«Кредитный договор: понятие и виды»

Дипломная работа

Практически все предприниматели в своей повседневной деятельности сталкиваются с одной из наиболее распространенных форм контрактов — кредитным договором, который выступает в них как кредиторы или заемщики.

Гражданский оборот немыслим без кредитных отношений, и регулятивные возможности, содержащиеся в кредитном обязательстве, используются многими институтами гражданского права, разрабатывающими финансовое обязательство. Это такие учреждения, как кредитный договор, переводной вексель, облигация, банковская гарантия, банковский вклад, поручительство.

В то же время суды постоянно дают разъяснения по применению норм о кредитных договорах в российском праве. Национальное законодательство, регулирующее юридические отношения аренды, вызывает крайнюю путаницу. Множество противоречащих друг другу нормативных актов только усугубляют сложившуюся ситуацию. Находясь лишь на пути к требуемому Арбитражным процессуальным кодексом РФ[1] единообразию, судебная практика подчас не может внести полную ясность в разрешение вопросов по кредитно-заемным отношениям. Таким образом, огромное бремя проблем ложится на плечи законодателя, радикальное вмешательство которого давно ожидалось и было оправдано.

Таким образом, очевидна актуальность сформулированного тезиса, который позволяет не только определить новые подходы к изучению категории кредитных договоров, но и систематизировать знания, накопленные юридической наукой и правоприменительной практикой.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие кредитного договора широко используется в юридической науке и правоприменительной практике в связи с преобладанием такой ссуды в гражданском обороте.

Некоторые аспекты проблемы применения норм гражданского права о кредитных договорах неоднократно рассматривались в юридической науке. Общетеоретические аспекты договора кредита разрабатывали такие ученые, как Витрянский В. В., Суханов Е. А., Козырь О. М., Завидов Б. Д., Павлодский Е. А. и др.

В дипломной работе используются работы таких ученых в сфере гражданского и других отраслей права, как Покровский И. А., Иоффе О. С., Брагинский М. И., Дозорцев В. А., Садиков О. Н., Богачева Т. В., и ряда других авторов, комментарии гражданского законодательства, учебники гражданского права.

Цель и задачи исследования вытекают из актуальности и степени научной проработанности проблемы.

6 стр., 2899 слов

Гражданское процессуальное право: понятие и система

... гражданского процессуального права, как обусловленные единством гражданских процессуальных отношений98, расположены в такой логический и юридической последовательности, которая предопределяют стройный порядок осуществления прав и обязанностей участниками гражданского процесса10, который именуется процессуальной формой. 3. Гражданское процессуальное право, его нормы, как ...

Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой анализ договора кредита проведенный по следующим направления:

Заказать дипломную —

Уникальный банк готовых и успешно сданных диссертаций предлагает вам приобрести любую работу по желаемой тематике. Мастерское и в других городах России.

  • всесторонний анализ правовых актов, действующих в Российской Федерации как источников правового регулирования договора кредита;
  • рассмотрение проблем применения правовых норм, регулирующих договор кредита.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

  • выявить тенденции развития норм, регулирующих договор кредита;
  • определить содержание и признаки договора кредита согласно действующему законодательству и правоприменительной практике;
  • рассмотрение существенных условий, отдельных элементов договора кредита, таких как стороны, объект (предмет), срок, форма договора.

Предмет и объект исследования определяются темой работы, ее целью и задачами.

Предметом научного анализа данной работы является договор займа как теоретическая категория и как правовой феномен социальной действительности.

Дисциплинарная направленность определяется выбором и изучением в контексте раскрываемой темы нормативных и юридических источников судебной практики.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В ходе исследования мы использовали общие и частные, а также специальные научные методы познания.

Методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, наблюдения и сравнения были общими. В качестве общенаучных методов, с помощью которых проводились исследования, использовались метод структурного анализа, системный и исторический методы. Специфический социологический метод использовался как частный научный метод. К специальным методам, используемым в работе, относятся формально-правовой метод, методы правового моделирования, различные способы толкования права.

Эти методы позволили наиболее последовательным и полным образом рассмотреть различные аспекты кредитного договора в рамках объема и целей исследования.

Эмпирическая база исследования основана на нормативном материале и судебной практике.

Нормативную основу составили: Конституция РФ,[2] федеральное законодательство, затрагивающее вопросы регулирования договора кредита. Судебная практика представлена решениями федеральных судов.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа договора кредита как института гражданского права в свете последних изменений законодательства в данной области, серьезным анализом данного договора.

Глава 1. Правовое регулирование кредитного договора § 1. Правовая природа кредитного договора

Кредитный договор — это особый и самостоятельный вид кредитного договора. Именно это обстоятельство дает возможность в субсидиарном порядке применять для его регулирования правила о займе, если иное не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК).

Большинство участников оборота недвижимости, особенно профессиональные предприниматели, постоянно нуждаются в ссуде наличными. Его удовлетворение по кредитному соглашению невозможно, поскольку оно носит реальный характер и не может укрепить уверенность заемщика в получении денег в нужное время, поскольку кредитора нельзя заставить выдать ссуду. Следовательно, финансовый рынок, на котором фактически происходит «торговля деньгами», нуждается в другом соглашении консенсуального характера. Данное обстоятельство и предопределило появление относительно самостоятельного кредитного договора (в рамках общего института кредитных или заемных обязательств)[3].

6 стр., 2953 слов

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРОВ ЗАЙМА И КРЕДИТА

... банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября ... Федерации. - 1994. - № 32. - Ст. 3301. 10. О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от ...

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму с процентами (п. 1 ст. 819 ГК)[4].

По своей правовой природе кредитный договор является двусторонним, возвратным и договорным. В отличие от договора займа он вступает в силу уже в момент достижения сторонами соответствующего соглашения, до реальной передачи денег заемщику (тем более что во многих случаях такая передача производится периодически, а не однократно).

Это позволяет заемщику, в случае необходимости, обязать кредитора выдать ссуду, которая исключается в сделках по ссуде.

Договор займа также отличается от договора займа структурой объекта. В роли кредитора (заимодавца) здесь может выступать только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию Центрального банка РФ на совершение таких операций. Другие субъекты гражданского права лишены возможности предоставлять ссуды по кредитному договору и могут выступать только в качестве заемщиков.

Предметом кредитного договора могут быть только деньги, но не вещи. Более того, выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, т. е. предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги в виде денежных купюр (вещей).

Именно поэтому закон говорит о предоставлении кредита в виде «денежных средств» (п. 1 ст. 819 ГК), а не «денег или других вещей» (п. 1 ст. 807 ГК), как это имеет место в договоре займа. Таким образом, предметом кредитного договора являются безналичные деньги («денежные средства»), т. е. права требования, а не вещи. Если же в договоре речь идет об обязанности предоставить в кредит вещи (определенные родовыми признаками), а не деньги, то такой договор подпадает под действие специальных норм о товарном кредите (ст. 822 ГК).

Следовательно, договор займа, как с точки зрения предмета, так и предмета, имеет более узкую сферу действия, чем договор займа.[5] Кроме того, и к его оформлению предъявляются более жесткие требования. Согласно ст. 820 ГК он должен быть заключен в письменной форме под страхом признания его ничтожным, что вовсе не требуется для договоров займа.

Наконец, договор об ипотеке, в отличие от договора об ипотеке, всегда обременителен. Вознаграждение кредитора определяется в виде процентов, начисленных на сумму кредита за весь период его эффективного использования. Размер таких процентов определяется договором, а при отсутствии в нем специальных указаний – по правилам п. 1 ст. 809 ГК, т. е. по ставке рефинансирования.

§ 2. Форма и порядок заключения кредитного договора

В действующем Гражданском кодексе нормы о кредитных обязательствах, включающих обязанность кредитора предоставить кредит, получили развитие в п.2 главы 42.

13 стр., 6236 слов

Кредитные обязательства

... договора, в кредитном договоре отсутствует. Однако, определенная зависимость от личных характеристик должника в кредитном обязательстве, несомненно, присутствуют, и для защиты прав кредитора ... Как самостоятельное гражданско-правовое обязательство предоставление кредита выступает в договорах займа и кредита. Вопрос об отграничении договора займа от кредитного договора возник достаточно давно, однако ...

Кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

В силу кредитного договора банк или иная кредитная организация (кредитор), обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Таким образом, кредитное соглашение является консенсуальным, безусловно обременительным и имеет двусторонний обязательный характер.

Особый интерес представляет дискуссия отечественных юристов о роли и значении предварительной в ссудо-кредитных отношениях. «Заслуживают внимания две позиции юристов, суть которых можно выразить следующим образом: 1) кредитный договор – это предварительный договор займа и 2) возможно заключение предварительного кредитного договора. Так, в отечественной цивилистике советского периода по наиболее распространенной точке зрения консенсуальное обязательство предоставить кредит рассматривалось как предварительный договор о займе»[6].

Кредитный договор также нельзя считать договором присоединения, который в соответствии со ст.428 ГК РФ понимается как договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Придерживаясь приведенного выше определения, необходимо сделать вывод, что соглашение о присоединении не раскрывает сущности вытекающих из него обязательств, а лишь предусматривает условия заключения соглашения. Учитывая признаки, позволяющие выделить договор присоединения (порядок заключения и разработка его условий) и проводя анализ ст. ст. 428 и 819 ГК РФ, а также принимая во внимание то обстоятельство, что предоставление кредитов, как правило, сопровождается соответствующими обеспечительными обязательствами (залог, поручительство и т. д.), носящими индивидуальный характер, следует сделать вывод, о том, что кредитный договор не может быть квалифицирован как договор присоединения.

Кредитный договор всегда является возмездным. Плата за кредит выражается в процентах, которые устанавливаются по договору[7].

Анализ существующей банковской практики и законодательства показывает, что вознаграждение, причитающееся стороне в банковской операции, часто выражается в процентах от определенной суммы. Как правило, эти проценты включают в себя ставку рефинансирования ЦБ России (стоимость кредитного ресурса) и вознаграждение самого кредитора (банковскую маржу).

В силу ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности кредитор не вправе в одностороннем порядке изменять размер процентов, за исключением случаев, установленных федеральным законом или договором. Порядок уплаты процентов (годовые, ежемесячные и пр.) зависит от срока договора и фиксируется в нем. Таким образом, условие о процентах представляет собой разновидность определимого (а не определенного) условия сделки (договора).

17 стр., 8086 слов

Банковское дело : Потребительский кредит и его роль в развитии ...

... выдаче ссуд на покупку в рассрочку потребительских товаров. После окончания войны сектор потребительского кредита стал одним из наиболее быстроразвивающихся сегментов рынка кредитных услуг коммерческих банков. В других западных ...

Предметом кредитного договора являются только денежные средства (за исключением товарного кредита – ст.822 ГК РФ).

Более того, выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, то есть предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги (в виде денежных купюр).

Так как предметом кредитного договора являются денежные средства (национальная или иностранная валюта), определенные родовыми признаками (а не конкретные купюры, монеты и т. п.), законодатель передачу денег в кредитном отношении рассматривает как смену их собственника. Кроме того, вещи, определяемые общими функциями и деньгами, являются расходными материалами. Заемщик в процессе извлечения из заимствованных вещей (денежных средств) полезных свойств потребляет, перерабатывает, применяет, отчуждает, т. е. владеет, пользуется, распоряжается, а значит, – выступает собственником.

Кредитный договор имеет специальный субъектный состав. Стороны кредитного договора четко определены в законе. Это – банк или иная кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на все или отдельные банковские операции (исключение составляет коммерческий кредит – ст.823), и заемщик, получающий денежные средства для предпринимательских или потребительских целей[8].

§ 3. Содержание кредитного договора

Обязанность кредитора в данном договоре составляет предоставление безналичных денежных средств заемщику в соответствии с условиями заключенного договора (однократно, равными или иными частями в виде отдельных «траншей», «кредитной линии» и т. д.).

Обязанности заемщика заключаются в возврате полученной ссуды и уплате процентов, предусмотренных договором или законом, за ее использование. Порядок, сроки и другие условия исполнения данного обязательства типичны для любых кредитных отношений и поэтому предусмотрены правилами выполнения заемщиком своих функций в соответствии с кредитным договором. Ими, в частности, определяется момент исполнения заемщиком обязанности по возврату суммы кредита (п. 1 и 3 ст. 810 ГК), последствия его просрочки (ст. 811 ГК), последствия утраты им обеспечения или ухудшения его условий (ст. 813 ГК) и др.

Особенностью кредитных отношений является возможность одностороннего отказа от исполнения заключенного договора со стороны как кредитора, так и заемщика (п. 1 и 2 ст. 821 ГК).

Это обстоятельство существенно ослабляет консенсуальную природу кредитного договора, в известной мере сближая его с реальным договором займа[9].

Кредитная организация вправе в одностороннем порядке отказать в выдаче кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, однозначно указывающих на невозможность погашения суммы кредита в установленные сроки. Таким обстоятельством может быть, в частности, выявленная неплатежеспособность заемщика или ее существенное уменьшение, например, при уменьшении хозяйствующим субъектом-заемщиком размера своего уставного капитала. Очевидно, что данное правило служит защите интересов кредитора.

С другой стороны, и заемщик по общему правилу не может быть принужден к получению кредита (если, например, у него отпала или уменьшилась надобность в деньгах).

Поэтому он также вправе отказаться от получения согласованного кредита полностью или частично, причем безмотивно (если только данная возможность прямо не исключена законом, иным правовым актом или самим договором).

От него требуется только известить кредитора о своем отказе до установленного договором срока предоставления ссуды. Если у кредитора есть убытки из-за отказа заемщика, их возмещение возможно только при наличии соответствующего условия в конкретном кредитном договоре.

15 стр., 7226 слов

Институт банковского кредита по российскому законодательству

... банковского сектора происходили обособление банковского права, его формирование как самостоятельного блока правового регулирования. Банковское ... денежных средств, ... банковского кредита по российскому законодательству. Исходя из поставленной цели, был выдвинут ряд задач: охарактеризовать современное банковское законодательство; рассмотреть традиционные банковские операции и сущность кредитного договора. ...

Глава 2. Виды кредитного договора

В кредитное соглашение может быть включено условие для заемщика использовать полученную ссуду для определенных целей. В данном случае это целевой кредит, к которому применяются правила целевых кредитных отношений. В этом случае кредитор получает право контролировать целевое использование предоставленной ссуды, а заемщик обязан предоставить ему для этого необходимые условия. Нецелевое расходование кредитных средств дает кредитору право на односторонний отказ от дальнейшего исполнения договора, в частности на отказ от дальнейшего кредитования (п. 3 ст. 821 ГК), и на досрочное взыскание полученного кредита с причитающимися кредитору процентами (п. 2 ст. 814 ГК)[10].

В банковской практике ссуды различаются по способам выдачи и выдачи. Так, кредитование может осуществляться путем «кредитования счета» (ст. 850 ГК).

В этом случае банк оплачивает требования кредиторов своего клиента (заемщика) в пределах обусловленного договором лимита даже при отсутствии средств на счете клиента либо на большую сумму, чем находится на счете. Такой кредит называется также контокоррентным (итал. conto corrento – текущий счет) или овердрафтом (англ. overdraft – сверх счета).

Онкольный кредит (англ. on call – до звонка, до предупреждения) предусматривает право клиента (заемщика) пользоваться кредитом банка со специально открытого для этого счета, обычно до определенной договором суммы (лимита), и право банка (кредитора) в любой момент в одностороннем порядке прекратить кредитование и потребовать от заемщика полного или частичного погашения задолженности. Ссуда ​​до востребования предусматривает обязательную гарантию в виде залога перед банком ценных бумаг заемщика, рыночная стоимость которых может варьироваться и, следовательно, является неопределенной. Со своей стороны, клиент вправе в любое время внести на счет снятую им сумму (с процентами) и потребовать возврата обеспечения.

Даже подтверждение или принятие векселя банком в качестве плательщика, по сути, также является формой банковской ссуды. В международном обращении его часто называют ссудой в счет погашения или акцепта. В современной отечественной практике вексельным кредитом стала называться выдача банками своих векселей заемщикам-клиентам, при которой в роли кредиторов формально выступают уже не банки, а векселедержатели (заемщики), рассчитывающиеся этими векселями со своими контрагентами. Ситуация, когда кредитор становится векселем, а заемщик становится держателем простого векселя, искажает цель и смысл обязательства по векселю.

Центральный банк РФ предоставляет коммерческим банкам краткосрочные кредиты под залог государственных ценных бумаг (главным образом в бездокументарной форме, т. е. под залог прав требования), которые называются ломбардными по аналогии с кредитами, предоставляемыми гражданам ломбардами под залог имущества. Специфика этих кредитов — особый состав их участников и особый способ обеспечить их возврат.[11]

Самостоятельную разновидность кредитных отношений представляет бюджетный кредит (ст. 76 БК).

7 стр., 3090 слов

Исполнительное производство в хозяйственном суде Республики Беларусь

... регулирование исполнительного производства в хозяйственном процессе осуществляется также Инструкцией о ведении исполнительного производства по хозяйственным (экономическим) спорам, утвержденной постановлением Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28 июня 2002 г. № 14. В компетенцию хозяйственного суда в исполнительном производстве ...

В отличие от обычного кредита он предоставляется не кредитными организациями, а публично-правовыми образованиями – Российской Федерацией, ее субъектами, муниципальными образованиями – за счет средств соответствующего бюджета, т. е. своей казны. Бюджетный кредит не всегда только платный, но и строго адресный. Государственным и муниципальным унитарным предприятиям бюджетные кредиты могут предоставляться и на беспроцентной (безвозмездной) основе (ст. 77 БК).

Бюджетный кредит предоставляется на основании кредитного договора с органом, уполномоченным на это соответствующим публично-правовым образованием (обычно с министерством или управлением финансов), с обязательным обеспечением в виде банковской гарантии, поручительства или залога. При этом осуществляется обязательная предварительная проверка финансового состояния получателя кредита (заемщика), а впоследствии – и систематические проверки целевого использования полученного кредита. Средства бюджетной ссуды переводятся на балансовый счет заемщика у кредитора и затем самостоятельно расходуются им на цели, указанные в договоре. В этом порядке, например, засчитывается капитальное строительство сооружений для нужд федерального государства.

§ 1. Коммерческий кредит

Коммерческий кредит представляет собой не самостоятельную сделку заемного типа, а условие возмездного договора (п. 1 ст. 823 ГК).

В любом таком договоре, например в договоре купли-продажи, аренды, подряда, перевозки и т. д., может содержаться установленное в интересах отчуждателя (услугодателя) условие о полной предварительной оплате («предоплате») или авансе (частичной оплате) предоставляемого имущества, результатов работ или оказания услуг либо, напротив, предусмотренное в интересах приобретателя (услугополучателя) условие об отсрочке или рассрочке оплаты[12].

По существу, во всех этих ситуациях речь также идет о кредите, предоставляемом, однако, не банками (или другими кредитными организациями), а иными, обычными участниками имущественного оборота (не обязательно коммерческими организациями) друг другу, причем не в рамках специальных заемных отношений. Типичным примером такого кредита является купля-продажа товаров с предварительной их оплатой покупателем (ст. 487 ГК), с оплатой проданного товара в кредит (ст. 488 ГК) или в рассрочку (ст. 489 ГК), участниками (в том числе кредиторами) которой могут являться как юридические лица, так и граждане.

В соответствии с п. 2 ст. 823 ГК к этому условию договора должны применяться правила о займе и кредите,[13] если только иное прямо не предусмотрено содержанием соответствующего договора и не противоречит существу возникшего на его основе обязательства (так, к рассматриваемой ситуации неприменима предусмотренная ст. 821 ГК возможность одностороннего отказа от предоставления или получения кредита).

Из этого, в частности, следует, что обязательно формализовать условия выдачи коммерческого кредита, а также его обременительный характер. Последствия нарушения сторонами обязательств, вытекающих из коммерческих кредитных отношений, также определяются правилами о неисполнении кредитных обязательств.

Строго говоря, выставление векселя в обмен на оплату также является формой торгового кредита. Однако установленные законом правоотношения регулируются специальным законодательством.

13 стр., 6146 слов

Понятие исполнительного производства

... составляет совокупность отношений, складывающихся между органами принудительного исполнения, с одной стороны, и взыскателем, должником и иными участниками исполнительного производства - с другой. Практически принудительная ... и иные счета должника, о полном или частичном неисполнении требований указанных органов в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения ...

§ 2. Товарный кредит

В сфере хозяйственной деятельности иногда возникает необходимость во временной ссуде не в денежной форме, а в виде товаров, материалов, семян и т. П. В натуральной форме. В то же время заемщик часто заинтересован в стабильности таких отношений, что не может быть обеспечено настоящим кредитным договором. В таких случаях используется договор товарного кредита. Он предусматривает обязанность кредитора предоставить другой стороне не деньги, а вещи, определенные родовыми признаками (ч. 1 ст. 822 ГК).

В этом состоит его главное отличие от обычного кредитного договора.

Кроме того, договор о предоставлении товарного кредита могут заключать любые субъекты заемных отношений, причем для банков и других кредитных организаций как кредиторов этот договор мыслим как теоретически возможное, но практически редкое исключение (кредит в виде ценных бумаг или некоторых валютных ценностей).

Условия по количеству, качеству и другим параметрам поставляемых вещей определяются по правилам, регулирующим договор купли-продажи, если иное не предусмотрено договором займа.

В противном случае к настоящему договору применяются общие правила кредитного договора. Это определяет его консенсуальный, компенсационный и двусторонний характер, а также требование обязательной письменной формы.

Глава 3. Актуальные проблемы исполнения кредитных обязательств

Согласно ст. 6 Закона «Об исполнительном производстве» исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств, может быть направлен взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию. Таким правом обладает также и судебный пристав-исполнитель (п. 2 ст. 46, п. 3 ст. 57 Закона «Об исполнительном производстве»).

После чего банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, в трехдневный срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя должны исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо сделать отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя.

В случае неисполнения банком или иной кредитной организацией указанных требований возможно применение по отношению к ним штрафной ответственности, предусмотренной ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве».

В данной статье речь идет о принудительном исполнении исполнительных действий в отношении особой группы участников исполнительного производства: банков или иных кредитных организаций, не несущих ответственности по определенному взысканию. Согласно ст. 5 Закона «Об исполнительном производстве» банки не являются в данном случае органами принудительного исполнения.

Поскольку ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве» носит отсылочный характер, то штрафы могут налагаться только в случаях и в порядке, предусмотренных федеральным законом, а именно — соответствующим процессуальным кодексом. Особенностью применения штрафных санкций, указанных в ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве», является то, что субъектом, имеющим право налагать штраф на банки за неисполнение исполнительного документа о взыскании денежных средств с должника при их наличии на его счетах, выступает не судебный пристав-исполнитель, а суд. В данном случае под судом следует понимать суд общей юрисдикции и арбитражный суд (п. 3 ст. 6 Закона «Об исполнительном производстве»)[14].

13 стр., 6438 слов

Проблемные вопросы законодательства об исполнительном производстве

... должника в рабство или при принудительной отработки долга. Большим шагом в развитии российского права, в том числе исполнительного производства, стало создание, начиная с середины 20-х годов 19-го века, Свода законов, в ... судебных приставов обеспечивает неотвратимость имущественной и иной юридической ответственности должников в гражданском обороте, без чего невозможно решение значительной части ...

В ГПК РСФСР в настоящее время отсутствуют нормы, регулирующие порядок наложения указанного вида штрафа, однако, как и в вопросе обжалования действий судебного пристава-исполнителя (ст. 90 Закона «Об исполнительном производстве»), суды общей юрисдикции должны быть наделены правом применять штрафные санкции, предусмотренные ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве», за неисполнение любого вида исполнительного документа о взыскании денежных средств с должника при их наличии на его счетах, кроме исполнительного листа, выданного на основании решения, определения, постановления арбитражного суда. Арбитражные суды в силу ст. 332 АПК РФ уже наделены правом наложения штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда о взыскании денежных средств банком или иным кредитным учреждением, которому предъявлен исполнительный лист. В частности, наложение штрафа в размере до 50% суммы, подлежащей взысканию, предусмотрено ст. 332 АПК за неисполнение судебного акта арбитражного суда о взыскании денежных средств банком или иным кредитным учреждением, которому предъявлен исполнительный лист. На практике санкция ст. 332 АПК РФ активно применяется.

Порядок наложения санкции, указанной третейским судом в СПС, прямо не определен. Следовательно, следует применять общий порядок рассмотрения данного вопроса на слушании. Чтобы инициировать рассмотрение вопроса о наложении санкции, судебный исполнитель должен обратиться в арбитражный суд с указанием причин применения указанной санкции. Обоснованием может служить, например, то, что у должника есть счет в этом банке, где есть средства, но из-за виновных действий банка фактическое исполнение исполнительного документа не было осуществлено.

Банки могут быть подвергнуты другим штрафам за неисполнение судебного решения. Согласно Федеральному закону «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» неоднократное неисполнение судебных актов арбитражных судов банками или иными кредитными учреждениями является основанием для отзыва лицензии на осуществление банковских операций. Кроме того, согласно ст. 91 Закона «Об исполнительном производстве» взыскатель вправе предъявить к организации, в том числе к банку, иск о взыскании подлежащей удержанию с должника суммы, не удержанной по вине этой организации[15].

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве», выражается в незаконном бездействии банка в виде неправомерного неисполнения в установленный законодательством срок исполнительного документа, выданного судом.

Банк, осуществляющий обслуживание расчетного (текущего) счета должника, по получении исполнительного листа обязан в трехдневный срок осуществить взыскание денежных средств (п. 3 Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций).

При наличии на счете должника денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех заявленных требований, взыскание производится в порядке поступления документов на списание (в порядке календарной очередности — п. 1 ст. 855 ГК РФ).

Если же средств для удовлетворения всех заявленных требований недостаточно, действует иное правило, устанавливающее, что в данном случае удовлетворение требований кредиторов осуществляется в порядке предусмотренной ст. 855 очередности[16].

Квалификация акта зависит от правомерности неисполнения банком исполнительного акта о сборе средств.

Неисполнение банком соответствующего судебного акта может быть правомерным в случаях[17]:

  • отсутствия у лица, с которого по решению суда должно быть произведено взыскание, открытого счета в банке;
  • отсутствия у банка надлежащим образом оформленного исполнительного документа, даже при наличии решения суда о принудительном взыскании с клиента банка денежной суммы;
  • отсутствия в момент предъявления исполнительного документа денежных средств на счете соответствующего должника;
  • наличие обращенных к счету иных платежных поручений, имеющих приоритетную очередность погашения;
  • отсутствие поручения судебного пристава-исполнителя о продаже валюты со счета должника в случае, если взыскание обращено к валютному счету.

Судебная практика знает немало примеров освобождения банков от ответственности за неисполнение принудительных действий. Рассмотрим некоторые из них.

1. Закрытое акционерное общество «Пермавтозапчасть» обратилось в Арбитражный суд Пермской области с заявлением о наложении на основании ст. 206 АПК штрафа на Центральный банк Российской Федерации за неисполнение отделением N 1 Главного управления Центрального банка Российской Федерации по городу Москве судебного акта.

Определением от 20 мая 1999 г. с Центрального банка Российской Федерации взыскано 50 тысяч рублей штрафа в доход федерального бюджета.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа Постановлением от 25 августа 1999 г. оставил определение без изменения.

По протесту заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается признать указанные судебные акты недействительными.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, отделение N 1 Главного управления Центрального банка Российской Федерации по городу Москве возвратило ЗАО «Пермавтозапчасть» исполнительный лист Арбитражного суда Пермской области от 25 февраля 1999 г. по настоящему делу и инкассовое поручение от 11 марта 1999 г. N 3 о взыскании с Мосбизнесбанка денежных средств, так как в нем неясно указана сумма, подлежащая взысканию в рублях, и, кроме того, исполнительный лист не содержит указания на пересчет денежных средств, присужденных судом взыскателю в иностранной валюте, в рубли по курсу Центрального банка Российской Федерации на день исполнения решения суда.

Частью 1 ст. 206 АПК установлена ответственность банков за неисполнение судебного акта.

Согласно ст. 86 Федерального закона «Об исполнительном производстве» неисполнение требований, содержащихся в исполнительном документе о взыскании денежных средств с должника, банком или иной кредитной организацией, осуществляющими обслуживание счетов должника, в случае предъявления им исполнительного документа при наличии денежных средств на счетах должника является основанием для наложения судом на указанные банк или иную кредитную организацию штрафа в размере 50% от суммы, подлежащей взысканию.

Из материалов дела видно, что на дату поступления исполнительного листа в Центральный банк Российской Федерации на корреспондентском счете Мосбизнесбанка денежные средства фактически отсутствовали, и была открыта картотека неоплаченных расчетно-денежных документов.

К тому же Центральный банк Российской Федерации возвратил исполнительный лист из-за неясности содержащихся в нем формулировок.

Следовательно, у Арбитражного суда не было оснований налагать на банк должника ответственность, предусмотренную ст. 206 АПК и ст. 86 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

2. В качестве примера можно привести Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 мая 1998 г. N 5661/96, который рассмотрел протест первого заместителя Председателя этого суда на Постановление от 4 июня 1996 г. и Определение от 29 октября 1996 г. Федерального арбитражного суда Московского округа по делу N 49-339 Арбитражного суда г. Москвы.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 10 октября 1995 г. с акционерного коммерческого банка «Ялосбанк» взыскано в пользу акционерного общества закрытого типа «ДИС» 842083000 руб. Определением того же суда от 7 марта 1996 г. в связи с невыполнением решения к Центральному банку РФ (Главному управлению по городу Москве) применена ответственность в виде взыскания 200000000 руб. штрафа.

Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 4 июня 1996 г. это Определение отменил и во взыскании штрафа отказал. Как видно из материалов дела, причиной неисполнения судебного решения Центральным банком РФ стало отсутствие средств на корреспондентском счете клиента — ответчика по делу. При таких условиях вины Банка России в неисполнении судебного акта не было, в связи с чем судом кассационной инстанции принято обоснованное решение об отказе во взыскании с него штрафа.

Мотивы совершения рассматриваемых правонарушений могут быть самыми различными. Банк может быть прямо заинтересован в неисполнении судебного акта о списании денежных средств со счета своего клиента. Например, банку, являющемуся кредитором недобросовестного должника, выгодно не исполнять исполнительные документы до тех пор, пока этот должник не выплатит кредит и проценты по нему банку. Иногда банк косвенно заинтересован в нарушении исполнительного законодательства и для того, чтобы не потерять выгодного клиента или неправомерно использовать временно свободные денежные средства своих клиентов.

Рассматриваемое правонарушение образует материальный состав, зависящий от факта неисполнения исполнительного документа о взыскании денежных средств.

Момент окончания правонарушения, предусмотренного ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве», зависит от наличия достаточных денежных средств на счете должника, необходимых для исполнения судебного решения. Если денежных средств на рублевом счете было достаточно, то противоправное деяние банка считается оконченным по истечении одного операционного дня, следующего за днем получения банком исполнительного документа. При достаточности денежных средств на валютном счете правонарушение считается оконченным по истечении двух операционных дней, следующих за днем получения банком исполнительного документа. В случае недостаточности или отсутствия на счете денежных средств в момент предъявления к нему требования о взыскании противоправное деяние банка считается оконченным по истечении одного или двух операционных дней (в зависимости от валюты поступившего платежа), следующих за днем поступления суммы, достаточной для выполнения хотя бы одного исполнительного документа[18].

Противоправные деяния, содержащие признаки состава рассматриваемого правонарушения, относятся к длящимся.

Неисполнение банком судебного решения о взыскании денежных средств образует самостоятельные составы правонарушений относительно каждого исполнительного документа.

Согласно ст. 46 и 57 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель принимает меры по наложению ареста на денежные средства должника-организации, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, предусмотренные ст. 46 Закона. По смыслу ст. 46 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на денежные средства на банковском счете и в том случае, если должником является физическое лицо.

При наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах, кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по данному счету (вкладу) в пределах средств, на которые наложен арест. Последнее указание весьма важно, так как при аресте денежных средств на счете производится не арест счета как такового, а именно арест денежных средств: для обеспечения исполнения решения подлежит фиксации определенная судебным приставом-исполнителем сумма, но операции по счету полностью не прекращаются.

Важным моментом Закона «Об исполнительном производстве» является закрепление права о получении информации о наличии или об отсутствии у должника-организации счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях также и за взыскателем (п. 3 ст. 46).

Появление этой нормы объясняется тем, что взыскатели сталкиваются в отдельных случаях с отказом банков от исполнения судебных актов вследствие отсутствия в них полных сведений о счетах ответчиков (процессуальным законодательством не предусмотрено указание в принимаемых судами решениях и выдаваемых ими исполнительных листах наименования счетов ответчиков, с которых должно быть произведено взыскание денежных средств).

Применительно к стадии исполнения решения законодательством ранее допускалось предоставление информации о банковских счетах должника только по запросу судебного исполнителя.

Субъективная сторона состава правонарушения, квалифицируемого по ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве», характеризуется виной как в форме умысла, так и в форме неосторожности.

Субъектом рассматриваемых правонарушений может быть только банк или иная кредитная организация, в которых у должника открыт расчетный или текущий счет.

Вместе с тем, несмотря на наличие ст. 86 Закона «Об исполнительном производстве» и ст. 332 АПК РФ, устанавливающей механизм реализации предусмотренных санкций, проблему ответственности за неисполнение исполнительного документа банком или иной кредитной организацией нельзя считать решенной в полной мере.

Так, в соответствии с российским административным законодательством и законодательством об исполнительном производстве до сих пор не относятся к противоправным действия банков, направленные на создание искусственной ситуации отсутствия денежных средств на счете своего клиента — должника, к которому обращено взыскание на основании судебного решения.

Напомним, что с подобной проблемой сталкивались налоговые органы. До принятия Налогового кодекса РФ банки активно создавали ситуацию отсутствия денежных средств на счете недобросовестного налогоплательщика, фактически лишая налоговые органы права на принудительное исполнение вынесенного решения о взыскании налоговой недоимки или санкции. После вступления в действие Налогового кодекса РФ к таким кредитным организациям стала применяться ч. 2 ст. 135 «Создание искусственной ситуации отсутствия денежных средств на счете налогоплательщика».

Как показывает правоприменительная практика, нарушение законодательства, выразившееся в неисполнении банком судебного решения о взыскании денежной суммы, может быть совершено различными способами. Например, банк может открыть клиенту ссудный или депозитный счет и при этом не зачислять поступающие денежные суммы на расчетный (текущий) счет клиента; возможно использование факторинговых сделок с целью миновать расчеты по банковскому счету; применение расчетов по векселю и т. д.

К сожалению, пока исполнительным законодательством не установлен перечень противоправных операций банков, а также критерии отнесения каких-либо их действий к неправомерным, которые возможно было бы квалифицировать в качестве действий по созданию ситуации отсутствия денежных средств на счете клиента.

Совершенствование исполнительного законодательства в части установления ответственности банков за неисполнение судебных актов должно учесть и негативный опыт реализации налогового законодательства, в частности упомянутой ч. 2 ст. 135 НК РФ. Так, по ныне действующей редакции не образуют объективной стороны состава правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 135 НК РФ, действия банка, хотя и повлекшие «обнуление» счета налогоплательщика, но совершенные по указанию самого владельца счета. Объективная сторона данного налогового правонарушения может считаться выполненной только при одновременном отсутствии денежных средств на счете недоимщика и наличии причинно-следственной связи между совершенными банком действиями и наступлением вредных последствий.

Таким образом, ответственность банков и иных кредитных организаций не должна ограничиваться только неисполнением требований, содержащихся в исполнительном документе о взыскании денежных средств с должника. Кредитные организации как субъекты исполнительного процесса должны нести ответственность и за создание искусственной ситуации отсутствия денежных средств на счете своего клиента. На наш взгляд, даже в случае обращения судебным приставом-исполнителем взыскания на имущество должника в результате создания банком ситуации отсутствия денежных средств на счете должника действия банка должны квалифицироваться как противоправные и налагаться соответствующие меры ответственности.

Заключение

Завершая рассмотрение института кредита в гражданском праве России, еще раз подчеркнем те принципиальные моменты и характерные черты этих институтов, которые были выявлены в результате анализа действующего законодательства, судебно-арбитражной практики и основных положений отечественной цивилистической доктрины.

Кредит – самостоятельный институт. Объединение займа и кредита в одну главу – законодательный прием, преследующий цели соблюдения юридической экономии, а также более или менее централизованного регулирования денежного обязательства. Кроме того, благодаря своей универсальной конструкции, заем имеет своим предметом не только деньги, но и другие вещи, определенные родовыми признаками. В указанном случае заем не является денежным обязательством при условии беспроцентности. Если же в договоре будет содержаться условие о процентах, имеющих денежный эквивалент, такой заем следует считать денежным обязательством. Поскольку заем представляет собой долг в чистом виде, его конструкция представляет практический интерес для участников гражданского оборота благодаря возможности новировать долг в заемное обязательство, вследствие чего проценты по денежному обязательству смогут начисляться взамен штрафов и неустойки, предусмотренных прежним договором.

Кредитный договор не является предварительным договором о займе, договором присоединения и его заключению не может предшествовать заключение предварительного кредитного договора[19].

Проценты в договоре займа и кредита могут быть, во-первых, вознаграждением, платой за пользование вещами либо денежными средствами, и, во-вторых, ответственностью в случае неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет кредитора.

Кредитный договор, в котором денежные средства (кредит) перечисляются кредитором по поручению заемщика на счет (расчетный, текущий, корреспондентский) его (заемщика) контрагента, нельзя считать безденежным.

Недопустимы ни доверительное управление денежными средствами, ни их найм.

Несколько слов о проблеме терминологии. Так, если перефразировать классика, следует употреблять тот термин, которым выражается содержание подразумеваемой категории, и наоборот, подразумевать ту категорию, которую характеризует известный термин. Необходимо упразднить употребление термина «ссуда» в смысле «краткосрочного банковского кредита»; вместо терминов «кредит», «кредитор» следует употреблять термин «заем», «займодавец» – в случаях, когда речь идет о внебанковском кредитовании[20].

Существующие законодательные правила о предоставлении кредитов и обеспечении их возврата, а также о деятельности Банка России и коммерческих банков по осуществлению финансово-кредитных операций нуждаются в серьезном улучшении.

Вышесказанное дает веские основания говорить о необходимости разработки и принятия новой редакции Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ.

2. Некоторые теоретические и практические проблемы правоприменения.

Рассмотрим некоторые проблемы теоретического и практического характера, существующие в правовом регулировании кредита. Одной из таких проблем является противоречие между правовой природой кредитного договора и действующими правовыми нормами о нем.

Как указывалось в п.1 главы 1 настоящей работы, кредитный договор имеет консенсуальную природу. Однако ее «компрометируют» нормы, содержащиеся в статье 821 ГК РФ. Так, в соответствии с п.1 ст.821 ГК, право кредитора отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок, во-первых, не убедительно как эффективный правовой инструмент, и, во-вторых, неудачно и неоправданно, с правовой точки зрения, подменяет собой институт имущественной ответственности, наступающей вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, более того, при этом законодательно закрепляется еще один случай одностороннего (полного либо частичного) отказа от исполнения договора, но не ввиду существенного нарушения контрагентом условий договора, а в силу экономических соображений, в очередной раз подтверждая то обстоятельство, что в кредитных обязательствах более сильной в социально-экономическом смысле стороной является кредитор. Безусловно, стоит согласиться с тем, что основной проблемой кредитных обязательств является вопрос возврата денежных средств (кредита) и процентов за пользование ими. Но какие правовые инструменты должен использовать кредитор, обеспечивая возврат кредита? Отказ в предоставлении кредита – мера неэффективная. Да и не правовая. Современное гражданское законодательство предоставляет участникам оборота достаточно широкий спектр способов обеспечения исполнения обязательств. Для кредитных правоотношений наиболее характерно использование таких институтов, как залог, поручительство и банковская гарантия. Задаток и удержание имущества должника не типичны для кредитного договора и поэтому они или вовсе не используются (задаток), или используются крайне редко (удержание).

Здесь следует, справедливости ради, упомянуть о том, что ранее в банковском деле удержание имело широкое применение и было одним из немногих случаев использования этого гражданско-правового института в советском праве.

Что касается неустойки, то вряд ли этот способ обеспечения обязательств может в современных условиях полностью удовлетворить интересы банков и иных кредитных учреждений, ибо наличие такой нормы в договоре не гарантирует реальной возможности возврата заемных средств. Кроме названных выше и наиболее часто используемых средств обеспечения обязательств, банками применяются и другие инструменты гражданского права для защиты своих интересов – страхование риска невозврата кредита, а также, учитывая открытость способов обеспечения обязательств (ст.329 ГК), иные не указанные в законе способы.

Хотя закон также предоставляет и заемщику право отказаться от получения кредита, тем самым пытаясь уравновесить неравное положение сторон, все же заемщик защищен слабее, чем кредитор. Решение кредитора об отказе в предоставлении кредита, более свободно, нежели решение заемщика об отказе в получении кредита: в соответствии с п.2 ст. 821 ГК заемщик вправе отказаться от получения кредита при условии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором. Более того, в соответствии с п.2 ст. 821 ГК кредитный договор может содержать условия о запрещении отказа заемщика от кредита либо обязывающие его в этом случае возместить кредитору убытки, возникшие по причине расторжения или изменения заемщиком кредитного договора. Более, чем очевидно, что законодатель встает на сторону кредитной организации, которая не только диктует условия и порядок предоставления кредита, но и не несет никакой имущественной ответственности за неисполнение кредитного договора. В связи с этим создаются правовые предпосылки для того, чтобы кредит предоставлялся за чрезмерно высокие проценты, а при отсутствии возможностей предоставления кредита заемщику – отказаться от договора, не возместив последнему убытки даже в форме реального ущерба. Такое правовое регулирование кредитного договора нарушает принципы гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, изложенных в ст. ст. 15 и 393 ГК. Статья 400 ГК предусматривает ограничение права на полное возмещение убытков, а не освобождает от ответственности, что происходит в данной ситуации.

В связи с изложенным, имеются основания сделать вывод о том, что указанный дисбаланс в правах сторон в очередной раз свидетельствует о тенденции к трансформации консенсуального по своей природе кредитного договора в реальный. Вот почему положение о том, насколько юридически связаны, с одной стороны, кредитор своим обязательством предоставить кредит, а с другой стороны, заемщик своим обязательством принять предоставленное кредитором, является существенным для характеристики кредитного договора.

Таким образом, можно констатировать, что классический консенсуальный характер кредитного договора значительно ослаблен и сближен с реальным договором займа.

Следующей, заслуживающей внимания проблемой, является вопрос о праве собственности и на денежные средства (кредит) в кредитном договоре.

Заемные средства переходят в собственность заемщика. Однако, невзирая на столь явную очевидность, данное обстоятельство является предметом полемики. Существует две взаимоисключающие позиции, суть которых выражена следующими суждениями: 1) отданная взаймы денежная сумма остается в собственности заимодавца и 2) заимодавец передает сумму в собственность заемщика.

Первая точка зрения – итог методологической ошибки, допускаемой приверженцами данного мнения. Необходимо признать, что в немалой степени этой ошибке способствуют и законодательство, и сами юристы[21].

Так, например, ст.209 ГК, объявляя объектом права собственности имущество, совершенно упускает из виду тот факт, что в ст.128 ГК имущество было определено как категория, включающая в себя не только вещи, но и имущественные права. А право собственности на имущественное право – это уже абсурд.

Или еще пример: ст. 395 ГК устанавливает ответственность за пользование чужими денежными средствами, подразумевая под таковыми, прежде всего суммы вовремя не возвращенных займов, кредитов, авансов, вкладов и т. д., то есть суммы, собственником которых является лицо, неосновательно их удерживающее. Почему же тогда они «чужие»? Потому, что другое лицо (заимодавец, кредитор и т. п.) может потребовать уплаты этих средств[22].

Так же необходимо добавить, что заемные средства (кредит), как справедливо отмечалось в юридической литературе, имеют двойственную правовую природу: как часть имущества они принадлежит заемщику на праве собственности как полученные заимообразно деньги или вещи, определенные родовыми признаками; как объект обязательственных правоотношений – это долги должника перед кредитором, то есть лицом, управомоченным на истребование или взыскание от должника указанной части имущества (права требования кредитора).

Вкладчик-кредитор отправляется в суд, предъявляет иск о взыскании денежной суммы в соответствии со ст.393 ГК, выигрывает дело, дожидается вступления в законную силу решения суда, получает исполнительный лист и отправляется с ним к судебному приставу-исполнителю[23].

Последний направляет исполнительный лист в ЦБ РФ, который с ведущегося у него корсчета банка-должника списывает необходимую денежную сумму, которая затем передается вкладчику. При отсутствии денег на корсчете ЦБ РФ отмечает это на исполнительном листе и возвращает его без исполнения, после чего судебный пристав продает часть имущества банка-должника, а вырученные от продажи имущества средства направляет на удовлетворение требований вкладчика.

Вкладчик-собственник отправляется в суд и требует.. возврата своих денег в соответствии со ст.301 ГК. Своих, внесенных им в банк денежных купюр (а если внесение во вклад денежных средств было осуществлено в безналичном порядке, предмет иска вообще трудно представить).

Проблем возникает несколько. Проблема первая: как доказать суду, какие именно из купюр, находящиеся в банке, принадлежат ему (вкладчику)? Допустим, что вкладчик с этой проблемой справился. Но возникает проблема следующая: банк заявляет, что этих купюр у него нет. И это естественно, ведь банк – не хранилище денег, а предприятие по производству стоимости. Суд, помня это утверждение, скорее всего, откажет такому вкладчику в иске. Вкладчику остается лишь искать обладателя определенных денежных купюр. Но даже если ему все-таки это удастся, на пути его иска об истребовании купюр встает п.3 ст. 302 ГК: деньги нельзя истребовать от добросовестного приобретателя. А то, что приобретатель купюр был добросовестным, – не вызывает никаких сомнений: ни один получающий деньги не обязан выяснять у плательщика, у кого и как он эти купюры приобрел и законно ли он их у себя держит.

К сожалению, редакция Закона о банках и банковской деятельности от 03.02.96 вновь допускает «доверительное управление денежными средствами», что не просто противоречит здравому смыслу, но и является основой для продолжения различных злоупотреблений.

Рассмотрим еще одну практическую проблему – способ исполнения кредитором своей обязанности предоставить кредит[24].

В последнее время арбитражная практика пошла по пути отказов в исках о взыскании задолженности по кредитам, выданным банками путем оплаты расчетных документов заемщиков. То обстоятельство, что средства кредита не поступили на расчетный счет заемщика, расценивается судами как непредоставление средств в распоряжение заемщика и, в конечном счете, служит основанием для вывода о безденежности кредитной сделки.

В основе всех заблуждений относительно содержания отношений по предоставлению кредита без зачисления его суммы на расчетный счет заемщика лежит, в конечном счете, неспособность составить комплексное представление об этих отношениях, а также недооценка природы безналичных денег.

Комплексный характер рассматриваемой конструкции заключается в том, что она базируется, как правило, на трех договорах. Первичным является договор, по которому будущий заемщик обязывается платить своему контрагенту (за товары, работы, услуги и пр.).

Наличие обязанности платить другому лицу побуждает потенциального заемщика вступить в кредитные отношения и предопределяет цель кредитования – исполнение обязательств по соответствующему договору. Таким образом, вторым и центральным элементом конструкции становится кредитный договор. В рамках кредитного договора заемщик дает кредитору поручение о выполнении платежа в пользу своего контрагента по первоначальному договору. Следовательно, в кредитном договоре появляется элемент поручения, а кредитор и заемщик дополнительно выступают в качестве доверителя и поверенного. При этом, разумеется, между кредитором (банком) и получателем платежа не возникает никаких договорных отношений. Заемщик (доверитель), давая кредитору (поверенному, банку) поручение уплатить по первичному договору, тем самым реализует право распоряжаться денежными средствами, предоставленными в кредит. Действующий порядок отражения кредитных операций в бухгалтерском учете банков полностью исключает «объявление» заемщика должником без фактического предоставления ему банком соответствующей суммы. Таким образом, существующая у заемщика возможность распоряжения средствами кредита одинакова, независимо от способа предоставления кредита[25].

Рассмотрим пример из судебном практики, свидетельствующий о противоположной позиции в отношении способа предоставления кредита. Так, ООО «Стоик» и ООО «Свод» обратились в Верховный Суд РФ с заявлением о признании п.2.1.1. Положения ЦБ РФ 54-П от 31.08.98 г. противоречащим ГК РФ. Указанный пункт 2.1.1. стоит привести полностью: «предоставление (размещение) банком денежных средств юридическим лицам осуществляется в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на расчетный, текущий или корреспондентский счет, в том числе при предоставлении средств на оплату платежных документов и на выплату заработной платы». Как указывают заявители, данный пункт ограничивает права юридических лиц, предусмотренные ст. ст. 313, 814, 821 ГК РФ. Решением ВС РФ указанное заявление оставлено без удовлетворения, а Определением Кассационной коллегии ВС РФ – без изменения. В этой связи необходимо добавить, что практика, как всегда, опережает теорию, и предоставлении кредита без перечисления суммы на расчетный счет заемщика – тому подтверждение. Каждый второй кредит предоставляется именно таким способом.

Еще одно противоречие в сфере применения норм действующего законодательства. Это касается формы кредитного договора.

В соответствии с п.3 ст.7 Закона о бухгалтерском учете кредитные обязательства, не подписанные главным бухгалтером, считаются недействительными. Согласно ст. ст.307, 819 ГК кредитные обязательства возникают из кредитного договора, который должен быть заключен в письменной форме (ст.820 ГК).

Сделка в письменной форме совершается путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Сказанное свидетельствует о том, что в ст.7 Закона о бухучете под кредитными обязательства следует понимать кредитные договоры. Вместе с тем п.1. ст. 53 ГК устанавливает, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, которые действуют в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Поскольку главный бухгалтер в отличие от руководителя не является органом управления юридического лица, норма, содержащаяся в ст.7 Закона о бухучете, противоречит п.1 ст. 53 ГК. Эти законы имеют статус федеральных, однако, в соответствии со ст.4 федерального закона «О введении ив действие части первой ГК РФ» иные федеральные законы применяются постольку, поскольку не противоречат части первой ГК. Таким образом, кредитный договор, не подписанный главным бухгалтером, не является недействительным[26].

Пойдем еще дальше. Если следовать логике закона о бухучете и норме о коммерческом кредите, любой договор купли-продажи, поставки и т. д., по условиям которого существует разрыв во времени между моментом передачи товаров (работ, услуг) и моментом оплаты (что характерно для подавляющего большинства договоров, заключаемых в сфере предпринимательской деятельности), требует подписи главного бухгалтера, иначе договор будет недействительным.

Сторонники точки зрения о необходимости подписи главного бухгалтера на гражданско-правовых договорах отождествляют два различных понятия: сделка и обязательство. В силу обязательства должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие, либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Таким образом, обязательство – это определенное правоотношение, тогда как сделка – это юридический факт, с которым закон связывает установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей[27].

Гражданского законодательство предъявляет требования к форме сделки, тогда как форма обязательства не может быть установлена в силу его правовой природы. Таким образом, положение п.3 ст.7 Закона о бухучете, фактически устанавливающее требование к форме обязательства, противоречит нормам гражданского законодательства. Исходя из смысла Закона о бухучете, термин «обязательство» использован в нем не в гражданско-правовом смысле. Видимо, под обязательством в данном случае понимаются бухгалтерские документы, опосредующие бухгалтерский учет хозяйственных операций и заключаемых договоров. Некорректность формулировки данного закона послужила его расширительному толкованию.

Характерно, что за период действия закона о бухгалтерском учете с ноября 1996 г. по настоящее время в практике Президиума ВАС РФ не было ни одного спора, предметом которого являлось бы требование о признании недействительным кредитного договора или иных гражданско-правовых договоров по причине отсутствия подписи главного бухгалтера.

В завершение рассмотрения некоторых теоретических и практических проблем правоприменения необходимо уделить внимание встречающимся в практике фактам, свидетельствующим о неправильном применением норм о займе к вексельным отношениям. Кроме того, арбитражная практика имеет оригинальный подход к решению проблем, связанных с порочностью векселей.

Как мы смогли убедиться, законодательство о кредите нуждается в серьезном улучшении. В целях его совершенствования необходимо принятие следующих мер.

1. Разработка и принятие новой редакции Федерального закона о внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ для формулирования положений о кредите с учетом существенных условий этих самостоятельных договоров. Изменение структуры 42 главы ГК с учетом соображений, высказанных в настоящем разделе.

2. Необходимо упразднить правило п.1 ст. 821, позволяющее кредитору в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, как не соответствующее принципам об имущественной ответственности и консенсуальной природе кредитного договора.

3. Следует внести изменения в Закон о банках и банковской деятельности, запрещающие доверительное управление денежными средствами.

4. Содержание нормы п.3 ст.7 Закона о бухгалтерском учете, фактически объявляющей недействительным кредитный договор без подписи главного бухгалтера, следует привести в соответствие с действующим законодательством.

5. Требуется законодательное разрешение проблемы, связанной со способом исполнения кредитором своей обязанности предоставить кредит. Нормы ЦБ РФ, носящие фискальную нагрузку и исключающие возможность перечисления денежных средств, являющихся предметом кредитного договора, на счета, указанные заемщиком, следует упразднить.

6. В целях соблюдения единой терминологии следует исключить употребление термина «ссуда» в смысле «банковский краткосрочный кредит», а также в соответствии с правомочиями лиц, осуществляющих внебанковское кредитование, заменить употребление терминов «кредит», «кредитор» на термин «заем», «займодавец».

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/kreditnyiy-dogovor-i-ego-vidyi/

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212.

2. Арбитражный процессуальный Кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 27.12.2005) // СЗ РФ от 29.07.2002, № 30, ст. 3012.

3. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ от 05.12.1994, № 32, ст. 3301, СЗ РФ от 29.06.2007, № 30 (2 ч.), ст. 3120.

4. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 26.06.2007) // СЗ РФ от 29.01.1996, № 5, ст. 410, СЗ РФ от 25.07.2007, № 30 (1 ч.), ст. 3100.

5. Федеральный закон «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных бумаг» №136-ФЗ от 29.07.98 г. // Собрание законодательства РФ. №31. 1998. Ст. 3814.

6. Федеральный закон от 08.12.1995 N193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (ред. от 26.06.2007) // Собрание законодательства РФ. N 50. 1995. Ст. 4870.

7. Федеральный закон РФ «О государственной поддержке малого предпринимательства» 14 июня 1995 года № 88-ФЗ // Собрание законодательства РФ. №25.1995. Ст. 2343.

8. Федераль

Здесь опубликована для ознакомления часть работы «Кредитный договор: понятие и виды». Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш преподаватель!


Просмотров: 1572