное мнимыми и т.п. доводами ходатайство о собственном отводе, отклонив его как необоснованное, тем не менее испытывают дискомфорт в ходе ведения процесса, и наверняка на подсознательном уровне пытаются доказать заявившей отвод стороне, что она была не права»154.

Разрешение отвода, заявленного единоличному судье, совершенно иначе регулируется нормами АПК РФ. В данном случае рассмотрение заявления об отводе входит в компетенцию председателя арбитражного суда или его заместителя, а также председателя судебного состава. Но не следует забывать, что при этом возрастает нагрузка на этих лиц. Таким образом, подобное построение ст. 25 АПК РФ свидетельствует о более совершенной

Михайлова А.А. Указ. соч. С. 15.

Там же. С. 16.

Клеандров М.И. Судья: прежде всего человек, а потом функция? Или наоборот? // Российский судья. 2011. № 7. С. 44. форме разрешения заявленных отводов, так как способствует соблюдению принципов объективности и беспристрастности, повышает уровень доверия к суду. В свою очередь, рассмотрение отвода, заявленного против конкретного судьи этим же судьей, при условии рассмотрения им дела единолично представляется неразумным и необъективным. Также подобная формулировка ст. 20 ГПК РФ затрудняет применение на практике отвода единоличного судьи. Аналогичная проблема имеет место по отношению к отводу судебного состава в целом.

«По меньшей мере странно и противоречиво выглядит положение, при котором судья удовлетворяет заявление о том, что он необъективен и пристрастен. Следовательно, в гражданском процессе заявление об отводе фактически рассматривается как формальное действие и не имеет своей практической результативности – удаление судьи от участия в процессе при наличии к тому объективно необходимых оснований. Здесь очень уместно привести выражение: «Никто не может быть судьей в своем споре»»155.

Положения ч. 2 ст. 20 ГПК РФ были объектом неоднократных обращений в Конституционный Суд Российской Федерации.

При этом ни законодатель, ни Конституционный Суд Российской Федерации не считает подобную формулировку ч. 2 ст. 20 ГПК РФ проблемой, затрудняющей применение института отвода в практической деятельности.

Так, определением Конституционного Суда Российской Федерации от 21.11.2013 г. № 1775 – О было отказано в принятии жалобы Епифанова А.П. и Епифановой Н.Б. на нарушение их конституционных прав п. 3 ч. 1 ст. 16 и положением ч. 2 ст. 20 ГПК РФ. «По мнению заявителей, данные законоположения противоречат статьям 17, 18, 19, 45, 46, 55 и 120 Конституции Российской Федерации, поскольку установленный ими порядок рассмотрения ходатайства стороны об отводе судей, согласно которому

Комментарий к основным положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации / отв. ред. О.Н. Арестова. Подготовлен по состоянию на 28.03.2011 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. вопрос о наличии или отсутствии оснований для этого, а именно обстоятельств, вызывающих сомнение в объективности и беспристрастности судей, подлежит разрешению этим же составом суда, позволяет немотивированно отклонять отвод, заявленный составу суда. В свою очередь, отказ в принятии жалобы, Конституционный Суд Российской Федерации мотивирует следующим образом. В развитие этих положений законодателем установлены специальные нормы, регулирующие основания и порядок отвода судей; кроме того, соблюдение указанных принципов осуществления правосудия гарантируется всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур. В частности, контроль за объективностью и беспристрастностью при разрешении дела обеспечивается в вышестоящих судебных инстанциях, которые при выявлении оснований для отмены судебных постановлений нижестоящих судов должны исходить из конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов правосудия и – в силу статьи 15 (части 1 и 4) Конституции Российской Федерации и статьи 11 ГПК РФ – применять их непосредственно. При этом вопрос об объективности и беспристрастности состава суда подлежит разрешению в каждом конкретном деле с учетом фактических обстоятельств, установление которых находится в компетенции судов общей юрисдикции»156.

«Аналогичная позиция имела место также в определении Конституционного Суда Российской Федерации» от 20.03.2008 г. № 155 – О – О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Глуховой Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав положениями части первой, абзаца первого части второй статьи 20 и части второй статьи 376

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.11.2013 № 1775-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Епифанова Александра Петровича и Епифановой Натальи Борисовны на нарушение их конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 16 и положением части второй статьи 20 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», где помимо вышесказанного Конституционный Суд Российской Федерации ссылался на необходимость доверия к суду, за исключением случаев, доказывающих их пристрастие при рассмотрении дел, а также указывал на то, что подобная формулировка ч. 2 ст. 20 ГПК РФ препятствует затягиванию процесса в силу заявления необоснованного отвода судье»157.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации не считает, что положения ч. 2 ст. 20 ГПК РФ способствуют нарушению объективности и беспристрастности. Об этом свидетельствуют вынесенные им определения об отказе в принятии к рассмотрению жалоб по данному вопросу. При этом в своих определениях Конституционный Суд ссылается на возможность контроля за объективностью и беспристрастностью вышестоящими инстанциями путем отмены решений, принятых при рассмотрении дел в незаконном составе в суде первой инстанции.

Решению рассмотренных проблем могла бы способствовать унификация положений АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ в части порядка разрешения заявленных судье отводов. При этом за основу должен быть взят именно АПК РФ, в силу того, что, как указывалось выше, его содержание в части разрешения отводов более совершенно в сравнении с другими процессуальными кодексами.

Также на подобное решение проблемы указывал председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин. Он отмечал, что «возможность иного правового регулирования вопроса об отводе судьи в гражданском процессуальном законодательстве, рассматривающего дело

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20.03.2008 № 155-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Глуховой Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав положениями части первой, абзаца первого части второй статьи 20 и части второй статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. единолично, не исключается. Учитывая конкретные условия развития правовой системы и конституционные принципы правосудия, можно установить единообразный порядок разрешения данного вопроса в гражданском судопроизводстве, осуществляемом судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Однако в любом случае этот вопрос относится к исключительной прерогативе федерального законодателя»158.

Помимо данного способа решения существующей проблемы, поддерживаемой практически всеми процессуалистами, А.А. Михайлова предлагает также и иные способы ее решения.

«Одним из способов разрешения заявлений об отводе судей можно назвать их рассмотрение специальным коллегиальным органом. Представляется разумным формирование данного органа из трех случайных совершеннолетних граждан Российской Федерации, не являющихся участниками гражданского процесса, в котором заявлен отвод. Такой орган может формироваться по примеру коллегии присяжных заседателей для рассмотрения каждого конкретного заявления об отводе судьи. Однако данная инициатива имеет и свои слабые стороны: очевидно, созыв этого органа потребует материальных, а также временных затрат и приведет к затягиванию судебного процесса. В этой связи наиболее целесообразным способом разрешения заявления об отводе судьи является рассмотрение такого заявления коллегией из трех судей данного суда. Формирование такой коллегии не займет слишком много времени, не потребует денежных затрат, а также будет способствовать пропорциональному распределению нагрузки»159.

Отвод может быть заявлен также нескольким судьям или всему составу суда. При этом рассмотрение заявленного отвода осуществляется составом суда, рассматривающим дело по существу, простым большинством голосов. На наш взгляд, в данном случае также можно говорить о проблеме возникновения сомнений в беспристрастности разрешения заявленного

URL: http://www.consultant.ru/law/interview/zorkin3/ (дата обращения 09.04.2017).

Михайлова А.А. Указ. соч. С. 19. отвода, так как его разрешение возлагается на тех же судей, которые рассматривают дело. В связи с этим ст. 25 АПК РФ также возлагает обязанность по разрешению отводов нескольким судьям или всему составу суда на председателя арбитражного суда, его заместителя или председателя судебного состава. Но в данном случае заинтересованность одного из судей в отклонении заявленного отвода не будет иметь решающего значения как при единоличном рассмотрении дела, так как для принятия окончательного решения требуется большинство голосов.

Наиболее демократичным и правильным представляется положение ГПК РФ (ч. 2 ст. 20 ГПК РФ), предусматривающее разрешение отвода судье по делу, которое рассматривается в коллегиальном составе. В таком случае заявленный отвод рассматривается в отсутствие судьи, которому заявлен отвод, другими судьями коллегиального состава. Таким образом, повышается уровень доверия к суду, устраняются сомнения в беспристрастности суда при разрешении заявленного отвода.

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определяет порядок разрешения заявленного отвода в соответствии в правилами, установленными в ст. 25 АПК РФ с определенными особенностями.

Согласно Концепции единого Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации заявление об отводе должно рассматриваться в судебном заседании, в котором выслушивается позиция не только лица, заявившего отвод, но и иных лиц, участвующих в деле, а также лица, которому заявлен отвод. Такое заявление при единоличном рассмотрении дела должно рассматриваться председателем судебного состава, заместителем председателя суда (если отвод заявлен председателю судебного состава или председателю суда) или председателем суда (если отвод заявлен заместителю председателя суда).

При коллегиальном рассмотрении дела отвод рассматривается судьями, входящими в коллегиальный состав судей, которым отвод не заявлен. Если дело рассматривается президиумом суда и отвод заявлен всему президиуму, он рассматривается этим же составом суда160.

Следует заметить, что судья считается отведенным как при единогласном решении об удовлетворении отвода, так и при равном количестве голосов по отношению к удовлетворению и отказу в удовлетворении заявленного отвода. На наш взгляд, подобная позиция является верной, так как способствует устранению из процесса судьи, в беспристрастности и объективности которого не уверен хотя бы один судья, рассматривающий заявленный отвод.

Для разрешения самоотвода судьи действуют такие же правила, как при их отводе. Соответственно, предъявляются единые правила к процедуре рассмотрения самоотводов.

Следует подчеркнуть особенность, характеризующую разрешение самоотводов в гражданском процессе. Так, при разрешении самоотвода судьи, рассматривающего дело единолично, отвод, естественно, будет удовлетворен, так как непосредственно данный судья принимает решение о своем самоотводе. При этом ему единственному известны все обстоятельства, которые могут повлечь его пристрастие и необъективность при рассмотрении дела по существу. Поэтому при разрешении самоотвода судье, рассматривающему дело коллегиально, представляется, не совсем справедливым предоставлять судьям, разрешающим отвод, права отказа в удовлетворении самоотвода.

Таким образом, разрешение отводов (самоотводов) в гражданском процессе не лишено проблемных моментов и необходимости их устранения. Основным способом их устранения будет унификация положений ГПК РФ и АПК РФ, предусматривающем более демократичный порядок разрешения отводов (самоотводов).

Регулирование процессуальным законодательством

Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. процедуры разрешения заявленного отвода (самоотвода) имеет огромное значение, так как механизм отвода (самоотвода) не будет действовать без заявленного в установленном законом порядке отвода и процедуры его разрешения. При этом заявление отвода судье не означает автоматического его удовлетворения. Поэтому все элементы механизма должны действовать в совокупности, в связи с чем значение каждого из них невозможно переоценить.

3.2 Последствия отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе

В случае удовлетворения отвода (самоотвода) судьи дело уже не может рассматриваться в том составе, в котором оно рассматривалось первоначально. Соответственно, при удовлетворении отвода (самоотвода) наступают последствия в виде замены судьи или состава суда, рассматривающего дело по существу. Ст. 21 ГПК РФ регламентируется процедура замены судей при их отводе (самоотводе), порядок определения судьи или состава суда, которые будут в дальнейшем рассматривать такое дело. При этом следует заметить, что ГПК РФ закрепляет последствия отвода (самоотвода) только судьи, не предусматривая последствий отвода других участников гражданского процесса.

Замена судьи осуществляется в зависимости от того, в каком именно суде общей юрисдикции рассматривалось дело. При этом, замены самого суда, как правило, не производится, за исключением некоторых случаев. В данном случае идет речь об изменении территориальной подсудности, родовая подсудность не будет меняться.

Так, в случае отвода мирового судьи, районный суд передает рассмотрение дела другому мировому судье. При этом такой мировой судья должен действовать в рамках того же судебного района, в котором рассматривал дело отведенный мировой судья. Но если такая передача не представляется возможной, то вышестоящий суд передает дело на рассмотрение мирового судьи, действующего в другом судебном районе.

Примером передачи дела для рассмотрения мировому судье другого судебного района будет определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2009 № 31 – Г09 – 19, в соответствии с которым по результатам разрешения самоотвода судьи по основанию наличия родственных отношений с истцом дело было передано для рассмотрения мировому судье другого судебного района161. Определение выносилось в связи с поступлением жалоб на подобную передачу дел, по его итогу заявителю было отказано. Аналогичные определения имеют место применительно к передаче дела в другой районный суд и суд субъекта Российской Федерации.

В случае отвода судьи районного суда, дело должно рассматриваться в этом суде, но с участием другого судьи или в ином составе судей. Аналогично с правилами о замене мирового судьи, в случае невозможности такой замены вышестоящий суд будет определять тот районный суд, в котором в дальнейшем дело будет рассматриваться по существу.

Отведенный судья (состав суда) судов субъектов Российской Федерации или Верховного Суда Российской Федерации заменяется судьей (составом суда) из этого же суда. При этом в случае невозможности формирования нового состава суда в судах субъектов Российской Федерации, дело передается Верховному Суду Российской Федерации. Следует заметить, что в этом случае Верховный Суд Российской Федерации не рассматривает дело, а определяет конкретный суд субъекта РФ, судья или состав суда которого будут рассматривать такое дело по существу.

Определением Московского городского суда от 06.04.2015 по делу № 33-11192/2015 дело было направлено в Верховный Суд Российской Федерации

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2009 № 31-Г09-19 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. с целью определения того суда, в котором дело будет рассматриваться по существу162.

При этом ГПК РФ не указывает какое именно должностное лицо вышестоящего суда будет решать вопрос о передаче дела в другой суд для его дальнейшего рассмотрения. Предполагается, что таким лицом должен выступать председатель соответствующего суда163.

«Чтобы исключить произвольный выбор суда или судьи, закон, допуская такую передачу, должен закреплять и ее надлежащий процессуальный механизм (в том числе определять уровень и территориальное расположение суда, в который дело может быть передано; судебную инстанцию, которая могла бы подтвердить наличие оснований для передачи), а также обеспечивать право на обжалование соответствующего решения, принимаемого в виде судебного акта»164.

Следует отметить то, что в результате удовлетворения заявления об отводе (самоотводе) и, соответственно, замены отведенного судьи (состава суда) другим лицом (составом) в установленном ГПК РФ порядке, дело будет рассматриваться заново назначенным судьей (составом суда) в силу действия принципа непосредственности судебного разбирательства, закрепленного в ст. 157 ГПК РФ.

Таким образом, удовлетворенный отвод (самоотвод) судьи влечет не только непосредственное устранение судьи (состава суда) из процесса, но и выбор другого судьи (состава суда) для дальнейшего ведения процесса.

Определение Московского городского суда от 06.04.2015 по делу № 3311192/2015 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В.И. Нечаев. 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.03.1998 № 9-П «По делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2016. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та. Наступление таких последствий подробно регламентировано ГПК РФ, а также иными процессуальными кодексами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Институт отвода (самоотвода) в гражданском процессе имеет важнейшее значение в правоприменительной деятельности. С помощью этого института обеспечивается беспристрастное и объективное рассмотрение дела по существу. Соответственно, исследование института отвода (самоотвода) и непосредственно механизма его реализации на практике, представляется, необходимым и значимым для процессуальных отраслей права в настоящее время.

По результатам проведенного исследования поставленные цели и установленные для их достижения задачи реализованы в полном объеме. Таким образом, выявлены основные проблемы института отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе и предложены пути их решения, проанализировано значение института отвода (самоотвода), в том числе с позиции действия института как гарантии принципа законности. В результате исследования определены и проанализированы основные элементы механизма реализации института отвода (самоотвода): основания отвода (самоотвода), порядок заявления и разрешения заявленного отвода (самоотвода), последствия удовлетворения заявленного отвода (самоотвода).

При решении поставленных задач изучен процесс исторического развития института отвода (самоотвода) как на примере российского процессуального права, так и с учетом опыта зарубежных стран, проанализирована правовая природа института отвода (самоотвода) судей в гражданском процессе, а также выявлены и изучены основные проблемы института в настоящее время.

В качестве основного результата проведенного исследования был сформулирован вывод о необходимости единообразного регулирования института отвода (самоотвода) в процессуальных отраслях права, где за основу правовой регламентации института отвода (самоотвода) предлагается взять АПК РФ. Представляется, что решение выявленных проблем повысит практическую значимость института отвода (самоотвода) и позволит наладить механизм его реализации в гражданском процессе.

Таким образом, институт отвода (самоотвода) должен стать механизмом устранения из процесса судей, в отношении которых имеются сведения, препятствующие им выступать в качестве судьи. Соответственно, слаженная работа этого механизма будет способствовать беспристрастному и объективному рассмотрению дел в судах общей юрисдикции. Для реализации всех задач, возложенных на институт отвода (самоотвода) требуется решение выявленных теоретических и практических проблем института, что, в свою очередь, также повысит его практическую ценность. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04 нояб.1950 г. (в ред. от 13 мая 2004 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

3. Конвенция «Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов» / [Электронный ресурс] / URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/indep.shtml (дата обращения 02.06.2017).

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] от 14 нояб. 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 19 дек. 2016) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

5. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ (ред. от 3 июля 2016) № 21-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (ред. от 23 июня 2016) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 06 июля 2016) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

8. Гражданский процессуальный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 11 июня 1964 г. (в ред. от 25 июля 2002 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. –Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

9. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 дек.1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 30 дек. 2015 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

10. Кодекс судейской этики Российской Федерации от 19 дек. 2012 г. // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

11. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

12. О статусе судей в Российской Федерации [Электронный ресурс]: закон от 26 июня 1992 г. № 3132-1 (в ред. от 3 июля 2016 г.) // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

13. О судах общей юрисдикции в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. конст. закон от 7 фев. 2011 г. № 1 – ФКЗ (в ред. 21 июля 2014 г.) // Консультант Плюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

14. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.11.2013 № 1775-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Епифанова Александра Петровича и Епифановой Натальи Борисовны на нарушение их конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 16 и положением части второй статьи 20 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

15. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20.03.2008 № 155-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Глуховой Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав положениями части первой, абзаца первого части второй статьи 20 и части второй статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

16. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.03.1998 № 9-П «По делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

17. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2009 № 31-Г09-19 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

18. Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 19.01.2016 по делу № 33-322/ 2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

19. Кассационное определение Верховного суда Республики Дагестан от 27.07.2011 г. по делу № 33-1711 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

20. Определение Верховного суда Российской Федерации от 20.07.2011 г. по делу № 84-Дп-11-4 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

21. Определение Московского городского суда от 06.04.2015 по делу № 33-11192/2015 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

22. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 № 99 (в ред. от 01.07.2014) «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

23. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. унта.

24. Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.08.2011 по делу № А56-58034/2009 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

25. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23 (ред. от 23.06.2015) «О судебном решении» // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

2. Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/otvodyi-v-ugolovnom-protsesse/

26. Арестова О.Н. Комментарий к основным положениям Арбитражного процессуального кодекса. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011. Подготовлен по состоянию на 28.03.2011 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

27. Асадулаева Д.Х. Институт отвода судьи как процессуальная гарантия принципа независимости судей [Электронный ресурс] // Вестник Дагестанского государственного университета. 2011. № 2. Электрон. версия печат. публ. – URL: (дата обращения: 02.06.2017).

28. Багаутдинов Ф.Н. Актуальные проблемы отвода судьи в современных условиях // Журнал российского права. 2009. № 5. С. 93 – 99.

29. Бажанов Н.Н. Семейное право [Электронный ресурс] // URL: http://netprava.ru/ek/b39/4_1_9.htm (дата обращения: 12.03.2017).

30. Беспалов Ю.Ф. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу (постатейный).

Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

31. Богданович С.П. Практическое применение принципов гражданского процессуального права // Власть Закона. 2015. № 3. С. 66 – 74.

32. Большая Советская Энциклопедия [Электронный ресурс] // URL: http://enc-dic.com/enc_sovet/Otvod-sude-44923.html (дата обращения: 15.03.2017).

33. Викут М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, постатейный. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014. По состоянию на 01.01.2014 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

34. Восканян М.Ж. Заявления о самоотводах и об отводах суда в гражданском и арбитражном процессе. 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

35. Гагиева Н.Р. Принцип законности в гражданском процессуальном праве [Электронный ресурс] // Бизнес в законе. 2012. № 2. Электрон. версия печат. публ. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/printsip-zakonnosti-vgrazhdanskom-protsessualnom-prave (дата обращения 06.02.2017).

36. Есева Е.Ю. Отвод судьи в гражданском процессе: реальность или

фикция? // Администратор суда. 2012. № 1. С. 7 – 11.

37. Клеандров М.И. Судья: прежде всего человек, а потом функция? Или наоборот? // Российский судья. 2011. № 7. С. 42–46.

38. Колпаков Р.Д. Динамика нормативно-правовой регламентации института отвода (самоотвода) в гражданском судопроизводстве России // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота. 2011. № 6. С. 78 – 87.

39. Колпаков Р.Д. Место категории отвод (самоотвод) в гражданском процессуальном праве России [Электронный ресурс] // URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_21028795_70482156.pdf (дата обращения: 02.06.2017).

40. Крашенинников П.В. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, постатейный. Подготовлен для системы Консультант Плюс, 2012. По состоянию на 01.01.2012 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

41. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. / Н.И. Матузов, А.В. Малько. – М.: Юристъ, 2004. – 245 с.

42. Михайлова А.А. Разрешение судьей заявления о собственном отводе при единоличном рассмотрении им гражданского дела, или Никто не судья в собственном деле // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 5. С. 14 – 19.

43. Михайлова А.А. Самоотвод судьи в гражданском процессе [Электронный ресурс] // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 1. Электрон. версия печат. публ. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/samootvodsudi-v-grazhdanskom-protsesse (дата обращения 21.03.2017).

44. Мохов А.А. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ, постатейный. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2011. По состоянию на 01.01.2011 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

45. Науменков А.В. Отвод судей в арбитражном процессе: дис. … канд. юрид. наук / А.В. Науменков. – М., 2002. – 175 с.

46. Нефедьев Е.А. Устранение судей в гражданском процессе / Е.А. Нефедьев. – Казань: Типография Императорского Казанского университета, 1885. – 170 с.

47. Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства / Е.А. Нефедьев – М.: Типография Императорского Московского университета, 1909. – 404 с.

48. Нечаев В.И. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, постатейный. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2008 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

49. Нохрин Д.Г. Государственное принуждение в гражданском судопроизводстве: монография. – М.: Волтерс Клувер, 2009. – 256 с.

50. О некоторых проблемах, связанных с основаниями отвода судьи в первой и апелляционной инстанции в суде общей юрисдикции по гражданским делам [Электронный ресурс] / URL: http://www.kmcon.ru/articles/jurist4/jurist4_2287.html (дата обращения: 09.04.2017).

51. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. / Г.Л. Осокина. – М.: Норма, 2013. – 704 с.

52. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть / Г.Л. Осокина. – М.: Норма, 2010. – 960 с.

53. Романова Ю.А. Заявления об отводах и порядок их разрешения в гражданском и арбитражном судопроизводствах // Правовые проблемы укрепления Российской государственности. Часть 56 / Издательство Томского Университета. 2013. С. 146 – 148.

54. Руднев В.И. Некомпетентность судьи как основание для его отвода и прекращения полномочий // Журнал российского права. 2003. № 7. С. 39 – 43.

55. Рыжаков А.П. Фактические основания отвода судьи в гражданском процессе: комментарий к ст. 16 ГПК РФ. Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2009. По состоянию на 12.02.2009 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

56. Сухарев А.Я., Крутских В.Е.. Большой юридический словарь [Электронный ресурс] // URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/lower/16816 (дата обращения: 10.03.2017).

57. Тай Ю.В., Арабова Т.Ф., Ле Бурдон В. Отвод судей как гарантия независимости суда // Вестник ВАС РФ. 2014. № 8. С. 1 – 11.

58. Тетюев С.В. Возможность отвода судьи – гарантия беспристрастности состава суда // Российская юстиция. 2012. № 12. С. 42 – 46.

59. Толковый Словарь Ушакова [Электронный ресурс] // URL: (дата обращения 15.03.2017).

60. Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. / И.Е. Энгельман – Юрьев: Типография К. Маттисена, 1912. – 647 с.

61. Юдин А.В. Внепроцессуальные обращения по гражданским делам: понятие, виды, порядок раскрытия и последствия // Закон. 2013. № 10. С. 155 – 164.

62. Ярков В.В. Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно – практический).

2016 // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. – Электрон. дан. – М., 2016. – Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.