Принцип неприкосновенности жилища в уголовном процессе

Реферат

PAGE 25

На правах рукописи

Исх № 49/9/1322

От 6.04.2010 г.

Янкин Александр Николаевич

8 стр., 3686 слов

Радищев Александр Николаевич

... правительства Екатерины. Вернувшись на родину, Радищев лично познакомился с Николаем Новиковым, издававшим в 1772 « ... раскупаться. Её смелые рассуждения о крепостном праве и других печальных явлениях тогдашней общественной ... руках осталась её рукопись. С. И. Шешковскому 24 июля Палата приговорила Радищева к смерти ... дней. А. Н. Радищев, Е. В. Рубановская, А. С. Пушкин, Политические взгляды, В. П. ...

Реализация принципа неприкосновенности

жилища при производстве следственных действий

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс; криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2010

Диссертация выполнена на кафедре уголовного процесса ФГОУ ВПО «Московский университет МВД Российской Федерации»

Научный руководитель —

Заслуженный юрист Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор

Махов Вадим Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Ширванов Алексей Амирбекович;

кандидат юридических наук, доцент

Потокина Ольга Владимировна

Ведущая организация —

ФГОУ ВПО «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации»

Защита состоится «12» мая 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 203.019.03 при ФГОУ ВПО «Московский университет МВД Российской Федерации» по адресу: 117437, г. Москва, ул. Академика Волгина, дом 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Московский университет МВД Российской Федерации».

Автореферат размещен на официальном сайте ФГОУ ВПО «Московский университет МВД Российской Федерации»: http :// mosu mvd . com

Автореферат разослан «6» апреля 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент А.А. Шишков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена тем, что в качестве важнейшей цели уголовного процесса в настоящее время выступает защита конституционных прав и свобод человека от незаконных и необоснованных ограничений.

Уголовное судопроизводство это сфера широкого и интенсивного применения государственного принуждения, без которого во многих случаях не может осуществляться производство по делу. Закрепленное в ст. 25 Конституции Российской Федерации право на неприкосновенность жилища также может быть ограничено в уголовном судопроизводстве.

Неприкосновенность жилища – одно из важнейших прав личности, признаваемых международным правом (ст. 12 Декларации прав человека, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

В этой связи, необходимым условием для производства в жилище следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан – обыска, выемки, а в установленных законом случаях и осмотра, является судебное решение. Кроме того, судебное решение при отсутствии согласия проживающих в помещении лиц может потребоваться и при проведении в жилище таких следственных действий как: следственный эксперимент, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, освидетельствование. Однако законодатель не регламентирует порядок проникновения в жилище для их производства. При производстве следственных действий в жилище имеют место нарушения права граждан на неприкосновенность жилища. Эти нарушения нуждаются в анализе и систематизации в целях выработки рекомендаций по их устранению.

Степень научной разработанности темы исследования . В теории уголовного процесса накоплен значительный материал, касающийся разработки проблем, связанных с реализацией различных принципов в деятельности правоохранительных и судебных органов. Изучению положений, характеризующих систему принципов и ее структурные элементы, в том числе и принцип неприкосновенности жилища, посвятили свои работы Р.С. Белкин, Ю.Н. Белозеров, В.К. Бобров, В.П. Божьев, О.А. Галустьян, Л.И. Герасимова, В.Н. Григорьев, А.В. Гриненко, А.П. Гуляев, Т.Н. Добровольская, А.В. Ендольцева, Л.М. Карнеева, А.С. Кобликов, З.Ф. Коврига, А.М. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, М.М. Михеенко, Я.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин, А.В. Победкин, В.М. Савицкий, Ю.И. Стецовский, М.С. Строгович, В.Т. Томин, И.В. Тыричев, Г.П. Химичева, О.В. Химичева, А.Л. Цыпкин, М.А. Чельцов, С.А. Шейфер, Х.П. Шептунова, П.С. Элькинд, М.Л. и другие ученые-процессуалисты.

Вместе с тем, наукой уголовного процесса до настоящего времени не решен ряд проблем, порожденных необходимостью проведения в жилище отдельных следственных действий, их соответствия требованиям Конституции Российской Федерации и международно-правовым нормам.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, которые возникают в связи с производством следственных действий в жилище между проживающими в нем лицами и следователями и дознавателями, проводящими указанные следственные действия, а также иными участниками уголовного судопроизводства в случаях, предусмотренных законом.

Предметом исследования является совокупность правовых норм о неприкосновенности жилища, частной жизни и порядке производства следственных действий в жилище, решения Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, следственная и судебная практика, научные труды, имеющие отношение к теме диссертации.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основе результатов анализа уголовно-процессуального законодательства России, норм международного права, научных трудов и материалов следственно-судебной практики раскрыть комплекс проблем, возникающих при реализации принципа неприкосновенности жилища при проведении следственных действий и внести предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

З адачи диссертационного исследования:

— на основе социальной значимости определить юридическую сущность конституционного права граждан на неприкосновенность жилища;

— раскрыть взаимосвязь принципа неприкосновенности жилища с другими принципами уголовного процесса, а также с конституционным принципом неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны;

— определить основания и пределы ограничения права граждан на неприкосновенность жилища при производстве по уголовному делу;

— проанализировать систему гарантий неприкосновенности жилища участников уголовного судопроизводства;

— комплексно изучить проблемы реализации принципа неприкосновенности жилища при производстве обыска, осмотра, выемки, а также других следственных действий: следственного эксперимента, проверки показаний на месте, допроса, предъявления для опознания, освидетельствования и очной ставки; предложить способы разрешения выявленных проблем;

— сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, направленного на обеспечение реализации принципа неприкосновенности жилища, в том числе и при проведении следственных действий, а также практики его применения.

Методологической основой исследования является диалектический метод. Все явления и процессы рассмотрены с точки зрения динамических изменений, протекающих как в постоянно обновляющемся законодательстве, так и в практике его применения. Помимо этого при написании работы были использованы частные методы научных исследований: системный подход, исторический, логический, догматический, сравнительно-правовой, статистический методы, социологические методы (анкетирование, опрос) и другие.

Теоретическую основу составили содержащиеся в трудах по философии, логике, теории и истории государства и права, в науке уголовного процесса, международного, конституционного и других отраслей права требования, предъявляемые к уголовному судопроизводству, а также международно-правовые стандарты в области охраны прав и свобод граждан, вовлеченных в соответствующую сферу государственной деятельности.

Правовой основой исследования выступили международно-правовые акты о правах и свободах человека, Конституция Российской Федерации, действующее российское и зарубежное уголовно-процессуальное и уголовное законодательство и иные российские законы, а также ранее действовавшие источники права, подзаконные нормативные правовые акты, постановления Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирическую базу составили: опубликованная судебная практика Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, судов Российской Федерации, результаты анкетирования 110 следователей и дознавателей органов внутренних дел и прокуратуры Москвы, Московской и Тамбовской областей, результаты изучения материалов 120 уголовных дел, имеющих отношение к теме.

Научная новизна исследования состоит в том, что оно является одним из первых монографических исследований, в котором на основе нового уголовно-процессуального законодательства, требований международных правовых норм о неприкосновенности личной жизни, а также изучении материалов практики выявлены и систематизированы вопросы, возникающие при производстве в жилище не только обыска, выемки и осмотра, но и других следственных действий. В диссертационном исследовании указаны обоснованные рекомендации по проведению следственных действий в жилище, рассматриваются тактические приемы получения разрешения проживающих в жилище лиц на проведение в их жилище допроса, следственного эксперимента, проверки показаний на месте и других следственных действий.

Положения, выносимые на защиту :

  1. Защита права человека на неприкосновенность жилища тесно взаимосвязана с реализацией конституционного права неприкосновенности частной жизни. Право на неприкосновенность жилища – это не только охрана жилища, но и защита частной жизни, личной и семейной тайны, уважение чести и доброго имени человека, проживающего в нем.
  2. С учетом демократического зарубежного опыта и судебной практики Европейского Суда по правам человека, жилищем в уголовном процессе должно считаться любое помещение или строение, не только предназначенные, приспособленные для временного проживания, но и используемые для проживания. В сферу действия принципа неприкосновенности жилища должны подпадать прилегающие к жилищу постройки, находящиеся в собственности или ином законном владении гражданина, а также служебные помещения, если они используются хотя бы периодически не только для работы, но и для отдыха, неофициальных встреч, занятий какой-либо творческой деятельностью, выходящей за рамки служебных функций.
  3. Обосновано предложение о внесении в ч. 2 ст. 176 УПК РФ дополнения, прямо разрешающего производство осмотра жилища до возбуждения уголовного дела, если оно является местом совершения преступления. Возможность появления такой новеллы в определенном смысле предусмотрена в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, где записано о получении судебных решений в ходе досудебного производства, то есть и до возбуждения уголовного дела.
  4. П ри необходимости проведения в жилище следственных действий (кроме обыска и выемки), следователю необходимо добиваться согласия проживающих лиц путем разъяснения порядка следственного действия и убеждения о необходимости его проведения. Следует заранее оговорить, какие действия в жилище будет разрешено выполнять, а какие нет (если это не помешает ходу, всесторонности, объективности и полноте следственного действия).
  5. Представляется целесообразным создать практику использования номерных бланков протоколов осмотра жилища, обыска и выемки в жилище. Это обяжет следователя приобщать к материалам уголовного дела протоколы следственных действий, в том числе и в тех случаях, когда в результате их производства не были получены обвинительные доказательства.
  6. Закрепить в УПК РФ необходимость письменного согласия жильца на производство осмотра жилища, в котором будет указываться: форма и вид собственности; фамилия, имя и отчество проживающих(его) лиц(а); адрес и назначение помещений (комнат), в которых разрешено провести осмотр.
  7. Ввести в УПК РФ норму, предусматривающую возмещение вреда за незаконно проведенный обыск, выемку, осмотр жилища и другие следственные действия в жилище.
  8. Лицо должно обладать правом отказа от присутствия понятых при производстве обыска, выемки и принудительного осмотра в жилище в целях неразглашения подробностей его частной жизни. Факт отказа проживающего лица от участия понятых при их проведении необходимо заверять подписью о том проживающего лица в протоколе следственного действия. В таком случае эти следственные действия производятся в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 170 УПК РФ.
  9. Предложения по внесению изменений в УПК РФ:

а) ч. 2 ст. 176 изложить в редакции: «В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, а также осмотр жилища, являющегося местом происшествия, могут быть произведены до возбуждения уголовного дела».

б) ст. 12 изложить в редакции: «1. Жилище неприкосновенно, никто не вправе проникать в него иначе как в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом. 2. Обыск и выемка в жилище производятся только на основании судебного решения, а в исключительных случаях – на основании, указанном в ч. 5 ст. 165 настоящего Кодекса. 3. Осмотр, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, допрос, освидетельствование, предъявление для опознания, очная ставка в жилище производятся с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч.5 ст. 165 настоящего Кодекса. 4. По ходатайству проживающего лица производство следственных действий в жилище возможно без понятых. В таком случае эти следственные действия производятся в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 170 УПК РФ».

в) п. 4 ч. 2 ст. 29 изложить в редакции: «о производстве осмотра жилища, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, допроса, освидетельствования, предъявления для опознания, очной ставки в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц».

г) ч. 3 ст. 133 изложить в редакции: «право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, в отношении которого были незаконно проведены обыск, выемка и другие следственные действия, либо незаконно подвергнутое… (далее по тексту)».

Теоретическая и практическая значимость определяется тем, что выводы и рекомендации диссертационного исследования могут быть использованы при проведении дальнейших исследований по данной проблематике, в учебном процессе при проведении занятий в юридических высших и средних специальных учебных заведениях, в возможности эффективного использования его результатов в ходе нормотворчества при их воплощении в действующее законодательство, а также в практическую деятельность.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечена методологической обоснованностью исходных теоретических положений, связанных с реализацией научного подхода к решению поставленной проблемы; применением совокупности методов исследования, адекватных его цели, объекту, предмету и задачам исследования; репрезентативностью и достоверностью полученных результатов; эмпирической базой, основанной на изучении материалов анкетирования следователей и дознавателей, а также уголовных дел, имеющих отношение к теме исследования.

Апробация результатов исследования . Основные положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертации, опубликованы в четырех научных статьях, в том числе в двух научных статьях в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Основные рекомендации и предложения, сформулированные в диссертации, внедрены в практику следственных органов, в том числе в практическую деятельность Головинской межрайонной прокуратуры г. Москвы. Ряд положений диссертации излагались на научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в Московском университете МВД России и Академии управления МВД России. Кроме этого, результаты настоящего исследования используются в учебном процессе Московского университета МВД России по курсу учебной дисциплины «Актуальные проблемы уголовного процесса».

Структура работы обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Она состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснован выбор темы исследования, показана ее актуальность и научная новизна, определены объект, предмет, цели и задачи исследования, раскрыта методологическая база работы, содержится перечень основных положений, выносимых на защиту, обоснован вывод о ее теоретической и практической значимости, а также приведены сведения об апробации полученных результатов.

Первая глава «Теоретические основы правового регулирования защиты конституционного права личности на неприкосновенность жилища» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Исторические аспекты формирования принципов, связанных с неприкосновенностью жилища граждан в России» исследованы исторические аспекты возникновения, становления и дальнейшего развития принципов неприкосновенности личности, частной жизни и жилища.

Первое упоминание о признании неприкосновенности жилища косвенно встречается в Русской Правде, но она специального правила о неприкосновенности жилища не содержала.

В последующем, вплоть до XVIII в. включительно, вопрос о неприкосновенности жилища рассматривался применительно к обязанностям и правам различных слоев общества.

Законы периода правления Екатерины II не предусматривали специальной ответственности за нарушение неприкосновенности жилища, но в целом вопросы защиты от посягательств на чужое имущество (в том числе на недвижимое) были разработаны в достаточной мере. Даже незаконное владение охранялось правительством от насилия и самоуправства.

В сравнительном анализе Уложения о наказаниях, Устава уголовного судопроизводства, Конституции, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, действовавших в различные времена российского государства, автор приходит к выводу, что право граждан на неприкосновенность жилища было отражено во всех этих документах и в конечном итоге получило необходимое развитие и закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве России в соответствии с нормами международного права.

Как результат многолетнего пути к правовому демократическому государству, в УПК РФ 2001 г. в главе 2 «Принципы уголовного судопроизводства» закреплено положение о неприкосновенности жилища. Проведение осмотра без согласия проживающих лиц, обыска и выемки в жилище стало возможным лишь при получении судебного решения. Однако нельзя считать это достижение вершиной правовой реализации права человека на неприкосновенность жилища, поскольку порядок проникновения в него для производства других следственных действий законом не урегулирован.

Во втором параграфе « Международно-правовые стандарты и правовые нормы некоторых зарубежных государств о пределах вмешательства в частную жизнь и соблюдении принципа неприкосновенности жилища » рассмотрены международно-правовые стандарты и зарубежный опыт пределов ограничения вмешательства в частную жизнь и неприкосновенность жилища.

При этом анализировались: Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г ., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Хартия прав человека: Всеобщая декларация прав человека 1948 г.

В решении Европейского Суда по делу Нимитц против Германии сформулирована и обоснована доктрина расширительного толкования термина «жилище». Позиция Европейского Суда обоснована невозможностью четкого разграничения жилых и служебных помещений, поскольку «вести деятельность, которую можно отнести к профессиональной или деловой, можно с таким же успехом и со своего места жительства, и наоборот, можно заниматься делами, которые не относятся к профессиональной сфере, в офисе или коммерческих служебных помещениях» 1

. Европейский Суд подчеркивает, что «особенно в случае, когда человек имеет гуманитарную профессию, его работа в таком контексте может стать неотъемлемой частью его жизни до такой степени, что становится невозможным определить, в качестве кого он действует в данный момент времени» 2

. Под это правило подпадает и студия художника, и мастерская слесаря, и мастера по пошиву обуви и одежды, и пр. Любое место работы частного предпринимателя может быть одновременно и его жилищем.

В США существует ряд доктрин («государственных действий», «ложных друзей», «открытых пространств», «у всех на виду», «постучи и представься» и т.д. 3

), за счет которых в США в наиболее полной мере обеспечивается право каждого гражданина на неприкосновенность жилища. Например, полицейские в США не вправе войти в дом для ареста лица, даже имея ордер на его арест. Помимо ордера на арест, у полицейских должен быть ордер на обыск, разрешающий им войти в дом . Или наоборот – все то, что люди заведомо выставляют на всеобщее обозрение, даже в собственных домах или служебных помещениях лежит вне сфер охраны IV поправки Конституции США. То есть все то, что было не спрятано от посторонних глаз и было обнаружено полицейским, является допустимым доказательством.

В статье 12 УПК Республики Армения говорится, что «каждый имеет право на неприкосновенность жилища. … Осмотр жилища, производство там других процессуальных действий, а также проникновение в него с применением технических средств против воли занимающих его лиц может производиться в ходе уголовного судопроизводства только по постановлению органа дознания, следователя, прокурора». Другими словами, законодатель дает понять, что в жилище могут быть проведены и другие процессуальные действия, а также регламентирует порядок проникновения в жилище для их производства.

В третьем параграфе « Понятие, место и роль принципа неприкосновенности жилища в системе принципов уголовного процесса России » исследуется понятие «жилище» и его неприкосновенность, а также место, роль, связь и взаимодействие принципа неприкосновенности жилища с другими конституционными и отраслевыми принципами.

Понятие «жилище» исследовалось в различных областях науки: конституционном праве, гражданском праве, жилищном праве, административном праве. Наиболее подробно с позиции права на неприкосновенность жилища и частной жизни исследовано это понятие в науке уголовно-процессуального и уголовного права.

Чтобы строение было признано жилищем в уголовно-правовых отношениях, оно должно отвечать критериям предназначенности для проживания, в уголовно-процессуальных же отношениях оно должно использоваться для проживания.

Жилищем в уголовно-процессуальном смысле, в отличие от уголовного, следует понимать используемые в той или иной степени для постоянного или временного проживания или пребывания помещения. Эти помещения и объекты в любом случае, если они даже не имеют характера стационарности (например, автомобиль), должны быть с выраженной формой и иметь, так называемые границы «порога», нарушение которых дает основание заявить о нарушении права на неприкосновенность жилища.

Жилище, обладая определенными границами и неприкосновенностью, является важным элементом гарантий реализации права частной жизни и неприкосновенности личности, с одной стороны, а с другой, — неприкосновенность частной жизни и личности стоят у истоков образования принципа неприкосновенности жилища.

Право на неприкосновенность частной жизни означает гарантированное государством предоставление человеку возможности самому контролировать ознакомление со сведениями о себе, препятствовать разглашению информации личного, интимного характера. Такие сведения зачастую находятся в жилище, и они могут стать известными посторонним лицам при проведении следственных действий в жилище. Следовательно, право на неприкосновенность частной жизни выражается и в неприкосновенности жилища.

С другой стороны, право граждан на неприкосновенность жилища в уголовном судопроизводстве в большей степени защищает то, что находится внутри жилища, а не само жилище, как физический объект, строение.

Принцип неприкосновенности жилища занимает важное место в системе основных начал уголовного судопроизводства. Он действует во взаимосвязи, в системе принципов, которые выражают социальную сущность уголовного процесса и обеспечивают необходимый уровень его функционирования. Однако эта взаимосвязь не лишает принцип неприкосновенности жилища собственного содержания, он не поглощается другими принципами. Иными словами, данный принцип обладает качественной определенностью, что еще раз подчеркивает его самостоятельность и значение.

Вторая глава «Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве осмотра, обыска и выемки» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе « Влияние предписания об установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, на пределы ограничения неприкосновенности жилища » исследуется элементы предмета доказывания, а именно обстоятельства, при наличии которых необходимо проникновение в жилище при производстве по уголовному делу для производства следственных действий.

Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации регламентирован порядок производства в жилище осмотра, обыска и выемки. Однако, проведенным опросом следователей и дознавателей в рамках данного исследования было установлено, что в жилище помимо осмотра, обыска и выемки, нередко проводятся и другие следственные действия. А именно, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, допрос, очная ставка, освидетельствование, предъявление для опознания. По большинству уголовных дел о кражах, побоях, убийствах, а также по некоторым другим уголовным делам, у потерпевших проводятся следственные действия в жилище, не указанные в ст. 12 УПК РФ, но непосредственно затрагивающие неприкосновенность жилища. Однако законодатель не предлагает четкого порядка проникновения в жилище для их производства.

Проведение следственных действий в жилище может быть обусловлено разнообразными обстоятельствами. В частности, в связи с травмой или заболеванием лица, с участием которого необходимо произвести следственное действие; его преклонным возрастом, затрудняющим самостоятельное передвижение; беременностью на поздних сроках или тяжелым протеканием беременности; другими уважительными причинами. Кроме того, может быть нежелательным вызов лица к следователю во избежание преждевременной огласки факта производства следственного действия из тактических соображений или угрозы оказания на него неправомерного воздействия со стороны заинтересованных в исходе дела лиц и т.д.

При определении условий осмотра жилища необходимо учитывать некоторые особенности. Если жилище является местом происшествия, а жильцы возражают проведению осмотра, то можно действовать следующим образом: 1) возбудить уголовное дело и получить судебное решение на производство осмотра жилища-места происшествия (но как показывает практика – осмотр места происшествия, в основном, не терпит отлагательства); 2) не возбуждать уголовного дела, и, в порядке осмотра места происшествия (как известно, он разрешен до возбуждения уголовного дела), провести осмотр жилища-места происшествия (однако, следователь, при существующем законодательном разделении понятий осмотра места происшествия и осмотра жилища, рискует полученными доказательствами, т.к. они могут быть признаны судом недопустимыми); 3) возбудить уголовное дело и в неотложном порядке (ч. 5 ст. 165 УПК РФ) провести осмотр жилища с последующем уведомлением судьи и прокурора. Данное решение, как гласит указанная статья, должно носить «исключительный» характер, однако, как показывает проведенный нами опрос следователей, на практике оно стало закономерностью.

Во втором параграфе « Судебный порядок получения разрешения на осмотр, обыск и выемку в жилище как гарантия законности ограничения неприкосновенности жилища » рассмотрен порядок получения судебного разрешения на производство обыска и выемки в жилище, а также осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

Как показывают результаты проведенного опроса в рамках данного исследования, следственные действия, требующие судебного решения по уголовным делам, производились: осмотр жилища без согласия проживающих лиц в 0,4% случаях; обыск в жилище – 11,5%; выемка в жилище – 11,5% 4

Применение судебного контроля за проведением следственных действий в жилище обосновано необходимостью защиты важнейших прав человека в правовом демократическом государстве. Однако как показывают результаты опроса, в жилище приходится проникать не только для производства принудительного осмотра, обыска и выемки, но и для производства других следственных действий. Кроме того, нередко следственный эксперимент, проверку показаний на месте и другие следственные действия необходимо проводить против воли проживающих лиц, что, по нашему мнению, также требует судебного решения.

В связи с этим предлагается дополнить ст. 12 УПК РФ следующим содержанием: «осмотр, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, допрос, освидетельствование, предъявление для опознания, очная ставка в жилище производятся с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч.5 ст. 165 настоящего Кодекса». Пункт 4 ч. 2 ст. 29 изложить в редакции: «о производстве осмотра жилища, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, допроса, освидетельствования, предъявления для опознания, очной ставки в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц».

В третьем параграфе « Обеспечение законности и обоснованности ограничения права на неприкосновенность жилища в исключительных случаях при производстве осмотра, обыска и выемки без разрешения суда » исследованы проблемы обеспечения законности и обоснованности ограничения права на неприкосновенность жилища при проведении осмотра, обыска и выемки в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Часть 5 ст. 165 УПК РФ предусматривает, что в исключительных случаях осмотр жилища, обыск и выемка в жилище могут быть произведены на основании постановления следователя без судебного решения. Вместе с тем осуществление названных следственных действий без судебного разрешения в случаях, не терпящих отлагательства, не означает, что их производство тем самым выводится из-под судебного контроля. Такой контроль превращается из предварительного в последующий, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить об этом судью и прокурора.

Основное значение последующей судебной проверки над законностью и обоснованностью следственных действий состоит в наличии самой возможности признать следственное действие незаконным, а полученные при этом доказательства – недопустимыми. Однако независимо от того, что доказательства будут признаны недопустимыми, одно из важнейших конституционных прав человека уже будет нарушено.

Обыск, осмотр жилища против воли проживающих – это следственные действия, которые в большинстве случаев носят неотложный характер и требуют незамедлительного их проведения.

Подразделение осмотра на такие две разновидности, как осмотр места происшествия и осмотр жилища, не только не утратил свою актуальность, но и нуждается в дальнейшем более четком законодательном разделении. Ведь тот факт, что в жилище произошло происшествие, не меняет сущности жилища и его неприкосновенности. В законе следует предусмотреть, что если жилище является местом происшествия, то его осмотр возможен до возбуждения уголовного дела, но с разрешения суда, а в исключительных случаях – в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Целесообразно было бы закрепить в УПК РФ письменное разрешение проживающего лица (возможно в виде заявления) на производство осмотра жилища, в котором будет указываться: форма и вид собственности; фамилия, имя и отчество проживающих(его) лиц(а); адрес и назначение помещений (комнат), в которых разрешено провести осмотр. Это будет гарантией сохранности доказательств и правомерной реализацией права гражданина на неприкосновенность его жилища.

Третья глава « Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве иных следственных действий, связанных с проникновением в жилище » состоит из двух параграфов.

В первом параграфе « Особенности проведения следственного эксперимента и проверки показаний на месте, затрагивающих права граждан на неприкосновенность жилища » рассмотрены проблемы производства следственного эксперимента и проверки показаний в жилище.

При проведении в жилище следственных действий, не указанных в ст. 12 УПК РФ, возникает масса проблем. Уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует проникновение следователя в жилище для проведения таких следственных действий. А такие случаи встречаются довольно часто. До сих пор остается спорным уголовно-процессуальный аспект – возможность проведения следственных действий в жилище (за исключением обыска, осмотра и выемки) без согласия проживающих в нем лиц.

В ходе нашего опроса в рамках данного параграфа выявлено, что следственный эксперимент в жилище с согласия проживающих лиц проводился в 4% случаях, проверка показаний на месте (в жилище) с согласия проживающих лиц – в 6,5% 5

случаях. Более того, имели место отдельные случаи проведения указанных следственных действий без согласия проживающих лиц.

По мнению некоторых авторов 6

, следователю следует действовать по аналогии с осмотром жилища против воли проживающих лиц, т.е. обращаться с ходатайством в суд о разрешении производства проверки показаний на месте или следственного эксперимента в жилище. Однако и суд не вправе принять решение, поскольку нет такой нормы закона.

Во всех остальных ситуациях необходимо достичь с проживающими в жилище лицами определенной договоренности, чтобы избежать конфликтной ситуации, а именно: жильцам следует объяснить, что обыска не будет, что все будет происходить так, чтобы не нарушить данную договоренность. Также, по нашему мнению, следует заранее обговорить, что двигать никто ничего не будет, открывать ящики, шкафы тоже. Или наоборот, обговорить то, что можно передвигать (например, при следственном эксперименте).

Во втором параграфе « Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве освидетельствования, допроса, очной ставки и предъявления для опознания » исследованы вопросы производства в жилище предъявления для опознания, очной ставки, допроса и освидетельствования.

Результатом проведенного нами опроса практических работников стало утверждение о том, что они часто проводят допрос в жилище – 30% 7

Тогда как осмотр жилища – 20%, обыск – 11,5%, выемка – 11,5%.

На данный момент одним (и основным) из условий предъявления для опознания, допроса, очной ставки и освидетельствования в жилище, является, как представляется, наличие согласия проживающих в нем лиц, поскольку проникновение в жилище против воли проживающих лиц законом не предусмотрено.

В связи с этим, при необходимости ограничения права гражданина на неприкосновенность жилища при проведении предъявления для опознания, очной ставки, допроса и освидетельствования , нужно действовать как можно гибко. Добиваться согласия (без давления, путем разъяснений) проживающих лиц на производство следственных действий в жилище. Максимально избегать выставления на показ подробностей интимной жизни проживающего, не «афишировать» проведение следственного действия в жилище соседям и другим знакомым, (законодательно закрепить и) предоставлять право отказываться от понятых и т.д.

Автором предложены изменения в законодательстве, которые имеют своей целью совершенствование реализации права граждан на неприкосновенность жилища при производстве следственных действий:

1) ч. 2 ст. 176 изложить в редакции: «В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия, а также осмотр жилища, являющегося местом происшествия, могут быть произведены до возбуждения уголовного дела».

2) ст. 12 изложить в редакции: «1. Жилище неприкосновенно, никто не вправе проникать в него иначе как в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом. 2. Обыск и выемка в жилище производятся только на основании судебного решения, а в исключительных случаях – на основании, указанном в ч. 5 ст. 165 настоящего Кодекса. 3. Осмотр, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, допрос, освидетельствование, предъявление для опознания, очная ставка в жилище производятся с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных ч.5 ст. 165 настоящего Кодекса. 4. По ходатайству проживающего лица производство следственных действий в жилище возможно без понятых. В таком случае эти следственные действия производятся в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 170 УПК РФ».

3) п. 4 ч. 2 ст. 29 изложить в редакции: «о производстве осмотра жилища, следственного эксперимента, проверки показаний на месте, допроса, освидетельствования, предъявления для опознания, очной ставки в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц».

4) ч. 3 ст. 133 изложить в редакции: «право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, в отношении которого были незаконно проведены обыск, выемка и другие следственные действия, либо незаконно подвергнутое… (далее по тексту)».

В заключении диссертации содержатся основные выводы и положения, сформулированные автором, а также предложения по совершенствованию действующего законодательства.

В приложении даны образцы вопросов для интервью практических работников, а также суммированные результаты проведенных автором опросов.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Статьи, опубликованные в журналах, рецензируемых Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Янкин А.Н. Некоторые проблемы производства следственных действий в жилище // «Актуальные проблемы российского права», № 1 (6), М.: 2008. С. 305-307 (0,25 п.л.);
  2. Янкин А.Н. Актуальные вопросы производства осмотра жилища // «Российский следователь», № 10, Издательство «Юрист»: 2008. С. 3-5 (0,25 п.л.);

Статьи опубликованные в иных рецензируемых научных изданиях:

  1. Янкин А.Н. Некоторые проблемы реализации принципа неприкосновенности жилища при проведении следственных действий // Актуальные проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства России в современных условиях / Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции, посвященной 45-летию со дня образования органов предварительного следствия системы органов внутренних дел и 10-летию кафедры уголовного процесса Тульского филиала Московского университета МВД России (23-24 сентября 2008 г.).

    – Тула: ГУП – Издательство «Левша»: Тульский филиал МосУ МВД РФ, 2008 С. 283-284 (0,2 п.л.);

  2. Янкин А.Н. Производство следственных действий в жилище без судебного решения // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений (к 90-летию со дня рождения профессора И.М. Гуткина) / Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции (23-24 апреля 2009 г.): в 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2009. Ч. 1. С. 410-412 (0,2 п.л.);

ЯНКИН АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЖИЛИЩА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Лицензия №

Подписано в печать _____________

Усл. п.л. ____ Заказ __ Тираж 100 экз.

  1. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М, 2000. С. 770
  2. См.: там же Т. 1. М, 2000. С. 770.
  3. Более подробно данные доктрины см. в работе: Уильям Бернам. Правовая система США. 3-й вып. / Науч. ред. Власихин В.А. М.: РИО Новая юстиция. 2006. С. 469-492.
  4. От всего количества проведенных следственных действий в жилище.
  5. От всего количества проведенных следственных действий в жилище.
  6. См.: Власенко Н.В. Обеспечение прав участников проверки показаний на месте // Права человека: пути их реализации. Материалы международной научно-практической конференции (8-10 октября 1998 года), ч. 2. Саратов, 1999. С. 126-127.
  7. от всего количества проведенных следственных действий в жилище.