Административной функции в деятельности

Дипломная работа

Перечень условных обозначений и сокращений

Адмотдел – административный отдел БССР – Белорусская Советская Социалистическая Республика Волисполком – волостной исполнительный комитет ВСНХ – Высший Совет народного хозяйства ВЦИК – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем Главмилиция – Главное управление рабоче-крестьянской милиции. ГУКХ – Главное управление коммунального хозяйства ГУМЗ – Главное управление местами заключения ЗАГС – органы записи актов гражданского состояния НАРБ – Национальный архив Республики Беларусь НК РКИ – Народный комиссариат Рабоче-крестьянской инспекции НКВД, Наркомвнутдел – Народный комиссариат внутренних дел НКЮ, Наркомюст – Народный комиссариат юстиции НЭП – новая экономическая политика Окрисполком, ОКРИК, ОИК – окружной исполнительный комитет Орготлел – организационный отдел Подотдел – служба в составе отдела Райисполком, РИК – районный исполнительный комитет РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика СНК – Совет народных комиссаров СССР – Союз Советских Социалистических Республик СТО – Совет труда и обороны Уисколком – уездный исполнительный комитет Центрзагс – Центральный отдел записей актов гражданского состояния ЦИК – Центральный исполнительный комитет ЭКОСО – Экономическое совещание

РЕФЕРАТ

Мешич Ирина Леонидовна

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ФУНКЦИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БССР

В 1920-Е ГОДЫ

Дипломная работа содержит 88 страниц, 3 таблицы, 5 приложений. Список использованных источников и литературы состоит из 150 позиций.

Ключевые слова: НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ, ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА, ОРГАНИЗАЦИОННО-АДМИНИСТРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ, АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО, ДОКУМЕНТАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ.

Объектом настоящего исследования явилась деятельность структурных подразделений в составе НКВД, участвующих в процессе создания, функционирования и управления государством. Предметом исследования является административная функция в деятельности НКВД, направленная на решение вопросов создания, развития, функционирования и регулирования государственного механизма.

Цель работы – выявить административную функцию в деятельности НКВД, которая способствовала построению, функционированию и развитию государственности на территории Беларуси в 1920-е гг.

22 стр., 10590 слов

Анализ деятельности Комитета по управлению имуществом и земельными ...

... Комитета по управлению имуществом и земельными отношениями г. Челябинска по учету муниципального имущества. Формулирование рекомендаций по совершенствованию ведения учета муниципального имуществом в г. Челябинске. Объект - Комитет по управлению имуществом ... общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и ...

Методологическую основу исследования такие методы познания, как анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия.

В дипломной работе предпринята попытка описать историю создания, формирования и эволюции НКВД, определить функции, организационную структуру и место, занимаемое в системе государственных органов на территории Беларуси. Дана характеристика деятельности структурным подразделениям в составе НКВД, с помощью чего определена административная функция в их деятельности. Предпринята попытка выявить влияние реализации административной функции на становление и развитие делопроизводства.

РЕФЕРАТ

Мешыч Ірына Леанідаўна АДМІНІСТРАЦЫЙНАЯ ФУНКЦЫЯ У ДЗЕЙНАСЦІ НАРОДНАГА

КАМІСАРЫЯТУ ЎНУТРАНЫХ СПРАЎ БССР

У 1920-Я ГАДЫ

Дыпломная праца змяшчае 88 старонак, 3 табліцы, 5 прыкладанняў. Спіс выкарыстаных крыніц і літаратуры складаецца з 150 пазіцый.

Ключавыя словы: НАРОДНЫ КАМІСАРЫЯТ УНУТРАНЫХ СПРАЎ, ДЗЯРЖАЎНЫЯ ЎСТАНОВЫ, АРГАНІЗАЦЫЙНАЯ СТРУКТУРА, АРГАНІЗАЦЫЙНА-АДМІНІСТРАЦЫЙНАГА КІРАВАННЯ, АДМІНІСТРАЦЫЙНЫЯ ФУНКЦЫІ, ДЗЕЙНАСЦЬ ДЗЯРЖАЎНЫХ ОРГАНАЎ, СПРАВАВОДСТВА, ДАКУМЕНТАЦЫЙНАЕ ЗАБЕСПЯЧЭННЯ КІРАВАННЯ.

Аб’ектам даследавання з’явілася дзейнасць структурных падраздзяленняў у складзе НКУС, якія ўдзельнічалі ў працэсе стварэння, функцыянавання і кіравання дзяржавай. Прадметам даследавання з’яўляецца адміністрацыйная функцыя ў дзейнасці НКВД, накіраваная на вырашэнне пытанняў стварэння, развіцця, функцыянавання і рэгулявання дзяржаўнага механізму.

Мэта працы, выявіць адміністрацыйную функцыю ў дзейнасці НКУС, якая спрыяла пабудове, функцыянаванню і развіццю дзяржаўнасці на тэрыторыі Беларусі ў 1920-я гг.

Метадалагічную аснову даследавання такія метады пазнання, як аналіз і сінтэз, індукцыя і дэдукцыя, абстрагаванне, аналогія.

У дыпломнай працы зроблена спроба апісаць гісторыю стварэння, фарміравання і эвалюцыі НКВД, вызначыць функцыі, арганізацыйную структуру і месца займаюць усталяваныя ў сістэме дзяржаўных органаў на тэрыторыі Беларусі. Дана характарыстыка дзейнасці структурным падраздзяленням у складзе НКУС, з дапамогай чаго вызначана адміністрацыйная функцыя ў іх дзейнасці. Зроблена спроба выявіць уплыў рэалізацыі адміністрацыйнай функцыі на станаўленне і развіццё справаводства.

SUMMARY

Meshych Iryna L. ADMINISTRATIVE FUNCTION IN THE ACTIVITIES OF THE PEOPLE’S

COMMISSARIAT FOR THE INTERIOR OF THE BSSR

IN THE 1920’S YEARS

The thesis contains 88 pages, 3 tables, 5 applications. The list of sources and literature used consists of 150 items.

Keywords: PEOPLE’S COMMISSARIAT OF INTERNAL AFFAIRS, STATE INSTITUTIONS, ORGANIZATIONAL STRUCTURE, ORGANIZATIONAL-ADMINISTRATIVE ADMINISTRATION, ADMINISTRATIVE FUNCTIONS, ACTIVITY OF STATE BODIES, CUSTOMS PRODUCTION, DOCUMENTATION SUPPORT OF MANAGEMENT.

The object of this study was the activities of structural units within the NKVD, participating in the process of creating, operating and managing the state. The subject of the study is the administrative function in the activities of the NKVD, aimed at solving the problems of the creation, development, functioning and regulation of the state machinery.

The purpose of the work, to identify the administrative function in the activities of the NKVD, which contributed to the construction, functioning and development of statehood in the territory of Belarus in the 1920s.

5 стр., 2457 слов

Уголовно-правовое значение способа совершения преступления для ...

... служебной деятельности правоохранительных органов. Задачи работы: дать понятие способа совершения преступления, изучить роль способа совершения преступления при квалификации преступления; провести анализ основных способов совершения преступления. Глава 1. Общая характеристика способа совершения преступления 1. 1. Понятие способа совершения преступления Способ совершения преступлений — это ...

The methodological basis of the research is such methods of cognition as analysis and synthesis, induction and deduction, abstraction, analogy.

In the thesis, an attempt is made to describe the history of the creation, formation and evolution of the NKVD, to determine the functions, organizational structure and place occupied in the system of state bodies in the territory of Belarus. The characteristics of the activities of the structural units within the NKVD are given, with the help of which the administrative function in their activities is defined. An attempt has been made to reveal the influence of the realization of the administrative function on the formation and development of office work.

ВВЕДЕНИЕ

Зачастую деятельность органов НКВД ассоциируется с репрессиями, происходившими на территории не только нашей страны, но и всего постсоветского пространства. Но была и другая деятельность: активная деятельность этих органов по становлению и защите нашего государства. Деятельность, направленная на становление и совершенствование государственного механизма, борьбой с беззаконьем и произволом. Так, мы не можем утверждать, что орган НКВД был только ведомством, направленным на репрессивные мероприятия, так как существовала и другая сторона этой деятельности, выполняющая административные задачи.

Под выполнением административных задач и функций подразумевается активное участие подразделений НКВД в общественных отношениях, возникающих в процессе организации и исполнительно-распорядительной деятельности государственного управления.

В дипломной работе речь пойдет о выполнении НКВД так называемых обязательных постановлений, касавшихся различных сторон общественной жизни населения Беларуси в 1920-е гг., о деятельности, направленной на организацию органов административного управления и наблюдением за правильностью исполнения декретов, постановлений и распоряжений центральной и местной власти, учетом иностранных подданных, обменов паспортов, приемом в гражданство БССР иностранцев и выходом из подданства БССР, выдачей разрешений на изготовление штампов и печатей, об отделении церкви от государства, о взаимодействии органов НКВД с другими наркоматами для выполнения своих задач, а также о регистрации актов гражданского состояния.

Знание истории государственных учреждений является необходимой предпосылкой для исследования истории и организации архивного дела, истории и организации делопроизводства и других специальных дисциплин. Кроме этого, исследование вопросов деятельности органов государственного управления, позволяет нам раскрыть сведения: когда, каким образом, почему и для решения каких задач создавались те или иные учреждения, каковы были их компетенция и функции, в силу каких причин они упразднялись или перестраивались, какова была их роль и значение в деятельности государства.

Анализ деятельности НКВД предусматривает исследование его организационных основ, среди которых ключевыми выступают структурные перемены. Только определив структуру и функции подразделений, можно достоверно воссоздать и проводимую НКВД деятельность, т. е. механизмы реализации ведомством своего функционального предназначения.

13 стр., 6015 слов

Судопроизводство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) ...

... органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. При написании работы поставлена цель: как можно шире изучить производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов ... прав человека. Судебный контроль за деятельностью государственной администрации связан, прежде всего, с ...

Ввиду того, что в исследуемый период организационная структура НКВД постоянно перестраивалась, а выполняемые функции переходили из одного структурного подразделения в другое, достаточно сложно объективно оценить характер и масштаб деятельности каждого структурного подразделения, учитывая постоянные преобразования и широту выполняемых функций всеми структурными подразделениями в составе НКВД. В связи с чем в дипломной работе будет рассмотрена деятельность структурных подразделений НКВД, направленных на выполнение своих административных задач и функций.

Происходящие в настоящее время в стране преобразования оказывают воздействие на все сферы общественного развития и определяют основные направления перестройки государственного механизма. Именно поэтому в сложившихся условиях особую актуальность и интерес представляют исследования, посвященные изменениям в области государственного строительства, права, деятельности и реорганизации государственных органов. Исследование предыдущего опыта создания, развития, реорганизации и деятельности органов государственного управления не только приумножит наши знания, но и поможет усовершенствовать организацию и деятельность современных органов государственного управления в целом, и их отдельных структур в частности, позволит избежать ошибок прошлых лет. Таким образом, актуальность исследования определяется потребностью в использовании предыдущего опыта для дальнейшего развития и деятельности современных органов государственной власти.

Научная новизна дипломной работы заключается, прежде всего, в том, что до настоящего времени тема административной функции в деятельности НКВД недостаточно разработана, в связи с чем предпринята попытка комплексного исследования данного вопроса.

Практическая значимость дипломной работы состоит в том, что собранные и проанализированные данные могут представлять определенный интерес для работников государственных учреждений, а исследование проблемы позволит использовать исторический опыт для дальнейшего совершенствования государственного аппарата.

Цель работы – выявить и описать административную функцию в деятельности НКВД, которая способствовала построению, функционированию и развитию государственности на территории Беларуси в 1920-е гг.

Исходя из цели дипломной работы, в ней поставлены следующие задачи:

  • рассмотреть историографию по созданию и деятельности НКВД в период 20-х гг. ХХ в.;
  • проследить историю создания и эволюции НКВД, определить функции, организационную структуру и место, занимаемое в системе государственных органов на территории Беларуси;
  • описать деятельность структурных подразделений в составе НКВД по выполнению административных задач.

Объектом настоящего исследования явилась деятельность структурных подразделений в составе НКВД, участвующих в процессе создания, функционирования и управления государством. Предметом исследования является административная функция в деятельности НКВД, направленная на решение вопросов создания, развития, функционирования и регулирования государственного механизма.

Территориальные рамки исследования ограничены территорией Беларуси, соответствующей территориальным рамкам 1920-х гг., в пределах которых исследуемый орган государственного управления мог осуществлять возложенные на него задачи.

5 стр., 2410 слов

Законодательная власть в системе государственного управления. ...

... структуру и роль законодательных федеральных органов власти РФ. Актуальность темы работы в том, что для понимания законодательного процесса необходимо четкое представление о государственных законодательных органах. Органы законодательной власти, Собрание РФ Являясь законодательными органами, представительные органы государственной власти выражают государственную волю многонационального ...

Методологическую основу исследования представляет важнейший принцип научного познания – объективность. Наряду с этим в работе применялись такие методы, как анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, аналогия. Использование данных методов и принципов способствовало введению рассматриваемых факторов и процессов в контекст общих тенденций развития органов НКВД в исследуемый период, тем самым, создавая возможность проследить направления развития органов НКВД, а также сформировать комплексное представление о содержании, сущности и эволюции анализируемого вопроса.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

Во введении отражается актуальность темы, цель, задачи, объект и предмет исследования. Основная часть состоит из трех глав. Первая глава посвящена анализу источников и историографии по истории становления, развития и деятельности НКВД. Во второй главе рассмотрены история становления, развития, эволюция структурных подразделений НКВД, а также реорганизация органов государственного управления. Что, в свою очередь, позволяет выявить роль, место и государственную политику, проводимую исследуемым органом для формирования, развития и укрепления советской власти. Третья глава посвящена описанию административной деятельности НКВД. В заключении суммируются все выводы и положения, рассмотренные в дипломной работе. Список использованных источников и литературы содержит не только перечень источников, использованных при подготовке и написании данной работы, а также все источники, оказавшие влияние на формирование позиции автора.

Основные положения по развитию и деятельности государственных учреждений на территории Беларуси в исследуемый период также изложены в работах автора дипломной работы в рамках следующих научных мероприятий:

1. 72 научная конференция студентов и аспирантов Белорусского государственного университета исторического факультета. Тема: «Персональный состав Высшего суда БССР» (г. Минск, 2015)

2. 73 научная конференция студентов и аспирантов Белорусского государственного университета исторического факультета. Тема: «Деятельность органов управления юстицией по развитию судебной системы на территории Беларуси в период с 1917 по 1927 гг.» (г. Минск, 2016)

3. Второй Международный российско-белорусский конкурс студенческих научных работ по истории «Общий путь к Великой Победе: к 70-летию окончания Великой Отечественной войны». Тема доклада: «Высший суд БССР» (г. Москва, 2015).

ГЛАВА 1. ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/istoriya-belorusskoy-militsii/

1.1. Источниковая база исследования

Источниковую базу исследования составляют как опубликованные, так и неопубликованные документы. При исследовании вопросов становления, деятельности и выполняемых функций НКВД в 1920-е гг. были использованы материалы 5 архивных фондов Национального архива Республики Беларусь.

Из числа исследованных фондов НАРБ наибольшую ценность представили фонды Ф. 34 – Министерство внутренних дел БССР и Ф. 7. – Совет Министров Республики Беларусь, в которых были выявлены документы, отражающие организационно-правовую основу деятельности органов НКВД, их структуру, задачи и функции. Предметом исследования стали материалы, содержащие как статистические данные по работе отделов, так и отчеты, отражающие конкретную деятельность, направленную на выполнение определенной задачи. Архивные материалы фондов позволили проследить становление и дальнейшее развитие органов НКВД.

11 стр., 5135 слов

Контрольная работа: Полномочия контролирующих органов при осуществлении ...

... ее территориальными органами жалоб на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии при размещении заказа на поставку товара, выполнение работ, оказание услуг для государственных и ...

Особую ценность представил Ф. 35 – Управление милиции НКВД БССР. Архивные документы данного фонда позволили рассмотреть повседневную деятельность органов правопорядка в составе НКВД, тем самым определить основные тенденции в развитии и эволюции исследуемого органа, направленной на укрепление государственной власти.

Предметом особого изучения стали фонд Ф. 6 – ЦИК БССР и Ф. 750 – Прокуратура Республики Беларусь, где содержатся сведения об обращениях граждан с жалобами на неправомерную деятельность органов НКВД при выполнении своих задач. Интерес для исследования представляет переписка НКВД и прокуратуры, в которой отражен процесс документирования граждан, а также спорные моменты, не урегулированные законодательством 1920 гг.

Информация, содержащаяся в архивных документах НАРБ, позволяет проследить историю создания и деятельности центрального аппарата НКВД, но не органов на местах, так как сведения, отраженные в статистических отчетах не всегда показывают настоящее положение вещей на местном уровне. Однако это не уменьшает значимости и ценности архивных источников НАРБ, так как с помощью их можно определить изменения в организационно-штатной структуре, оценить уровень материального обеспечения органов НКВД, воссоздать события становления и развития, выявить общие тенденции в развитии и направлении государственной политики развивающегося государства, определить роль органов НКВД в процессе становления советской власти.

1. Декреты, постановления, положения, приказы, циркуляры, инструкции, распоряжения органов власти. Информация, содержащаяся законодательных актах, позволяет выявить основные тенденции и направления государственной политики по закреплению и становлению органов центральной и местной власти. Наряду с архивными законодательными источниками данные документы также представлены в «Зборе законаў і распараджэнняў Рабоча-Сялянскага Ўрада Беларускай Савецкай Сацыялістычнай Рэспублікі» [35] и «Сборник законодательных документов по вопросам организации и деятельности Советской милиции (1917-1934 гг.)» [132], в которых содержатся законодательные акты центральных органов власти, таких как ВЦИК, СНК, НКВД. Материалы, опубликованные в данных сборниках, позволяют определить правовое положение органов государственного управления, их структуру, организацию, компетенцию, а также определить, каким образом осуществлялся административный надзор над деятельностью органов государственного управления.

При исследовании отдельных направлений деятельности органов НКВД, определенный интерес представляют законодательные материалы, содержащиеся в сборнике опубликованных документов «Государство и церковь: Сборник узаконений, постановлений и распоряжений НКЮ и НКВД по отделению церкви от государства» [24] и «Церковь и государство по Законодательству РСФСР: Cборник узаконений и распоряжений с разъяснениями V отдела НКЮ» [22].

В данных сборниках предоставлены документы по исследуемому периоду: постановления, циркуляры, инструкции, которые помогают сравнить направления деятельности и политики нашего государства в отношении церкви.

40 стр., 19671 слов

Историко-правовые аспекты деятельности служб охраны и конвоирования

... деятельности служб охраны ИУ. В течение десятилетий совершенствовалось организационное построение системы, и сложилась действующая вертикаль управления, которая позволяет эффективно выполнять поставленные задачи, координировать деятельность территориальных органов, ... атрибутом государственной власти. Поле их деятельности, строительство и ... направлять на каторжные работы, исчисления сроков наказания ...

Материалы сборника документов «Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920– 1980-х гадоў у Беларусі» [123] в хронологической последовательности освещают законодательство советского государства в области репрессивных мероприятий. Документы, содержащиеся в сборнике, отражают законодательство, в соответствии с которым в 1920-х – 1980-х гг. на территории БССР и СССР осуществлялась репрессивная деятельность, с помощью этих источников можно проследить историю репрессивных органов и их преобразования на территории нашей страны.

2. Статистические отчеты, доклады, обзоры и справки отражают практическую деятельность органов государственного управления по реализации возложенных на них задач с учетом приоритетности в их решении. Информация, содержащаяся в данной группе источников, позволяет определить и проанализировать качественные и количественные показатели в области деятельности органов НКВД по выполнению возложенных на них административных функций.

3. Переписка о выполнении директив и постановлений в области государственного строительства, о разъяснении правильности применения советского законодательства, позволяют выявить проблемные места в деятельности органов государственного управления, определить механизм взаимоотношений государства с органами исполнительной власти, тем самым охарактеризовать внутрисистемное управление в органах НКВД.

4. Периодические издания 1920-х гг. позволяют определить отношение интеллектуальной элиты к проводимой политике и деятельности органов НКВД, их взгляд на структурные и функциональные изменения внутри ведомства. Следует отметить, что информация, содержащаяся в статьях того времени, подверглась цензуре, что, свою очередь, оставило свой отпечаток на публикуемых материалах.

Необходимо отметить, что опубликованный массив документов не отражает в достаточной мере всю проблематику вопроса, что, в свою очередь, требует обращения к материалам архивных учреждений. Однако, в совокупности с архивными материалами, источниковую базу исследования можно считать полной, позволяющей всесторонне и объективно исследовать деятельность органов НКВД по выполнению возложенных на них административных задач.

1.2. Историографический обзор

В историографии темы исследования можно выделить два условных периода: первый – советский (до 1991 г.), когда осмысление опыта государственного строительства, а также организационной структуры органов исполнительной власти первых послереволюционных лет и всего советского периода осуществлялось в основном юристами, рассматривавшими данную проблему сквозь призму классовых позиций и свойственной советскому времени идеологии; второй – постсоветский (с 1991 – до наших дней), когда исследованием вопроса государственного строительства, функционирования и организации исполнительной власти стали активно заниматься как юристы, так и историки, что способствовало появлению новых подходов, свободных от политических и идеологических штампов.

Ввиду того, что значительная часть нынешней территории Беларуси входила в состав РСФСР и история нашей страны в исследуемый период тесно связана с историей России, в данной главе будут рассмотрены работы не только белорусских, но и российских исследователей, тем более что в первые годы советской власти именно они являлись авторами публикаций, посвященных деятельности НКВД.

6 стр., 2927 слов

Судебная власть Республики Беларусь: строение, функции и проблемы

... Суд Республики Беларусь — орган судебного контроля за конституционностью нормативных правовых актов в государстве, осуществляющий судебную власть посредством ... этого областные суды «осуществляют надзор за судебной деятельностью нижестоящих судов, оказывают им помощь в ... лучшему. 1.Общий вид судебной системы РБ В соответствии с Конституцией Республики Беларусь, судебная власть страны разделена на ...

Рассматривая советский период историографии, можно выделить несколько этапов, которые отличаются друг от друга как степенью освоения источниковой базы, так и мировоззренческими подходами к изучаемым вопросам.

Для работ 1920-х гг. характерно исследование вопросов создания и деятельности органов НКВД. Проблемы, исследуемые в трудах того времени, являлись объектом внимания современников, в первую очередь, лиц, непосредственным образом занимающихся или влияющих на организацию и управление исследуемым органом, а значит, рассматривающих вопросы в контакте текущих задач государственного строительства. Зачастую, авторами исследований по проблеме деятельности, создания и изменений в организационной структуре НКВД выступал относительно ограниченный круг лиц, так или иначе, профессионально связанных с работой этого ведомства. При этом, в течение 20-х годов особое значение имели труды, рассматривавшие вопросы, связанные с необходимостью самого существования ведомства. Так, отражение вопросов необходимости в отдельных структурных подразделениях НКВД, нашло свое освещение в статьях М.И. Калинина «Новая политика административных органов» [39] и А. Белобородой «Нужен ли «организационный» Наркомат» [9].

Многочисленные публикации отразили практический опыт работы, стремление выявить проблемные места в развитии наркомата, найти пути их преодоления, а также воссоздать общую картину его эволюции. Вопросам становления, реорганизации и деятельности органов внутренних дел посвящены работы А.Н. Колесникова «К вопросу о рациональном построении административных органов в уезде» [45], а также В. Власова «Организационное построение местных административных органов» [18].

Вопросы реорганизации организационно-функционального характера деятельности органов внутренних дел нашли отражение в работе В. Егорова «К вопросам реорганизации аппарата» [31] и В. Клокотина «Практические мероприятия по упрощению и улучшению административной работы» [43].

Для работ 20-х г. ХХ в. характерно появление публикаций, которые носили анализирующий и отчетный характер. В данный период начали публиковаться статистические отчеты о деятельности отдельных структурных подразделений ведомства либо НКВД в целом. На страницах журналов можно найти статьи Асева «Деятельность Административно-организационного управления за январь-февраль месяцы 1923 г.» [6], а также «О результатах обследования органов милиции и уголовного розыска НК РКИ СССР» [7], которые обобщали и содержали рекомендации, поручения и предложения союзным республикам. Аналитический обзор деятельности НКВД БССР содержит статья Е.М. Кроля «Милиция Белорусской ССР» [51], в которой в форме доклада отражены все направления деятельности НКВД на 1925 г.

На страницах периодической печати того времени публиковались законодательные акты либо их проекты. Так, в «Административном вестнике» за 1925 г. опубликована статья Э. Бородиной «Административный кодекс (по проекту НКВД)» [11], которая содержит рассуждения о необходимости Административного кодекса на территории советского государства. Автор обобщает все комментарии и замечания по проекту, также дает оценку к каждой части Административного кодекса для более точного понимания процессов регулирующих их деятельность.

11 стр., 5060 слов

Органы исполнительной власти Республики Беларусь

... по отношению к нижестоящим органам деятельность путем издания обязательных для исполнения правовых актов. Полномочия и возможности осуществления исполнительной власти предоставлены: Совету Республики Беларусь – центральный орган государственного управления; Республиканским органам исполнительной власти отраслевой и функциональной ...

Еще одна работа, которая достойна внимания, это вышедшая в 1927 г. книга «Кароткі нарыс гісторыі міліцыі Беларусі, 1917–1927» [53], вобравшая в себя обобщенные сведения того времени о создании, функциях, путях совершенствования и характеристике деятельности НКВД. Данная работа является первым комплексным исследованием белорусской милиции советского государства.

Среди работ, появившихся в период с 1930 по 1950 гг., необходимо выделить публикации А.И. Лепешкина «Материал к лекции на тему «Местные органы государственной власти в СССР» [63], «Фазы развития и функции Советского государства» [65], «Местные органы власти Советского государства (1921-1936 гг.)» [64].

В данных трудах предпринята попытка детально воссоздать процесс эволюции советского законодательства и, отчасти, практической работы по созданию и укреплению местных органов власти.

Для историографии 1960-х годов характерно появление общих работ справочного характера и очерков истории по становлению и деятельности подразделений НКВД, а также истории государственных учреждений в целом. Среди публикаций, рассматривающих вопросы истории создания НКВД, изменения организационной структуры и характера деятельности, необходимо выделить комплексную работу по истории государственных учреждений под редакцией А.П. Косицына «История советского государства и права» [38], а также работу под редакцией Е.А. Скрипилева «Советское государство и право в период строительства социализма (1921 — 1935 гг.)» [50].

На территории Беларуси разработкой вопросов создания, функционирования и деятельности органов государственного управления занималась И.И. Марцинович. Интерес работы «История суда в Белорусской ССР (1917-1960 гг.)» [68] заключается в том, что, несмотря на то, что данный автор занимался исследованиями вопросов истории создания и функционирования советской судебной системы и органов судебного управления на территории Беларуси, из данной литературы можно подчеркнуть процесс взаимодействия судебных органов с органами правопорядка по становлению и развитию государственной власти на территории нашей страны.

Для работ, вышедших в 1970-1980-х гг., характерно появление значительного количества ранее не использовавшихся источников и архивных материалов, что, в свою очередь, привело к расширению возможностей в исследовании определенных вопросов в истории создания, деятельности и взаимосвязи различных государственных структур в становлении советского государства.

Среди трудов данного периода необходимо выделить работы В.М. Курицина «Переход к НЭПу и революционная законность» [56] и «Становление социалистической законности»[57].

Интерес данных публикаций в том, что на основании обширной источниковой базы описана роль права в становлении экономики и развитии советского государства. Кроме этого, автору удалось детально описать процесс реорганизации органов государственной безопасности, суда и других правоохранительных структур в 1920 гг., однако, достаточно мало уделено внимания реорганизации НКВД. Тем не менее, данные работы позволяют определить масштаб происходящих процессов в советском государстве по построению и реорганизации органов центральной и местной власти.

Следующий этап в развитии историографии начался в 1991 г. Его характеризует отсутствие в трудах идеологии и цензуры советского государства, а также значительный рост числа как научных, так и публицистических статей по проблеме, авторами которых явились профессиональные историки, юристы, специалисты по другим научным направлениям. Что, в свою очередь, объясняется переосмыслением взглядов на процесс формирования советской политической системы.

Обращаясь к трудам общего плана, имеющим существенное значение для темы исследования, необходимо указать на блок работ по истории органов государственной власти и управления, прежде всего, принадлежащих Т.П. Коржихиной.

В работах Т.П. Коржихиной «Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. – декабрь 1991 г.» [49] и «История государственных учреждений СССР: Материалы к источниковедению и историографии (1917-1990 гг.)» [48] рассматриваются вопросы, связанные с историей государственного аппарата в советский период. Автор отвечает на вопросы как возникла административнокомандная система управления и режим личной власти, описывает номенклатурный принцип при подборе кадров. Особое место уделяется созданию и компетенции органов власти и управления.

Главной отличительной чертой нового периода стало то, что в это время начался частичный пересмотр взглядов по проблеме организации и деятельности органов внутренних дел, что привело к разработке персоналий репрессированных работников, да и самой репрессивной деятельности НКВД, а также исследованиям истории профессиональных организаций работников органов внутренних дел.

Среди фундаментальных трудов, посвященных репрессивной деятельности органов НКВД и советской власти, политики, проводимой государствам в отношении закрепления и ужесточения тоталитарной системы, необходимо отметить работы В.И. Адамушко. Так, его труды «Палітычныя рэпрэсіі 20-50-х гадоў на Беларусі» [2] и «Сборник нормативных документов по восстановлению прав граждан, пострадавших в ходе политических репрессий 20―80 годов» [3] описывают полную и объективную картину проведения политических репрессий на территории Беларуси, а приведенные автором архивные материалы, способствуют комплексному пониманию происходивших процессов на территории нашей страны в исследуемый период.

К вопросам, которые до сих пор являются открытыми в нашей истории, относится зарождение и становление тоталитарной системы на территории Беларуси, а также механизм ее функционирования. Наиболее обстоятельно данная проблема освещена в монографии Т.С. Протько «Становление советской тоталитарной системы в Беларуси (1917 – 1941 гг.)» [121]. Работа основана на материалах, собранных в архивах Беларуси и России, в первую очередь, это секретные фонды ЦК КПБ и КГБ. Автор описывает механизм концентрирования всех рычагов власти в руках ЦК и процесс установления и укрепления своей монополии на власть с помощью внесудебных органов власти, таких как ЧК, НКВД, КГБ, которые проводили массовые аресты и расстрелы неудобных власти лиц. Т.С. Протько рассматривает тоталитарную систему как жестко централизованную и иерархичную, так как все основные вопросы по государственному управлению в БССР решались в Москве, а Минск, по мнению автора, выступал лишь орудием осуществляемой или проводимой политикой партии.

Необходимо отметить, что в монографии есть и недостатки. Так, некоторые темы рассмотрены тезисно, отдельные параграфы настолько малы по объему и информативности, что не до конца можно понять мысль автора. Кроме этого, в монографии автор приводит ряд статистических данных, в которых при нехитрых математических вычислениях можно выявить ряд ошибок, что, в свою очередь, заставляет критично относится к излагаемой автором информации. Однако, данные недостатки никоим образом не уменьшают значимости работы.

Исследованием вопросов правоохранительной деятельности органов НКВД на местах посвящены работы таких авторов как Е.В. Сумко и Н.В. Прокопенко «Основные направления деятельности Полоцкой уездной милиции и ее обеспечение в 1921–1924 годах» [134], И.А. Абрамовой «Витебская губернская милиция, 1917–1924» [1], С.Ф. Веремеева «Милиция г. Гомеля в 1917–1926 годах» [13], Т.Б. Диановой «Деятельность органов ГПУ – НКВД на Витебщине в 20–30-е гг.» [26], И.Н. Махина «Исторические этапы становления и развития милицейских частей внутренних войск МВД Республики Беларусь» [73].

В данных работах исследуются основные направления деятельности милиции в 20-х годах прошлого столетия, история их становления и развития. Интерес данных публикаций в том, что с их помощью можно выявить отличительные черты и особенности в формировании и деятельности органов исполнительной власти на местах, тем самым определить общие тенденции развития, становления и деятельности органов НКВД на местном уровне.

Работы А.В. Вениосова «Премирование как один из способов повышения эффективности служебной деятельности милиции в 1920-е гг.» [12], А.С. Жмуровского «Изменение структуры милиции, форм и методов ее работы» [32], И.А. Сороковика «Арганізацыя і дзейнасць органаў унутраных спраў ва умовах шматукладнасці эканомікі (1921–1928 гг.)» [124], Е.Г. Плытника «Профессиональная подготовка сотрудников Витебской губернской милиции в 1920-е гг.» [93] посвящены исследованию вопросов организационной структуры ведомства, их комплектования и взаимоотношений. Анализируется эффективность работы милиции, причины низкой результативности работы по борьбе с преступностью, способы мотивирования сотрудников, а также деятельность органов внутренних дел по организации работы ведомства.

В работе Е.В. Смоляковой «Белорусизация» госаппарата БССР как одно из основных направлений национальной политики в 1920-е гг.» [128] описывается деятельность государства по организации работы органов власти и управления на территории БССР. С помощью архивных источников Екатерина Викторовна описывает мероприятия, которые непосредственно затронули организацию работы органов государственного управления, а белорусизацию рассматривает как важнейшее направление национальной политики. Рассматриваемые в статье вопросы позволяют получить более полное понятие о проводимой политике белорусизации, а также определить основные тенденции в формировании руководящего звена в органах государственного управления на территории Беларуси. Особенность данной статьи для исследования заключается в том, что она способствует комплексному пониманию происходивших процессов связанных с реорганизацией и перестроением структуры НКВД на территории Беларуси.

Такие статьи автора, как «Законодательное оформление документационного обеспечения управления в БССР в 1920-30 гг.» [129] и «Документационное обеспечение управления в БССР в 1920-1930-е гг. (Аспекты законодательства)» [131], «Вопросы совершенствования делопроизводства в деятельности высших органов власти БССР в 1920-е гг.» [127] позволяют проследить не только становление и развитие советского делопроизводства и архивного дела в нашей стране, а также понять процесс взаимодействия государственных органов, которые осуществляли управление страной.

В публикации того же автора «Деятельность НКВД БССР по совершенствованию делопроизводства в системе местных органов власти в 1920-е гг.» [130] через призму разработки делопроизводства в системе органов государственного управления, описывается деятельность НКВД, как органа, игравшего ключевую роль в создании и обеспечении системы общего управления в советском государстве, а также в развитии и управлении системой органов государственного управления на местах.

В статьях В.В. Никулина «Общественные организации в советской политической системе: идеологические и организационно-правовые аспекты (1920-е годы)» [76] и Н.В. Киселевой «Формирование механизма административного управления общественными организациями в 1920-х годах» [42] рассматривается и анализируется нормативное правовое обеспечение деятельности общественных организаций советского государства, а также воздействие советской власти с помощью законодательной регламентации на деятельность частных обществ. Аргументируется вывод о том, что была создана такая система взаимоотношений государства и общественных организаций, которая базировалась на безусловном подчинении их политической доктрине и государственному аппарату.

Определенный интерес вызывает работа И.И. Басецкого «Милиция первых лет советской власти» [8], частично изложенная в стихотворной форме. Книга в хронологическом порядке раскрывает основные этапы развития милиции на территории Беларуси. Автор постарался изложить самые важные этапы истории милиции в четкой последовательности, а в библиографических ссылках, приведенных И.И. Басецким весьма лаконично, но доступно поясняется точное значение изложенного.

Исследованию истории государства и права на территории Беларуси посвящены работы таких современных белорусских авторов как И.А. Юхо «Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі» [150], А.А. Вишневского «Деятельность милиции Беларуси по охране общественного порядка и борьбе с преступностью в 20-е – начале 30-х гг. XX в.» [14], А.Ф. Вишневского «Органы внутренних дел советского государства в годы нэпа (1921–1930 гг.)» [15] и «Совершенствование структуры органов охраны общественного порядка» [16], В.А. Круталевича «На путях национального самоопределения (БНР – БССР – РБ)» [52], и И.И. Мартинович «Правоохранительные органы БССР» [67].

Невозможно оценить их вклад в развитие правовой науки, данные авторы в настоящее время являются определенным ориентиром в исследованиях вопросов становления, развития и деятельности государственных учреждений Беларуси. Исследователи рассматривают вопросы становления и деятельности органов государственного управления, и тем самым пытаются охарактеризовать и описать время, в которое создавались те или иные учреждения, каковы были их функции, роль и значение для государства.

Отдельно необходимо отметить сборник, составленный А.Ф. Вишневским и И.А. Юхо, вышедший в 1998 г. «Гісторыя дзяржавы і права Беларусі ў дакументах і матэрыялах» [17], в котором содержатся документы не только по интересующему нас периоду, но и всей истории белорусской государственности.

А.И. Курак в своих работах «Кіраўніцтва органамі ўнутраных спраў з боку мясцовых Саветаў і выканаўчых камітэтаў: гісторыя і сучаснасць» [54] и «Станаўленне і развіццё сістэмы кіравання органамі ўнутраных спраў Беларусі (1917–1940)» [55] рассматривает вопросы появления проблемы «двойного» подчинения.

Публикации Ю.В. Курьяновича «Беларусізацыя міліцыі ў 1920-х гг.: праграмы, справаздачы, вынікі» [58], «Гісторыя міліцыі Беларусі ў 1917–1939 гг.: гістарыяграфія, крыніцы» [59], «Міліцыя Беларусі ў 1917–1939 гг.: арганізацыйнае развіццё, дзейнасць па ахове грамадскага парадку і барацьбе са злачыннасцю» [60], «Фарміраванне арганізацыйнай структуры органаў міліцыі і крымінальнага вышуку Беларусі ў 1920–1924 гг.» [61] посвящены организации и деятельности милиции Беларуси в исследуемый период. Подчеркивается, что особенностью деятельность советской рабоче-крестьянской милиции в 1917 – 1930 гг">советской милиции являлся классовый характер.

В работах М.А. Пашкеева «Роль М.В. Фрунзе в становлении милиции в Беларуси» [84] и Ф.Ф. Хорень «Роль правоохранительных органов в борьбе с контрабандой на территории Белоруссии в 1921–1925 гг.» [137] освещаются вопросы влияния, как определенных лиц, так и отдельных органов государственной власти на развитие, результаты и последствия тех или иных преобразований, происходящих в системе государственных органов.

В статьях Д.Н. Понуждаева «Национальный и социально-классовый состав милиции Беларуси в 1920–1930-е годы» [98], «Создание и деятельность политических бюро при уездных рабоче-крестьянских милициях (первая половина 1919 года – начало 1922 года)» [99], «Милиция Беларуси в борьбе с проституцией в период новой экономической политики» [97] отражается деятельность рабоче-крестьянской милиции по борьбе с преступностью. Путем анализа научных работ, публикаций и исторических данных из архивных источников автор определяет функции милиции Беларуси в период нэпа.

Необходимо отметить, что работ, посвященных исследованию административной деятельности органов НКВД на территории Беларуси, практически нет. Зачастую, административная функция, как отдельное направление деятельности НКВД, не рассматривается. Преобладающее количество опубликованных работ посвящено истории создания, деятельности и функциям советской милиции, как одному из основных направлений деятельности исследуемого органа.

Таким образом, источниковую базу исследования составляют как опубликованные, так и неопубликованные документы. Опубликованный массив документов не отражает в достаточной мере всю проблематику вопроса, что, в свою очередь, требует обращения к материалам архивных учреждений. Однако, в совокупности с архивными материалами, источниковую базу исследования можно считать полной, позволяющей всесторонне и объективно исследовать деятельность органов НКВД по выполнению возложенных на них административных задач.

Историография проблемы деятельности органов внутренних дел, а также выполняемая ими административная функция, достаточно четко разделяется на два этапа. Первый, хронологически более длительный, охватывает литературу, вышедшую в период с 1920-х гг. и до 1991 г. Характеризуется влиянием советской идеологии и, как следствие, ограничен количеством исследований по определенным вопросам. Второй – с 1991 г. до настоящего времени отличается от первого отсутствием идеологического влияния на науку, а также поиском новых методологических подходов, расширением исследовательской проблематики истории НКВД. Несмотря на большое количество исследований, посвященных истории создания, деятельности и развития органов НКВД, работ, по исследованию административной деятельности органов НКВД на территории Беларуси практически нет. Зачастую административная функция, как отдельное направление деятельности НКВД, не рассматривается. Преобладающее количество опубликованных работ посвящено истории создания, деятельности и функциям советской милиции, как одному из основных направлений деятельности исследуемого органа.

ГЛАВА 2. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОРГАНОВ НКВД

НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ

Народный комиссариат внутренних дел, образованный на территории РСФСР, в числе первых наркоматов по решению II Всероссийского съезда Советов 28 октября 1917 г. вплоть до своей ликвидации в 1930 г., занимал особое положение в системе государственных органов. Уже изначально он утвердился как связующий аппарат между центральным и местным управлением, а издаваемые им нормативные акты во много определяли территориальные, организационные и иные основы местных Советов. Полномочиям наркомата соответствовала и структура его центрального аппарата, которая в целом оформилась уже в начале 1918 г. В составе НКВД РСФСР создавались такие подразделения, как отдел местного хозяйства и отдел местного управления [30, с. 92]. В дальнейшем внутренняя структура и компетенция НКВД претерпевали существенные изменения, но, в целом, направления деятельности, заложенные в первые революционные годы, сохранялись.

Ввиду того, что становление и окончательное закрепление советской власти на территории Беларуси произошло значительно позже, в данной главе будет рассмотрена история становления НКВД и на территории РСФСР тем более и в дальнейшей истории Беларуси, процессы, происходившие на территории РСФСР, играли исключительную роль в становлении нашего государства и органов власти. Не последнюю роль в формировании и закреплении советской власти на территории Беларуси играло и законодательное обеспечение деятельности центральных и местных органов власти. Процесс укрепления БССР территориями Гомельской, Витебской и Смоленской губерниями заставляет рассматривать механизм осуществления государственной власти в области административного управления НКВД на территории РСФСР с последующим преобразованием этой власти на переданных Беларуси территориях.

Как уже отмечалось ранее, после образования НКВД РСФСР, данный орган государственного управления, стал занимать центральное место в системе государственных органов. Полномочия, которыми был наделен НКВД РСФСР, поражают своей широтой. Однако основными задачами, стоящими перед наркоматом, были организация советского строительства на местах и охрана революционного порядка. НКВД разрабатывал положения и инструкции по вопросам советского строительства, устанавливал типовую структуру Советов и их органов, наблюдал за правильностью проведения на местах съездов Советов и перевыборов в Советы, разбирал конфликты между Советами, собирал и обрабатывал статистические данные об их деятельности. Как орган охраны общественного порядка НКВД вел многообразную политикоадминистративную работу: руководил рабоче-крестьянской милицией, специальной милицией, уголовным розыском, войсками внутренней охраны, постановкой дела записи актов гражданского состояния. Последнее имело большое политическое значение, так как изымало метрикацию населения из ведения церкви [49, с. 97].

Чуть позже в ведение НКВД было передано исправительно-трудовое дело, и в апреле 1919 г. в составе ведомства было создано Центральное управление лагерями принудительных работ. Необходимо отметить, что были и другие вопросы, которые входили в компетенцию НКВД: статистика, пожарная безопасность, ветеринарное дело и т. п. В соответствии с этими задачами строился и аппарат НКВД. Небольшой вначале, он постепенно усложнялся.

Тем временем на территории Беларуси шел процесс провозглашения БССР и образования Литовско-Белорусской ССР, который проходил в сложной международной и внутриполитической обстановке. Ко всему этому добавилась еще и советско-польская война, которая привела к тому, что на оккупированных землях началось насаждение прототипа управления польским государством.

После окончания советско-польской войны, на территории Беларуси, вошедшей в состав советского государства, быстрыми темпами начался процесс построения и закрепления советских органов управления.

Так, уже 12 декабря 1920 г. на II съезде Советов Белоруссии был образован НКВД БССР. На НКВД возлагалась организация и наблюдение за деятельностью местных органов управления, за правильностью и своевременным созывом съездов Советов, учетом личного состава исполкомов, контролем за исполнением постановлений и распоряжений центральной и местной власти административного характера и принуждение с помощью милиции к их выполнению, проведением в жизнь кодекса законов об актах гражданского состояния, учетом иностранцев и оптантов, а также руководство по организации и развитию коммунального хозяйства, изоляция вредных обществу элементов и принуждение к общественному труду.

Для осуществления указанных задач НКВД БССР имел следующую структуру:

1. Общий отдел;

2. Отдел управления;

3. Информационно-инструкторский отдел;

4. Отдел записи актов гражданского состояния;

5. Отдел принудительных работ;

6. Сметно-финансовый отдел;

7. Главное управление милиции;

8. Отдел коммунального хозяйства. [27, л. 33] (см. Приложение А).

Отделы в свою очередь разделялись на подотделы, а Главное управление милиции – на отделы.

Общий отдел занимался перепиской общего характера и учетом личного состава НКВД БССР.

Отдел управления осуществлял работу по организации органов административного управления и наблюдению за правильностью исполнения декретов, постановлений и распоряжений центральной и местной власти, учетом иностранных подданных, обменов паспортов, приемом в гражданство БССР иностранцев и выходом из подданства БССР, выдачей разрешений на изготовление штампов и печатей и т. д.

23 марта 1921 г. отдел управления НКВД БССР был переименован в административный отдел [37, л. 31-50], при котором, в целях пересмотра и внесения необходимых изменений в существующие административные и волостные границы, была образована Административная комиссия по пересмотру и установлению границ на территории Беларуси [37, л. 31–50].

22 апреля 1922 г. Административная комиссия была реорганизована в Центральную комиссию по районированию при ЭКОСО при СНК [117, л. 23].

Информационно-инструкторский отдел осуществлял инструктирование отделов управлений исполкомов и отделов НКВД БССР, а также согласование их работы, пересмотр распоряжений и инструкций, издаваемых НКВД и отделами управлений исполкомов, разработку проектов постановлений, циркуляров и инструкций по вопросам советского строительства и учет личного состава исполкомов.

Отдел ЗАГС одновременно осуществлял регистрацию актов гражданского состояния по городу Минску и руководство уездными и волостными отделами ЗАГС.

Отдел принудительных работ занимался устройством и содержанием лагерей принудительных работ, учетом лиц, осужденных к принудительным работам без лишения свободы, формированием из них трудовых команд.

Сметно-финансовый отдел финансировал НКВД и подведомственные ему органы.

Главное управление милиции осуществляло руководство деятельностью милиции, обеспечением и распределением личного состава, организацией местных органов общественного порядка, снабжением всеми видами необходимого довольствия и т.п.

Отдел коммунального хозяйства осуществлял общее управление делом городского и сельского благоустройства, наблюдением за проведением в жизнь декрета о муниципализации владений, заведование ими, руководство эксплуатацией и организацией общего пользования предприятий местного значения, руководство по борьбе с пожарами и выработкой противопожарных мер.

Указанная структура НКВД БССР просуществовала до октября 1921 г., когда 24 октября наркомат по характеру выполняемых функций был разделен на следующих пять управлений:

1. Организационно-административное управление;

2. Главное управление милиции;

3. Управление принудительных работ;

4. Управление коммунального хозяйства;

5. Управление делами [149, л. 442] (см. Приложение Б).

Организационно-административное управление объединило в себя функции бывшего до этого самостоятельными административного, информационно-инструкторского отделов и отделов ЗАГС, управление делами, общего и финансово-сметного отделов.

Указанная структура НКВД просуществовала в целом без значительных изменений до 1924 г., хотя, отдельные изменения все же имели место быть в связи с расширением функций управлений и передачей в ведение НКВД БССР ряда вопросов из ведения других наркоматов.

Местными органами НКВД БССР за период с 1921 по 1924 гг. являлись отделы управления уездных исполкомов.

Необходимо отметить, что в это время стали появляться различные взгляды на организацию и управление местными органами государственной власти, так, не раз возникал вопрос о необходимости существования самостоятельного Минского городского исполнительного комитета.

В архивных материалах можно найти многочисленные доклады, отчеты и переписки по вопросу необходимости существования Мингорисполкома. Считалось, что существование Мингорисполкома при наличии соответствующих отделов уездных исполкомов в г. Минке, подведомственных НКВД, в первое время советского строительства в разоренном центре Беларуси, было, безусловно, необходимо, как органа исключительно занятого вовлечением широких пролетарских масс городского населения, освободившегося из под «ига капиталистов», а также как органа, оказывавшего всестороннее содействие развитию действительного интереса среди пролетарских масс города производству материальных ценностей и сохранению старых, столь необходимых несколько раз подвергавшейся разорению и обнищавшей Республике рабочего класса Беларуси [100, л. 27].

В переписках по данному вопросу подчеркивалось, что существование Мингорисполкома уже не имело той важности, которую оно имело раньше благодаря окончательному укреплению ЦИКа, его Наркоматами и Минским уездным исполнительным комитетом власти, как в центре, так и на местах. А функции, если принять еще во внимание проводимую в середине 20-х гг. новую экономическую политику, которая выполнялась Мингорисполкомом, должны были быть переданы существующим Наркоматам ЦИК или отделам Минского уездного исполнительного комитета.

Необходимо отметить, что вышеуказанная передача функций была предусмотрена положением ВЦИК о Советах губернских уездных и заштатаных городков и поселков городского типа [81, с. 36]. Согласно вышеуказанному положению в губернских и уездных городах городские советы самостоятельных исполнительных органов не образовывали, будучи обслуживаемыми в своей работе аппаратами губернских и уездных исполнительных комитетов и их соответствующими отделами, чьи президиумы губернских и уездных исполнительных комитетов являлись и президиумами городских советов [81, 37]. Положение предусматривало организацию городских исполнительных комитетов лишь только в заштатных городах, не имеющих ни губернских, ни уездных, ни волостных исполнительных комитетов [110, л. 148], чего совершенно нельзя было сказать о городе Минске, имеющем, помимо ЦИК и его наркоматов и Минский уездный исполнительный комитет.

Предполагалось, что существовавшие в то время в Мингорисполкоме отделы и их подотделы (здравоохранения, народного образования, комхоза и местного транспорта), необходимо передать: отдел здравоохранения – Наркомздраву, народного образования – Наркомпросу или оба соответствующим отделам Минского уисполкома, отделы комхоза и местного транспорта – Центральному Комхозу, находящемуся в непосредственном подчинении НКВД.

Кроме этого, НКВД ходатайствовал о необходимости окончательного объединения городского Комхоза с Центральным, «так как нахождение первого в распоряжении и Горисполкома и под руководством Центрального Комхоза создавало параллелизм в работе последних» [100, л. 28], тем самым лишая НКВД возможности разграничить работу между Горкомхозом и Центркомхозом. Также отмечалось, что необходима централизация коммунальных работ в белорусском масштабе под непосредственным руководством и наблюдением НКВД [100, л. 27].

Минский Горсовет, без Президиума, НКВД предполагал сохранить, а исполнительным органом считать Минский уисполком, который должен был вести работу по городу, придерживаясь Положения о Советах [81, с. 36].

Кроме функций управления и координации работы местных органов власти основная деятельность НКВД все же была направлена на борьбу с преступностью и беззаконием. Так, в целях усиления борьбы с уголовной преступностью, в соответствии с приказом НКВД РСФСР от 2 мая 1922 г. в составе НКВД БССР 5 мая 1922 г. было организовано Главное управление уголовного розыска [144, л. 12 об].

Следует сказать, что в 20-е г. ХХ в. не утихали жаркие дебаты о НКВД. Вызваны они были, прежде всего, тем, что круг возложенных на это ведомство обязанностей был чрезвычайно широким, а, следовательно, НКВД являлся органом, влияющим практически на все общественно-политические, экономические и социальные отношения в советском государстве. Объединяя в своем ведении разнородные функции, нередко дублировавшие обязанности других государственных органов, НКВД не раз подвергался критике со стороны других наркоматов.

В 1923 г. для ограничения полномочий НКВД руководство советским строительством предполагалось передать в ведение органов общей компетенции – исполкомов Советов соответствующего уровня. Эта идея была реализована. Однако в данном случае важно обратить внимание на другие последствия этой реорганизации. Функция руководства советским строительством с полным основанием рассматривалась как центральная, объединяющая все остальные функции наркоматов внутренних дел. Поэтому сразу возник вопрос о судьбе НКВД. Идею его упразднения поддержало большинство наркоматов, ведомств и местных исполкомов. Вопросом реорганизации НКВД занималось несколько комиссий, и он был даже внесен в повестку дня одной из сессий ВЦИК [114, л. 74]. Предложения сводились в основном к тому, чтобы полномочия НКВД распределить между другими государственными органами. Руководство местным (коммунальным) хозяйством предлагалось передать в совнархозы. Исправительно-трудовые учреждения – в НКЮ. Милицию и уголовный розыск – в НКЮ или в ОГПУ [114, л. 49].

За передачу милиции в ОГПУ высказалось большинство участников дискуссии, однако, это означало бы централизацию одной из основных функций НВКД – руководство милицией, в общесоюзном масштабе, а, следовательно, ущемление прав союзных республик в этой области. Это стало одной из причин того, что Политбюро ЦК РКП(б) в апреле 1924 года высказалось против идеи упразднения наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик [110, л. 29]. Вопрос о реорганизации НКВД был снят с повестки дня сессии ВЦИК.

Тогда, 30 апреля 1924 г., согласно постановлению ЦИК БССР, в ведение НКВД БССР из НКЮ БССР было передано наблюдение за правильным применением декретов об отделении церкви от государства, регистрация религиозных обществ и заключения с ними договоров об отдачи им в пользование молитвенных домов, разработка материалов и данных всех ведомств, имеющих отношение к культам и религиозным объединениям всех направлений.

В 1924г. также была проведена реорганизация аппарата БССР, которая была связана с происшедшим укреплением БССР, потребовавшее перестройки центрального государственного аппарата и имевшее цель придать центральному аппарату НКВД наибольшей гибкости, упрощения и приближения к низовым аппаратам.

В связи с этим было пересмотрено, упрощено и переиздано положение о построении НКВД БССР, его работе и штатах. Ряд управлений и отделов НКВД БССР были ликвидированы.

Так, еще 22 марта 1924 г., как самостоятельно функционирующая единица, было ликвидировано Главное управление уголовного розыска, 5 мая – Дорожный отдел, в июне – Управление делами.

Согласно приказу НКВД БССР от 8 июля 1924 г. наркомат имел следующую структуру:

1. Административно-организационное управление;

2. Главное управление коммунального хозяйства;

3. Главное управление мест заключения;

4. Главное управление милиции и уголовного розыска [106, л. 84] (см. Приложение В).

Административно-организационное управление в своей штатной структуре состояло из начальника управления, юрисконсульта, секретаря, завхоза, четырех машинисток, регистратора, курьера, уборщика и истопника [126, л. 8 об]. Сметно-финансовая часть административно-организационного управления состояла из главного бухгалтера, помощника бухгалтера и счетовода [126, л. 8 об]. Информационно-инструкторское отделение – из заведующего отделением, двух инспекторов, статистика 1-го разряда и старшего делопроизводителя [126, л. 8 об]. Иностранный отдел состоял из заведующего отделом, двух корреспондентов, знающих иностранный язык и двух старших делопроизводителей [126, л. 8 об].

Местными органами НКВД с 1924 по 1927 гг. являлись административные отделы окрисполкомов.

10 декабря 1924 г. по постановлению СНК БССР в целях установления надзора за правильностью применения в БССР строительных норм и правил, гарантирующих прочность строений и их общественную безопасность в техническом и санитарных отношения, при НКВД БССР было создано Управление Республиканского инженера [94, л. 78].

Необходимо отметить, что даже после проведения реорганизации государственного аппарата в 1924 г. не утихали дебаты о необходимости такого ведомственного органа как НКВД, да и о характере выполняемых им функций. Неоднократно поднимался вопрос о реорганизации административноорганизационного аппарата окрисполкомов. Данный вопрос являлся не только самодовлеющим в отношении округов, но и в большей степени затрагивал вопрос о взаимоотношениях и функциях в центре НКВД и организационного отдела Секретариата ЦИК.

Органами НКВД был разработан проект, по которому в управлении и деятельности местными органами власти возвращались к упраздненным отделам губисполкомов. Необходимо отметить, что упразднение отделов губисполкомов было вызвано необходимостью упрощения аппарата власти, приближения его к населению и улучшения руководства нижестоящими советами и исполнительными комитетами.

III сессия ВЦИК Х созыва 3 ноября 1923 г. по вопросу об упрощении аппарата губисполкомов постановила: «Губернские отделы управления упраздняются, функции их по организации нижестоящих советов и исполнительных комитетов, по руководству их деятельностью, а также по Инструктированию и согласованию работы отделов губисполкомов передаются в непосредственное ведение президиумов губисполкомов, все остальные административно-исполнительные функции передаются губернским административным отделам» [87, л. 99].

В БССР к вопросу об упрощении организационно-административного аппарата подошли еще более упрощённо – возложили все организационноадминистративные функции на секретариаты окрисполкомов [104, л. 87 об].

Причем структура секретариатов не была четко выявлена (не была предусмотрена разбивка на отдельные части по отраслям работы), штаты были малы в сравнении с объемом работы, оклады содержания были недостаточными и не обеспечивали подбора квалифицированных работников. Все это влияло отрицательно на качество и темп роста работы.

Такое организационно-техническое оформление организационноадминистративной работы, вызванное, очевидно, финансовыми соображениями, не могло удовлетворить президиумы окрисполкомов.

В связи с чем, появилась коллективная записка председателей окружных исполнительных комитетов Совету Народных Комиссаров, указывавшая, что утвержденные на 1925-1926 бюджетный год штаты окрисполкомов не дадут им возможности справиться с работой. «В целях более лучшей постановки работы, проверки деятельности низовых органов власти, разработки директив и пр., нужно создать организационную часть с отдельным работником во главе (с содержанием по должности завотделом 100 руб.).

Означенная оргчасть будет иметь в своем распоряжении инструкторов, юрисконсульта, информатора и машинистку. В настоящее время в аппарате ОКРИК нет должной системы» [87, л. 99 об].

Эта коллективная просьба была удовлетворена следующим постановлением Совнаркома: «Считать возможным создание в аппарате окрисполкомов организационных отделов с соответствующим штатом за счет фондов окрисполкомов» [104, л. 248]. Что было реализовано в Могилевском, Бобруйском, Оршанском, Борисовском, Витебском и Калининском округах. Остальные 4 округа не смогли выполнить данное постановление в бюджетном году из-за отсутствия средств.

Необходимо отметить, что образование орготделов или оргчастей, сфера деятельности которых и компетенция не были точно регламентированы центром, не заканчивался вопросом об улучшении работы секретариатов окрисполкомов. У последних оставались еще административные функции, разнородность которых создавала почву весьма обширных полномочий, как в самой работе, так и в руководстве ею. Дело в том, что секретарю окрисполкома приходилось концентрировать свое внимание и руководить по четырем основным направлениям: организационной работе, административной деятельности, подготовке вопросов к заседаниям президиума и пленумов исполкома и проведения решений последних и выполнения обязанностей члена президиума окрисполкома.

Наряду с этим, НКВД поставил вопрос и о руководстве из центра. Если в округе при наличии единого аппарата (секретариата), выполняющего разнородные функции, имелись значительные недочеты, то руководство этим единым аппаратом в центре из двух инстанций: НКВД и секретариата ЦИК создавало определенный параллелизм в той части работы, по которой обеими инстанциями давались указания [87, л. 100], что, в свою очередь, иногда приводило к подрыву авторитетности указаний, вызываемыми неизбежной несогласованностью и оставлению ряда вопросов без внимания из-за раздвоения руководства и отсутствия единого учета всей работы, проводимой, как по инициативе мест, так и по указаниям центра.

Разработанный проект НКВД по реорганизации местных органов власти, предлагал изъять все административно-организационные функции из ведения секретариатов окрисполкомов и создать Административно-организационный отдел окрисполкома. На деле проект, предоставленный НКВД, шел по пути наименьшего сопротивления: переименования и передачи руководства другому члену президиума окрисполкома. В сущности НКВД преследовал цель: получить монополию на руководство организационной деятельностью советов и исполкомов. Он предлагал изъять право от ЦИК и оккрисполкомов и передать их одному из подотделов своего проектируемого административноорганизационного отдела. Однако, если взглянуть на этот проектируемый организационный подотдел, состоящий из двух инспекторов, одного статистика и одной машинистки, – то станет понятным, что такой аппарат вряд ли был способен справиться с работой.

Не спроста возник вопрос о реорганизации административноорганизационного аппарата окрисполкомов менее чем через год после принятия положения о секретариатах окружных исполнительных комитетов, которые должны были заниматься и административными и организационными вопросами [87, л. 100 об].

Если обратиться к отзывам мест официальных (решения президиумов ОИКов и Борисовского пленума) и неофициальных (дискуссионные статьи в прессе), то большинство округов высказывалось за четкое оформление организационных функций и оставление их за президиумами окрисполкомов (в аппарате секретариатов), а также изъятие руководства организационной деятельностью исполкомов из ведения НКВД и за сосредоточение единого руководства этой работой в президиуме ЦИК (в его аппарате – Орготдела).

Что касается административных функций, то Минский, Бобруйский, Мозырьский и Борисовский окрисполкомы высказались за создание административных отделов окрисполкомов.

Витебский и Могилевский окрисполкомы считали, что в создании административных отделов нет необходимости, и что административные функции не должны выполняться секретариатами, так как это являлось не до конца продуманным с точки зрения системы, четкости и единства работы и руководства [87, л. 101].

И, действительно, если согласиться с предложениями окрисполкомов, то получается: 1) в секретариате проводится организационная работа организационным подотделом и административная – аппаратом секретариата в целом; 2) одним органом (секретариатом), выполняющим две отличные функции, будут руководить в центре две инстанции: НКВД по линии административной и Секретариат ЦИК (орготдел) по линии организационной; 3) секретариат окрисполкома по-прежнему будет выполнять разнородные функции, т. е. пытаться «объять необъятное» [87, л. 101].

Объединение в одном аппарате разнородных функций давало весьма отрицательные результаты. Дискуссия о необходимости реорганизации общих отделов велась почти с момента их возникновения и была разрешена: реорганизацией общих отделов на основе выделения в самостоятельные единицы отдельных функций [87, л. 101].

Политическое и экономическое значение, которое имела БССР, как западная часть Союза ССР, выдвигало задачу укрепления и четкого оформления органов власти как в политическом и хозяйственно-экономическом отношениях, так и в организационном и административном. Появилась необходимость в четкости и ясности их построения и точном разграничении отдельных функций.

Все это привело к необходимости проведения реорганизации организационного и административного аппарата, как в центре, так и в округах.

В связи с чем, в округах предлагалось произвести реорганизацию секретариатов окрисполкомов путем выделения всех административных функций и создания административного отдела окрисполкома, куда входила бы милиция и уголовный розыск, оформления организационного подотдела секретариата окрисполкома на основании постановления СНК от 15 октября 1925 г., а также оформления функций секретариата окрисполкома [86, л. 53].

В центре предполагалось изъять из ведения НКВД все организационные функции, передав их целиком Секретариату ЦИК (его организационному отделу), для чего пересмотреть положение о НКВД с целью исключения из него соответствующих статей, и оформить существующий и работающий организационный отдел ЦИКа путем утверждения положения о нем [86, л. 58 об].

Данная реорганизация потребовала бы дополнительных средств не столько из-за увеличения штатов в округах (предполагалось на 3-5 штатных единиц), сколько из-за необходимости установления больших окладов содержания, способных обеспечить подбор более квалифицированных работников и тем самым улучшить качество работы, как организационной, так и административной.

В итоге, предлагаемая реорганизация должна была обеспечить: стройность схемы и структуры отдельно организационного и отдельно административного аппаратов в центре и в округах; правильное и единое руководство; улучшить содержания работы в виду сосредоточения на отдельных направлениях деятельности внимания более квалифицированного и организационно четкого оформленного органа и авторитетность руководства, которому давалось особое значение [86, л. 82].

Несомненно, что руководство организационной деятельностью окрисполкомов не высшей выборной советской инстанцией – ЦИКом и его Президиумом, а лишь одним из наркоматов – НКВД – ослабляло авторитет руководства советской власти. Это подтверждается тем, что подавляющее большинство окрисполкомов высказалось за исключительное сосредоточение руководства организационной деятельностью нижестоящих советов и исполкомов в ЦИКе [105, л. 184].

Не случайным является и тот факт, что на совещании НКВД союзных республик в феврале 1926 г. подчеркивалось как отрицательное явление, невыполнение исполкомами директив НКВД и административных отделов [87, л. 63].

Назревшее и неизбежное изъятие функций и руководства ими из ведения НКВД и его местных органов поставило вопрос о том, что СНК, якобы, остается без аппарата, при помощи которого он руководит советским строительством и организационной деятельностью окрисполкомов, а также его нижестоящих органов.

Фактически же дело должно было обстоять так: СНК БССР по размаху и содержанию всесторонней деятельности был тесно связан с окрисполкомами по всем вопросам советского строительства и связь с ними в области организационной их деятельности не могла пострадать.

Однако, принимая во внимание необходимость организационной увязки этой связи и руководства СНК организационной деятельностью нижестоящих советов и исполнительных комитетов, было принято решение в законодательном порядке установить, что организационной отдел ЦИКа в своей деятельности, предусмотренной положением о нем, обслуживает и СНК и выполняет его задания [87, л. 101 об].

После различных дискуссий о необходимости самого НКВД, его функций, полномочий и деятельности, направленной на организацию административной и организационной работы на местах, НКВД, в соответствии с решениями правительства и партии, поставил очередной своей задачей укрепление как центрального, так и местных аппаратов, представление местным органам большей самостоятельности в решении вопросов, входящих в круг их ведомств, а также ускорению самого процесса прохождения дел, главным образом, путем уменьшения числа инстанций, участвующих в их рассмотрении. Необходимо отметить, что к концу 1926 г. организационная структура НКВД БССР значительно увеличилась и практически соответствовала организационной структуре НКВД РСФСР (см. Приложение Г), что в значительной степени повлияло на дискуссии о делегировании и перелечи части полномочий другим ведомствам.

Для этого, Центральным исполнительным комитетом в январе 1927 г. всем управлениям НКВД было предложено разработать следующие основные вопросы:

1. В каких вопросах надлежит расширить компетенцию НКВД путем предоставления ему права самостоятельного разрешения вопросов, восходящих ныне на рассмотрение правительства или требуемых согласования с другими ведомствами.

2. Разрешение каких-либо вопросов, восходящих согласно существующих правил на рассмотрение и утверждение центральных органов следует предоставить краевым, областным и губернским исполнительным комитетам, а также осуществление каких функций наркомата может быть передано краевым, областным и губернским адмотделам и коммунотделам.

3. Какие функции местных исполкомов могут быть переданы нижестоящим органам власти, вплоть до сельсоветов, и, в частности, какие мероприятия, входящие в круг деятельности местных органов НКВД, осуществляемые ими, согласно существующих правил, с санкции исполкомов и их президиумов – могут быть предоставлены самостоятельному разрешению отделов.

4. О расширении прав предприятий, подведомственных НКВД и его органам, а также входящих в них заведений, в целях предоставления им большей самостоятельности в оперативной деятельности.

5. Какие следует провести мероприятия по обеспечению со стороны НКВД надзора за деятельностью местных органов власти, в связи с передачей местам новых функций и разгрузки центрального аппарата от ряда других обязанностей.

6. Какие изменения следует внести в порядок работ Управлений и их структуру, с целью обеспечения скорейшего прохождения всех поступающих на его рассмотрение и разрешение дел [31, с. 2].

В осуществление этого предложения управления НКВД выработали ряд конкретных мероприятий по реорганизации и рационализации аппарата, часть из которых для своего осуществления нуждалось в соответствующих законодательных изменениях, часть же могла быть осуществлена в порядке внутреннего управления.

Целый ряд реформ, в большей своей части, преследующих принцип децентрализации, был предположен по Административному управлению.

Так, райисполкомы в отношении права наложения административных взысканий за нарушение обязательных постановлений, издаваемых как самими РИКами, так и вышестоящими органами, пользовались правами одинаковыми с Волисполкомами (штраф до 3-х рублей или принудительные работы до 5 дней).

Права РИКов, в отношении наложения штрафа, предполагается увеличить до прав уездных адмотделов. Эта мера должна была поднять авторитет РИКов и сократить излишнюю волокиту, связанную с необходимостью переписки с вышестоящими органами в случаях необходимости наложения взысканий более высоких, чем это предоставлено самим РИКам [31, с. 3].

Право восстановления погибших записей актов гражданского состояния принадлежало окружным и уездным органам и лишь в случае массовой гибели книг (целого селения), – райисполкомам и волисполкомам. НКВД решил закрепить это право за райисполкомами и волисполкомами, а в отдельных случаях, при массовой гибели записей, предоставить это право и сельсоветам, что должно было значительно упростить для населения регистрацию актов гражданского состояния и сократить волокиту.

Ввести упрощения НКВД считал необходимым и в вопросе о прописке граждан в сельских местностях. Согласно постановлению СНК от 15 сентября 1926 г., подобная прописка могла вводиться по ходатайствам губернских (областных, краевых) исполкомов НКВД. При проведении этого постановления в жизнь выяснилось, что подобный порядок являлся нецелесообразным, так как НКВД, не имея в своем распоряжении необходимых сведений о местных условиях, вызывающих необходимость введения прописки, вынужден требовать эти сведения от подведомственных исполкомов, что создавало излишнюю и ненужную бюрократию. НКВД считал необходимым, в целях упрощения дела и избегания волокиты, предоставить исполкомам право самостоятельно, без разрешения НКВД, вводить прописку в тех сельских местностях, где это являлось целесообразным по местным условиям.

В области работы отделов записей актов гражданского состояния НКВД считал, что существующий порядок прохождения дел об изменении фамилий и имен через НКВД загружал аппарат, и что необходимо ведение этого вопроса передать губернским и областным отделам с тем, чтобы заинтересованным лицам было предоставлено право обжаловать в НКВД.

После долгих дебатов, в 1927 г., была произведена реорганизация центрального и местного аппарата НКВД.

Реорганизация имела место упростить советский аппарат, приблизить его к населению, расширив права местных органов власти, искоренить бюрократизм и волокиту, удешевить содержание аппарата.

В соответствии с постановлением ЦИК и СНК БССР «О реорганизации и упрощении советского аппарата и расширении прав местной власти», утвержденным второй сессией ЦИК БССР VIII созыва 13 января 1928 г., было пересмотрено положение о НКВД БССР, его структура и штаты.

За НКВД остались лишь функции общего планирования, инструктирования и надзора за городским и сельским благоустройством, исправительно-трудовой повинности. Повседневное же наблюдение, руководство и контроль были переданы местным органам в секретариаты окрисполкомов.

Одновременно с изменениями прав и обязанностей было изменено и организационное построение НКВД БССР.

В соответствии с постановлением СНК БССР от 25 мая 1927 г. НКВД БССР, за исключением Главного управления милиции и уголовного розыска, с 4 июня 1927 г. было переведено на функциональную систему.

Управление коммунального хозяйства и его отделы, управление мест заключения, организационно-административное управление, управление республиканского инженера переименовываются в соответствующие инспектуры, кроме того, были созданы Секретариат и Административное управление, начальник которого одновременно являлся и начальником Главного управления милиции и уголовного розыска.

Таким образом, с 4 июня 1927 г НКВД БССР осуществлял свою деятельность, организационная структура которого была представлена:

1. Секретариат;

2. Инспекция по организационным вопросам;

3. Инспекция мест заключения;

4. Инспекция коммунального хозяйства;

5. Дорожная инспекция;

6. Пожарная инспекция;

7. Административная инспекция (см. Приложение Д).

На Секретариат возлагались канцелярия и хозяйственное обслуживание всего комиссариата, на Административное управление – надзор за правильностью издания окрисполкомами обязательных постановлений. Общее наблюдение за деятельностью ЗАГС, за правильным применением декретов отделения церкви от государства, правильностью регистрации религиозных обществ и союзов, регулирование правовых положений иностранцев и вопросов выезда и въезда иностранцев из заграницы.

30 мая 1928 г. из введения НКВД БССР были изъяты вопросы дорожного строительства и переданы в ведение Главного управления шоссейных дорог и местного транспорта при СНК БССР.

22 декабря 1930 г. ЦИК и СНК БССР вынесли решение о ликвидации НКВД БССР.

Функции Административной инспекции были переданы в Секретариат президиума ЦИК БССР, орготделу президиума ЦИК – вопросы советского строительства, административного устройства, наблюдения за деятельностью низового советского аппарата, учет лиц, лишенных избирательных прав и др.

Если говорить о роли и занимаемом месте НКВД в системе государственных органов, необходимо иметь в виду, что назначение различных государственных структур, в том числе и исследуемого ведомства, определялись в зависимости от приоритетов конкретных социальных и политических задач.

Роль органов НКВД в создании и обеспечении системы общего управления через Советы, создание местных органов власти, укрепление советской власти была обусловлена необходимостью централизующего начала этой деятельности, так как это давало возможность объективно оценить ситуацию в стране, и тем самым принимать более выгодные решения. Однако, необходимо отметить, что ведущая роль в области становления и укрепления советской власти принадлежала все же ЦИК и СНК, которые могли направлять деятельность НКВД и его органов на местах в необходимом партии направлении.

В условиях становления советской власти, когда еще складывался государственный аппарат и делались первые шаги в строительстве Советов различного уровня, необходимо было обеспечить действенный контроль за их кадровым составом, правильностью организации и проведения выборов, добиться единства организационной структуры Советов и исполкомов, не допустить оппозиционных действий. В таких условиях выполнить подобные задачи, имевшие важное политическое значение и отличавшиеся невероятной сложностью в организационном отношении, не был в состоянии ни один государственный орган, кроме НКВД.

Оформление национальной государственности требовало выполнения ряда условий: создания в республике системы органов власти и управления, защиты порядка и борьбы с преступностью, разработки правовых основ их строения и функционирования; организации административнотерриториального устройства республики. В значительной мере эти вопросы относились к компетенции НКВД.

Переход к новой экономической политике в Беларуси вызвал необходимость многочисленных реорганизаций органов НКВД. Перемены не имели четкого, продуманного плана и обусловливались двумя основными факторами. Во-первых, необходимостью максимально сократить расходы государственного бюджета на управленческий аппарат. Во-вторых, руководство страны стремилось привести систему органов местного управления в соответствие с законодательством. В результате, статус и роль НКВД изменилась – из важнейшего органа государственного управления он превратился в орган под угрозой ликвидации.

С переходом к политике индустриализации, начался процесс, потребовавший централизации всего государственного аппарата. В связи с чем, было пересмотрено положение о НКВД БССР, его структуре и штатах. За НКВД остались лишь функции общего планирования, инструктирования и надзора за городским и сельским благоустройством. Значительное количество функций было передано местным органам власти и выведено из полномочий НКВД. Одновременно с изменениями прав и обязанностей была пересмотрена и структура НКВД, что, в конечном итоге, привело и к полной его ликвидации.

В исследуемый период НКВД и его местные органы занимали особое положение в государственном механизме республики. Это положение определялось важностью возложенной на НКВД задачи – создания и обеспечения функционирования системы органов государственного управления на местах. Без ее реализации осуществление любой другой задачи в республике становилось невыполнимым. С момента создания НКВД и до его упразднения прослеживается тенденция сужения компетенции и снижения статуса этого наркомата. Главным проявлением данной тенденции стало изъятие из ведения НКВД полномочий в области советского строительства. В результате, к середине 20-х гг. НКВД считался чуть ли не «лишним звеном в госаппарате» и работал под постоянной угрозой своей полной ликвидации.

ГЛАВА 3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НКВД ПО ВЫПОЛНЕНИЮ

АДМИНИСТРАТИВНЫХ ЗАДАЧ

3.1. Организация и управление местными органами власти

После образования НКВД и последующим определением его функций Положением о Народном комиссариате внутренних дел 1922 г., на него были возложены три основные задачи: наблюдение за организацией и деятельностью местных органов управления; наблюдение за исполнением постановлений и распоряжений центральной и местной власти административного характера и принуждение к их выполнению всеми имеющимися в их распоряжении средствами; руководство организацией и развитием коммунального хозяйства. Положение 1922 г. указывало, что НКВД осуществляет «наблюдение за организацией и деятельностью местных органов управления в качестве исполнительного аппарата Президиума ВЦИК» [103, л. 25]. В соответствии с постановлением СНК «О порядке внесения вопросов на рассмотрение СНК и СТО» [103, л. 34 об], губернские исполкомы могли обращаться в законодательные органы только с помощью НКВД. Кроме этого, в значительной степени НКВД осуществлял финансирование местного аппарата. На наркомат возлагались также полномочия по воздействию на местный аппарат.

Однако необходимо отметить, что за выполнение административных задач и функций в организационной структуре НКВД на 1924 г. только Организационно – административное управление и Главное управление коммунального хозяйства были нацелены на руководство местных органов власти.

Деятельность Организационно-административного управления была направлена на: наблюдение за правильностью и своевременностью производства перевыборов местных Советов и их исполнительных комитетов и созывами съездов Советов; инструктирование местных органов по вопросам производства перевыборов Советов и организация съездов Советов и исполкомов; сбор и разработку сведений о результатах производства выборных кампаний и учет личного состава съездов Советов, исполнительных комитетов и их президиумов; наблюдение за организацией и деятельностью волостных исполкомов и сельских Советов; составление сводок о результатах деятельности съездов Советов, исполнительных комитетов и их Президиумов; подготовку и обработку материалов для производства административного деления; наблюдение за исполнением постановлений центральной и местной власти административного характера и др. [109, л. 23].

Кроме этого, НКВД был наделен правом вносить в Президиум ЦИК предложения об отмене неправомерных и неуместных постановлений Советов, съездов Советов и их исполнительных комитетов, а также выступать с инициативой о разрешении разногласий, возникших между исполкомами.

Для правильного и планомерного инструктирования органов местной власти, НКВД предлагал установить регулярное и правильное инструктирование органов управления на местах ответственными работниками, особенно тщательно следить за деятельностью съездов председателей сельских советов и волисполкомов, принимая все меры к правильной разработке занятий и приведению в жизнь постановлений, своевременно снабжать волисполкомы и сельсоветы инструкционными, законодательными и иными, направляющими деятельность местных органов власти, материалами и т. д. [145, л. 46].

Работу по управлению и наблюдению за деятельностью органов местного управления осуществлял не только НКВД. В связи с чем, в 20-х гг. ХХ в. в управлении органами местной власти появился принцип двойного подчинения. Необходимо отметить, что проблема соподчиненности существовала не только во взаимоотношениях местных исполкомов с центральными учреждениями, но и на местном уровне.

Так, в составе ЦИК, губернских и уездных исполкомах, были созданы отделы управления, которые по ведомственной линии подчинялись Организационно-административному управлению НКВД. Отделы управления координировали общую деятельность исполкома, были наделены правом по воздействию на нижестоящие исполкомы и Советы, что проявлялось путем участия в избирательных кампаниях, инструктировании и инспектировании, рассылке информационных материалов, получении отчетов. Однако, этими же правами обладал и губернский съезд Советов, позволяя быть высшим органом власти на территории губернии.

Данный принцип двойного подчинения в итоге привел к тому, что губернские и уездные отделы управления в 1923–1924 гг. расформировывались, хотя и в рамках самого НКВД функции по управлению местными Советами формально не были пересмотрены, а их прежние полномочия по руководству местным советским аппаратом передавались в президиумы исполкомов, что, безусловно, ослабило позиции центрального аппарата НКВД и его подведомственных учреждений в механизме местного управления.

Еще одним управлением НКВД, специально созданным для взаимодействия с местными органами, являлось Главное управление коммунального хозяйства.

Подведомственными учреждениями ГУКХ являлись коммунальные отделы, созданные в губернских и уездных исполкомах. Одновременно там действовали и местные учреждения, подведомственные Высшему Совету народного хозяйства. Оба отдела должны были осуществлять управление местным имуществом. С развитием нэпа обозначилось явное пересечение их компетенции, к тому же и само число объектов, в отношении которых осуществлялось государственное регулирование, резко сократилось. В ходе реформы по упрощению местного аппарата в 1923–1924 гг. самостоятельные коммунальные отделы в уездных исполкомах были упразднены, а управление коммунальной отраслью передавалось в общий отдел, в губернских исполкомах произошло объединение отделов коммунального хозяйства и бывшего народного хозяйства. Финансирование коммунального хозяйства с созданием местных бюджетов полностью осуществлялось из местных средств [105, л. 3], что в значительной степени позволяло стать независимыми от органов центральной власти. Кроме этого, возникал вопрос о необходимости иметь в центре орган, руководящий коммунальным хозяйством на места и наделенный административно-исполнительными функциями.

В связи с чем, стали поступать предложения по упразднению ГУКХ, которое не обладало финансовыми и административными полномочиями, позволяющими воздействовать на подведомственные органы.

Тем не менее, ГУКХ сосредоточилось на разработке нормативных актов, касающихся регулирования местного имущества. Управление вело большую работу по сбору, обобщению и анализу местного материала, отражающего состояние местного хозяйства.

ГУКХ в государственном механизме 1920-х гг. являлось основным учреждением по руководству местным хозяйством. Управление последовательно добивалось создания прочной законодательной базы, обеспечивавшей нормативное регулирование местного хозяйства. Безусловно, управление боролось за ведомственные интересы, но это объективно способствовало развитию коммунального хозяйства, его переустройству, индустриализации.

ГУКХ также оказалось вовлечено в дискуссии о дальнейших перспективах своего существования и развития. Они возникли как в связи с проводимыми реорганизациями НКВД, так и с неопределенностью компетенции самого управления. Были предложения упразднить ГУКХ, а функции регулирования местных финансов и местного хозяйства передать иному ведомству, в числе которых назывались ВСНХ, НКФ, или рассредоточить их по различным органам. Допускалась и организация самостоятельного наркомата [112, л. 42]. Хотя ГУКХ и не обладало серьезными административными полномочиями, но, являясь координационным, информационным и аналитическим центром коммунальной отрасли, при сохранении и поддержании курса на финансовую и имущественную самостоятельность органов местной власти оно могло и дальше оставаться в таком качестве.

Необходимо отметить, что деятельность НКВД, направленная на выполнение своих задач, часто соприкасалась и ведением других наркоматов и учреждений. Так, для борьбы с «социальным раскрепощением женщины» [145, л. 63]: изменением формы брака, ростом «всех видов профессиональной проституции, тайных притонов, сводничества, а также венерическими болезнями» [145, л. 63], НКВД предписывал всем подведомственным ему учреждениям, а также Наркомздраву и Наркомпросу «озаботиться повышением профессиональной квалификации женщин путем забронирования за ними достаточного количества вакансий в школах профессионально-технического образования, расширить агитационно-просветительскую работу среди населения о недопустимости и позорности данной трудовой деятельности, усилить административный надзор за всеми местами предполагаемого раскрепощения женщины», кроме этого всем местным органам и Наркомздраву рекомендовалось организовать доступное и бесплатное лечение венерических заболеваний, путем организации диспансеров [145, л. 64-65об]. Кроме того, НКВД рекомендовал Наркомздраву ввести справки об отсутствии венерических заболеваний для лиц с пониженной социальной ответственностью.

Необходимо отметить, что это была не единственная совместная работа НКВД с другими наркоматами. Так, вместе с наркоматом Просвещения была разработана инструкция о порядке осуществления контроля за репертуаром [105, л. 70], а также о порядке производства фото-кино съемок событий внутренней жизни БССР [145, л. 97].

НКВД взаимодействовал и с Белорусским государственным университетом. По просьбе декана факультета советского строительства и права БГУ для организации музея творчества осужденных и для изучения преступности предоставил предметы творчества лиц, находившихся под стражей [139, л. 25].

В результате чего, в целях осуществления задачи по организации музея быта и творчества осужденных, было решено предоставить предметы, изготовленные из дерева, хлеба и кости; дневники, переписка, печатные газеты, стенгазеты; картины, выполненные красками, углем и другими способами; прочие предметы, которые изымались из-за «неудобства хранения на руках», а также предназначенные заключенными для выставки или музея [139, л. 27]. К каждому предмету прилагались краткие сведения о личности заключенного (фамилия, возраст, социальное происхождение, образование, ремесло до заключения и совершенное преступление).

Разъяснение как локальных, так и общегосударственных нормативных правовых актов занимало существенное место в работе НКВД БССР, тем более что на территории нашей страны действовали и законы РСФСР, что, в свою очередь, требовало от центральных органов НКВД более точно и понятно разъяснять формировавшуюся законодательную базу. Чаще всего разъяснения выражалось в форме циркулярных писем.

Не раз НКВД приходилось давать разъяснения отделам управления уисполкомов и начальникам милиции на местах. Необходимо сказать, что и другие наркоматы обращались к НКВД для разъяснения и доведения до сведения норм законодательства на местах. Так, НКФ БССР просил разъяснить принципы декрета СНК БССР о налогах на местные нужды, так как непонимание закона приводило к тому, что «финансовые инспектора на местах не получают должного содействия со стороны местных исполкомов» [144, л. 206].

Необходимо отметить, что разъяснения действующего законодательства требовали не только другие наркоматы, так и в НКВД поступали разъяснения по вопросам правильности применения нормативных правовых актов на территории БССР. Так, Административная Комиссия ВЦИК разъясняла «Инструкцию о порядке передачи органов управления» [145, л. 61] с ссылками на действующее законодательство.

Значительный объем разъяснений, направленных в местные административные отделы, приходившийся на период становления милиции и совершенствования законодательного обеспечения ее деятельности, стал результатом либо разъяснительного толкования нормативного правового акта локального характера, либо в циркулярах и циркулярных письмах содержались рекомендации о необходимости осуществлять или отказаться от осуществления тех или иных действий.

К числу циркуляров, разъясняющих нормативные акты общегосударственного характера (декреты, постановления СНК), необходимо отнести циркулярные письма, направляемые в ответ на запросы местных административных отделов по вопросу трактовки законов.

В фондах НАРБ сохранилась переписка НКВД с подведомственными ему учреждениями о различных разъяснениях и рекомендациях по вопросам, возникающим в связи с заключенными на местах договорами охраны между адмотделами и руководством предприятий и производственных объединений, о разъяснении закона, о проверке на соответствие текущему законодательству, утверждение и согласование заключенных договоров.

В исследуемый период НКВД БССР осуществлял непосредственное руководство практическим строительством советской власти на местах, а также на него были возложены задачи по урегулированию вопросов советского строительства, получении информации о состоянии и работе советских органов на местном уровне, разъяснении местным Советам основных положений законодательства и проведение их в жизнь; коммунального хозяйства, информации и отчетности.

Таким образом, можно утверждать, что административная функция в деятельности НКВД заключалась не только в управлении и формировании местных органов власти, а также в косвенном управлении учреждениями, подведомственными иным наркоматам, через нормотворчество.

3.2. Управление общественными организациями, отделение церкви

от государства

В исследуемый период, в силу проводимой новой экономической политики, возникают многочисленные общественно-политические, социальные, культурно-просветительные организации. Для контроля их деятельности в 20-е гг. ХХ в. органы государственной власти пришли к необходимости создания действенной системы контроля, воздействия и своеобразного управления данными обществами.

Так как данные общественные организации могли быть направлены против советской власти, был поставлен вопрос об образовании специального органа для регистрации обществ и союзов. В результате было издало решение НКВД РСФСР от 17 июня 1920 г. о регистрации губернскими отделами всех религиозных общин, групп, обществ и передаче сведений о них в НКВД, [94, л. 12] после образования на территории БССР НКВД, на территории Беларуси также вступило в действие данное решение.

Таким образом, общий подход к формам негосударственных образований, общественным организациям, в советское время заключался в том, что они рассматривались властями как вспомогательное дополнение к государственному аппарату, поэтому находились под строгим контролем. Определяющим условием для создания и деятельности общественных организаций было соблюдение полной лояльности к советской власти и подконтрольность [94, л. 8].

На созданный в НКВД подотдел административного надзора возлагались задачи по наблюдению за общественными организациями. Так, подотделу административного надзора поручалось давать разрешения на созыв съездов и регулировать образование «частных и национальных организаций и объединений». Постановлением Президиума ВЦИК РСФСР от 12 июня 1922 г. «О порядке созыва съездов и всероссийских совещаний различных союзов и объединений о регистрации этих организаций», действующим и на территории БССР, устанавливалось, что такого рода съезды не могут созываться без разрешения НКВД. Так, постановление гласило: «Поручить Народному Комиссариату Внутренних Дел произвести в 2-недельный срок регистрацию всех обществ, союзов и объединений (научных, религиозных, академических и прочих), за исключением профессиональных союзов, объединенных Всероссийским Центральным Советом Профессиональных Союзов, и не допускать открытий новых обществ и союзов без соответствующей регистрации в Народном Комиссариате Внутренних Дел по утверждении устава соответствующим органом. Общества, союзы и объединения, не зарегистрировавшиеся в указанный срок, подлежат немедленной ликвидации» [79, с. 28].

ВЦИК и СНК приняли декрет «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и порядке надзора над ними». Данный декрет бы принят к руководству действиям и на территории БССР.

Согласно декрету, общественные объединения должны были быть зарегистрированы в установленном законодательством порядке. Проекты уставов обществ и союзов, сфера деятельности которых ограничивалась одной губернией, представляли на утверждение проект устава в трех экземплярах в отдел управления губернского исполнительного комитета вместе с заявлением об утверждении с указанием имени, фамилии, адресов учредителей в числе не менее десяти и за их подписями.

Общественные организации, деятельность которых выходила за рамки одной губернии, представлялись для утверждения в НКВД через губернский отдел управления, в которой предполагалось местонахождение распорядительного органа общества или союза.

Все проекты уставов обществ и союзов, предусматривающие деятельность на общегосударственном уровне, представлялись непосредственно в НКВД.

Необходимо отметить, что к содержательной части устава так же выдвигались требования. Так, в уставе должны были быть указаны: название общества или союза, их цель, район и форма деятельности; порядок вступления и выбытия членов; размер членских взносов и порядок их уплаты; состав и организация распорядительных органов, способы их образования и пополнения, предметы их ведения и местонахождение; сроки и порядок созыва общих собраний и предметы их ведения; порядок ведения отчетности и заведования хозяйственной стороной деятельности организации; порядок изменения устава; порядок ликвидации общества [80, с. 18].

После утверждения устава, на НКВД или отделы местного управления возлагалось наблюдение за законностью деятельности обществ и союзов и их отделений. В частности, при инспектировании деятельности обществ, проверяющим предоставлялось право знакомиться с денежными и хозяйственными операциями обществ и союзов с точки зрения их соответствия законам и утвержденному и зарегистрированному Уставу.

Последовавшие дальнейшие шаги свидетельствовали о тенденции подавить всякую инициативность общественных организаций. 12 мая 1923 г. Наркомюст, НКВД и Наркопрос совместно утвердили «Нормальный устав научных, научно – художественных и литературных обществ», в котором декларировался запрет на критику основ существующего строя [34, л. 56]. Таким образом, с середины 1920-х гг. государственная политика стала трансформироваться в абсолютную регламентацию деятельности общественных организаций.

В связи с образованием СССР было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «О порядке утверждения уставов и регистрации обществ и союзов, не преследующих целей извлечения прибыли и распространяющих свою деятельность на территорию всего Союза ССР, и о надзоре за ними». Практически это было повторением аналогичного закона от 3 августа 1922 г. с небольшими дополнениями в сторону ужесточения порядка регистрации. Вслед за этим последовал ряд административно – правовых мер в отношении общественных организаций, что значительно усложнило их деятельность и неизбежно вело к их сокращению.

Рассматривая вопрос уменьшения количества обществ, можно прийти к выводу, что советская власть тщательно контролировала их деятельность, пресекая возможности «враждебного» воздействия на население. К концу исследуемого периода возникшая с помощью нэпа система общественных организаций начинает постепенно свертываться. Так, в 1928 г. принимается «Положение об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения прибыли», которое стало правовой основой закрытия многих общественных организаций и усиления государственного контроля над ними. Закон 1928 г. был направлен в первую очередь на ликвидацию литературно-художественных объединений, представлявших собой наиболее самостоятельных в духовном плане объединения.

Еще одним духовным обществом, на территории нашей страны являлась церковь. Отличительная особенность данных общественных объединений – это высокая степень религиозности нашего населения в 20-е гг. ХХ в.

Церковь, долгое время являясь столпом идеологии, в один миг попала под давление советской власти. Стремление новой власти оторвать и переориентировать население, привело к разорениям храмов, физическому уничтожению не только духовенства, но и просто людей верующих.

В 1923 г. НКЮ и НКВД издают «Инструкцию по вопросам, связанным с проведением декрета об отделении церкви от государства». Целью данного акта было разъяснить местным органам власти правильность применения законодательных актов, изданных советским государством в отношении религиозных обществ. Так, Инструкция разъясняла, что «религиозные общества, хотя и приравниваются к частным обществам, но в отличие от последних, не имеют права собственности и права юридического лица» [36, с. 12], в связи с чем, «порядок пользования городским имуществом, предназначенным для совершения культа, группы граждан, получившие в бесплатное пользование здание культа, не обязаны тем самым преобразовываться в религиозные общества» [36, с. 12].

После создания Центральной комиссии по отделению церкви от государства при НКВД БССР, наркомат приступил к выполнению возложенных на него задач. На НКВД в отношении религиозных организаций возлагались обязанности: общий надзор за их деятельностью, регистрация (в том числе и уставов) и учет; контроль за исполнением декрета «Об отделении церкви от государства»; выдача разрешений на проведение съездов; пресечение нарушений законодательства о религиозных культах. Одним из направлений в деятельности НКВД в области отделение церкви от государства стало содействие в формировании антирелигиозного воспитания населения.

Так, при участии НКВД, для развития массового атеизма среди населения были разработаны курсы лекций, имевшие большое значение в политическом и общественном значении для советского государства. Популяризация антирелигиозных курсов представлена в таблице 3.2.1. [118, л. 211–216].

Таблица 3.2.1. – Рост антирелигиозных курсов (1925 – 1927 гг.) [118, л. 211-216]

Год Работало Окончило слушателей

Семинары Курсы Семинары Курсы 1925–1926 25 23 594 498 учебный год 1926–1927 34 28 495 872 учебный год

Постепенно органы государственной власти стали проводить политику в отношении церковных учреждений, направленную на постепенную переориентацию в области регулирования жизнедеятельности религиозных организаций, на меры, направленные на ограничение их деятельности, обрядов и церемоний.

Так, всем уездным отделам управления БССР, было доведено, что в связи с тем, что церковнослужители религиозных культов совершают религиозные обряды крещения и браков без предъявления выписей о первоначальной регистрации этих событий в соответствующих подотделах записей актов гражданского состояния, что противоречило основным положениям декрета «Об отделении церкви от государства» и «Кодекса законов об актах гражданского состояния», в связи с чем, категорически запрещалось лицам религиозных культов совершать религиозные обряды крещения и браков без предварительной регистрации этих актов в подотделах ЗАГС [144, л. 194].

В начале 1927 г. по предложению НКВД начинается работа над законопроектом, который бы регулировал деятельность религиозных организаций. Проект получил название «Положение о культах и культовом имуществе», включал в себя 33 статьи, определявшие порядок организации «групп верующих» и их права, правила пользования культовыми зданиями и имуществом, проведения религиозных церемоний и многое другое.

Так, одним из требований было обязательное страхование имущества. Циркуляр, разосланный всем отделам уисполкомов и милиции, гласил: «По имеющимся в НКВД сведениям видно, что далеко не все религиозные общины и приходские советы выполняют взятые на себя по договору обязательства и, главным образом, по страхованию церковных зданий и имуществ. В целях обеспечения сохранности государственного достояния, НКВД предлагает в самом срочном порядке приступить к выполнению договоров с группами верующих. Для этой цели все приходские советы и религиозные общины обязаны в кратчайший срок, не позже 2-х недель со дня объявления им настоящего распоряжения, застраховать в государственных страховых учреждениях находящиеся в их пользовании церкви, мечети, синагоги, костелы и все другие молитвенные дома и постройки с находящимся в них имуществом [145, л. 48]. Для осуществления изложенного, приходские советы и религиозные общины обязаны были представить оценщикам государственных страховых учреждений планы зданий и другие требуемые при страховании имущества зданий сведения, приняв за счет приходского совета или религиозной общины уплату страховых сборов. В случае уклонения от вышеуказанных обязательств по договорам, сообщать помощникам прокуроров для привлечения виновных к уголовной ответственности по 130 ст. УК» [145, л. 48].

Постепенно, в отношении религиозных объединений на территории нашей страны начинаются достаточно жесткие антирелигиозные мероприятия. Так, происходит изъятие церковных ценностей, закрываются храмы, проводятся массовые аресты церковных служителей. Подобное положение вещей усилилось к концу исследуемого периода, когда государственная власть взяв за ориентир ужесточение антирелигиозной пропаганды, любое инакомыслие объясняло контрреволюционной деятельностью против советской власти.

Все это в конечном итоге привело к снижению социально-политической активности священнослужителей, однако, совсем по – другому обстояли дела с изменением религиозных взглядов простого населения. В архивных материалах НАРБ сохранились сведения об анкетировании населения Беларуси, которое было проведено под руководством профессора Вольфсона. Согласно отчету, рост атеизма среди населения увеличился с 66 % в 1929 г. до 73,5 % в 1930 г. [119, л. 57].

Полные данные проведенного исследования среди опрошенного населения приведены в таблице 3.2.2. [119, л. 31–39]

Таблица 3.2.2. – Рост атеизма среди населения Беларуси [119, л. 31–39].

Возраст населения Процентное отношение

Год Год

1929 1930 Соблюдают 16-30 3% 2% религиозные 31-50 8% 6% культы 51-70 23 % 18, 5% Атеисты 16-30 40 % 52, 5 %

31-50 17 % 19 %

51-70 9% 2% Всего атеистически настроенного 66 % 73,5 % населения

Необходимо отметить, что приведенные данные являются спорными, т. к. не все население Беларуси участвовало в анкетировании, в отчетах не приводятся данные о том, население какого возраста преобладало в опросах, их социальный статус. Безусловно, на итоги ответов мог повлиять и гендерный признак опрашиваемых, в связи с чем, приведенные данные вызывают ряд сомнений.

К концу исследуемого периода с разрешения Центральной комиссии по отделению церкви от государства при НКВД БССР усилился процесс изъятия из пользования религиозных и молитвенных домов имущества в пользу государства, тем самым показывая, что государственная политика советской власти направлена на искоренение религии, как несовместимой с идеологией советского государства. Сведения о количестве изъятых строениях по Витебскому, Гомельскому, Оршанскому, Могилевскому, Полоцкому и Бобруйскому округам в пользу государства представлены в таблице 3.2.3. [119, 53–58 об.]

Таблица 3.2.3 – Сведения о количестве изъятых строений в пользу государства [119, 53-58 об.]

Изъятые строения Год

1928 г. 1929 г. 1930 г. Синагоги 15 45 68 Костел 5 0 4 Часовня 4 7 3 Церковь 1 34 60 Всего изъято 25 86 135

Необходимо отметить, что в независимости от того, что на территории Беларуси активно развивался процесс изживания религиозности, который, однако, «тормозился» [139, л. 23], во-первых, недостаточным вниманием к этой работе со стороны партийцев, комсомольцев, членов профсоюза и других советских организаций, а во-вторых, оживлением деятельности религиозных организаций, их стремлением приспособиться к новым социальным условиям [139, л. 23].

К концу исследуемого периода вышеуказанные причины развязали руки местным работникам, санкционируя «силовое» давление на религиозные организации, которые на основе постулата об обострении классовой борьбы в ходе социалистического строительства были зачислены в разряд противников социализма.

Надзор за повседневной деятельностью обществ вел НКВД. Общества были обязаны сообщать о каждом общем собрании не позднее, чем за 3 дня до его созыва, и НКВД имел право присылать на него своих представителей. Общества должны были предоставлять в органы НКВД 3-х месячные отчеты о своей деятельности, протоколы заседаний своих правлений. Кроме того, органы НКВД периодически запрашивали от обществ полные отчеты об их деятельности со времени последней регистрации. Если, по мнению органов НКВД, отчеты и предоставленные сведения не давали полного представления о деятельности общества или вызывали сомнение, или, когда «деятельность общества с точки зрения общественно-политической или экономической явно вредна или нецелесообразна» [70, л. 12], административному отделу НКВД надлежало провести обследование деятельности общества на месте, создав для этой цели специальную комиссию. В зависимости от результатов такого обследования общества могли быть закрыты.

Таким образом, в 1920-е гг. была создана система взаимоотношений государства и общественных организаций, построенная на подчинении идеологии советской власти. Эта система диктовала цели, задачи, формы, методы и характер деятельности общественных организаций. Правовая зависимость обществ определялась исключительно разрешительным порядком создания и деятельности. Непременным условием возникновения и деятельности общественных организаций была обязанность быть лояльно настроенными к советской власти. В силу этого существовавшие в БССР организации стали частью советской политической системы и играли роль вспомогательного механизма реализации идеологических мероприятий государства. Религиозные общества, идеология которых не соответствовала политики советской власти, подверглись гонениям. В связи с чем, НКВД внимательно изучал уставы обществ, в которых определялись цели, пути, способы и средства их деятельности. Результаты рассмотрения вопроса о регистрации обществ оформлялись соответствующим решением отдела административного надзора НКВД. Но фактически именно от идеологии советского правительства зависело решение каждого конкретного вопроса о регистрации.

3.3. Регистрация актов гражданского состояния, учет иностранных подданных и выдача паспортов

26 августа 1922 г. был издан циркуляр НКВД БССР и НКЮ, согласно которому всем священнослужителям запрещалось совершать какие-либо обряды крещения либо брака без предшествующей тому регистрации их в органах ЗАГС. Несмотря на то, что церковный обряд сохранялся либо совмещался с гражданской регистрацией на протяжении всего исследуемого периода, политика государства все же была направлена на исключение церковных учреждений из всех институтов государственной власти.

Все декреты, издаваемые НКВД в отношении органов ЗАГС, так или иначе были направлены на искоренение церкви из жизни государства. Так, нормативные правовые акты устанавливали порядок регистрации рождения, смерти, заключения и расторжения брака, что в царской России входило в ведение и компетенцию церковных учреждений. Необходимо отметить, что, несмотря на отстранение церкви от обязанностей по регистрации актов гражданского состояния, все еще из-за отсутствия тщательно разработанных инструкций органы ЗАГС и приходские храмы работали параллельно вплоть до начала 20-х годов.

Нормативные акты по вопросам деятельности органов ЗАГС в начале 20-х гг. принимались различными государственными органами: НКЮ, НКВД. Общее руководство органами ЗАГС БССР стал осуществлять Центральный отдел ЗАГС при НКВД БССР.

За окружными отделами записей актов гражданского состояния закреплялось: составление, на основании сведений, поступающих к ним из местных Отделов, реестров лиц, зарегистрированных в пределах соответствующей губернии или области; выдача справок и выписей из реестра лиц; надзор за делопроизводством местных Отделов записей актов гражданского состояния.

На Центральный Отдел записей актов гражданского состояния возлагалось: составление и ведение общего реестра лиц, зарегистрированных в пределах Республики, и граждан, зарегистрированных за границей; выдача справок и засвидетельствованных выписей из общего реестра; общий надзор за делопроизводством Окружных Отделов записей актов гражданского состояния и предоставление им руководящих указаний.

Общее руководство регистрацией актов гражданского состояния осуществлял Центральный отдел ЗАГС. Органы ЗАГС в то время вели: книги записей рождений; книги записей смертей; книги записи отсутствующих; книги записей браков; книги записей разводов; книги заявлений о происхождении зачатых детей; книги записей лиц, изменивших фамилии и прозвища, и алфавит к ним.

За отделом ЗАГС закреплялось руководство деятельностью местных подотделов актов гражданского состояния, а также консультирование их по возникающим вопросам.

Так, о действительности браков, заключенных церковным порядком после 20.12.1917 г., в местах, находившихся под властью «белых», отдел ЗАГС дает такое разъяснение: «В развитие примечания к ст. 52-й Кодекса законов об актах гражданского состояния должны считаться имеющими одинаковую юридическую силу с зарегистрированными, согласно Кодекса законов об актах гражданского состояния, также и те браки, которые были совершены церковным порядком позднее 20 декабря 1917 г.: в местностях в которых Советская власть установилась позднее этого срока до момента образования Советов и фактического начала регистрации браков гражданским порядком и в местностях, где органы ЗАГС временно прекращали свою деятельность по случаю занятия этих местностей белыми до момента восстановления их деятельности. Губисполком предложил в месячный срок определить время, в течении которого церковные браки, согласно вышеизложенному, должны считаться в силе зарегистрированных, опубликовать о том во всеобщее сведения и сообщить всем Нарсудам губерний и Центрозагсу НКВД [106, л. 92].

Кроме этого НКВД давал разъяснения по вопросам действующего законодательства. Так, в ответ на поступающие запросы о возможности вступления в брак глухонемых, НКВД разъяснял: «что согласно ст. 67 Кодекса закона об актах гражданского состояния, вступающие в брак должны быть в здравом уме и в соответствии с этим ст. 78 признаются недействительными браки, заключенные душевнобольными или лицами, находившимися в таком состоянии, в котором они не могли действовать рассудительно и понимать значение своих действий. Вместе с тем, никаких специальных ограничений для глухонемых в отношении вступления в брак законом не содержится. Поэтому нужно признать, что глухонемые, если не обнаруживают дефектов, вправе, как обладающее здравым умом, вступать в брак на общих основаниях, причем как непременное условие, вступающие в брак не должны быть оба глухонемые» [144, л. 169].

За исследуемый период отделами ЗАГС были изъяты метрические книги из рук служителей разных культов, установлены и изготовлены формы регистрационных книг и бланков для рассылки их уездам и волостям, издана инструкция, подробно регламентирующая правила и порядок получения метрических свидетельств, постоянно осуществлялся статистический учет рождаемости, смерти, заключенных браков и разводов.

Рассматривая процесс учета населения в первые годы после Октябрьской революции на территории Беларуси, следует отметить, что при установлении порядка документирования граждан и их персонального учета в значительной степени был заимствован опыт РСФСР.

В Беларуси, ввиду исторических событий, до 1920 г. организация четкого персонального учета населения была достаточно проблематичной.

Для определения процедуры выхода и приема в гражданство БССР была разработана и разослана инструкция о порядке регистрации и снабжения видами на жительство иностранных подданных и оптантов на территории Беларуси.

Одна из первых попыток унификации порядка документирования граждан в РСФСР была предпринята в ноябре 1920 г. и приказом № 11 Главного управления рабоче-крестьянской милиции в НКВД утверждается Инструкция о порядке выдачи паспортов и временных свидетельств.

В соответствии с ней выдача паспортов и временных свидетельств

возлагалась исключительно на уездно-городские и уездные управления милиции. Всем другим учреждениям запрещалась выдача подобных документов, а виды на жительство, выданные другими учреждениями, считались недействительными и подлежали замене на паспорта, которые выдавались лицам, желавшим их получить.

Однако, осознавая необходимость типового, удостоверяющего личность, документа, НКВД РСФСР в 1922 г. и начале 1923 г. проводит работу по разработке проектов положений об удостоверениях личности. В этот же период и в БССР предпринимаются меры по установлению единой системы документирования граждан.

Так, видом на жительство служило выдаваемое гражданам шестимесячное свидетельство, однако, такой непродолжительный срок действия документа создавал в учреждениях, занимающихся их выдачей, громоздкость работы.

На основании ходатайства Мингормилиции о разрешении выдавать годичный паспорт, заседанием коллегии НКВД от 8 мая было постановлено: «разрешить выдавать населению виды на жительство сроком на один год и установить плату за выдачу паспорта – 100 руб.» [100, л. 1].

При этом, форма годичного паспорта не была разработана, отсутствовали требования к оформлению и однообразию текста его содержания, что в свою очередь привело к разнообразным формам и видам выдаваемого документа. В связи с чем, было принято решение, что выдачей и разработкой формы паспортов обязательно должен ведать орган близко стоящий по своим административным функциям к населению – Милиция [100, л. 1 об].

12 января 1923 г. НКВД БССР направляет в Главмилицию и исполкомам форму паспортов, которые необходимо было выдавать населению при соблюдении установленной формы [100, л. 17].

В архивных фондах НАРБ сохранились запросы белорусских граждан, находящихся за границей, с просьбой по месту прежнего жительства о высылке им паспортов. В связи с чем НКВД и НКИД БССР давали разъяснение о том, что лица белорусского происхождения, находящиеся за границей, признавались белорусскими гражданами только по восстановлению их в правах ЦИКом БССР, или по проверке их документов советским полномочным представительством за границей, при этом, в обоих случаях они не считались белорусскими гражданами до получения за границей белорусского заграничного паспорта [145, л. 109].

Ввиду чего НКВД БССР запретил высылать, какие бы то ни было паспорта лицам белорусского происхождения, находящимся за границей [147, л. 56].

В тех случаях, когда лица, находящиеся за границей, обращались с просьбой выслать им удостоверение о том, что они являются белорусскими гражданами, допускалась выдача им либо копии их прежних документов, либо выдача справки о том, что данное лицо являлось белорусским гражданином.

Ответы на такие обращения могли посылаться почтой на имя лица, запросившего документы, если была оплачена стоимость пересылки, либо через НКВД, который направлял документы в НКИД или непосредственному советским полномочным представительствам или консульствам за границей.

После заключения соглашения о репатриации, всем уездным исполнительным комитетам и отделам управления уисполкомов БССР был выслан циркуляр, согласно которому, для всех польских репатриантов в течение 10 дней со дня опубликования извещения, но не позднее 1 июня 1923 г., устанавливался последний срок регистрации и подачи заявлений о желании выехать в Польшу. Не зарегистрировавшиеся и не заявившие о своем желании выехать в течение этого срока теряли право на выезд в качестве репатриантов [145, л. 69].

В отношении же порядка признания беженцев репатриантов ЦИК и НКВД сообщали, что регистрация и прием заявлений о выезде производится в НКВД БССР, отделах управления уездных исполнительных комитетов, волостных исполнительных комитетах и сельских советах, которые должны были сообщить по телеграфу НКВД БССР о числе желающих выехать, и отдельно о вновь зарегистрированных.

Заявления о желании выехать со всеми установленными документами в экстренном порядке направлялись через НКВД в ГПУ для визирования, откуда НКВД направлял их для получения визы.

К 1922 г. основная часть оптантов, желающих покинуть Беларусь, уже выехала. Получившие иностранное гражданство не спешили больше уезжать в свои страны, надеясь, что жизнь в Беларуси изменится к лучшему.

С ужесточением политики советской власти в отношении оптантов на территории Беларуси начался процесс принудительного выселения иностранных граждан с территории нашей страны. Чаще всего связано это было с тем, что иностранные граждане становились жертвами подозрений и вражды, охвативших Беларусь по отношению к Польше после заключения Рижского мирного договора. В периодических изданиях того времени часто появлялись статьи, обвинявшие оптантов в контрабанде или шпионаже.

С целью ускорить процесс выезда иностранных граждан с территории БССР, было издано постановление об их принудительном выселении. Уже по декрету СНК от 29 августа 1921 г. «О порядке высылки иностранцев» оптанты могли оставаться на территории Беларуси не иначе, как с особого разрешения НКВД. Лица, не выехавшие, не подавшие ходатайство о таком разрешении и не возбудившие ходатайства о принятии их в советское гражданство, подлежали высылке из страны.

Сведения об оставшихся иностранных гражданах местной администрации подлежало передавать в органы милиции, а руководителям предприятий и учреждений предписывалось предоставлять списки на своих сотрудников – оптантов Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и других стран, зарегистрированных в Иностранном отделе, для отправления на родину. Работавших в государственных учреждениях оптантов необходимо было срочно уволить, этого требовало секретное распоряжение НКВД [144, л. 31 об].

С 1923 г. в выявлении оставшихся оптантов был задействован Административный отдел НКВД. Используя информацию из Иностранного подотдела, в которой указывалось место работы оптанта, Административный отдел в различные управления направлял требования об увольнении выявленных и работающих там оптантов. Требования были составлены однотипно, помечены грифом «секретно».

Руководители подразделений на такие секретные требования об увольнении реагировали незамедлительно. В феврале 1924 г. Административный отдел направил в Высший суд требование уволить коменданта М.Ф Лукашевича, «литовского оптанта» [90, л. 58], на что Высший суд ответил, что он уже уволен [90, л. 59].

20 июня 1923 г. на территории РСФСР был принят декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об удостоверении личности», вводивший с 1 января 1924 г. удостоверения личности и аннулировавший все прежние документы, дающие право на передвижение.

Согласно данному Декрету, удостоверения личности в городах и поселках городского типа выдавались органами милиции, а в сельских местностях волостными исполнительными комитетами по месту жительства гражданина.

Несмотря на то, что опыт по введению удостоверений личности был заимствован рядом союзных республик, в БССР этот опыт сразу не был перенят.

Сделано это было спустя год после укрупнения территории республики, когда 20 июня 1924 г. Президиум ЦИК БССР, практически дословно переписав Декрет ВЦИК и СНК РСФСР 1923 г., принял постановление под таким же названием. Тогда же была утверждена и Инструкция НКВД о порядке проведения в жизнь постановления об удостоверении личности.

В исследуемый период органы НКВД сыграли исключительную роль в регулировании вопросов учета граждан, устанавливая и изготавливая формы регистрационных книг и бланков для рассылки их уездам и волостям, издавая инструкции, подробно описывая правила и порядок получения метрических свидетельств, постоянно осуществляя статистический учет рождаемости, смерти, заключенных браков и разводов.

Разрабатывая четкий процесс организации деятельности по персональному учету населения, процедуры выхода и приема в гражданство БССР, НКВД имел цель не только стандартизировать на общесоюзном уровне удостоверения личности граждан, но и упростить учет населения и его миграционных потоков в рамках советского государства.

3.4. Организация и совершенствование делопроизводства

Делопроизводство – это вид деятельности, охватывающий как вопросы документирования принимаемых управленческих решений, так и организацию работы с документами при осуществлении процесса управления, т. е. весь процесс работы с момента создания документа и до его уничтожения или передачи на хранение в архив [21, с. 3].

Таким образом, деятельность, обеспечивающая документирование и организацию работы с официальными документами, является важным аспектом работы любого государственного учреждения вне зависимости от времени функционирования и деятельности государственного органа, так как в процессе деятельности создаются документы, отражающие результаты и ведение производственной деятельности, финансовое состояние, работу с персоналом, материально-техническое обеспечение и т. п.

Именно документы обеспечивают реализацию управленческих функций, в них определяются планы, фиксируются учетные и отчетные показатели и другая информация. В связи с этим, можно сказать, что от того, как налажена работа с документами во многом зависят оперативность и качество принимаемых решений, эффективность их выполнения и деятельность организации в целом.

Как уже отмечалось ранее, одной из задач в деятельности НКВД в исследуемый период являлась организация советского строительства на местах и охрана революционного порядка. НКВД разрабатывал положения и инструкции по вопросам советского строительства, что в свою очередь привело к необходимости систематизации, учета, оперативного использования и обобщения практических результатов деятельности подразделений на местах, выработке оптимальных форм и согласовании целого ряда принципиальных вопросов создания эффективной системы управления государством.

Чтобы обеспечить эффективное использование информации, все остальные компоненты управления должны опираться на систему ведения делопроизводства, лишь в этом случае можно решить задачи, стоящие перед организацией.

В своей статье «Деятельность НКВД БССР по совершенствованию делопроизводства в системе местных органов власти в 1920-е гг.» Е.В. Смолякова пишет: «поскольку системы законодательства по вопросам делопроизводства разработано не было, хотя отдельные положения законодательных актов БССР в той или иной степени касались порядка оформления и движения документов в организации, вопросы регулирования делопроизводства решались, в основном, на ведомственном уровне. И НКВД как раз и был одним из таких ведомств, получивший в ведение все систему органов государственного управления на местах» [130, с. 259].

В связи с чем, значимость нормотворческой деятельности для совершенствования делопроизводства обусловливалась не только необходимостью создания нормативной базы, способной обеспечить нормальное функционирование местных органов власти, но и оперативного реагирования на все изменения общественных отношений в экономической, политической и социальной сфере в исследуемый период.

В рамках НКВД субъектом нормотворчества выступал административный отдел, который в пределах своей компетенции осуществлял подготовку, разработку и принятие нормативных актов, в том числе и относящихся к осуществлению документационных процессов.

Основное содержание нормотворческой деятельности НКВД выражалось в подготовке и принятии локальных нормативных правовых актов, чаще всего представленных положениями и инструкциями. Так, среди таких локальных актов можно назвать «Положение о письмоводстве и делопроизводстве в управлениях милиции» [140, л. 417], «Инструкцию о порядке ведения делопроизводства в уездных отделах управления, волисполкомах и сельсоветах ССРБ» [147, л. 89], «Положение о формах печатей и порядке выдачи разрешений на право заказов печатей и штампов» [96, л. 28].

Согласно положению о выдаче печатей и штампов печати с гербовым изображением могли быть использованы только ЦИКом, городскими исполнительными комитетами и советами, уездными исполкомами, волисполкомами, отделами управления, СНК, народными комиссариатами и всеми милицейскими частям и учреждениями [96, л. 28].

Печати без изображения государственного герба использовали отделы и подотделы комиссариатов, уездных исполкомов, волисполковом, кооперативные организации и т. д.

Выдача разрешений на право заказов печатей и штампов производилась отделом управления НКВД и уездными отделами управления на основании подаваемых учреждениями заявлений. Заявление о предоставлении разрешения на изготовление печати либо штампа предоставлялось в двух экземплярах с макетом желаемой печати.

Разрешение на изготовление печатей с изображение государственного герба предоставлял только центральный НКВД, однако, согласно архивным материалам данное требование не всегда соблюдалось, так в Слуцком и Бобруйском уисполкомах были выявлены случаи выдачи разрешений на изготовление гербовых печатей [145, л. 25].

Разъяснение как локальных, так и общегосударственных нормативных правовых актов занимало существенное место в работе НКВД БССР, тем более, что на территории нашей страны действовали и законы РСФСР, что в свою очередь, требовало от центральных органов НКВД более точно и понятно разъяснять формировавшуюся законодательную базу. Чаще всего разъяснения выражалось в форме циркулярных писем.

Существовала даже инструкция по порядку получения циркуляров и изданию своих. Так, в соответствии с инструкцией устанавливался порядок, по которому все циркуляры, получаемые НКВД из центра, изначально поступали управляющему делами, который осуществлял специальную регистрацию, после чего направлялись в информационно-инструкторский отдел. В свою очередь данный отдел осуществлял сохранность оригинала документа, затем копия либо второй экземпляр циркуляра направлялся в тот отдел НКВД, деятельность которого была затронута в данном циркуляре.

Что же касается издаваемых НКВД циркуляров, то инструкция предписывала после издания циркуляра подписывать его в управлении делами, где циркуляр подлежал регистрации и тиражированию, а также передаче по одному экземпляру в информационно-инструкторский отдел и секретариат коллегии. И только после этого мог быть разослан по принадлежности [120, л. 127].

Необходимо отметить, что циркуляры и циркулярные письма занимали ведущее место в нормотворческой деятельности НКВД, так как они, по сути, выступали итогом оперативного реагирования руководства.

Для систематизации всех декретов, постановлений центральных и местных властей при информационно-инструкторском отделе НКВД было организовано справочное бюро, целью которого являлось предоставление самых точных справок по разным вопросам советского строительства [96, л. 29].

Работа справочного бюро была построена по своеобразному принципу «одного окна», когда бюро должно было либо предоставить сведения самостоятельно, либо дать справку, куда следует направиться тому или иному лицу для решения вопроса. Для осуществления своей деятельности и предоставления информации «по делам прошлого» [96, л. 29] в справочное бюро передавался архив информационно-инструкторского отдела.

Контроль по наблюдению за правильностью исполнения законодательных актов центральной и местной власти также лежал на НКВД и разъездных инструкторах уездных отделов управления.

Уездный инструктор имел право: знакомиться с делами и документами всех отделов уездного исполкома и, не вмешиваясь непосредственно в ход расследования, получать содействие со стороны всех лиц и учреждений; давать общее руководящее указание об организации советской власти во всех случаях, когда устанавливались факты нарушения основных положений Конституции и декретироваемых узаконений центральных органов власти; при командировках в уезд присутствовать на всех собраниях в волости и на заведывании волисполкома с правом решающего голоса, выступая от имени уездного отдела управления, в тех случаях, когда на мандате инструктора имелась подпись председателя уездисполкома инструктор имел право выступать от имени уездисполкома; организовывать и перестраивать волостные исполкомы согласовано положений и циркуляров издаваемых НКВД и уездных отделов управления и т. д. [96, л. 50].

Первой необходимостью при инспектировании было: обратить внимание на принцип построения отделов в целях определения того, не существует ли уклонения от требований центральной власти, после чего подробно ознакомиться с постановкой делопроизводства, пытаясь установить все несоответствия; выяснить, у кого хранится печать, кто ей распоряжается; обратить внимание на материально-техническое обеспечение персонала, обратить внимание на состояние школ, читаются ли лекции населению и т. д.

После чего инструктор должен был разработать рекомендации по повышению темпа исполнения разных входящих бумаг [83, л. 12], а также внести предложения по наилучшей систематизации и оперативному использованию справочной информации.

Необходимо отметить, что не всегда местными органами власти принимались выданные им рекомендации по совершенствованию своей документной работы к действию. В переписках между центральными и местными административными отделами НКВД отмечалось, что в Бобруйском уезде в подотделе ЗАГС «не стоит на должной высоте работа, так как заведывающий подотделом ЗАГС, не может и не желает даже ознакомиться с тем небольшим запасом существующего на сей предмет законодательства» [83, л. 12].

Тем не менее, НКВД старался упорядочить и привести к единому образцу делопроизводство. В 1921 г. издается Инструкции о порядке ведения делопроизводства в уездных отделах управления, волисполкомах и сельсоветах ССРБ. Согласно данной инструкции в каждом подотделе уездного отдела (административный подотдел, информационно-инструкторский, подотдел записей актов гражданского состояния, сметно-финансовый подотдел), а также в волисполкомах (волотдел управления, волземотдел, волотдел труда, волотдел народного образования, волвоенный отдел, волподотдел записей актов гражданского состояния) и сельсоветах устанавливался единый перечень заводимых в делопроизводстве книг и дел [147, л. 42].

После перечня необходимых книг, данная инструкция содержала требования регламентирующие правильность их ведения. Особое внимание предписывалось обратить на ведение настольного реестра для записи входящих и исходящих бумаг, который заменил входящую и исходящую книгу, использовавшиеся до издания Инструкции. Данный локальный акт регламентировал правильность заполнения настольного реестра для записи выдаваемых видов на жительство, посемейных списков, настольного реестра судебных дел, денежных книг, книг приказов и т. д. [147, л. 93], кроме всего перечисленного в Инструкции содержались рекомендации о ведении «алфавитов» [147, л. 94 об], использование картотеки было рекомендовано для более оперативного поиска информации в настольных реестрах.

На протяжении всей своей деятельности НКВД пытался совершенствовать и оптимизировать работу с документами. Так, НКВД издает распоряжение «Об усовершенствовании техники делопроизводства в органах НКВД», согласно которому в целях упрощения и усовершенствования техники делопроизводства и достижения удобства органами НКВД при «сношениях со всякого рода учреждениями» [140, л. 14], а также для большей ясности при регистрации исходящей и входящей корреспонденции НКВД предпринял ряд действий.

Также было определено, что текст документа должен содержать краткое и ясное изложение документа по существу без ссылок на то, что вызвало написание той или иной бумаги, поэтому каждое письмо должно было начитаться с названия учреждения, от которого оно исходит, или изложения самой сути по существу дела. Тем самым НКВД локально закрепил создание реквизита «заголовок к тексту» [140, л. 14].

Этим же распоряжением предписывалось создание еще одного реквизита – ссылка на регистрационный индекс и дату входящего документа. Так, распоряжение гласило, «если бумага отвечает на ту или иную входящую бумагу, то необходимо на чистом поле левой стороны такой, указать числителем на ваш исходящий номер, а знаменателем свой входящий номер: там же под штампом ниже проставленных номеров в виде заголовка должно быть изложено краткое содержание бумаги и этим самым достичь быстрого и правильного записывания по регистратуре бумаг, так и разыскивании их по делам, без особой затраты времени» [140, л. 14].

Еще одним совершенствованием в делопроизводстве, можно считать создание внутренней описи исходящих документов. Так, при отправлении в одном конверте нескольких документов, не связанных между собой тематически, но отправляемых в одно учреждение, следовало создать листвкладыш в двух экземплярах, информация в которых должна была содержать перечень всех исходящих номеров находящихся там бумаг. Эта же информация дублировалась и на пакет. Первый экземпляр листка-вкладыша оставался в НКВД, второй – запечатывался вместе с бумагами.

Е.В. Смолякова отмечает, что инструкция 1921 г. была не единственной подготовленной НКВД БССР. По мнению Екатерины Викторовны, появление новых регламентирующих документов было связано не только с поиском новых, усовершенствованных способов ведения делопроизводства, но и с изменениями административно-территориального деления республики и, соответственно, с введением новой системы местных органов власти и управления [130, с. 262].

По мнению автора, постоянный процесс усовершенствования делопроизводства все — таки был связан с постоянным ростом количества документов. В первой половине 20-х гг. ХХ в. НКВД представлял собой орган, занимающийся, по сути, всеми сферами внутренней жизни государства, а контроль за деятельностью органов местной власти, да и общественных организаций, коммунального хозяйства, органами, направленными на борьбу с преступностью, так или иначе влияли на количество документооборота, тем самым заставляя НКВД постоянно совершенствовать делопроизводство. Безусловно, изменение административно-территориального деления и укрепления БССР, а также введение новой системы местных органов власти и управления, повлияло на дальнейшее развитие делопроизводства в системе НКВД, но не являлось определяющим.

В декабре 1923 г. издается циркулярное письмо, в котором говорилось, что «не позже половины наступающего 1924 г., все учреждения и организации Белоруссии, должны будут перейти, к ведению всех работ, в том числе (частично – добавлено рукой) и делопроизводства на белорусском языке» [145, л. 239].

Осознавая всю значимость данного мероприятия в рамках проводимой политики, НКВД, рекомендовал: «обязать сотрудников и работников подведомственных учреждений изучать белорусский язык, а также начать постепенный подход к частичному использованию белорусского языка, при выполнении следующих работ: доклады и другие устные служебные распоряжения и разговоры; фиксирование докладов и резолюций, в протоколах; выдача мандатов на съезды, совещания и заседания; выдача пропусков; изготовление удостоверений личности и ведение мелкой повседневной канцелярской переписки, имеющей местное и белорусское значение» [145, л. 239]. Также письмо рекомендовало «принять меры к подбору и перегруппировке работников учреждений и организаций, имеющих белорусское значение» [145, л. 239].

После чего, в 1924 г. выходит еще одна инструкция по делопроизводству, в которой была предпринята попытка типизировать делопроизводство во всех секретариатах местных органов власти.

Следует отметить, что деятельность НКВД была направлена не только на регулирование деятельности общего делопроизводства, но и на контроль и информирование подаваемых подведомственными учреждениями отчетов. Так, в центральное статистическое управление БССР было направлено информационное письмо, о том, что согласно ст. 34 Положения о районных съездах Советов РИК БССР, внутренний порядок делопроизводства и отчетности райисполкомов определяется особой инструкцией НКВД, а, следовательно, все изменения в делопроизводстве райисполкомов и сельсоветов, вводимые всеми наркоматами и центральными учреждениями, должны предварительно быть согласованы с НКВД, особенно в той части, которая является неотъемлемой частью работы НКВД. В связи с чем наркомат писал: «принимая во внимание, что с 1 января 1926 г. будет изменена форма регистрационных книг, регистрации всех актов гражданского состояния, наряду с чем может измениться и составление статистических карточек НКВД рекомендовал уведомить окрисполкомы, что высланный ранее несогласованный циркуляр следует временно не выполнять, вплоть до особого распоряжения на то НКВД, которым в настоящее время пересматривается все делопроизводство райисполкомов и сельсоветов» [106, л. 219].

Деятельность НКВД по организации и совершенствованию делопроизводства также была направлена на регулирование деятельности отдельных структурных подразделений. Так, 9 марта 1923 г. было издано положение «О письмоводстве и делопроизводстве в управлениях милиции».

Данное положение устанавливало четыре основных вида служебных бумаг для осуществления переписки: рапорт, предписание, сношение и служебная записка.

Служебные записки использовались для изложения собственных соображений, объяснений, приглашений и т. д.

Положение регулировало форму изложения служебных бумаг, порядок предоставления ответов, а также исполнение и составление организационнораспорядительной документации.

Определенный интерес представляет порядок ведения секретной переписки. Так, положение о письмоводстве выделяло три вида переписки: несекретную, секретную и совершенно секретную.

К секретной переписке относились: бумаги, ведомости, документы, расчеты, графики и чертежи в которых содержались сведения о численности, расположении, укомплектованности и вооружении милиции. При этом, каждому местному отделу управления милиции предоставлялось право вводить свою номенклатуру секретных бумаг.

К совершенно секретной переписке относили государственные информационные сводки, шифры, мобилизационные планы и переписку, содержание которой должно было быть известно только ответственным работникам.

В зависимости от категории секретности в правом верхнем углу делалась пометка «секретно» либо «с.секретно».

Пакеты документов в пометкой «секретно», «с.секретно», принимались ответственным дежурным, который не вскрывая пакет, записывал информацию о нем в отдельную книгу для регистрации секретных документов, после чего под подпись передавал документ ответственному лицу либо уполномоченному лицу для дальнейшей передачи ответственному лицу.

Исполнение секретной переписки предполагало строгое тиражирование необходимых копий, при котором каждый экземпляр подписывался отдельно, и на каждом документе указывалось порядковое число копии документа.

Все секретные документы подшивались в дела и передавались в архив после того, как закончится делопроизводственный год. После чего приказом по управлению назначалась комиссия, которая проверяла правильность соблюдения установленных требований для передачи дел на архивное хранение с определением сроков хранения документов.

Необходимо отметить, что положение о письмоводстве и делопроизводстве содержало требования к описи дела, срокам хранения, правильности оформления документов, передаваемых на архивное хранение, устанавливались требования к экспертизе ценности документов, правильности оформления обложек дел, требования к помещению архива и т. д. [140, л. 417–420 об].

Положение о письмоводстве 1923 г. регулировало не только ограниченного пользования документацию, но и общее делопроизводство. Тем самым устанавливая сроки исполнения и прохождения документа, требования к содержательной части, а также выстраивалась иерархия документов.

В 1926 г. была издана инструкция «О порядке делопроизводства и отчетности районных исполнительных комитетов», которая продолжала действовать вплоть до ликвидации НКВД в 1930 г. Необходимо отметить, что инструкция 1926 г. во многом соответствовала «Положению о письмоводстве и делопроизводстве в управлениях милиции». Безусловно, инструкция содержала и свои особенности ввиду отличной деятельности органов милиции от местных органов власти.

Стремление организовать работу по возложенным на НКВД задачам, заставило исследуемый орган разработать и установить единые или весьма похожие правила работы с документами во всех подведомственных ему учреждениях.

Деятельность НКВД в исследуемый период была направлена на формирование основных правил и принципов по накапливанию, хранению и поддержанию в рабочем состоянии информационных массивов, отражающих принятые управленческие решения. Процесс совершенствования и разработки основных положений документирования сыграл роль ускорителя, усиливающего значение и роль делопроизводства, так как документирование и документационное обеспечение управления стало неотъемлемой и главной частью в деятельности исследуемого органа, без которого невозможно было осуществить эффективное функционирование ведомством.

В исследуемый период органы НКВД сыграли исключительную роль в регулировании вопросов учета граждан, устанавливая и изготавливая формы регистрационных книг и бланков для рассылки их уездам и волостям, издавая инструкции, подробно описывая правила и порядок получения метрических свидетельств, постоянно осуществляя статистический учет рождаемости, смерти, заключенных браков и разводов.

Разрабатывая четкий процесс организации деятельности по персональному учету населения, процедуры выхода и приема в гражданство БССР, НКВД имел цель не только стандартизировать на общесоюзном уровне удостоверения личности граждан, но и упростить учет населения и его миграционных потоков в рамках советского государства.

В 1920-е гг. была создана система взаимоотношений государства и общественных организаций, построенная на подчинении идеологии советской власти. Эта система диктовала цели, задачи, формы, методы и характер деятельности общественных организаций. Правовая зависимость обществ определялась исключительно разрешительным порядком создания и деятельности. Непременным условием возникновения и деятельности общественных организаций была обязанность быть лояльно настроенными к советской власти. В силу этого существовавшие в БССР организации стали частью советской политической системы и играли роль вспомогательного механизма реализации идеологических мероприятий государства. Религиозные общества, идеология которых не соответствовала политики советской власти, подверглись гонениям. В связи с чем, НКВД внимательно изучал уставы обществ, в которых определялись цели, пути, способы и средства их деятельности. Результаты рассмотрения вопроса о регистрации обществ оформлялись соответствующим решением отдела административного надзора НКВД, но фактически именно от идеологии советского правительства зависело решение каждого конкретного вопроса о регистрации.

В исследуемый период НКВД БССР осуществлял непосредственное руководство практическим строительством советской власти на местах, а также на него были возложены задачи по урегулированию вопросов советского строительства, получению информации о состоянии и работе советских органов на местном уровне, разъяснению местным Советам основных положений законодательства и проведению их в жизнь: коммунального хозяйства, информации и отчетности.

Таким образом, можно утверждать, что административная деятельности НКВД заключалась не только в управлении и формировании местных органов власти, а также в косвенном управлении частными и религиозными обществами, миграционными потоками населения, документировании и учете граждан, учете иностранных подданных, нормотворчестве и выполнении административных задач совместно с другими наркоматами республики, но и в исключительной деятельности НКВД, направленной на становление и развитие делопроизводства и архивного дела на территории нашей страны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Источниковую базу исследования составляют как опубликованные, так и неопубликованные документы. Опубликованный массив документов не отражает в достаточной мере всю проблематику вопроса, что, в свою очередь, требует обращения к материалам архивных учреждений. Однако в совокупности с архивными материалами, источниковую базу исследования, можно считать полной, позволяющей всесторонне и объективно исследовать деятельность органов НКВД по выполнению возложенных на них административных задач.

Историография проблемы деятельности органов внутренних дел, а также выполняемая ими административная функция, достаточно четко разделяется на два этапа. Первый, хронологически более длительный, охватывает литературу, вышедшую в период с 1920-х гг. и до 1991 г. Характеризуется влиянием советской идеологии и, как следствие, ограничен количеством исследований по определенным вопросам. Второй – с 1991 г. до настоящего времени отличается от первого отсутствием идеологического влияния на науку, а также поиском новых методологических подходов, расширением исследовательской проблематики истории НКВД. Несмотря на большое количество исследований, посвященных истории создания, деятельности и развития органов НКВД, работ, по исследованию административной деятельности органов НКВД на территории Беларуси, практически нет, зачастую административная функция, как отдельное направление деятельности НКВД, не рассматривается. Преобладающее количество опубликованных работ посвящено истории создания, деятельности и функциям советской милиции, как одному из основных направлений деятельности исследуемого органа.

В исследуемый период НКВД БССР прошел сложный процесс реорганизации как центрального, так и местного аппарата, который проходил в зависимости от требований политический, экономический и социальных направлений деятельности советской власти. В связи с чем можно выделись несколько этапов в истории органов НКВД.

Первый этап с 1920 по 1924 гг. связан со становлением и наделением органов НКВД обширными полномочиями. Изменения в организационной структуре НКВД в тот период были связаны с необходимостью укрепления советской власти на территории БССР, а также контролем над социальными, политическими и экономическими процессами, происходящими в Беларуси.

Для следующего этапа, с 1924 по 1927 гг., характерно сокращение полномочий НКВД, что, в свою очередь, нашло отражение в его организационной структуре. Укрепление БССР 1924 г. потребовало пересмотра и перестройки центрального государственного аппарата и придания центральному аппарату НКВД наибольшей гибкости и упрощения, что в итоге привело к частичной ликвидации или объединению управлений и отделов НКВД БССР, в результате понизив статус НКВД.

С последним этапом в истории НКВД 20-х гг. ХХ в. начался процесс индустриализации, потребовавший централизации всего государственного аппарата. В итоге было пересмотрено положение о НКВД БССР, его структуре и штатах. За НКВД остались лишь функции общего планирования, инструктирования и надзора за городским и сельским благоустройством. Значительное количество функций было передано местным органам власти и выведено из полномочий НКВД. Одновременно с изменениями прав и обязанностей было изменено и организационное построение НКВД. После непродолжительной деятельности в 1930 г. НКВД был ликвидирован.

Если говорить о роли и занимаемом месте НКВД в системе государственных органов, необходимо иметь в виду, что значение различных государственных структур, в том числе и исследуемого ведомства, определялись в зависимости от приоритетов конкретных социальных и политических задач.

Роль органов НКВД в создании и обеспечении системы общего управления через Советы, создание местных органов власти, укрепление советской власти была обусловлена необходимостью централизующего начала этой деятельности, так как это давало возможность объективно оценить ситуацию в стране и тем самым принимать более выгодные решения. Однако необходимо отметить, что ведущая роль в области становления и укрепления советской власти принадлежала все же ЦИК и СНК, которые могли направлять деятельность НКВД и его органов на местах в необходимом партии направлении.

В исследуемый период НКВД БССР осуществлял непосредственное руководство практическим строительством советской власти на местах, а также на него были возложены задачи по урегулированию вопросов советского строительства, получении информации о состоянии и работе советских органов на местах, разъяснении местным Советам основных положений законодательства и проведением их в жизнь: коммунального хозяйства, информации и отчетности.

Стремление организовать работу по возложенным на НКВД задачам, заставило исследуемый орган разработать и установить единые или весьма похожие правила работы с документами во всех подведомственных ему учреждениях. В связи с чем, деятельность НКВД была направлена на формирование основных правил и принципов по накапливанию, хранению и поддержанию в рабочем состоянии информационных массивов, отражающих принятые управленческие решения. Процесс совершенствования и разработки основных положений документирования сыграл роль ускорителя, усиливающего значение и роль делопроизводства, так как документирование и документационное обеспечение управления стало неотъемлемой и главной частью в деятельности исследуемого органа, без которого невозможно было осуществить эффективное функционирование ведомством.

Органы НКВД сыграли ключевую роль в регулировании вопросов учета граждан, устанавливая и изготавливая формы регистрационных книг и бланков для рассылки их уездам и волостям, издавая инструкции, подробно описывая правила и порядок получения метрических свидетельств, постоянно осуществляя статистический учет рождаемости, смерти, заключенных браков и разводов.

В 1920-е гг. была создана система взаимоотношений государства и общественных организаций, построенная на подчинении идеологии советской власти. Эта система диктовала цели, задачи, формы, методы и характер деятельности общественных организаций. Правовая зависимость обществ определялась исключительно разрешительным порядком создания и деятельности. Непременным условием возникновения и деятельности общественных организаций была обязанность быть лояльно настроенными к советской власти. В силу этого существовавшие в БССР организации стали частью советской политической системы и играли роль вспомогательного механизма реализации идеологических мероприятий государства. Религиозные общества, идеология которых не соответствовала политики советской власти, подверглись гонениям. В связи с чем, НКВД внимательно изучал уставы обществ, в которых определялись цели, пути, способы и средства их деятельности. Результаты рассмотрения вопроса о регистрации обществ оформлялись соответствующим решением отдела административного надзора НКВД. Но фактически именно от идеологии советского правительства зависело решение каждого конкретного вопроса о регистрации.

В исследуемый период НКВД БССР осуществлял непосредственное руководство практическим строительством советской власти на местах, а также на него были возложены задачи по урегулированию вопросов советского строительства, получении информации о состоянии и работе советских органов на местном уровне, разъяснении местным Советам основных положений законодательства и проведение их в жизнь: коммунального хозяйства, информации и отчетности.

Таким образом, административная деятельность НКВД заключалась: в управлении и формировании местных органов власти, косвенном руководстве частными и религиозными обществами, документировании граждан, учете иностранных подданных и миграционных потоков населения, нормотворчестве, выполнении административных задач совместно с другими наркоматами Беларуси. Исключительная деятельность НКВД, направленная на становление и развитие делопроизводства и архивного дела, способствовала более эффективной реализации управленческих функций и организации работы с документами при осуществлении возложенных на НКВД задач.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/istoriya-belorusskoy-militsii/

ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/istoriya-belorusskoy-militsii/

1. Абрамова, И.А. Витебская губернская милиция, 1917–1924 / И.А. Абрамова; под общ. ред. Л.К. Фармагея. – [Б. м. : б. и., 2008?]. – 155 c.

2. Адамушка, У.І. Палітычныя рэпрэсіі 20–50-х гадоў на Беларусі / У.І. Адамушка . – Минск: Беларусь, 1994 . – 158 с.

3. Адамушко, В.И., Кладухин, Ю.А. Сборник нормативных документов по восстановлению прав граждан, пострадавших в ходе политических репрессий 20 – 80 годов / Главное архивное управление при Совете Министров Республики Беларусь, Научно-информационный отдел по делам репрессированных граждан; [составители: В.И. Адамушко, Ю.А. Кладухин]. – Минск: [б. и.], 1991. – 55 с.

4. Административно-организационное управление. 1922–1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 165.

5. Акты об уничтожении вышедших из употребления штампов и печатей, образцы штампов и печатей. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 200.

6. Асев, Деятельность Административно-организационного управления за январь-февраль м-цы 1923 г. // Власть Советов. – 1923. – № 3. – С. 23–28.

7. Асев, О результатах обследования органов милиции и уголовного розыска НК РКИ СССР // Адм. вестн. – 1928. – № 7. – С. 1–5.

8. Басецкий, И.И. Милиция первых лет советской власти / И.И. Басецкий // Вышли мы все из народа: к 100-летию белорусской милиции / И.И. Басецкий. – Минск, 2016. – C. 9–10.

9. Белобородое, А. Нужен ли «организационный» Наркомат // Власть Советов. – 1923. – № 12. – С. 27–32.

10. Болдырев, М. Революционная законность в области управления и администрирования //Административный вестник. – 1925. – № 5. – С. 12–18.

11. Бородина, Э. Административный кодекс (по проекту НКВД) / Э. Бородина // Адм. вестн. – 1925. – № 12. – С. 13–20.

12. Вениосов, А.В. Премирование как один из способов повышения эффективности служебной деятельности милиции в 1920-е гг. / А.В. Вениосов // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., Минск, 27 февр. 2007 г. / Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь; редкол.: К.И. Барвинок (отв. ред.), А.Ф. Вишневский, В.А. Кучинский. – Минск, 2007. – С. 170–173.

13. Веремеев, С.Ф. Милиция г. Гомеля в 1917–1926 годах / С.Ф. Веремеев // Беларусь і суседзі: шляхі фарміравання дзяржаўнасці, міжнацыянальныя і міждзяржаўныя адносіны : зб. навук. арт. / Гомел. дзярж. ун-т. – Гомель, 2015. – Вып. 4. – С. 79–83.

14. Вишневский, А.А. Деятельность милиции Беларуси по охране общественного порядка и борьбе с преступностью в 20-е – начале 30-х гг. XX в. / А.А. Вишневский // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., Минск, 27 февр. 2007 г. / Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь; редкол.: К.И. Барвинок (отв. ред.), А.Ф. Вишневский, В.А. Кучинский. – Минск, 2007. – С. 39–44.

15. Вишневский, А. Ф. Органы внутренних дел советского государства в годы нэпа (1921–1930 гг.) / А.Ф. Вишневский // История органов внутренних дел Беларуси : курс лекций / А.Ф. Вишневский [и др.] ; Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь; под ред. А.Ф. Вишневского. – Минск, 2010. – Лекция 3. – С. 46–74.

16. Вишневский, А.Ф. Совершенствование структуры органов охраны общественного порядка / А.Ф. Вишневский // Организация и деятельность милиции Беларуси, 1917–1940 гг.: историко-правовые аспекты / А. Ф. Вишневский. – Минск, 2000. – С. 67–86.

17. Вішнеўскі, А. Ф., Юхо, Я.А. Гісторыя дзяржавы і права Беларусі ў дакументах і матэрыялах: Са старажыт. часоў да нашых дзён: Вучэб. дапам. / Пад агул. рэд. А.Ф.Вішнеўскага; Акад. МУС. – Мн.: Акад. МУС РБ, 1998. – 310 с.

18. Власов, В. Организационное построение местных административных органов / В. Власов // Адм. вестн. – 1929. – № 6/7. – С. 15–23.

19. Выписки из протоколов заседаний бюро и секретариатов ЦК КП(б)Б (для СНК БССР).

1924–1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 61а.

20. Гавзе, Ф.К. К вопросу о нашей карательной политике//Еженедельник советской юстиции. – 1922. – №31-32. – С. 16–19.

21. Гваева, И.В. Делопроизводство : справочник / И.В. Гваева, С.В. Собалевский. – Минск : Тетралит, 2014. – 224 с.

22. Гидулянов, П.В. Церковь и государство по Законодательству РСФСР : Cборник узаконений и распоряжений с разъяснениями V отдела НКЮ / П. В. Гидулянов; под ред. П. А. Красикова. — М. : [Тип. ГПУ], 1923. – 100 c.

23. Гимпельсон, Е.Г. Формирование советской политической системы: 1917–1923 гг. М., 1995.

24. Государство и церковь : Сборник узаконений, постановлений и распоряжений НКЮ и НКВД по отделению церкви от государства. Необходимое пособие для адмработников города и деревни, УИК’ов, ВИК’ов, сельсоветов и коллективов верующих / Сост.: В. С. Ломовцев, А. И. Бунтиков и П. Н. Синицын. – Саратов : Адм. отд. Саргубисполкома, 1925. – 138 с.

25. Декреты, постановления и протоколы заседаний СНК БССР. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 96.

26. Дианова, Т.Б. Деятельность органов ГПУ – НКВД на Витебщине в 20–30-е гг. / Т. Б. Дианова // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., Минск, 27 февр. 2007 г. / Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь ; редкол.: К. И. Барвинок (отв. ред.), А. Ф. Вишневский, В. А. Кучинский. – Минск, 2007. – С. 62–66.

27. Доклад о работе финотдела НКВД БССР за 1922 год и переписка его с Наркомфином БССР по финансовым вопросам. 1922–1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 115.

28. Доклады о деятельности наркоматов БССР за первое полугодие 1922 г. и материалы к ним. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 104.

29. Доклады центральных учреждений БССР об их работе. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 39.

30. Дугун, А.Н. НКВД: страницы истории (1917-1954 гг.) // Государственные учреждения и общественные организации СССР: проблемы, факты, исследования / Под ред. Т.П. Коржихиной. М., 1991.

31. Егоров, В. К вопросам реорганизации аппарата / В. Егоров // Адм. вестн. – 1927. – № 4. – С. 1–5.

32. Жмуровский, А. С. Изменение структуры милиции, форм и методов ее работы / А. С. Жмуровский // Краткий курс истории органов внутренних дел Беларуси : справочник / А. С. Жмуровский. – Минск, 2014. – С. 33–35.

33. Заявка учреждений о выдаче разрешений на изготовление печатей и штампов с приложением образцов печатей и штампов. Том 1. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 203.

34. Заявки учреждений о разрешении изготовления печатей и штампов с приложением их образцов. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 15.

35. Збор законаў і распараджэнняў Рабоча-Сялянскага Ўрада Беларускай Савецкай Сацыялістычнай Рэспублікі Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – Менск : Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

36. Инструкция по вопросам, связанным с проведением декрета об отделении церкви от государства: постановление Наркомюста РСФСР, НКВД РСФСР от 19.06.1923 // Собрание законов и распоряжений РабочеКрестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – Менск: Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

37. Инструкция ЦИК БССР о выборах в сельские советы, положение о районных ревкомах нейтральной зоны, декрет СНК и НКВД РСФСР о реквизиции и конфискации имущества (проекты).

1920 – 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 19.

38. История Советского государства и права : В 3-х кн. / [АН СССР. Ин-т государства и права]; Отв. ред. А. П. Косицын. – [М. : Наука, 1968].

39. Калинин, М.И. Новая политика административных органов // Власть Советов. – 1922. – № 3. – С. 17–23.

40. Канстытуцыя (Асноўны закон) Беларускае Сацыялістычнае Савецкае Рэспублікі. – Менск: Выданьне Цэнтральнага Выканаўчага Камітэту Б. С. С. Р. −1927.

41. Киселев, Назревшие вопросы в работе милиции // Административный вестник. – 1928. – №5. – С. 8–12.

42. Киселева, Н.В. Формирование механизма административного управления общественными организациями в 1920-х годах // Наука и образование: Хозяйство и экономика. 2016. – № 9. – С 77–82.

43. Клокотин, В. Практические мероприятия по упрощению и улучшению административной работы / В. Клокотин // Адм. вестн. – 1927. – № 7. – С. 5–7.

44. Книга расходов СНК БССР за 1926/26 год. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 257.

45. Колесников, А.Н. К вопросу о рациональном построении административных органов в уезде. // Административный вестник. – 1925. – № 2 – С. 6–9.

46. Колодкин, Л.М. Особенности работы с кадрами в системе Министерства внутренних дел СССР : Учеб. пособие / М-во внутр. дел СССР, Киев. высш. школа им. Ф.Э. Дзержинского. – Киев, 1983. – 102 с.

47. Конституция (Основной закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. – Москва, 1918. – 32 с.

48. Коржихина, Т.П. История государственных учреждений СССР : Материалы к источниковедению и историографии (1917-1990 гг.) / Рос.гос.гуманит.ун-т. – М., 1992. – 235 с.

49. Коржихина, Т.П. Советское государство и его учреждения: нояб. 1917 г. – дек. 1991 г. : Учеб. для вузов по спец. «История» / Рос. гос. гуманит. ун-т. – М. : РГГУ, 1995. – 418 с.

50. Косищын, А.П. История Советского государства и права Кн. 2: Советское государство и право в период строительства социализма. (19211935 гг.) / Ред. коллегия: Е.А. Скрипилев (отв. ред.) [и др.], 1968. — 622 с. с илл.; 1 л. портр.

51. Кроль, Е.М. Милиция Белорусской ССР : [по состоянию на 01.01.1925 г.] / Е.М. Кроль // Адм. вестн. – 1925. – № 4. – С. 65–67.

52. Круталевич, В.А. На путях национального самоопределения : БНР ― БССР ― РБ / В. А. Круталевич; [под редакцией В. Г. Гавриленко]; Академия наук Беларуси, Институт философии и права. – Минск : Право и экономика, 1995. – 138, [1] с.

53. Крэйнін, І., Власаў, В., Потэс, В., Сташэўскі, А. Кароткі нарыс гісторыі міліцыі Беларусі, 1917–1927 / склад.: І. Крэйнін, В. Власаў, В. Потэс ; пад агул. рэд. А. Сташэўскага. – Менск : [Галоўлітбел.], 1927. – 227 c.

54. Курак, А. І. Кіраўніцтва органамі ўнутраных спраў з боку мясцовых Саветаў і выканаўчых камітэтаў: гісторыя і сучаснасць / А. І. Курак // Вес. Беларус. дзярж. пед. ун-та. – 2000. – № 2. – С. 106–112.

55. Курак, А. І. Станаўленне і развіццё сістэмы кіравання органамі ўнутраных спраў Беларусі (1917–1940) / А. І. Курак // Беларус. гіст. часоп. – 2001. – № 1. – С. 35–40.

56. Курицын, В.М. Переход к НЭПу и революционная законность. М., 1972.

57. Курицын, В.М. Становление социалистической законности. М., 1983.

58. Кур’яновіч, Ю.У. Беларусізацыя міліцыі ў 1920-х гг.: праграмы, справаздачы, вынікі / Ю. У. Кур’яновіч // Труд. Профсоюзы. Общество. – 2012. – № 3. – С. 111–115.

59. Кур’яновіч, Ю.У. Гісторыя міліцыі Беларусі ў 1917–1939 гг.: гістарыяграфія, крыніцы / Ю.У. Кур’яновіч // Вес. БДПУ. Сер. 2, Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія. – 2011. – № 4. – С. 55–59.

60. Кур’яновіч, Ю.У. Міліцыя Беларусі ў 1917–1939 гг.: арганізацыйнае развіццё, дзейнасць па ахове грамадскага парадку і барацьбе са злачыннасцю / Ю. У. Кур’яновіч // Вестн. МГИРО. – 2013. – № 2. – С. 46–52.

61. Кур’яновіч, Ю.У. Фарміраванне арганізацыйнай структуры органаў міліцыі і крымінальнага вышуку Беларусі ў 1920–1924 гг. / Ю.У. Кур’яновіч // Вес. БДПУ. Сер. 2, Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія. – 2013. – № 2. – С. 14–20.

62. Леонов, C.B. Рождение советской империи: государство и идеология. 1917 — 1922гг. М., 1997.

63. Лепешкин, А.И. Материал к лекции на тему «Местные органы государственной власти в СССР» / Всесоюз. о-во по распространению полит. и науч. знаний. — Москва, 1953. – 27 л.

64. Лепешкин, А.И. Местные органы власти Советского государства (1921-1936 гг.) . — М. : Госюриздат, 1959. – 411 с.

65. Лепешкин, А.И. Фазы развития и функции Советского государства. — М. : Знание, 1958. — 40 с. — (Серия 2 / Всесоюз. о-во по распространению полит. и науч. знаний ; № 15).

66. Макеев, И.К. Об улучшении условий работы административного аппарата // Административный вестник. – 1925. – № 12 – С. 51 – 57.

67. Мартинович, И. И. Правоохранительные органы БССР / И.И.Мартинович. — Мн. : Беларусь, 1986. – 110, [2] с.

68. Мартинович, И.И. История суда в Белорусской ССР (1917-1960 гг.) / И.И.Мартинович; Науч. ред. И.С.Тишкевич. – Мн. : Изд-во М-ва высш., сред. спец. и проф. образования БССР, 1961. – 172, [2] с.

69. Материалы о перевыборах в местные советы БССР (бюллетень центральной избирательной комиссии ЦИК БССР, стенографический отчет и другие документы).

1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 557.

70. Материалы о пересмотре законов БССР в связи с изданием сборника действующих законов за 1921 – 1925 годы (приложения к постановлениям ЦИЕ БССР, статистические таблицы об издании законов и др).

1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 568.

71. Материалы о реорганизации и упрощении советского аппарата и расширении прав местных органов власти (постановления ЦИК и СНК БССР, циркуляры НК РКИ СССР, выписки из протоколов заседаний СНК БССР и БССР, доклад НК РКИ БССР. 1928–1929. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 662.

72. Материалы по реорганизации аппарата НКВД БССР (приемносдаточные акты, описи дел и другие документы).

1928. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 687.

73. Махин, И.Н. Исторические этапы становления и развития милицейских частей внутренних войск МВД Республики Беларусь / И.Н. Махин // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., Минск, 27 февр. 2007 г. / Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь; редкол.: К. И. Барвинок (отв. ред.), А.Ф. Вишневский, В.А. Кучинский. – Минск, 2007. – С. 104–108.

74. Мулукаев, Р.С. Советская милиция: этапы развития / Под ред. А. П. Косицына. – М., 1985. – 149 с.

75. Николаевский, Н.А. К десятилетию организации и деятельности уголовного розыска // Административный вестник. – 1927. – № 10-11 – С. 8–17.

76. Никулин, В.В. Общественные организации в советской политической системе: идеологические и организационно – правовые аспекты (1920-е годы) // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Юриспруденция. 2010. – № 3. – С. 20–25.

77. О введении в действие на присоединенной к БССР территории бывших Гомельского и Речицкого уездов «Положения о дисциплинарных судах БССР» : постановление ЦИК и СНК БССР, 15 сент. 1927 г. // Собр. законов и распоряжений Рабоче-крестьян. правительства Белорус. Совет. Социалист. Респ. – 1927. – № 36, отд. 1. – Ст. 189.

78. О наблюдении за взысканием штрафов, налагаемых в судебном порядке, а также за взыскание судебных расходов и за исполнением решений, постановлений, постановленных в пользу учреждений, содержащихся за счет государственных средств : постановление СНК БССР, 5 марта 1926 г. // Собр. законов и распоряжений Рабоче-крестьян. правительства Белорус. Совет. Социалист. Респ. – 1926. – № 14, отд. 1. – Ст. 55.

79. О порядке созыва съездов и всероссийских совещаний различных союзов и объединений и о регистрации этих организаций : декрет от 12 июня 1922 года // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – Менск: Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

80. О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли, и порядке надзора за ними : декрет от 3 августа 1922 года // Собрание законов и распоряжений РабочеКрестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. — Менск : Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

81. О Советах губернских уездных и заштатаных городков и поселков городского типа : положение ВЦИК // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – Менск : Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

82. Об упрощении аппарата губисполкомов : постановление ЦИК и СНК от 17 апреля 1925 г. № 26. // Собрание законов и распоряжений РабочеКрестьянского Правительства Белорусской Советской Социалистической Республики. – Менск : Кіраўніцтва спраў СНК БССР, 1925–1938.

83. Отчеты и сведения о работе Административного отдела НКВД БССР за 1921 год. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 51.

84. Пашкеев, М.А. Роль М.В. Фрунзе в становлении милиции в Беларуси / М. А. Пашкеев, С. А. Семенова // Милиции Беларуси 90 лет: история и современность : материалы науч.-практ. конф., Минск, 27 февр. 2007 г. / Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь ; редкол.: К. И. Барвинок (отв. ред.), А. Ф. Вишневский, В. А. Кучинский. – Минск, 2007. – С. 120–124.

85. Пектар, И. Историческая справка, необходимая для создания истории рабоче-крестьянской милиции // Рабоче-крестьянская милиция. – 1924. – № 6 – С. 33-42.

86. Переписка с Наркомфином БССР о состоянии безработицы в БССР, финансировании потребительской и с/х кооперации, исполнении государственного бюджета и реконструкции Минской электростанции. 1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 217.

87. Переписка с НКВД БССР о реорганизации административноорганизационного аппарата окрисполкомов, переподготовке начальников районных милиций и дорожном строительстве. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 382.

88. Переписка с окружными и уездными милициями о реорганизации органов милиции в связи с изменением административно-территориального деления БССР. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 448.

89. Переписка с Управлением милиции и уголовного розыска НКВД БССР и окружными прокурорами о рассмотрении исков учреждений; жалоб и заявлений граждан. 1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 750. – Оп. 1. – Д. 269.

90. Переписка с Управлением милиции и уголовного розыска НКВД БССР, окружными прокурорами о разъяснении правовых вопросов, надзора за ведением дел. 1924–1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 750. – Оп. 1. – Д. 180.

91. Переписка с центральным отделом записей актов гражданского состояния (Центрозагс) НКВД БССР об изменении фамилий граждан. 1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 750. – Оп. 1. – Д. 23.

92. Планы и отчеты о работе управлений НКВД БССР. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 553.

93. Плытник, Е.Г. Профессиональная подготовка сотрудников Витебской губернской милиции в 1920-е гг. / Е.Г. Плытник // Адукацыя на Віцебшчыне: гісторыя і сучаснасць : матэрыялы рэсп. навук.-практ. канф., Віцебск, 30–31 сак. 2010 г. / Віцеб. дзярж. ун-т ; рэдкал.: В. У. Акуневіч (адк. рэд.) [і інш.]. – Віцебск, 2010. – С. 137–140.

94. Положение НКВД БССР о Главном управлении милиции, приказы Главного управления милиции и протоколы заседаний НК РКИ БССР. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 42.

95. Положения о Советах : положение ВЦИК от 5 марта 1922 г. за № 10// Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства Белорусской Социалистической Советской Республики. — Минск : Отдел законодательных предположений НКЮБ, 1922–1924.

96. Положения, циркуляры и инструкции ВЦИК, ЦИК и НКВД БССР. 1920 – 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 17.

97. Понуждаев, Д.Н. Милиция Беларуси в борьбе с проституцией в период новой экономической политики [Электронный ресурс] / Д. Н. Понуждаев // Вестн. Воронеж. ин-та МВД России. – 2013. – № 3. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/militia-of-belarus-in-the-fight-againstprostitution-during-the-new-economic-policy. – Дата доступа: 08.08.2016.

98. Понуждаев, Д.Н. Национальный и социально-классовый состав милиции Беларуси в 1920–1930-е годы / Д. Н. Понуждаев // Беларусь і суседзі: шляхі фарміравання дзяржаўнасці, міжнацыянальныя і міждзяржаўныя адносіны : зб. навук. арт. / Гомел. дзярж ун-т. – Гомель, 2015. – Вып. 4. – С. 83–88.

99. Понуждаев, Д.Н. Создание и деятельность политических бюро при уездных рабоче-крестьянских милициях (первая половина 1919 года – начало 1922 года) / Д.Н. Понуждаев // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук : сб. науч. ст. Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 100-летию МГУ им. А.А. Кулешова, 18–19 апр. 2013 г. / Могилев. гос. ун-т ; ред. совет: В.В. Борисенко [и др.]. – Могилев, 2013. – С. 126–129.

100. Постановления и протоколы заседаний ЦИК, ЭКОСО и НКВД БССР по административным, правовым и другим вопросам. 1922– 923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 158.

101. Постановления ЦИК и СНК БССР и протоколы заседаний комиссии законодательных проектов при СНК БССР (копии).

1927–1928. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 666.

102. Постановления, положения, циркуляры и протоколы заседаний СНК, НКВД и Белдортранса БССР. 1928–1929. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 686.

103. Постановления, приказы и протоколы заседаний ЦИК БССР и УССР и Наркомата по военным делам. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 156.

104. Постановления, протоколы и выписки из протоколов заседаний ЦИК и СНК БССР и материалы к ним. Том 1. 1922–1928. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 730.

105. Постановления, циркуляры и протоколы заседаний центральных учреждений БССР, положения и уставы обществ и товариществ (проекты) присылаемые в НКВД БССР для обсуждения. Том 1. 1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 205.

106. Постановления, циркуляры и протоколы заседаний центральных учреждений БССР, положения и уставы обществ и товариществ (проекты) присылаемые в НКВД БССР для обсуждения. Том 2. 1925. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 206.

107. Приказ начальника милиции Гомельской губернии об изменениях объема работы милиции в связи с изменениями административнотерриториального деления. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 544.

108. Приказы НКВД БССР. 1929. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 705.

109. Приходно-расходная смета НКВД БССР на январь – март 1923 года. 1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 125.

110. Протокол № 14 заседания СНК БССР от 21 мая 1924 года и приложения к нему. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 24.

111. Протокол № 15 заседания СНК БССР от 24 мая 1924 года и приложения к нему. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 25.

112. Протокол № 4 заседания СНК БССР от 2-6 января 1924 года и приложения к нему. 1923 – 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 7. – Оп. 1. – Д. 13.

113. Протокол заседания ликвидационной комиссии при управлении местами заключения. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 750. – Оп. 1. – Д. 291.

114. Протоколы заседаний коллегии НКВД БССР, переписка с СНК, НКВД БССР и другими об образовании при Главном управлении милиции БСР комиссии по разработке новых штатов по уездам, работе уездной милиции и другим вопросам, списки сотрудников Главмилиции. 1920 – 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 14.

115. Протоколы заседаний Ликвидационной комиссии по спорным вопросам, возникшим при ликвидации органов. Особое мнение членов этой комиссии о ликвидации округов. 1927. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 18. – Оп. 1. – Д. 389.

116. Протоколы заседаний начальников управлений НКВД БССР. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 552.

117. Протоколы заседаний президиума ЦИК БССР. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 90.

118. Протоколы заседаний центральной комиссии по отделении церкви от государства 1922 – 1927 // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 750. – Оп. 1. – Д. 567.

119. Протоколы и выписки из протоколов заседаний ЦИК и СНК БССР и материалы к ним. 1929 – 1930. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 692.

120. Протоколы и выписки из протоколов заседаний ЦИК, СНК и коллегии НКВД БСРР. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 30.

121. Протько, Т.С. Становление советской тоталитарной системы в Беларуси 1917–1941 / Т.С. Протько. – Минск: Тесей, 2002. – 688 с.

122. Регистрационные карточки граждан и разрешения НКВД БССР на право заниматься торговлей или занятие ремеслом за февраль 1922 года. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 176.

123. Рэабілітацыя: Зборнік дакументаў і нарматыўных актаў па рэабілітацыі ахвяраў палітычных рэпрэсіяў 1920 – 1980-х гадоў у Беларусі / А. Дзярновіч. – Мн.: Athenaeum, 2001. – 178 с.

124. Саракавік, І. А. Арганізацыя і дзейнасць органаў унутраных спраў ва умовах шматукладнасці эканомікі (1921–1928 гг.) / І. А. Саракавік // Гісторыя органаў унутраных спраў Беларусі : хранал. давед. / І. А. Саракавік. – Минск, 2003. – Разд. 2. – С. 20–34.

125. Сведения о работе райисполкомов БССР за 1926 – 1927 годы. 1922 – 1927. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 864.

126. Сведения о штатах НКВД БССР за 1922 – 1924 годы. 1922 – 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 201.

127. Смолякова, Е.В. Вопросы совершенствования делопроизводства в деятельности высших органов власти БССР в 1920-е гг. // Працы гістарычнага факультэта БДУ: навук. зб. Вып.5 / рэдкал.: У.К. Коршук (адк.рэд) [і інш.]. – Мінск: БДУ, 2010. – С.315–323.

128. Смолякова, Е.В. Белорусизация госаппарата БССР как одно из основных направлений национальной политики в 1920-е гг. / Е. Смолякова // Актуальныя праблемы станаўлення і развіцця беларускай дзяржаўнасці: да 90годдзя ўтварэння БССР: матэрыялы Рэспубл. Навук.-тэарэтычн. конф., Мiнск, 27 лют. 2009 г. – Мiнск, 2009. – С. 14–19.

129. Смолякова, Е.В. Законодательное оформление документационного обеспечения управления в БССР в 1920-1930 гг. / Е. Смолякова // Архивы и делопроизводство. – 2004. – №3. – C. 84–88.

130. Смолякова, Е.В. Деятельность НКВД БССР по совершенствованию делопроизводства в системе местных органов власти в 1920-е гг. // Историческое наследие Беларуси: выявление, сохранение и изучение: материалы Международной научной конференции, посвященной 90-летию Государственной архивной службы Республики Беларусь; 85-летию Национального архива Республики Беларусь; 20-летию кафедры источниковедения БГУ, Минск, 17-18 мая 2012 г.: в 2 ч./ Беларус. гос. ун-т [и др.];редкол.: В.И. Адамушко [и др.]–Минск, БелНИИДАД, 2013.

131. Смолякова, Е.В. Документационное обеспечение управления в БССР в 1920-30-е гг. (аспекты законодательства) / Е.В. Смолякова //Працы гістарычнага факультэта БДУ: навуковы зборнік. Выпуск 3. Бел. дзярж. ун-т. – Мінск, 2008. – С. 133–138.

132. Соколов, И.В., Дементьев, Н.В., Яковлев, Н.И. Сборник законодательных документов по вопросам организации и деятельности Советской милиции (1917-1934 гг.).

М. 1957.

133. Списки, анкеты членов уисполкомов и волисполкомов Борисовского уезда. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 66.

134. Сумко, Е.В.Основные направления деятельности Полоцкой уездной милиции и её обеспечение в 1921–1924 годах / Е.В. Сумко, Н.В. Прокопенко // Вестн. Полоц. гос. ун-та. Сер. А, Гуманитар. науки. – 2013. – № 9. – С. 116–121.

135. Турубинер, А. Обязательные постановления и революционная законность //Административный вестник. – 1925. – № 7 – С. 29–36.

136. Уставы, списки и переписка о регистрации религиозных общин. 1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 187.

137. Хорень, Ф.Ф. Роль правоохранительных органов в борьбе с контрабандой на территории Белоруссии в 1921–1925 гг. / Ф.Ф. Хорень // Тр. Мин. ин-та упр. – 2005. – № 2. – С. 78–82.

138. Циркуляры ВЦИК РСФСР об установлении единообразной формы печатей и штампов для учреждений. 1926. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 812.

139. Циркуляры и инструкции Наркомюста и НКВД БССР. 1930. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 903а.

140. Циркуляры и инструкции НКВД БССР и Наркомфина РСФСР, Наркомзема и Управления милиции и уголовного розыска БССР, протоколы междуведомственных совещаний при Госплане БССР, доклады и информация уездной милиции о проведении 6 годовщины рабоче-крестьянской милиции. 1924. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 435.

141. Циркуляры и протоколы заседаний коллегии Отдела коммунального хозяйства НКВД БССР. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 52.

142. Циркуляры НКВД БССР об организации и работе волисполкомов и сельсоветов. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 53.

143. Циркуляры НКВД БССР, протоколы межведомственного совещания о штатах волисполкомов Борисовского уезда, списки колхозов, совхозов, учреждений и предприятий БССР. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР о дисциплинарных и административных взысканиях, налагаемых на членов исполкомов и служащих в советских учреждениях за подписью В.И.Ленина и М.И.Калинина. Машинопись. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 41.

144. Циркуляры НКВД БССР. 1921 – 1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 145.

145. Циркуляры НКВД БССР. 1923. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 185.

146. Циркуляры НКВД РСФСР и БССР. Бюллетени НКВД РСФСР за 15 сентября – 13 октября 1921 года. Печатные издания. 1921. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 34. – Оп. 1. – Д. 144.

147. Циркуляры НКВД РСФСР, переписка с уездными и уездногородскими милициями об упрощении делопроизводства и отчетности в органах милиции. 1922–1928. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 453.

148. Циркуляры окружных милиций БССР. 1927. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 35. – Оп. 1. – Д. 563.

149. Циркуляры, инструкции и приказы НКВД БССР и протоколы заседаний коллегий наркомата. 1922. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ).

– Фонд 6. – Оп. 1. – Д. 118.

150. Юхо, І.А. Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі / Я.А. Юхо. — Мінск : Універсітэцкае, 1992. — 269, [1] с.