Модели диалога субъектов международного брачного рынка (Россия-США)

Реферат

В наши дни заметно актуализировались следующие процессы: интенсификация интеракционистских процессов в рамках вариативных гендерных культур, усиление публичности с точки зрения демонстрации личной жизни посредством различных каналов СМИ. Сегодня все четче проявляется феномен кросснациональной брачной миграции асимметрии и стремления западных акторов к доминированию и манипулированию, усиление «западноцентричности» молодых россиян, ощутимая детерминация диалоговых характеристик национально-гендерными факторами мезо — и микросоциального порядков и другие не менее значимые.

Ключевые слова: диалоговая модель, диалоговая дистанция, межкультурный диалог, моделирование брачно-семейного поведения.

Диалог — важнейшая категория современной культуры, учитывая локальные и глобальные вызовы последних лет. Умения вести конструктивный диалог являются важнейшими качествами для реализации и постоянной динамики конструктивных отношений между субъектами различных уровней социумов. Поэтому сегодня весьма значимы исследования, ориентированные на понимание основного содержания диалога, его детерминирующих факторов. В этой связи актуально исследовать на прикладном материале специфику сближения культур, а также субъектов — носителей различных культур, конструктивные и негативные моменты указанного сближения. Выбранная нами тема является одной их интересных, достаточно новых направлений исследований [1].

Выбранные для анализа субъекты нечасто попадают в поле исследовательского интереса отечественных ученых, однако этот «объект» удобен для изучения: в наличии имеется значительное количество вариативных источников: книги, каталоги и т. п. В нашем исследовании одними из базовых ценностных факторов микросоциального порядка мы эксплицируем: 1) 1) активность [2]; 2) ориентированность на семью; 3) материальное положение [3]; 4) здоровье [4]; 5) нравственные основы; 6) эстетика и сексапильность; 7) уровень интеллекта. Эти факторы мы считаем базовыми в отношении характеристики личности, в данном случае субъектов брачного рынка. Выделенные факторы актуальны для установления диалога, они применяются субъектами в процессе поиска партнера для создания отношений и построения семьи. Эти факторы достаточно часто встречаются в текстах анкет, писем, другой корреспонденции, иллюстрирующей презентации и ожидания субъектов, вступающих в диалог. Они определяют конструктивность/деструктивность диалоговых отношений между взаимодействующими субъектами. В соответствии с теорией коммуникативно-диалоговых отношений [5], элементы субъектности могут выступать как квазисубъект. Квазидиалоговые отношения сходны с диалоговыми, но и отличны от них. Характер диалога между субъектами брачного рынка можно называть итогом квазидиалоговых отношений, которые представляют собой отдельные «срезы» диалога. В исследовании рассматриваются соотношения между квазисубъектами, они базируются на взаимодействиях между субъектами — их самопрезентациях и экспектациях.

39 стр., 19359 слов

Проблемы регулирования отношений по управлению многоквартирным ...

... гражданского и жилищного законодательства, практика правоохранительных органов и положения правовой доктрины в отношении правоотношений, возникающих в результате управления кондоминиумами. Целью дипломной работы является совершенствование ... в правовом статусе субъектов. В отраслях права эти методы в зависимости от характера регулируемых отношений и других социальных факторов выступают в различных ...

Мы получили 4 основные «фигуры» субъектов, которые коммуницируют в рамках, так называемого, «заочного диалога» — 1) субъекты — женщины в их самопрезентациях; 2) субъекты — мужчины в их ожиданиях; 3) мужчины в их самопрезентациях; 4) женщины в их ожиданиях.

Рассматривая самопрезентации женщин, мы говорим о том, что российская женщина, субъект брачного рынка, «предлагает» потенциальному субъекту — партнеру (табл. 1).

Позже мы сопоставили полученные результаты с ожиданиями западного мужчины: что он ожидает, что для него наиболее значимо, какие качества потенциальной партнерши. Сравнение и сопоставление показали, насколько конкордантны, либо дискордантны области «презентаций» и «ожиданий» контактирующих субъектов рынка. Конкордантность и дискордантность в будущем будут значительно влиять на то, будет ли успешным диалог и в какой степени, как в дальнейшем сложатся отношения субъектов.

Таблица 1

Самопрезентации российских женщин.

Респондент Респондент.

Индексы личностных параметров.

А.

З.

И.

С.

Н.

Ф.

Э.

NA.

IA.

NЗ.

IЗ.

NИ.

IИ.

NС.

IС.

NН.

IН.

NФ.

IФ.

NЭ.

IЭ.

0,011.

0,015.

0,040.

0,003.

0,033.

0,011.

;

;

0,026.

;

;

0,008.

0,023.

0,004.

0,019.

;

;

0,017.

;

;

0,013.

0,017.

0,013.

0,078.

;

;

0,036.

0,01.

0,057.

0,016.

0,052.

0,036.

;

;

0,079.

;

;

0,026.

;

;

0,026.

0,114.

;

;

Примечание. N — общее число слов в анкете; NA — количество слов-индикаторов, отражающих активность, IAотношение числа слов-индикаторов к общему числу слов в анкете, IA = NA/N; Nи — количество слов-индикаторов, отражающих уровень интеллекта и образования респондента; Iи — отношение числа слов-индикаторов, отражающих уровень интеллекта, к общему числу слов в анкете, Iи = Nи/N; и т. д.

С целью не перегружать текст, здесь представлена не вся полученная в исследовании информация. В таблице 2 представлены ожидания западных мужчин (пять субъектов рынка), т. е. предъявляемые к россиянке требования. Сопоставим только что рассмотренные данные, отражающие самопрезентации актора-женщины, с аналогичными данными, отражающими ожидания субъекта-мужчины.

Таблица 2

Ожидания западных мужчин.

Респондент.

Индикаторы личностных параметров.

А.

З.

И.

С.

Н.

Ф.

Э.

NA.

IA.

NЗ.

IЗ.

NИ.

IИ.

NС.

IС.

NН.

IН.

NФ.

IФ.

NЭ.

IЭ.

;

;

;

;

;

;

0,006.

;

;

0,003.

;

;

;

;

;

;

;

;

0,02.

;

;

0,04.

;

;

;

;

;

;

;

;

0,014.

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

0,005.

0,01.

0,01.

0,01.

;

;

;

;

0,004.

0,004.

0,012.

0,008.

0,048.

;

;

Мы видим, насколько содержательно различаются табл. 1 и 2, т. е. значительно несовпадение самопрезентаций российских женщин и ожиданий западных мужчин. По причине ограничения в отношении объема статьи обратимся к подведению итогов нашего исследования. Диалоговые характеристики субъектов брачного рынка определяются и национальными, и гендерными факторами. В нашем исследовании мы определили, что, по большому счету, этот диалог носит конкордантный характер, лишь с незначительными дискордантными характеристиками по определенным пунктам. Субъекты желают строить диалог, но различия в менталитете, культурное своеобразие «вносят свою лепту». Некоторые факторы усиливают несоответствие интеракций в условиях усилившихся глобализационных процессов, например, недостаточное знание иностранного языка, незнание законов, традиций страны, а также априори ошибочные представления субъектов друг о друге. Мы также использовали метод кейс-стади, поскольку в качестве объекта исследования выбран достаточно уникальный феномен и неординарные процессы [6].

Мы выяснили, что в наши дни усилено стремление западного субъекта к доминированию, в том числе и в брачно-семейной жизни [7].

Мы выяснили, что среда, принимающая брачных мигранток, в большой степени определяется этнокультурными стереотипами, они задают гендерный порядок и формируют «идеальные поведенческие модели», часто далекие от реальной жизни [8].

В рамках нашего исследования концепция диалоговой модели интеграции может стать тем инструментом, который дает возможность изучить и более тонкие, сложные интеракции между иммигрантами и местными жителями [9].

Применяя данную модель, мы получаем возможность делать футурологический прогноз сфер жизнедеятельности ассимиляции, предвидеть трудности, которые могут появиться в дальнейших интеракциях субъектов рынка и местными жителями. Западная культура сегодня декларирует гендерное равенство, в современной России в наличии похожая установка [10].

Однако, результаты исследования свидетельствуют о том, что западные субъекты — мужчины на брачном рынке не поддерживают сложившийся в в странах Европы, да и в США декларируемый гендерный порядок.

международный брачный миграция самопрезентация диалоговый.

Rotkirch A. «Never any cobweb on me»: post-soviet women’s transnational migration // Transnational Feminism and Local Perspectives: Theories, Practices and Analytical approaches. SPb: European University of St. Petersburg, 2006. pp. 3−9 (14, https:// ).

Begin M.P. `Virtual’ brides in the post-soviet context: Dissertation for PhD degree. — University of Kentucky, 2007. pp. 5−40.

Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. М., 2004. C. 10−15.

Н. Х. Социологический, М. Р. Теория, В. П. Интеграция

Johnson E. Dreaming of a mail-order husband. Russian-American romance Durham; London: Duke University Press, 2007. pp. 1−40.

Темкина А., Роткирх А. Советские гендерные контракты и их трансформация в современной России // СОЦИС, 2002, № 11. С. 10−14.

Берн Ш. Гендерная психология. СПб: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. 318 c.

Л. В. Динамика