Компетенция Европейского суда по правам человека

Контрольная работа
  • Компетенция Европейского суда по правам человека
  • В соответствии со ст. 1 Конвенции каждое государство-участник обеспечивает каждому человеку, находящемуся под его юрисдикцией, гарантированные Конвенцией права и свободы.1 Юрисдикция государства распространяется прежде всего на территорию, и соответственно юрисдикция Суда распространяется на территорию, охватывающую всех участников Конвенции.

    Из общего принципа, вытекающего из ст.1 Конвенции следует, что Суд компетентен рассматривать только те дела, где речь идет о нарушениях прав и свобод, гарантированных Конвенцией, и решения Суда могут основываться только на ее нормах.

    О компетенции Европейского суда по правам человека в очень сжатой форме говорится в ст. 32 (Компетенция Суда) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности в ней сказано, что в ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть ему переданы в случаях, предусмотренных положениями статей 33 (Межгосударственные дела), 34 (Индивидуальные жалобы) и 47 (Консультативные заключения).

    Следует сказать о том, что защита прав и свобод, это, прежде всего, задача самих государств-участников. Роль же Европейского суда по правам человека субсидиарна, т.е. носит дополняющий характер и состоит в рассмотрении конкретных споров о нарушении прав и свобод, которые не удалось решить на национальном уровне. Таким образом, субсидиарность означает, что компетенция Суда в отношении национального правопорядка государств-участников существенно ограничена.

    Рассматривая жалобу о нарушении какого-либо права, защищаемого Конвенцией, Суд не может не обратиться к нормам внутреннего права государства, против которого поддона жалоба. Однако Страсбургский Суд признав Конвенцию нарушенной, тем не менее не вправе отменять правовые нормы и акты внутреннего законодательства, требовать такой отмены или осуществления каких-либо иных властных мер по обстоятельствам рассмотренного дела. Кроме того, Страсбургский Суд не вправе отменить по жалобе заявителя приговор или решение, вынесенное национальным судом; он не является вышестоящей инстанцией по отношению к национальной судебной системе. К тому же решения Европейского Суда, в том числе и по тем делам, где в качестве ответчика выступало данное государство, не носят характера обязательного прецедента для законодателя и судебной системы государства-ответчика.

    7 стр., 3335 слов

    Европейский суд по правам человека

    ... основании Конвенции были образованы два органа – Европейская комиссия по правам человека и Европейский Суд по правам человека, которые наделены полномочиями по рассмотрению ... Под, правом, гарантированным Конвенцией, подразумевается “общее наследие идеалов, свободы и верховенства права”. Под юрисдикцию Европейского Суда ... периода. Фрагмент работы для ознакомления 35 (п. 4)”В Конвенции, однако, оговорена ...

    Осуществление Судом своей компетенции является беспристрастным, что обусловлено его наднациональным характером. В этом смысле показательно дело «Вилле против Лихтенштейна». В 1997г. Князь – глава государства Лихтенштейн – отказался утвердить Представление парламента о назначении на новый срок Председателя Административного Суда Герберта Вилле по той причине, что в 1992г., когда Вилле занимал пост вице-премьера у него были разногласия с князем относительно вступления Лихтенштейна в ЕЭС, а уйдя затем в отставку, Вилле опубликовал критическую статью, в которой, в частности, затрагивал конституционно правовой статус князя. Последний открыто признал, что именно эта публикация послужила ему в 1997г. основанием для отказа в переназначении Вилле. Герберт Вилле, в свою очередь, посчитал, что таким образом нарушено его право на свободу выражения мнения. Однако в государственной системе Лихтенштейна ни один орган (включая Конституционный суд) не мог рассмотреть жалобу Г. Вилле, поскольку она была направлена против главы государства. Вилле обратился в Европейский суд по правам человека, который решением от 28 октября 1999г., признал, что заявитель является жертвой нарушения как ст. 10 (Свобода выражения мнения), так и ст. 13 (Право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции.

    Суд неоднократно подчеркивал в своих решениях, что он не дает никаких указаний, тем более обязательных, государствам ответчикам в отношении их законодательной, судебной или иной деятельности.

    Следует сказать и о принятом в 1963 году Протоколе № 2, который ввел институт консультативных заключений Суда. Впоследствии Протокол был инкорпорирован в текст Конвенции (ныне ст. 47-49, детализированные Регламентом, ст.82-90).2

    Нормами этого института установлено, что:

    • консультативные заключения Суда могут иметь своим предметом юридические вопросы, касающиеся толкования только самой Конвенции и Протоколов к ней; тем самым все иные акты Совета Европы не охватываются этой компетенцией Суда;
    • Суд может давать консультативные заключения только по запросам Комитета министров, куда и должны обращаться заинтересованные государства;
    • все, что должно быть рассмотрено в судебном порядке не может решаться с помощью консультативных решений Суда;
    • вопрос о том, относится ли данный запрос Комитета министров к компетенции Суда, решает сам Суд.

    Однако эта компетенция не используется и хотя, в течение 30 лет после вступления в силу Протокола № 2 Суд не дал ни одного консультативного заключения, эта компетенция в 1998г. была сохранена в новой редакции Конвенции и детализирована в Регламенте.

    1. Оговорки, сделанные Российской Федерацией при присоединении к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод

    5 мая 1998 г. Россия, сдавая на хранение документы о ратификации европейской Конвенции о защите прав человека (далее ЕКПЧ), сделала две оговорки, обе связаны с действующим в настоящее время уголовно-процессуальным кодексом. Прежде чем анализировать их в деталях, я остановлюсь на юридических основаниях подобных оговорок.

    Статья 57 (в предшествующей редакции ЕКПЧ это была статья 64) предусматривает, что при подписании Конвенции или при сдаче на хранение ратификационной грамоты каждое государство вправе сделать оговорку в отношении любого отдельного положения Конвенции в связи с тем, что какой-то конкретный закон, действующий в это время на территории государства, не соответствует этому положению.3 Оговорки общего характера в соответствии с данной статьей не допускаются. Это положение Конвенции спорно. Комментируя его, П. Ван Дийк (P. van Dijk) и Г. ван Хооф (G. van Hoof) , отмечают, что предоставление государствам этой возможности, по-видимому, вступает в противоречие с презумпцией универсального характера прав человека. Развивая эту мысль, они пишут: «если одной из целей Конвенции в соответствии с Преамбулой является достижение большего единства между членами Совета Европы и одним из средств достижения этой цели является утверждение и дальнейшее укрепление прав человека и основных свобод, то искомое единство может достичь такой стадии, когда не останется места для серьезных расхождений между государствами-членами в принципиальных вопросах, относящимся к принятым ими на себя обязательствами по защите прав человека».

    12 стр., 5802 слов

    Правовой статус судьи Конституционного суда Российской Федерации

    ... характеристике служебных отношений, которые затрагивают конституционный статус судей. Авакьян С. А. Целью задачи : понятие и полномочия Конституционного Суда РФ ; статус судей и деятельность Конституционного Суда РФ ; статус судьи Конституционного Суда Российской Федерации; прекращение полномочий судьи Конституционного Суда. Во введении дается общая характеристика ...

    Тем не менее, оговорки допустимы, хотя и подлежат судебному контролю со стороны Европейского Суда по правам человека (соответствующие решения принимались по ряду дел).

    Сделанные Россией оговорки относятся к разделам 3 и 4 статьи 5 ЕКПЧ, в которых говорится: «3. Каждое арестованное в соответствии с положениями пункта 1 (с) данной статьи лицо незамедлительно доставляется к судье или к другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может ставиться в зависимость от предоставления гарантии явки в суд.

    4. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство, в ходе которого суд безотлагательно решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если задержание незаконно».

    Сделанные Россией оговорки состоят в следующем: «Российская Федерация в соответствии со статьей 64 Конвенции заявляет, что положения пунктов 3 и 4 статьи 5 не препятствуют применению нижеследующих положений законодательства Российской Федерации:

    • санкционированного абзацем вторым пункта 6 раздела второго Конституции Российской Федерации 1993 года временного применения установленного частью 1 статьи 11, частью 1 статьи 89, статьями 90, 92, 96, 96.1, 96.2, 97, 101 и 122 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 27 октября 1960 года, с последующими изменениями и дополнениями порядка ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;

    — основанных на пункте 2 статьи 26 Закона Российской Федерации «О статусе военнослужащих» статей 51-53 и 62 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 года № 2140, устанавливающих арест с содержанием на гауптвахте в качестве меры дисциплинарного взыскания, налагаемой во внесудебном порядке на военнослужащих – солдат, матросов, сержантов, старшин, прапорщиков и мичманов.

    12 стр., 5870 слов

    Источники российского уголовно-процессуального права

    ... Российской Федерации и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации)». § 2. Российское ... возможность, при определенных обстоятельствах, содержания под стражей до окончания предварительного расследования ... стран процессуальные институ­ты, совершенно оторванные от российских реалий ... уголовного судопроизвод­ства, сосредоточены главным образом в главах 2 и 7, которые посвящены правам ...

    Срок действия этой оговорки ограничен периодом, который потребуется для внесения в законодательство Российской Федерации изменений, полностью устраняющих несоответствия указанных выше положений положениям Конвенции».

    Этих оговорок нужно было ожидать, имея в виду, что Конституции 1993 г. (принятая на референдуме 12 декабря 1993 г.)4 содержит Раздел второй «Заключительные и переходные положения». Во втором абзаце п. 6 этого раздела говорится, что «До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления».

    Нужно отметить, что оговорка в отношении параграфа 4 статьи 5 относится только к аресту военнослужащих, поскольку во всех остальных случаях ареста и заключения под стражу обращение к суду допускается. Возможность обращения к суду появилась после внесения в 1992 г. поправок в УПК РФ, который был дополнен статьями 220.1(Обжалование в суд ареста или продления срока содержания под стражей) и 220.2(Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей).5 Таким образом, положения Раздела второго Конституции не содержат никаких положений, относящихся к аресту и содержанию под стражей военнослужащих.

    Проф. И. Петрухин указывает еще на два пункта, в которых УПК РФ противоречит ЕКПЧ. Во-первых, это касается статьи 89 «Применение мер пресечения», которая разрешает применить одну из мер пресечения. «При наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый … воспрепятствует установлению истины по уголовному делу». Такое основание не предусмотрено в пункте 1 статьи 5 ЕКПЧ, в которой есть только «с) законный арест или задержание лица … когда имеются основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения». Проф. И. Петрухин считает также, что оговорки в той мере, в которой они касаются статей 96.1 (Порядок содержания лиц, заключенных под стражу) и 96.2 (Сроки содержания лиц, заключенных под стражу, в изоляторах временного содержания), сделаны с учетом того, что Закон Российской Федерации «О содержании под стражей лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении уголовных преступлений» не обеспечивает прав заключенных в той мере, чтобы соответствовать требования статьи 3 ЕКПЧ, в которой говорится о пытках и бесчеловечном или унижающим достоинство обращением с заключенными.

    Кроме того, статья 97 УПК РФ «Сроки содержания под стражей» нарушает требование ЕКПЧ о «разумности» срока досудебного содержания под стражей. Дело в том, что в России человек может находиться в предварительном заключении до двух лет, тогда как в Германии этот срок ограничен годом, в Шотландии 110 днями, а в США (хотя США не член Совета Европы) – 120 днями. Во всех этих странах суд осуществляет надзор над сроками предварительного заключения.

    В параграфе 14 Информационного доклада от 2 июня 1998 Комитету Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) отмечалось, что, несмотря на то, что данные оговорки до некоторой степени ограничивают защиту лиц при аресте в том, что касается необходимости письменного разрешения суда, они не умаляют значения принятия Россией всех остальных положений Конвенции. Наряду с этим доклад рекомендовал ПАСЕ следить за тем, чтобы эти оговорки были сняты как можно скорее, и уж, во всяком случае, не позже, чем через один год.

    8 стр., 3943 слов

    Побег из мест лишения свободы, из-под стражи, из-под ареста

    ... решения некоторых проблем квалификации побега из места лишения свободы из-под ареста или из-под стражи; рассмотреть причины и условия, способствующие совершению преступления, предусмотренного ст. 313 УК РФ; ... на себя Россией, действующие уголовное и уголовно-исполнительное законодательства Российской Федерации, подзаконные нормативные акты, регулирующие отношения в исследуемой сфере, руководящие ...

    Со времени составления упомянутого доклада произошли определенные позитивные сдвиги. В соответствие со статьями 218 и 220 УПК РФ жалобы на действия органа дознания или следователей могут быть рассмотрены только прокурором, жалобы на решения прокурора приносятся вышестоящему прокурору. Тем не менее, 23 марта 1999 г. Конституционный суд Российской Федерации принял решение по жалобе четырех граждан и компаний на то, что на основании этих статей им было отказано в рассмотрении их жалоб в суде общей юрисдикции. Их жалобы касались приостановления производства по уголовному делу, продления срока предварительного расследования, производства обыска, наложения ареста на имущество и возбуждения уголовного дела. Суд в своем решении признал эти статьи УПК противоречащими статья 46 и 52 Конституции, которая гарантирует судебную защиту прав и свобод граждан, право на доступ к правосудию и на компенсацию ущерба, причиненного действиями должностных лиц. Таким образом, все действия прокурора, связанные с производством по уголовному делу, могут быть теперь обжалованы в суде.

    Остается наиболее важная для России проблема: арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо не доставляется автоматически в суд, как этого требуют ЕКПЧ и МПГПП, а то, что он (или она) получили теперь право обжаловать свой арест в суде, не является еще выполнением требований этих международных договоров. То есть Россия нарушает их, хотя в принципе это легко было бы исправить, приняв новый уголовно-процессуальный кодекс. Проблема состоит в сохранении роли и власти прокуратуры, о чем еще пойдет речь ниже.

    1. Основные правовые позиции, сложившиеся в ходе применения Европейским судом по правам человека конвенционного положения, гарантирующего осуждение исключительно на основании закона

    Четырьмя голосами против трех Европейский Суд по правам человека постановил, что в деле № 36376/04 «Кононов против Латвии» была нарушена статья 7 («Наказание исключительно на основании закона») Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Согласно этому Постановлению, государство-ответчик обязано выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.6 Другие материальные претензии Кононова Европейский Суд отклонил. Не согласились с мнением большинства и высказали особое мнение судьи Элизабет Фура-Сандстрем (Швеция), Давид Тор Бъоргвинссон (Исландия) и Инета Зимеле (Латвия).

    Постановление по делу «Кононов против Латвии» вступит в силу, если стороны в течение трех месяцев не обратятся с просьбой передать дело в Большую палату Европейского Суда, которая, в свою очередь, может принять иное решение. Именно поэтому мы оставим пока в стороне юридическую аргументацию сторон и правовую позицию Европейского Суда (постановление опубликуем тогда, когда оно вступит в силу), а остановимся на политической стороне дела, чему были посвящены многие выступления в электронных и печатных средствах массовой информации.

    34 стр., 16638 слов

    Диплом: Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении ...

    ... Надзор прокурора не завершается с принятием судом решения по существу уголовного дела. ... рассмотрения протеста судом. Основные акты рассматриваемого направления прокурорского надзора: а) ... признаются только те преступления против установленного порядка несения ... делам, с учетом доводов кассационных жалоб. Своим участием в судебном разбирательстве при разрешении уголовных дел прокурор помогает суду ...