Проблемы квалификации преступлений по признаку огнестрельного оружия

Дипломная работа

Актуальность темы данной дипломной работы обусловлена следующими факторами.

Бурный рост вооруженной преступности начался в конце 80-х годов. Именно тогда в прессе стали появляться сообщения о непривычных для российских граждан чрезвычайных происшествиях: взрывах в городах, изъятии десятков патронов, гранат, детонаторов, выстрелах на улицах Москвы, перестрелках милиции с вооруженными преступниками, массовых изъятиях в аэропортах ножей, стартовых пистолетов отечественного и иностранного производства, предметов для восточных единоборств, сотен стволов огнестрельного и десятков тысяч единиц холодного оружия. Вооруженное насилие в России за 1999 — 2008 гг. возросло более, чем в 10 раз — с 2164 до 24866 проявлений. В настоящее время преступники все чаще используют стандартное и самодельное боевое огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. Большая часть преступлений (около 30%) совершенных с применением оружия приходится на Москву, Санкт-Петербург, Краснодарский, Ставропольский края, Московскую, Иркутскую, Свердловскую, Тюменскую, Пермскую области.

Оперативная обстановка в общественных местах, на улицах городов и других населенных пунктов остается напряженной. Из всех источников видно, что преступное насилие растет и становится опаснее.

Актуальность данной темы определяется еще и тем, что за последнее время резко возросло совершение преступлений с применением оружия, особенно таких, как разбои и хулиганство.

Преступления, совершенные с применением оружия — наиболее опасная разновидность тяжких насильственных преступлений поскольку преступник посягает не только на общественные отношения, но и на здоровье человека. Совершая данные преступления, преступник проявляет явное неуважение к закону и попирает все моральные и этические нормы. Степень общественной опасности таких преступлений весьма высока.

Проблема квалификации преступлений с применением огнестрельного оружия не достаточно полно исследована и разработана в современной научной литературе, поэтому некоторые ее аспекты требуют более тщательной проработки и осмысления.

В настоящей работе объектом исследования являются преступления, совершенные с применением оружия. Предмет исследования – проблемы квалификации преступлений по признаки

Целью данной работы является рассмотрение квалификационных признаков преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия. Из поставленной цели вытекают

  • дать уголовно-правовую и криминалистическую характеристику оружия;
  • описать виды преступлений, совершаемых с применением оружия, их уголовно-правовую классификацию;
  • описать правовой режим оборота оружия и проблемы его совершенствования;
  • показать особенности квалификации преступлений, совершаемых с применением оружия;
  • выявить организационно-правовые проблемы предупреждения преступлений, совершаемых с применением оружия.

По своей структуре работа состоит из трех глав: в первой главе дана общая характеристика оружия, как объекта законодательного регулирования, во второй главе раскрыты виды преступлений, совершенных с применением оружия, третья глава посвящена проблемам предупреждения преступлений, совершаемых с применением оружия. В заключении подводятся итоги дипломной работы и делаются выводы по теме проведенного исследования.

37 стр., 18149 слов

Правовое регулирование оборота оружия

... что оно необходимо им для совершения преступлений или утверждения определенного статуса . Цель исследования — раскрыть основы правового регулирования отношений, связанных с оборотом огнестрельного оружия, а также установить особенности норм, которые осуществляют ...

При написании данной работы автором изучались и использовались научная литература, нормативный правовой материал, судебная практика. Из авторов, использованных в работе можно назвать следующих: Бойцов А.И., Васецов А., Гаухман Л.Д., Корецкий Д., Кузнецов А.А., Максимов С.В., Микляева О.В., Плескачевский В.М., Филиппов А.Г., и некоторые другие исследователи.

Методологическую основу дипломного исследования составляют такие традиционно используемые в юридической науке методы, как сравнительно-правовой, системный, логический и другие.

ГЛАВА 1. Понятие и виды оружия. Классификация преступлений, совершаемых с применением оружия

1.1. Уголовно-правовая и криминалистическая характеристика оружия

Характерным орудием ряда насильственных преступлений является оружие, применение которого закреплено в качестве квалифицирующего признака в 13 статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 162, п. «в» ч. 2 ст. 205, п. «г» ч. 2 ст. 206, п. «г» ч. 2 ст. 211 и др.).

Судебная практика и доктрина уголовного права исходят из того, что при решении вопроса о признании оружием предметов, применяемых в процессе насильственных преступлений, следует руководствоваться положениями Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии», а в необходимых случаях, когда для решения соответствующего вопроса требуются специальные познания, и заключением экспертов. [3]

Согласно ст. 1 Закона об оружии под оружием понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. В основу данного определения положены признаки, присущие всем видам оружия, несмотря на их огромное разнообразие. Во-первых, это особое предназначение оружия, а во-вторых, конструктивные особенности устройства или предмета, функционально отвечающие этому предназначению. По целевому назначению оружием могут быть признаны только такие устройства и предметы, которые специально предназначены для поражения живой или иной цели либо подачи сигналов. Перечень таких устройств и предметов достаточно широк и разнообразен по видам и моделям, начиная от простейших искровых разрядников и резиновых палок и заканчивая ядерным, биологическим и другим оружием массового поражения. Кроме того, этот перечень дополняется пока что нетрадиционными, можно сказать, экзотическими видами оружия, такими как инфра- и ультразвуковое, электромагнитное, лазерное, акустическое. Закон об оружии упоминает лишь о некоторых из них. В частности, в нем даны определения огнестрельного, холодного, в том числе метательного, пневматического, газового оружия, боеприпасов.

36 стр., 17862 слов

Реализация права граждан на оружие в РФ

Основным правовым актом, регламентирующим оборот и право на оружия в Российской Федерации, является Федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» Об оружии: Федеральный закон [от 13.12.1996 № 150-ФЗ (ред. от ... с ним. В памятниках права эпохи раннего феодализма оружие преимущественно упоминается как средство совершения преступлений против жизни и здоровья. Поэтому, защищая указанные блага, ...

Поэтому отмеченная выше рекомендация о том, что при квалификации преступлений, совершаемых с применением оружия, следует руководствоваться положениями Закона об оружии, вовсе не означает, что рассматриваемый уголовно-правовой признак исчерпывается только теми видами оружия, которые указаны в данном Законе либо оборот которых запрещен или требует специального разрешения. К сожалению, именно так Пленум Верховного Суда РФ истолковал признак вооруженности в составе бандитизма. В Постановлении от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» под вооруженностью банды понимается наличие у ее участников огнестрельного или холодного, в том числе метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Получается, что другие виды оружия, которыми могут быть вооружены бандиты (например, зажигательное, электроразрядное и др.), остались за рамками признака вооруженности банды.

Попытка ограничить понятие оружия в уголовном праве только теми видами вооружения, оборот которых регулирует Закон об оружии, встречается и в юридической литературе. А по мнению А. Васецова, понятие оружия в уголовном праве ограничивается только такими специально созданными и пригодными для поражения живой или иной цели предметами, на изготовление, ношение и использование которых требуется особое разрешение государственных органов. В связи с этим он не считает оружием в уголовно-правовом смысле баллончики со слезоточивыми раздражающими веществами, на приобретение которых не требуется разрешения органов внутренних дел. Напротив, газовое оружие, подлежащее регистрации (пистолеты, револьверы), или газовое оружие, которое вообще запрещено к обороту на территории РФ, по мнению А. Васецова, образует признак вооруженности преступлений [5] .

Закон об оружии регулирует только правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, боевого ручного стрелкового и холодного оружия, а также боеприпасов и патронов к данным видам оружия и не касается отношений, связанных с оборотом иных видов вооружения, не указанных в Законе. Д. Корецкий справедливо подчеркивает, что данный Закон регламентирует административно-правовой режим оружия, обслуживая главным образом потребности лицензионно-разрешительной системы органов внутренних дел, и вовсе не определяет, какие виды оружия могут выступать в качестве предметов и средств совершения преступлений по УК РФ. По смыслу же уголовного закона под оружием, применение которого является квалифицирующим или отягчающим обстоятельством ряда насильственных преступлений, имеется в виду любой вид оружия, в том числе боеприпасы и взрывные устройства, зажигательное оружие (бутылки с зажигательной смесью, огнемет и т.п.), независимо от принципа действия, параметров, технических характеристик, поражающих свойств, специальных целей и условий использования, а также правового режима оборота. Заметим, что сам Пленум Верховного Суда РФ дал аналогичное разъяснение, правда, применительно к

В отличие от Закона РФ от 20 мая 1993 г. N 4992-1 «Об оружии», новый Закон об оружии 1996 г. распространил понятие оружия также на устройства и предметы, конструктивно предназначенные только для подачи световых, дымовых или звуковых сигналов (сигнальное оружие).

31 стр., 15402 слов

Соучастие в преступлении

... уголовного законодательства. 1. Понятие и признаки соучастия в преступлении В понятие "соучастие в преступлении" находит отражение и закрепляется в уголовном законе специфическая преступная деятельность, что ... намерений участников, которое необходимо для соучастия. В рамках приведенной выше законодательной формулы соучастия можно сказать, что соучастие в преступлении по российскому уголовному праву ...

Некоторые криминалисты, по словам А.И. Бойцова [8] , отнеслись к этому нововведению отрицательно, считая, что оно искажает смысловое содержание понятия «оружие», историческое предназначение которого состоит исключительно в поражении живой цели или разрушении иных объектов как при защите, так и при нападении. В.М. Плескачевский по этому поводу не без иронии пишет: «Таким образом, к «сигнальному оружию» могут быть отнесены не только револьверы и пистолеты, конструктивно предназначенные для отстрела не только газовых и «шумовых» патронов, но и милицейский свисток, и даже крупный ключ с полым стержнем, с помощью которых можно издать свист».[9]

Другие ученые, напротив, считают решение законодателя разумным и своевременным, учитывая тесное родство сигнального оружия с другими категориями оружия (прежде всего с огнестрельным), заключающееся в их конструктивном подобии и повышенной опасности.

Действительно, оплошность законодателя в конструировании понятия «сигнальное оружие» налицо. Его нынешняя законодательная формула позволяет причислить к такому виду оружия не только обычный свисток, но и автомобильный сигнал, проблесковый маячок, охранную сигнализацию и любое другое средство подачи светового или звукового сигнала. Очевидно, что понятие сигнального оружия должно включать только такие устройства, которые конструктивно сходны с другими видами оружия (огнестрельным, газовым и т.д.), но при этом предназначены не для поражения цели, а для подачи соответствующего сигнала.

Необходимо обратить внимание и на то обстоятельство, что отдельные виды сигнальных устройств далеко не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. Некоторые модели не только могут быть использованы для поражения цели сами по себе (например, пистолет-ракетница), но и в ряде случаев служить средством применения боеприпасов к огнестрельному оружию и даже без особого труда трансформироваться в огнестрельное оружие. Например, конструкция камор бесствольного стартового пистолета ИЖ-СПЛ позволяет производить выстрел дробовым зарядом. А сигнальные пистолеты-ракетницы, предназначенные исключительно для подачи светового или дымового сигнала, достаточно часто оснащаются дополнительным стволиком под один из патронов к нарезному огнестрельному оружию, который просто вкладывается в патронник или, что встречается реже, укрепляется внутри патронника, придавая таким образом всей конструкции свойства огнестрельного оружия.

Сходство (не только внешнее, но и конструктивное) сигнальных устройств с огнестрельным и газовым оружием, взрывными устройствами сыграло свою роль в том, что случаи использования сигнальных устройств при совершении преступлений не являются редкостью. Особенно эффективным сигнальное оружие оказывается в процессе совершения преступных угроз, в результате которых потерпевший, исходя из внешнего облика и шумового эффекта предмета, которым ему угрожают, расценивает его как огнестрельное оружие и воспринимает данную угрозу как реально опасную для его жизни. Известны случаи совершения разбоев с применением стартовых пистолетов и ракетниц, когда преступники выдают их за огнестрельное оружие, а иногда причиняют вред потерпевшим, используя собственные поражающие возможности этих предметов. Думается, отмеченные обстоятельства и стали причиной, по которой законодатель стремился ограничить оборот сигнальных устройств, признав их одним из видов оружия и тем самым расширив исторически сложившееся, традиционное представление об оружии в целом. Поэтому представляется спорным мнение, что сигнальное оружие, благодаря своему нетипичному для оружия функциональному назначению, выпадает из признака оружия, применение которого предусмотрено в п. «г» ч. 2 ст. 126, ч. 2 ст. 162, п. «г» ч. 2 ст. 211 и некоторых других статьях УК РФ. Как мы попытались доказать, не только «буква», но и «дух» уголовного закона не дают оснований для такого вывода.

5 стр., 2046 слов

Основание и порядок применение огнестрельного оружия сотрудниками полиции

... заключаются: в рассмотрении правового регулирования применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия; в рассмотрении вопроса о порядке применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия; в рассмотрении гарантий личной ... освобождения удерживаемого лица;В-четвертых, с целью задержания лица, застигнутого при совершении деяния, которое содержит признаки тяжкого или особо тяжкого преступления. ...

В соответствии со ст. 1 Закона об оружии к оружию не относятся изделия, сертифицированные в качестве изделий хозяйственно-бытового и производственного назначения (например, кухонные, разделочные, перочинные и другие хозяйственные ножи, топоры, «монтажки», ломы, стамески, напильники, отвертки, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, декоративные пистолеты-зажигалки и т.п.), а также спортивные снаряды, конструктивно сходные с оружием (например, бейсбольная бита, спортивные копья, рапиры, спортивный молот и т.п.).

Как пишет А.И. Бойцов: «Несмотря на то, что перечисленные предметы обладают достаточно большой поражающей мощью, позволяющей использовать их для совершения насильственных преступлений, по своему назначению, они остаются все же орудиями труда, а не оружием». По этой же причине не относятся к оружию имитационно-пиротехнические (петарды, хлопушки, фейерверки и т.п.) и осветительные средства (пиротехнический фонарь и т.п.) .

Не предназначены для поражения живой или иной цели, подачи сигнала, а следовательно, не могут быть признаны оружием предметы, которые лишь внешне похожи на оружие (имитация оружия).

К таковым, например, относятся всевозможные макеты оружия, в том числе декоративное оружие, пугачи, оружие-игрушки и т.п.).

Причем данные изделия не относятся к классу оружия не только по целевому признаку, но и конструктивно расходятся с оружием, учитывая, что понятия «внешнее сходство» и «конструктивное сходство» неоднозначны.

Важнейшим критерием понятия оружия является наличие в предмете или устройстве комплекса конструктивных признаков, предопределяющих предназначение данного предмета и устройства как оружия и позволяющих использовать их по своему назначению. Данный критерий играет особую роль в оценке предмета как оружия, так как вывод о подлинном назначении того или иного предмета позволяет сделать анализ его конструктивных признаков. При этом речь не идет о необходимости констатации всех деталей и параметров конкретного образца оружия. Для признания предмета оружием достаточно установить наличие в нем тех необходимых элементов конструкции (конструктивный минимум), которые функционально обеспечивают возможность его применения в соответствии с назначением, характерным для оружия. Например, таким конструктивным минимумом для огнестрельного оружия является наличие в предмете ствола с запирающим и стреляющим механизмами, которые в системе обеспечивают возможность производства хотя бы одного выстрела. Отсутствие других деталей, скажем рукояти, может влиять на надежность, эффективность и удобство стрельбы, но не является препятствием для производства самого выстрела и, следовательно, признания предмета огнестрельным оружием.

19 стр., 9294 слов

Особенности методики расследования заказных убийств

... Общие вопросы методики расследования заказных убийств 1.1. Понятие методики расследования преступлений. Криминалистическая характеристика заказного убийства Несмотря на достаточно широкий спектр совершаемых в стране преступлений, все они ... деятельность правоохранительных органов. В общей структуре убийств доля «заказных», совершенных из огнестрельного оружия, достигает 70%; б) с использованием ...

В этой связи нельзя считать оружием в юридическом смысле слова неисправное или негодное оружие (например, учебное), конструктивные недостатки которого не позволяют использовать его по назначению. На это обстоятельство неоднократно обращал внимание и Пленум Верховного Суда РФ. В то же время, если виновный, пытавшийся использовать неисправное оружие, не осознавал этого обстоятельства и считал его пригодным, то содеянное нужно квалифицировать как покушение на применение оружия.

Наряду с этим судебная практика не признает наличия квалифицирующего признака «применение оружия» в случае использования виновным в процессе насильственного посягательства незаряженного оружия. В частности, Пленум Верховного Суда РФ указал, что, если лицо в процессе разбойного нападения угрожало незаряженным оружием, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) следует квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». С. 11.)

Такая позиция нам представляется по меньшей мере спорной. Во-первых, то обстоятельство, что предмет, относимый к оружию, находится в незаряженном состоянии, вовсе не означает, что этот предмет перестает считаться оружием. В качестве критериев понятия «оружие» Закон называет не факт наличия или отсутствия в устройстве пули, картечи, другого метаемого снаряжения, патрона или иного боеприпаса, а известное предназначение и связанные с ним конструктивные особенности устройства. Поэтому «незаряженное» и «негодное» оружие, по терминологии Пленума Верховного Суда РФ, совсем не одно и то же, и придание равного правового статуса этим понятиям логически ошибочно.

Во-вторых, представляется очевидным, что исключая незаряженное оружие из признака «применение оружия» в квалифицированном составе разбоя (можно предположить, что это разъяснение будет распространяться и на другие преступления, составы которых предусматривают одноименный признак), Пленум Верховного Суда РФ исходил только из того, что в случае использования виновным незаряженного оружия объективно не создается реальной опасности для жизни или здоровья потерпевшего, ибо выстрел из такого оружия не может последовать. Однако данное обоснование представляется актуальным лишь для разбоя, совершенного с физическим насилием, опасным для жизни или здоровья. В самом деле, применить незаряженное оружие по своему назначению для физического насилия невозможно. Вместе с тем закон предусматривает возможность совершения разбоя в форме психического насилия путем угрозы, где использование незаряженного оружия в качестве орудия психического воздействия с расчетом на то, что потерпевший воспримет его как заряженное, приобретает особое значение. К сожалению, Пленум не учел, что резкое возрастание степени общественной опасности насильственного преступления, носящего вооруженный характер, а соответственно, и более строгая наказуемость за содеянное, обусловлены не только, а иногда не столько риском реального причинения физического вреда, но тем, что применение в процессе психического насилия большинства орудий, а тем более оружия, во много раз умножает поражающий, запугивающий эффект угрозы, оказывая сверхсильное психотравмирующее воздействие на жертву насилия, конечно, при условии, что потерпевший считал демонстрируемое оружие заряженным и способным к бою. Таким образом, использование незаряженного оружия как орудия преступной угрозы, по нашему мнению, следует квалифицировать по признаку «применение оружия», если таковой имеется в составе насильственного преступления.

15 стр., 7411 слов

Методика расследования заказных убийств, совершенных по найму

... заказных» убийств, отличающие их от иных преступлений против жизни, диктуют необходимость научной разработки эффективных средств раскрытия и расследования этих преступлений. Доказать заказное убийство, ... печатал материалы по хищению материальных средств и оружия в ЗГВ (западной группе войск). Были ... нач. ГУВД Вальков отменил сопровождение; кто оплатил работу адвокатов. 7 Октября 2006 года в подъезде ...

В заключение подчеркнем, что правильная оценка предметов и устройств, используемых виновным в процессе насилия, как оружия, невозможна без заключения криминалистической экспертизы.

1.2.Виды преступлений, совершаемых с применением оружия, их уголовно-правовая классификация

Анализ вооруженных преступлений показывает, что их можно разделить на три группы:

1. Особо опасные преступления высокой степени организованности, совершаемые, как правило, организованными группами с устойчивой криминальной направленностью, преследующие достижение стратегически важных для преступников целей. Эти посягательства тщательно готовятся и планируются, для их совершения используется высокоэффективное боевое оружие: автоматы, снайперские винтовки, пистолеты, приборы гашения звука выстрела, дистанционно управляемые взрывные устройства, гранатометы и т.д. К преступлениям этого вида относятся: терроризм, бандитизм, заказные убийства, захват заложников, похищение людей и т.д.

В способе совершения заказных убийств особенно наглядно проявляются, с одной стороны, уровень подготовки преступника, а с другой — особенности жертвы, которые и обуславливают востребованность исполнителя именно такого уровня. В частности, для убийств фигурантов сфер экономики и власти — банкиров, предпринимателей, депутатов и т.п. необходимо преодоление используемых ими способов защиты: личной охраны, бронированных автомобилей, средств наблюдения, сигнализации и связи. Чем солидней уровень защиты, тем выше стоимость услуг убийцы. В частности, при наличии круглосуточной охраны из числа сотрудников милиции минимальная цена «заказа» составляет 100 — 120 тысяч долларов и может повышаться пропорционально положению жертвы на социальной лестнице или в иерархии криминального мира, определяющими возможности ее и ее окружения по установлению личности убийцы и последующей мести.

Поэтому, как ни парадоксально, первый уровень защиты — экономический: заказчик преступления должен иметь материальные возможности не меньшие, чем потенциальная жертва тратит на свою охрану. Если таких возможностей нет, дальнейшее развитие событий прекращается само собой. При наличии у заинтересованного лица соответствующих материальных возможностей, к делу привлекаются высококвалифицированные специалисты, имеющие снайперскую или минно-подрывную подготовку.

Использование снайперского оружия — винтовки с оптическим прицелом выдает высокий профессионализм преступника и его хорошую стрелковую подготовку. Отличительная особенность таких преступлений состоит в том, что жертва поражается одним или несколькими одиночными прицельными выстрелами из длинноствольного нарезного оружия, снабженного оптическим прицелом, из засады со значительного расстояния, при этом стрелок остается невидимым как для потерпевшего, так и для очевидцев и после совершения посягательства имеет возможность незаметно покинуть место происшествия и скрыться.

13 стр., 6335 слов

Истязание — преступление против жизни и здоровья

... работы является рассмотрение следующих вопросов: история развития законодательства об ответственности за истязание; общая характеристика преступлений против жизни и здоровья; квалификация преступлений, связанных с причинением или угрозой причинения вреда здоровью; истязание, как преступление ... расстройства здоровью. Тридцати четырёхлетнее действие Уголовного Кодекса 1926г. показало и практикам, ...

Самое известное убийство, совершенное подобным способом, изменило ход мировой истории ХХ века. 22 ноября 1963 года прошедший снайперскую подготовку бывший морской пехотинец Л. Х. Освальд из дешевой итальянской винтовки «Манлихер-Каркано» калибра 6,5 мм, снабженной 4-х кратным оптическим прицелом, с расстояния 90 ярдов (81 метр — Д.К.) тремя выстрелами поразил в голову, шею и грудь Президента США Джона Кеннеди. Короткое время (около 6 секунд), за которое стрелок произвел из неавтоматической винтовки три выстрела, породило множество домыслов и спекуляций вокруг этого убийства (игнорировавших то обстоятельство, что отсчет времени начинается после производства первого выстрела и зафиксированный временной отрезок включает в себя не три, а два

Парадоксально, но факт: 5 апреля 1994 неустановленный киллер из малокалиберной немецкой винтовки «Аншутц» калибра 5,6 мм с оптическим прицелом, с расстояния 50-70 метров тремя выстрелами поразил в голову, шею и грудь известного криминального авторитета Отари Квантришвили. При этом выстрелы тоже произведены в считанные секунды.

Наличие ряда совпадений в столь разных по мотивации, политической значимости жертвы и масштабу наступивших последствий преступлениях свидетельствует об общих закономерностях «снайперских убийств», когда высокое мастерство исполнителя выдвигается на первый план и играет решающую роль в успехе посягательства, компенсируя малый калибр и убойность оружия точностью и быстротой стрельбы. Следует отметить, что если армейские снайперы «работают» в полевой обстановке на дистанциях 300-700 метров, то их криминальные «коллеги» действуют в городе, в более легких условиях.

Наиболее сложной с технической точки зрения была «ликвидация» екатеринбургского бизнесмена И. Тарланова, который опасаясь покушения, окружил себя телохранителями и не выходил из квартиры. Неустановленный киллер, засевший на чердаке здания напротив, выждал момент, когда Тарланов вышел на кухню попить воды и поразил его единственным выстрелом из мощной снайперской винтовки СВД калибра 7,62 мм сквозь узкую щель в шторах.

В остальных случаях убийства не представляли сложности и сводились к поражению цели, находящейся на расстоянии нескольких десятков метров. Так, получивший громкую известность А.Салоник застрелил вора в законе Длугача (Глобуса) из карабина СКС с расстояния 40 метров. Неизвестные снайперы успешно «ликвидировали» екатеринбургского преступного авторитета Цыганова, президента московского «Прагма-банка» Медкова, председателя совета «Белбизнесбанка» Лисничука. В силу хорошей подготовки и высокой квалификации исполнителей, «снайперские» убийства, как правило, не раскрываются.

По способу совершения, к «снайперским» близко примыкают и «псевдоснайперские» убийства, выполненные одним или несколькими выстрелами с небольшой дистанции находящимся в засаде преступником. В качестве орудия таких преступлений могут использоваться гладкоствольные ружья или пистолеты. Так, 26 апреля 1994 года, в Химках, у подъезда своего дома, из подвального помещения выстрелом из импортного охотничьего ружья «маверик» был убит депутат Государственной думы Айздердзис.

9 стр., 4166 слов

Право на жизнь и здоровье

... прав, которые можно отнести и к той и к другой квалификационной группе (например, свободу передвижения и проживания, свободу мысли и слова относят как к личным правам, так и к политическим). Традиционно право на достойный уровень жизни ...

Степень организации и уровень подготовки исполнителей в «псевдоснайперских» преступлениях значительно ниже, чем в «снайперских», вследствие чего и раскрываются они чаще.

Следует отметить, что удельный вес снайперских и псевдоснайперских убийств довольно низок и, по нашим оценкам, составляет соответственно 2-3 и 5-7 %. Для высококвалифицированных убийств характерно также и применение взрывных устройств, позволяющих поражать жертву на расстоянии путем использования дистанционно управляемых взрывателей или механических устройств инициирования взрыва. В отличие от снайперских и псевдоснайперских убийств, посягательства с использованием взрывов связаны с гибелью не только жертвы, но и других лиц: родственников, друзей, телохранителей, случайных прохожих. Это почти всегда убийства двух и более лиц, а иногда — при подрывах жилых домов в Махачкале, Буйнакске, Москве, Волгодонске, взрыве на Котляковском кладбище — просто массовые убийства. Взрывы позволяют поразить лиц, защищенных бронированными автомобилями, укрывающихся в помещениях, уничтожить жертву даже вне визуального контакта с киллером — как было при убийстве журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова.

К этой же категории можно отнести убийства, при которых жертва, находящаяся в бронированном автомобиле поражается с помощью противотанкового гранатомета. Успех высококвалифицированного убийства заключается не только в лишении жизни жертвы, но и в обеспечении возможности для исполнителя скрыться с места происшествия. Это условие диктуется не столько заботой о безопасности киллера, сколько необходимостью избежать каких-либо следов ( в том числе и в виде трупа исполнителя), которые могут способствовать раскрытию преступления.

Считается, что преступления первой группы составляют 12-15% от всех вооруженных преступлений.

2. Опасные преступления, отличающиеся менее высокой степенью организованности и преследующие менее значимые цели. Они совершаются как в одиночку, так и преступными группами, не подготавливающими особо тщательно свои действия. При совершении их используются пистолеты, обрезы, самодельные ( в том числе и переделанные из газовых) пистолеты и револьверы, кастеты, иное холодное оружие и бытовые ножи. К данной группе посягательств относятся: разбои, причинения тяжкого вреда здоровью, вымогательства, изнасилования и т.п. В отличие от преступлений первой группы, в данных посягательствах отсутствует высокий профессионализм исполнителя и бросающийся в глаза «почерк», позволяющий с первого взгляда отличать одного исполнителя от другого (хотя индивидуальные признаки имеет любой способ преступления).

Преступления второй группы по оценке автора составляют 30-35% в вооруженной преступности.

3. Тяжкие спонтанные преступления с внезапно возникшим умыслом. Они совершаются, как правило, в одиночку, либо неустойчивыми группами с использованием оружия, находящегося в фактическом владении виновного — охотничьих ружей, газовых пистолетов, самодельных стреляющих устройств, а чаще — оказавшихся под рукой предметов домашнего обихода — кухонных ножей, молотков, отверток и т.п. В основном это убийства и причинения тяжкого вреда здоровью на бытовой почве, реже — грабежи и разбои.

Такие преступления обычно не продумываются и не подготавливаются заранее, в них реализуется внезапно возникший умысел виновного, они в большинстве случаев не маскируются и совершаются в условиях очевидности, что не оставляет причинителю вреда возможности избегнуть наказания. Их удельный вес в структуре вооруженной преступности по оценке специалистов в 2008 году составляла 50-60%.

Следует отметить, что преступления первой группы практически не раскрываются, основные сведения о вооруженной преступности исследователи получают по преступлениям второй и третьей группы. Однако они не дают полного представления о состоянии вооруженной преступности в стране.

1.3. Правовой режим оборота оружия и проблемы его совершенствования

Статья 222 УК РФ[21] предусматривает ответственность за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, но значимость этой статьи далеко выходит за пределы собственно предусматриваемых ею составов. Ее можно считать стержневой нормой, определяющей ответственность за вооруженные преступления. Она является единственной правовой нормой, устанавливающей уголовно — правовой режим оружия. Несмотря на распространенное заблуждение типа: «Для уяснения содержания преступлений, описанных в ст. ст. 222 — 226 УК РФ, необходимо обратиться к положениям Федерального закона от 13 декабря 1996 г. «Об оружии», на самом деле названный Закон регламентирует административно — правовой режим оружия, обслуживая в первую очередь и главным образом потребности лицензионно — разрешительной системы органов внутренних дел. При этом попытки применения его норм к задачам уголовного права выявляют значительные противоречия и «нестыковки», вызванные как несогласованностью понятийного аппарата Федерального закона и норм УК, так и различием стоящих перед данными нормативными актами задач.

Именно ст. 222 УК устанавливает виды оружия (как предусмотренные, так и не предусмотренные Законом «Об оружии») и формы обладания им, которые при отсутствии легитимации влекут уголовную ответственность.

Так, под угрозой уголовной ответственности запрещены незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка и ношение ручного огнестрельного оружия и боеприпасов, а также незаконное приобретение, сбыт или ношение газового, холодного и метательного оружия. Перечисленные виды оружия предусмотрены Федеральным законом. Вместе с тем ст. 222 УК запрещает незаконное владение взрывчатыми веществами, взрывными устройствами, станковым огнестрельным оружием, артиллерийскими системами и иным оружием, которое не входит в число гражданского, служебного и боевого ручного стрелкового, оборот которого регулирует Закон «Об оружии».

С другой стороны, ст. 222 УК РФ не вводит уголовно — правовых санкций за оборот некоторых видов запрещенного ст. 6 Федерального закона оружия: газового, снаряженного нервно — паралитическими, отравляющими и другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения РФ, электрошоковых устройств и искровых разрядников, имеющих выходные параметры, превышающие величины, установленные госстандартами Российской Федерации, либо произведенного за пределами ее территории спортивного пневматического оружия с дульной энергией, превышающей 7,5 Дж, и калибра более 4,5 мм и некоторых других видов.

Изложенное свидетельствует о приоритете ст. 222 УК РФ перед нормами Федерального закона в регламентации уголовно — правового режима оружия. Особенно наглядно подобный приоритет проявлялся в период одновременного действия первого Закона РФ «Об оружии» от 20 мая 1993 г. и Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. Закон относил охотничье огнестрельное гладкоствольное оружие к категории гражданского оружия (ст. 5) и устанавливал порядок его приобретения, регистрации и получения разрешения на хранение и ношение (ст. 13).

A ст. 218 УК РСФСР (аналог ст. 222 УК РФ) выводила эту разновидность оружия за пределы своего действия. Таким образом, нарушение правового режима гладкоствольного охотничьего оружия не влекло уголовной ответственности, подобные действия могли влечь лишь административные санкции, предусмотренные ст. ст. 26, 27 Закона «Об оружии».

С принятием Федерального закона «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. и Уголовного кодекса РФ 1996 г. указанная коллизия норм исчезла, но появились новые.

В частности, ст. 222 УК РФ не предусматривает ответственности за незаконное владение принципиально новой разновидностью оружия, понятие которого введено ст. 1 Федерального закона, — сигнальным оружием. (Весьма спорный вопрос об обоснованности отнесения сигнальных приспособлений, не обладающих поражающими свойствами, к категории оружия выходит за пределы предмета настоящей статьи).

На практике это привело к многочисленным случаям необоснованного изъятия ракетниц и иных сигнальных устройств сотрудниками милиции при досмотре граждан либо автотранспортных средств, документированию этих фактов и производству предварительных проверок, а иногда и возбуждению уголовных дел, которые впоследствии прекращались за отсутствием состава преступления. В конечном счете все это выливается в нарушение прав и законных интересов граждан.

Еще одна коллизия связана с тем, что уголовное право исходит из традиционного понимания оружия как предметов и механизмов, специально предназначенных для поражения живой цели или мишеней и не имеющих другого целевого назначения. На протяжении почти всей истории нашего государства в обороте находились только два вида оружия — холодное и огнестрельное. Применение такого оружия всегда несомненно опасно для жизни и здоровья. Поэтому ст. 162 УК РФ, устанавливая ответственность за разбой как «нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья», в качестве квалифицирующего признака предусматривает применение оружия, которое априори усиливает такую опасность.

Положение коренным образом изменилось: Закон «Об оружии» и ст. 222 УК РФ ввели в сферу административно и уголовно — правового регулирования принципиально новый вид так называемого нелетального оружия — газовых пистолетов и револьверов и других его видов.

К сожалению, в литературе встречаются попытки ограничительного толкования четких понятий, сформулированных в Законе «Об оружии». В частности, предлагается не считать пневматическое оружие и такие разновидности газового оружия, как механические распылители и аэрозольные устройства, оружием, позволяющим квалифицировать деяния использующих их лиц как бандитизм или разбой. Автор этого мнения (которое ничем не обосновывает) считает, что относить к бандитским можно лишь те преступные группы, которые используют газовое оружие, подлежащее регистрации в органах внутренних дел (пистолеты и револьверы), либо запрещенные к обороту в России образцы газового и пневматического оружия. В части разбойных нападений он полагает, что, поскольку стандартное газовое оружие не представляет опасности для жизни и здоровья, его применение не образует состава разбоя.

Вполне понятно, что подобное ограничительное толкование понятия оружия противоречит содержанию Закона «Об оружии» и дефинициям соответствующих норм Уголовного кодекса РФ. Выгодно оно только преступникам и явно не соответствует современному состоянию преступности вообще и вооруженной преступности в частности.

Вместе с тем повод для подобного «адвокатского» подхода к проблеме есть, ибо Закон «Об оружии», обслуживая в первую очередь интересы лицензионно — разрешительной системы органов внутренних дел, разделяет оружие по степени жесткости его правового режима (гражданское, служебное, боевое), но не по степени его убойности. А уголовно — правовые нормы, предусматривающие ответственность за бандитизм и разбой, опираются на устаревшее родовое понятие оружия, включающее только две его разновидности: огнестрельное и холодное, т.е. оружие высокой степени поражения. Новые образцы (газовое, метательное, электрошоковое, пневматическое, сигнальное) не укладываются в рамки традиционных подходов, что действительно создает проблемы при квалификации преступлений.

При этом незнание устройства, принципов действия и поражающих свойств «нетрадиционных» видов оружия приводит к ошибочным как судебным, так и научно — теоретическим решениям. В частности, автор упомянутой статьи, ссылаясь на решение суда по конкретному делу, утверждает: «Безусловно, что при применении газового оружия, снаряженного нервно — паралитическими, отравляющими и другими сильнодействующими веществами, речь должна идти о разбое и содеянное квалифицироваться… как совершенное с применением оружия. Если же при применении газового оружия использовались слезоточивые раздражающие вещества, при которых не создавалась опасность для жизни и здоровья, то говорить о разбое и, естественно, о применении оружия как его квалифицирующего признака не приходится».

Но дело в том, что «нервно — паралитические» вещества в стандартном газовом оружии не применяются и применяться не могут. Отравляющие вещества нервно — паралитического действия нарушают функционирование нервной системы и вызывают смерть от паралича дыхательного центра и сердечной мышцы. К ним относятся боевые газы «зарин», «заман», «табун»… Их применение требует больших пространств, артиллерийских или авиационных средств доставки, противогазов и химзащиты для применяющей стороны. Поэтому по чисто техническим обстоятельствам они не могут быть использованы в газовом револьвере или пистолете. Надписи на некоторых импортных аэрозольных упаковках «нервно — паралитический газ» не соответствуют действительности и являются обычным рекламным приемом.

Хотя раздражающие вещества, используемые в гражданском газовом оружии, при применении в замкнутом пространстве при высоких концентрациях могут привести к тяжелым отравлениям и даже смерти, в обычных условиях они не угрожают непосредственно жизни и здоровью потерпевшего. И вместе с тем недооценивать опасность газового оружия в руках преступников было бы серьезной ошибкой.

Во-первых, если Закон «Об оружии» признает перечисленные новые разновидности средств поражения (пневматические, газовые, электрошоковые) оружием и даже причисляет к их числу сигнальные устройства, то их использование при совершении нападений на граждан, предприятия торговли, пункты обмена валюты и т.п. при наличии других признаков должно квалифицироваться как бандитизм, ибо закон не устанавливает обязательной степени убойности используемых средств поражения. В пользу такого решения говорит и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», признавшее газовое и пневматическое оружие предметами вооруженности банды. При этом газовым оружием следует считать наряду с пистолетами, револьверами также аэрозольные устройства и механические распылители. Если рассуждать последовательно и логично, то вооруженность сигнальным оружием и электрошоковыми устройствами тоже должна служить одним из квалифицирующих признаков бандитизма. Иное решение вопроса является ограничительным толкованием закона в пользу преступников.

Несколько иначе обстоит дело при квалификации разбойных нападений. В этих случаях использование орудий, отнесенных Федеральным законом к категории оружия, но реально не представляющих опасности для жизни и здоровья, влечет конкуренцию основного и квалифицирующего признаков ст. 162 УК РФ. Следует признать, что в подобных случаях насилие, опасное для жизни и здоровья (как и угроза его применения), отсутствует, зато налицо насилие, не опасное для жизни и здоровья (или угроза его применения), что требует квалификации деяния по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и приводит к необходимости конструирования парадоксальной уголовно — правовой дефиниции «вооруженный грабеж».

Для разграничения «оружия грабежа» и «оружия разбоя» необходимо вновь обратиться к ст. 222 УК РФ. Перечисленные в диспозиции этой нормы огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, холодное и метательное оружие при применении, безусловно, создают опасность для жизни и здоровья, и их использование бесспорно позволяет квалифицировать нападение по п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ как вооруженный разбой.

Газовым оружием, включенным в ч. 4 ст. 222 УК РФ, являются газовые пистолеты и револьверы, которые формой, размерами и огнестрельным принципом действия копируют боевое оружие, при выстреле в упор и на расстоянии до 1 метра способны причинить огнестрельные ранения, по весу и физическим характеристикам пригодны для причинения телесных повреждений путем нанесения ударов. Потерпевший воспринимает такое оружие как боевое огнестрельное. Поэтому их использование также дает основания считать разбой вооруженным.

А применение аэрозольных упаковок, механических распылителей и электрошоковых устройств является признаком вооруженного грабежа. К сожалению, в судебной практике встречаются случаи «щадящей» квалификации действий преступников, использующих в ходе нападения газовые пистолеты.

Так, ранее судимый Егоров, находясь в нетрезвом виде, сел в легковой автомобиль и, угрожая незаряженным газовым пистолетом «Перфекта» водителю Е., потребовал у него денег. Чтобы усилить психологическое воздействие на потерпевшего, Егоров демонстративно дважды передернул затвор. Но Е., не увидев выбрасываемых патронов, понял, что пистолет не заряжен, достал монтировку и оказал нападавшему сопротивление, обратив его в бегство.

Егоров был привлечен к ответственности за незаконное ношение газового оружия и разбой с применением оружия по ч. 4 ст. 222 и п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Однако суд посчитал, что «демонстрация револьвера не может расцениваться судом как психическое насилие либо угроза, т.к. он был незаряжен, потерпевший это понял и не испугался, т.е. угроза не была наличной, реальной и действительной и не воспринималась потерпевшим объективно. Само по себе наличие оружия — газового револьвера, так же не является основанием для указанной квалификации, т.к. Егоров не имел реальной возможности использовать его по назначению».

В результате Егоров был осужден по совокупности ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 и ч. 4 ст. 222 УК РФ на 5 лет и 6 месяцев лишения свободы.

В данном случае Егоров угрожал Е. пистолетом и рассчитывал, что тот воспримет его как оружие, применение которого опасно для жизни и здоровья. Нерасчетливые, вызванные опьянением действия Егорова позволили потерпевшему сделать вывод, что оружие не заряжено. Но этот вывод носил предположительный характер, так как существует ряд неисправностей, при которых передергивание затвора не влечет удаления патрона из патронника и вместе с тем позволяет произвести выстрел. Поэтому оценка судом действий виновного должна была базироваться на направленности его умысла, а не на восприятии ситуации потерпевшим.

Остается открытым вопрос: является ли пневматическое оружие орудием совершения разбоя? Исходя из того что даже не подпадающие под действие лицензионно — разрешительной системы органов внутренних дел пневматические винтовки и пистолеты калибра до 4,5 мм и с дульной энергией не более 7,5 Дж способны при выстреле с близкой дистанции причинить довольно серьезные травмы (выбить глаз, зубы, причинить открытое ранение лица с обильным кровотечением), на этот вопрос следует ответить положительно.

Буквальное толкование понятия оружия полностью отвечает современным задачам борьбы с преступностью.

ГЛАВА 2. Особенности квалификации преступлений, совершаемых с применением оружия

2.1. Преступления против личности

Похищение человека (ст. 126 УК).

Впервые в Российской Федерации ответственность за похищение человека была введена 29 апреля 1993 г. (ст. 125.1 УК РСФСР)

Непосредственный объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие физическую свободу конкретного потерпевшего (потерпевших).

Факультативным объектом могут выступать безопасность жизни, здоровья потерпевшего, его родственников, отношения собственности и др.

Объективная сторона преступления выражается в совершении активных действий, в тайном или открытом похищении человека, т.е. в изъятии помимо его воли с места нахождения (жительства, работы, учебы, отдыха и т.д.) и перемещении в другое место, определенное похитителем, например в другой дом, подвал, гараж, где он удерживается в неволе. В некоторых случаях похищение может осуществляться путем обмана, злоупотребления доверием потерпевшего, когда он, ничего не подозревая, с похитителем идет в то место, где будет насильственно удерживаться в последующем. При похищении человек лишается свободы, возможности свободного передвижения по своему усмотрению. Потерпевшим может быть любое лицо, независимо от гражданства, возраста, пола, социального происхождения и т.д. Состав преступления формальный, оно считается оконченным с момента фактического похищения человека, т.е. изъятия потерпевшего из места его нахождения. На какое время человек будет лишен свободы (час, день, месяц и т.д.), значения для состава преступления не имеет.

Согласие потерпевшего на его перемещение в другое место, о чем не знают лица, заинтересованные в его освобождении, не образуют состава данного преступления.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что незаконно похищает другого человека, против его воли перемещает в другое место, ограничивает свободу его передвижения, и желает этого.

Субъект указанного преступления — любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 126 УК) — то же деяние, совершенное:

  • а) группой лиц по предварительному сговору;
  • б) утратил силу;
  • в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
  • г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
  • д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
  • е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • ж) в отношении двух или более лиц;
  • з) из корыстных побуждений.

Под применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо угрозой применения такого насилия понимается фактическое причинение потерпевшему тяжкого, или средней тяжести, или легкого вреда здоровью, либо насилия, которое не причинило фактического вреда здоровью, но создавало реальную угрозу его причинения, психическая угроза причинения физического вреда. Под таким насилием понимается и введение в организм человека сильнодействующих, ядовитых и одурманивающих веществ, применение газового баллончика, если это могло вызвать причинение вреда, опасного для жизни и здоровья.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, предполагает использование любого вида оружия (огнестрельного, газового, холодного, пневматического), а также различных бытовых предметов — топора, молотка, ножниц, отвертки и т.д. При этом не имеет значения, были ли оружие или иные предметы специально принесены с собой или подобраны на месте похищения человека. Использование при угрозе неисправного оружия или его макетов не может служить основанием для квалификации по указанному пункту, так как не создается реальная угроза для жизни и здоровья потерпевшего.

Незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ).

В отличие от похищения человека, которое связано с его захватом, перемещением и удержанием (ст. 126 УК РФ), при незаконном лишении свободы потерпевший не захватывается, не изымается из своей среды, не похищается, а остается на месте, но ограничивается в передвижении.

Непосредственный объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие личную (физическую) свободу конкретного потерпевшего (потерпевших).

Факультативным объектом могут выступать безопасность жизни, здоровья потерпевшего, его родственников, отношения собственности и др.

Объективная сторона преступления выражается в совершении действий, состоящих в реальном лишении или ограничении личной свободы потерпевшего, не связанных с его похищением. Потерпевший незаконно, в принудительном порядке, помимо его воли удерживается в том месте, где он сам добровольно до этого находился, его лишают возможности передвигаться по своему усмотрению. Например, человека запирают в его же доме, в квартире, кабинете, чулане, подвале, сарае, на даче, чердаке, связывают и содержат в каком-либо помещении, чтобы он никуда не ушел, оставляют на острове, чтобы он не мог оттуда уплыть самостоятельно, и т.д.

Определенные трудности представляют случаи, когда потерпевшего не изолируют, он как бы не лишен возможности передвигаться по своему усмотрению, однако этого не делает под влиянием высказанной ему угрозы убийством, причинением вреда здоровью, если он покинет самостоятельно место своего пребывания, например уйдет из своей квартиры на улицу. По этому вопросу точки зрения различны. Одни авторы предлагают квалифицировать такие действия как незаконное лишение свободы, другие высказывают в этом сомнение, полагая, что этот вопрос необходимо разрешить в законодательном порядке, третьи считают, что не является незаконным лишением свободы запрет лицу под угрозой убийства покидать пределы населенного пункта, не бывать в тех или иных районах города.

Состав преступления формальный, оно считается оконченным с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в таком состоянии. Ряд авторов обоснованно полагают, что явно незначительный промежуток времени принудительного ограничения свободы передвижения может свидетельствовать о малозначительности деяния и не составлять преступления (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Лишение свободы человека с его согласия, а также на законных основаниях — при необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника — не образует состава данного преступления. Однако если человек лишен свободы с его согласия, но в последующем удерживается против его воли, то виновный должен нести ответственность за незаконное лишение свободы. Удержание чужого заблудившегося малолетнего ребенка, отказ выдать его родителям следует рассматривать как лишение его свободы. Вместе с тем исключается ответственность в случаях, когда родители осуществляют принудительно-воспитательные меры по отношению к своим несовершеннолетним детям.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что незаконно лишает свободы другого человека, помимо его воли, и желает этого. Мотивы данного преступления могут быть различными, например, ревность, месть, хулиганские побуждения, стремление сорвать деловую встречу и т.д.

Субъект преступления — частное лицо, достигшее 16-летнего возраста. Должностные лица несут ответственность за незаконное лишение свободы при наличии соответствующих обстоятельств за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) или за преступления против правосудия — незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), вынесение незаконного приговора суда к лишению свободы (ч. 2 ст. 305 УК РФ).

Мнение о том, что субъектом рассматриваемого преступления может быть любое лицо, не соответствует закону.

Квалифицирующие признаки ч. 2 и ч. 3 ст. 127 УК РФ совпадают с квалифицирующими признаками ч. 2 и ч. 3 ст. 126 УК РФ, за исключением отсутствия такого признака, как «из корыстных побуждений», и еще нет указания на угрозу насилием (п. п. «в», «з» ч. 2), поэтому допустимо не раскрывать их содержание.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 127 УК РФ) — то же деяние, совершенное:

  • а) группой лиц по предварительному сговору;
  • б) утратил силу;
  • в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья;
  • г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
  • д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
  • е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • ж) в отношении двух или более лиц.

Особо квалифицированный состав (ч. 3 ст. 127 УК РФ) — деяние, предусмотренное ч. 1 или ч. 2 ст. 127 УК РФ, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Если при незаконном лишении свободы совершаются и другие преступления, то содеянное квалифицируется по совокупности. Например, если лишение свободы сопровождается вымогательством, то такие действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 127 и 163 УК РФ.

2.2. Преступления против собственности

В структуре преступности хищения занимают лидирующее место; не менее половины всех преступлений, совершаемых в государстве, — это хищения, что, безусловно, свидетельствует о степени их общественной опасности. Понятие хищения дано в примечании 1 к ст. 158 УК РФ.

Предмет хищения определяется в законе как чужое имущество.

Таким предметом может выступать лишь та его разновидность, которая имеет форму вещи. Соответственно, не может быть предметом хищения интеллектуальная собственность, а также различные виды энергии, лишенные вещной формы. В основном предметом хищения выступает движимое имущество (наличные деньги, ценные бумаги на предъявителя, конкретные вещи и т.д.).

Хищение представляет собой изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Изъятие предполагает исключение имущества из владения собственника или законного владельца. Обращение, с учетом того, что это обращение имущества в свою пользу или пользу других лиц, понимается как замена собственника или законного владельца на незаконного пользователя.

Ни изъятие, ни обращение в отдельности не могут характеризовать хищение, они символизируют разные стадии процесса совершения хищения. Любое хищение начинается с изъятия имущества, т.е. с исключения владения законного собственника. Однако этого недостаточно для признания хищения оконченным; необходимо еще, чтобы произошла замена законного собственника или владельца на незаконного пользователя, т.е. произошло обращение имущества в пользу виновного или других лиц. Стадия обращения имущества в пользу виновного означает, что хищение окончено.

Признак противоправности в хищении включает в себя три обязательных значения:

1) подобное поведение — хищение — запрещено законом;

2) у виновного нет прав на имущество, которым он завладевает;

3) виновный завладевает чужим имуществом помимо и вопреки воле собственника или законного владельца.

Хищение — это безвозмездное деяние. Это означает, что изъятие чужого имущества осуществляется виновным без вложения необходимого стоимостного эквивалента. Выплата эквивалента стоимости имущества после окончания преступления не влияет на признание деяния преступным, расценивается лишь как обстоятельство, смягчающее наказание.

Ущерб в хищении понимается как реальное уменьшение имущества у собственника или законного владельца — так называемый прямой ущерб.

Ущерб при хищении исчисляется стоимостью похищенного имущества; размер последнего имеет принципиальное значение для квалификации и для выделения видов хищения.

Для признания хищения оконченным необходимо установить, что виновный имел реальную возможность или распоряжаться этим имуществом, или пользоваться им. Реальная возможность означает, что для пользования или распоряжения имуществом каких-либо существенных препятствий не существовало. Не имеет при этом значения, претворена ли указанная возможность в действительность.

Субъективная сторона хищения. Она характеризуется только прямым умыслом. Обязательным элементом субъективной стороны хищения выступает корыстная цель.

По разъяснению Пленума Верховного Суда от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №2) не образуют состава кражи или грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ или другим статьям УК.

Субъект хищения. С 14 лет установлена уголовная ответственность за кражу, разбой и грабеж; с 16 — за мошенничество, присвоение и растрату. Субъект последних двух форм хищения — специальный: лицо, которому имущество вверено.

Хищения традиционно подразделяют на формы и виды. Одной из форм хищения является — разбой (ст. 162 УК РФ).

Статья 162. Разбой. Разбой — наиболее опасная форма хищения. В структуре имущественных преступлений разбойные нападения на граждан занимают значительное место, а в последнее десятилетие отмечается тенденция роста этих преступлений.

Разбой — одно из наиболее опасных преступлений против государственной собственности, общественной и личной собственности. Опасность его заключается в единовременном посягательстве на собственность и человека, при этом насилие, применяемое при разбое, создает опасность не только для здоровья, но и для жизни потерпевшего. Учитывая эту особенность разбоя, законодатель определил его как нападение с целью завладения имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой такого насилия. Сущность разбоя состоит в стремлении преступника завладеть чужим имуществом путем применения насилия к потерпевшему. Этим определяется одновременное посягательство данного преступления на отношения собственности и на личность. То, что этому преступлению отведено место среди преступлений против собственности говорит о том, что решающее значение в данном составе имеет направленность на завладение чужим имуществом.

Посягательство на личность при разбое выступает как средство завладения имуществом. Ценность и важность этого дополнительного объекта законодатель учитывает при построении настоящего состава.

Объективные признаки разбоя выражаются в нападении, совершенном с применением насилия, опасно для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разбой — это преступление с двумя объектами. Кроме отношений собственности, при его совершении страдает здоровье или жизнь человека.

Обязательными признаками объективной стороны состава являются:

1) нападение в целях хищения;

2) опасное насилие или угроза его применения.

Само хищение остается за рамками объективной стороны.

Нападение, как обязательный признак разбоя, характеризуется

1) оно представляет собой внешнее агрессивное воздействие на потерпевшего;

2) оно внезапно, неожиданно для потерпевшего;

3) оно всегда носит насильственный характер, при этом насилие может быть как физическим, так и психическим;

4) насилие в разбое опасно для жизни или здоровья потерпевшего. Последний признак отличает нападение в разбое от нападения в насильственном грабеже, которое тоже вполне возможно, хотя и не является его обязательным признаком.

Формы нападения могут быть различными: при выстреле в упор, например, оно — открытое, при ударе ножом спящего или выстреле из-за угла — оно тайное для потерпевшего.

К нападению Пленум Верховного Суда РФ относит и обманный способ воздействия на потерпевшего — с использованием сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ. В п.23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 говорится: «В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой».

По нашему мнению, эта позиция Верховного Суда РФ является далеко не бесспорной. По сути дела, при обманном применении сильнодействующих и других подобных веществ в целях завладения имуществом отсутствуют как признаки нападения, так и признаки насилия. Правильнее было бы квалифицировать содеянное как тайное хищение и умышленное причинение вреда здоровью потерпевшего или покушение на его жизнь.

Насилие при разбое:

1) охватывает только физическое насилие, поскольку психическое насилие (угроза) предусмотрена в законе самостоятельно;

2) носит опасный не только для жизни, но и для здоровья характер;

3) характеризуется умышленной формой вины;

4) как и угроза, преследует цель — изъять или удержать чужое имущество.

Насилие при разбое опасно для жизни или здоровья в зависимости либо от последствий примененного физического воздействия, либо от опасности способа этого воздействия.

Согласно п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности».

Таким образом, опасное по последствиям насилие в разбое может выражаться в причинении легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью.

Специфика второй разновидности опасного насилия в разбое заключается в том, что оно может не причинить никаких последствий для здоровья или жизни; его опасность предопределяется примененным виновным способом действия. В п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 говорится: «По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья».

Практика к такому насилию относит, например, не повлекшие последствий для жизни или здоровья сбрасывание потерпевшего с высоты, выбрасывание его из движущегося транспорта, душение, описанное выше применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ.

Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества.

Субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Нападение должно быть осуществлено, в силу прямого указания закона, в целях хищения.

Субъект преступления — любое лицо, достигшее 14 лет.

Характерным квалифицирующим признаком разбоя является: применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч.2 ст. 162 УК РФ) и совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ) Применение оружия при разбое создает реальную возможность причинения серьезного вреда здоровью потерпевшего, а в отдельных случаях и более тяжкого последствия-смерти потерпевшего. Именно в возможности наступления таких последствий следует усматривать повышенную опасность вооруженного разбоя. По ч.2 ст.162 УК РФ квалифицируется применение не только огнестрельного, газового или холодного оружия, но и других предметов, используемых в качестве оружия. Таковыми могут быть не только предметы, специально изготовленные или приспособленные для нанесения телесных повреждений, но и любые другие, фактически использованные виновным при нападении (топор, камень, молоток, отвертка и т.п.), даже если они были взяты на месте преступления. В тех случаях, когда виновный для устрашения потерпевшего использует макеты оружия, содеянное не может рассматриваться как вооруженный разбой. Виновный в этих случаях рассчитывает исключительно на психологический эффект, что достаточно для простого, но не для квалифицированного разбоя. Для применения ч.2 ст.162 УК РФ, необходимо установить не просто наличие у виновного оружия, но и факт его применения. В свою очередь применение оружия может заключаться как в физическом воздействии на потерпевшего, так и в психическом, то есть в угрозе потерпевшему оружием без его демонстрации.

Оружие, равно, как и предметы, используемые в качестве оружия, должно быть применено, то есть им должен быть причинен вред жизни или здоровью людей, или оно должно быть использовано в качестве угрожающего средства.

Оружие должно не просто отвечать всем признакам оружия, установленным в указанном выше законе, но и быть годным к применению, способным к причинению вреда людям или иным целям, в соответствии с его прямым предназначением. Поэтому под признаки оружия не подпадают:

1) негодное оружие, т.е. утратившее признаки оружия в силу каких-либо причин (сломанное, поврежденное и т.д.);

2) макеты оружия;

3) игрушечное оружие, имеющее внешний вид настоящего;

4) иные имитации оружия (пистолет-зажигалка, например);

5) незаряженное оружие.

В то же время следует заметить, что любой из названных выше предметов может быть использован для нанесения им ударов потерпевшему. Тогда содеянное квалифицируется как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Если лицо угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

Предметы, используемые виновным в качестве оружия, могут иметь специфическую форму. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. N 29 (п. 23) оговаривает одну из ее разновидностей: действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

2.3. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка

Понятие безопасности впервые раскрыто в Федеральном законе от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» (ВВС РФ. 1992. № 15).

Она определяется в ст. 1 данного Закона как состояние защищенности общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Общественную безопасность как объект уголовно-правовой охраны можно определить как совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни личности, общества и государства. Она заключается в создании таких условий, при которых человек и все население чувствуют себя социально защищенными.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных главой 24 УК, является общественная безопасность, понимаемая в узком, или собственном, смысле слова. Он может быть определен как совокупность общественных отношений по обеспечению общественного спокойствия, предотвращению угроз жизни, здоровью, правам и свободам человека и гражданина, интересам общества и государства.

Подавляющее большинство этих преступлений могут совершаться только путем действий, т.е. активных форм поведения. Путем бездействия могут совершаться преступления, предусмотренные ст. 216-219, 224, 225 УК РФ.

В гл. 24 УК включены как материальные (ст. 205, 215-219, 224, 225 УК РФ), формальные (ст. 206, 207, 211, 212, 220-223, 226 УК РФ), так и усеченные составы преступлений (ст. 208-210, 221, 226 и 227 УК РФ).

Преступления против общественной безопасности в основном характеризуются умышленной формой вины, хотя в ряде составов этих преступлений предусмотрена и неосторожность (ст. 215-219, 224 УК РФ).

Некоторые преступления против общественной безопасности могут совершаться специальными субъектами (ч. 1 ст. 215, ст. 219, 225, 227, ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210 УК РФ).

С 14-летнего возраста ответственность наступает за преступления, предусмотренные ст. 205-207, ч. 2 ст. 213, ст. 214 и 226 УК РФ. За совершение иных преступлений она наступает с 16 лет.

Ряд рассматриваемых преступлений отнесены законодателем к особо тяжким (ст. 209, 210 УК РФ и др.), в то же время в гл. 24 включены и преступления небольшой, средней тяжести и тяжкие преступления.

Статья 206 УК РФ. Захват заложника. Захват заложника относится к числу транснациональных, конвенционных преступлений, поэтому оно может причинять вред не только общественной безопасности, жизни и здоровью людей, личной свободе, безопасности и неприкосновенности человека, но и отношениям Российской Федерации с другими государствами. Учитывая повышенную общественную опасность, законодатель относит захват заложника к числу тяжких преступлений, а при квалифицирующих обстоятельствах — к особо тяжким.

Объект преступления — общественная безопасность. Прежде всего по этому элементу состава преступления захват заложника следует отграничивать от таких сходных преступлений, как похищение человека (ст. 126 УК РФ) и незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ).

Дополнительными объектами являются личная свобода, здоровье человека, честь и достоинство личности.

Содержание объективной стороны составляют: захват заложника (или заложников); удержание заложника. Под заложником следует понимать захваченное виновным физическое лицо с последующим его насильственным удержанием. Заложником может выступать любое лицо независимо от возраста, гражданства, социального статуса и др. (малолетний и взрослый, гражданин РФ и гражданин иностранного государства и т.д.).

Захват заложника может осуществляться открыто либо тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового. Его сущность заключается в завладении человеком с последующим ограничением свободы его передвижения, которое сопровождается в последующем открытым сообщением об этом и выдвигаемых условиях его освобождения (выдвижением ультиматума).

Удержание заложника — это насильственное осуществление контроля над его действиями и воспрепятствование выходу удерживаемого на свободу. Оно может совершаться как лицом, захватившим заложника, так и другими лицами.

Преступление, предусмотренное ст. 206 УК РФ, признается оконченным при совершении хотя бы одного из альтернативных действий: захвате либо удержании заложника. Причем угроза убийством, причинением тяжкого вреда здоровью в процессе захвата или удержания заложника охватывается объективной стороной этого преступления, и поэтому дополнительной квалификации по другим статьям не требуется.

Оконченным преступление считается с момента фактического захвата, т.е. насильственного лишения свободы человека, или начала его удержания в качестве заложника. В последнем варианте деяние приобретает форму продолжаемого преступления.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет, которое приняло участие в захвате заложника, либо в удержании его, будучи осведомленным о характере этих действий.

С субъективной стороны преступление характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла и специальной целью — понудить государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника. Характер требований, а также их адресатов (государство, организация и т.д.) на квалификацию не влияют.

От похищения человека (ст. 126 УК РФ) и незаконного лишения свободы (ст.127 УК РФ) захват заложника отличается не только по объекту посягательства, но и по цели, преследуемой виновным. Она заключается в том, чтобы понудить государство, организацию или отдельного гражданина к совершению каких-либо действий или воздержанию от совершения каких-либо действий. Эта цель придает и специфику способу захвата или удержания заложника — открытое, демонстративное, агрессивное и ультимативное выдвижение требований с угрозой расправы над заложником. При захвате заложника цель состоит не в реализации самого захвата, удержания, т.е. лишения свободы, а в выполнении государством, организацией или гражданином предъявленных им требований. Поэтому и основным объектом захвата заложника выступает не свобода человека, а общественная безопасность.

Определенные требования, например выкуп за предоставление свободы, характерны и для похищения человека, совершенного из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), однако в этом случае сам факт похищения, а также выдвижения требований имущественного характера осуществляются тайно (по крайней мере, к этому стремятся виновные).

Если заложнику умышленно причиняется вред здоровью, то содеянное должно квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ, а в случае совершения убийства — по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 105 и 206 УК РФ.

Квалифицирующие признаки захвата заложника, указанные в п. «г» ч. 2, в основном совпадают с такими же признаками похищения человека. В данном случае имеется в виду захват заложника, совершенный ради получения материальной выгоды либо избавления от материальных затрат, выполнения имущественных обязательств. Захват заложника по найму означает, что эти действия совершаются лицом, специально нанятым для этого. Лицо, обещавшее вознаграждение или его выплатившее за захват заложника, должно рассматриваться в качестве подстрекателя или организатора в зависимости от характера совершенных им действий.

Одним из квалифицирующих признаков ч.2 является захват заложника, совершенный с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п.г ч.2 ст.206 УК РФ);

  • Одного наличия у похитителя оружия или предметов, используемых в том же качестве, недостаточно. Необходимо, чтобы они были применены при совершении преступления.

Статья 211 УК РФ. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Общественная опасность угона, предусмотренного ст. 211 УК РФ, определяется нарушением установленного порядка пользования воздушным и водным транспортом, наземной транспортной инфраструктурой, что создает реальную угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, окружающей среде, значительного материального ущерба и др. Нередко угон и захват, например, самолета и других транспортных средств используется преступными элементами в качестве достижения других целей — для захвата заложников, хищения имеющегося на судне оружия, других материальных средств, незаконного перехода (перелета) государственной границы и др.

Родовой объект преступления — совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность. Непосредственным объектом являются отношения по обеспечению эксплуатации и порядка перемещения указанных в ст. 211 УК РФ транспортных средств и безопасности людей.

Предметом преступления является обозначенный в законе круг транспортных средств: воздушное судно, водное судно, железнодорожный подвижной состав. В соответствии со ст. 32 Воздушного кодекса РФ к воздушному транспорту относятся летательные аппараты, поддерживаемые в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли и др.).

Согласно ст. 7 и 33 Кодекса торгового мореплавания РФ водное судно — это самоходное или несамоходное плавучее средство, используемое в целях мореплавания и соответствующим образом зарегистрированное.

В железнодорожный подвижной состав включаются механический рельсовый транспорт (локомотив, вагоны, краны, дрезины и т.п.).

Сюда же относятся составы метрополитена. В то же время трамваи не отнесены к железнодорожному подвижному составу.

Для квалификации действия не имеют значения правовой статус и предназначение транспортного средства.

Объективная сторона преступления выражается в завладении, захвате и последующем перемещении судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Захват и угон возможны как на месте стоянки транспортного средства (аэродром, пристань, железнодорожная станция и др.), так и при его движении. Захват признается оконченным с момента установления контроля над транспортным средством со стороны виновного либо его экипажем, а угон — с момента его приведения в движение либо — если судно было захвачено в процессе его движения — с момента, когда угонщик получает возможность контролировать транспортное средство или управлять им. Захват транспортного средства без цели угона не образует преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ, например для использования экипажа, пассажиров в качестве заложников. В этих случаях действия виновного подлежат квалификации по ст. 126 или 127 УК РФ.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Участником угона может быть как член экипажа, так и любое другое лицо.

Субъективная сторона выражается в умышленной форме вины в виде прямого умысла и специальной цели угона.

Квалифицированным видом угона или захвата транспортных средств является их совершение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия п. «г» ч.2 ст.211 УК РФ.

Статья 213 УК РФ. Хулиганство. Хулиганство — одно из распространенных и наиболее характерных антиобщественных явлений для нашего общества, порождаемое бескультурьем, пьянством и низким уровнем воспитания. Оно причиняет существенный вред общественному порядку, общественному спокойствию, сопряжено с причинением физического и морального вреда личности, уничтожением имущества и др.

Основной объект хулиганства — общественный порядок, дополнительные объекты — здоровье человека, честь и достоинство личности.

Объективная сторона хулиганства состоит в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать действия, направленные на причинение вреда этому порядку, правам и интересам граждан, т.е. значительность и серьезность нарушения. Явное неуважение к обществу означает открытое, циничное пренебрежение общественными интересами, принятыми в обществе элементарными нормами поведения, оскорбительное обращение с окружающими, глумление над их честью и достоинством и т.п. Часть 1 в качестве обязательного признака грубого нарушения общественного порядка предусматривает применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Применение оружия означает как реальное использование огнестрельного оружия, любых ножей, кастетов, иного холодного оружия (производство выстрелов в воздух и др.), так и его демонстрацию. Использование непригодного оружия, его макетов не может рассматриваться в качестве хулиганства, совершенного с применением оружия (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 1).

К предметам, используемым в качестве оружия, относятся предметы хозяйственно-бытового назначения (кухонные ножи, топоры, бритвы и т.д.), а также любые другие предметы, используемые для причинения физического вреда человеку (камень, дубинка, палка и т.д.).

Статья 213 УК РФ не требует, чтобы эти предметы были специально приспособлены для нанесения телесных повреждений. Поэтому если виновный применил при совершении хулиганства соответствующий предмет, подобранный на месте его совершения (булыжник, кол и др.), его действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Хулиганские действия обычно совершаются в общественных местах (на улице, в парке, на рынке и др.), хотя они могут учиняться и в семье. Однако если, например, в квартире причиняется вред здоровью родственнику или знакомому на почве личных неприязненных отношений, то содеянное надлежит квалифицировать как соответствующее преступление против личности в зависимости от характера причиненного вреда. Такие действия образуют хулиганство лишь в случае, когда они сопровождаются грубым нарушением общественного порядка, явным неуважением к обществу.

Статья 227 УК РФ. Пиратство. Повышенная степень общественной опасности пиратства, которое еще называется морским разбоем, обусловливается тем, что оно обычно сопряжено с человеческими жертвами, нарушает свободу и безопасность судоходства в открытом море и реках, причиняет значительный материальный ущерб и имеет в последние десятилетия тенденцию к росту. Пиратство является одним из старейших видов преступлений, борьба с которыми осуществляется на основе ряда международных правовых актов.

Непосредственным объектом пиратства является безопасность морского и речного судоходства. Дополнительными объектами могут быть жизнь и здоровье человека, собственность и др.

Предмет преступления — морское или речное судно, оборудование, имущество, находящееся на его борту и др.

Объективная сторона выражается в нападении на морское или речное судно, совершаемое с применением насилия либо с угрозой его применения. Последнее предполагает оказание физического воздействия на жертвы путем ограничения свободы, нанесения побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, либо угрозу применения такого насилия. Этот способ (насилие) является обязательным признаком состава пиратства (см. комментарии к ст. 161 и 162 УК РФ).

Признаком объективной стороны является и место совершения пиратства, т.е. морская или речная среда. Причем нахождение морского либо речного судна в открытом море, на рейде или у причала для квалификации рассматриваемого деяния значения не имеет.

Пиратство заключается в нападении на судно лицом (лицами), находящимся вне этого судна. Действия лица из членов экипажа или пассажира, направленные на завладение имуществом, находящимся на судне, либо самим судном, подлежат квалификации по ст. 161, 162 или 211 УК РФ.

Пиратство признается оконченным с момента нападения независимо от того, удалось или нет преступникам осуществить замысел по захвату судна или другого имущества.

В ч. 2 предусмотрен квалифицирующий признак — совершение пиратства с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Предметы, используемые в качестве оружия, — это вещи или их части хозяйственно-бытового или другого назначения, применением которых можно причинить физический вред человеку (топор, лом, вилы, бритва и др.).

Субъективная сторона выражается в умышленной форме вины в виде прямого умысла, а также в цели завладения чужим имуществом.

2.4. Преступления против государственной власти

Статья 286 УК РФ. Превышение должностных полномочий. Основной объект преступления — общественные отношения в сфере обеспечения нормальной деятельности конкретного звена органов государственной власти, аппарата государственного управления, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также аппарата управления в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

В качестве дополнительного объекта выступают права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Объективная сторона выражается в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, общества или государства. Между совершением должностным лицом действий и наступившими общественно опасными последствиями обязательно должна быть установлена причинная связь.

Действия, явно выходящие за пределы полномочий должностного лица, могут выражаться в совершении действий:

  • а) которые входят в компетенцию другого должностного лица (например, следователь, не будучи на то уполномочен, дает санкцию на проведение обыска);
  • б) которые могут быть осуществлены только коллегиально (например, руководитель районного представительного органа лично принимает решение, принятие которого возможно лишь коллегиально на заседании);
  • в) при отсутствии специальных полномочий или условий, необходимых в конкретной ситуации (например, применение работником милиции оружия в момент, когда это не вызывалось необходимостью);

— г) которые ни одно должностное лицо не вправе совершать (например, унижение чести и достоинства подчиненного по службе путем производства его личного досмотра (при отсутствии законных оснований), глумление над личностью, рукоприкладство и т.п.).

Для состава рассматриваемого преступления необходимо, чтобы каждое из перечисленных действий должностного лица было явным, т.е. очевидно выходящим за пределы прав и полномочий, предоставленных ему соответствующими нормативными актами (закон, устав, положение, инструкция, приказ и т.д.).

При этом следует установить, какой именно правовой акт и какие конкретные его положения, определяющие компетенцию должностного лица, были нарушены.

В случае, если действия должностного лица не были связаны с исполнением возложенных на него служебных обязанностей, уголовная ответственность за совершение такого деяния наступает на общих основаниях.

Рассматриваемый состав преступления по конструкции является материальным. Он считается оконченным в момент наступления последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Объективная сторона преступления может выполняться только путем действий, так как превысить должностные полномочия путем пассивного поведения (бездействия) по сути и характеру данного деяния невозможно.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла.

Мотив и цель не входят в число обязательных признаков состава и не оказывают влияния на факт наступления уголовной ответственности.

Субъект преступления — должностное лицо.

Особо квалифицированным видом (ч. 3) является совершение деяния, предусмотренного ч. 1 или 2, если оно сопровождалось: применением оружия или специальных средств;

— Под применением оружия понимается его непосредственное использование по назначению как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, если у последнего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4).

К специальным средствам относятся приспособления (устройства), предназначенные для пресечения нападений преступников, прекращения массовых беспорядков и иных преступных деяний (резиновые палки, слезоточивый газ, наручники, средства разрушения преград, средства принудительной остановки транспорта и т.д.).

Объективная сторона преступлений против правосудия выражается в многообразии противоправных форм противодействия нормальному функционированию системы правосудия.

Большая часть этих преступлений совершается путем активных действий. Некоторые из них могут совершаться путем бездействия, например отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314 УК РФ), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК РФ).

Конструкции всех основных составов (за исключением предусмотренного ст. 312 УК РФ) — формальные, и они считаются оконченными с момента совершения действий или бездействия. В таких случаях последствия в виде причиненного вреда политического, идеологического, психологического, организационного характера учитываются при назначении наказания в пределах санкции соответствующих статей.

Субъективная сторона характеризуется только умышленной формой вины, причем, как правило, умысел может быть лишь прямым. В некоторых статьях законодатель указывает в качестве обязательных признаков мотив и цель совершения преступления. Виновным обычно руководят ложно понятые интересы службы, корысть, месть и другие низменные побуждения.

Конструкции диспозиции ряда норм содержат указание на заведомость, которая характеризует интеллектуальный момент прямого умысла и означает знание виновным тех фактических обстоятельств, к которым закон относит данный признак (невиновность привлекаемого к уголовной ответственности, незаконность задержания или ареста, неправосудность приговора, ложность показаний и т.д.).

Отсутствие указанного в законе признака заведомости в характеристике интеллектуального момента умысла виновного исключает уголовную ответственность и превращает содеянное в дисциплинарный проступок, если идет речь о должностных лицах органов правосудия.

Субъектами преступлений против правосудия по общему правилу могут быть лица, достигшие 16 лет.

В ряде случаев субъектами преступлений против правосудия могут быть, например, судьи, прокуроры, следователи, дознаватели, должностные лица или служащие, отдельные участники уголовного или гражданского процесса (истцы, ответчики, свидетели, потерпевшие, эксперты, переводчики и т.д.).

Преступления против правосудия классифицируют по разным признакам. Представляется, что наиболее приемлемой является следующая классификация этих деяний:

1) посягающие на авторитет судебной власти;

2) посягающие на деятельность по осуществлению задач правосудия;

3) посягающие на установленный порядок судопроизводства.

Статья 313 УК РФ. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Основной объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие установленный законом порядок деятельности суда, уголовно-исполнительной системы и предварительного расследования. Дополнительный объект — жизнь и здоровье граждан.

Объективная сторона преступления состоит в побеге из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи.

К местам лишения свободы относятся колонии-поселения, исправительные колонии общего, строгого и особого режимов, воспитательные колонии для несовершеннолетних, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

Местами нахождения под арестом являются следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, арестные дома, гауптвахты.

Побег из-под административного ареста или гауптвахты при отбывании наказания за дисциплинарный проступок или административное правонарушение не образует состава преступления. Самовольное оставление места отбывания наказания в виде ограничения свободы не подпадает под признаки данного преступления.

К местам нахождения в предварительном заключении относятся: пересылочные пункты, транзитно-пересылочные отделения, помещения в органах предварительного расследования, прокуратуры, суда; транспортные средства, используемые для этапирования лиц к местам отбывания наказания, в суд, для проведения следственных мероприятий.

К местам содержания под стражей относятся следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы, изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, пограничных войск России.

При задержании лиц по подозрению в совершении преступления, осуществляемого в соответствии с УПК капитаном морского судна, находящегося в дальнем плавании, или начальником зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами.

Под побегом понимается незаконное, самовольное, без надлежащего разрешения компетентных органов оставление лицом, отбывающим наказание или находящимся в предварительном заключении, места лишения свободы либо места нахождения под стражей или под арестом. Побег может быть совершен только в результате действий, например путем взлома запоров, пролома в стене, использования подложных документов, подкупа администрации или лиц, осуществляющих охрану, выезд транспортным средством в оборудованном тайнике, бегство из-под стражи. По конструкции побег относится к формальным составам и считается оконченным с момента, когда виновный покинул место лишения свободы, ареста или место содержания под стражей и полностью находится вне надзора или контроля, осуществляемого компетентными органами. Побег как длящееся преступление прекращается в результате действий самого виновного (явка с повинной) либо в процессе вмешательства правоохранительных органов (задержание).

Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лет, осужденное к лишению свободы или аресту, или обвиняемый, в отношении которого избрана мера пресечения — содержание под стражей. Ответственность лиц в возрасте от 14 до 16 лет за побег из воспитательной колонии или из-под стражи по ст. 313 УК РФ не наступает.

Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотивы и цели виновного значения на квалификацию не оказывают. При оценке совершенного деяния не имеют значения ни срок, в течение которого осужденный отсутствовал, ни цель уклонения.

Части 2 и 3 предусматривают ответственность за квалифицированные виды побега: совершенный группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч. 2); с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия; с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 3).

Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются специально приспособленные для нанесения телесных повреждений предметы, а равно предметы, которые хотя и не подвергались какой – либо предварительной обработке, но были специально подготовлены виновным и находились при нем с той же целью. Использование в качестве оружия при побеге предметов, подобранных на месте совершения преступления, не является основанием для квалификации побега по ч.3 ст.313 УК РФ. В случае применения при побеге огнестрельного, газового, холодного, материального оружия, содеянное следует квалифицировать по совокупности соответствующих частей ст.222 и ст.313 УК РФ.

2.5. Преступления против военной службы

Преступления против военной службы составляют главу 33 Уголовного кодекса РФ. В соответствии со ст.331 Кодекса преступлениями против военной службы (воинскими преступлениями) признаются виновно совершенные общественно опасные деяния военнослужащих, проходящих военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях, а также граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими военных сборов, против установленного порядка прохождения военной службы.

Предусмотренные в гл.33 УК РФ преступления против военной службы можно разделить на следующие группы: 1) преступления против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими (ст.ст.332-336 УК РФ); 2) уклонение от военной службы (ст.ст.337-339 УК РФ); 3) преступления против порядка несения специальных служб (ст.ст.340-344 УК РФ); 4) преступления против порядка использования и сбережения военной техники и другого военного имущества (ст.ст.345-348 УК РФ); 5) преступления против порядка обращения с оружием и эксплуатации военной техники (ст.ст.349-352 УК РФ).

Статья 333 УК РФ. Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы. Основным объектом преступления является установленный федеральными законами о военной службе, общевоинскими уставами и Положением о порядке прохождения военной службы порядок взаимоотношений начальника и подчиненного в условиях несения или исполнения обязанностей военной службы. Дополнительный объект — честь, достоинство и свобода, а также здоровье начальника (командира) либо иного лица, исполняющего возложенные на него обязанности военной службы.

С объективной стороны преступление характеризуется сопряженным с насилием или угрозой его применения сопротивлением, а также принуждением.

Под иным лицом, исполняющим возложенные обязанности военной службы, подразумевается дневальный, часовой, лицо, входящее в состав военного патруля или войскового наряда по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, дежурный по роте, полку, гарнизону и др.

Под сопротивлением следует понимать открытое физическое либо психическое противодействие исполнению указанными в ст. 333 УК РФ лицами обязанностей военной службы. Под принуждением понимается побуждение против воли упомянутых лиц к нарушению обязанностей военной службы, подкрепленное насилием или угрозой его применения.

Деяние считается оконченным с момента оказания подчиненным военнослужащим сопротивления начальнику или иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, либо принуждения этих лиц к нарушению обязанностей военной службы. При этом не имеет значения, удалось или не удалось виновному своими действиями достичь цели нарушения начальником своих обязанностей военной службы.

Когда применение насилия или угрозы его применения совершено по так называемым личным мотивам (ревность, месть за ранее нанесенную обиду и т.п.) и не было связано с мотивом противодействия исполнению обязанностей военной службы, содеянное квалифицируется по статьям главы о преступлениях против личности.

С субъективной стороны деяние совершается с прямым умыслом.

Субъект — любой военнослужащий, состоящий постоянно или временно в отношениях подчиненности с начальником или иным лицом, исполняющим возложенные на него обязанности военной службы.

Преступление признается совершенным при квалифицирующих признаках, если предусмотренные ч. 1 действия учинены группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия или с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий (ч. 2).

Под оружием понимаются все виды оружия, о которых говорится в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» (СЗ РФ. 1996. N 91. Ст. 9681).

Под применением оружия понимается его фактическое применение для нанесения вреда здоровью либо для запугивания потерпевшего. Применение при насилии предметов, используемых в качестве оружия, не является основанием для квалификации содеянного по п. «б» ч. 2.

Применение оружия означает фактическое использование его для физического или психического воздействия на начальника или лицо, исполняющее обязанности военной службы. При этом имеется в виду причинение с помощью оружия вреда здоровью, а также угроза обнаженным оружием, размахивание им и т.д.

Статья 334 УК РФ Насильственные действия в отношении начальника. Основным объектом состава насильственных действий в отношении начальника является установленный федеральными законами, общевоинскими уставами и Положением о порядке прохождения военной службы порядок взаимоотношений начальника с подчиненными ему военнослужащими во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей. Дополнительным объектом является неприкосновенность личности начальника и его здоровье.

С объективной стороны преступление выражается в нанесении побоев или в применении иного насилия к начальнику во время или в связи с исполнением им обязанностей военной службы.

Согласно ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, а также гражданин, проходящий военные сборы, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях:

  • а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов;
  • б) исполнения должностных обязанностей;
  • в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда;
  • г) участия в учениях или походах кораблей;
  • д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником), и т.п.

Под насилием понимаются любые насильственные действия, которые препятствуют исполнению обязанностей военной службы или совершенные в связи с исполнением этих обязанностей. Таковыми могут быть удержание начальника в запираемом помещении, связывание его или приковывание наручниками к металлическим креплениям и т.д.

Преступление может быть совершено как во время исполнения начальником обязанностей военной службы, так и когда он не исполняет обязанности военной службы, но насилие в отношении него осуществляется в связи с исполнением им обязанностей военной службы (во время отдыха, на дискотеке или в кинотеатре и т.п.).

Это деяние является оконченным с момента нанесения начальнику побоев или применения иного насилия.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом.

Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, состоящий постоянно или временно в отношениях подчиненности по службе или по званию с данным начальником.

Преступление признается совершенным при наличии квалифицирующих признаков, если указанные в ч. 1 действия совершены группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий. Содержание этих признаков такое же, как и применительно к составу, предусмотренному ч. 2 ст. 333 УК РФ. Применение оружия предполагает фактическое его использование для причинения физического вреда здоровью начальника.

Статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности. Основным объектом преступления является установленный общевоинскими уставами, другими нормативными правовыми актами порядок взаимоотношений военнослужащих во время прохождения военной службы при отсутствии между ними отношений подчиненности. Дополнительный объект — неприкосновенность, честь и достоинство личности военнослужащего, его здоровье или жизнь.

Объективная сторона преступления заключается в нарушении во время прохождения военной службы в части или месте службы уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, в попрании одним военнослужащим неприкосновенности, чести и достоинства другого, в издевательстве либо в учинении в отношении него насилия.

Под унижением чести и достоинства личности военнослужащего (часто первого года службы) понимается выраженная в неприличной форме отрицательная оценка физических и интеллектуальных качеств потерпевшего, подрыв его репутации в глазах других военнослужащих, под издевательством — более или менее длительное либо часто повторяемое физическое либо психическое воздействие на потерпевшего, вызывающее у него психические или физические страдания и подрывающее его морально-психологическое состояние и настрой на добросовестное прохождение и исполнение обязанностей военной службы.

Преступление является оконченным с момента совершения хотя бы одного из действий, описываемых в ч. 1.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивом являются демонстрация своего физического превосходства, доминирования в казарме, запугивание в целях перекладывания своих обязанностей на потерпевшего, побуждения национальной или религиозной вражды и нетерпимости.

Субъект преступления — любой военнослужащий, проходящий военную службу по призыву либо по контракту, который не состоит с потерпевшим в отношениях подчиненности.

Преступление квалифицируется по ч. 2, если указанные в ч. 1 деяния совершены в отношении двух или более лиц, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с применением оружия, с причинением средней тяжести вреда здоровью.

Под применением оружия следует понимать использование его для психического или физического воздействия на потерпевшего. При этом имеется в виду причинение с помощью оружия вреда здоровью, а также угроза убийством либо причинением вреда здоровью.

ГЛАВА 3. Организационно-правовые проблемы предупреждения преступлений, совершаемых с применением оружия

Предупреждение насильственных преступлений и хулиганства основывается на общих положениях профилактики преступлений и включает меры как общесоциального, так и специально-криминологического характера. Общесоциальное предупреждение насильственных преступлений и хулиганства осуществляется в ходе социально-экономического строительства, в процессе развития общества. Уменьшение противоречий, диспропорций в обществе уже несет в себе профилактическую направленность. В свою очередь, специально-криминологическая профилактика насильственных преступлений и хулиганства включает меры по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений данного вида, а также меры индивидуально-профилактического воздействия на конкретных лиц.

К мерам по устранению причин и условий, способствующих совершению насильственных преступлений и хулиганства, относятся:

  • выявление и устранение отрицательных факторов в семье и быту, способствующих формированию личностных качеств, типичных для насильственных преступников и хулиганов;
  • нейтрализация бытовых и семейных конфликтов, на почве которых могут возникнуть насильственные или хулиганские действия их участников;
  • обеспечение своевременной регистрации заявлений об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и быстрого реагирования на них органов внутренних дел;
  • ограничение торговли спиртными напитками в определенное время суток и в определенных местах, запрет на их отпуск лицам, не достигшим совершеннолетия, находящимся в состоянии опьянения;
  • установление ответственности за нарушение этих ограничений;
  • запрет распространения сильнодействующих возбуждающих веществ, ограничение посевов содержащих их растений, установление контроля за отпуском и ответственности за незаконное изготовление, сбыт и потребление таких веществ;
  • усиление контроля за соблюдением специальных правил приобретения и хранения огнестрельного оружия;
  • привлечение к ответственности лиц за незаконное ношение, хранение, изготовление или сбыт оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
  • изъятие органами внутренних дел оружия у лиц, уклоняющихся от его регистрации, а также систематически нарушающих общественный порядок, злоупотребляющих спиртными напитками, страдающих психическими заболеваниями;
  • выявление случаев изготовления учащимися и рабочими самодельного холодного и огнестрельного оружия в цехах или учебно-производственных мастерских;
  • принятие мер, затрудняющих совершение насильственных преступлений и хулиганства в общественных местах;
  • обеспечение надлежащего освещения, запирание чердаков, подвалов, сараев и их периодические обходы;
  • распределение сил и средств органов внутренних дел с учетом мест наиболее частого совершения насильственных преступлений и хулиганства;
  • четкая организация деятельности различных служб органов внутренних дел: дежурных частей, нарядов и патрулей, подразделений по делам несовершеннолетних, уголовного розыска и следствия в целях борьбы с насильственными преступлениями и хулиганством;
  • рассмотрение уголовных дел в отношении лиц, совершивших насильственные преступления и хулиганство, по месту их работы или учебы;
  • организация приема граждан руководителями органов внутренних дел по месту жительства, на предприятиях и в организациях;
  • осуществление постоянного контроля за состоянием насильственных преступлений и хулиганства со стороны администрации региона, регулярное обсуждение этих вопросов с привлечением заинтересованных лиц — руководителей предприятий, учреждений, учебных заведений, правоохранительных органов;
  • организация правового обучения и воспитания населения.

Индивидуальная профилактика насильственных преступлений и хулиганства осуществляется с целью недопущения совершения этих преступлений со стороны конкретных лиц. Процесс индивидуальной профилактики складывается из следующих взаимосвязанных этапов: выявления лиц, ведущих антиобщественный образ жизни и склонных к совершению насильственных преступлений и хулиганства; постановки выявленных лиц на учет в органах внутренних дел; определения причин антиобщественного поведения и условий, способствующих этому поведению; принятия мер для устранения указанных причин и условий; применения разнообразных форм и методов профилактического воздействия.

Круг лиц, нуждающихся в индивидуальной профилактике, определяется на основе информации, поступающей в органы внутренних дел от граждан, администрации предприятий, учреждений, учебных заведений, жилищно-эксплуатационных контор, из суда, прокуратуры. Кроме того, объекты профилактики выявляются среди лиц, нарушающих правила общежития, пьяниц и алкоголиков, ранее судимых за аналогичные преступления, неработающих и неучащихся, несовершеннолетних, находящихся без надзора. Особое внимание необходимо уделять выявлению и нейтрализации влияния лидеров формирующихся по месту жительства групп с отрицательной направленностью времяпрепровождения (выпивки, приставания к прохожим и т.д.).

Успех в профилактике насильственных преступлений и хулиганства зависит от полноты их выявления и обеспечения неотвратимости наказания за совершение этих преступлений. Несоблюдение этих требований быстро приводит к повторному совершению лицами преступлений, вовлечению в преступления новых участников.

Предупреждение преступлений против собственности является одной из важнейших задач правоохранительных органов, и в первую очередь органов внутренних дел.

Целью такого предупреждения является минимизация преступлений против собственности, в связи с чем правоохранительные органы решают следующие задачи.

1. Обеспечение охраны собственности.

2. Создание на основе анализа криминогенной обстановки условий, объективно препятствующих совершению преступлений против собственности на определенной территории или объекте.

3. Реализация оперативно-розыскной информации о лицах, подготавливающих преступления против собственности, для склонения к отказу от их совершения.

4. Своевременное разобщение выявленных групп, совершающих преступления против собственности, в том числе организованных, с целью прекращения их преступной деятельности.

5. Оперативное с использованием всех имеющихся сил и средств реагирование на сообщения граждан, должностных лиц, на иную поступившую информацию о совершаемых или совершенных преступлениях против собственности для задержания преступников и раскрытия преступлений.

6. Накопление, систематизация и использование информации о лицах, совершивших преступления против собственности, с целью обеспечения своевременного принятия к ним предусмотренных законом мер.

7. Активное привлечение общественности к работе по предупреждению преступлений против собственности.

8. Информирование населения о средствах и способах правомерной защиты от преступных посягательств на собственность.

9. Внесение в соответствующие государственные органы, общественные объединения, должностным лицам представлений об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений против собственности.

Деятельность по предупреждению преступлений против собственности основывается на криминологической информации: о состоянии и динамике преступлений против собственности; о территориях и объектах, где совершается наибольшее количество таких преступлений; о лицах, совершивших преступления против собственности и склонных к их совершению; об уровне латентности различных видов преступлений против собственности; о жертвах этих преступлений; о социальных последствиях указанной категории преступлений; о состоянии и мерах предупреждения преступлений против собственности и эффективности их применения; о влиянии на состояние этих преступлений различных социальных, экономических, политических и других процессов. При этом необходимо выявлять не только причины и условия, обусловливающие негативные тенденции преступлений против собственности, но и позитивные факторы, которые следует изучать и стимулировать.

Основными субъектами предупреждения преступлений против собственности являются подразделения милиции общественной безопасности и криминальной милиции органов внутренних дел. На федеральном и региональном уровнях они в основном осуществляют организаторскую деятельность по предупреждению преступлений против собственности, сосредоточивая главное внимание на обеспечении повседневного организационно-методического руководства подведомственными аппаратами.

Непосредственными исполнителями задач, связанных с предупреждением преступлений против собственности, являются соответствующие службы и подразделения городских, районных органов внутренних дел, а также органов внутренних дел на транспорте. При этом одно из ведущих мест в этой работе отводится участковым уполномоченным милиции, патрульно-постовой службе, вневедомственной охране при органах внутренних дел, уголовному розыску и др. Формы и методы предупреждения ими преступлений против собственности весьма разнообразны.

Осуществляя виктимологическую профилактику, участковые уполномоченные милиции информируют население о способах и средствах правомерной защиты от преступных посягательств на их собственность путем проведения среди граждан соответствующей разъяснительной работы, выступлений в средствах массовой информации, распространения памяток.

Предупреждение преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, осуществляется на общесоциальном и специально-криминологическом уровнях.

Исходя из причин и условий, способствующих совершению преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, предупредительные меры в первую очередь должны быть направлены на осуществление компетентными органами государства контроля за спросом на оружие у законопослушной части населения; исключение возможности его незаконного удовлетворения; перекрытие каналов поступления оружия в нелегальный оборот; изъятие оружия из незаконного оборота.

Результативность достижения перечисленных целей во многом зависит от обоснованности превентивных мер с учетом реальных возможностей органов государственной власти и управления (в первую очередь материальных), от проведения необходимых общегосударственных мероприятий политического, социально-экономического, правового и воспитательного характера, направленных на искоренение причин и условий, способствующих совершению указанных преступлений. В связи с этим заслуживает серьезного внимания предложение о заключении Россией межгосударственных соглашений со странами-участницами СНГ и странами Прибалтики по выработке законодательной базы, устанавливающей единый порядок оборота оружия и тесное взаимодействие правоохранительных органов этих стран в борьбе с его незаконным оборотом. С целью осуществления действенного контроля за незаконным оборотом оружия возможно также создание единого компьютерного банка данных, включающего в себя сведения: об оружии, находящемся в розыске (с подробным описанием его криминалистических характеристик); об изъятом оружии (с результатами его криминалистического исследования); о лицах, у которых изъято оружие, в том числе и о лицах, освобожденных от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

В настоящее время следует в первую очередь предпринять усилия по повышению и укреплению деятельности правоохранительных органов государства в целях их более эффективного воздействия на предотвращение глобального развития негативных процессов в сфере незаконного оборота оружия.

Что же касается мер предупреждения преступлений, совершение которых сопряжено с незаконным распространением оружия и предметов вооружения, то создание соответствующих средств борьбы с этими посягательствами предполагает еще и обнаружение в криминогенном комплексе такого объекта, который ранее не испытывал воздействия со стороны институциональных средств борьбы с преступностью. В настоящее время необходимы качественная перестройка всей системы профилактической работы, создание более эффективных средств воздействия как на преступность в целом, так и на преступления, связанные с незаконным оборотом оружия.

Предупреждение организованной преступности предполагает реализацию сложного комплекса общесоциальных и специально-криминологических мер.

Общесоциальные меры, будучи направленными на социально-экономическое развитие общества и тем самым на предупреждение преступности в целом, в то же время являются средством преодоления ее организованной части. К их числу в первую очередь относится преодоление кризисных явлений в экономике, политике, общественной идеологии и психологии, социальной сфере, в правоохранительной деятельности. Реализация этой задачи как на федеральном, так и на уровне отдельных регионов, на межведомственной и ведомственной основе, осуществляемая с расчетом на длительную перспективу, позволит стабилизировать общественный организм и обеспечит реальную базу для противодействия организованной преступности.

Особый характер организованной преступности, ее проникновение в разнообразные сферы общества обусловливают сложное переплетение как общесоциальных (социально-экономических, политических, правовых), так и специально-криминологических мер предупреждения.

Специально-криминологические меры предполагают осуществление правоохранительными органами непосредственной работы, направленной на устранение, ослабление и нейтрализацию криминогенных факторов, влияющих на рост организованной преступности. Однако победить эту преступность с помощью указанных мер в ближайшее время — задача нереальная. Ее решение зависит в большей степени не от реализации преимущественно репрессивных, «силовых» мер, а от успешного проведения общесоциальных мер, создания цивилизованного правового государства и гражданского общества, здоровой рыночной экономики.

Специально-криминологическое предупреждение правоохранительными органами организованной преступности, как элемент борьбы с нею, в большей степени осуществляется посредством реализации мер общей профилактики и непосредственного предотвращения и пресечения в процессе оперативно-розыскной деятельности преступлений, совершаемых организованными преступными формированиями. Индивидуальная профилактика в отношении их участников, учитывая особенности личности, осуществляется весьма ограниченно. Речь в данном случае может идти об индивидуальной профилактике лиц, поведение и окружение которых свидетельствуют о потенциальной возможности их включения в организованные преступные структуры, а также о склонении случайных участников таких структур к добровольному отказу от преступной деятельности и к оказанию помощи в ее пресечении.

В основном же предупреждение организованной преступности правоохранительными органами достигается в результате работы по ликвидации преступных формирований, привлечению их участников к уголовной ответственности. При этом осуществляются следующие предупредительные меры:

  • выявление и постановка на оперативный учет организованных преступных формирований и их участников;
  • создание условий, затрудняющих или исключающих совершение ими преступлений;
  • предотвращение замышляемых преступлений;
  • пресечение подготавливаемых и совершаемых организованными формированиями преступлений;
  • целенаправленное воздействие на лидеров организованных групп с целью нейтрализации их влияния на других участников и разобщения преступного формирования;

— реализация целевых комплексных программ борьбы с организованной преступностью специально создаваемыми и действующими на долгосрочной основе группами сотрудников правоохранительных и контролирующих ведомств на федеральном и региональном уровнях.

Наряду с непосредственной борьбой правоохранительных органов с организованными преступными структурами, криминологическое значение имеют контроль за оборотом оружия и наркотиков, проверки фактов нарушения законодательства о хозяйственной, предпринимательской, финансовой, торговой деятельности, общий надзор прокуратуры.

Эта работа осуществляется повседневно, а также в ходе крупномасштабных целевых операций по выявлению и пресечению фактов коррупции, преступной деятельности организованных групп и сообществ, контрабанды, незаконного вывоза стратегически важных товаров, оборота оружия и наркотических средств. Профилактическое значение имеет и осуществление таких мероприятий, как взятие под охрану коммерческих и банковских структур, обеспечение надежности перевозки ими денежных средств, установка дежурной сигнализации в служебных и жилых помещениях банкиров, бизнесменов, постоянный контроль за негосударственными охранными службами, получением и использованием ими огнестрельного оружия и т.п.

Предупреждение организованной преступности осуществляется также в процессе сотрудничества правоохранительных органов России со спецслужбами стран зарубежья, включающего правовую взаимопомощь, проведение согласованных мероприятий против международных преступных сообществ, обмен информацией.

В целом в сфере борьбы с организованной преступностью правоохранительными органами проводится значительная работа. Ежегодно ими пресекается деятельность около 10 тыс. организованных преступных группировок (с общим числом участников — 70 тыс. человек), совершивших почти 30 тыс. преступлений, свыше 60% из которых являются тяжкими или особо тяжкими. В число этих преступлений входят бандитизм, заказные убийства, террористические акты, вымогательства, захват заложников и т.п.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные в работе вопросы квалификации преступлений, совершенных с применением оружия не исчерпывают всех проблем данного направления деятельности правоохранительных органов.

Учитывая повышенную общественную опасность преступлений, совершенных с применением оружия автор считает необходимым совершенствование уголовного законодательства, внесение изменения в уголовный кодекс, а именно: необходимо отнести все указанные виды преступлений к категории тяжких; ужесточить санкции статей уголовного кодекса, путем увеличения сроков наказания за данные преступления.

Анализ уголовных дел о преступлениях, совершенных с применением оружия, беседы со следователями, руководителями следственных подразделений, оперативными уполномоченными криминальной милиции, экспертами позволяют сделать вывод о том, что квалификация данных преступлений не составляет сложности, однако зачастую при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору, квалифицирующий признак «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия», вменяется всем участникам преступления, что является ошибочным, так как оружие часто используется одним из преступников без предварительного сговора о его применении с другими. Для правильной квалификации преступлений с применением оружия сотрудникам милиции необходимо тщательное изучение и анализ первоначальных материалов уголовного дела. Успех предупредительной деятельности правоохранительных органов во многом также зависит от качества подготовки кадров, эффективности научных исследований, от разработки и умелого применения принципиально новых, научно обоснованных подходов к организации и методике профилактической и оперативно-розыскной деятельности.

Главная цель осуществляемых в правоохранительных органах преобразований — совершенствование системы борьбы с преступностью, приведение ее в состояние, позволяющее своевременно, адекватно и целенаправленно реагировать на изменение характера преступности, появление новых видов преступлений, использование всего потенциала системы для нейтрализации и эффективной борьбы с преступностью, ее вытеснения в традиционно криминальные сферы деятельности, для обеспечения реальной защиты личности, общества и государства от наиболее опасных преступных проявлений.

Как показывает практика, преступления, совершенные с применением оружия, приобрели окраску организованной и профессиональной направленности, отличаются квалифицированным способом их совершения, включающим разнообразие действий по подготовке и непосредственному их совершению.

Таким образом, совершенствование действующего уголовного законодательства позволит более эффективно бороться с данными видами преступлений.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/orujie-kak-predmet-i-sredstvo-soversheniya-prestupleniya/

1. Конституция Российской Федерации, принятая на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации, 26.01.2009, № 4, ст. 445.

2. Европейская конвенция Совета Европы «О контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами» (Страсбург, 28 июня 1978 г.) // Змеевский А.В., Колосов Ю.М., Прокофьев Н.В. Международное право и борьба с преступностью: Сборник документов. — 2004. — 720с.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 19.05.2010 № 92-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации, 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ (от 04.03.2008 №26-ФЗ )// Собрание законодательства Российской Федерации, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

5. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (в ред. от 24.07.2007) // Собрание законодательства Российской Федерации, 14.08.1995, № 33, ст. 3349.

6. Закон Российской Федерации от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» с последующими изменениями и дополнениями // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 51. Ст. 5681.

7. Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации «О практике борьбы с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. №1.

9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания” // Российская газета. 2007. 24 января.

10. Акимова Н.В. Организационно-правовые основы деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия //Российский следователь. -2005. — № 12. — С. 53 – 55.

11. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.

12. Васецов А. Закон РФ «Об оружии» и квалификация преступлений, совершаемых с применением оружия // Российская юстиция. 1995. № 2. С. 35 — 37.

13. Васюков В.Ф. О способах совершения грабежей и разбоев в условиях открытой местности //Следователь. -2009. — № 8. — С. 16 – 19.

14. Вельмезева-Марахтанова Е. К вопросу об усилении уголовно-правовой охраны свободы личности //Уголовное право. -2009. — № 3. — С. 23 – 26.

15. Волченков В.В. Актуальные проблемы противодействия незаконному обороту оружия //Вестник Владимирского юридического института. — 2009. — № 1. — С. 93 – 96.

16. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 1997.

17. Ежов А.А. Оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества как предметы совершения преступления.//Современные проблемы юридической науки: Выпуск 1 (3) -М.: Юпитер, 2007. -С. 74 – 106.

18. Корецкий Д. Оружие как элемент уголовно-правовой характеристики преступления // Уголовное право. 2003. № 3. С. 34.

19. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова, А.А. Кузнецова. Омск, 1993.

20. Криминология. Учебник для вузов. 2-е изд. / Под ред. Малкова В.Д. – М.: Юстицинформ, 2006.

21. Криминология. Учебник для вузов. / Под общ. ред. Долгова А.И. – М.: Норма, 2008. – 912с.

22. Криминология. Учебник. 2-е изд. / Под ред. Кузнецовой Н.Ф., Лунеева В.В. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – 640с.

23. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный).

/ Под ред. Н.Г. Кадникова. – М.: Книжный двор, 2007. – 888с.

24. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. В.М. Лебедева. – М.: Юрайт, 2006. – 944с.

25. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, ТК Велби, 2008. – 640с.

26. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология. Учебник. – Изд-е третье. – М.: Юристъ, 2007. – 734с.

27. Кравцов А.И. Незаконные действия с оружием: теоретические аспекты и проблемы законодательного описания их составов (на материалах практики судов Саратовской области): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2007

28. Корецкий Д. Оружие как элемент уголовно-правовой характеристики преступления // Уголовное право. 2003. № 3.

29. Корецкий Д.А. Проект закона Российской Федерации «О правовом режиме оружия» и комментарии к законопроекту // Защита и безопасность, №2, 2004.

30. Коломиец Д.С. Судебно-медицинская экспертиза по исследованию огнестрельных повреждений // Судебно-медицинская экспертиза, №6, 2002.

31. Лепик Д., Вяли М., Попов В.Л. Криминалистическая характеристика огнестрельных повреждений при выстрелах из пистолета //Вестник криминалистики. Выпуск 2 (14).

-М.: Спарк, 2009. -С. 96 – 100.

32. Маршакова Н.Н. Классификация преступлений против военной службы // Бизнес в законе. -2007. — № 2. — С. 35 – 37.

33. Микляева О.В. Участие специалиста в расследовании преступлений, связанных с использованием огнестрельного оружия //Законы России. -2010. — № 3. — С. 74 – 77.

34. Плескачевский В.М. Оружие в криминалистике: понятие и классификация. М., 2007.

35. Прокофьев В.В. Криминологическая и криминалистическая характеристика убийств, совершенных по найму // Вестник Владимирского юридического института. -2008. — № 2. — С. 191 – 196.

36. Смирнов М., Толмачев А. Уголовное право. Особенная часть. — М. :А-Приор, 2009. -520 с.

37. Агапов П.В., Закомолдин Р.В., Дуюнов В.К. Уголовное право России: Общая и особенная часть : Учебник /Авт. кол. : / Под ред. В. К. Дуюнова. -2-е изд. — М.: Риор, 2009. -664 с.

38. Федоренко В.А., Стальмахов, А.В. Идентификация огнестрельного оружия по следам на выстрелленых пулях // Труды II школы-семинара по криминалистическому оружиеведению, 6 — 7 октября 2005 года. -Саратов: СЮИ МВД России, 2006. -С. 14 — 20

39. Филиппов А.Г., Ищенко Е.П. Криминалистика. Учебник. – М.: Высшее образование, 2007. – 743с.

40. Филиппов А.Г. Криминалистика. Учебник. – М.: Высшее образование, 2008. – 441с.

41. Шелковникова Е.Д. Правовой режим оружия и особенности его законодательного регулирования // Закон и право. №7. 2003. С. 37-41.

42. Шурухнов Н. Криминалистика. Учебник для вузов. – М.: Эксмо, 2005. – 720с.

43. Шарапов Р.Д. Понятие оружия как орудия преступления // Журнал российского права, 2005, № 11.

44. Ширкин А.И. Дифференциация уголовной ответственности за незаконный оборот оружия // Российский юридический журнал. -2008. — № 2. — С. 203 – 205.