Суд в России: вторая половина XIX – начало XX века

Реферат

Судебная реформа 1864 г. считается одной из самых демократичных и наиболее последовательных среди всех масштабных преобразований Александра II. Она серьёзно обновила и изменила в лучшую сторону судебную систему России, способствовала развитию и совершенствованию правовой отрасли демократизации и гуманизации российского общества, развитию и обогащению общественной жизни.

Цель данной работы — исследовать работу М.В. Немытиной «Суд в России: вторая половина XIX — начало XX вв.» и дать ей характеристику, кратко изложив основные идеи и взгляды автора.

1. Историография судебной реформы 1864 года в России

Автор считает, что при изучении судебной реформы 1864 г. необходимо отказаться как от подходов, существовавших в советский период и заставлявших пристрастно искать в ней элементы непоследовательности и незавершенности, так и от романтически-идеалистического взгляда 1990-х годов. «Настало время осмыслить, наконец, объективно судебные преобразования второй половины прошлого века и начала нынешнего» [1; 9].

Перед этим М.В. Немытина обращается к историографии проблемы и отмечает, что исследовательских работ по теме довольно много. и у кого из При этом практически ни у кого из учёных не возникало сомнений относительно того, что судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной в ряду преобразований второй половины XIX в. в России. Эта позиция отражена как в трудах дореволюционных исследователей пореформенного суда, будь то приверженцы либерального или охранительного направления, так и в работах, вышедших после 1917 г., будь то исследования, опубликованные в советский период или в последнее время. То же самое можно сказать и о зарубежной историографии.

Исследователи также отмечают, что судебная реформа дала толчок развитию правовой мысли в России второй половины XIX — начала XX вв. Многие талантливые, прогрессивно настроенные, желавшие принести пользу отечеству люди в этот период избирали сферой своей деятельности юриспруденцию.

В целом авторы, пишущие по теме, в зависимости от своей общественно-политической позиции и цели создания работы отмечают две тенденции судебной реформы — либо ограничение её демократических принципов и институтов, либо их совершенствование. Одни исследователи отдают предпочтение тенденции на совершенствование судебного строя на основе «исправления» выявившихся в ходе реализации уставов недостатков — зачастую то, что кажется приемлемым в теории, в формулировках закона, не выдерживает испытания практикой. Другие авторы усматривают в законодательстве, принятом в дополнение к судебным уставам, ограничение его прогрессивных начал, приведение нового суда в соответствие с другими государственными институтами.

22 стр., 10715 слов

Судебная реформа в России 1864г

... Александр II, а так же его брат Константин Николаевич, который придерживался даже более радикальных взглядов. История подготовки судебной реформы уходит своими корнями в первую половину ... период ее подготовки обратила внимания Л.Г. Захарова в работе «Крестьянство в России в буржуазных реформах 60х годов 19 века. [7] Характерной чертой большинства работ советских исследователей о судебной реформы ...

Для дореволюционных исследователей характерно то, что изменения в законодательстве о суде они рассматривали зачастую без должной связи с эволюцией общественно-политического строя России. В их работах речь идет скорее о «саморазвитии» пореформенного суда. В целом же особенности дореволюционной историографии в оценках пореформенного суда таковы:

  • идеализация судебных уставов 1864 г. как воплощения идеалов правосудия в жизнь, создания в России основ правового строя;
  • объяснение проведения судебной реформы волей императора (одна из «великих реформ Александра II»);
  • явное преобладание в оценках авторов позитивного взгляда на пореформенный суд как на самую последовательную из реформ второй половины XIX в.;
  • отсутствие зачастую серьезных противоречий во взглядах на пореформенный суд среди представителей двух противоположных направлений общественно-политической мысли — охранительного и либерального — и в то же время противоречивые суждения о сущности уставов 1864 г. внутри одного направления;
  • размежевание среди представителей охранительного и либерального направлений по мере введения судебных уставов в жизнь, столкновения новых судебных порядков с реалиями российской жизни;
  • обоснование изменений в судебном строе несоответствием нового суда основам российской государственности;
  • стремление дореволюционных исследователей пореформенного суда объяснить как судебную реформу 1864 г., так и последующие преобразования в этой сфере прежде всего субъективным фактором, а не социально-экономическими и политическими потребностями и переменами;
  • определение в законодательстве, принятом в дополнение к судебным уставам в последующий период, двух тенденций: на совершенствование судебного строя и на ограничение демократических начал уставов 1864 г.

По мнению автора, советская историческая и правовая наука к оценке судебных преобразований второй половины XIX в. относились довольно предвзято и односторонне, в связи с господствовавшими тогда идеологическими установками. В то же время бесспорны и заслуги советской историографии в осмыслении проблемы. Они таковы:

  • стремление связать судебные преобразования второй половины XIX в. с общественно-политической жизнью в России, отказавшись от господствовавшего в дореволюционный период взгляда на реформы как на акт доброй воли со стороны Александра II и его окружения;
  • отказ от идеализации судебной реформы 1864 г. и выявление в судебных преобразованиях правительства элементов непоследовательности;
  • стремление дать сравнительный анализ уставов 1864 г. и принятого в дополнение к ним законодательства, а также оценить степень ограничения этими новеллами принципов и институтов судебной реформы;
  • подробное изучение политических процессов в России второй половины XIX — начала XX вв.;
  • исследование особенностей реализации судебной реформы в различных частях России.

Для советской историографии было характерно также стремление последующие изменения в судебных уставах объяснить не попытками правительства ввести новый суд в общий строй государственных учреждений России, а исключительно динамикой революционного движения, исходя из устоявшейся характеристики этапов революционно-освободительного движения в России и складывавшихся в стране революционных ситуаций.

12 стр., 5957 слов

Судебная реформа 1864 года в России

... не только судебной реформы 1864 года, но и всей эпохи реформ. В 1864 году была проведена судебная реформа, которая ввела основы нового судопроизводства в России: были учреждены суд присяжных, выборный мировой суд, адвокатура. II. ...

Поэтому советской историографии по сравнению с дореволюционной не удалось продвинуться ни в осмыслении борьбы внутри правительственного лагеря за содержание уставов 1864 г., ни в определении места судебной реформы в системе преобразований второй половины XIX в., их взаимодействия и взаимной обусловленности, ни в выяснении роли суда в механизме самодержавия, его связи с другими звеньями государственного аппарата, ни в других подобных вопросах.

Для российской историографии 1990-х гг. характерна некая эйфория в отношении к судебной реформе 1864 г., когда в стремлении реформировать современное правосудие авторы обращались к отечественному наследию. Советская судебная система и пронизывавшие ее принципы и институты были несправедливо признаны ими непригодными, поэтому они обратились к судебной реформе 1864 г. как своеобразному эталону для современной российской правовой системы. Отсюда — идеализация судебной реформы современными авторами, особенно представителями отраслевой юридической науки.

Таким образом, по мнению М.В. Немытиной, задача современных исследователей — преодолеть все недостатки, характерные для данных трёх этапов историографии проблемы, и стараться дать максимально объективную и непредвзятую картину судебной реформы 1864 г. и её последующих корректировок.

2. Сущность, значение и эволюция судебной реформы в России второй половины XIX — начала XX века

Проанализировав проблему, автор пришла к выводу, что судебная реформа 1864 г. была самой демократичной среди преобразований 60-70-х гг. XIX в. в России. В то период правительство Александра II, чтобы сохранить самодержавие, пошло на уступки, в том числе и в виде судебной реформы.

Радикализм судебной реформы определялся рядом факторов:

  • крайней отсталостью российской дореформенной юстиции, не претерпевшей изменений на протяжении длительного периода времени;
  • необходимостью с помощью демократизации судоустройства и судопроизводства обеспечить экономическое развитие страны;
  • победой либерального направления в правительстве в ходе подготовки судебных уставов 1864 г.;
  • недооценкой роли суда в государственном механизме — окружение Александра II полагало, что введение построенного на демократических принципах суда не изменит формы правления.

Применительно к реформе 1864 г. нельзя говорить ни о преемственности старого и нового суда, ни о трансформации отечественной правовой традиции. Конструкция судебной реформы 1864 г. аккумулировала европейские теоретические доктрины о суде, опыт судоустройства и судопроизводства, воплощенный в законодательстве стран Европы.

Судебная реформа 1864 г. определила также основное направление правового развития России второй половины XIX — начала XX вв. В российскую государственность был введён элемент конституционного строя — самостоятельная и независимая судебная власть. Стремясь избежать превращения России в конституционную монархию, самодержавие уже само вступило на этот путь. Это суть противоречия, которое породила судебная реформа и которое впоследствии будет обостряться.

4 стр., 1969 слов

Реформы и контрреформы в России во второй половине XIX в

... Судебная реформа Судебная реформа была проведена в 1864 г. Это была самая радикальная из всех реформ, так как отражала самые последние тенденции в мировой судебной практике [7]. Прежний суд ... женского образования. До реформ Александра II в России существовали только закрытые институты ... Реформы в области образования Реформы в области образования. В 1863 г. был издан новый общеуниверситетский устав, в ...

С принятием уставов 1864 г. реформировалась одновременно вся система судоустройства и судопроизводства. Отказавшись от хаотичной системы сословных судов, судебные уставы ввели стройную систему судебных органов со строго очерченной компетенцией. В судебной системе появились такие принципы, как гласность, состязательность, презумпция невиновности, право обвиняемого на защиту. Они более полно и последовательно воплощались в жизнь в судебной процедуре с участием присяжных заседателей.

Новый судебный порядок, сталкиваясь с остатками старого суда, не мог быть сразу распространен на все огромное пространство Российской империи, поэтому вводился на территории России постепенно, что в целом было разумно и правильно.

Однако процесс реформирования, так успешно начатый, постепенно стал искажаться в сторону корректировки и введения ограничений. Случилось так, что правительство вынуждено было, почти вслед за изданием уставов 1864 года, вступить на путь их исправления.

Законодательство о суде 1870-80-х гг. при внешней видимости частных поправок к уставам 1864 г, имело вполне определенную направленность — вторжение администрации в сферу деятельности судов. Основными мероприятиями в ряду этих мер, предпринятых самодержавием, явились:

  • издание Правил 19 мая 1871 г., передавших жандармским офицерам следственные полномочия;
  • учреждение Особого присутствия для рассмотрения дел о государственных преступлениях в составе Сената;
  • передача дел о лицах гражданского ведомства в военные суды; меры административного воздействия, и т.д.

Судебную политику правительства в этот период нельзя охарактеризовать иначе как контрреформу. Её целью была нейтрализация демократических принципов и институтов судебной реформы. Правительство не смирилось с самой демократичной из реформ второй половины XIX в. Напротив, противоречие между судом и другими государственными институтами, делавшее суд «инородным телом в организме самодержавия» и лишавшее правительство опоры, особенно в условиях подъема выступлений народников, заставляло самодержавие принимать неотложные меры, чтобы ввести суд в общий строй государственных учреждений. В итоге к концу 1880 — началу 1890-х гг. демократические принципы и институты уставов 1864 г. были ограничены: внешне, по форме, продолжали действовать судебные уставы, но содержание их было существенно изменено.

В процессе изучения проблемы М.В. Немытина приходит к выводу, что в конце XIX в. властью готовилась ещё одна судебная реформа, в ходе которой предполагалось пересмотреть всю систему судебных органов и пронизывавшие ее принципы и институты. Идеологом этой мощной контрреформы был министр юстиции Н.В. Муравьев. Он планировал привести суд в соответствие с основами государственного строя и системой государственных учреждений, в результате чего перестроенный суд вновь мог бы стать дополнительной опорой существовавшего режима. Однако этот проект не был реализован. суд законодательство пореформенный

Подготовка велась очень серьёзная, но, возможно, что министр юстиции вышел за пределы предоставленных ему полномочий и не смог соотнести реальных условий и возможностей государства, общественных потребностей со взятыми на себя обязательствами по переустройству суда. Существовавшая на тот момент судебная система в целом вполне устраивала и правительство, и общество. Переустройство её повлекло бы колоссальные и совершенно неоправданные расходы для казны. Поэтому проекты новой редакции судебных уставов оказались «мертворождёнными», и «гора родила мышь».

10 стр., 4624 слов

История : Буржуазные реформы второй половины XIX в

... развитии России и требовалось вводить буржуазные реформы. ... развитию страны. Правительство практически не ... движение во второй половине века ... в истории России: крепостное право было отменено ... России ХIХ в. занимает особое место. В эти годы очень быстрыми темпами шло разрушение феодально-крепостнической системы и утверждение капитализма. Однако представления о путях перемен у самодержавия ...

В конце XIX в. — начале XX в. в обществе разгорелись активные дискуссии о будущем судебной системы и её устройстве. У различных общественных движений и партий были разные взгляды на проблему — от весьма радикальных до умеренных и эволюционных. Это не могло не повлиять на дальнейшие пути развития российской судебной системы, которую необходимо было совершенствовать с учётом веяний времени.

Закон от 15 июня 1912 г. восстановил в России мировую юстицию и уничтожил институт земских участковых начальников. Мировые судьи были выборными. Значительно расширилась подсудность мирового суда по сравнению с уставами 1864 г. Однако во многих других проявлениях закон оставался половинчатым. «Самодержавие в начале XX в., даже осознав значимость конкретного преобразования для развития страны и сумев предпринять шаги в этом направлении, остановилось на полпути» [1; 360-361].

Политика самодержавия в судебной сфере в начале XX в. носила весьма противоречивый характер. Неудавшаяся попытка осуществить полный и систематический пересмотр уставов 1864 г. свидетельствовала о неспособности самодержавия проводить серьезные, нацеленные на перспективу преобразования. Декларации правительства о необходимости учреждения в России правового государства сочетаются с чрезвычайными мерами в политике. Понимание необходимости ввести жизнь деревни в правовое русло и обязательно предоставить крестьянам равные с другими сословиями права выливалось в принятие компромиссного закона о местной юстиции, и т.д.

В целом, мнение автора по проблеме таково — судебную реформу 1864 г. не следует идеализировать. В стране с абсолютистской формой правления и сословным строем, при отсутствии элементарных гражданских прав и свобод, представительных государственных учреждений был введён демократический по своей природе суд. Если бы стремление самодержавия к самосохранению совпадало с его реформаторскими возможностями, то оно стало бы дальше следовать курсом реформ, внедряя в российскую действительность элементы конституционного строя, реформируя вслед за судоустройством и судопроизводством уголовное и гражданское материальное право. Однако этого не произошло.

Самодержавие не сумело продолжить процесс реформирования. Новый суд, основанный на демократических началах, вступил в противоречие с другими институтами государственной власти. И вместо того, чтобы плавно продолжить развитие государственных институтов по пути, который был задан судебной реформой, правительство пошло на ограничение демократических начал судебных уставов. Это привело к контрреформе 1880-х, когда суд вполне «вписался» в государственный строй.

При обострившихся в обществе и государстве в начале XX в. противоречиях самодержавие, чтобы самосохраниться, вынуждено было дальше продвигаться по пути реформ. Но эти процессы отражали лишь потребности момента и не были нацелены на перспективу. И хотя реформа местной юстиции 1912 г. носила прогрессивный характер, она оказалась половинчатой.

11 стр., 5373 слов

МЕСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В РОССИИ во второй половине XVIII в

... путем усиления административного вмешательства. Тем не менее, многие предложения, сделанные в ходе работы Уложенной комиссии, вошли в практику и послужили основанием для реформистских преобразований 1775 г. (в территориальном делении, судебной ... направления деятельности, перечень наказуемых полицией деяний. Главными источниками Устава ... доказательство для усердных сынов России заемлем и предлагаем от ...

В результате уступки, на которые шло правительство, затрагивали противоречия в обществе и государстве, но не разрешали их до конца. Накапливались противоречия, которые повлекли за собой крах режима.

«Российское самодержавие во второй половине XIX в., задавшись под натиском общественно-политической ситуации благородной целью продвинуть общество вперед с помощью судебной реформы и одновременно преследуя иную цель самосохранение, в действительности с помощью этой же реформы обострило собственные противоречия и ускорило гибель существующего режима. При этом надо учитывать, что политическая форма, которая была разрушена, — это устаревший, исчерпавший свой потенциал самодержавный строй. Судебные преобразования в России второй половины XIX — начала XX вв. имели непреходящее значение. Суть их состоит не только в обеспечении условий правильного разрешения дел в суде, но и в гарантиях свободы личности, в элементах разделения властей, положивших начало конституционному развитию страны» [1; 373].

Заключение

При изучении судебной реформы 1864 г. необходимо отказаться от недостатков и идеологических клише дореволюционной, советской и постсоветской историографии. Необходимо посмотреть на неё объективно и тщательно проанализировать её суть, значение, эволюцию и последствия.

Судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной в ряду преобразований второй половины XIX в. в России. Она дала толчок развитию правовой мысли в России второй половины XIX — начала XX вв., способствовала демократизации общества, развитию и совершенствованию общественной жизни.

Однако при этом судебную реформу 1864 г. не следует идеализировать. Самодержавие провело одну из самых прогрессивных за всё время своего существования реформ, но не сумело её развить и продолжить. Напротив, новый суд вступил в противоречие с другими институтами государственной власти, из-за чего правительство пошло на ограничение демократических начал судебной системы. Это привело к контрреформе 1880-х гг.

Долгое время затем самодержавие либо не шло дальше по пути реформ, либо ограничивалось половинчатыми мерами. Накапливались противоречия, в том числе и в судебной системе, которые повлекли за собой крах режима.

В целом же судебные преобразования в России второй половины XIX — начала XX вв. имели очень важное значение, обеспечив условия правильного разрешения дел в суде, дав гарантии свободы личности, продолжив демократизацию и положив начало конституционному развитию страны.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/referat/izvestnyie-sudebnyie-protsessyi-vtoroy-polovinyi-nachala-veka/

1. Немытина М.В. Суд в России: вторая половина XIX — начало XX вв. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. — М.: Академия управления МВД России. 1999. — 43 с.