Понятие и виды источников международного права

Курсовая работа

Международный договор определяется Венской конвенцией о праве международных договоров как «международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования» (имеется в виду практика использования таких наименований, как «договор», «конвенция», «соглашение» «протокол», «устав» и т. д., при этом учитывается значение термина «договор» как родового понятия для всех нормативных актов в договорной форме).

Аналогичное определение международного договора дано в венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (естественно, с учетом своеобразия сторон в таких договорах).

Венская конвенция о праве международных договоров презюмирует возможность заключения договоров между государствами и другими субъектами международного права или только между другими субъектами международного права, из чего следует, что сторонами международных договоров могут быть не только государства и международные организации. Тот факт, что эти договоры не входят в сферу применения данной Конвенции, не затрагивает их юридической силы [1, c. 44].

Конвенция не исключает возможности заключения международных соглашений «не в письменной форме», т. е. устных (так называемых джентльменских) соглашений, но они, скорее, относятся к былым временам, чем к современности.

Международный договор может, как это и предусмотрено в Конвенции, представлять собой не один, а несколько взаимосвязанных документов. Нередко к основному договору дается дополнение в виде протокола или приложений, которые расцениваются как его составные части.

Известны случаи заключения комплекса договоров, каждый из которых считается самостоятельным источником международного права, но их толкование и реализация предполагают согласованное действие.

Интересен в этом плане пример заключения Договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности от 8 декабря 1987 г. Одновременно с Договором были приняты в качестве приложений к нему меморандум и два протокола. В дальнейшем были подписаны три соглашения между СССР и США, конкретизирующие отдельные положения Договора, и 13 «сопутствующих» соглашений, в которых одной из сторон являлись либо СССР, либо США, а их контрагентами выступали иные государства, на территории которых в то время были размещены подлежащие ликвидации ракеты.

4 стр., 1692 слов

Международные акты как источники права социального обеспечения

... права социального обеспечения достаточно сложна и противоречива. Она охватывает международные договоры и нормативные правовые акты практически всех уровней и нормотворческих органов. Международные акты ООН, МОТ, Совета Европы, а также договоры, заключенные государствами ...

Своеобразным комплексом можно считать договорные акты по морскому праву — Конвенцию ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 г., Соглашение об осуществлении части XI данной Конвенции от 29 июля 1994 г. и Соглашение об осуществлении положений этой Конвенции, которые касаются сохранения трансграничных рыбных запасов и запасов далеко мигрирующих рыб и управления ими, от 4 декабря 1995 г. [5, c. 73]

Международный договор характеризуется как основной источник международного права благодаря трем обстоятельствам. Во-первых, договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон, что благоприятствует толкованию и применению договорных норм. Во-вторых, договорным регулированием охвачены ныне все без исключения области международных отношений, государства последовательно заменяют обычаи договорами. В-третьих, договоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаимодействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства. Вполне закономерно государства, заключая Венскую конвенцию о праве международных договоров, признали «все возрастающее значение договоров как источника международного права и как средства развития мирного сотрудничества между нациями, независимо от различий в их государственном и общественном строе» [8, c. 115].

Особое значение приобрели общие многосторонние договоры, призванные регулировать отношения, которые представляют интерес для международного сообщества государств в целом. Подлинная эффективность таких договоров обусловлена закреплением права участия в них всех государств без какой бы то ни было дискриминации и обеспечением реальной универсальности таких договоров.

Так некоторые государства уклоняются от участия в Международных пактах о правах человека, несмотря на призывы к достижению их подлинной универсальности.

2.2 Международный обычай как источник международного права

Международный обычай — это такое правило поведения, которое в результате длительного и единообразного применения субъектами международного права в аналогичных ситуациях признается в качестве юридически обязательного.

Иными словами, для того чтобы определенное правило поведения стало международным обычаем, оно должно удовлетворять одновременно трем условиям: длительности и наличию повторения, проявлению в аналогичной ситуации, намерению субъектов международного права признавать такое правило поведения в качестве юридически обязательного. Если установилась устойчивая практика, образующая определенное правило, но не признающая за ним юридически обязательной силы, то перед нами не международный обычай, а обыкновение (usage) или правило международной вежливости (comitas gentum).

7 стр., 3083 слов

Источники международного права

... образом, источниками международного права будут считаться те формы, в которых выражены правила поведения субъектов меж-дународных отношений и которые сообщают этим правилам качество между-народно-правовой нормы. Источники международного права отличаются от источников националь-ного права, прежде всего, тем, что нормы международного права ...

У обыкновения и вежливости средства воздействия на объект не являются юридическими [15, c. 67].

«Историческая длительность» повторяемости правила поведения под влиянием научно-технического прогресса неуклонно сокращается. Если, например, на признание свободы судоходства в открытом море в качестве международного обычая потребовались века, то на признание свободы прокладки подводных кабелей и трубопроводов потребовалось значительно меньше времени, на признание свободы научных исследований — еще меньше, а на признание свободы исследования и использования космического пространства — минимальный срок.

В решении Международного суда по делу о континентальном шельфе Северного моря говорится, что «короткий период времени не является обязательно или сам по себе препятствием для образования новой нормы международного обычного права… необходимое требование состоит в том, чтобы в течение данного периода, каким бы коротким он ни был, практика государств, включая те государства, интересы которых затронуты особо, была бы как обширной, так и однообразной в аспекте соответствующего предписания. Более того, она должна осуществляться таким образом, чтобы продемонстрировать общее признание того, что речь идет именно о норме права или юридическом обязательстве» [12, c. 386].

Особенно велика роль обычных норм в регулировании отношений с вновь образующимися государствами. Отношения между не признающими друг друга правительствами зачастую могут строиться только на обычае, особенно если хотя бы одно из них еще не стало членом ООН. Нормам обычая принадлежит существенная роль не только в универсальном международном праве, но и в региональных системах международно-правового регулирования, где они служат формой существования как общих принципов, так и конкретных норм.

Теория международного права весьма далека от единодушной оценки роли обычных норм в современных условиях. Одни авторы, следуя концепции Г. Кельзена, полагают, что обычай — единственный источник международного права. По мнению других, обычай более высокая форма права, чем договор. Согласно третьим взглядам, обычай «становится все менее и менее подходящим для нужд современного международного сообщества». Некоторые же вовсе отрицают способность обычая внести сколько-нибудь существенный вклад в развитие международного права [4, c. 54].

Для создания обычных норм большое значение имеют многосторонние, двусторонние и односторонние официальные акты субъектов международного права, формулирующие их позиции по вопросу о наличии соответствующих норм или о необходимости их создания. Такие акты могут быть как правовыми (договоры, законы), так и политическими (совместные декларации, коммюнике, односторонние заявления, ноты).

Важным средством формирования международно-правового обычая являются решения международных организаций, с помощью которых обычные нормы не только формулируются, но и толкуются и проводятся в жизнь. Благодаря главным образом международным организациям формирование и толкование обычных норм становится все более коллективным процессом. Однако это не изменяет самой природы обычая как соглашения субъектов. Если речь идет об уже существующей норме, то резолюция международной организации может содействовать упрочению этой нормы и служить средством ее толкования. В случае если организация формулирует какие-либо новые правила, факт голосования за соответствующую резолюцию еще не означает принятия этих правил в качестве международно-правовых норм.

31 стр., 15378 слов

Принципы международного права

... государства одновременно является нарушением принципов суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой и т.д. Поскольку основные принципы международного права представляют собой международно-правовые нормы, они существуют в форме определенных источников международного права. ...

Природа обычая как соглашения субъектов определяет возможность существования универсальных и локальных обычаев в зависимости от круга признающих их государств. Универсальный обычай создается всеобщей практикой. Он может сложиться в практике нескольких государств и приобрести универсальный характер в силу признания его остальными государствами. Универсальная норма устанавливает правило, приемлемое в принципе для всех, вытекающее из всеобщей практики. Локальный или специальный обычай устанавливается практикой ограниченного числа государств и потому может быть приемлем для одних и неприемлем для других.

Утвердившиеся в международном праве обычные нормы должны соблюдаться всеми государствами. Они могут быть изменены или отменены только с достаточно четко выявленного согласия государств.

Соотношение между договором и обычаем в современном международном праве существенно отличается от существовавшего в XIX в. и даже в первой половине XX в., особенно с точки зрения их роли и значения в создании норм международного права.

Государства все чаще отдают предпочтение договорному способу создания норм международного права, который обладает рядом преимуществ по сравнению с обычным. Создание норм обычным путем является медленным и несколько неопределенным. Договорный процесс идет быстрее, согласование позиций государств здесь имеет явно выраженный характер. Он дает возможность всем заинтересованным государствам участвовать в создании норм международного права, сознательно, постепенно согласовывать позиции, приходить к компромиссу и находить баланс интересов [14, c. 60].

3.1 Акты международных конференций

Международные (межгосударственные) конференции завершаются, как правило, принятием итоговых документов, юридическая природа которых различна.

1. Конференция, созванная специально для разработки международного договора, завершается одобрением резолюции (иного акта) о принятии договора и открытии его для подписания государствами. В этом случае резолюция имеет лишь разовое, процедурное значение, а источником становится договор как результат действий государств по его подписанию, ратификации, введению в действие. Так, Конференция ООН в Сан-Франциско в апреле—июне 1945 г, завершилась принятием Устава ООН, здесь же подписанного представителями государств, затем ратифицированного и вступившего в силу. Третья Конференция ООН по морскому праву (1973—1982 гт.) завершилась 10 декабря 1982 г. принятием Заключительного акта Конференции и принятием Конвенции по морскому праву, сразу же открытой для подписания. На дипломатической конференции полномочных представителей ООН по учреждению Международного уголовного суда 17 июля 1998 г. был принят и открыт для подписания Римский статут Международного уголовного суда [2, c. 33].

2. Если конференция посвящается проверке состояния выполнения уже действующего многостороннего договора, то ее задача ограничивается заслушиванием информации, контрольными функциями, формулированием рекомендаций государствам. Например, с целью оценки результатов действия Договора о нераспространении ядерного оружия подобные конференции государств-участников проводятся каждые пять лет.

3. Конференция посвящается рассмотрению и решению новых проблем и завершается принятием итогового документа с разноплановым содержанием. Это и общий обзор ситуации, и рекомендации государствам-участникам, и разработка новых правил деятельности и взаимоотношений государств.

12 стр., 5872 слов

Международные конференции, договоры и организации по охране окружающей ...

... 2. Международный Социально-экологический Союз 3. Международные конференции по охране окружающей среды 4. Международные договоры 4.1 Региональные соглашения Заключение Используемая литература Неравномерность размещения природных ресурсов по территории Земли и стремление обладать тем, чего ...

Потсдамская (Берлинская) конференция руководителей трех государств — СССР, США и Великобритании, состоявшаяся 17 июля — 2 августа 1945 г., завершилась подписанием двух документов — Протокола и Сообщения о конференции. В Протоколе были зафиксированы предписания относительно обращения с Германией, территориальных вопросов, ответственности главных военных преступников. Нормативный и юридически обязательный характер этого итогового документа не вызывал сомнений [6, c. 74].

Принятый тридцать лет спустя, I августа 1975 г., Заключительный акт СБСЕ совмещал рекомендации по вопросам экономического, научно-технического и гуманитарного сотрудничества и нормативные положения о принципах, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях, и о мерах укрепления доверия (предварительное уведомление о крупных военных учениях и т. д.).

Характеристика мер укрепления доверия в этом акте, а затем в итоговом документе Стокгольмской конференции от 19 сентября 1986 г. может расцениваться как совмещение политических и юридических обязательств. Юридический аспект обязательств выражается в следующем: во-первых, они связаны с регулированием отношений между государствами — участниками СБСЕ; во-вторых, имеют общий характер и должны реализовываться во всех предусмотренных случаях; в-третьих, используемые формулировки имеют форму долженствования («государства должны…», «будут предоставлять…», «будут обеспечивать…»); в-четвертых, предусмотрены меры контроля за соблюдением согласованных мер, инспекции. Меры доверия — это новые правила межгосударственного сотрудничества [8, c. 122].

Неоднократные ссылки в последующих договорах на Заключительный акт и на другие документы СБСЕ сформулированы так, что не оставляют сомнений в признании их юридической силы и нормативности, а это — свидетельство статуса этих актов как источников международного права.

И сам процесс преобразования СБСЕ в ОБСЕ юридически был регламентирован актами самого СБСЕ — Парижской хартией 1990 г., Хельсинкским документом 1992 г., Будапештскими решениями 1994 г.

В литературе распространена и иная точка зрения, не признающая за актами СБСЕ качеств источника международного права. Один из весомых аргументов — формулировки самих отдельных актов СБСЕ. Например, в Документе Стокгольмской конференции 1986 г. было сказано, что принятые в нем меры являются «политически обязательными». В принятый на Будапештской конференции в декабре 1994 г. Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности, включены слова, что закрепленные в Кодексе положения «носят политически обязательный характер» [8, c. 123].

С такой характеристикой связано заявление о том, что данный документ не подлежит регистрации согласно ст. 102 Устава ООН (эта процедура предусмотрена для международных договоров).

Но речь и не идет о «тождестве» актов международной конференции и международных договоров. Что же касается тезиса о политической обязательности, использованного лишь в отдельных актах, то его интерпретация не может игнорировать реальных юридических предписаний, нормативных формулировок, содержащихся в указанных актах СБСЕ, как и в некоторых других, а также не учитывать соотношения между этими актами и последующими международными договорами, последующей практикой государств.

3 стр., 1221 слов

Возникновение общего права в Англии. Суд присяжных

... новых корректив, призванных восполнить пробелы общего права. Суд присяжных заседателей по праву называется детищем "общего права". Англосаксонская модель судебного следствия в суде присяжных, возникнув в XII веке в Англии, стала исторически первым процессуальным институтом исследования ...

3.2 Акты международных организаций

Статус актов международных межправительственных организаций определяется их уставами. В пределах своей компетенция органы этих организаций принимают, как правило, акты-рекомендации либо акты правоприменительного характера. Так, согласно ст. 10, 11, 13 Устава ООН Генеральная Ассамблея уполномочена «делать рекомендации», а согласно ст. 25 члены ООН подчиняются решениям Совета Безопасности, но сами эти решения связаны с его правоприменительной деятельностью [10, c. 56].

Сама по себе международная организация не вправе превращаться в международного «законодателя». Вместе с тем государства — члены организации могут использовать организацию для нормотворческой деятельности. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН принимаются резолюции, фиксирующие одобрение от имени Организации разработанных в ее рамках международных договоров. Так было в отношении Договора о нераспространении ядерного оружия (1968 г.), Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1971 г.), Международных пактов о правах человека (1966 г.), Международной конвенции о борьбе с захватом заложников (1979 г.) и других актов. В этих случаях текст договора публикуется в документах ООН в виде приложения к резолюции Генеральной Ассамблеи. Но именно договор (после его подписания государствами и вступления в силу), а не резолюция, приобретает значение источника международного права. Аналогичный метод применяется и в других международных организациях универсального характера. Несколько примеров: в рамках Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) были приняты тексты Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии и Конвенции о помощи в случае ядерной аварии или радиационной аварийной ситуации (1986 г.), в рамках МОТ — текст Конвенции о племенных и ведущих коренной образ жизни народах в независимых странах (1989 г.), в рамках ООН по вопросам образования, науки и культуры — Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (1970 г.).

Вместе с тем выделяются своей особой юридической значимостью те акты международных организаций, которым самими государствами-членами придается нормативный характер. Такие резолюции принимаются главными (высшими) органами организаций в соответствии с их функциями в тех случаях, когда эффективное осуществление этих функций невозможно без создания новых форм международного права и, следовательно, придания резолюциям статуса источников международного права.

Можно считать общепризнанной обязательную юридическую силу норм Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1514 (XV) от 14 декабря 1960 г. «Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам». Этот акт не ограничивался подтверждением или толкованием действовавших в то время международно-правовых норм, а в соответствии с целями и принципами Устава ООН установил новые императивные нормы относительно полного запрещения колониализма и обязанности немедленного предоставления независимости народам колоний. Это означало новое, по сравнению с гл. XI— XIII Устава ООН, решение вопросов, затрагивающих статус несамоуправляющихся территорий и международной системы опеки. Примечательно, что в последующих документах ООН и в актах нашего государства ссылки на положения Декларации равнозначны по юридической характеристике ссылкам на международные договоры [13, c. 77].

3 стр., 1441 слов

Понятие и кодификация права международных договоров

... (или универсальные) и местные. Общие многосторонние договоры - это договоры, которые касаются кодификации и прогрессивного развития международного права, или договоры, объект и цель которых представляют интерес для ...

Спорной считается в науке оценка Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV) от 24 октября 1970 г. «Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций». Суждение о том, что роль Декларации сводится к толкованию уже закрепленных в Уставе ООН принципов, вызывает возражение, поскольку в Декларации осуществлена конкретизация принципов Устава, сформулированы права и обязанности государств согласно каждому принципу. Такая конкретизация есть не что иное, как нормотворчество. Соответственно акт кодификации и конкретизации основных принципов есть по сути своей нормативный акт, т. е. источник международного права.

Своеобразна нормотворческая роль Генеральной Ассамблеи ООН в принятии поправок к Уставу ООН и к Статуту Международного Суда ООН. Согласно ст. 108 Устава и ст. 69 Статута поправки принимаются Генеральной Ассамблеей и ратифицируются государствами — членами ООН. В практике деятельности ООН такие резолюции, касавшиеся ст. 23, 27, 61, 109 и имевшие нормативный характер, принимались трижды — в 1963, 1965 и 1971 гг.

Недавно в нормотворческую деятельность включился и Совет Безопасности ООН, решения которого до сих пор ограничивались правоприменением. Значение источника международного права имеет утвержденный его резолюцией 827 от 25 мая 1993 г. Устав (Статут) Международного трибунала с целью судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права на территории бывшей Югославии [11, c. 91].

Относительно деятельности некоторых других международных организаций можно констатировать принятие ими административно-регламентационных актов типа стандартов Международной организации гражданской авиации (ИКАО), санитарных правил ВОЗ, правил МАГАТЭ по безопасному обращению с радиоактивными материалами. Возможность принятия правил в рамках Международного органа по морскому дну предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву (ст. 160, 162 и др.).

При положительном отношении государств такие правила могут восприниматься как нормативные положения.

В рамках ООН и других международных организаций действуют принимаемые их органами акты, относящиеся к их внутренней жизнедеятельности, но содержащие не только правила внутриорганизационного характера, но и нормы взаимоотношений организации (ее органов) и государств-членов (например, предписания резолюций Генеральной Ассамблеи о взносах государств-членов в бюджет ООН).

Совокупность таких нормативных положений принято называть внутренним правом ООН либо внутренним правом какой-либо иной организации.

3.3 Акты международных судебных органов

Анализ деятельности международных судебных органов показывает, что суды в качестве основания при вынесении решения часто ссылаются на выводы, сформулированные ими в ранее принятых решениях. Это особенно характерно для Европейского Суда по правам человека. Суда Европейских сообществ, Экономического Суда СНГ и некоторых других, Причина использования судебных решений в качестве прецедентов обусловлена отсутствием необходимых договорных и обычно-правовых норм, непосредственно регулирующих спорное правоотношение. В международном праве судебные решения, как правило, понимают как вспомогательное средство для определения правовых норм (п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда ООН).

4 стр., 1760 слов

Право международных организаций и конференций

... норм права, международных организаций. «Внешнее право» международных организаций обозначает арсенал правовых средств, с помощью которых международные ... заключение международного договора . Это предполагает созыв международной конференции для ... международных должностных лиц, находящихся на службе в международной организации и ответственных только перед ней; органы, состоящие из лиц в личном качестве ...

Вспомогательный характер прецедентных решений обусловлен их юридической природой. В случае отсутствия необходимой нормы, на основании которой может быть разрешен спор, суд нередко обращается к общепризнанным принципам права либо к нормам общего характера и на их основе вырабатывает новое, конкретизирующее общую норму правило, применимое к сложившейся ситуации. Сформулированное таким образом положение (правовая позиция) не должно противоречить иным действующим нормам международного права. Однако следует отметить, что данное правило будет являться самостоятельной нормой лишь в случае, если содержит в себе положения, которые развивают, конкретизируют предписания, содержащиеся в самом принципе или норме [3, c. 23].

Правовая позиция, являясь частью судебного решения, обязательна прежде всего для сторон — участников спора, в силу соглашения о признании юрисдикции суда. Однако ею оказывается связан и суд, непосредственно создавший норму, который в данной ситуации выступает как специальный международный орган и самостоятельный субъект международного права. В этом заключается двойственность юридического характера правовых позиций. С одной стороны, они выступают как партикулярные нормы, на основании которых разрешен спор между сторонами. С другой — суд при рассмотрении аналогичного спора с участием иных сторон не может игнорировать установленную ранее и зафиксированную в решении конкретизирующую норму и должен ее применить. В противном случае нарушался бы принцип справедливости, являющийся общепризнанным в любой правовой системе.

Наряду с правовыми позициями, имеющими общий характер, международные суды своими решениями могут создавать еще одну категорию норм, встречающихся в решениях по территориальным спорам. Данные споры рассматриваются судебным органом, как правило, с согласия спорящих сторон, в силу чего вынесенные решения являются для них обязательными. Так, например, решением от 22 декабря 1986 г. Международный Суд ООН определил линию границы между государствами Буркина-Фасо и Мали. Возникает вопрос, в чем различие между договорными нормами, устанавливающими линию границы, и данным решением? По-видимому, лишь в механизме их создания. Правовые же последствия принятия этих актов идентичны [3, c. 24].

Для международного права, в отличие от права внутригосударственного, характерно обилие двусторонних норм. При этом общеобязательность такой нормы заключается не в неограниченном круге субъектов, которым она адресована, а в возможности ее неоднократного применения. Юридическая сила судебного решения по вышеупомянутому спору аналогична силе международного договора. Иными словами, можно сказать, что Суд создал двустороннюю норму, регулирующую отношения между сопредельными государствами, так как решение не только разрешает существующий спор, но и будет в последующем регламентировать отношения между государствами по данному вопросу. Следовательно, судебное решение в определенных случаях может одновременно выступать и как юридический факт, и как норма права.

В отличие от Международного Суда ООН возможность принятия нормативных (прецедентных) решений такими международными судебными органами, как Суд Европейских сообществ, Европейский Суд по правам человека, Экономический суд СНГ, является фактом общепризнанным. Анализ практической деятельности этих судов со всей очевидностью подтверждает данный вывод. Более того, прецедентный характер решений Экономического суда СНГ подтвержден нормативными актами, непосредственно регламентирующими деятельность данного судебного органа. Так, согласно п. 29 Регламента Экономического суда СНГ, утвержденного постановлением Пленума Суда от 10 июля 1997 г., Суд рассматривает дела и разрешает споры на основе норм материального права, применяя наряду с актами органов и институтов Содружества, международными договорами, обычаями, общепризнанными принципами международного права, общими принципами права, признанными в государствах — участниках Содружества, и такие источники, как постановления Пленума и решения Суда, носящие прецедентный характер [3, c. 26]. публичный право договор акт конференция

9 стр., 4473 слов

Качество питьевой воды и здоровье человека

... на правильном питании, активности и потреблении чистой воды. При таком большом значении воды для человека, вода должна быть соответствующего качества, если же вода содержит какие-либо вредные вещества, то они ... для профилактики кариеса, особенно у детей. Содержание фторидов в питьевой воде выше санитарных норм (не более 1,5 мг/л) оказывает вредное воздействие на здоровье человека. Фтор является ...

Для более точного уяснения сущности создаваемых международными судебными органами норм необходимо четко отграничить их от иных норм международного права. Противники признания международного судебного прецедента в качестве источника права нередко искажают его юридическую природу. Не отрицая самого факта закрепления судом в своих решениях новых правовых положений, они считают их либо обычно-правовыми нормами» либо связывают их с доктриной. Действительно, Суд вправе применять при рассмотрении дел обычные нормы, в связи с чем они находят отражение в его решениях. Однако смысл большинства высказываний по этой проблеме в отечественной литературе сводится к тому, что любые нормы недоговорного характера, содержащиеся в судебных решениях, имеют природу обычного права. Такой подход не соответствует сложившемуся в международном праве понятию обычая. Действия, составляющие практику, ведущую к образованию обычного права, по мнению Международного Суда ООН, должны быть таковыми или осуществляться таким образом, чтобы быть доказательством убеждения, что практика стала обязательной, в связи с существованием нормы права, требующей этого. Соответствующие государства должны, следовательно, чувствовать, что они выполняют правовую обязанность. Частота или даже обычный характер действий недостаточны сами по себе.

Влияние Суда на процесс становления обычая заключается в том, что, применяя обычай при разрешении спора, Суд лишь авторитетно подтверждает факт его существования. При этом судебное решение не выступает в качестве источника нормы обычного права. Суд не может сформировать обычай в силу особенностей его юридической природы. Данное правило поведения складывается непосредственно в процессе взаимоотношений государств и признается ими в качестве юридически обязательного. Суд не вправе выступать и в качестве первооткрывателя нормы, созданной не самим Судом, а иными субъектами права [1, c. 88].

Напротив, в основе международного судебного прецедента лежит прежде всего не практика государств, а коллективное решение судей. Поэтому в отношении судебных решений, содержащих положения, конкретизирующие ту или иную норму международного права либо восполняющие пробел в праве, нельзя применить определение обычая, данное в ст. 38 Статута.

Нельзя поставить знак равенства и между судебным прецедентом и доктриной. Под доктриной в международном праве понимается система взглядов и концепций, изложенная в научных трудах юристов-международников. Суд является международным органом, созданным государствами и наделенным ими определенной компетенцией. Поэтому решение Суда является решением международного органа, а не отдельных индивидов — специалистов в области права. Государства исполняют решение этого органа. Мнение каких бы то ни было специалистов, не обладающих специальной правоспособностью, не может быть юридически обязательным для государств. В противном случае можно было бы говорить о том, что международный договор заключается не государствами, а государственными чиновниками и отражает их мнение по регулируемому вопросу [3, c. 27].

Таким образом, можно сделать вывод о самостоятельной роли судебного решения как источника международного права, имеющего особую юридическую природу. Анализ норм, зафиксированных в прецедентных решениях международных судебных органов, позволяет выделить эти особенности.

Во-первых, прецедентные нормы в международном праве всегда принимаются в развитие каких-либо действующих норм: договорных, обычных либо норм-принципов. Из этого следует, что прецедентные нормы по отношению к названным международно-правовым нормам выступают в качестве производных. Данная особенность выражается в том, что их действие непосредственно связано с действием «основной* нормы, послужившей исходным материалом для их создания. Поэтому изменение или отмена, к примеру, какого-либо положения договора, на основании которого был создан прецедент, влечет за собой прекращение действия прецедентной нормы. В этом аспекте международный судебный прецедент можно сравнить с подзаконным актом во внутригосударственном праве.

Во-вторых, действие прецедента распространяется в отношении только тех государств, которые связаны «основной» нормой. В-третьих, суд, создавший прецедент, вправе его отменить либо изменить как «устаревший», не отвечающий новым условиям жизни общества.

3.4 Иные источники международного права

Внутренние законы государств и решения национальных судов также могут оказать определенное влияние на процесс формирования норм международного права. Чтобы стать международно-правовой нормой, положение национального закона или решение национального суда должно получить признание в качестве таковой со стороны государств через международный договор или международный обычай.

Доктрина международного права , т.е. научные труды юристов-международников, оказывает существенное влияние на развитие международного права. Научные труды специалистов в области международного права помогают лучше понять конкретные принципы, нормы и институты данной системы права. В них могут содержаться предложения относительно новых правил международного поведения. Однако для того чтобы стать юридически обязательной международно-правовой нормой, доктрина также должна получить признание в качестве таковой со стороны государств.

Общие принципы права. К общим принципам права в международном праве относятся, например, такое положение: «lex specialis derogat generali, lex posterior derogat priori, nemo plus juris transfee potest quam ipse habet, res iudicata» («нельзя передать другому больше прав, чем те, которыми ты владеешь») [4, c. 19].

Наличие общих принципов, свойственных национальным правовым системам, не означает, что они тем самым становятся общими принципами права в международном праве. Для того чтобы стать таковыми, они должны войти в международное право через международный договор или международный обычай.

При этом надо иметь в виду, что далеко не все принципы права, общие для национальных правовых систем, могут быть применимы в международном праве и стать частью международного права.

Таким образом, «общие принципы права» в международном праве — это юридические понятия, постулаты, правила юридической логики и юридической техники, которые применяются как в национальных правовых системах, так и в международном праве в процессе толкования и применения правовых норм.

Понятие «источник» охватывает не только форму существования нормы, но и способ ее создания, например с помощью договора или обычая. Термин «источники международного права» прочно утвердился в теории и практике. Об источниках международного права говорится, например, в преамбуле Устава ООН. Все это, однако, не должно вести к упрощению связанных с источниками вопросов.

Поскольку источники являются методом создания и формой существования норм, то их виды должны быть определены самим международным правом. Согласно последнему общепризнанными источниками общего международного права являются договор и обычай. В этом качестве о них говорится, например, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

При определении круга источников принято ссылаться прежде всего на ст. 38 Статута Международного Суда ООН. В ней говорится, что, решая споры на основе международного права, Суд применяет конвенции, обычай, общие принципы права, признанные цивилизованными народами. В качестве вспомогательных средств для определения правовых норм могут применяться судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов.

Статья 38 подвергается обоснованной критике. В этом нет ничего удивительного. Она была сформулирована после Первой мировой войны для Постоянной палаты международного правосудия. Нормативный материал того времени был незначителен. Отсюда указание на возможность использования общих принципов права, а также в качестве вспомогательных средств — судебных решений, трудов специалистов.

С другой стороны, не указаны более важные акты — резолюции международных организаций, которым принадлежит сегодня важная роль в общем процессе формирования норм международного права, результаты которого облекаются в форму договора или обычая. Значительна их роль и в толковании существующих норм. Тем не менее эти резолюции редко являются непосредственным источником международного права. В таком качестве они выступают в основном в рамках наднациональных международных объединений, подобных Европейскому союзу.

Договор и обычай являются универсальными источниками, их юридическая сила вытекает из общего международного права. В отличие от этого правотворческие решения организаций считаются специальными источниками. Их юридическая сила определяется учредительным актом соответствующей организации.

Значение источников права для укрепления законности в правовом государстве. Виды источников права, их юридическая характеристика. Место обычаев, законов, подзаконных актов, актов государственных органов в системе источников права Республики Казахстан.

дипломная работа