Право и мораль: проблемы соотношения

Дипломная работа

История формирования представлений о содержании морали

Прежде чем преступить к рассмотрению основного вопроса работы, следует для большей ясности предмета обсуждения, изложить историю формирования представлении о морали и праве. Это нужно для того, что бы понять истоки данных социальных феноменов, и на основе знаний о них построить наиболее адекватную и совершенную картину соотношения морали и права.

Как и многое в нашем мире, понятие морали, обязано своим появлением классической эллино-римской цивилизации, в недрах которой оно появилось, и начало своё первичное развитие. Именно в границах античной, средиземноморской цивилизации, были разработаны и в достаточной мере развиты, различные подходы к понятию природы морали.

Существует несколько подходов к определению природы морали: натуралистический, социологический, антропологический и супранатуралистический. Первый, натуралистический подход к определению природы морали, исходит из того, что мораль есть естественное явления природы, которое производно от законов природы и подчиняется этим закона. Социологический подход к определению природы морали, исходит из того, что мораль всё же есть явление социальное оно производно от законов развития общества, и находится полностью во власти общества. Представители антропологического подхода, исходили из того, что природа морали производна от природы человека, и что мораль полностью находится во власти человека. Супранатуралистический, подход исходит из того, что мораль есть явление производное от высших транцедентных сил она не зависит от воли человека.

Каждый из вышеозначенных подходов появился и развивался не обособлено, но практически одновременно с другими, конкурируя с ними и борясь. В этой конкуренции и рождалось современное понимание природы морали.

Одним из первых мыслителем, который обратился свой, взор на проблемы этики и морали был Сократ. Его моральная система, была построена исходя из антропологического понимания природы морали и эвдемонистического понимания её содержания.

Антропо-эвдемонистическая направленность морали Сократа проявлялась в том, что он видел в знаниях человека о истине основу и главный критерий его моральности. Человек, знающи истину добродетели морален, поскольку он не может поступать иначе чем добродетельно, поступки сообразно морали неизбежно несут ему удовольствие, если же человек знает основ добродетели, либо заблуждается на счёт их содержания или природы, то он аморален и несчастлив по определению.

26 стр., 12929 слов

Мораль и право реферат (2)

... государственная система, в которой и закон, и мораль находятся в тесном взаимодействии, может удовлетворить чаяния людей. В то же время отношения между правом и моралью не являются чем-то ... однажды детерминированным и замороженным, поскольку эта взаимосвязь характеризуется ...

Для того, что бы человек был полностью моральным, по мнению Сократа, ему необходимо просто раз и навсегда уяснить для себя основных понятия добродетелей. Таким образом, этическая система Сократа помещает мораль и добродетель в пространства человеческого опыта, делает их предметом рационального осмысления.

Если Сократ был первым философом, рассматривающим мораль в антропологическом аспекте, то его ученик и преемник Платон, стал первым философом который рассматривал мораль с точки зрения супранатуралистического — идеалистического подхода. Этика Платона начинается им с утверждения существования некого высшего мира чистых идей, изъясняться в терминологии философа «умного места». Философ, утвердил мораль в качестве вышей, скрытой в транцедентном мире, реальности. Все наши моральные понятия, являются не чем иным, как обрывочными воспоминаниями об этом идеальном мире. По Платону мир идей и мир реальный в котором пребывает человек противоположны друг другу, так же как душа противоположна телу.

Постигнуть этот высший мир идей, а значит и стать моральным, в полном смысле этого слова возможно лишь только посредствам разум только разум у Платона не простой, не обыденный, а возвышенный и абстрагированный от реальности мира людей. Таким образом, если Сократ утверждает мораль в границах нашего мира, оставляет её исключительной прерогативой человека, то Платон возносит её на труднодостигаемые, для обычного человека вершины абсолюта.

Ещё одним философом античности, плотно занимавшимся проблемами морали был, Аристотель, он является первым представителем социологического подхода. Для Аристотеля мораль это прежде оптимальная форма осуществления разумом добродетели. При этом все этические добродетели, у Аристотеля, являются продуктом динамического, социального развития. В силу этого нет и не может быть абсолютных — статичных моральных законов которые могли бы быть критериями разграничения добра и зла. Моральные законы, которым должен следовать человек зависят от условий его жизни, они поддаются рациональному осмыслению, а значит их можно, не только изучать, но и культивировать в человеке по средствам специальной науки — этики (от греч. ethos устойчивый нрава).

Таковы три основных этических учения античной Греции, дальнейшее развитие представлений о природе морали продолжалось в рамках Римской цивилизации.

Среди самых замечательных этических систем разработанных римскими мыслителями особенно выделяется стоицизм, представителями которого являлись такие философы, как Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий Антоний. Основным принципом этики и морали стоицизма является — осознание господствующей в мире необходимости объективной природы, которой можно лишь подчиняться при этом, стараясь не уронить своего достоинства. Необходимость может проистекать, как из божественной воли, так и из сложившегося в природе порядка вещей. Именно в натуралистическом, понимании сущности необходимости, кроется главная новационная суть стоицизма, это, пожалуй первое учение, которое увидело основание морали в самой природе вселенной окружающей человека. По мнению стоиков для того, что бы сохранить перед лицом чужой воли достоинства, человек должен относится к жизни бесстрастно, даже безразлично, т.е. с апатией. Именно отрешённость от страстей и внешних благ, является основой моральности человека, но при этом очень важно понимать, что только та отрешенность добродетельна которая сопровождается знанием, не знание есть зло.

6 стр., 2706 слов

История возникновения и становление этики как науки

... человека. На пути разрешения этих противоречий этика в Новое время приходит к пониманию социальной природы морали. Это во многом определило характер этического ... и воспитать, и обосновать теоретически. 1. История возникновения этики Англию и Францию называют обыкновенно: « ... самых различных социально-политических систем, существующих в современном мире. Народы каждой страны вносят в этикет свои ...

Таким образом, четыре великих философских учения античности заложили, четыре различные школы понимание природы морали, вся дальнейшая история развития понятия морали проходила в ключе именно этих школ. И даже в современный период, эти философские школы морали не потеряли своей актуальности.

Особым периодом в истории развитии учения о морали, являлось средневековья, тогда оно существенно поменяло своё содержание под воздействием христианства. Это период характеризуется преобладанием супранатуралистического понимание природы морали. Главными критериями моральности, либо аморальности поступков человека становятся не следование добродетелям, а следование заповедям бога.

Одним из мыслителей, занимавшихся проблемами этики в те времена был Августин Блаженны. Согласно этической системе Августина Блаженного бог выступает в роли глобальной системы моральных координат и нравственным ориентиром для человека. Всё в мире, в том числе и добро определяется через бога, он же и является и причиной зла в мире. Специфически решая проблему теодицей философ утверждает тезис о том, что зло не противоположность добра, а есть лишь отсутствие добра, его недостаток, оно отождествлялось с грехом. В данном контексте, под счастьем понимается познания бога и испытание души.

Другим философом средних веков работу, которого следует отметить, был Фома Аквинский. Его этическая система, так же как и система Августина, представляла собой супранатуралистическую трактовку природу морали, опирающуюся на религиозные догматы. Главным благом и целью для человека, философ считал, единение с богом, а высшим блаженством, непосредственное созерцание бога, по средствам разума, ведомого божественным озарением. Таким образом, разум является главным критерием, «человечности» и моральности действий индивида. При этом Фома Аквинский утверждает, что не существует какого-либо особого источника моральности. Моральное благо частным случаем блага вообще. Благом, же является постижение бога, стало быть и мораль так же имеет божественную природу.

Дальнейшее прогрессивное развитие этики и морали после Фомы Аквинского было связано с философами и мыслителям Нового времени, которые в своих размышлениях уже не опирались на фундамент религиозных догматов, и супранатуралистическую трактовку природы морали, это позволило им сделать новый шаг вперёд.

Первым по настоящему новым, в своём поиски истины, мыслителем был Рене Декарт, родоначальник современной Европейской философии. Рене Декарт своей этической философией продолжает антропологическую традицию в толковании природы морали. Главным его тезисом о познании индивидом самого себя: «Я мыслю, значит я существую». Мыслящий человек у Декарта является основой всего существующего в мире, в том числе морали. Следовательно мораль, добро и зло, добродетели все категории этики, является продуктом сознания, врожденными идеями разума, они лишается в глазах мыслителя божественного покровительства, в этом и была революционность этики Декарта.

Продолжателе, этической традиции Рене Декарта, был Бенедикт Спиноза, в его этике был ярко выражен антропо — утилитаристским подходом к пониманию морали. Главным мотивом любой, человеческой деятельности, по мнению Спинозы, является, польза, расчёт выгода, всё, что служит достижению выгоды, или даже просто сохранению выгоды справедливо, а значит и морально. При таком понимании морали, добро становится: «тождественным пользе человека, а злом является всё то, что препятствует личной пользе». В логике этической философии Спиноза критерием морального эгоизма выступает, разум которые и отграничивает, моральное от аморального. Каждый поступок человек настолько морален, насколько он основан на разуме, на правильном знании мира. Таким образом, высшую добродетель человека, мыслитель, видит в познании. По его мнению, рост познавательных возможностей индивида, есть одновременно и рост его моральности.

14 стр., 6894 слов

Мораль и право реферат

... права и морали определяются едиными сферами общественных отношений, в которых развертываются сложные и подчас противоречивые связи данных социальных регуляторов. Существует точка зрения, что нравственные законы заложены в самой природе человека. ...

Другим мыслителем Нового времени, который занимался проблемами морали, был Т. Гоббс, яркий представитель антропо — утилитарной школы морали. Он видел в основе всех поступков человека лишь эгоизм, его философии чужды идеал христианства: «Возлюби ближнего своего, как самого себя», напротив он провозгласил идею «человек человеку волк». Однако, только индивид, усмиривший свой эгоизм, по мнению мыслителя, т.е. отказавшийся от части своих прав в пользу государства и общества, является добродетельным. В таком случаи мораль, это всего лишь совокупность норм призванных подвести действия индивида под общий знаменатель. Главное правило морали, для философа, было: «Не делай другому того, чего не хотел бы чтобы делали тебе». Для него, как и для Б. Спины, мораль есть лишь продукт человеческого сознания, вызванная жёсткой необходимостью предотвращение хаоса и войны всех против всех в обществе.

Если для Б. Спинозы, и Т. Гоббса и многих других мыслителей нового времени объявили разум основой морали Жан Жака Руссо, напротив, считает, что развитие разума вёдёт к аморальности человека, и вообще видел основу природы морали в природе т.е. являлся представителем натуралистической школы. По мнению философа, человек изначально рождается добры, с врождёнными моральными принципами, однако в силу негативного социализирующего влиянии общества он теряет изначальное понимание морали. Таким образом, по Руссо зло проистекает от цивилизации: «Наши души развратились по мере того, как шли к совершенству наши науки и искусства». Главным моральным принципом, провозглашенным Руссо стала фраза: «Заботься о своём благе причиняя как можно меньше зла другому».

Наиболее интересным и последовательным философом Нового времени являлся Имануил Кант, при помощи чистого разума в своих работах он попытался освободить понятие морали от всевозможных наслоений, загрязняющих её внутреннюю суть. Согласно философу мораль не выводится ни из чего, кроме как из самой себя, следовательно она является вещь в себе (ноумен) она оторвана от жёсткой причинности видимого мира (мира феноменов — вещей для нас), значит и изучать её возможно только в отрыве от всего остального, посредствам чистого разума, ведь только он и способен заглянуть в мир ноуменов. Философская — этическая система И. Канта таким образом, стала апофеозом, антропологического понимание природы морали.

Из тезиса о человеческой природе морали, и её абсолютной автономии, относительно вселенной с неизбежностью вытекает, тезис о свободе воли и автономии человека. В таком случаи главным критерием нравственных поступков, по мнению Канта, является их соответствие высшему нравственному закону, категорическому императиву: «Поступай только согласно такой максиме, относительно которой, ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом». Друга формулировка категорического императива звучит так: «Поступай так, чтобы ты всегда использовал человека и в своём лице, и в лице всякого другого человека также как цель, но никогда — только как к средству». Моральный императив, есть выше выражение свободы человека, где он сам, его поступки, становиться главным критерием нравственности, всеобщего закона. Человек по своей воле утверждает правило, которое становится всеобщим законом, однако его воля ограничена целью — которой является другой человек. Таким образом, мораль посредством своей главной цели — человека приобретает универсальный, всеобщий характер.

18 стр., 8845 слов

Понятие прав и свобод человека и гражданина

... прав человека к основным, концепцию естественного права. I. Что подразумевается под основными правами и свободами? Итак, предметом гл. 2 Конституции РФ являются права и свободы человека и гражданина. ... государства. То есть основные права и свободы. Для человека они – условие для достойного его существования, человек и, в частности, гражданин обладает естественным правом на участие в решении ...

Важным элементом, морали Канта, является долг, через который определяется всё сознательное поведение людей. Долг, у философа, это «практически безусловная необходимость поступка». Долг, в силу своей априорной природы, обуславливается лишь разумом, он не зависит от симпатий, либо от практической пользы. Единственной детерминантой долга является уважение к закону, поскольку только он и может единственный во всём мире утвердить подлинную свободу человека.

Самым нестандартным взглядом на мораль, существующую в обществе обладал Фридрих Ницше, он впервые в человеческой истории подверг сомнению важность моральных ценностей. Моральный сомнение философа, привёл его к выводу о том, что моральные ценности составляющие костяк Европейской цивилизации не имеют абсолютный характер (на, что они, претендовали), и неизбежно должны меняться в процессе эволюции человеческого нрава. Таким образом Ницше, как и Кант и многие другие философы до него стоит на позиции антропологического понимание природы морали. Однако, выводы которые он сделал из этого тезиса были совершенно оригинальными и не на что не похожими. По его мнению, существующая модель морали (т.е. мораль, которая сформировалась под воздействием античной философии и христианской религии) есть, модель которая с неизбежностью, скрытно, порабощает человеческий разум и душу, это мораль рабов, недостойная свободного человека.

Такое отношение Ницше к морали, вовсе не означает, что она вообще теряет в глазах философа свою практическую ценность. В замен морали рабов, Ницше предлагает мораль господ, наполненную перфекционистским содержанием. Моралью господ, философ, называет мораль аристократов, отличительным признаком которых является воля к власти. Именно воля к власти отличает раба от господина, аморального от морального человека, так как согласно Ницше: «Мораль учение об отношении власти, при котором возникает феномен жизни». Носитель аристократической морали, или внеморальный морали, это лицо обладающая множеством положительных качеств, таких готовность к ответственности, чувства оторванности от толпы, чувства справедливости, правдивость, бесстрашие и др. Словом, согласно Ницше, только внеморальный человек обнаруживает в себе все лучшие моральные качества.

Исходя из антропологического понимания морали, категория зла у Ницше, составляющая основную смысловую нагрузку морали рабов, не является чем-то объективным, она существует только в сознании людей, при этом она всегда первична по отношению к добру, которое так же субъективно. Добро мыслится рабами просто, как антиподом зла. Совершенно очевидно, что человек который избавлен от рабской морали так же избавлен от добра и зла которое есть её непременный атрибут. Однако, внеморальный человек все же не избавлен от хорошего и плохого которое является объективно существующим фактором мира: «По ту сторону добра и зла, — как говорит сам Ницше, — это по меньшей мере, не значит по ту сторону хорошего и плохого». Сам философ о хорошем и плохом говорил следующее: «Не то, кто причиняет нам вред, а только тот кто, возбуждает презрение, считается дурным».

14 стр., 6750 слов

Естественные монополии в России: история, перспективы

... Представление о естественных монополиях, связанное с экономией масштаба, сформировалось в западной экономической науке в 40-е гг. XX в., прочно вошло в фундаментальные учебники по теории естественных монополий и ... времени обеспечивает фирмам монопольные позиции на рынке и гарантирует их исключительные права; собственность на важнейшие виды сырья. Некоторые компании являются монополистами, благодаря ...

Обобщая всё вышесказанное, хотелось бы отметить, что не смотря на крайнюю форму морального нигилизма, которая имеется у Ницше необходимо признать, что доводы приведённые им вполне разумны и имеют место в действительности, а значит его философско-логические конструкции, наряду с конструкциями Канта, Гегеля могут и должны лечь в основу данной работы.

Теперь же, когда история формирования представлений о морали рассмотрена необходимо перейти к рассмотрению истории формирования представлений о содержании права.

1.2 История формирования представлений о содержании права

В отличии, от понятие мораль, понятие право было предметом исследования гораздо меньшего числа учёных это было вызвано тем, что общественная потребность в правовом регулировании на ранних этапах истории человечества ещё не достигло достаточных размеров. Только в древнем Риме, с усложнением общественных отношений, возникла насущная необходимость в права, вместе с ней появилась необходимость и в научном осознании этого феномена.

Исторически первой теорией генезиса права была теологическая теория. Последователями этой теории, были многие, философы и учёные правоведы среди них хотелось бы выделить: Марк Тулий Цицерон, Августин Блаженный, Фома Аквинский, Марселей Падуанский и др. Согласно теологической теории, право, имеет транцедентную, божественную природу, и в этом контексте воспринимает как дар богов, либо бога. Так, например Цицерон, видный философ и юрист, говорит: «Истинный и первый закон, способный приказывать и воспрещать, есть прямой разум всевышнего Юпитера». Тезис о божественности права накладывает, значительны отпечаток, и на понимание природы законов. Высший закон, по Цицерону, возник задолго, до того, как люди объединились в гражданские общины он так же стар как вселенная, а следовательно он не находится во власти людей его нельзя изменить голосованием народов или решением судей, т.е. он имеет объективную природу. Из объективности истинного закона проистекает и то, что законы, которые существуют в государстве, должны соответствовать установленному в природе божественному порядку. Государственные законы, только в своём тождестве с высшим божественным законом черпаю свою легитимность и силу.

Таковы в основном теоретические конструкции, из которых выстроено здание теологической теории, в той или иной интерпретации их можно встретить у любого последователя данной теории. Впрочем, помимо, схожих черт имеются и довольно много важных различий. Особенно много различий имеется в философских трудах христианских, мыслителей раннего и позднего средневековья. Различия в понимании места права в современном обществе, проистекала у них из различие поставлены целей. Если Августин Блаженный, исходил из тезиса о том, что право, законно, тогда когда имеет религиозные корни и защищает интересы христианской церкви, то Фома Аквинский, говорил уже только о том, что право должно быть наиболее приближено к заповедям бога, об интересах церкви он молчит. Таким образом, можно говорить о том, что с течением времени теологическая теория в трудах христианских мыслителей, перестала являться обоснованием притязаний церкви на власть, что собственно явилось положительным моментом, поскольку очистила теорию от субъективных наслоений, и позволило перевести данную теорию из сферы теологии в сферу науки о праве.

4 стр., 1819 слов

Процессуальные теории мотивации

... различных целей и какой вид поведения он выбирает. 2.2. Процессуальные теории мотивации. С помощью содержательных моделей делаются попытки определить, что мотивирует ... мотивации человека для достижения цели, но и выбранный тип поведения. Процессуальные теории ожидания устанавливают, что поведение сотрудников определяется поведением: руководителя, который при определенных условиях стимулирует работу ...

Другой теорией права сформировавшейся несколько позднее, чем теологическая является естественно — правовая теория. Возникновение и развитие естественно — правовой теории, можно связать с именами выдающихся философов и правоведов среди них такие как: Сократ, Платон, Аристотель, Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж Локк, Ж.Ж. Руссо, П. Гольбах и др. Если теологическая теория, довольно быстро в силу своей незамысловатой простоты, обрела законченный результат то естественно — правовая теория прошла долгий путь совершенствования, который можно сказать закончился лишь в конце XVIII начале XIX века. Основу теории заложили великие греческие философы Сократ, Плато и Аристотель, их взгляды на право в общем и целом были одинаковыми, и сводились к следующему, не все законы и не все права возникли в результате сознательных действий человека, наряду с позитивным правом (писаным законом) существует вечный естественный право (неписанный закон).

Естественное право, для философов, по сути дело есть тоже самое, что мораль поскольку органически включает в своём содержании абстрактные нравственные ценности, в виде понятий справедливости, свободы, равенства. Аристотель разделял всё право на две части, на естественное и условное. Естественное право — это то которое везде имеет одинаковое значение и не зависит от того признаётся ли его существование или нет, т.е. бытие естественного право носит объективный характер. Условное же право это такое право которое может иметь то или иное содержание зависящее от воли людей.

Деление права на естественное и условное, в той или иной степени было воспринято множеством поколений теоретиков права, и вызвало к жизни весьма важный вопрос о соотношении частей. Данный вопрос составляет важную часть теории, и являлся наиболее дискуссионным. Многие мыслители были склонны полагать, что естественное право прямо противоречит позитивному, другие же отдавали предпочтение противоположной точки зрения, считая, что естественное право и позитивное не только не противоречат друг другу, но даже зачастую имею довольно много общего, хотя в основном и являются практически не зависящими друг от друга, равнозначными системами.

Как отмечал Аристотель вечный закон: «вложен в сердца людей сами божественным разумом». Таким образом первоначально естественно — правовая теория появилась как вариация на тему теологической теории права. Кроме теологической трактовки генезиса естественного права, в античные времена широко было распространено мнение о том, что естественное право в отличии, от позитивного условного является статичным образованием порожденным самой природой и коренящимся в отношениях возникающих между людьми. Данное представление получила широкое распространение в период кризиса античности, когда мифологическая картина мира не могло удовлетворить исследователей. Однако, такое представление о природе естественного право довольно быстро под влиянием христианской церкви, было забыто, и весь период средневековья превалировало мнение о божественной природе этого правового феномена, что конечно не могло сказаться положительно на развитии теории в целом. Божественное понимание естественного право было так или иначе присуще всему периоду античности и средневековья, только лишь в новое время человеческая мысль смогла вырвать естественное право из цепких рук теологии.

10 стр., 4653 слов

По обществознанию » Мораль» (11 класс)

... деятельности человека. Можно выделить профессиональную мораль, бытовую мораль и мораль семейную. При этом моральные требования имеют идейную основу, они ... от - нрав, обычай, привычка) - это теория морали, наука о морали, в которой исследуются человеческие отношения, смысл жизни, понятие ... время сами определяются социальной деятельностью. Ф. Энгельс был прав в том, что "представления о добре и зле ...

Естественное право рассматривалось философами нового времени как идеал, образец для подражания, люди к достижению этого идеала, т.е. изменить существующее право, так что бы оно наиболее совпадало с естественным. Единственным путём к постижению идеальной сущности естественного права, по мнению исследователей, мог быть только путь разума. Естественное право может быть открыто только путём априорных суждений из закономерностей человеческого разума. Таким образом, только человек, обративший свой взор на себя свою внутреннюю сущность, может узреть естественное право, а это значит, что философы нового времени отреклись от концепции религиозной природы естественного права. Нужно заметить, то что тезис о замене существующего права на естественное, предполагал, что любое несоответствие существующего права естественному, воспринимается, как оскорбление идеально сущности последнего и просто не допустимо. Именно в этом и кроется позитивная революционная сущность естественно правовой теории, которая как большая «метла» смела все феодальные пережитки из правовой жизни Европы, и привела к ускоренной модернизации Европейского континента.

Однако, совершив своё позитивное действие в научной революции мировоззрения человека, естественно — правовая теория отошла на задний план, поскольку уже не удовлетворяла требованиям современности и лишь только сегодня она существенно изменившись, опять востребована. Главные изменения которые произошли в естественно — правовой теории заключались в следующем. Во-первых естественное право перестало быть статичным и неизменным, напротив современная теория утверждает, что для каждого этапа развития человечества характерно своё естественное право. Во-вторых современная естественно — правовая теория предполагает большое количество мнений и трактовок: неотомистская, экзистенциалистская, феноменологическая, неогегелеанская, неокантианская и другие. Различие данных трактовок кроется лишь в том, что они видят разные источником естественного права, так например неотомистская трактовка исходит из божественной природы права, экзистенциалистская из существования человека, феноменологическая из априорных правовых субстанций и ценностей, негегелеанство считает, что естественное право есть продукт самореализации объективного разума и т.д.

Заканчивая разговор о естественно — правовой теории необходимо отметить, что в современных российских условиях она приобрела большую важность, так как её основные постулаты легли в основу содержание действующей конституции, тем самым сформировав официальную правовую доктрину.

Другой теорией права, имеющей большое значение для осуществление целей работы, является историческая теория, сформировавшаяся как ответ, как аппозиционное течение естественно — правовой доктрине. Авторами этой теории являются такие философы как Г. Гуго, К.Ф. Савиньи, Г. Пухта. Суть данной теории сводилась к следующему, возникновение прав это не целенаправленный, строго упорядоченный процесс, осуществляемый законодателем, а напротив явление стихийное, спонтанное, практически не зависимое от законодателя, так же, как например менталитет народа или же его язык.

4 стр., 1702 слов

Теория прав человека

... изучения теории прав человека. Структура работы: Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Глава 1. Общая характеристика института прав человека 1.1. История идеи прав человека. Теория трёх поколений прав человека История идеи прав человека берет ...

Принижение роли законодателя, в правотворческом процессе обусловило выход на первый план обычая, который и является, по мнению представителей теории, главным источником права. Обычай имеет свои корни в национальном духе — менталитете, а это значит, что нет и не может быть никакого естественного права общего для всех людей, в этом и была главная революционная идея этой теории, проявлявшая всю её оппозиционность. Тезис о национальном духе, как главном инструменте правотворчества обуславливает, ситуацию при которой каждый, народ имеет то право которое наиболее органично подходит ему, является его неотъемлемой частью, можно сказать, что и значительной частью его культуры. В условиях засилие обычая, закон есть явление второстепенное, производное от обычая, его главная задача быть инструментом позволяющим применить обычай наиболее широко распространив его на большой круг общественных отношений. Вполне понятно, что при таком понимании генезиса права, нельзя говорить о какой-либо свободе законодателя в вопросе регулирования отношений, а значит и быстром социальном развитии которое невозможно при регулировании общественной жизни обычаем. Принижение роли законодателя, столь характерное и для естественно — правовой теории и исторической теории сблизило их, тем самым делая их мало пригодными для практических целей, но весьма интересными с научной точки зрения.

Помимо исторической теории права интерес представляет так же психологическая теория права, так как она впервые отмечает важную роль в генезисе права, субъективной стороны скрытой в эмоционально импульсивной области каждого человека. Автором данной теории является Л.И. Петраржицкий в своей работе «Теория права и государства в связи с теорией нравственности» он изложил основные тезисы. Основной тезис психологической теории, состоит в том, что главным фактором развитие права является не деятельность законодателей, а психика людей которая вообще, определяет развитие общества и социальных норм, в том числе моральных и правовых.

В связи с таким понимание роли психики человека в формировании и развитии права, учёный выделяет два вида права: интуитивное право (автономное) и позитивное право (гетерономное).

Интуитивное право — это право проистекающее от правовых императивно — атрибутивных эмоций людей, т.е. эмоций связанных с психологическим переживание правомочий и нравственных обязанностей, имеющих обязательную силу. Таким образом, интуитивное право определяется психологическим, отношение индивида к позитивному праву, что обусловило тесную их связь и даже взаимозависимость. В таком контексте позитивное право хоть и реально существует, но имеет крайне малое значение, поскольку его содержание рождается в процессе психического переживания, а стало быть, подлинный регулятор общественной жизни является интуитивное право.

Интересной и по своему, значимой теория права является социологическая теория права или теория «живого права». Авторами данной теории являются такие правоведы как Е. Эрлих, Жени, С.А. Муромце, Р. Паунд и др.

Данная теория представляет право, как процесс реализации закона. При таком подходе к праву, вполне понято, что оно не статично, не мертво, а на против живое развивающееся, причём развивающееся не в законодательной форме, а в процессе повседневного применения к различным казусам. Право становится своеобразным коктейлем реализации идеальных конструкций законов, и живого поведения реальных физических и юридических лиц. Надо заметить что при таком понимании права его источником помимо законодателя, становится и судья да и вообще любое другое лицо, по роду свое деятельности, так или иначе сталкивающееся с реализацией закона (например милиционер, государственный чиновник).

Столь большой круг «законодателей», придаёт праву известную гибкость, под которой подразумевается возможность изменение сути нормы в процессе её применение, при этом следует понимать, что суть нормы может поменяться не однократно. Такое свойство права как гибкость позволяет, наиболее эффективно при наименьшем количестве материальных затрат, приспособить его под нужды общество, это выгодно отличает социологическую теорию права от исторической теории. Совершенно очевидно, что данная теория имеет крайне мало прагматической пользы в условиях современной России, она является продуктом англосаксонской — правовой мысли и отражает реалии существующие прецедентной системе.

Согласно социологическому подходу право есть не только живое явление социальной бытия человека, но так же и инструмент социального контроля, на ряду с моралью, религией и др. Право призвано улаживать социальные конфликты и способствовать, достижению цивилизованных отношений между людьми, отсюда и знаменитые слова Р. Паунда: «Право должно всей своей сутью способствовать не разъединению членов общества, а наоборот укреплению согласия и кооперации между ними». При этом следует отметить то, что право, есть главным регулятором общественной жизни, так или иначе контролирующим все другие виды социального контроля. Таким образом, можно сказать, что социологическая теория права, есть одна из теории с ярко выраженным прагматической направленностью, она не задает вопрос о природе права, ей это не важно, а лишь сосредотачивается своё внимание на процессе правоприменении, что выгодно отличает её от естественно — правой или теологической теории.

Помимо вышеперечисленных теорий необходимо отметить и нормативистскую теорию, разработанную в первой половине XX века такими выдающимися правоведами как Г. Кельзен, Р. Штаммер, П.И. Новгородцев и др. Суть данной теории сводилось к тому, что право рассматривалось в отрыве от намерений, идей и ценностей, как логическая строго иерархичная система норм, пирамида норм. Нормативисты полагали, что лишь очищенное от всевозможных мировоззренческих, философских, социально — психологических и идеологических наслоений и конструкций право, представляет научный интерес, только оно и способно осуществлять возложенные на него обязанности. Исходя из всего этого, нормативисты, отказались от идеи изучения естественного права, сосредоточившись лишь на позитивном праве.

В основе системы позитивного права по мнении, сторонников данной теории, лежит основная норма — которая есть не что иное как транцедентно — логическая категория познания. Основная норма обеспечивает системность права поскольку все остальные нормы черпаю свою легитимность и юридическую силу из её содержание. Более низкой по иерархии норм, выступают конституционные нормы, за ними следуют законы, общие нормы, и замыкает эту, нисходящую с заоблачных высот транцедентного лестницу, индивидуальные нормы. Под индивидуальными нормами нормативисты, подразумевают решения суда и органов управления.

Исходя из вышеперечисленного, под правом понимается — нормативно принудительный социальный порядок, т.е. сфера должного, а не сфера сущего. Сила права зависит от логичности и стройности системы юридических правил поведения. Данная теория позволяет заострить внимание на структуре права, но при право у нормативистов, это нечто синтетическое не натуральное. Представители данной теории упускает из виду самое главное, а именно то, что нельзя увидеть подлинную картину правовой жизни цивилизации, игнорируя политические, социально — экономические, культурно — духовные факторы, нельзя понять подлинных мотивов права, нельзя почувствовать духа права.

Последней теорией которая представляет интерес и должна быть освящена в целях настоящей работы является Марксистская теория права. Авторами данной теории являются К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин и др. Данная теория основана на тезисе о том, что право есть возведенная в закон воля господствующего класса. Исходя из такого понимание права, его генезис объясняется необходимостью господствующего класса защитить своё экономическое господство посредством правовых установлений, т.е. право есть лишь надстройка над экономическим базисом. Эволюция права, по мнению марксистов, напрямую связана с эволюцией производственных отношений. Поскольку в истории человечества было лишь несколько типов производственных отношений, то каждому из них соответствует свой тип права: рабовладельческое право, феодальное право, капиталистическое право. Каждый из перечисленных выше прав охраняет волю и интересы экономически господствующего класса. Таким образом, можно дать следующее определение права — это нормы устанавливаемые и охраняемые государством. Именно в том, что материалистическая теория права опирается в попытки объяснить сущность права на экономические отношения и есть её самое главное достоинство, но это и самый главный её недостаток. Зачастую детерминация права не исчерпывается экономическими критериями, большое значение имеют так же и исторически, психологические, социологические, культурные и религиозные критерии, только в органическом соединении множества элементов возможно нахождения истины.

Теперь, когда вопросы исторического развития морали и права рассмотрены, и имеется достаточный научно — теоретический базис необходимо, перейти к рассмотрению вопроса о современном понимании морали и права.

1.3 Мораль и её современное понимание

Слово мораль можно воспринимать в двух основных смыслах, во-первых в смысл реально существующих в современном обществе нравов, т.е. представлений о добре, зле, чести, достоинстве, добродетели, долге и т.д. и во-вторых в смысле существующих в современной науки представлений о её природе и содержании. В данной работе мораль рассматривается преимущественно в научном понимании, так как только оно может способствовать разрешению главных вопросов работы и достижению намеченной цели. Впрочем, первое понимание морали так же не останется без внимание, в своё время, поскольку оно будет служить, в дальнейшем, важным фундаментом для анализа вопросов реального соотношения права и морали в современном мире.

В современной науки существует множество определений морали, каждый мыслитель и философ, который так или иначе, занимался данной социальной философией, имел своё определение морали. Например, современный энциклопедический словарь определяет мораль, как: «нравственность, особую форму общественного сознания и вид общественных отношений, один из особых способов регуляции поведения человека в обществе с помощью норм». Несколько другое определение даёт словарь Даля: «мораль — нравоученье, нравственное учение, правило для воли совести человека». Практически идентичное определение даёт толковый словарь русского языка С.И. Ожегова: «Мораль — нравственные нормы поведения, отношения с людьми». Более развёрнутое определение даёт философский словарь: «Мораль — это специфический тип регуляции отношения людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений». Ещё одно философское определение морали звучит так: «мораль — совокупность регуляторов должного поведения, через которые человек проявляет себя как разумное самостоятельное и свободное существо». Другим определение морали определяет её как: «общественный минимум, регулирующий отношение людей в обществе, особы способ освоение мира».

Представленные здесь определения морали существующие в науке, лишь небольшая часть, множества, но следует отметить, что они являются стереотипными и по этому любое другое определение не будет слишком отличаться от приведенных выше. Кроме того необходимо отметить, что все определения морали, это хорошо видно на приведённых примерах, отражают лишь небольшую часть явления, подходя к нему с формальной точки зрения, т.е. перечисляя лишь важнейшие признаки и свойства не вдаваясь в их конкретное функциональное и ценностное содержания. Использование этих определений с неизбежностью приводит к тому, что сущность самого явления будет раскрыта в недостаточной степени, т.е. будет показано лишь внешнее проявление явление в окружающем мире, тогда как внутренняя суть останется не понятой и не раскрытой. Именно по этом, предложенные выше определения морали, могут служить лишь основной для поиска наиболее адекватного и подходящего для данной работы определения, но не самими определениями, в целях данной работы необходимо построение совершенно уникального определения, которое будет оптимально отражать природу исследуемого явления и самое главное способствовать разрешению главного вопроса работы.

Рассмотрение природы морали необходимо начинать с анализа основных категорий, таких как добро и зло, поскольку именно эти категории составляют основное содержание морали. Исторически эти категории сопутствуют человеку с самых ранних этапов его разумного существования, а значит, они либо являются продуктом разума, либо лишь опосредуются разумом. Исходя и тезиса о том, что нет такого категории или понятия, которые не мог бы создать человеческий разум, но и нет категории или понятия которые помыслил человеческий разум, а этого бы не было в действительности, становится не так важно опосредует или же создаёт разум категории добра и зла, так или иначе, получается, что эти понятия в качестве основного предмета морали, имею место в реальности не зависимо от природы этой реальности.

В силу того, что человеческий разум часть мира и часть системы он не может мыслить не существующими категориями, создавать то, что не имело бы под собой объективного фундамента. Однако, в особенно на самых ранних этапах своего развития человек был более склонен к отражению существующей действительности и творческому его преображению, нежели чем к самостоятельному и независимому исследованию мира, примером этому может служить и верование древних, и их образ жизни. Это в свою очередь значит, что такие понятия, как в добро и зло в чистом виде не есть продукт разума, а лишь опосредуются, и даже боле того интуитивно предчувствуется им, а значит являются объективно существующими, в реальном мире.

Таким образом, пользуясь терминологией Канта, добро и зло есть ноумены, т.е. вещи в себе, и постигнуть их можно лишь только средствами чистого разума. С самого, малого возраста человек интуитивно чувствует нечто, что интерпретируется им как добро и зло, но полная картина бытия этих объективных категорий, ноуменов, идей скрыта от него, и постигнуть их ему мешают общественные стереотипы, лень, а зачастую и не желание.

Конечно, тезис об объективности добра и зла, может встретить справедливое замечание, что в природе, как живой системе нет добра и зла, а есть лишь необходимость и борьба за выживание. Это действительно так, но при этом следует помнить, что в природе всегда имеются две противоположных стороны, составляющие фундамент мироздания, и обуславливающие диалектичность мира, эти стороны можно сравнить с кислородом и топливом, только в союзе кислорода и топлива рождается огонь, только в союзе двух противоположностей рождается бытие, рождается сама жизнь.

Противоположности, в сознании человека теряют свою абстрактность, и наделяются качествами, одна из них притягивает человека своей «красотой», «благорасположенностью» к нему и соответственно мыслится им как положительная, а другая отталкивает человека, своим «уродством» и мыслится им как отрицательная. Таким образом, понятия добра и зла помимо объективной, идеально своей трактовки, реально существующей во вселенной, имеют так же и субъективную трактовку человека.

Процесс возникновения субъективных представлений о добре и зле, можно сравнить с попыткой представить себе импрессионистскую картину, слепым человеком, который может познать, красоту только на ощупь, совершенно очевидно, что у такого человека, сложится не совсем адекватное представление о действительности. Формирования субъективного представления о добре и зле происходит, потому, что человек имеет лишь часть информации, при этом эта информация, зачатую, не однозначна, и в разных контекстах, с увеличением количества знаний человека о мире и о себе, как о части мира, воспринимается по разному, отсюда и процесс эволюции морали.

Каждый индивид в силу своего несовершенства, так или иначе, стремится к истине, которая есть синоним совершенства, результатом его стремления является попытка дать определения всему сущему. Очень важно понимать то, что человек может дать определение всему сущему, лишь через себя и своё отношение к нему, существование в реальном мире противоположностей, рассматривается им не как существование безличных духовно — материальных начал мира, а как существование нечто положительного по отношению, и нечто отрицательного по отношению к нему. Это положительно и отрицательное, в конечном счёте, трансформируется индивидом в понятие добра и зла, как концентраты наиболее положительного и ценного и наиболее отрицательного и бесполезного. Такое понимании, человеческой нравственности и морали вовсе не отменяет объективности понятий добра и зла, а лишь указывает на то, что постигнуть их можно лишь только в сложном процессе интеллектуально — нравственного самосовершенствования.

Обобщая всё вышесказанное можно говорить о том, что понятие добра и зла, а вместе с ним и другие категории морали имею объективно — субъективную природу, они есть специфическое отражение разумом существующей объективно реальности. В этой связи, становится частично понятна, цель эволюции человеческого разума и сознания, это цель кроется в познании чистых идей мира, так как только они и есть самая подлинная реальность, а не бутафория воспринятая, через призму, субъективных желаний и переживаний, которые не могут дать ничего кроме искреннего заблуждения. При таком понимании мораль, она разом теряет своё обыденное прагматическое значение, и приобретает возвышенное, чистое и абсолютное значение, становится одной из незримых идей мира, о которых говорил Платон в своих диалогах.

Надо чётко понимать, что возвышение морали, её идеализация не имеет своей целью принизить человека, сделать его рабом, как считал Фридрих Ницше, а напротив есть основной стимул духовного совершенствования людей, и основная подлинная причина жизни. Для постижения абсолютной идеи человек должен отказаться от стереотипов, которые, как липкая грязь покрывают его сознание практически с самого рождения, он должен постоянно, находится в поисках, и истина непременно откроется ему.

Помимо категорий добра и зла, безусловно являющихся ключевым, в понятии мораль, так же имеют большое значение для целей исследования, и другие категории составляющие понятие, такие как честь, достоинство, свобода, справедливость, благо.

Именно категория свободы, является краеугольным камнем всей этической мысли, которая излагается в данной работе. Поиск человеком подлинной свободы, а так же поиск своего место во вселенной, является главной причиной эволюции человеческого разума. Свободой могут обладать лишь разумные существа, об этом не раз упоминали философы и мыслители, начиная с античных времён и по сей день. Однако же, разум не причина свободы, а лишь её необходимая предпосылка, так как только он и может помочь человеку стать подлинно свободным. Свободным в абсолютном смысле является только тот человек, который адекватно, без прикрас видит и понимает действительность, т.е. только тот, человек который узрел истину. Только истина позволяет человеку, отказаться от субъективных заблуждений и злых чувств, а значит и от любого вида зависимости, будь то зависимость от государства, зависимость от общества и его мнения, зависимость от себе подобных.

Поскольку, как было сказано выше и мораль в природе своей является одной из истин мира, можно сказать, что подлинно свободный человек это объективно моральный человек. Так как ни кто из людей прежде да и сейчас, не знает истины, значит мы не свободны и не моральны в идеальном смысле. По этому, совершенно очевидно, что говоря о рабской морали Фридрих Ницше был совершенно прав. Однако, не только европейская мораль, а любая другая мораль, а тем более мораль господ, в той или иной степени будет моралью не свободны, поскольку с неизбежностью содержит всевозможные ограничения, пусть даже и разумные и не обходимые, они будут исходить не от объективной необходимости идеального мира, а лишь из субъективной потребности общества.

Важной категорией морали, составляющей её содержание является категория справедливости. Исходя из идеалистической трактовки мира, которая представлена в данной работе совершенно очевидно, что и справедливость будет рассмотрена в том же ключе. Вообще, категория справедливости, так или иначе, связанна с понятием добра и зла. Совершенно очевидно, что справедливым всегда является проявлением той основополагающей противоположности, которая мыслится человеком, как добрая, а несправедливость проявлением противоположной стороны.

Под понятием справедливости подразумевается, такое отношение к окружающим людям, к себе, да и ко всему миру, которое они объективно заслуживают, в соответствии с законом той противоположности, которая мыслится человеком как добрая. Таким законом, выступает совокупность норм объективно существующих в мире, и утверждающих всё, что воспримет чистый разум человека, как нечто безусловно хорошее: красивое с математической точки зрения, утверждающее свободу, любовь и гармонию, созидающее. Следовательно, справедливым в объективном значении можно признать такое поведение человека, при котором он относится к окружающим его миру с внутренней установкой любви, созидания и свободы. Поясню на примере, справедливым по отношению к другому человеку является такое поведение которое, во-первых не неволит человека, т.е. не подчиняет его чужой ему воли и во-вторых признаёт в нём безусловную самоценность и самоцель, только при таком подходе можно говорить о гармонии и созидании отношений. Такое понятие закона справедливости весьма схоже с золотым правилом и категорическим императивом Канта. Согласитесь, что все вышеперечисленные признаки есть желаемая модель вашего поведения не только в отношении другого человека, но и отношении другого человека к вам, что собственно говоря, и являет, в упрощенной трактовке золотым правилом, «поступай с людьми, так как хотел бы что бы они поступили с тобой». Это понятие закона так же очень близко к категорическому императиву Канта: «Поступай так, чтобы ты всегда использовал человека и в своём лице, и в лице всякого другого человека также как цель, но никогда — только как к средству».

Другой важной категорией морали является долг, по сути своей он так же имеет объективную природу, поскольку тесно, связан со справедливостью. Единственным долгом человека является, долг поступать справедливо по отношению к другим и по отношению к себе согласно объективным законам о которых было сказано выше. Если долг, справедливости по отношению к другим вполне понятен, то долг справедливости по отношению к себе самому является, более сложным для понимания человека. Главной целью бытия человека, является постижения истины, и через неё получение свободы, а стало быть, долг, справедливости по отношению к самому себе есть неустанное постоянное стремление к свету истины, внутреннее самосовершенствования, самоуважения. Под самоуважением здесь понимается главным образом раскрытие в себе прежде всего тех талантов и способностей к которым предрасположен, так как именно они в наибольшей степени будут способствовать самосовершенствованию и постижению истины. Если человек игнорирует заложенные природой способности значит, он так или иначе отказывается от возможности узреть истины, стать свободны, а значит он готов довольствоваться лишь иллюзией свободы, которую даёт нам современное общество и государство, по сути быть рабом. Добровольные оковы, которые на себя одел человек, вот что есть предательства долга справедливости, перед собой, а если честно говоря и перед мирозданием.

С категорией долга, так же тесно связана категория совести. Совесть есть, не что иное как внутренний нравственный регулятор, основанный на чувстве стыда. Она имеет, как вы понимаете, объективно — субъективный характер, безусловно, фактом своего существования она обязана миру идей, но содержание её сугубо индивидуально. Всякая система имеет механизм самоконтроля и саморегуляции в том числе и вселенная как глобальная живая разумная и всеохватная система, поэтому совершенно не удивительно, что у человека тоже есть такой внутренний механизм.

Механизм саморегуляции, совесть основывается на внутреннем разделении человека на две части, одна из которых мыслится человеком как положительная, друга как отрицательная. Данное деление Ф. Ницше было названо как замыкание областью духа намерений, и воспринято им как одно из проявлений рабства европейской морали, однако это не так на самом деле это деление есть проявление объективной закономерности диалектичного мира. Как глобальные объективные противоположности мира по схеме вызов, ответ, вызов обеспечивают глобальную эволюцию, так и муки совести — внутренняя борьба «раздвоенного» человека, ведет его к эволюции духа и приближает его тем самым к постижению истины. Однако, отдавая должное Ницше, следует сказать, что данный механизм раздвоения, совесть, безусловно, препятствует некоторым пагубным для самого индивида вещам, т.е. является ещё и психологическим механизмом самосохранения.

Не менее важной, чем уже перечисленные категорией морали является ответственность, она подразумевает некоторое моральное наказание за нарушение требований долга и призывов совести. Можно говорить о разных видах ответственности, она как и добро может пониматься в объективном и субъективном смысле, естественно наибольший интерес представляет ответственность в объективном смысле. Главной мерой ответственности является неосознанное рабство, которое и можно сказать есть самое страшное наказание за не исполнения долга справедливости, перед другими и собой.

Двумя последними категориями этики являются категории чести и достоинства, обе они имеют важное значение, и представляют из себя субъективные явления. Под достоинством понимается — внутренне отношение человека к самому себе, а значит внутреннее понимание человеком долга справедливости перед собой. Под честью подразумевается отношения других людей к человеку по поводу исполнения им долга справедливости перед собой и окружающими.

Теперь, когда все основные категории составляющие содержание морали разобраны, следует обобщить всё сказанное и сформировать дефиницию понятия морали в объективном значении. Итак, мораль — это система норм поведения, людей которая построена исходя из совокупность субъективных взглядов людей на объективную природу мира, выражающихся в понятии добра, зла, свободы и других категориях органически вытекающих из них, и способствующая духовной эволюции человека. Надо так же отметить, что в идеале мораль является необходимой частью всеобщего закона, его органическим продолжением в мире людей, и хотя всеобщий закон нам не известен это не умоляет её возвышенной природы, а ставит перед человеком лишь очень сложные, но вполне разрешимые задачи.

Конечно, представленное здесь определение морали не есть, самое совершенное оно не отражает полной характеристики этого явления социальной жизни, но при этом она говорит о главном, о субъективно — объективной её природе. Именно постулирования субъективно — объективной природы морали, да и всего мира который нас окружает, является тем необходимым звеном которое поможет рассмотреть наиболее адекватно природу права, и перейти к проблеме их соотношения.

Получив искомое понятия морали, которое, собственно говоря, является первой частью фундамента данной работы необходимо подобным же образом разобраться и с понятием право, которое есть вторая фундаментальная основа данной работы.

1.4 Право и его современное понимание

Право, в отличии от морали которая скрыта в коллективном сознании людей, довольно чётко проявляется в реальном мире по средствам материального закрепления в законах и нормативно правовых актах. В результате кажущейся доступности права, нахождения этого явления на поверхности общественной жизни у человека складывается впечатления, что его сущность понятна, и укладывается в формальные определения, но так ли это?

На первый взгляд право является феноменом, имеющим субъективную природу. Однако, факт закрепления права в реальности, не является самим по себе показатель субъективности его природы. Для того, что бы увидеть подлинную природу права необходимо изучить её внутреннюю сущность. Сущность права представляют законы и другие нормативные акты. Не вдаваясь в их содержание, следует заметить, что они всегда представляет из себя систему общеобязательных, формально определённые правила поведения людей в тех или иных ситуациях, нарушение которых приводит к негативным для индивида последствием, т.е. к наступление наказания.

Совершенно очевидно, что правила, которые составляют содержание права, продиктованы необходимостью общественного развития, но так же совершенно очевидно и то, что ранее до этого правила закреплены в законах имели другое содержания, а стало быть, были продиктованы другой необходимостью. Из всего этого можно сделать вывод о том, что право как феномен мира людей является субъективным, и зависит от общественных потребностей, оно изменчиво, как поверхность океана в шторм. Но совершенно очевидно и то что, право возможно рассматривать и в объективном смысле, так как за феноменом вещи всегда скрывается её ноумен.

Если рассматривать право средствами чистого разума, то не возможно не заметить, его ноуменальную сущность. Скрытая природа права, поскольку она не зависит от сознания людей и никаким образом не охватывается им с неизбежностью, будет иметь, либо божественный, либо просто идеалистический корень, но в любом случаи объективное происхождение. В своей, объективной сущности право, представляет из себя, одну из чистых идей мира, или же одной из проявлений мирового духа.

Идеальная сущность права неразрывно связанна с идей всеобщего закона, который управляет всем мирозданием. Всеобщий закон, есть истина в последней инстанции, наиболее абстрактная формулировка мироздания, от которой берут своё начало все остальные виды законов, в том числе естественно — научные, социальные и правовые.

Понятие всеобщего закона, по природе своей имеет много общего, как с Гегелевским мировым духом, так нормативистской основной нормы. Но при этом он не является не тем ни другим поскольку он лишён творческого чувственного содержания, которое присутствует в мировом духе, а кроме того он есть норма бытия, а не норма познания, на чём настаивают нормативисты.

Только при введении в наше рассуждение о праве такого понятия, как Всеобщий закон, можно логично объяснить феномен морали и права и их эволюцию. Генезис данный систем на ранних этапах человеческой истории проистекает из потребности урегулировать отношения между, людьми которые уже в силу качественных своих отличий не моги быть урегулированы законами животного мира и обычаями. Поиски человечества привёли его к созданию новых норм определяющих бытие сперва морали, а затем права. Эти новые детерминанты человеческого поведения, с неизбежностью имеют органическую связь с законами живого мира, а они в свою очередь связанны с всеобщим законом. Таким образом, право и мораль, через связь с законами животного мира, связано так же с всеобщим законом, а стало быть и с миром идей.

Следует, однако, понимать, что процесс смены норм регулирующих бытие, не был сознательным, о чём говорила естественно — правовая теория. Напротив процесс возникновения права да и морали был без сознательным и стихийным. В его основе лежали психологические закономерности сознание человека, который не может существовать в условиях неопределённости, она его попросту страшит, подавляет и убивает.

Так же в основе стремления человека к праву большую, роль безусловно сыграли и закономерности истории, которые обусловили необходимость смены одной системы норм на другую более совершенную. Законы истории являлись одной из тех объективных детерминант, которые и обусловили появление права, как следующей ступень к постижению истины. В самом начале своей истории мораль и право представляли единую не систематизированную совокупность моральных протонорм, именно эта совокупность протонорм, всеобщая «мешанина», была продуктом эволюции биологического закона. Однако, в силу того, что в общественной жизни какой бы примитивной она не была, всегда существуют сферы, которые имеют повышенное значение для стабильного общественно развития и спокойствия общества, появилась потребность разграничить, материально закрепить и предоставить повышенную защиту тем нормам, что регулируют эти важные сферы. Совокупность этих систематизированных норм и есть право. Об этом же феномене разделения норм говорит и П.И. Новгородцев: «и для права и для нравственности, их тесная связь с течением времени стало не удобной, обе сферы отношений стремятся к отделению друг от друга».

Таким образом, право образовалось путём выделения из несистематизированной совокупности норм нравственного порядка. В основе этого разделения, как видно, лежат сугубо внутренние, прагматические потребности. Опять же, возвращаясь к теории П.И. Новгородцеву, такими внутренними прагматическими причинами было то: «что в самих требованиях общества по отношению к исполнению своих предписаний заключается известная двойственность, рано или поздно приводящая к раздвоению этих предписаний на две самостоятельные области».

Выделение из первоначальной единой совокупности моральных протонорм, чисто моральных и чисто правовых норм, существенно повлияло на развитие общественной жизни, которая в лице права получила надёжного защитника, а так же на развитие личности которая по средствам свободы предоставляемой моралью, смогла ещё более чем прежде противопоставить себя окружающей действительности, а посредством этого получить новый импульс саморазвития. Всё это было бы невозможно если бы правовые и моральные нормы по прежнему составляли единое целое.

После разграничения право, на ряду с моралью, искусством, науками, религией стало для нас, людей важной детерминантой и инструментом при помощи которого мы смогли «отвоевать себе место под солнцем», объяснить самим себе кто мы, как нам следует жить и как нам распорядится своей относительной свободой. Разумеется, всякое наше объяснение, своей места и роли в мире, не носило и не носит абсолютный характер, а значит, что каждый раз человечество, находит себе лишь временное пристанище, которое служит лишь очередной ступенькой на пути к полному пониманию мира. Под полным пониманием мира подразумевается отыскание человеком истины, предельного знания, т.е. всеобщего закона это абсолютное знание будет причиной подлинной, а не относительной свободы и величия человека.

Обобщая всё вышесказанное, можно сделать вывод о том, что право есть явление субъективно — объективного порядка, представляющее из себя систему формально определённых норм, выражающих в зависимости от уровня развития человеческого сознания, либо субъективную волю людей, либо объективные основы мироздания.

Данное понимание право с неизбежностью приводит к мысли о том, что в идеальной своей трактовки, оно если и не тождественно морали, то является сущностью родственного порядка. Не зря великий российский философ и правовед В.С. Соловьёв неизменно подчёркивал в своих работах, что право есть лишь минимум нравственности или же юридически оформленная мораль. Таким образом, на уровне идеала снимается вопрос соотношения права и морали, но к общему несчастию человечества, наше бытие далеко от идеального, а значит имеет смысл попытаться в контексте данной работы, решит проблему соотношения реально, существующих права и морали. По этому, преступаю ко второй части своей работы, непосредственному рассмотрению вопроса соотношения норм права и морали.

2. Соотношение права и морали

2.1 Общие и отличительные особенности права и морали

Прежде чем не посредственно перейти к рассмотрению вопроса о соотношении права и морали, нужно дать определение этим двум видам социальных норм, в которых бы они рассматривались не как должное, поскольку в этом аспекте они уже были рассмотрены выше, а как сущее.

Мораль — это система исторически определённых взглядов, норм, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках людей, регулирующих их отношения друг к другу, к обществу, определённому классу, государству, и поддерживаемых личным убеждением, традицией, воспитанием, силой общественного мнения всего общества, определённого класса либо социальной группы. Под правом же понимается — система общеобязательных, формально опредёлённых юридических норм, выражающих консолидированную волю общества (конкретны интересы различных классов, социальных групп, слоёв), устанавливаемых и обеспечиваемых государством, и направленных на урегулирование общественных отношений.

Приведённые здесь определения, права и морали, показывают со всей очевидностью их общность, которая проявляется во множестве вещей. Во-первых, данные социальные феномены представляют собой разновидность социальных норм совокупность которых, на ряду с другими нормами: религиозными, политическими, корпоративными, эстетическими, традиционными, обычными образует целостную систему нормативного регулирования. Конечно, каждая из систем социальных норм самодостаточна и может действовать не зависимо от других, однако наибольшего успеха, они добиваются именно во взаимодействии.

Во-вторых общность морали и права состоит в том, что они имеют в основном практически один и тот же объект регулирования — общественные отношения. Изначально конечно, это было не совсем так, у право и морали были самостоятельные сферы регулирования, где они действовали самостоятельно, но учитывая тенденцию постоянного расширения сферы правового регулирования, а так же универсальность моральных норм, на сегодняшний момент можно говорить о том, что очень трудно, порою просто не возможно, разграничить право и мораль по объекту их регулирования. Впрочем, имеются такие сферы жизни людей, которые всегда будут регулироваться только моралью, это, прежде всего, сфера межличностного общения в процессе которого возникает дружба, любовь, взаимопомощь и другие феномены подобного рода. Именно поэтому можно говорить о том, что мораль более всеобъемлющая система социальных норм, впрочем она лишь незначительно больше.

В-третьих мораль и право имеют схожую внутреннюю структуру, что обусловлена, единством цели и предмета регулирования. Данные системы представляют чрезвычайно сложные, многоуровневые образования, включающие в себя разнородные элементы которые отражают, как субъективные психологические аспекты (правосознание, моральное сознание), так и объективные аспекты (нормы права, правовые отношения, нормы морали, нравственные отношения).

Однако, следует понимать, что в силу своей не формальности, мораль представляет из себя крайне монолитное образование, в толще которого очень трудно различить где кончается нравственное сознание, и где начинается моральная норма. Право напротив имеет чётко выраженную структуру, каждый элемент которой может быть без труда отграничен от другого.

В-четвёртых общность право и мораль наблюдается в конечных целях и задачах этих систем. Целями права и морали являются упорядочение и совершенствование общественной жизни, преодоление присущей миру вообще, а человеческому обществу в частности хаотичной природы, развитие и обогащение личности, защита прав человека, утверждение идеалов гуманизма и справедливости. Великий русский правовед И.А. Ильин утверждал, цель права и морали состоит в том что бы: «установить совместную жизнь людей так, что бы на столкновения, взаимную борьбу, ожесточенные споры тратилось, как можно меньше душевных сил». Именно в трактовки Ильина права и морали, становятся инструментом духовного развития, способствующим достижению истины. Таким образом, это подтверждает, правильности изложенной в первой главе концепции права и морали.

В-пятых право и мораль сближает то факт, что они всегда констатируют действительность, т.е. являются своеобразной формой закрепление сущего. Как правило, этим сущим является экономическое и политическое господство какого-либо из классов или социальной групп. Право и мораль здесь выступают в виде лакмусовой бумаги, которая показывает сущность общества, раскрывает всю его подноготную. Однако, по мимо закрепление сущего, право и мораль так или иначе формулирует. желаемый характер общественных отношений и состояние общества т.е. должное. Таким образом, право позволяет в какой-то мере запрограммировать развитие общества и государства, примером этому может служить история развития Великобритании, великая хартия вольностей не узнаваемо изменила облик страны и народа, в конечном счёте, предопределив её нынешнее положение.

В-шестых право и мораль имеют одинаковое происхождения, которое вытекает из экономических отношений господствующих в обществе. Будучи экономически детерминированными, право и мораль представляют из себя надстроечные категории, органически вытекая из политических и культурных особенностей породившего их общества. Таким образом, данные системы социального регулирования, есть неотъемлемая и значительная часть жизни общества которое их породило.

В-седьмых право и мораль связаны общей системой оценок поведения людей. Всякий поступок человека оценивается моралью через призму добра и зла, а так же других вторичных по отношению добру и злу категориях: совести, чести, честности, порядочности. Совершенно так же оцениваются поступки и с позиции права. Конечно, надо признать, что данные системы оценок появилась в недрах морали, как первичной по отношению к праву системы социального — нормативного регулирования. Лишь затем, много поздней, право заимствовала данные категории оценок для своей деятельности. Таким образом, из первичности морали, вытекает тезис о том, что всё правовое подлежит моральной оценки и классификации в категориях добра и зла.

Таковы в общих чертах основные схожие элементы права и морали, как видно, данные системы социального нормативного регулирования имеют много точек соприкосновения, что обуславливает их общность, но при этом следует понимать, что они совершенно не равны, и имеют много различий которые, собственно говоря и предопределяют их уникальность и необходимость для общества.

Первым и самым главным отличием морали и право является субъект нормотворчества. В силу большей общественной значимости право санкционируется, закрепляется, изменяется, дополняется, отменяется только государством. Государство — творце права, даже если идея конкретной нормы формируется и вырастает из народных глубин, из традиций, обычаев, только государство обладает властью устанавливать конкретную норму в качестве общеобязательной, т.е. её легитимизировать её. В этом смысле можно говорить о том, что авторитет государства подкрепляет авторитет права.

Моральные же нормы есть результат не какой-то целенаправленной нормотворческой деятельности, а стихийного саморегулируемого процесса, протекающего непосредственно в общественной жизни. Единственным творцом морали становится общество, каждый человек, как часть общества неосознанно является творцом моральных норм. Кончено, определяющая роль в формировании норм морали принадлежит не всему обществу в целом, а лишь определённым доминирующим с культурной духовной и экономической точки зрения классам, группам, коллективам.

Именно различия по субъектам нормотворчества, предопределяют и другие различия морали и права. Среди которых, особое место занимает различие по субъекту их обеспечения. В силу того, что право закрепляет, наиболее существенные нормы совместного общежития людей, оно с неизбежностью подвергается усиленной охране со стороны государства. Весь потенциал государства, в виде аппарат принуждения, так или иначе, направлен на защиту правовых норм и установления. Именно по тому, что за правом всегда стоит карательный аппарат принуждения, оно приобретает общеобязательный для всех членов общества характер.

Иначе дел обстоит с моралью она не получила от государства какой-либо защиты. Это в свою очередь значит, что нарушение человеком моральных норм не встречает со стороны государства какой-либо реакции, конечно если речь не идёт о моральных нормах имплементированных в право, такой нормой например является конституционная норма, закрепляющая обязанность сына или дочери содержать не трудоспособных родителей, она имеет чётко выраженный моральный характер. Единственный способ обеспечение исполнение требований моральных норм является общественное мнение, которое для многих людей является не менее важным и значимым стимулом для морального поведения, чем принуждение со стороны государства для правопослушного поведения. Таким образом, если право есть инструмент принуждения и вынужденного насилия, то мораль, напротив, есть инструмент свободы.

Другим различием права и морали является различие по форме их выражения и фиксации. В силу своей значимости право получило материальное закрепление в нормативно — правовых актах: законах указах постановлениях, т.е. оно интитуционализированно и чётко упорядочена по отраслям и институтам. Мораль же, не институционализированная система, она не имеет специально законополагающей инстанции, это обозначает, то что у неё нет специального материального закрепления в мире. Трансляция социально — нормативного опыта осуществляется в ходе межличностного и массового взаимодействия людей, передаётся от поколения к поколению. Мораль существует лишь в общественно сознании и сознании каждого из индивидов, хотя конечно не исключено, что её нормы могут быть систематизированы и внесены в специальные моральные кодексы (например, моральны кодекс строителей коммунизма), либо найти своё физическое воплощение в произведениях литературы, искусства, религиозных памятниках. Однако, все эти источники морали, не носят чётко выраженного характера, не могут быть твёрдой предпосылкой моральности поведения

Ещё одним существенным различием морали и права является характер и порядок ответственности за нарушение их предписаний. Право, в силу своей природы, так или иначе неразрывно связано юридической ответственностью, которая есть нечто иное, как реакция государства. Сама же юридическая ответственность так же тесно связанна с правом, как и право с ответственностью, поскольку подробно регулируется законом, носит процессуальный характер. Таким образом, юридическая ответственность, так же строго формализирована она имеет материальную объективацию в реальном мире. Нравственная же ответственность нигде чётко не прописана, она проявляется в виде общественных действий: морального осуждения, порицания, общественного остракизма и т.д. Таким образом, нравственная ответственность есть ответственность не перед государством, а перед обществом.

Различия между моралью и правом так же пролегают по уровню требований предъявляемых человеку. В силу своей возвышенной веры в человека, а так же большей объёма, регулируемых общественных отношений мораль предъявляет бесконечно больше требований к человечеству, чем право. «Для достижения нравственного совершенства, — утверждал П.И. Новгородцев, нет и не может быть никаких заранее установленных рамок; это область постоянного стремления к добру, высшая цель которого переходит за пределы всяких личных соображений и расчетов, чтобы торжествовать победу над эгоизмом в подвигах самозабвения и самопожертвования».

Мораль всегда осуждает любые формы нечестности, подлости, трусости, малодушия, словом все то, что признаётся антиобщественным. Для права, данные негативные явления не являются юридически значимыми и поэтому не существуют, оно всегда ограничено определёнными границами, только, когда поступок человека вторгается за эти границы определённую грань, право начинает действовать и показывает свой карательно — регулирующий потенциал. При этом право не только не способно реагировать на многое, но так же оно не способно вдохновлять человека, быть честным, порядочным, справедливым, отзывчивым, благородным, совершать героические поступки и т.д., то есть право не способно сделать человека лучше, главная его задача препятствовать падении его в пучину хаоса и беззакония. Ограниченность правовых предписаний определёнными рамками, по сравнению с безграничностью моральных требований и предопределяет тот факт, что право лишь только минимум морали.

Другим важным различием существующим между правом и моралью, является, различие сфер их действия. Не смотря на общность целей и общность объекта регулирования, право и мораль имеют свои собственные сферы действия. У морали, эта сфера независимости, представляет из себя межличностные отношения дружбы и любви. Вторжение права в данную сугубо интимную зону «свободных и добродетельных душевных движений» невозможно, а так же бессмысленно, антидемократично. У права же, данная сфера независимости представлена нормами, регулирующими техническую деятельность: всевозможные нормативы, СНИПы, госты и др.

Последним существенным различием между моралью и права, является различие их исторических судеб. Мораль первична по отношению к праву, она появилась на заре истории человека, ещё в первобытно — общинном строе. Появление морали было связана, как с деятельностью разума, так и с деятельностью души и психики человека. Право же более рационально, по этому, оно могло возникнуть лишь, на стадии цивилизованности общества, когда появилась письменность, а самое главное потребность в нём. Так же следует отметить, что мораль появилась на более длительный срок, чем право, т.е. у них «различные исторические судьбы». Это вызвано тем, что вполне возможно определить правопослушное, должное поведение человека, гораздо трудней детерминировать его внутренние мотивы, а именно это и является основной задачей морали. Таким образом, право на определённом весьма высоком этапе развития человечества, неизбёжно полностью сольётся с моралью, мораль же в свою очередь не может быть ни когда отменена, как не могут быть отменены естественно — научные законы.

Обобщая все вышесказанное, следует заметить, что право и мораль имеют очень много общего, но так же велико и количество различий. Схожесть морали и права выявляется на глобальном уровне, а различие на уровне мелких элементов. Эта особенность соотношения, предопределяет возможность их успешного взаимодействия, повышающего эффективность нормативного регулирования общества.

2.2 Взаимодействия права и морали

В силу того, что право и мораль имеют много общего, в том числе главное, цели и предмет регулирования они в процессе своего реального воплощения активно взаимодействуют и поддерживая друг друга в упорядочивании общественных отношений и формировании в обществе здорового правового и морального сознания.

Характер взаимодействия права и морали, прямо повторяет характер их соотношение друг с другом. Вторичность права по отношению к морали, так или иначе, проявляется и в сфере их взаимодействия. Любая правовая норма государства, в том числе и России опирается на нормы установленные в конституции или же другом уставном документе, при этом практически любая конституционная норма, так или иначе, опирается на моральные представления людей о сущем и должном, т.е. на моральные нормы. Такое положение дел приводит лишь к тому, что правовая система государства тесно связана с системой моральных норм, а в некоторых случаях правовые нормы, просто, тождественны моральным (см. схема №2).

Для иллюстрации вышеозначенного тезиса возьмём лишь несколько основополагающих норм конституции РФ, например статья вторая гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью», что это, если не отголосок категорического морального императива Канта, положенного в основу современной Европейской морали. Другой пример, подтверждающий данный тезис, положение статьи седьмой которое говорит следующее: «В Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей…», здесь опять же со всей ясностью проявляется моральная, гуманистическая установка по отношению к человеку как к цели, а не как к средству.

Все эти гуманистические моральные положения ещё более конкретизируются в статье четвёртой ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», говорящей о том что: «Государство гарантирует гражданам пожилого возраста и инвалидам возможность получения социальных услуг на основе принципа социальной справедливости независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств». В данном случаи, можно наблюдать, как довольно абстрактная конституционная норма выливается в конкретную материальную правовую норму, по сути дела данная норма является отражением категорического императива Канта. При этом следует заметить, что в данном примере ядро морально — правовой нормы заключено в постулировании законодателем принципа социально справедливости. Именно моральный принцип социальной справедливости стал для нашего отечественного права тем стержнем и фундаментом моментом, на который как нитку нанизаны все правовые идеи воплощенные в конкретных правовых актах. Таких примеров, где моральные нормы облекаются в форму правовых установлений, становятся правовыми, большое количество, причём не только связанных с конституцией, и реализацией её норм, но и с другими правовыми актами.

Особенно ярко моральность права проявляется в содержании уголовного права, поскольку именно уголовное право противостоит крайним формам дивиантного поведения, которое всегда является аморальным. Всякое положение уголовного кодекса РФ в той или иной мере является положением которое содержит моральные нормы, поскольку утверждает и на деле выстраивает отношения пропитанные гуманизмом. Для подтверждения вышеозначенного тезиса к примеру, можно посмотреть на положения п. 2 ст. 7 Уголовного Кодекса РФ которое говорит о следующем: «Наказание и иные меры уголовно — правового характера, применяемые к лицам, совершившим преступления, не могут иметь своей целью причинение физического страдания или унижения человеческого достоинства».

Все, что право признаёт преступным, так или иначе аморально. Любой состав уголовного кодекса содержит в себе не только правовой, но и моральный запрет, а такие заповеди христианской морали как «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй» прямо формируют содержание огромного количества уголовно правовых норм и составов: ст. 105, 107,108,158,159,160,161, 162, 163,164, 307 УК.

Следует впрочем, заметить, существует, большое количество норм, даже в конституции, и кодексах которые не несут моральной нагрузки, но при этом они выступают в роли обеспечительных норм, т.е. норм которые фактом своего существования, всем своим содержанием, способствуют наиболее полной реализации правовых норм несущих моральный заряд (см. схема №2).

Так же не мало и таких моральных норм содержание которых полностью индифферентно правовым установлением, либо даже таких норм которые осуждают правовые нормы, в качестве примера можно привести не доносительство, выраженное в праве в положение ст. 56 Уголовно — процессуального кодекса РФ: «Свидетель вправе отказаться от свидетельствовать против самого себя, своего супруга и других близких родственников».

Таким образом, на деле получается, что моральные нормы, так или иначе, за редким исключением, пронизывают всё право, а сама мораль является ведущим элементом этого причудливого тандема. Кроме того, чем более морально право, тем более оно эффективно, тем лучше у него получается урегулировать общественные отношения.

Одной из главных особенностей взаимодействия морали и права является то, что моральные нормы, переходят в содержания права, как правило, по средствам включение в правовые нормы принципы. Именно нормы — принципы своим характером: значительной долей абстрактности, широким полем распространение, всем языковым построением, наиболее близки, по сути моральным нормам, они оптимально приспособленные для обеспечения морально — правового взаимодействия. Для подтверждения данного тезиса достаточно лишь посмотреть на некоторые нормативно — правовые акты, наиболее хорошо это видно на примерах принципа справедливости о котором уже говорилось выше. Статья шестая Уголовного кодекса РФ, говорящая о принципе справедливости, прямо указывает на то что: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Совершенно очевидно, что указание на справедливость, есть так же и указание на моральность наказания, только справедливое наказание морально, несправедливое наказание соответственно аморально. Данный примере, как нельзя лучше показывает переход морального в правовое посредство включения в принципы.

Одна моральная норма, может породить целый спектр правовых статей, как это видно на примере уголовного кодекса, это объясняется тем, что право в отличии от мораль всегда конкретно, требует жёсткой формализации, которая в свою очередь вызывает существенное расширение объема правовых норм, и там где мораль обходится одной простой фразой не укради, право вынуждено пояснять, что не только не укради, но и не грабь, не разбойничай, не мошенничай, не присваивая и не растрачивай. При этом норма права не обходится только запретом т.е. санкцией, она выстраивает целую логическую конструкцию, гипотезы, диспозиции и санкции. Моральная же норма, содержит всегда лишь один элемент диспозиция, т.е. правило надлежащего поведения, она не указывает на гипотезы потому, что для моральной нормы практически безразличны условия её действия, так как мораль всегда в любых условиях, какими бы экстремальными они не были требует от человека, что бы он всегда оставался человеком, стремился к нравственному идеалу. Так же моральная норма ни имеет и санкции, так как в каждом конкретном случаи наказание определяется обществом всегда индивидуальна, при это, надо понимать, что помимо личных качеств человека и тяжести совершённого им морального проступка при назначении наказания серьёзное влияние оказывают состояние самого общества, его настрой.

Ещё одной характерной особенностью взаимодействия права и морали, является то что право есть инструмент, восстановления «математической» справедливости, когда каждому из субъектов нарушивших установление правовой нормы назначается примерно одно и тоже наказание. Мораль же это инструмент восстановления «геометрической» справедливости, когда каждому из субъектов нарушивших пусть даже одну и туже моральную норму, наказание назначается индивидуально в зависимости от многих факторов среди которых и заслуги перед обществом, и личная характеристика нарушителя при этом, данные факторы могут вообще стать определяющими при назначении морального наказания, тогда как при назначении правового наказание такое практически невозможно. Таким образом, взаимодействия права и морали в сфере восстановления социальной справедливости приводит к тому, что субъект морально — правового нарушения на деле получает адекватное соответствующее его деянию наказания.

Одним из важнейших вопросов взаимодействия права и морали, является вопрос, может ли право формировать моральные нормы, в противоположном мы уже убедились, и можно сделать предположение, что вполне возможно и обратное. Однако, подробный анализ генезиса и внутренней сущности права и морали, показывает, что в силу большей динамичности и свободы мораль гораздо быстрей реагирует и на социальные изменения, и только потом, закрепившись в моральном сознании, получив моральную нормативную оболочку, правило поведения, закрепляется в праве. В цивилизованном демократическом обществе, которое развивается без патологий не может существовать правовой нормы, которая бы не была связана с моральной нормой, если же такое существует, то можно сделать вывод, либо о том, что в данное общество ведёт по факту вне моральное существование, либо о том, что данное общество тоталитарное. Только в тоталитарном обществе право формирует мораль, для примера можно вспомнить моральную вакханалию начала большевистской эпохи, когда в угоду диктаторам правовые нормы начали формировать мораль и мировоззрения людей (дело Павлика Морозова).

Таким образом, можно говорить о том, что право практически никогда не формирует мораль, взаимного обогащение их содержания не происходит, процесс носит односторонний характер.

Взаимодействие права и морали есть взаимовыгодное сотрудничество, при котором, право за счёт моральных норм обогащается новым духовным содержанием, мораль же в лице права получает новый более действенный механизма реализации своих наиболее важных установлений, а вместе они способствуют достижению общей цели, наиболее оптимальное общественное регулирования. По меткому выражению российского правоведа и философа П.И. Новгородцева: «Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает неспособна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением».

Тезис о защите правом морали находит своё подтверждение в множестве правовых актов, в том числе и ст. 1349 гражданского кодекса: «Не могут быть объектом патентных прав… решения противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали». Такая «дискриминация» по моральному признаку, со всей очевидностью проявляет, основные приоритеты российского общества и права.

Направленность права на защиту общественной морали, ещё более проявляется в трудовом кодексе, который среди перечней причин и оснований прекращения работы в представительстве Российской Федерации за границей в статье 341 указывает, такой пункт, как: «несоблюдение работником… общепринятых норм поведения и морали, — а так же, — невыполнения работником принятых на себя при заключении трудового договора обязательств по обеспечению… соблюдения членами своей семьи общепринятых норм поведения и морали». Схожую по духу норму содержит и закон «Об основных гарантиях государственного регулирования внешнеторговой деятельности» который говорит, в статье 32 что: «могут вводиться меры, не носящие экономического характера и затрагивающие внешнюю торговлю товарами, если эти меры… необходимы для соблюдения общественной морали или правопорядка». В обоих, вышеуказанных примерах, можно со всей ясностью увидеть, как право, используя весь свой потенциал, встаёт на защиту морали, при этом однако, следует помнить, что это правовое «заступничество» не бескорыстно, так как право со своей стороны получает от морали духовную и нравственную легитимацию.

Взаимодействие права и морали проявляется не только в том, что моральные нормы, входят в состав прав и обогащают его, но и в том, что в процессе право реализации, мораль играет роль системы дополнительных детерминант для правоприменителя. Например, п. 2 ст. 6 Гражданского кодекса указывает: «При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости». Такое же содержаниеимеют и статьи некоторых других нормативно правовых актов. Данный пример, как нельзя лучше, показывает, важность детерминирующей роли принципа справедливости, а через него и роли всей морали, которая становится единственным мерилом законности.

При разрешении конкретного дела, помимо юридических средств, судья зачастую использует и моральные средства, так как без их учёта проблематично правильно определить все обстоятельства дела и соответственно разрешить его справедливо. Например, правоприменительные органы, зачастую, используют систему моральных детерминант для разрешения дел связанных с хулиганством, клеветой, оскорблением, унижением чести и достоинства. Именно такие категории дел, требуют рассмотрения многих понятий и явлений, имеющих моральное содержание таких как цинизм, корысть, стяжательство, «низменные побуждения» и т.д. Особенно важными дополнительные моральные детерминанты становятся при определении размера морального вреда. Например, п. 2 ст. 1101Гражданского кодекса РФ указывает, что: «При определении размера компенсации (морального) вреда должны учитываться требования разумности и справедливости».

Ещё более значимыми моральные детерминанты становятся при разрешении дел конституционным судом, так как именно там мораль и моральное сознание приобретает особо значение, подчас, становится главным фактором принятия решения. Практически любое дело, разрешаемое конституционным судом, требует в равной степени применения, как нормативно — правовых актов, так и применение норм морали, перенесенных в право, это хорошо видно на примере всё того же принципа справедливости. Проиллюстрируем вышеозначенный тезис, постановлением конституционного суда от 27 мая 2008 года за номером №8 — П. Благодаря применению моральных принципов, таких как принцип справедливости и равенства, суд установил, что содержание части первой статьи 188 УК РФ не соответствует, духу российского права, его высокогуманному содержанию и международным правовым актам, вычисление размера суммы контрабандно перемещенных валютных средств необходимо проводить с вычетом той суммы, которой согласно закону РФ можно ввозить без декларирования. В данном примере, как нельзя лучше, показана роль моральных детерминант в правотворчестве, в равной степени этот пример так же показывает, как моральные принципы, органически включенные в правовую систему порождают моральные правовые нормы, и таких примеров буквально сотни.

Обобщая всё вышесказанное про взаимодействие права и морали, следует отметить, что оно носит характер симбиоза, позволяющего реализовать этим двум системам социального регулирование единую цель наиболее оптимально регулировать общественные отношения, складывающиеся в обществе.

2.3 Противоречие между моралью и правом, пути их преодоления

По мимо ситуаций, взаимодействия права и морали, существуют и обратная сторона их тесной связи, ситуации открытого противоречия, при которой между ними часто возникают коллизии, расхождения. О возможности и даже абсолютной неизбежности таких противоречий, в своё время говорил выдающийся правовед П.И. Новгородце: «оно (право) с необходимостью должно рано или поздно выработать для себя такие формы, которые ставят его в известное противоречие с началами нравственности свободы и способствуют его обособлению от нравственности».

Причина, противоречий между моралью и правом имеет, как социальные так и в диалектические корни. Совершенно очевидно, и мораль и тем более право, претендуют на роль главного нормативного регулятора жизни общества, при этом не смотря на все свои схожие тождественные черты, которые роднят их они имеют и существенные различия. Эти различия содержатся главным образом в понимании сути человека, в отношении к нему и в системе его оценок. Именно существенные различия, и приводят к большинству из существующих между моралью и правом противоречий, при этом данные противоречия являются наиболее стойкими, и трудно разрешимыми. Можно с уверенностью сказать, что помимо ситуации продуктивного взаимодействия и взаимопомощи, между правом и моралью идёт скрытая конкуренция или даже война за лидерство, так уж устроен мир, что всё в нём борется со всем, за лидерство, а значит и за выживание.

Как уже было сказано выше, все противоречия между правом и моралью можно разделить на внутренние — диалектические, т.е. те которые вызваны общей диалектичностью мира, и на внешние — социальные противоречия обусловленные объективно сложившимися в обществе проблемами. Можно с уверенностью сказать, что социальные противоречия, являются противоречиями, которые могут и должны быть полностью разрешены, если приложить достаточные усилия, диалектические же противоречия относятся к тому разряду разрешить который до конца ни когда не возможно.

«Генератором» значительного числа социальных противоречий является разная скорость восприятие действительности, мораль в силу свое открытости всему новому гораздо быстрей отражает и реагирует на изменения окружающей действительности, в то время, как право в силу своей институционального характера консервативно, оно всегда с заметным опозданием отражает и принимает действительность, а следовательно этот разрыв который образуется между моральны восприятием реальности и правовым просто не может не вызвать противоречия. Следует отметить, что мораль, под влиянием общественных изменений может изменится до не узнаваемости если ранее, что то признавалось моральным позднее оно может перестать считаться таковым по меткому выражению Ф. Энгельса: «Представление людей о добре и зле менялись от народа к народу, от века к веку, что часто противоречили друг, другу». Следовательно и правовые нормы рожденные как отражение моральных норм, в случаи такого изменения станут противоречить этой новой морали, и следовательно должны измениться в соответствии с велением времени.

Противоречия которые возникают в следствии разной скорости восприятия, как правило являются легко разрешимыми не фатальными, для их преодоления требуется лишь определённое количество времени, необходимое, для того что бы право восприняло изменение действительности и с реагировало должным образом, внеся изменения в старые, либо приняв новые нормативно — правовые акты. Примером такого, рода противоречий может, служит, сложившаяся в нашем обществе практика сожительства. С точки зрения современной морали, данное явление не является аморальным, оно вполне вписывается в существующую мораль, из факта признания действительности, мораль, пытается урегулировать эти отношения. Право же ни каким образом не реагирует на эту социальную практику. Российский семейный кодекс прямо указывает, в статье 10 что: «права и обязанности супругов возникают со дня государственной регистрации заключения брака в органах записи актов гражданского состояния». Правовое не признание «гражданского брака», влечёт за собой большое количество противоречий, серьёзным, например отец ребёнка рождённого в таком союзе не имеет по отношению к нему никаких прав и обязанностей, т.е. он может отказаться от материального обеспечение ребёнка, бросить его, что с моральной точки зрения недопустимо, но с правовой точки зрения вполне возможно. Впрочем, рано или поздно данное явление перестанет считаться одной из социальных патологий, и станет во всех смыслах общественным, тогда, уже право не сможет больше игнорировать его и обязательно должно урегулирует его, это и будет означать, что противоречие снято и разрешено.

Несколько трудней разрешить противоречия которые возникли в следствии запоздания морального развития. Запоздание морального развития происходит, в случаи, когда представители одной морали, вынуждены по тем или иным причинам жить в границах одного государства со значительным количество представителей другой морали, например современная Европа. При тесно соседстве, двух нередко антагонистичных моралей, в данном примере мусульманской и христианско-либеральной между ними с неизбежностью возникает противоречия и борьба, которая рано или поздно приводит к вынужденным компромиссам, что с неизбежностью вызывает к жизни и правовым противоречиям. Право сформированное под влиянием одной морали, которая в последующем сдаёт свои позиции в результате компромисса с другой моралью и другой культурой, невольно оказывается впереди на острие социального развития, оттого и входит в противоречить с действительностью. Примером таких противоречий можут служить нормы Европейского права, запрещающая носить атрибуты веры, платки, кресты и так далее.

Источником, относительно легко разрешимых социальных противоречий, так же может быть и то что право подчас, по другому чем мораль воспринимает не которые вещи, их позиции по некоторым моментам не согласованы. Например, пункт 2 статьи 229 ГК РФ гласит, что: «Нашедший вещь в праве потребовать от лица, управомоченного на получение вещи, вознаграждение за находку в размере до двадцати процентов стоимости вещи». Очевидно, что вышеозначенная статья входит в противоречит с существующей в обществе морали, которая порицает стяжательство и корысть. Так же совершенно очевидно и то, что данное противоречие было вызвано тем, что между правом и моралью имеются некоторое недопонимание. В следствии того, что право ошибочно принимает некоторые общественные отношения за сферу своего исключительного воздействия и возникают противоречия недопонимания. Недопонимание рождает противоречия, которые легко устранимы, достаточно лишь согласовать нормы, и тогда из нормы, говорящей о праве нашедшего требовать вознаграждения, мы буде говорить о нормы обязывающей потерявшего вознаградить нашедшего, согласитесь это гораздо моральней, так как всегда более морально давать, чем требовать, вознаграждать, чем отбирать и так далее.

Кроме указанных случаев, разрешимые противоречия между правом и моралью, возникают, если мораль или право искажено, под целенаправленным воздействием государства. Яркий пример такого искажающего воздействие на мораль и право, история тоталитарных государств СССР и Нацистская Германия которые создали антидемократические законы. Например Уголовный кодекс СССР имел статью поощряющую донос, а закон нацисткой Германии, объявлял еврейское население неполноценным и подлежащим полному уничтожению. Так же как и право, тоталитарные режимы попытались поменять мораль народа, заменить её живую рожденную всем ходом истории народа всей их жизнью, на нежизнеспособный, выкидыш рожденный в больном сознании тирана. Разумеется, мораль гораздо более стойкое образование чем право, для того что бы поменять её необходимы объективные предпосылки, по этому тоталитарным режимам практически никогда не удаётся достигнут желаемого результата. Именно по этому и возникает противоречие между моральными нормами, которые в массе своей остались прежними неизмененными и правом антидемократическим и античеловечным. Разрешить данное противоречие достаточно просто, надо лишь согласовать законы, с моральными требованиями, что, собственно говоря, и происходит после смены тоталитарного режима, на демократический, либо даже в некоторых случаях на авторитарный.

Гораздо труднее разрешить диалектические противоречие т.е. такие причиной, которых стали, внутренние различия, существующие в праве и морали. Данные противоречия обусловлены общим несовершенством мира в котором морально — правовые противоречия лишь частный случай противоречии вообще. Совершенно очевидно, что разрешить эти сложные противоречия не возможно без того, что бы не потребовалось бы внести коренные изменения во внутреннюю суть систем права и морали. Поскольку такие коренные изменения привели бы к снижению их значимости для духовной эволюции человечества, то они становятся практически не осуществимыми. Можно сказать, что ущерб, от существование таких противоречий гораздо ниже чем ущерб от попытки их разрешить. Эти противоречия приносят гораздо больше пользы чем вреда, поскольку, стремясь разрешить не разрешимое человечество, каждый раз делает шаг по пути прогресса по пути духовной эволюции. Примером фундаментальных противоречий существующих во взаимоотношениях права и морали, может служить то что право, гражданский кодекс статья 619, разрешает собственнику — арендодателю сдающему помещения выгнать арендатора, в случаи если он не может выплатить стоимость аренды даже если арендатор бедняк и ему не куда больше идти со своей семьёй, в то время, как мораль несомненно осуждает такое поведение. Очевидно, что дано противоречие не может быть решено без того, что бы коренным образом не поменять сути систем, мораль всегда будет более сострадательной чем право, она ни когда не сдаст свои позиции не примет позицию права, а право в свою очередь не может с одинаковым рвением и эффективностью защищать противоположные и противоречащие друг другу интересы людей, иначе оно перестанет быть единственной твердой предпосылки стабильного развития общества.

Право, преимущественно защищает сильного, собственника, владельца, хозяина, конечно, оно может в не которых случаях становится на сторону слабого, особенно на современном этапе своего развития, однако это слабость, того на чью сторону встало право, нередко обманчива, скажем за простым работником стоит профсоюз, за гражданином общественная организация, правозащитник это слабость, лишь видимость и иллюзия. В некоторых случаях за правовой нормой, защищающей слабого индивида стоит моральная норма, которая была внедрена в права силой общественного мнения, например статьи 7 Конституции РФ, говорящая о том что: «обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства, детства, инвалидов и пожилых граждан…», стало быть и в этом случаи нельзя назвать человека защищаемого правом слабым, так как за ним стоит всё общество.

Мораль же всей своей историей постоянно доказывает, что находится на стороне слабого, действительно слабого, а не создающего такую видимость, конечно не бывает правило без исключений и нередко мораль так же как и право защищает и сильного, но в этом и есть главное свойство морали и морального сознание людей, общая не избирательная сострадательность.

Таковы в общих чертах основные причины противоречия между правом и моралью. Обобщая всё вышесказанное, можно сделать вывод о том, что противоречия которые возникают в следствии всевозможных социальных причин, легко разрешимы, а те противоречия которые возникают в следствии общей диалектичности мира принципиально не разрешимы, и кроме того именно они являются основным двигателем морального и духовного развития человечества.

3. Проблемы имплементации морали и права

3.1 Международный опыт

Пожалуй, самой важной стадией в процессе взаимодействия права и морали является имплементация т.е. внедрение моральных норм в право, именно она позволяет, осуществлять процесс взаимодействия наиболее эффективно. Каждое государство имеет свой собственный способ и механизм имплементации моральных норм в право, но в целом все многообразие способов можно разделить на две большие группы, на судебный и законодательный. Первая группа имплементации предполагает, что мораль входит в систему права непосредственно в процессе правоприменения, т.е. в процессе столкновение различных общественных интересов. Такой способ имплементации характерен для стран англо — саксонской правовой семьи. Вторая группа имплементации, законодательная, предполагает, что моральные нормы входят в содержание права в процессе создание новых и изменение старых правовых норм, при этом тоже происходить столкновение интересов, однако оно носит более глобальный классовый характер. Законодательный способ имплементации характерен для стран романно — германской правовой семьи.

Однако, не смотря на разнообразие способов имплементации моральных норм в право, необходимо понимать, что перед каждым государством мира, в силу глобальности современного мира, его открытости, стоят примерно одни и те же вопросы моральной имплементации.

Особенно всё это характерно для современной единой Европы, которая на сегодняшний день, имеет целый спектр моральный норм, требующих имплементации. К таким нормам, которые необходимо имплементировать, относятся нормы связанные с разрешением эвтаназии, однополых браков и др. Все эти нормы являются продуктом, либеральной идеологии Европы, которая в свою очередь появилась в результате развития философами и мыслителями положений христианства. Мораль либерализма появилась, как естественное продолжение христианской морали, но необходимо отметить, что либерализм не только не тождественен христианской морали, но в некоторых случаях он противоречит ей, как в случаи с эвтаназией. Именно на примере эвтаназии ниже будет показана процедура имплементации.

Имплементация моральных норм в право есть весьма сложный духовный созидательный процесс, включающий несколько стадий, каждая из которых является обязательной и не может быть проигнорирована без того, что бы не повредить всему процессу. Можно выделить пять основных стадий имплементации.

Первая стадия формирование моральной нормы, характеризуется тем, что одна моральная норма постепенно утрачивает свой авторитет, перестаёт быть значимой для общества, и на её место приходит новая моральная норма, которая в процессе общественного диалога полностью затеняет предыдущую. Если говорить об эвтаназии данный этап начался с тех пор, как появился термин, а он появился ещё в XVII. Впрочем, конечно, нельзя считать, что данная моральная норма сформировалась в столь давние времена тогда лишь появился сам термин и философская концепция. Формирование же самой нормы началось, только лишь, в конце девятнадцатого первой половине двадцатого века, когда всё больше и больше мыслителей и людей начало говорить об эвтаназии, как о моральном акте гуманизма, когда появились первые общественные организации, ставившие своей целью легализацию эвтаназии. Однако, не смотря на то что у человечества было более века для того, что бы сформировать моральную норму, на сегодняшний день нельзя говорить о том, что данная моральна норма сформирована до конца. Именно не достаточная, сформированность моральной нормы и является основной проблемой её имплементации в право. До тех пор пока подавляющее большинство людей не будет рассматривать право на эвтаназию, как не непреложное право человека данное самим его естеством, такое же естественное как скажем право на свободу перемещения, творчества, совершенно не возможно, говорить о полной имплементации данной моральной нормы.

Вторая стадия имплементации, осознание субъектом законодательства факта существования нормы и насущной необходимости закрепить её законодательно. Даная стадия, как правило, осуществляется одновременно с первой, так как любой законодатель, является частью общества, совершенно естественно, то что с некоторого момента, когда моральная норма всё больше и больше становится предметом общественной дискуссии он уже не может игнорировать данную моральную норму и волей, не волей, втягивается в общественную дискуссию. Таким образом, вмешательство в общественную дискуссию о моральной норме представителей законодательной власти поднимает ей на новый уровень на новую государственную высоту, тем самым начиная не лёгкий путь имплементации. Необходимо заметить, что всё вышесказанное характерно лишь для стран романно — германской правовой семьи, в странах же англо — саксонской правовой семьи, всё несколько проще, осознание существование моральной нормы, происходит здесь лишь тогда, когда в связи с существование моральной нормы возникают спорные правоотношения, и одна из сторон обращается в суд. До тех пор пока такие правоотношения не возникли судья, в данном случаи субъект законодательства, остаётся безучастным, хотя конечно он может осознавать наличие моральной нормы, у него даже может быть сформировано устойчивое мнение по этому поводу, но всё это не будет достаточным основанием для начала процедуры имплементации, т.е. в этой системе необходимым атрибутом имплементации моральных норм является, то что всегда требуется некий толчок от общества, что бы началась процедура имплементации.

Возвращаясь к примеру права человека на эвтаназии, втора стадия имплементации, в Европе началась для данной моральной нормы лишь в начале двадцатого века, по мере того как в обществе всё более и более разрастался масштаб дискуссии, тем всё сильнее и сильнее втягивалось государство в лице законодателей в эту дискуссию. Можно сказать, что к сегодняшнему дню практически все государства Европы так или иначе признали факт существование моральной нормы об эвтаназии, что впрочем не говорит о том что все страны Европы единодушно согласились легализовать эту норму, сделать её частью права, этого не произошло, и не произойдёт ещё довольно долго.

Третья стадия формирование модели правовой нормы, при котором моральные установления приобретают юридическую форму. Данной стадией и начинается собственно сам процесс имплементации. Как правило, данная стадия характеризуется инициативой небольшой группы законодателей сформировать модель правовой нормы и попытаться придать ей юридическую силу, т.е. вдохнуть в неё жизнь, сделать реально действующей. Следует однако помнить, что всё вышесказанное относится только к странам относящимся к романно — германской правовой семье, в странах же англосаксонской правовой семьи, третья стадия имплементации проходит совершенно иначе. Формирование модели правовой нормы, здесь происходит в процессе разрешения, непосредственного дела, так сказать по факту уже случившихся общественных отношений именно по этому, данная стадия практически слита по времени со всеми остальными. При этом модель формируемая, не судьёй, а сторонами спорных правоотношений, как правило, истцом, модель выражается, лишь только в виде желаемого для стороны решения, всё что остаётся судье это принять, либо не принять предложенную сторонами модель нормы, в соответствии с принципом справедливости. Надо сказать, что попытки сформировать модель правой нормы об эвтаназии предпринимались во многих странах Европы, это не представляет значительно сложности для любого законодателя, в силу довольно хорошо разработанной философской концепции эвтаназии. Именно это нехитрая проста самого понятия эвтаназии послужили главной причиной того, что практически все страны Европы, так или иначе, обзавелись своей модель правовой нормы об эвтаназии. Однако, как было сказано ранее, далее этого этапа, которые не предполагает реальной имплементации многие страны не продвинулись.

Четвёртая стадия это борьба за правовую норму, за придание разработанной модели нормы юридической силы. Так же как и моральная норма, правовая норма, не может быть воспринята однозначно положительно всеми, и всегда находятся те люди, которые не видят необходимости в принятии такой нормы, либо считаю, что она не носит морального содержании, либо вообще аморальна. Степень и характер политической борьбы за норму прямо пропорционален новизне и неоднозначности этой моральной нормы, чем более норма противоречит предыдущим моральным установлениям, тем более, обостреннее борьба за неё и против неё. Борьба за правовую норму, в странах романно — германской правовой системы проходит в порядке обсуждения законопроекта и внесение в него поправок, в странах же англо — саксонской правовой системы борьба за норму разворачивается в процессе разрешения спорных отношения, и выражается в конфликте сторон, т.е. конфликте истца и ответчика. Именно значительной новизной и неоднозначностью, права на эвтаназию можно объяснить то, что данная моральная норма с таким трудом находит и прокладывает себе путь к правовому закреплению, даже в либеральных странах.

Последняя, заключительная пятая стадия, это стадия принятие правовой нормы, приобретение ей юридической силы, т.е. конец процесса имплементации моральной нормы в право. Содержание конечной правовой нормы может существенно отличаться от первоначальной разработанной модели нормы, это происходит в силу того, что процессе борьбы может и чаще всего вносит коррективы в модель правовой нормы. И, чем ожесточеннее была борьба против нормы, тем больше вероятность того, что правовая норма будет более взвешенной учитывающей противоречивые интересы, примеряющей их насколько это вообще возможно. Таким образом, имплементация моральной нормы призвана не только придать её более твёрдое основание, но и изменить, подкорректировать моральную норму, так что бы она была приемлема для, как можно большего числа людей.

В странах романно — германской правовой системы, процесс имплементации заканчивается принятием закона или иного нормативно — правового, в странах же англо — саксонской правовой системы процесс оканчивается лишь принятием решения по конкретному делу. Именно последняя стадия с наибольшей очевидностью показывает все различия в процессе имплементации в странах — романно германской правовой системы и странах англо — саксонской правовой системы. В-первом случаи законодатель активен практически на всех стадиях имплементации, он сам осознаёт моральную норму, сам формирует модель правовой нормы, сам вступает в борьбу за неё или против неё, сам же её и принимает. Во-втором случаи, роль законодателя, в лице судьи, гораздо менее значительна, он не осознаёт моральную норму, он не формирует модель правовой нормы, он не вступает в борьбу за правовую норму, всё это делаю сами люди, заинтересованные в имплементации моральной нормы, ему же остаётся лишь обобщить всё и в соответствии с принципом справедливости принять решение. При это, однако, следует сказать, что англо — саксонская имплементация являет нам пример гораздо более тесного взаимодействия морали и права, можно даже утверждать они полностью сливаются, до такой степени что не возможно сказать где кончается одно и начинается другое. На сегодняшний день, если говорить об эвтаназии, процесс имплементации полностью завершён в таких странах Европы как: Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Швеция, Великобритании, а так же в некоторых штатах США: Орегон, Вашингтон.

Такова в основных чертах имплементация моральных норм в англо — саксонской и романно — германской правовой семье, однако в реальности существуют не только эти семье, но так же параллельно с ними ещё и семья религиозного права, представленная такими мусульманскими государствами, как Иран, Пакистан, Судан, Оман а так же индусское право общин Индии, Сингапура, Бирмы, Малайзии и др. Эти государства так же сталкиваются с проблемами имплементации моральных норм в право, но эти проблемы имплементации совершенно иного характера. Ключевой характеристикой имплементации моральных норм в правовую систему основанную на какой-либо из религий является то, что имплементации подлежит только та моральная норма которая вписывается в религию, норма же которая каким образом противоречит религиозным установлениям, не может быть подвергнута имплементации, и даже более того не может считаться моральной, поэтом совершенно очевидно, что в такую систему не может быть включено ни нормы об эвтаназии, ни нормы о легализации однополых браков и вообще ни какие другие либеральные нормы. Имплементация осуществляется посредством расширенного толкование религиозного источника, так что бы в его новое содержание входило и новая моральная норма.

В общем и целом процедура имплементации в странах религиозного право, состоит из всех тех же стадий, что и имплементация проводимая в странах, не относящихся к данной правовой семье. Пожалуй, самым сложным, этапом имплементации моральной нормы в право, является первый этап в обществах, где религия занимает главное место в общественной жизни крайне тяжело появляются новые моральны нормы, при это их появление, как правило сопровождается ожесточённой общественной борьбой. После формирование моральной нормы, что занимает значительно время, дальнейшая процедура имплементации происходит гораздо быстрей. Осознание законодателем факта существование моральной нормы, формирование модели правовой нормы, борьба за норму и наконец, принятие правовой нормы, едва ли занимаю одну десятую всего времени затраченного на весь процесс имплементации. В государствах, правовая система которых черпает своё основное содержание в религии практически не возможно появление моральной нормы, которая бы противоречила предписанием религии. Любой зачаток моральной нормы, который противоречит основным постулатам религии либо, как изгой удаляется из общественного сознания, либо опять же как изгой, в поисках своего места под солнцем будет принужден разрушить и придать забвению всё то что мешает её развитию. Впрочем, нет сомнения, что и вышеозначенные государства, которые сейчас находятся под сильным влиянием религии рано или поздно сумеют избавится, от этой чрезвычайной опеки, так же нет сомнения в том, что главным фактором этого избавления будет именно изменение моральных норм и их имплементация.

Несколько иначе проходи имплементация моральных норм в странах, право которых относится к семье традиционного права это: Мадагаскар, ряд стран Африки и Дальнего Востока. Здесь основным источником права являются обычаи и традиции, по этому, для имплементации любой моральной нормы в правовую систему необходимо, что бы она приобрела в глазах людей характер обычая или традиции и только тогда возможна имплементация. Формирование обычая и традиции занимает большое количество времени, поэтому процедура имплементации, в теории, может растянуться от нескольких десятилетий до нескольких веков. Процедура имплементации моральных норм в право в государствах традиционного права проходит все те же стадии, что и имплементация в других государствах. Сперва происходит формирование моральной нормы, это как раз и представляет, основную проблему, жители традиционных обществ в силу значительного консерватизма своего сознания крайне тяжело формируют новые моральные нормы, и ещё более тяжело свыкаются, с ними. Однако, после преодоление первой самой тяжёлой стадии, остальные стадии, проходят гораздо быстрее. Так как обычай или традиция крайне легко признаётся всеми членами общества, в том числе и законодателями они, в силу возникновения общественных потребностей, трансформируется в правовую норму, не требуя длительной и ожесточенной борьбы за неё тем самым, оканчивая процедуру своей имплементации.

3.2 Национальная практика

Теперь, когда в общих чертах рассмотрены особенности имплементации моральных норм в право иностранных государств, необходимо рассмотреть процесс имплементации моральных норм в российское право, тем более, что это позволит нам спрогнозировать дальнейшее морально — правовое развитие России, тем самым ответить на главный вопрос работы.

С самого начала истории России и российского народа идея морали, морального бытия занимала особое место в их существовании, долгое время, именно мораль была единственным источником нормативного регулирования общества. Российские законы не всегда отвечали существующим в обществе требованию справедливости, особенно в эпоху русского средневековья, они угнетали людей, лишали их свободы и человеческого достоинства, поэтому совершенно не удивительно, то что среди населения зачастую превалировало негативное отношения к законам. Именно по этому столь, ценна была мораль, которая в таких условиях воспринималась, как нечто родное и органичное сознанию человека. Для подтверждения данного тезиса можно обратить внимание на национальные пословицы и поговорки в: «Не в силе бог, а в правде»; «Закон — что дышло: куда повернёшь, туда и вышло»; «Кто закон пишет тот их и ломает». Именно христианской моралью, а не законом, зачастую руководствовались при принятии важных решений и разрешении хозяйственных споров. По этому вполне понятно, что на некотором этапе своего развития права, для усиление своего авторитета с неизбежностью должно было использовать авторитет морали, а для этого была необходима широкая всеобъемлющая имплементация морали в право.

Одним из способов имплементации предлагавшихся для реализации было прямое перенесения морально — религиозных установлений, в виде христианских заповедей, в сферу права. Не смотря на то, что это оригинальное, весьма уместное в тех историко-культурных условиях, предложение было отвергнуто, российское право с некоторого момента было тесно связано с христианской моралью. И чем более развивалось право, тем более укреплялся её союз с моралью. Можно говорить о том, что на позднем, заключительном этапе истории Российской Империи стремления к нравственности стало двигателем эволюции права и двигателем эволюции теории права.

Большевистская революция, хоть и внесла некоторые весьма важные изменения в сознание людей, но всё же не смогла значительно снизить авторитет морали, как системы нормативного регулирования. Конечно, ей удалось весьма существенно изменить само содержание морали, уничтожить религиозный христианский её фундамент, заменив его на идеологический. При это следует заметить, что такая подмена фундаментальных основ морали, является подменой иррационального на рациональное и прагматическое, это придало моральным установлениям, большую твёрдость и прагматичность, но не уничтожило саму веру в идею морали.

Однако, даже твёрдость и прагматичность морали, в силу того, что большевистская идеология не была уж так далеко от традиционных российских ценностей, от российского духа, а если угодно то и от русской идеи эти изменения не носили фатальный характер. Для подтверждения вышеозначенного тезиса может служить пример кодекс строителя коммунизма, данный исторический документа является несомненно источник моральных и этических норм, более того не смотря на всю его идеологичность даже его содержание не так далеко от христианской морали от десяти заповедей. Стало быть, не смотря на значительную аморальность, которая безусловна была в советском обществе данное обществе нельзя назвать аморальным или внеморальным в целом, в нём была мораль и была возможность быть моральным человеком. Другое дело, что реальная система, зачастую, сама, выдвигая моральные тезисы, на словах ратуя за нравственность бытия, на деле создавала почву для аморального поведения и поощряла его.

После же развала Советского Союза, моральные установления, поддерживаемые силой идеологии, рухнули, как собственно и сам идеология. Таким образом, у морали не осталось фундамента, поскольку ранее и христианство было в значительной мере потеснено идеологией, оно так же не смогло вернуть свои былые позиции стать твёрдой духовной — моральной детерминантой всего общества, других же претендентов на эту роль просто не было и нет. Данный тезис подтверждается многими учёными и мыслителями современности, по меткому выражению А.А. Гусейнова: «Моральный кризис связан не с переоценкой ценностей, а с тем, что он происходил на грани отказа от морали и моральной солидарности вообще». В результате неопределённости основных моральных и духовных начал, в таком государстве, как современная Россия просто не могло существовать общей для всех морали, а значит и не могло быть морали для отдельного человека, поскольку она в свою очередь вытекает из морали для всех.

Ситуация с моралью усугубилась ещё тем, что с начал девяностых годов, Россия переживала свою очередную смуту, которая отразилась практически на всех сторонах жизни людей, в том числе и на сфере духовности и морали. Более того, многие учёные склоны называть ситуацию, сложившуюся в период девяностых годов ситуацией «гражданской войны». Как известно мораль в её реальном, обыденном значении всегда, так или иначе, является производным феноменом, т.е. содержание морали производно от веры людей и их мировоззрения. Во времена смуты, а тем более «гражданской войны», когда перед человеком стоит лишь один главным вопрос, как выжить, как обеспечит достойную жизнь себе и своим близким все остальные вопросы, в том числе вопросы веры и мировоззрения уходят на задний план, а вместе с ними придаются временному забытью моральные принципы и законы. В условия перманентной борьбы за выживания мораль является лишь ненужным балластом и обузой, от которой проще избавиться, нежели чем нести с собой, которая не может не прокормить, ни обогреть, ни обеспечить безопасность.

Именно это и произошло в России, мораль была отброшена значительным числом граждан, как не что не нужное и приносящее вред в сложившихся условиях. Но так как современный человек не может жить, вне определённости без какой-либо морали, на место исконно русской, живой, человеколюбивой, сострадательной морали пришли всевозможные суррогаты, которые лишь призваны создавать иллюзию морального бытия, на самом же деле прикрывают наглую пустоту, вне моральное, а значит и ущербное бытии современных людей. Совершенно естественно, что в период девяностых годов, как такового процесса имплементации моральных норм в право не было, в силу того, что не было самих моральных норм. Конечно, многие статьи Конституции РФ содержат моральные нормы, но необходимо понимать, что данные, морально — правовые нормы были рождены не имплементацией, а простым механическим заимствованием из всевозможных философских концепций и учений, по сути, конституционные нормы не отражают действительность, а лишь её моделируют и формируют наиболее желаемую модель. Всё это, относится и к морально — правовым нормам, существующим в Российском законодательстве, они не имплементированы, а заимствованы, созданы по аналогии, механически перенесены в право, либо достались нам «по наследству» от предшествующих государственно — правовых образований.

На сегодняшний день период великой смуты закончился, но это вовсе не обозначает, что россияне перестали вести, вне моральное бытие, нет напротив, такая ситуация оказалась приемлемо и даже в некоторой степени привычной, необходимо некоторое время для того что бы в обществе появилась новая мораль и духовная жизнь. Однако, нельзя сомневаться в том, что духовное нравственное возрождения России началось, оно займёт значительное время, но всё же будет осуществлено. О моральном и духовном возрождении России, говорят многие учёные, мыслители, его жаждут общественные деятели политики и простые граждане. Эта, до настоящего времени, неутолимая жажда по новой духовной и нравственной России хорошо выражена в послании президента от 8 июня 2000 года, в котором сказано: «Демократическое устройство страны, открытость новой России миру не противоречат нашей самобытности и патриотизму, не мешают находить собственные ответы на вопросы духовности и морали. И не нужно специально искать национальную идею. Она сама уже вызревает в нашем обществе. Главное — понять, в какую Россию мы верим и какой хотим мы эту Россию видеть».

Любое внутреннее созидание, в том числе и созидание собственной морали, является подвигом души, оно требует больших усилий. К сегодняшнему моменту большинство современное российского народонаселение, в силу значительной душевной инертности не готово к созиданию морали, оно остаётся в рамках старых форм и представлений. Впрочем уже начинают закладываться основы российской нравственности. Это значит, что России предстоит долгий путь нравственного, совершенствования, по сути дело нам предстоит во многом проделать тот путь который мы уже так или иначе проходили в своей истории, а так же нам предстоит пройти проторенной дорого духовного развития по которой ранее прошла вся западная цивилизация.

Российская имплементация будет повторять имплементацию в западной Европе, это значит, что с некоторым опоздание от 20 до 50 лет, многие моральные нормы будут перенесены в российские реалии, а затем имплементированы в право. При это, следует отметить, что имплементация не будет носить чисто механический характер, некоторые моральные нормы Европы просто не могут быть перенесены на российскую почву, так как входят в противоречие со всей тысячелетней историей нравственного развития русского народу. Кроме того, некоторые моральны нормы будут перенесены в российскую действительность сильно преобразованные так, что бы соответствовать требованиям.

Россия является государством, которое органически относится к романно — германской правовой семье, а это значит, что «механика» самого процесса имплементация моральных норм в право, практически не отличаться, от континентальных стран. Сперва, как всегда, необходимо появление моральной нормы, в наших условиях это возможно лишь, когда западная мораль будет органична мироощущению и миропониманию людей, и люди воспримут её однако, даже при этом вероятность значительных социальных конфликтов в связи восприятием западного опыта очень велика.

Второй этап осознание моральной нормы законодателем имеет всю туже механику, что и в странах Европы, он практически не чем не отличим от европейского. Конечно, в наших условиях, обострённой до максимума противоречивости бытия, процесс осознания может быть несколько более длинным, чем в Европе не исключена даже возможность и перманентной борьбы.

Так же любопытна и третья стадия имплементации формирование модели правовой нормы. В силу того, что имплементация будет носить во многом стереотипный характер, возможно простое заимствование западной модели нормы. Конечно, ни одна из моделей, что существует в Европе не может полностью соответствовать запросам российского общества, поэтому модель нормы будет неизбежно, изменена на столько, что бы идеально отвечать запросам российского общества. Исходя из такого понимания нравственного состояние россиян, а так же имплементационных процессов будущего, следует сказать, что на четвёртой стадии не минуемо, возникнут новые конфликты, и обостряться старые, борьба за имплементацию моральной норм будет носить ожесточённый и продолжительный характер. Таким образом, четвёртая стадия и содержит главные особенности российской имплементации. Борьба будет разворачиваться, главным образом, между представителями русской православной церкви с одной стороны и всевозможными общественными организациями либерального характера. Можно с уверенностью говори о том, что РПЦ самая сильная общественная сила в нашем государстве, при это, сила которая имеет своё мнение и будет отстаивать его до конца, так как это не просто вопрос принципа это вопрос её выживания и дальнейшего её существования. Именно поэтому имплементация будет сопровождаться серьёзными общественными конфликтами. Степень и характер этой, будущей борьбы напрямую зависит от двух факторов, насколько широкую поддержку получит РПЦ и возможен ли по спорным вопросам, достигнуть компромисса, который будет устраивать все стороны. Желаемым итогом такой борьбы, конечно, является достижение компромисса, который будет, приемлем и для православной церкви и для либералов. Однако, их позиции подчас настолько различаются, что по некоторым, самым острым вопросам компромисс между ними быть не может. Чем более вероятен последний вариант, тем более ожесточённой будет борьба за норму.

Пятая стадия имплементация, принятии моральной нормы в качестве правового установления, она не имеет каких-либо особенностей, и типична и происходит практически так же как в Европе.

Теперь, когда освещены все вопросы работы, в том числе и вопрос о содержании понятий права и мораль, об имплементации моральных норм в отечественное право, осталось лишь ответить на вопросы, поставленные в начале работы во введении, сделать главный вывод работы на этом и закончить её.

Заключение

В начале данной работы была поставлена цель на основании изучения вопросов соотношения прав и морали спрогнозировать морально — правовое развитие российского государства в XXI веке.

Для реализации данной целей были поставлены следующие задачи: изучить историю формирования понятий мораль и право, сформировать определения права и морали наиболее соответствующее современным философским, правовым, социальным и естественно — научным концепциям, исследовать реальное соотношение право и морали, в том числе изучить общее и отличительное черты в данных явлениях, а так же рассмотреть вопрос их взаимодействия и противоречий и последнее рассмотреть вопросы имплементации морали в право в том числе не только российский опыт, но и зарубежный.

Все вышеперечисленные задачи успешно выполнены. В частности, в первой, наиболее значительной по объёму, части работы была подробнейшим образом рассмотрена историческая эволюция представлений людей о морали и праве. Анализ собранного исторического материала, позволил выявить то, что в основе развития представлений о морали и праве лежит духовный процесс самосовершенствование человека. Основной идей эволюции морали и права была и остаётся идея постепенно проявляющейся свободы личности человека и всё более и более громче, заявляющего о себе человеческого разума. Тем самым была решена первая задача работы.

Идея проявляющейся свободы человеческой личности и её разума, органически соединённая с представлениями и философскими концепциями И. Кант, Гегеля, Ф. Ницше, В. Соловьёва, породила чёткое понимание того, что мораль и право, как социальные институты есть явления объективно — субъективного порядка имеющие не только феноменальную сущность, но и что не маловажно ноуменальную сущность. Согласно представлению о морали и праве, как об объективно существующих категориях вселенной были сформированы их новые определения. Мораль — это система норм поведения, людей которая построена исходя из совокупность субъективных взглядов людей на объективную природу мира, выражающуюся в понятиях добра, зла, свободы и других категориях органически вытекающих из них, и способствующая духовной эволюции человека. Право — естественное отражения, всеобщего закона в сфере социума, опосредованное сознанием человека и нашедшее своё физическое закрепление в виде источников современного права: законах, постановлениях, судебных решениях и т.д. Такое понимание права и морали, позволяет в дальнейшем указать возможные границы их развития, а так же осознать главную цель этого развития — постижения истины, а через нё приобретения человеком подлинной свободы. Таким образом, была решена вторая задача работы.

Создание новой трактовки права и морали, позволило перейти к рассмотрению реально существующего, их соотношения. Главный вывод этой части работы стало то, что не смотря на наличие у права и морали некоторых различии, они имею гораздо больше схожего это и структура, происхождение, систем оценок, предмета регулирования, цели и задачи. Большое количество точек взаимного соприкосновения морали и права с неизбежностью предопределяет возможность их тесного взаимодействия. Социальное взаимодействие права и морали, в том числе и в условиях современной российской действительности, подтверждает тезис о том, что право есть лишь минимум морали. При это следует отметить, что взаимодействие права и морали носит, по большей части, односторонний характер, моральные нормы формируют содержание правовых принципов, а через них, в значительной мере, и всего остального права.

Кроме вопроса взаимодействия для разрешения главного вопроса работы необходимо было рассмотреть вопросы противоречия права и морали. Подробный анализ существующих противоречий позволил классифицировать их по степени их разрешимости на: социальные (разрешимые) и на диалектические (неразрешимые).

Данная классификация противоречий имеет весьма важное значение, поскольку даёт понять, что не которые противоречия нельзя разрешит, что их существование есть проявление коренной, фундаментальной сущности мира и в конечном итоге предопределяет возможность дальнейшего эволюционного развития права и морали. Так была решена третья задача работы.

Анализ взаимодействия и противоречий права и морали, позволил в перейти к последней части работы рассматривающей вопросы имплементации морали в право. Главным выводом данной части работы стало то, что имплементация это процесс не просто механического переноса норм морали в содержание права, но духовный процесс сознательного, творческого преобразования, живой материи права в соответствии с представлениями о должном. Процесс имплементации это единство пяти стадий: создания моральной нормы, её осознание законодателем, формирование модели правовой нормы подлежащей имплементации, борьба за норму и принятие нормы. Наиболее важной ключевой стадией имплементации является стадия борьбы за модель права, поскольку именно в ней, имплементируема норма приобретает окончательное содержание. Особенное значение стадия борьбы приобретает в российских условиях, так как в нашей стране мораль всегда являлось особой сакральной сферой социальной жизни, вмешательство в которую расценивается крайне болезненно. Именно острота борьбы является главной особенностью российской имплементации. Так была решена последняя задача. Теперь после изложения основных результатов, подученных при решении поставленных задач необходимо, сделать основные выводы.

Имплементация моральных норм в сферу права на сегодняшний день в России практически не осуществляется, а это означает, что общество ведёт вне моральны образ жизни. Как и любой социальный процесс, процесс созидание морали нельзя запустить искусственно, нельзя навязать людям какую-то определённую мораль, она рождается стихийно и зависти от громадного числа мелких факторов. По этому, совершенно очевидно, что нет способов и рекомендаций, которые могли бы сделать быте людей моральным. Исходя из этого, единственным возможным вариантом действия при такой ситуации является просто выжидание, мораль является тем атрибутом человеческой цивилизации, который не исчезает на всегда, да бывают довольно большие периоды вне морального бытия, но рано или поздно они заканчиваются, созданием чего то нового более лучшего и светлого. В это смысле наша сегодняшняя вне моральность, есть лишь период выжидания, передышка для того, что бы окинуть взглядом пройденный путь и наметить себе дальнейший маршрут, а за этим всегда неминуем духовный и моральный подъём, культурный рассвет.

Надо отметить, что это новый духовный и моральны подъём несомненно уже начался. По этому, нет ни каких сомнений в том, что будущее русского народа и государства морально, а значит духовно и светло. Исходя из истории морального развития России, а так же расстановки общественных сил можно утверждать с уверенностью, что мораль в России будет иметь много нового, но это новое будет основываться на традиционном фундаменте христианских, православных парадигм. Однако, следует отметить, что это новая российская мораль с неизбежностью будет учитывать и рациональны опыт либерального запада, и духовный опыт востока. Как метко заметил Солженицын в одной из своих работ: «нам предстоит создать новую Россию, ещё никогда не бывшую». Грядущие времена дают нам новый шанс, необходимо лишь органически переработать восточный и западный опыт, и соединить его с тем, что существует у нас. При этом конечно следует помнить о том, что в процессе создание новой морали и дальнейшей её имплементации в право, ключевым фактором является общественная борьба, так как всё новое и по настоящему стоящее даётся только в ожесточенной борьбе в равной степени это относится и к праву и к морали.

мораль имплементация право противоречие

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/sootnoshenie-prava-i-morali/

1.Конституция Российской Федерации Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года (в ред. 30.12.2008) // Российская газета. — 2009 г. — №7. — 21 января.

2.Гражданский кодекс РФ, часть первая от 30.11.1994. №51 — ФЗ (ред. от 09.02.2009) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №7. — Ст. 775.

.Гражданский кодекс РФ, часть вторая от 26.01.1996. №14 — ФЗ (ред. от 09.04.2009) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №15. — Ст. 1983.

.Гражданский кодекс РФ, часть четвёртая от 18.12.2006. №230 — ФЗ (ред. от 08.11.2008) // Собрание законодательства РФ. — 2008. — №45. — Ст. 5147.

.Уголовный Кодекс РФ от 13.06.1996 №63 — ФЗ (ред. от 13.02.2009) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №7. — Ст. 788.

.Уголовно — процессуальный кодекс РФ от 18.12.2008 №174 — ФЗ (ред. от 14.03.2009) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №11. — Ст. 1267.

.Трудового кодекса РФ от 30.12.2001. №197 — ФЗ (ред. от 30.12.2008) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №1. — Ст. 17.

.Семейный Кодекс РФ от 29.12.1995 №223 — ФЗ (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ. — 2008. — №27. — Ст. 3124.

.Жилищный кодек РФ от 22.12.2004. № -188 (ред. от 23.07.2008) // Собрание законодательства РФ. — 2008. — №30. — Ст. 3616.

.ФЗ РФ №122-ФЗ от 02.08.1995. (ред. от 22.08.2004) «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов ФЗ РФ» // Собрание законодательства РФ. — 2004. — №35. — Ст. 3607.

.ФЗ РФ №164 — ФЗ от 08.12.2003 (ред. от 02.02.2006) «Об основах государственного регулирование внешнеторговой деятельности ФЗ РФ» // Собрание законодательства РФ. — 2006. — №6. — Ст. 636.

12.Агешин Ю.А. Политика, право, мораль / Ю.А. Агешин. — М.: Юрид. лит, 1982. — 160 с.

13.Алексеев Л.П. Категория нравственности и образованности в творческом наследии И.А. Ильина / Л.П. Алексеев, Н.С. Шаблыгин. М.: Фиро, 2006. — 51 с.

.Алексеев Н. Русский народ и государство / Н. Алексеев. — М.: Аграф, 1998. — 640 с.

.Алексеев С.С. Восхождение к праву / С.С. Алексеев. — М.: Норма, 2002. — 608 с.

.Алексеев С.С. Теория права / С.С. Алексеев. — 2-е изд. переработанное. — М.: БЕК, 1995. — 311 с.

.Антология мировой правовой мысли: в 5т. / под общ. ред. В.С. Нерсенсянца. — Мысль, 1999. — Т. 4. — 814 с.

.Апресян Р.Г. Идейные истоки новоевропейского понятия «мораль» / Р.Г. Апресян // Вестн. МГУ. №7 философия 2001. — С. 43.

20.Апресян Р.Г. Категорический императив: мораль — право — история / Г.Р. Апресян // Философские науки. 2007. — №7. — С. 168 — 176.

21.Апресян Р.Г. Природа морали / Р.Г. Апресян // Философские науки. — 1991. — №12. — С. 15 — 24.

22.Аристотель. Сочинения: в 4 т. / Аристотель. — М.: Мысль, 1984. — Т. 4. — 655 с.

23.Бакштановский В.Н. Прикладная этика: идея, основания, способ существования / В.Н. Бакштановский, Ю.В. Согомонов / Вопросы философии. — 2007. — №9. — С. 39 — 49.

.Бердяев Н.А. Философия неравенства / Н.А. Бердяев. — М.: Аст Москва, 2006. — 352 с.

.Бердяев Н.А. Судьба России / Н.А. Бердяев. — М.: Эксмо, 2004. — 736 с.

.Боков М.С. Мораль / М.С. Боков // Современный энциклопедический словарь. — М., Инфра — М, 2005. — С. 564.

.Васильев А.В. Теория государства и права: учебник / А.В. Васильев. — М.: Флинт, 2008. — 433 с.

.Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма/ М. Вебер. — М.: Прогресс, 1990. — 808 с.

29.Ветютнев Ю.Ю. О правопонимании Рональда Дворкина / Ю.Ю. Ветютнев // Журнал российского права. — 2005. — №10. — С. 93 — 102.

30.Владимир Петров Законом по платкам, крестам и кипам / Владимир Петров // Российская газета. — 2004. — №4365. — 9 апреля.

.Воловикова М.Н. Нравственно — правовые представления в российском менталитете. М.Н. Воловикова // Психологический Журнал. — 2004. — Т.25, №5. — С. 16 — 24.

32.Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. / Г.В.Ф. Гегель. — М.: Наука, 1978. — 438 с.

33.Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа: в 4 т. / Г.В.Ф. Гегель. — М.: АН СССР. Ин — т философии, 1959. — Т. 4. — 440 с.

.Гоббс Т. Левиафан: сочинение в 2 т. / Т. Гоббс. — М.: Мысль, 1989. — Т.2. — 612 с.

.Гоббс Т. Человеческая природа: сочинение в 2 т. / Т. Гоббс. — М.: Мысль, 1964. — Т. 1. — 583 с.

.Горелов А.В. Этика: учебное пособие / А.В. Горелов, Т.А. Горелова. — М.: Флинт, 2007. — 415 с.

.Грицанов А.А. Мораль / А.А. Грицанов // Философский словарь. — Минск: Издатель В.М. Скакун, 1999. — С. 441

.Губин В.Д. Основы этики: учебник для вузов / В.Д. Губин, Е.Н. Некрасова. — М.: Инфра — М, 2007. — 222 с.

.Даль В.И. Мораль / В.И. Даль // Толковый словарь живого великорусского языка. — М., Эксмо, 2008. — С. 452.

.Даль В.И. Пословицы русского народа: сборник В.И. Даля / В.И. Даль. — М.: Дрофа, 2007. — 816 с.

.Дарвин Ч. Происхождение видов / Ч. Дарвин. — М.: Издательство АН СССР, 1938. — 270 с.

.Зеленкова И.Л. Этика. Учебник для вузов / И.Л. Зеленкова. — Минск: Тетра Системс, 2000. — 144 с.

.Иеринг Р. Борьба за право / Р. Иеринг. — СПб.: Герольд, 1911. — 67 с.

.Ильин В.В. История философии: учебник для вузов / В.В. Ильин. — СПб.: Питер, 2003. — 731 с.

.Ильин И.А. Родина и мы: [Сборник] / Сост., отв. ред. Ю.Т. Лисица. — Смоленск: Посох, 1995. — 511 с.

.История политических и правовых учений: учебник / под ред. О.Э. Лейстера, Е.А. Воротилова, И.Ф. Мачин. — М.: Юрид. лит., 1997. — 575 с.

.Кант И. Метафизика нравов / И. Кант. — М.: Мир книг, 2007. — 400 с.