УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УМЫСЛА

Дипломная работа

Умысел — это наиболее распространённая в законе и на практике форма

вины. Из каждых десяти преступлений около девяти совершается умышленно. В

ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и

косвенный.

Правильное установление вида умысла имеет разноплановое юридическое

значение. Поэтому Пленум Верховного Суда РК в постановлении от 22 декабря

1992 года О судебной практике по делам об умышленных убийствах

подчеркнул, что при назначении наказания в числе прочих обстоятельств суды

обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления[1].

Преступление признаётся совершённым с прямым умыслом, если лицо, его

совершившее, осознавало общественную опасность своего действия

(бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления

общественно опасных последствий и желало их наступления (часть вторая ст.

25 УК).

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния и

предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы,

протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент

прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к

волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого

умысла.

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает

понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно

включает представление о характере тех благ, на которые совершается

посягательство, то есть об объекте преступления, о содержании действия

(бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также

о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при

которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании

виновного даёт ему возможность осознать объективную направленность деяния

на определённые социальные блага, его вредность для системы существующих в

стране общественных отношений, то есть его общественную опасность. Сознание

общественной опасности деяния не требует специального доказывания по

каждому конкретному делу, поскольку способность сознавать социальное

значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного

опыта и приобретённых знаний.

Сознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с

5 стр., 2328 слов

Умысел и его виды курсовая работа

... тяжкие последствия. Психическое отношение виновного устанавливается лишь по отношению к факту его деяния и выражается в сознании общественной опасности такого деяния. По общему мнению, считается, что преступления с прямым умыслом несут большую общественную ...

сознанием его противоправности, то есть запрещённости уголовным законом. В

подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления,

сознают их противоправность. Однако УК РК 1996 года не включает сознание

противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины (хотя

первоначально такое намерение у законодателя было, это видно из статьи об

ошибке в уголовно-правовом запрете, содержавшейся в последнем варианте

проекта УК).

Поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех

(весьма редких) случаях, когда противоправность совершённого деяния не

осознавалась виновным.

1. РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВИНЕ

1.1 История развития уголовного законодательства о вине

Уголовное уложение 1845 г. (ст. 48) определяет, таким образом, понятие

умышленной виновности: преступное деяние почитается умышленным, не только

когда виновный желал его учинения, но также когда он сознательно допускал

наступление обусловливающего преступность сего деяния последствия.

По поводу этого определения в объяснительной записке указано: понятие

умысла или вины умышленной определяется двумя признаками — сознанием

совершаемого и направлением воли, хотением (в современном законодательстве

  • желанием).

    Хотение составляет главный момент этого вида виновности, так

как желать или даже и допускать что-либо возможно только при сознании

желаемого. Поэтому комиссия в свое определение первого вида умысла и внесла

только момент хотения, не упоминая о сознании действующего, хотя, само

собой разумеется, что при разрешении в каждом отдельном случае вопроса об

умышленности этого рода суд должен, прежде всего, установить наличность

сознания, а потом уже определить направление воли действовавшего1.

В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. в качестве

необходимого обобщения обязали при определении наказания в каждом

отдельном случае различать, совершено ли преступление лицом в сознании

причинённого вреда или по невежеству и несознательности.

В ряде случаев уголовное законодательство первых лет революции общим

образом упоминало об умышленности тех или иных действий. Уже в декрете СНК

(Совета Народных комиссаров) от 16 ноября 1917 г. о роспуске Петроградской

городской думы говорилось о предании суду виновных в умышленной порче или

уничтожении городского имущества… Определяя покушение, Руководящие начала

по уголовному праву 1919 г. говорили о том, совершивший выполнил все, что

считал необходимым для приведения своего умысла в исполнение…. Следует,

однако, заметить, что не только ни в одном из этих случаев не делалось

попытки раскрыть содержание умысла, но и сама терминология не отличалась

чёткостью. В декрете СНК от 29 января 1920 г. О порядке всеобщей трудовой

повинности упоминалось, например, о намеренной порче орудий труда и

материалов, а декретом ВЦИК от 20 марта 1920 г. к подсудности

4 стр., 1593 слов

Косвенный умысел

... весьма реальной».[16] В УК РСФСР 1960 г. волевой компонент косвенного умысла характеризовался как сознательное допущение общественно опасных ... заменяют понятий прямого и косвенного умысла, а существуют лишь в их рамках. Деление умысла на подвиды, основанное на ... последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этих случаях субъект причиняет вред ...

революционных военных железнодорожных трибуналов были отнесены все виды

умышленного и корыстного посягательства как на имущество железнодорожное,

так и на вверенное дорогам для перевозки1.

Более того, иной раз законодатель придавал необходимости

предотвращения серьёзного вреда настолько важное значение, что считал

целесообразным в значительной мере или полностью уровнять случаи

умышленного и неосторожного причинения. При этих условиях трудно сказать,

что именно законодатель понимал в то время под умыслом, каким образом он

отграничивал его от неосторожности и соотносил с целью, мотивом,

заведомостью или намеренностью соответствующих действий. Положение

дополнительно осложнялось тем, что в уголовном законодательстве того

периода упоминания о субъективной стороне преступления вообще встречались

довольно редко.

Так, Б.В.Здравомыслов подчёркивает, что положения ст. 11 УК РСФСР 1922

года неизвестны Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 года.

Указывая, что ст. 11 не делает различия меду умыслом и неосторожностью по

наказуемости и что такое различие проводится лишь кое-где в Особенной части

кодекса, А. Эстрин для параллели напоминает, что по Уложению 1903 г.

одинаковая наказуемость неосторожных и умышленных деяний устанавливалась

лишь в отношении проступков, тогда как преступления, совершённые по

неосторожности, подлежали наказанию в особо указанных законом случаях1.

Предложение об отсутствии прямой связи между определением умысла в УК

РСФСР 1922 года и его пониманием в предшествующем законодательстве

подтверждается также тем, что предпринимавшиеся в первые годы революции

попытки кодифицировать законодательство приводили не к тому решению,

которое давала ст. 11.

Статья 10 УК РСФСР 1926 года воспроизвела эту формулировку, внеся в

неё важное редакционное уточнение: действовали умышленно, т.е.

предвидели…. Как видно, и в том, и в другом документах умысел и

неосторожность рассматривались, однако, не в качестве субъективного

основания уголовной ответственности, а всего лишь как своего рода условие

наказуемости преступлений. В этом нельзя не видеть отдаленного отзвука

настроений, отчётливо выраженных за четыре года до этого проекта Общей

части Комиссии общеконсультативного отдела НКЮ.

По мере развития событий эти настроения всё более выветривались.

Поначалу эта эволюция, как часто бывает, выразилась в том, что формулировке

статьи 10 УК РСФСР стали придавать смысл не сущий, а должный. В изданном в

1952 году учебнике Общей части тотчас же вслед за констатацией того, что

лишь при наличии умысла или неосторожности к лицу, совершившему

общественно опасное действие, может быть применено наказание,

подчёркивалось: Установление субъективной стороны состава преступления…

является необходимым условием правильной квалификации… и правильного

осуществления задач социалистического правосудия2.

Последовавшие изменения законодательства свидетельствовали о том, что

законодатель был склонен признать за субъективной стороной более

50 стр., 24578 слов

Соучастие в преступлении рб

... во-первых, повышенной общественной опасностью преступлений, совершаемых в соучастии, во-вторых, изменениями действующего уголовного законодательства, в-третьих, существующими проблемами в институте соучастия и применении норм о групповых преступлениях. Проблема соучастия в преступлении весьма широко освещена в существующей научной ...

фундаментальное, чем прежде, значение.

С одной стороны, в определении оснований уголовной ответственности,

ранее отсутствовавшем в законодательстве, умысел и неосторожность были

охарактеризованы как необходимая составная часть этих оснований. Уголовной

ответственности и наказанию, — устанавливает ст. 3 Основ 1958 г., —

подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, то есть умышленно

или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом

общественно опасное деяние.

С другой — законодатель уделил большее, чем до этого, внимание

разработке самого определения умысла. Наиболее важным событием в этом

отношении явилось включение в это определение (в ст. 8 Основ 1958 года)

указания на сознание лицом общественно опасного характера своего действия

или бездействия. В результате определение умысла включило, наконец, в свою

орбиту формальные преступления. Однако эти изменения отнюдь не исчерпывают

возможностей совершенствования законодательного определения умысла и

далеко не удовлетворяют необходимости в этом.

Статья 8 УК РСФСР 1960 г. определяет умысел через психологические

понятия сознания, предвидения и желания: субъект сознает общественно

опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно

опасные последствия и желает их (прямой умысел) или сознательно допускает

(косвенный умысел) наступление этих последствий. Однако фактического

деления умысла на прямой и косвенный в законе мы не наблюдаем1.

По мнению Н. Иванова, профессора кафедры уголовного права ЮИ МВД РК,

традиционное подразделение умысла на интеллектуальный и волевой моменты

вызывает, однако, возражения не только с позиций правоприменения, но и с

точки зрения психологической корректности их симбиоза1.

Признавая практический смысл разработанной в теории уголовного права

системы форм умысла, следует заметить, что некоторые из разновидностей

сознательной деятельности хотя и имеют важное значение для квалификации

преступлений, но не основаны на законе, не нашли своего отражения в нём.

Так, неопределенный умысел не имеет законодательного фундамента, и

оперирование этим правовым термином на практике явилось нарушением ст. 2 УК

РСФСР 1960 г., где заложены концептуальные положения, имеющие

принципиальное значение для Уголовного кодекса в целом.

Теоретическая систематизация умысла имеет весьма важное практическое

значение. Так, внезапно возникший умысел учтён законодателем в качестве

смягчающего вину обстоятельства в конструкции ст. 104 (умышленное убийство,

совершенное в состоянии сильного душевного волнения) и в определенной мере

ст. 105 УК (убийство при превышении пределов необходимой обороны), а также

в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность (ст. 38 УК).

1.2 Понятие умысла в казахстанском законодательстве

Уголовный кодекс (УК) характеризует умысел как психическое отношение,

при котором лицо осознавало общественную опасность действий (бездействия),

предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных

3 стр., 1475 слов

Общественно опасное деяние как признак преступления

... общественную опасность. Состав преступления как законодательный эталон накладывается на фактически совершенное деяние, и если фактические обстоятельства, признаки субъекта и его субъективного отношения к своим действиям (бездействию) и их последствиям ...

последствий и желало их или сознательно допускало наступление этих

последствий.

Правильное установление вида умысла имеет разноплановое юридическое

значение. Поэтому Пленум Верховного Суда РК в постановлении от 22 декабря

1992 года О судебной практике по делам об умышленных убийствах

подчеркнул, что при назначении наказания в числе прочих обстоятельств суды

обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления[2].

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния и

предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы,

протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент

умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой

сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Желание – как признак умысла – это влечение, стремление к

осуществлению чего-нибудь, обладанию чем–нибудь. Предметом желания, целью

действий виновного является общественно опасное последствие, представляющее

собой признак совершенного преступления. При этом на первое место

выступают цели и мотивы, как бы формулирующие четко осознанное,

целенаправленное действие (бездействие), способствующие достижению

результата. Именно поэтому о желании наступления общественно опасного

последствия умысла можно говорить в случаях, когда:

□ общественно опасное последствие является конечной целью действий

виновного;

□ общественно опасное последствие – не конечная цель, а

промежуточная, которая выступает в качестве необходимого средства

или этапа достижения конечной цели, самой по себе преступной или

непреступной.

Итак, желание как признак умысла заключается в стремлении к

определенным последствиям, которые могут выступать в качестве следующих

факторов:

1. конечной цели;

2. промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели;

3. средства достижения цели;

4. неизбежного сопутствующего признака деяния.

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает

понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно

включает представление о характере тех благ, на которые совершается

посягательство, то есть об объекте преступления, о содержании действия

(бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также

о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при

которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании

виновного даёт ему возможность осознать объективную направленность деяния

на определённые социальные блага, его вредность для системы существующих в

стране общественных отношений, то есть его общественную опасность. Сознание

общественной опасности деяния не требует специального доказательства по

каждому конкретному делу, поскольку способность сознавать социальное

значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного

опыта и приобретённых знаний.

Сознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с

сознанием его противоправности, то есть запрещённости уголовным законом. В

12 стр., 5631 слов

Понятия признаки преступления

... признака преступления: виновность и противоправность. Современное же уголовное законодательство содержит следующее материально-формальное определение: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания» . Актуальностью изучения понятия преступления ... данной курсовой работы – изучить понятие преступления и его признаки. ...

подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления,

сознают их противоправность. Однако УК РК 1996 года не включает сознание

противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины (хотя

первоначально такое намерение у законодателя было, это видно из статьи об

ошибке в уголовно-правовом запрете, содержавшейся в последнем варианте

проекта УК).

Поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех

(весьма редких) случаях, когда противоправность совершённого деяния не

осознавалась виновным.

Предвидение — это отражение в сознании тех событий, которые

произойдут, или должны или могут произойти в будущем. Поэтому под

предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное

представление виновного о том вреде, который причинит его деяние

общественным отношениям, поставленным на защиту уголовного закона. При

прямом умысле предвидение включает:

□ во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений

в объекте посягательства,

□ во-вторых, понимание их социального значения, то есть вредности для

общества,

□ в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием

или бездействием и общественно опасными последствиями (хотя опережающее

сознание субъекта отражает не все детали, а лишь общий характер причинно-

следственной зависимости)[3].

Интеллектуальный элемент умысла включает, как правило, предвидение

неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное

причинить определённые последствия, убежденно в реальном осуществлении

своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные

последствия в идеальной форме, то есть как уже наступившие, и,

следовательно, представляет их себе как неизбежные. Лишь в отдельных

случаях совершения преступления с прямым умыслом общественно опасные

последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные.

Такая ситуация складывается, если избранный виновным способ осуществления

преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности

вызвать разноплановые последствия.

Например: сбрасывая жертву из тамбура движущегося поезда, виновный

понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в

зависимости от обстоятельств падения одинаково закономерным результатом

этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) является

закономерным, но не единственно возможным результатом совершённых действий,

поэтому оно предвидится не как неизбежное, а как реально возможное

последствие преступления.

2. УГОЛОВНО – ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УМЫСЛА

2.1 Уголовно – правовая характеристика прямого умысла

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его

совершившее, осознавало общественную опасность своих действий

(бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления

общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

18 стр., 8696 слов

Субъективная сторона преступления

... курсовой работы. Субъективная сторона преступления - один из четырех элементов состава преступления, который заключается в психологическом отношении человека к совершаемому им общественно опасному деянию. Из всех элементов преступления наиболее сложной и абстрактной является субъективная сторона. ...

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и

предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы,

протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент

прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к

волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого

умысла1.

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает

понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно

включает представление о характере тех благ, на которые совершается

посягательство, т.е. об объекте преступления, о содержании действия

(бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также

о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при

которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании

виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния

на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в

стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность. Осознание

общественной опасности деяния не требует специального доказывания по

каждому конкретному делу, поскольку способность сознавать социальное

значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного

опыта и приобретенных знаний.

Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с

осознанием его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В

подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления,

осознают их противоправность. Однако УК не включает осознание

противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины, поэтому

преступление может быть признано умышленным и в тех (весьма редких)

случаях, когда противоправность совершенного деяния не осознавалась

виновным.

Предвидение – это отражение в сознании тех событий, которые

обязательно произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому под

предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное

представление виновного о том вреде, который причинит или может причинить

его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного

закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о

фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-

вторых, понимание их социального значения, т.е. вредности для общества, в-

третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или

бездействием и общественно опасными последствиями (хотя опережающее

сознание субъекта отражает не все детали, а лишь общий характер причинно-

следственной зависимости)1.

В одном из определений Судебная коллегия по уголовным делам Верховного

Суда РК указала, что осуждение Ф. за умышленное причинение тяжкого вреда

здоровью является необоснованным, поскольку обстоятельства совершения

преступления не позволяют утверждать, будто Ф. предвидела, что в результате

ее действий потерпевшая упадет и получит закрытый перелом шейки левого

бедра со смещением, поэтому квалификация деяния как умышленного

13 стр., 6499 слов

Стадии совершения умышленного преступления

... Т.Д. Устинова, А.А. Чебышев-Дмитриев и другие. Объектом курсовой работы являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением приготовления, покушения на преступление или оконченного преступления. Предметом исследования выступают содержание уголовно-правовых норм, ...

преступления исключается1. В данном случае Ф. не осознавала причинно-

следственной зависимости между своими действиями и причинением тяжкого

вреда здоровью потерпевшей и не предвидела такого последствия, поэтому

прямой, да и вообще умысел, исключается.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел

характеризуется, в частности, предвидением возможности или неизбежности

наступления общественно опасных последствий. Интеллектуальный элемент этого

вида умысла включает, как правило, предвидение неизбежности наступления

общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные

последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно

опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной

форме, т.е. видит их как уже наступившие, и, следовательно, представляет их

себе как неизбежные. Лишь в отдельных случаях совершения преступления с

прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как

неизбежные, а лишь как реально возможные. Такая ситуация складывается, если

избранный виновным способ осуществления преступления объективно способен с

примерно равной степенью вероятности вызывать разноплановые последствия.

Например, выбрасывая малолетнего ребенка из окна третьего этажа

многоэтажного дома, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред

здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения

одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае

желаемое последствие (смерть) является закономерным, но не единственно

возможным результатом совершенных действий, поэтому оно предвидится не как

неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

Волевой элемент прямого умысла, характеризующий направленность воли

субъекта, определяется в законе как желание наступления общественно опасных

последствий.

Желание – это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление

к определенному результату. Оно может иметь различные психологические

оттенки. Желаемыми следует признавать не только те последствия, которые

доставляют виновному внутреннее удовлетворение, но и те, которые при

отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного представляются ему

тем не менее нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности,

ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. При прямом умысле

желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут

выступать для виновного в качестве: 1) конечной цели (убийство из ревности,

мести), 2) промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение

другого преступления), 3) средства достижения цели (убийство с целью

получения наследства), 4) необходимого сопутствующего элемента деяния.1

В законодательном определении прямого умысла, ориентированном на

преступления с материальным составом, желание связывается только с

общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый

объекту. Однако в российском законодательстве большинство преступлений

16 стр., 7982 слов

Стадии совершения преступления

... к завершению преступления, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле . Приготовление и ...

имеют формальный состав, и последствия находятся за его пределами. В таких

составах предметом желания являются сами общественно опасные действия

(бездействие).

Так, субъект клеветы, осознавая, что распространяемые им

сведения порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его

репутацию и при этом являются заведомо ложными, желает распространить

именно ложные и порочащие другое лицо измышления. Следовательно, при

совершении преступлений с формальным составом предметом желания являются

действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают

признаком общественной опасности независимо от факта наступления вредных

последствий.

Помимо содержания важным показателем прямого умысла является его

направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию

умышленного преступления. Под направленностью умысла понимается мобилизация

интеллектуальных и волевых усилий виновного на совершение деяния,

посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом,

причиняющего определенные последствия, характеризующегося наличием

определенных отягчающих или смягчающих обстоятельств. Верховный Суд РК,

учитывая значение направленности умысла для квалификации преступлений,

неоднократно подчеркивал необходимость ее установления по конкретным

уголовным делам. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

РК указывала, что деяние не является преступлением, если умысел лица после

приобретения маковой соломки был направлен на доставку ее к месту своего

жительства для личного пользования1, что убийство может квалифицироваться

как совершенное с особой жестокостью, если умысел виновного был направлен

на причинение особых страданий близким потерпевшего2, что убийство может

квалифицироваться по п. а ч. 2 ст. 105 УК только при условии, что умысел

был направлен на лишение жизни именно двух лиц (смерть обоих охватывалась

единым умыслом)3, что хищение квалифицируется как кража или грабеж в

зависимости от направленности умысла на изъятие имущества тайным или

открытым способом.4

2.2 Виды умысла

Умысел – это психическое отношение, при котором лицо осознавало

общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность

или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их

или сознательно допускало наступление этих последствий либо безразлично к

ним относилось (ч. 2 и 3 ст. 25 УК).

Такая характеристика умысла во многом обусловлена предшествующими

исследованиями русских криминалистов. Так, Н.Д. Сергеевский в начале

прошлого века писал, что субъективная виновность имеет место, если лицо

действительно понимало свойства совершаемого, действительно

предусматривало или предвидело последствия, действительно сознавало

запрещение закона и действительно имело возможность принять это запрещение

в руководстве своей деятельностью.[4]

Большинство криминалистов полагают, что содержанием умысла является

отражение психикой виновного противоправного характера деяний. Однако

сознание противоправности нельзя отождествлять с сознанием запрещенности

деяния той или иной нормой.

Сознание уголовной противоправности означает, что лицо знало об

уголовной ответственности за деяния, которые оно совершало (хотя бы в общих

чертах), знало, что его деяния запрещены под страхом наказания.

Сознание признаков, характеризующих самого субъекта, не входит в

содержание умысла. Так, если пятнадцатилетний полагал, что ответственность

за разбой наступает с шестнадцати лет, он все же будет нести

ответственность за совершение разбойного нападения. Однако умысел включает

сознание свойств специального субъекта, которые являются обязательными

признаками преступления (например, должностного преступления).

В этих

случаях сознание признаков специального субъекта является необходимой

предпосылкой сознания уголовной противоправности совершаемого деяния,

поскольку они связаны с нарушением специальных обязанностей, возложенных на

виновного2.

С сознанием противоправности связано сознание, пусть даже в общих

чертах, признаков объекта преступления. При совершении умышленных

преступлений содеянное следует квалифицировать в соответствии с тем

объектом, который сознавался виновным, хотя реально посягательство было

направлено на другие общественные отношения. Например, если виновный

сознает, что он посягает на жизнь сотрудника правоохранительного органа, а

реально убивает гражданина, не состоявшего на службе в этих органах, он

будет отвечать за покушение на жизнь сотрудника правоохранительного органа.

Предвидение последствий своего деяния (действия или бездействия)

включает предвидение их наступления и предвидение их противоправного

характера.

При этом сознанием охватываются последствия не вообще, а

определенного характера, которые являются признаком преступления.

При умысле предвидение последствий может носить характер осознания

неизбежности либо же реальной возможности их наступления.

Субъект предвидит неизбежность последствия, когда между деяниями и

последствием имеется однозначная причинная связь. Предвидя реальную

возможность наступления последствий, он сознает, что своими действиями

создаст условия, которые могут повлечь, но могут и не повлечь последствия.

Последние не связаны однозначно с действием (бездействием), а являются

следствием стечения ряда условий, в том числе и не зависящих от виновного.

Предвидение последствий предполагает осознание субъектом, хотя бы в общих

чертах, развития причинной связи между деянием и последствиями.

Волевое содержание умысла в действующем законодательстве определяется

как желание или сознательное допущение последствий преступления.

Желание как признак умысла заключается в стремлении к определенным

последствиям, которые могут выступать в качестве конечной цели

промежуточного этапа, средства достижения цели и необходимого

сопутствующего элемента деяния.

Желание как стремление к определенным последствиям имеет место, когда

последствия доставляют виновному внутреннее удовлетворение, когда при

внутренне отрицательном отношении к последствиям субъект стремится

причинить их, так как они являются неизбежными на пути к удовлетворению

потребности, ставшей для него побудительным мотивом. Последствия признают

желаемыми и в случае, когда они представляются для виновного неизбежно

сопутствующими деянию.

При совершении преступления, в котором последствия не являются

обязательным признаком (формальные преступления), волевой элемент умысла

определяется волевым отношением к самим противоправным деяниям.

Сознательное допущение последствий предполагает, что виновный своими

действиями обусловливает определенную цепь событий и при этом сознательно,

т.е. намеренно, допускает объективное развитие вызванных им событий и

наступление последствий1.

Умысел — это наиболее распространённая в законе и на практике форма

вины. Из каждых десяти преступлений около девяти совершается умышленно. В

ч.1 ст. 25 УК впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и

косвенный.

Правильное установление вида умысла имеет разноплановое юридическое

значение. Поэтому Пленум Верховного Суда РК в постановлении от 22 декабря

1992 года О судебной практике по делам об умышленных убийствах

подчеркнул, что при назначении наказания в числе прочих обстоятельств суды

обязаны учитывать вид умысла, мотив и цель преступления[5].

Прямой умысел

Преступление признаётся совершённым с прямым умыслом, если лицо, его

совершившее, осознавало общественную опасность своего действия

(бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления

общественно опасных последствий и желало их наступления (ч.2 ст. 25 УК).

Повышенная социальная опасность преступления, совершенного с прямым

умыслом выражается прежде всего, в том, что это умышленное деяние,

сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую

вероятность фактического причинения вреда, чем неосторожное действие.

Субъект умышленного преступления избирает такой способ действия, который

заведомо для него сможет причинить вред обществу. Есть и другой аспект

проблемы, по которому в умышленном преступлении проявляется отрицательное

отношение лица к интересам общества.

Интеллектуальный элемент прямого умысла создает сознание общественно-

опасного характера совершаемого деяния и предвидение общественно-опасных

последствий, как это следует из определения.

Предвидение неизбежности наступления последствий означает наличие не

косвенного, а прямого умысла. Невозможно говорить о нежелании причинить

вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение

действий, которые заведомо повлекут указанные последствия.

Например: в одном из решений высших судебных органов по конкретному

уголовному делу указано, что подсудимый совершил действия, которые

заведомо для него должны были привести к смертельному исходу, и

последствия в виде смерти потерпевших, таким образом, явилось для него не

только предвиденным, но и желанным результатом, следовательно, деяние

свидетельствует о наличии прямого умысла на лишение жизни[6].

Косвенный умысел

Косвенный умысел в соответствии с законом (ч.3 ст. 25 УК) имеет

место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную

опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность

наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но

сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Сознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле,

по существу, не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но

характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом

и при косвенном умыслах.

Косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности

наступления общественно опасных последствий. При этом субъект предвидит

возможность наступления таких последствий как реальную, то есть считает их

закономерным результатом развития причинной связи именно в данном

конкретном случае. Косвенный умысел, да и вообще умысел, исключается, если

субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на

данный конкретный случай, то есть сознаёт закономерность наступления таких

последствий в других аналогичных случаях. Практика высших судебных органов

страны связывает именно с косвенным умыслом предвидение лишь возможности

наступления общественно опасных последствий[7].

Итак, интеллектуальный

элемент косвенного умысла характеризуется сознанием общественной опасности

совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления

общественно опасных последствий.

Основное различие между прямым и косвенным умыслом коренится в

волевом элементе. Для прямого умысла характерно желание, а для косвенного –

сознательное допущение преступных последствий.Действуя с косвенным умыслом,

лицо сознательно допускает преступное последствие, но это последствие не

является ни целью, ни средством ее достижения, ни этапом на пути достижения

цели. Виновный в этом случае занимает пассивную позицию по отношению к

последствиям, поэтому преступления с косвенным умыслом (при прочих равных

условиях) принято считать менее опасными, чем преступления совершаемые с

прямым умыслом. Совершая преступления с косвенным умыслом, лицо может

надеяться, что последствия почему-либо не наступят (надежда на авось), а

также рассчитывать на какие-то обстоятельства, позволяющие предотвратить

последствия.

При косвенном умысле виновный может безразлично относиться к

последствиям, активно желать их ненаступления, может надеяться, что они не

наступят – все это разновидности отношения к преступным последствиям,

которое характерно для косвенного умысла. При этом необходимо установить,

что лицо предвидело преступные последствия и рассчитывало их предотвратить.

Косвенный умысел предполагает определенное психическое отношение лица

к возможности наступления преступных последствий (сознательное их

допущение), а поэтому область совершения преступлений с этим видом умысла

ограничена только так называемыми материальными преступлениями (объективная

сторона которых содержит последствия в качестве обязательного признака).

В формальных преступлениях последствия не входят в число обязательных

признаков объективной стороны и для решения вопроса о юридической оценке

(квалификации), о ответственности не играет никакой роли. А следовательно,

и не требуется установления к ним психического отношения.

Что же касается вины в отношении самого действия, составляющего

объективную сторону формальных преступлений, то она может быть выражена

только в прямом умысле, так как воля лица в этих случаях направлена на

совершение действий.

В этих случаях лицо желает совершить эти действия.

Деление умысла на прямой и косвенный имеет практическое значение.

Чтобы установить умышленную форму вины, необходимо выявить признаки прямого

и косвенного умысла (разновидности данной формы вины).

Ряд преступлений

совершается только с прямым умыслом, обязательным признаком которых

является цель преступления. В этом случае отсутствие признаков прямого

умысла не позволяет привлечь лицо к уголовной ответственности.

Приготовление и покушение на преступление возможно при наличии лишь прямого

умысла.

В процессе осуществления преступной деятельности прямой умысел может

сформироваться в косвенный — это можно проиллюстрировать на примерах

следственной практики. Так, например, весьма частым в последние годы стало

использование взрывчатых веществ при совершении преступления конкретной

направленности. Данное преступление совершается общественно опасным

способом, то есть создает угрозу причинения вреда непосредственному кругу

лиц. Прямой умысел данного преступления направлен на физическое устранение

жертвы (конкурент, враг и тому подобное), но преступник осознает, что взрыв

может причинить вред и другим людям: случайным прохожим — свидетелям

преступления. С одной стороны субъект не желает причинить им вред, но с

другой стороны — ему безразлично, пострадает ли еще кто-нибудь или он

полагает, что в это время рядом посторонних может и не оказаться. В

данном примере умысел включает сразу два вида: прямой — по отношению к

объекту устранения и косвенный — если преступление причинит вред кому-либо

еще.

Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их

психологического содержания, теория и практика уголовного права знают иные

классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного

намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить

преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток

времени после его возникновения. Во многих случаях заранее обдуманный

умысел свидетельствует о настойчивости, а иногда и об изощренности субъекта

в достижении преступных целей и, следовательно, заметно повышает опасность

как преступления, так и самого виновного. Но опасность деяния и его

субъекта не всегда повышается при заранее обдуманном умысле. Сам по себе

момент возникновения преступного намерения — обстоятельство в значительной

мере случайное и, по сути, не может оказать существенного влияния на

степень опасности деяния. Гораздо важнее те причины, по которым виновный

реализовал свой замысел не сразу. Если это объясняется его

нерешительностью, внутренними колебаниями, отрицательным эмоциональным

отношением к преступлению и его результатам, то заранее возникший умысел ни

в коей мере не опаснее, чем внезапно возникший. Но иногда разрыв во времени

между возникновением и реализацией умысла обусловлен особой настойчивостью

субъекта, который в это время готовит способы и средства для совершения

деяния, обдумывает план осуществления преступного намерения, пути

преодоления возможных препятствий, способы сокрытия преступления и т.д.

Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует об особом коварстве

виновного или об изощрённости способов достижения преступной цели, которые

могут проявляться в применении хитроумных ловушек для доверчивой жертвы, в

использовании для достижения преступной цели других лиц, не сознающих своей

роли в совершаемом преступлении, в применении взрывных устройств,

срабатывающих при вскрытии посылки, в использовании поддельных документов

или формы работников милиции при мошенничестве и тому подобное. При таких

обстоятельствах заранее обдуманный умысел повышает опасность деяния и

личности виновного, поэтому он опаснее внезапно возникшего умысла.

Внезапно возникший умысел

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в

преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его

возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым и

аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при

котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном

психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный

промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько

психологический механизм возникновения намерения совершить преступление.

Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия

потерпевшего в отношении виновного или его близких. Они внезапно или под

влиянием длительной психотравмирующей ситуации вызывают у субъекта сильное

эмоциональное волнение, существенно затрудняющее контроль над волевыми

процессами. В преступлениях, совершённых с аффектированным умыслом, меньше

проявляется антисоциальная установка личности, а больше — влияние ситуации

как внешнего повода для совершения преступления. Этим и обусловлено

смягчение наказания за преступление, совершённое с аффектированным умыслом.

По психологическому содержанию и заранее обдуманный, и внезапно

возникший умысел