Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества

На протяжении последних десятилетий борьба с различными проявлениями организованной преступности остается одним из актуальных и приоритетных направлений уголовно-правовой политики нашего государства.

По данным МВД России, в 2012 году зарегистрировано 22 251 преступление, совершенное в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), из которых 21 241 относится к категории тяжких и особо тяжких. При этом правоохранительными органами выявлено лишь 8770 лиц, совершивших преступления в составе организованной группы либо преступного сообщества (преступной организации).

Зарегистрировано 172 преступления, предусмотренных ст. 210 УК РФ, совершенных 613 участниками.

Тем не менее, результаты борьбы явно не адекватны масштабам деятельности организованных преступных формирований, что обуславливается как недостатками уголовно-правового регулирования, порождающего противоречивую правоприменительную практику, так и отсутствием четкого разграничения ответственности за совершение преступлений в составе организованных форм соучастия.

Организованная преступность вышла на новый уровень, проникла во многие институты государства и общества, произошла ее интеграция во многие сферы жизнедеятельности государства, прежде всего в экономическую, и стала мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных.

По данным специалистов, состояние российской организованной преступности в последнее десятилетие имеет волнообразную динамику, темпы прироста которой в первое пятилетие варьировались в пределах 25-35 тыс. преступлений, а в последние 5 лет их амплитуда снизилась до 29-31 тыс. преступлений в год. При этом количество зарегистрированных преступлений в среднем превышает число выявленных преступников в 2-3 раза. Иными словами, выявляется не более 33-38% лиц, участвовавших в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций).

За последние годы законодатель не только не смог устранить первоначальные пробелы и противоречия соответствующих уголовно-правовых норм, но и породил новые. Например, 16 октября 2009 г. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла Федеральный закон № 245-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», который был подписан Президентом Российской Федерации 3 ноября 2009 г.

7 стр., 3386 слов

Мотив преступления в уголовном праве

... ряд вопросов, связанных с содержанием и уголовно-правовым значением мотивов преступления, не были единообразно разрешены в доктрине уголовного права. Не получила однозначной трактовки и проблема классификации мотивов преступного поведения, в том числе на законодательном уровне. ...

Данный Закон кардинально изменил понятие преступного сообщества (преступной организации) и признаки состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, и направлен на активизацию противодействия организованной преступности, усиление наказания за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней), в связи с чем, по мнению законодателя, должен обеспечить более эффективную борьбу с лидерами организованной преступности и лицами, занимающими высшее положение в преступной иерархии.

Изменения коснулись положений, регламентированных как в Общей, так и в Особенной частях УК РФ, а именно специального состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. В частности, уточнено определение преступного сообщества (преступной организации) (ч. 4 ст. 35 УК РФ), которое в настоящее время в большей степени соответствует Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г.

Кроме того, упомянутым Федеральным законом криминализированы координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими преступными группами, раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между этими группами. Существенное профилактическое значение имеет также усиление ответственности для лиц, занимающих высшее положение в преступной иерархии, которым может быть назначено наказание в виде лишения свободы от 15 до 20 лет или пожизненного лишения свободы.

С целью эффективной реализации изложенных новелл уголовного закона в ч. 2 ст. 100 УПК РФ внесены дополнения, устанавливающие возможность предъявления обвинения по ст. 210 УК РФ в течение 30 суток с момента задержания либо избрания меры пресечения в отношении подозреваемого лица.

Следует отметить, что в целом указанные новеллы носят прогрессивный характер и направлены на упорядочение правоприменительной практики, однако некоторые аспекты принятых уголовно-правовых норм вызывают ряд вопросов, которые требуют разъяснения, несмотря на принятие постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)».

1. Формы соучастия в преступлении в составе организованной группы, преступного сообщества (преступной организации).

Понятие и признаки организованной группы, преступного сообщества (преступной организации)

В теории уголовного права принято различать два вида соучастия, критерием которых являются уголовно-правовые роли соучастников. Это простое соучастие (соисполнительство) и сложное соучастие (соучастие с распределением ролей в уголовно-правовом смысле этого слова, т.е. участие в преступлении организатора, подстрекателя или пособника).

Кроме того, в ст. 35 УК РФ законодательно закреплены формы соучастия, выделяемые в зависимости от степени согласованности действий соучастников:

  • группа лиц;
  • группа лиц по предварительному сговору;
  • организованная группа;
  • преступное сообщество (преступная организация).

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Закон указывает на два основных признака организованной группы: ее устойчивость и объединение участников. Организованная группа создается, как правило, для совершения неопределенного количества преступлений (систематической преступной деятельности).

10 стр., 4972 слов

Организованная группа как форма соучастия в совершении преступления

... УК РФ устанавливает четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). Прежде всего, рассмотрим, чем же организованная преступная группа лиц отличается от группы лиц, совершающих преступления по ...

Иногда в научной литературе и в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ указываются и иные признаки организованной группы (наличие лидера, постоянство состава группы, распределение ролей и др.), которые, однако, не имеют определяющего значения. Следует отметить, что распределение ролей в организованной группе имеет не уголовно-правовое, а функциональное значение, действия участников организованной группы по общему правилу квалифицируются как действия соисполнителей (за исключения в части совершения организованной группой преступления со специальным субъектом).

Необходимо обратить внимание на то, что оба признака организованной группы, указанные в законе, являются признаками оценочными. Группа может быть более или менее устойчивой, более или менее единой. В каждом конкретном случае вопрос о совершении преступления организованной группой решается путем оценки выраженности указанных признаков с учетом всех обстоятельств дела.

Как уже было отмечено, организованная группа представляет собой соисполнительство. Для квалификации преступления, совершенного организованной группой необходимо первоначально установить признаки организованной группы (устойчивость, объединение).

Затем действия всех участвовавших в совершении преступления организованной группой лиц (участников организованной группы) квалифицируются как действия соисполнителей (за исключением лиц, не обладающих признаками специального субъекта, при совершении организованной группой преступления со специальным субъектом).

Однако при совершении преступления организованной группой не исключено и участие в преступлении организаторов, подстрекателей и пособников (не входящих в состав организованной группы), их действия квалифицируются со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ как соучастие в преступлении, совершенном организованной группой.

Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

Преступное сообщество и преступная организация являются разновидностью организованной группы, поэтому квалификация преступлений, совершенных в данной форме соучастия, подчиняется тем же правилам, что и квалификация преступлений, совершенных организованной группой. От простой организованной группы эта форма отличается большей сплоченностью или более сложной структурой (объединение организованных групп).

Указанные признаки содержат в себе элемент оценки. Кроме того, следует отметить, что юридически данная форма соучастия может быть установлена только применительно к тяжким и особо тяжким преступлениям, хотя фактически сплоченные организованные группы могут создаваться и для совершения иных преступлений.

Закон не дифференцирует признаки преступного сообщества и преступной организации.

Признаками преступного сообщества (преступной организации) являются:

  • количественный состав участников;
  • устойчивость;
  • структурированность;
  • единое руководство;
  • цель создания — совместное совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Количество участников преступного сообщества (преступной организации), включая организатора и руководителя, не может быть менее четырех лиц, так как с учетом признака структурированности предполагается наличие в составе преступного сообщества (преступной организации) как минимум двух структурированных подразделений либо организованных групп.

12 стр., 5689 слов

Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью в Российской Федерации

... преступлений как промысел будет являться стержнем организованной преступности. Систематическое нарушение закона преследует главную цель - обогащение. Все изученные российскими криминологами организованные преступные группы и сообщества создавались для систематического совершения преступлений ...

Признак устойчивости носит оценочный характер, в связи с чем его наличие должно определяться правоприменителем на основе совокупности различных обстоятельств. Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой промежуток времени ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность, длительность подготовки преступления. Для устойчивости характерна стабильность состава группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

По смыслу закона устойчивость как неотъемлемый признак организованной группы и преступного сообщества (преступной организации) выступает в качестве критерия, отличающего организованные формы соучастия от неорганизованных (группы лиц и группы лиц по предварительному сговору).

Признак структурированности предполагает наличие в составе преступного сообщества (организации) структурных подразделений, в том числе организованных групп (банд, незаконных вооруженных формирований, экстремистских сообществ).

Структурированной организованной группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации) (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» (далее постановление от 10 июня 2010г. № 12).

Понятие структурного подразделения содержится в п. 4 постановления от 10 июня 2010 г. № 12, согласно которому под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Структурные подразделения могут, как совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), так и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации).

Высокая организованность и иерархичность преступного сообщества (преступной организации) требуют четкого вертикального подчинения. В преступном сообществе (организации) рядовые члены одного структурного подразделения или организованной группы могу достоверно не знать о том, что являются составной частью преступного сообщества (преступной организации), однако руководители каждого из структурных подразделений или групп осознают, что возглавляемые ими подразделения и группы являются составными частями такого сообщества (организации).

8 стр., 3518 слов

Преступная группа: криминалистические проблемы

... совершение преступлений. Другой признак преступной группы, нуждающийся в особом разъяснении, — определенная организация группы. Уровень ее может быть различным; высшая степень организации достигается в организованных группах и преступных организациях. Она предполагает наличие в ...

При отсутствии руководителей структурных подразделений или организованных групп и прямом подчинении организатору или руководителю всех участников преступное формирование следует признавать организованной группой либо лиц по предварительному сговору.

Единое руководство объединением организованных групп означает, что их преступная деятельность в составе преступного сообщества (организации) координируется одним лицом либо органом управления для достижения общих целей и задач преступного сообщества (преступной организации).

Отсутствие единого руководства в объединении организованных групп свидетельствует о том, что их преступную деятельность нельзя рассматривать как осуществляемую в составе определенного преступного сообщества (преступной организации).

Руководство, осуществляемое органом управления, представляет собой коллективные действия двух или более лиц по управлению и координации преступной деятельности организованных групп, представляющих собой преступное сообщество (организацию).

Каждый член руководящего органа может обладать равными полномочиями по руководству сообществом при коллегиальном принятии решений, либо руководящий коллективный орган может возглавляться одним лицом, а другие его участники осуществляют лишь отдельные функции по руководству преступным сообществом (преступной организацией).

Выполнение кем-либо из членов коллективного органа управления хотя бы одной из своих функций должно квалифицироваться как руководство преступным сообществом (преступной организацией) независимо от продолжительности ее осуществления, а также постоянного или временного характера.

Специальная цель создания преступного сообщества (преступной организации) заключается в совместном совершении одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Любое преступление, совершенное в составе преступного сообщества (организации), будет совершено совместно, так как преступное сообщество (преступная организация) является формой соучастия в преступлении, в основу которого уже заложена совместность участия в совершении преступления (ст. 32 УК РФ), в связи с чем, указание в специальной цели на данный признак представляется излишним.

Согласно ч. 4 ст. 15 УК РФ тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы. К особо тяжким преступлениям относятся умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ч. 5 ст. 15).

Совершение участниками преступной группы тяжкого или особо тяжкого преступления не дает оснований для автоматического отнесения данной группы к преступному сообществу (преступной организации).

В случаях, когда участники организованной группы, первоначально объединившиеся для совершения преступлений небольшой и (или) средней тяжести, совершили одно или несколько тяжких и (или) особо тяжких преступлений, их действия подлежат квалификации по соответствующей части ст. 210 УК РФ при условии, что эта организованная группа до совершения тяжкого или особо тяжкого преступления преобразовалась в преступное сообщество (преступную организацию), т.е. стала обладать признаками, предусмотренными ч. 4 ст. 35 УК РФ (п. 9 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

4 стр., 1955 слов

Анализ состава ст.74-2 УК РБ – Создание преступной организации и участие в ней

... взаимодействие новых или уже существующих организованных групп для совместной преступной деятельности (разработка планов объединения и взаимодействия, вербовка участников преступного сообщества, организация официального прикрытия для будущей преступной организации, формирование финансовых средств и ...

В отличие от предыдущей редакции, в новой редакции ч. 4 ст. 35 УК РФ законодатель конкретизировал, что преступное сообщество (преступная организация) может иметь место в случае его (ее) создания с целью совершения хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления. В случае планирования одного такого преступления действия, направленные на его совершение, должны характеризоваться большими объемами и особой сложностью, а также необходимостью их проведения на территории различных субъектов Российской Федерации и зарубежных стран для того, чтобы их выполнение обусловливало устойчивость, структурированной организованной группы или объединения организованных групп.

Нововведением является дополнительная цель создания преступного сообщества (преступной организации) — получение прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Соответственно законодатель определил конечный результат преступной деятельности любого преступного сообщества (преступной организации) как стремление его (ее) организаторов, руководителей и участников путем совершения тяжких или особо тяжких преступлений извлечь выгоду денежного либо имущественного характера. Финансовая выгода — это получение производных имущественных ценностей, каковыми могут быть, например, деньги или ценные бумаги. Иной материальной выгодой следует признавать приобретение первичных имущественных ценностей, в частности, вещей, непосредственно предназначенных для удовлетворения потребностей человека, — квартир, автомашин, земельных участков, драгоценностей и т.д.

Прямое получение финансовой или иной материальной выгоды подразумевает совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств или чужого имущества, под которым понимаются вещи, включая ценные бумаги, и иное имущество, в том числе имущественные права на землю, движимое или недвижимое имущество и т.п. (ст. 128 Гражданского кодекса РФ) (п. 2 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Такими преступлениями могут быть мошенничество (ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ч. 2 и 3 ст. 163 УК РФ), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ) и т.д.

Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды следует понимать совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, непосредственно не посягающих на чужую собственность, однако обусловливающих в дальнейшем получение денежных средств, прав на имущество или иной имущественной выгоды как членами преступного сообщества (преступной организации), так и другими лицами (п. 2 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Например, совершение похищения человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), торговля людьми (ст. 127.1 УК РФ), организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ч. 2 ст. 232 УК РФ), вовлечение в занятие проституцией (ч. 2 и 3 ст. 240 УК РФ) и т.п.

Получение финансовой или иной материальной выгоды возможно как членами конкретного преступного сообщества (преступной организации), так и членами других организованных групп или преступных сообществ (преступных организаций), а также иными лицами (родственниками, близкими и т.д.).

2 стр., 822 слов

Понятие преступного сообщества

... группа не может быть названа преступным сообществом. Преступное сообщество - это заранее сформированная группа со строгой системой иерархии. Любое преступное сообщество сформировано из различных подразделений или из организованных групп, ... постановления отличительными чертами того или иного преступного сообщества (конкретной преступной организации) считаются, с одной стороны, довольно сложная ...

Таким образом, законодатель, отказавшись от оценочного признака сплоченности, более четко конкретизировал понятие и признаки преступного сообщества (преступной организации), введя признаки структурированности организованной группы, единого руководства объединением организованных групп и цели совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, обусловленной потребностью получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

2. Уголовно-правовая характеристика организации преступного сообщества (преступной группы) или участия в нем (ней)

Безопасность означает состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних и внешних угроз.

Одним из видов безопасности является общественная безопасность, представляющая собой определенную совокупность общественных отношений, не только регулирующих безопасные условия жизни общества, но и поддерживающих такой уровень защищенности общества для его нормального функционирования.

Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения общественной безопасности. Также дополнительным объектом могут выступать жизнь и здоровье граждан, а также собственность.

Угроза общественной безопасности, возникающая при создании и функционировании преступного сообщества (преступной организации) объясняется тем, что: во-первых сообщество (организация) неподконтрольны обществу и способна защищаться от общественного контроля; во-вторых сообщество (организация) действует вопреки интересам общества; в-третьих сообщество (организация) может осуществлять преступную деятельность на долговременной основе и в крупных масштабах.

Особенность объективной стороны данного состава преступления является то, что описанные действия могут совершаться общим и специальным субъектами.

Согласно ст. 210 УК РФ общим субъектом могут быть выполнены:

  • создание преступного сообщества (преступной организации);
  • руководство преступным сообществом (организацией);
  • руководство входящими в преступное сообщество (преступную организацию) структурными подразделениями;
  • участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных действий;

Специальным субъектом, в качестве которого выступает лицо, имеющее влияние на участников организованных групп, совершаются деяния:

  • координация преступных действий между различными самостоятельно действующими организованными группами;

создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами;

  • разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами;
  • раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними.

Такое выражение объективной стороны может быть выполнено субъектами, предусмотренными в ч. 3 и 4 ст. 210 УК РФ, а именно лицом с использованием своего служебного положения, и лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии.

50 стр., 24578 слов

Соучастие в преступлении рб

... в организованных группах и преступных сообществах - 28161 человек, что составляет более 26% от общего числа зарегистрированных преступников. Обращает на себя внимание рост преступлений в особо организованных формах соучастия, ... периоды было зарегистрировано особо тяжких преступлений, совершенных преступными сообществами (преступными организациями): в 2010 г. - 123, в 2011 г. - 141, в 2012 г. - 2442. ...

Создание преступного сообщества (преступной организации) будет являться оконченным преступлением, по своим признакам фактически соответствует стадии приготовления к совершению преступления. Для него характерны признаки, установленные ч. 1 ст. 30 УК РФ: приискание, изготовление или приобретение лицом средств, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления. О готовности преступного сообщества (организации) к совершению преступлений могут свидетельствовать, например, приобретение и распространение между участниками орудий или иных средств совершения преступлений, договоренность о разделе сфер преступной деятельности (п. 7 постановления пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 года 12).

Под созданием преступного сообщества (преступной организации) следует также понимать определение организатором руководителей структурных подразделений и организованных групп, распределение функциональных обязанностей между ними. Поскольку создание преступного сообщества (преступной организации) неразрывно связано с приготовлением к совершению одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, квалификация содеянного должна осуществляться по совокупности ст. 210 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части УК РФ со ссылкой на ст.30 УК РФ.

Создание преступного сообщества (преступной организации) следует считать оконченным с момента его (ее) фактического образования, с момента создания в составе организованной группы структурных подразделений или объединения организованных групп и совершения ими действий, свидетельствующих о готовности преступного сообщества (преступной организации) реализовать свои преступные намерения, независимо от того, совершили ли участники сообщества (организации) запланированное тяжкое преступление (п. 7 постановления от 10 июня 2010 г. 12).

Момент окончания преступления неразрывно связан с установлением цели созданного преступного сообщества (организации) — совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Когда действия лица, направленные на создание преступного сообщества (преступной группы), в силу независящих от этого лица или лиц обстоятельств не привели к возникновению преступного сообщества (организации), они подлежат квалификации по ч. 1 или ч. 3 ст. 30 УК РФ и ч. 1 ст. 210 УК РФ как приготовление к созданию или как покушение на создание преступного сообщества (преступной группы) (п. 8 постановления от 10 июня 2010 г. 12).

Под руководством преступным сообществом или входящими в него структурными подразделениями следует понимать осуществление организованных и (или) управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации), его (ее) структурных подразделений, а также отдельных его (ее) участников как при совершении конкретных преступлении, так и при обеспечении деятельности преступного сообщества. Руководство может выражаться, в частности, в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его (ее) структуру подразделениями при их создании (например, в распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и в распределении средств, полученных от преступной деятельности) (п. 10 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

4 стр., 1970 слов

Уголовное право» : «Соучастие в преступлении

... является наличие лица (лиц), выполняющих функции организатора. Преступная организация, Преступное сообщество а) сплочённость; б) создание данного преступного объединения для совершения многих преступлений; в) создание этого формирования для совершения не просто ...

Помимо этого характеризовать руководство могут: определение тактики действий преступного сообщества (преступной организации) и объектов посягательств; поддержание дисциплины; вовлечение в сообщество новых членов и предотвращение выхода из сообщества отдельных участников; решение финансовых и кадровых вопросов; установление контактов с должностными лицами государственных органов, представителями коммерческих и иных организаций с использованием различных приемов и способов, в том числе взяток, обмана, насилия, угроз.

В п. 10 постановления от 10 июня 2010 г. № 12 указано, что к функциям руководителя преступного сообщества (преступной организации) следует также относить принятие решений и дачу соответствующих указаний его участникам по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с легализацией (отмыванием) денежных средств, добытых преступным путем, с вербовкой новых участников, с внедрением членов преступного сообщества (преступной организации) в государственные, в том числе правоохранительные, органы.

Часть 3 ст. 33 УК РФ допускает, что организатор преступного сообщества (преступной организации) одновременно выступает в качестве руководителя, в связи с чем, действия по созданию и руководству преступным сообществом (преступной организацией) следует оценивать с учетом данного обстоятельства.

Может случиться так, что преступное сообщество (преступная организация) создается одним лицом, в то время как дальнейшее руководство осуществляется другими лицами.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) может осуществляться как единолично руководителем преступного сообщества (преступной организации), так и двумя и более лицами, объединившимися для совместного руководства (например, руководители преступного сообщества (преступной организации), руководители структурного подразделения, руководителем (лидером) организованной группы) (п. 10 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию), его (ее) руководитель, а также лица, осуществляющие коллективное руководство таким сообществом (организацией), несут уголовную ответственность по ч. 1 ст. 210 УК РФ за совершение хотя бы одного из указанных в ней преступных действий, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации за все совершенные другими участниками преступного сообщества (преступной организации) преступления без ссылки на ч. 3 ст. 33 УК РФ и в том случае, когда указанные лица непосредственно не участвовали в совершении конкретных преступлений, но они охватывались их умыслом (п. 14 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

В рамках предварительного и судебного следствия требуется четко устанавливать объем преступных действий, как организатора, так и руководителя.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации обращает внимание судов на то, что в случаях, когда участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкое или особо тяжкое преступление не было доведено до конца вследствие обстоятельств, не зависящих от его воли или воли руководителя либо иного участника преступного сообщества (преступной организации), содеянное в зависимости от конкретных обстоятельств дела подлежит юридической оценке как приготовление к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на его совершение (по ч. 1 или ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации), а также с учетом положений ст. 17 УК РФ — по ч. 2 ст. 210 УК РФ (п. 18 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Значительное место в объективной стороне преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, отведено противоправным действиям лица, имеющего влияние на участников организованных групп. Эти действия выражаются в координации преступных действий и создании устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами.

Понятие координации впервые введено в отечественное уголовное законодательство и этимологически означает согласование, установление целесообразного соотношения между какими-нибудь действиями, явлениями.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что под координацией преступных действий следует понимать их согласование между несколькими организованными группами, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), в целях совместного совершения запланированных преступлений (п. 11 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Целью координации преступных действий между организованными группами является повышение эффективности совместной преступной деятельности путем разработки организованными группами согласованных решений, определения объектов их посягательств во исполнение общих целей и задач преступного сообщества (преступной организации), оптимального распределения направлений и средств осуществления преступной деятельности.

Координационная деятельность лица, имеющего влияние на участников организованных групп, всегда характеризуется активными действиями и может выражаться в различных формах, таких как:

  • проведение собраний организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп;

организация обмена информацией между организованными группами;

  • создание специальных групп для совершения конкретных преступлений;
  • организация взаимной помощи в обеспечении собственной безопасности преступного сообщества (преступной организации) и проведении совместных целевых мероприятий, направленных на выявление и пресечение деятельности информаторов и секретных сотрудников правоохранительных органов, внедренных в преступную среду;
  • иные формы координации, направленные на объединение усилий организованных групп, обеспечение выработки согласованных решений и действий.

Под созданием устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами следует понимать, например, действия лица по объединению таких групп в целях осуществления совместных действий по планированию, совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений (п. 11 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами относится к оценочным понятиям и представляет собой действия лица, имеющего влияние на участников различных организованных групп, направленные на обеспечение длительного и стабильного взаимодействия самостоятельно действующих организованных групп по осуществлению как совместной преступной деятельности, так и деятельности, не связанной с совместным совершением преступлений. К таким действиям могут относиться, например, объединение усилий различных организованных групп в целях защиты от посягательств на территорию, сферы влияния со стороны других организованных групп или преступных сообществ (преступных организаций); оказание помощи в материально-техническом обеспечении, предоставлении услуг специалистов; помощь в поисках и запугивании потерпевших, свидетелей и иных лиц и т.п.

В отличие от координации преступных действий, взаимодействие самостоятельно действующих организованных групп не носит обязательного и комплексного характера. Как правило, при взаимодействии на организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп не возлагаются обязанности по выполнению конкретных действий и ответственность за их неисполнение.

Также подлежат уголовно-правовой оценке по ч. 1 ст. 210 УК РФ разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими организованными группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп.

Разработка планов и создание условий для совершения преступлений различными самостоятельного действующими организованными группами представляет собой деятельность лица, использующего свое влияние на участников различных организованных групп, по подготовке совместных мероприятий самостоятельно действующих организованных групп, направленных на совершение преступлений либо облегчение их совершения, с определением сроков и исполнителей. Создание условий для совершения преступлений может выражаться в организации отвлекающих факторов, либо в информационном обеспечении и сопровождении преступных акций (например, создание отрицательного имиджа потерпевших в глазах общественности и, наоборот, формирование положительного отношения к рейдерскому захвату предприятия и т.д.) и иных действиях.

Раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между различными самостоятельно действующими организованными группами — это деятельность лица, использующего свое влияние на участников различных организованных групп, по согласованию и решению вопросов разграничения по территориальному, отраслевому, этническому или иным признакам между самостоятельно действующими организованными группами преступного влияния на конкретные сферы жизнедеятельности общества и распределения преступных доходов, полученных в результате него.

Преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 210 УК РФ, признается участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Собрание означает присутствие где-нибудь людей, чем-нибудь объединенных, заседание членов какой-нибудь организации для обсуждения чего-нибудь. Соответственно для наличия состава преступления достаточно присутствия организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в определенное время в определенном месте для обсуждения вопросов создания, руководства преступным сообществом (преступной организацией) или иными входящими в него структурными подразделениями, координации преступных действий, создания устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создания условий для совершения преступлении этими группами, а также раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, разрешения конфликтов.

Согласно п. 13 постановления от 10 июня 2010 г. № 12 уголовном ответственность лица, принявшего участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, наступает в тех случаях, когда на таком собрании совместно обсуждались вопросы, связанные с планированием или организацией совершения деяний, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 210 УК РФ. При этом для уголовно-правовой оценки действий участников собрания не имеет значения, были ли они заранее осведомлены о цели предстоящего собрания.

Все деяния могут быть совершены как общим так и специальным субъектом. Общим субъектом, который может выполнять действия по созданию и руководству преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также по участию в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, следует признавать физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В качестве специального субъекта законодатель выделил «лицо, использующее свое влияние на участников организованных групп».

Лицо, использующее влияние на участников организованных групп, подлежит уголовной ответственности за координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создание условий для совершений преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними.

Специальный субъект может выполнять все остальные деяния, перечисленные в ч. 1 ст. 210 УК РФ, а именно создавать и руководить преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также участвовать в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, выражается в наличии прямого умысла и специальной цели.

С учетом усеченного состава преступления для его наличия не требуется предвидения общественно опасных последствий, а умысел может быть только прямым и выражается в осознании общественной опасности всех объективных признаков деяния и желании его совершить. Соответственно организатор (руководитель) осознает общественную опасность создания либо руководства преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями в целях совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды и желает совершить их.

Лицо, использующее свое влияние на участников организованных групп, осознает значимость своего влияния, общественную опасность координации преступных действий, создания устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработки планов и создания условий для совершения преступлений такими группами или раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между ними и желает их осуществить.

Кроме того, руководители (организаторы) и участники этого сообщества (организации) должны быть объединены умыслом на совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений при осознании ими общих целей функционирования такого сообщества (организации) и своей принадлежности к нему (ней) (п. 6 постановления 01 10 июня 2010 г. № 12).

Объективную сторону ч. 2 ст. 210 УК РФ составляет участие в преступном сообществе (преступной организации).

Действия, составляющих участие в преступном сообществе (преступной организации), изложены в п. 15 постановления от 10 июня 2010 г. № 12, согласно которому под участием в преступном сообществе (преступной организации) следует понимать вхождение в состав сообщества (организации), а также разработку планов по подготовке к совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений и (или) непосредственное совершение указанных преступлений либо выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, снабжение информацией, ведение документации, подыскание жертв преступлений, установление в целях совершения преступных действий контактов с должностными лицами государственных органов, лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, создание условий совершения преступлений и т.п.).

Необходимо учитывать, что вступление лица в преступное сообщество (преступную организацию), принятие на себя обязательств и функциональных обязанностей должно сопровождаться его активными действиями, направленными на совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, а также на организацию совершения преступления, руководство его исполнением, склонение другого лица к совершению преступления путем уговоров, подкупа, угроз или другими способами, на содействие их совершению советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, заранее обещанным сокрытием преступника, средств или орудий совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем, заранее обещанным приобретением или сбытом таких предметов. В п. 15 постановления от 10 июня 2010 г. № 12 указано, что преступление в форме участия лица в преступном сообществе (преступной организации) считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных преступлений или иных конкретных действий по обеспечению деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Если лицо или группа лиц присоединились к уже созданному преступному сообществу (преступной организации) в целях реализации преступных намерений, то их ответственность по ст. 210 УК РФ наступает с момента их вхождения в сообщество (организацию) и зависимости от фактически выполняемых ими действий (п. 7 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Иными словами, участие в преступном сообществе (преступной организации) должно выражаться в даче согласия на вступление в него и принятии на себя обязательств и функциональных обязанностей, сопровождающихся непосредственным совершением преступлений указанной категории либо выполнением организационных (руководящих) (ч. 3 ст. 33 УК РФ), подстрекательских (ч. 4 ст. 33 УК РФ), пособнических (ч. 5 ст. 33 УК РФ) деяний. При совершении участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкого или особо тяжкого преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, с учетом квалифицирующего признака «организованная группа» (например, по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный организованной группой).

Если состав совершенного преступления не предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение его организованной группой, то действия лица подлежат квалификации по ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей части (пункту) статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, содержащей квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», а при его отсутствии — по признаку «группой лиц» (п. 16 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

При такой квалификации уравниваются все формы соучастия, и возникает вопрос о квалификации конкретных преступлений. Которые не имеют квалифицирующего признака «совершение преступлений группой лиц». В случае совершения участником преступного сообщества (преступной организации) конкретных преступлений небольшой или средней тяжести его действия квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. Уголовная ответственность участника преступного сообщества (преступной организации) за действия, предусмотренные ч. 2 ст. 210 УК РФ, наступает независимо от его осведомленности о действиях других участников сообщества (организации), а также о времени, месте, способе и иных обстоятельствах планируемых и совершаемых преступлений. При этом действия участника преступного сообщества (преступной организации), не являющегося исполнителем конкретного преступления, но в соответствии с распределением ролей в составе этого сообщества выполняющего функции организатора, подстрекателя либо пособника, подлежат квалификации независимо от его фактической роли в совершенном преступлении по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации без ссылки на ч. 3, 4 и 5 ст. 33 УК РФ, а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ (п. 17 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

В уголовном законе отсутствуют четкие критерии, разграничивающие преступную и непреступную (обеспечивающую) деятельность участников преступного сообщества (преступной организации), поэтому в целях исключения объективного вменения следует учитывать положения п. 2 постановления от 10 июня 2010 г. № 12, согласно которому требуется устанавливать наличие у участников преступного сообщества (преступной организации) единого умысла на совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а также осознания ими общих целей функционирования такого преступного сообщества и своей принадлежности к нему.

Оказание лицом, не являющимся членом преступного сообщества (преступной организации), содействия деятельности такого сообщества (организации) подлежат квалификации как соучастие в форме пособничества по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 210 УК РФ (например, передача секретарем, системным администратором служебной информации, оператором сотовой связи сведений о переговорах клиентов, банковским служащим данных о финансовых операциях клиентов и т.п., а также оказание членам преступного сообщества (преступной организации) юридической, медицинской или иной помощи лицом, причастным к преступной деятельности такого сообщества (организации) (п. 15 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Действия лица, умышленно оказавшего разовое содействие преступному сообществу (преступной организации), но не входившего и его состав (например, предоставившего кредит, продавшего оружие, передавшего информацию о деятельности правоохранительных органов), при наличии к тому оснований подлежат квалификации за соучастие в деятельности преступного сообщества в форме пособничества (ч. 5 ст. 33 УК РФ), а также за действия, образующие самостоятельный состав преступления. Оказание таким лицом содействия в создании преступного сообщества (преступной организации) надлежит квалифицировать как пособничество в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Следует различать пособничество лиц, оказавших разовое содействие преступному сообществу (преступной организации), но не входивших в его состав, с участием в преступном сообществе (преступной организации), для которого в качестве дополнительных признаков характерно, например, прохождение процедуры (ритуала) вступления в преступное сообщество (преступную организацию); подчинение принятым в нем нормам и правилам; беспрекословное исполнение распоряжений его руководителя или структурного подразделения; передача части прибыли от незаконной деятельности в общую кассу сообщества (организации) и получение части такой прибыли.

Субъектом преступления, предусмотренного частью 2 ст. 210 УК РФ, признается физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие совместно с членами преступного сообщества (преступной организации) конкретные преступления, подлежат уголовной ответственности лишь за те преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена законом с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ) (п. 2 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла и специальной целью.

Виновный осознает себя участником преступного сообщества (преступной организации) и общественную опасность своего участия в нем (ней) и желает участвовать в нем (ней).

При этом участник преступного сообщества (преступной организации) действует с целью совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Для уголовной ответственности за участие в преступном сообществе (преступной организации) не требуется, чтобы лицо детально знало структуру преступного сообщества (преступной организации), достаточно осознания своей принадлежности к организованной группе, входящей в состав определенного преступного сообщества (преступной организации) в качестве структурного подразделения.

В случаях, когда участник преступного сообщества (преступной организации) совершает преступление, которое не охватывалось умыслом других участников сообщества (организации), его действия как эксцесс исполнителя подлежат квалификации по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации без ссылки в ной части на ст. 210 УК РФ, если содеянное таким лицом совершено не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации).

При отсутствии договоренности с другими участниками преступного сообщества (преступной организации) совершение участником этого сообщества (организации) действий, которые были направлены на обеспечение функциональной деятельности сообщества (организации), например, убийства в целях сокрытия иного преступления, совершенного участником преступного сообщества (преступной организации), подлежит квалификации по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации и по ст. 210 УК РФ (п. 20 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

В ч. 3 ст. 210 УК РФ установлена ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 ст. 210 УК РФ, совершенные специальным субъектом — лицом с использованием своего служебного положения.

Специальным субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 г 1. 210 УК РФ, признаются должностные лица, государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, а также лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением (п. 22 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

В качестве таких субъектов могут выступать сотрудники милиции, Госнаркоконтроля, представители контролирующих органов, работники администраций органов государственной власти или местного самоуправления и т.д. Кроме того, под использованием служебного положения в целях совершения деяний, указанных в ч. 1 или в ч. 2 ст. 210 УК РФ, следует понимать не только умышленное использование лицом своих служебных полномочий, но и оказание влияния, исходя из значимости и авторитета занимаемой им должности, на других лиц в целях совершения ими определенных действий, направленных на создание преступного сообщества (преступной организации) и (или) участие в нем (п. 23 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

При этом использование личных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование служебного положения.

В случае же использования служебного положения лицом, не являющимся членом преступного сообщества (преступной организации), с целью содействия его деятельности деяния подлежат квалификации по ч. 1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ со ссылкой на ч. 4 или Ч. 5 ст. 33 УК РФ по совокупности с соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, а также против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Субъективная сторона ч. 3 ст. 210 УК РФ соответствует субъективным сторонам ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ и дополняется осознанием виновного общественной опасности использования своего служебного положения и желанием его использования.

Часть 4 ст. 210 УК РФ предусматривает ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 210 УК РФ, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. В данном случае правоприменитель вновь сталкивается с новым специальным субъектом, оценочность понятия которого требует формирования устойчивой судебной практики. Криминализация деятельности лидеров преступного мира, по мнению законодателя, должна иметь существенное значение для активизации борьбы с организованной преступностью, однако для создания единообразной правоприменительной практики потребуется своего рода легализация сведений о «преступной иерархии» и лицах, ее составляющих. Другими словами, государство должно признать наличие преступного государства со своими законами, структурой исполнительной и судебной ветвей власти и т.д.. И такое признание должно подлежать официальному оформлению в конкретном документе (приложениях к статьям УК РФ, постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судебных решениях и т.п.).

В противном случае будет отсутствовать единообразная правоприменительная практика.

При решении вопроса о субъекте преступления, указанного в ч. 4 ст. 210 УК РФ, Пленум Верховного Суда Российской Федерации предлагает устанавливать занимаемое этим лицом положение в преступной иерархии, в чем конкретно выразились действия такого лица по созданию или по руководству преступным сообществом (преступной организацией) либо по координации преступных действий, созданию устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами либо по разделу сфер преступного влияния и преступных доходов, а также другие преступные действия, свидетельствующие о его авторитете и лидерстве в преступном сообществе (преступной организации).

О лидерстве такого лица в преступной иерархии может свидетельствовать и наличие связей с экстремистскими и (или) террористическими организациями или наличие коррупционных связей и т.п. (п. 24 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации предлагает признавать в качестве основания привлечения к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 210 УК РФ не сам статус лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, как таковой, а преступные действия конкретного лица, свидетельствующие о его авторитете и лидерстве.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации, отказавшись легализовать «преступную иерархию», акцентирует внимание правоприменителя не на статусах «вора в законе», «авторитета» и т.п., а на совокупности признаков, характеризующих реальное лидерство и авторитет организатора или руководителя в преступном мире. Более того, из смысла п. 24 постановления от 10 июня 2010 г. № 12 следует, что для квалификации по ч. 4 ст. 210 УК РФ достаточно, чтобы лицо обладало авторитетом или было лидером в каком-нибудь одном преступном сообществе (преступной организации).

Другими словами, достаточно, чтобы лицо занимало высшее положение в преступной иерархии конкретного преступного сообщества (преступной организации).

Под преступной средой следует понимать устойчивую систему н взаимоотношений между различными категориями преступников и организованных преступных формирований, где действуют свои неписанные законы, субкультура общения, уголовные традиции, делятся сферы преступного бизнеса по объектам посягательства и территории, осуществляются координация и «управление» преступной деятельностью.

«Преступная иерархия» — это система, определяющая структуру подчинения и взаимоотношений лиц, придерживающихся принятых в криминальной среде правил и традиций. Существующий негласный «табель о рангах» закрепляет положение в иерархии того или иного члена криминального сообщества.

Наибольшую общественную опасность представляют «воры в законе», контролирующие экономическую преступность и стремящиеся влиять на политические процессы.

Так, один из самых влиятельных «воров в законе» Аслан Усоян, известный под прозвищами Хасан и Дед Хасан, еще в 1980-х годах возглавлял группировку, которая обкладывала данью «цеховиков», подпольных предпринимателей, карточных шулеров и «наперсточников». Во время одной из «отсидок» Хасана короновали. Став «вором в законе», он получил контроль практически над всем Северным Кавказом и Краснодаром, неоднократно выступал в качестве третейского судьи, улаживая конфликты между преступными группировками и «ворами в законе».

После того как было объявлено, что в России будут проходить зимние олимпийские игры в 2014 в Сочи, на «саммите воров» было принято решение

доверить «олимпийские вопросы» Деду Хасану на том основании, что Краснодарский край еще с 90-х годов считается под его властью. Криминальный мир поддержал Хасана, мотивируя это тем, что Аслан Усоян придерживается старых воровских традиций, дает на «общак», и уголовному сообществу от него больше пользы. Получив пакет полномочий, Дед Хасан собрал своих единомышленников 2 мая 2008 г. в Краснодаре. На сходке, кроме прочего, обсуждались и вопросы контроля средств, выделяемых на Олимпиаду в Сочи.

Помимо «воров в законе» не менее опасными являются лидеры и «авторитеты» общеуголовной среды, составляющие ее элиту, и лидеры преступных сообществ (преступных организаций) экономической направленности.

Соответственно положения ч. 4 ст. 210 УК РФ преимущественно касаются «воров в законе», неофициально занимающих высшее положение в «преступной иерархии», а также криминальных лидеров организованных преступных объединений, не относящихся к «воровской среде».

«Вор в законе» — это «соблюдающий воровской образ жизни и «воровской закон», авторитетный в своей среде, идейный, элитный профессиональный преступник, получивший данное звание на воровской сходке в результате специальной процедуры «крещения» («коронации»), одним из обязательных условий которой является наличие представления нескольких (двух и более) «воров в законе», уже признанных таковыми».

С учетом того, что на практике статус «вора в законе» предполагает решение вопросов координации преступных действий, создания связей между различными организованными группами, разработки планов и создания условий для совершения преступлений такими группами или раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, последовательная реализация требований уголовного закона должна искоренить само понятие «вор в законе», побуждать их отказываться от координации преступных действий и прекращать участие в собраниях организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, что позвонит применять в отношении них специальные правила освобождения от уголовной ответственности.

Другим типом лиц, занимающих высшее положение в преступной иерархии, следует признавать лидеров организованных преступных объединений, не относящихся к «ворам в законе», однако обладающих авторитетом и реальной властью в преступной среде. Для лидера преступного сообщества (преступной организации) характерна публичность его власти не только для членов собственного преступного объединения, но и для других преступных группировок или сообществ (организаций), а также для правоохранительных органов.

Лидерам преступных сообществ (преступных организаций) принадлежит монопольное право самостоятельно и свободно решать все свои вопросы, осуществлять любую соответствующую «понятиям» деятельность как внутри сообщества (организации), так и вне его, включая определение «политики» сообщества (организации), решение вопросов о наказании его участников за отклоняющееся поведение, оказание им при необходимости материальной помощи и т.п.

Статья 210 УК РФ содержит примечание, согласно которому лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Для применения данного вида освобождения от уголовной ответственности необходимо соблюдение следующих условий:

  • во-первых, лицо должно добровольно прекратить участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп;

во-вторых, лицо обязано активно способствовать раскрытию или пресечению этих преступлений;

  • в-третьих, в действиях лица не должно содержаться иного состава преступления.

Указанный вид освобождения от уголовной ответственности распространяется не только на участников преступного сообщества (преступной организации) или входящего в него (нее) структурного подразделения либо собрания организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, но и на их организаторов и руководителей (лидеров), которым дается возможность прекратить свое участие в созданном и руководимом ими преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении. Субъектный состав собрания организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп также предполагает возможность прекращения участия в нем организаторов и руководителей (лидеров).

Буквальное толкование уголовного закона позволяет сделать вывод о том, что примечание не распространяется на организаторов и руководителей преступного сообщества (преступной организации), руководителей структурных подразделений, а также лиц, создавших объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Добровольное прекращение участия в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп означает обоснованный собственной волей и окончательный отказ лица от дальнейшего участия в них. Цели и мотивы такого решения не имеют уголовно-правового значения и могут быть любыми (раскаяние, боязнь уголовной ответственности, религиозные и иные идейные убеждения, месть, личные неприязненные отношения, страх за свою жизнь и жизнь близких и т.п.).

Лицо должно осознавать возможность дальнейшего продолжения участия в деятельности преступного сообщества (преступной организации) или входящего в него (нее) структурного подразделения либо собрания организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и желать прекратить это участие.

Активное способствование раскрытию или пресечению преступлений представляет собой совокупность инициативных действий лица, направленных на содействие правоохранительным органам в установлении обстоятельств совершения преступлений, привлечении к уголовной ответственности других соучастников и прекращении их преступной деятельности.

Для признания активного способствования раскрытию или пресечению преступлений не требуется полная или частичная ликвидация преступного сообщества (преступной организации) или входящего в него (нее) структурного подразделения либо собрания организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп. Достаточно пресечения хотя бы одного из запланированных тяжких или особо тяжких преступлений в интересах преступного сообщества (преступной организации).

В случаях, когда преступление не было пресечено по независящим от лица, принимавшего к этому меры, обстоятельствам, для применения поощрительной нормы необходимо оценивать совокупность выполненных лицом действий, направленных на его пресечение. Закон не предусматривает в качестве условия освобождения от уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ обязательное наступление результата в виде пресечения преступлений.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что в случае, если участники преступного сообщества (преступной организации) совершили в составе сообщества (организации) иные преступления, они не освобождаются от уголовной ответственности за эти деяния и подлежат освобождению от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ (п. 26 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Соответственно, если в действиях лица усматриваются признаки составов иных преступлений (например, убийств, разбоев, вымогательств и т.д.), освобождение от уголовной ответственности за их совершение не предусматривается.

  • Отграничение смежных составов преступления. Проблемы применения норм об ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) и участия в нем (ней)

В ч. 5 ст. 35 УК РФ законодатель конкретизировал преступления, за организацию и руководство которыми лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности. Указанные преступления являются основанием для привлечения к уголовной ответственности участников организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) за участие в них. К ним относятся преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 208, 209, 210, 282.1 УК РФ.

Для правоприменителя важно разграничивать организацию преступного сообщества (преступной организации) со смежными составами преступлений, к которым относятся преступления, предусмотренные ст. 208, 209, 282.1, 282.2, а также ст. 239 УК РФ. Схожесть объективных и субъективных признаков указанных составов преступлений между собой предопределяет значительные трудности, с которыми сталкивается правоприменитель, и как результат — противоречивость судебной практики.

Основными критериями разграничения указанных преступлений выступают цели создания преступных объединений (ст. 209, 210, 239, 282.1 УК РФ) и признак вооруженности (ст. 208, 209 УК РФ).

В случае с экстремистской организацией (ст. 282.2 УК РФ) принципиальным отличием является наличие вступившего в законную силу судебного решения о ликвидации или запрете деятельности.

Существенное значение для правоприменителя имеет разграничение понятий преступного сообщества (преступной организации) и незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК РФ), которое представляет собой разновидность военного формирования (объединение, отряд, дружина или иная группа), характеризующегося военной организацией, наличием военной техники, а также прохождением военной службы. При этом для участников незаконного вооруженного формирования не обязательно совершение других преступлений, в частности, нападений на граждан или организации. Объектом организации незаконного вооруженного формирования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения общественной безопасности. Одновременно в судебной практике распространены случаи осуждения за участие в незаконном вооруженном формировании, созданном с целью насильственного захвата власти и изменения конституционного строя Российской Федерации на Северном Кавказе. Особенностью незаконного вооруженного формирования является возможность его организации с общественно полезной целью (например, обеспечения безопасности и правопорядка, осуществления охранной деятельности и т.п.), в то время как преступное сообщество (преступная организация) изначально создается с преступной целью, а именно с целью совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений. Кроме того, данные преступления совершаются преступным сообществом (преступной организацией) для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Общественная полезность либо преступность целей создания незаконного вооруженного формирования не влияют на квалификацию содеянного по признакам преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ. Таким образом, законодатель криминализировал деятельность вооруженного формирования не в связи с его нацеленностью на совершение преступлений либо на достижение общественно полезного результата, а в связи с неурегулированностью такой деятельности федеральными законами.

В качестве следующего отличительного признака преступного сообщества (преступной организации) уголовный закон определяет структурированность, которая не является обязательной для незаконного вооруженного формирования. Одновременно незаконное вооруженное формирование может выступать в качестве структурного подразделения преступного сообщества (преступной организации).

Так, по делу Х.А. и Б.Х. Ставропольским краевым судом установлено, что на территории Карачаево-Черкесской Республики создано и существовало преступное сообщество, состоящее из религиозно-военизированных объединений — ваххабитских «джамаатов», т.е. из автономных устойчивых групп как структурных подразделений. Данная преступная организация имела своей целью совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Она отличалась высокой степенью конспирации, организованности, сплоченности ее членов, с четким распределением ролей между ними, имела ярко выраженных лидеров — «духовных наставников» — руководителей, авторитет которых был непререкаем, чьи приказы выполнялись фактически беспрекословно, имела достаточно высокое и стабильное финансирование, большой и постоянный состав членов. Действия виновных лиц квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Признак вооруженности предполагает наличие у участников незаконного формирования огнестрельного оружия заводского и самодельного изготовления, а также различных взрывных устройств. Кроме того, незаконное вооруженное формирование может иметь в распоряжении военную технику (например, танки, бронетранспортеры, вертолеты и т.п.).

В отличие от банды, которая признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды, в незаконном вооруженном формировании предполагается вооруженность всех либо большинства ее участников. Действия участников незаконного вооруженного формирования по незаконному приобретению, передаче, сбыту, хранению, перевозке или ношению огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств квалифицируются по ст. 208 УК РФ по совокупности со ст. 222 УК РФ.

Преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность при отсутствии оружия у членов структурных подразделений или организованных групп, состоящих в сообществе (организации).

Вооруженность членов преступного сообщества (преступной организации) в таких случаях предназначена для охраны либо самозащиты.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации, если организатор, руководитель (лидер) или иной участник преступного сообщества (преступной организации) незаконно владеет огнестрельным оружием, его действия в этой части надлежит квалифицировать по ст. 222 УК РФ, а также по соответствующей части ст. 210 УК РФ (п. 19 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Кроме того, в отличие от организации преступного сообщества (преступной организации) состав преступления — организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем — не предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение его с использованием своего служебного положения.

Добровольные прекращение участия в незаконном вооруженном формировании и сдача оружия являются основанием для освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ. Примечание к данной уголовно-правовой норме существенно отличается от примечания к ст. 210 УК РФ, устанавливающего дополнительную обязанность участника преступного сообщества (преступной организации) активно способствовать раскрытию или пресечению преступлений.

Организация преступного сообщества (преступной организации) отличается от бандитизма (ст. 209 УК РФ) по следующим основаниям.

Во-первых, банда является видом организованной группы, которая может выступать в качестве структурного подразделения преступного сообщества (преступной организации).

В случае объединения двух или более банд в единое вооруженное преступное объединение действия участников подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ, так как объединение организованных групп представляет собой преступное сообщество (преступную организацию).

В случаях, когда в состав преступного сообщества (преступной организации) входят в качестве структурных подразделений организованные группы и банды, деяния участников организованных групп подлежат квалификации по признакам ст. 210 УК РФ, в то время как членов банды и организаторов, руководителей (лидеров) всего преступного сообщества (преступной организации) — по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ. При этом с учетом принципа субъективного вменения необходимо, чтобы члены организованных групп и банд осознавали свою принадлежность к преступному сообществу (преступной организации), а организаторы и руководители преступного сообщества (преступной организации) знали о существовании банды как структурного подразделения. Действия субъектов, не знавших о существовании преступного сообщества, но участвовавших в его структурном подразделении — банде, следует квалифицировать по ст. 209 УК РФ без совокупности со ст. 210 УК РФ.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что в случаях, когда участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в сообществе (организации) создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководили такой группой (бандой), содеянное образует реальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по ст. 209 и 210 УК РФ, а при наличии к тому оснований также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за участие в другом конкретном преступлении (п. 21 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

В тех случаях, когда организатор, руководитель (лидер) и участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), заранее объединились для совершения вооруженных нападений на граждан или организации, действуя в этих целях, вооружились, и, являясь участниками созданной устойчивой вооруженной группы (банды), действовали не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации), содеянное ими надлежит квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 209 УК РФ, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за совершенное конкретное преступление (п. 21 постановления от 10 июня 2010 г. № 12).

Вторым отличительным признаком преступного сообщества от Панды выступает вооруженность. Вооруженность членов банды предназначена для реализации целей нападения на граждан или организации, в то время как вооруженность членов преступного сообщества (преступной организации) может иметь место для осуществления функций охраны либо самозащиты.

В случаях, когда банда входит в состав преступного сообщества (преступной организации) в качестве структурного подразделения, членами банды оружие может использоваться в целях вооруженных нападений, а другими членами преступного сообщества (преступной организации) в целях охраны, самозащиты, демонстрации и т.п.

Если участники преступного сообщества (преступной организации) либо собрания организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп незаконно владеют огнестрельным или холодным оружием не в целях совершения вооруженных нападений (например, для охраны руководителей преступных группировок), их действия в этой части надлежит квалифицировать по ст. 222 УК РФ и по соответствующей части ст. 210 УК РФ.

Соответственно, если участники одного из структурных подразделений преступного сообщества (преступной организации) владеют оружием в целях совершения вооруженных нападений, то квалификация должна производиться по совокупности ст. 210 и ст. 209 УК РФ с дополнительной квалификацией по ст. 222 УК РФ.

Третьим признаком, отличающим организацию преступного сообщества (преступной организации) от банды, является цель их создания.

В ч. 1 ст. 210 УК РФ цель организации преступного сообщества (преступной организации) определена как совместное совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, одновременно в ч. 4 ст. 35 УК РФ указанная цель преступного сообщества (преступной организации) дополнена целью получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Целью бандитизма является совершение нападения на граждан или организации (ч. 1 ст. 209 УК РФ).

Под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. При этом состав преступлении не предусматривает в качестве обязательного элемента каких-либо конкретных целей осуществляемых бандой нападений. Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами или иными ценностями гражданина либо организации, но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение чужого имущества и т.д. В отличие от преступного сообщества (преступной организации), преступная деятельность банды не ограничена целью получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Действующее уголовное законодательство содержит значительное количество правовых норм, предусматривающих ответственность участников, а также руководителей и создателей организованных групп и преступных организаций. В то же время детальное изучение уголовного закона позволяет выявить немало недостатков и противоречий в нормах, предусматривающих ответственность участников организованных преступных формирований, что в целом негативно сказывается на правоприменительной практике.

Так, при сравнении норм ч. 4 ст. 35 и ч. 1 ст. 210 УК РФ очевидно несоответствие их между собой по объему. Из названия ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества (преступной организации)») следует, что данной статьей должна охватываться ответственность за создание, руководство и участие во всем многообразии преступных сообществ (организаций).

Однако это не так. Некорректна формулировка — «создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений». Данное определение тавтологично, поскольку согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ само уголовно-правовое понятие преступного сообщества предусматривает в качестве одного из признаков такого сообщества определенную цель его создания, в связи с чем повторного включения в статью Особенной части указания на то, что сообщество создается для совершения тяжких либо особо тяж-ких преступлений, не требуется. Иначе возникает противоречие. С одной стороны, можно предположить, что за создание, руководство, участие в преступном сообществе уголовная ответственность по ст. 210 УК РФ наступает только в случае, если оно создано для совершения тяжких либо особо тяжких преступлений. Но это предполагает существование преступных сообществ, созданных для совершения, например, преступлений средний тяжести, уголовная ответственность за создание, руководство и участие в которых наступать по ст. 210 УК РФ не будет. С другой стороны, преступное сообщество, согласно определению ч. 4 ст. 35 УК РФ, всегда создается для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Следовательно, в понимании законодателя, объединение, отвечающее всем признакам преступного сообщества, помимо цели его создания, сформулированной в норме Общей части Уголовного кодекса РФ, преступным сообществом являться не будет. Поэтому указание на цель — «для совершения тяжких или особо тяжких преступлений» — в ч. 1 ст. 210 УК РФ является излишним.

Несколько сужено понятие координации преступных действий, как одного элемента объективной стороны ст. 210 УК РФ: «согласование между несколькими организованными группами, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), в целях совместного совершения запланированных преступлений». В этом определении координация преступных действий не совсем верно ограничена только организованными группами, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), так как координация преступных действий может быть необходима и реализована между различными самостоятельно действующими организованными группами, не входящими в одно преступное сообщество (преступную организацию), а также между различными самостоятельно действующими преступными сообществами (преступными организациями).

Также стоит отметить, что возможность координации преступных действий, создания устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработки планов и создания условий для совершения преступлений такими группами тили раздела сфер преступного влияния и преступных доходов между ними уже предполагает наличие определенного влияния на участников организованных групп. Лицо, не обладающее влиянием, в принципе не сможет выполнить ни одного из указанных деяний, поэтому ссылка в ч.1 ст. 210 УК РФ на лицо, использующее свое влияние на участников организованных групп, представляется излишней.

Новый закон в ст. 210 УК РФ впервые установил уголовную ответственность за участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных в ст. 210 УК РФ преступлений.

К этой части нового закона имеются некоторые замечания. Лишним является термин «лидер» в ч.1 ст. 210 УК РФ, взятый из социальной психологии, и который своей большой неопределенностью в уголовном законе будет порождать трудности в применении этой нормы уголовного закона.

Новым законом законодатель установил также уголовную ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии (ч. 4 ст. 210 УК РФ).

При применении на практике этой новой нормы могут возникнуть некоторые трудности, поэтому это положение нового уголовного закона нуждается в некоторых разъяснениях и закреплении в законе понятий. Включенный в ст. 210 УК РФ новый квалифицирующий признак совершения преступления лицом, «занимающим высшее положение в преступной иерархии», безусловно, породит сложности на практике, поскольку эти дефиниции — «высшее положение», «преступная иерархия», имеют во многом оценочный характер». Может возникнуть вопрос о принципиальных особенностях действий лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, по созданию или руководству преступным сообществом (преступной организацией), которые отличаются от тех же действий, указанных в ч. 1 ст. 210 УК РФ, и в чем заключается объективная необходимость появления в уголовном законе этого нового квалифицирующего признака. Возможно, что следователи, которые будут не в состоянии доказать, что какое-то лицо, занимает высшее положение в преступной иерархии, встанут на путь квалификации этих преступлений с так называемым «запасом».

По этой же причине при расследовании рассматриваемых преступлений может распространиться незаконная практика, когда некоторые следователи будут вменять этот квалифицирующий признак всем тем лицам, которые будут обоснованно привлекаться по ч. 1 ст. 210 УК РФ.

Заключение

преступление уголовный правовой

После принятия и вступления в законную силу Федерального закона от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» судебная практика рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней) в рамках новой редакции ст. 35 и 210 УК РФ как таковая еще не сформировалась.

Стремясь криминализировать деятельность организаторов, руководителей (лидеров) организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), законодатель ввел в действующий УК РФ ряд новелл и понятий, ранее не использовавшихся в отечественном уголовном законодательстве, что побудило высшую судебную инстанцию в срочном порядке разработать для судов рекомендации по применению новых положений закона.

В принятом 10 июня 2010 г. постановлении № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» Пленум Верховного Суда Российской Федерации вынужден был разъяснять судам такие законодательные новеллы, которые требуют уже сформировавшейся судебной практики, что, конечно, сказалось на практической ценности документа. В то же время пристальное внимание законодателя к проблемам борьбы с проявлениями организованной преступности, в том числе путем совершенствования уголовного законодательства, деятельность Пленума Верховного Суда Российской Федерации по разъяснению и толкованию норм уголовного закона и активность в научной общественности в обсуждении новелл уголовного закона позволяют надеяться на то, что последовательная уголовная политика государства указанной сфере будет способствовать существенному повышению эффективности работы правоохранительных органов по выявлению и пресечению деятельности организованных преступных объединений.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/prestupnoe-soobschestvo/

1.Конституция Российской Федерации от 25 декабря 1993 года, с изменениями от 30 декабря 2008 года 21 января 2009 г. в «РГ» — Федеральный выпуск №4831.

  • Уголовный Кодекс Российской Федерации.
  • Конвенция Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности г.

Палермо, 13 декабря 2000 г. резолюция 55/25 Генеральной Ассамблеей ООН от 15 ноября 2000 г.

-Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. N 12 г. Москва «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» 17 июня 2010 г. в «РГ» — Федеральный выпуск №5209.

  • Постановление Пленума Верховного Суда «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г.
  • Толковый словарь русского языка Ожегова С.И.

/ Под ред. Л.И. Скворцова М., 2008 г.

  • Ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем в (ней): Научно-практический комментарий / Под ред. Мондохонов А.Н.
  • Основы борьбы с организованной преступностью: Монография / Под ред.

В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова М., 1996 г.

  • Скобликов П.А. Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в современной России. М., 2009 г.
  • И.В.

Сироткин «О совершенствовании уголовно-правовых норм об ответственности за создание, руководство и участие в организованных группах и преступных организациях» «Право» 11 июня 2008 г.

  • В. М. Быков статья в журнале «Политика и право», 2011, № 1 «Проблемы применения ст. 210 УК РФ в новой редакции федерального закона РФ от 3 ноября 2009 г. № 245- ФЗ».