Развитие уголовно-правовых средств защиты прав интеллектуальной собственности

Нарушения права интеллектуальной собственности обычно связаны с незаконным изготовлением запатентованных товаров или производством их запатентованным способом. В настоящее время наблюдается процесс укрупнения подпольных предприятий, занимающихся производством контрафактных товаров, а также товаров, маркированных чужим товарным знаком. В них применяется труд наемных рабочих, используются самые современные технические средства, что способствует увеличению доходов от незаконного использования интеллектуальной собственности и оказывает негативное влияние на экономику России. Большие доходы, получаемые от незаконного оборота объектов интеллектуальной собственности, послужили серьезным стимулом к формированию нового направления организованной преступной деятельности в сфере экономики — «интеллектуального пиратства».

В то же время уголовно-правовая защита интеллектуальной собственности в России оставляет желать лучшего. Серьезным препятствием активизации работы по защите интеллектуальной собственности является то, что долгое время на первый план выдвигались задачи борьбы с общеуголовными преступлениями, а опасность от преступлений, направленных на незаконное использование интеллектуальной собственности явно недооценивалась.

В борьбе с нарушениями прав интеллектуальной собственности, безусловно, необходимо наличие в системе законодательства превентивных мер, в том числе и мер уголовно-правового характера, которые способствовали бы предупреждению преступлений в данной сфере. Не вызывает сомнений верность тезиса о том, что «успех решения стоящих перед российским обществом экономических и социальных проблем во многом зависит от степени правовой защищенности интеллектуального потенциала общества».

Впервые норма, закрепляющая уголовную ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности, появилась в Своде законов Российской империи, введенном в действие Высочайшим манифестом 31 января 1832 года. Статья 742 находилась в томе 15 Свода законов в главе IV «О подлоге в имуществе» раздела 10 «О наказаниях за преступления против прав на имущество».

Уголовная ответственность предусматривалась за: а) издание чужого произведения под своим именем; б) продажу своей рукописи или права на издание книги нескольким лицам порознь, без взаимного их согласия. Закон прямо указывал, что именно эти два действия признаются подлогом, который наказывается, помимо взыскания убытков в пользу обиженного, лишением всех прав состояния, плетьми и ссылкой на поселение. Все последующие уголовные законы Российской Империи также предусматривали уголовно-правовую охрану права интеллектуальной собственности.

6 стр., 2845 слов

Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности

... по защите владельцев прав интеллектуальной собственности (Приложение 1). Структура Соглашения более высокую степень защиты прав интеллектуальной собственности, чем того требует ТРИПС. основные принципы и ... производителей в результате продажи подделок, «пиратских» товаров и других нарушений прав интеллектуальной собственности весьма значительны. Товар считается подделкой, когда продается под хорошо ...

уголовно-правовой охраны прав интеллектуальной собственности стало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, санкционированное 15 августа 1845 года и введенное в действие с 1 мая 1846 года во всей Российской империи. Данный уголовный закон содержал три статьи (ст. 1683-1685), охранявших права авторов литературных, художественных и музыкальных произведений. Содержались они в главе IV, носившей название «О присвоении и утайке чужой собственности» посвященной преступлениям против собственности, а именно, в четвертом отделении, называвшемся «О присвоении ученой или художественной собственности».

Судя по месту, отведенному данным деяниям в Уложении, их объектом являлась чужая собственность, что представляется верным подходом законодателя того времени.

С введением данных составов преступлений в российском уголовном праве появилось новое понятие «литературная, музыкальная и художественная собственность». Уже тогда встал вопрос о месте интеллектуальной собственности в российском уголовном законодательстве. Отдельные ученые-правоведы того времени считали, что продукт умственного труда ничем не отличается от результата любого физического труда по производству чего-либо. Так, Н.А. Неклюдов отмечал, что «продукты труда могут быть: или а) физические, вещные или б) отвлеченные, умственные. Рождаясь на свет из одного и того же источника, оба эти продукта одинаково кровные и законные его дети и потому требуют одинакового к ним отношения со стороны остальных членов общежития и должны пользоваться одинаковыми гарантиями их неприкосновенности». Другие отечественные юристы были противниками такого подхода. В частности, В.Д. Спасович мотивировал свою позицию тем, что «авторские права не могут принадлежать создателю произведения бесконечно долго, так как это приведет к нарушению прав других членов общества использовать новые идеи, следствием чего станет торможение в развитии всего человечества. Право авторское в теперешней системе гражданского права есть самая неудобная, не умещающаяся в рамки деления, статья особая, которую неизвестно куда приурочить.

Оно — право имущественное, но с личным оттенком, оно не вытекает из обязательств, но и не вещное» [6] . Я.А. Канторович придерживался другого мнения и указывал, что «главное различие между правом собственности литературной, музыкальной и художественной и обыкновенном правом собственности на вещи материальные заключается в срочности авторского права, тогда как право собственности на вещь считается вечным и потомственным»[7] . Может показаться, что данный спор является сугубо гражданско-правовым и не имеет отношения к уголовному праву. Однако данная неопределенность имеет самое непосредственное отношение к уголовному праву[8] . В действительности и перед уголовным правом еще в те времена встала проблема: куда «отнести» составы преступлений, предусматривающие ответственность за нарушение авторских прав. Приходится констатировать, что данная проблема так и не нашла своего однозначного решения на сегодняшний день.

2 стр., 958 слов

Понятие произведения как объекта авторского права. Виды произведений

... объекта (п. 7 ст. 1259 ГК РФ). Серебровский В. И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 32. Шершеневич Г. Ф. Авторское право на литературные произведения. ... творческие художественные образы. Как объекты авторских прав охраняются произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства. Градостроительная деятельность определяется законодателем как деятельность по развитию ...

Значительная роль в обеспечении основных прав и свобод человека уголовно-правовыми средствами принадлежит Уголовному уложению, принятому 22 марта 1903 г. (далее – Уложение 1903 года).

Несмотря на то, что этот правовой акт в полной мере так и не был введен в действие, содержащиеся в нем положения могут служить образцом разработки понятийного аппарата уголовного закона и законодательной техники, в том числе и в вопросах уголовно-правовой охраны прав интеллектуальной собственности.

В ст. 620 Уложения 1903 года предусматривалась ответственность за самовольное использование права на литературную, музыкальную или художественную собственность, в том числе их издание или размножение с целью сбыта, а в ст. 621 — за самовольное использование чужой привилегии на изобретение или чужого права на промышленную модель. Причем «издание под своим именем» наказывалось тюремным заключением до трех месяцев, иные формы самовольного использования — арестом до шести месяцев, а издание и т. п. действия с целью сбыта — тюремным заключением на срок до одного года. Отметим также, что нарушения прав на промышленную собственность оценивались законодателем мягче (по всей видимости, потому что законодатель не относил такие нарушения, в силу их относительной нераспространенности, к преступлениям против основных прав человека) и наказывались арестом до шести месяцев. Как развитие предшествующего уголовного законодательства в данной области можно рассматривать установление в ст. 622 ответственности торговца за хранение с целью продажи и продажу предметов, заведомо изготовленных с нарушением права на литературную, музыкальную или художественную собственность или привилегии на изобретение (мера наказания — арест до шести месяцев).

В литературе подчеркивается, что приведенные нормы являются бланкетными, поскольку определения авторского права всецело относятся к гражданскому законодательству и в уголовно-правовых нормах не повторяются. Уложение 1903 года делит нарушения авторского права на простые и тяжкие. К числу тяжких нарушений относились действия, которые уголовно-правовая доктрина называла контрафакцией и подлогом в авторстве. Контрафакцией считалось самовольное, то есть без разрешения обладателя авторского права, издание или размножение произведения с целью его сбыта, в том числе — без адекватного вознаграждения (ч. 2 ст. 620).

Под подлогом в авторстве понималось самовольное издание полного текста чужого произведения под своим именем (ч. 3 ст. 620).

Не признавались подлогом самовольное исполнение чужого произведения под своим именем и заимствование части чужого произведения для помещения ее в свое собственное.

Ряд ученых в дореволюционной России считал, что продукт умственного труда ничем не отличается от результата любого физического труда по производству чего-либо. «Продукты труда могут быть: или а) физические, вещные или б) отвлеченные, умственные. Рождаясь на свет из одного и того же источника, оба эти продукта одинаково кровные и законные его дети и потому требуют одинакового к ним отношения со стороны остальных членов общежития и должны пользоваться одинаковыми гарантиями их неприкосновенности».

9 стр., 4403 слов

Авторское право на аудиовизуальные произведения

... на обнародованные произведения, так и на необнародованные, существующие в какой-либо объективной форме, однако авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты. Авторское право на произведение не связано с правом собственности на ... устройств; аудиовизуальные произведения включают кинематографические произведения и все произведения, ...

Отдельные авторы были противниками такого понятия. Так, В.Д. Спасович мотивировал свою позицию тем, что авторские права не могут принадлежать создателю произведения бесконечно долго, так как это приведет к нарушению прав других членов общества использовать новые идеи, следствием чего станет торможение в развитии всего человечества. Право авторское в теперешней системе гражданского права есть самая неудобная, не умещающаяся в рамки деления, статья особая, которую неизвестно куда приурочить. Оно — право имущественное, но с личным оттенком, оно не вытекает из обязательств, но и не вещное.

Я.А. Канторович придерживался другого мнения и указывал, что «главное различие между правом собственности литературной, музыкальной и художественной и обыкновенном правом собственности на вещи материальные заключается в срочности авторского права, тогда как право собственности на вещь считается вечным и потомственным».

Может показаться, что данный спор является сугубо гражданско-правовым и не имеет отношения к уголовному праву, однако это не так. Данная неопределенность имеет самое непосредственное отношение к уголовному праву. Как видим, для российского уголовного права еще в конце XIX – начале ХХ века была актуальной проблема квалификации составов преступлений, предусматривающих ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности. В России, как и во многих других странах, в XIX в. был уже накоплен определенный опыт в сфере авторского права и в патентном законодательстве, их предыстория восходит своими истоками примерно в XVI – XVII вв., а в начале XX в. Россия имела уже весьма разработанную правовую концепцию авторского права и патентного законодательства. Дореволюционное законодательство достаточно детально регламентировало ответственность за посягательства на права авторов и изобретателей.

Говоря об уголовно-правовой защите прав интеллектуальной собственности в советское время, следует отметить, что во всех уголовных кодексах Советских социалистических республик была предусмотрена ответственность за нарушение авторских и изобретательских прав, в то время как ответственность за незаконное использование товарного знака предусматривалась лишь в некоторых из этих кодексов. Кроме того, если в 1920-1940-х годах различными республиками СССР в своих уголовных кодексах предлагались свои способы охраны интеллектуальной собственности, то в кодексах 1960-х годов был выработан единый способ охраны интеллектуальной собственности.

Так, например, Уголовным кодексом Казахской ССР предусматривалась ответственность по ст. 129 за нарушения авторских и изобретательских прав и тайны изобретений и по ст. 129-1, за нарушения авторских и смежных прав с извлечением прибыли. Согласно нормам статьи 129 УК КазССР, присвоение авторства, принуждение к соавторству, включение в соавторы лиц, не принимавших участия в творческой работе над открытием, изобретением или рационализаторским предложением, разглашение без согласия автора сущности открытия, изобретения или рационализаторского предложения до подачи заявки наказывались исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до трехсот рублей, либо дело передавалось на рассмотрение товарищеского суда. Данной статьей также предусматривалась уголовная ответственность за бюрократизм и волокиту при рассмотрении и внедрении изобретений и рационализаторских предложений, уклонение от извещения изобретателя или рационализатора об использовании его изобретения или рационализаторского предложения, преднамеренно неправильный расчет экономии или преднамеренно неправильное начисление вознаграждения и задержка выплат его, совершенные должностным лицом, наказывались исправительными работами на срок от одного года до двух лет, или штрафом до трехсот рублей, или увольнением с должности.

4 стр., 1678 слов

Интеллектуальное и авторское право в Республике Казахстан

... 3 ст. 963 ГК РК, относящейся к общим положениям об интеллектуальной собственности и распространяющей свое действие на главу «Авторское право» определено, что право авторства неотчуждаемо и ... программы для ЭВМ; иные произведения. К объектам авторского права также относятся: производные произведения (переводы, обработки, аннотации, рефераты, резюме, обзоры, инсценировки, музыкальные аранжировки и ...

Правовые источники защиты прав интеллектуальной собственности в советский период представлены обширным перечнем нормативно-правовых актов союзного значения. Прежде всего, данное право было закреплено Конституцией СССР, также, существовал основной общесоюзный закон, регулирующий отношения между авторами и потребителями авторской продукции: «Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», принятые 8 декабря 1961г. и введенные в действие с 1 мая 1962 г. В каждой союзной республике действовали свои гражданские и уголовные кодексы, предусматривавшие нормы, регулировавшие авторские права. Помимо кодексов в сфере авторского права действовали подзаконные нормативные акты, постановления правительства (Союза ССР и союзных республик), приказы, инструкции отдельных общесоюзных министерств (ведомств); типовые ведомственные авторские договоры. Так, например, были утверждены следующие бланки типовых договоров:

  • типовой издательский договор на литературные произведения;
  • типовой издательский договор на произведения изобразительного искусства;
  • типовой киносценарный договор;
  • типовой издательский договор на музыкальные произведения;
  • типовой договор на создание произведений скульптуры, декоративно-прикладного искусства, монументально-декоративных и оформительских работ;
  • типовой договор на создание произведений станковой живописи и графики.

Как отмечалось в советской юридической литературе, «со времени издания Основ авторского права и законов союзных республик об авторском праве не раз возникала потребность в дополнении и усовершенствовании советского авторского права. Быстрое развитие в СССР кинематографии потребовало многочисленных дополнений к нормам законов об авторском праве, регулирующим отношения авторов сценариев с кинематографическими предприятиями. Типовые киносценарные договоры, выработанные, а затем переработанные Министерством кинематографии СССР в 1940, 1943, 1951-1952гг., и, наконец, Типовой сценарный договор для художественных фильмов, утвержденный Министерством культуры СССР 22 февраля 1956 г., так же как единое Положение о съемочной группе, утвержденное тем же министерством в 1947 году, и другие административные акты, относящиеся к этой области отношений, направлены на укрепление творческого содружества авторов киносценариев, кинорежиссеров и исполнительских коллективов киностудий в целях создания идеологически и художественно полноценных кинофильмов».

Норма о присвоении авторства была возвращена в уголовное законодательство лишь в 1960 г. Так, ст. 141 УК РСФСР 1960 г. признавала преступлением «Выпуск под своим именем чужого научного, литературного или художественного произведения или иное присвоение авторства на такое произведение».

6 стр., 2872 слов

Управление интеллектуальной собственностью

... нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность в области интеллектуальной собственности; основные подходы к оценке стоимости интеллектуальной собственности; теоретические основы и закономерности функционирования экономики интеллектуальной собственности; правовые и коммерческие основы управления интеллектуальной собственностью; методологию анализа основных показателей патентно-лицензионных ...

А.Н. Батунин приходит к выводу о влиянии политических и экономических преобразований в государстве, форм философских воззрений и идеологических установок на изменения в уголовно-правовой защите интеллектуальной собственности. В частности, это коснулось изменения отношения к творческому труду автора и изобретателя – от чисто материального подхода к оценке результатов этого труда до совершенного отказа от возможности использовать данный труд для личного обогащения. От откровенного рабского труда автора на издателя или на государство, до принятия концепции естественного права, в соответствии с которой любой результат творческого труда принадлежит автору и, как следствие, защита всего спектра прав автора и изобретателя, что является положительным моментом в развитии современного российского законодательства.

В настоящее время объекты интеллектуальной собственности приобретают все большую ценность, что влечет необходимость усиления ее защиты в Российской Федерации. В отличие от обычных товаров интеллектуальная собственность, если она не обеспечивается действенной правовой охраной со стороны государства, не способна приносить ее владельцу какой-либо доход. После того как предметы творческой деятельности становятся известными обществу, они, при отсутствии специальной правовой охраны, могут быть использованы для получения дохода каждым членом общества. Именно поэтому правовая охрана интеллектуальной собственности получила конституционное закрепление (ст. 44 Конституции РФ).

Как отмечают специалисты, «без существенного ужесточения мер уголовной ответственности решить проблему повышения эффективности применения законодательства об интеллектуальной собственности невозможно». По мнению отдельных исследователей, «после принятия в 1996 г. нового Уголовного кодекса началась реальная борьба с нарушением прав интеллектуальной собственности» [25] . На наш взгляд, приведенное мнение не соответствует действительности, поскольку реальная борьба с указанными нарушениями началась в 2002-2003 годах. До этого времени размах нарушений интеллектуальных прав в Российской Федерации превосходил все ожидаемые прогнозы. Так, по состоянию на 2000 год «из 10 реализуемых в России видеокассет 9 являются пиратскими, то есть уровень контрафактности продукции в этой области достиг 90%. Впереди по этим показателям стоит только Китай, где показатель пиратства достиг 98%»[26] . В России в 1997 г. было выявлено 330 преступлений о нарушении авторских и смежных прав, но только 30 уголовных дел направлено в суд и только 2 имели обвинительные приговоры. Процент осужденных от количества выявленных преступлений составлял ниже 0,5%, а от числа дел, направленных в суд, – около 1%. В 1998 г. в России по указанной категории дел возбуждено 607 уголовных дел – 210 обвиняемых, но осуждено только 20 человек, однако уже процент осужденных равен 10%. В 1999 г. – возбуждено 836 уголовных дел, это уже 296 обвиняемых лиц, но осуждено только 37 лиц, что равно 15% осужденных лиц от числа обвиняемых. По ч. 2 ст. 146 УК РФ в 1998-1999 гг. осуждено соответственно 8 и 18 человек. В 2000 г. выявлено 543 лица, совершивших преступления по ст. 146 УК РФ, а количество осужденных равно 87 человек (16,2% осужденных).

9 стр., 4153 слов

Статья: Право собственности в международном частном праве. Правовое ...

... судов. Коллизионные вопросы права собственности Исходным началом для разрешения большинства коллизионных вопросов права собственности в МЧП является использование привязки (закон места нахождения вещи ), в соответствии с которой ... ГК РФ): если соответствующие объекты зарегистрированы в РФ, то их правовой режим будет определяться по российскому праву. Особо следует остановиться на вопросе о переходе ...

Прирост по этим видам преступлений с 1997 г. по 1.01.2000г. составил 37,7%. Характерно, что в 1997-98 гг. уголовные дела по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ, если и возбуждались, до суда не доводились[27] .

Уровень проникновения контрафактной продукции на мультимедийный рынок России приведен на нижеследующей диаграмме, из которой видно, что показатели правонарушений в исследуемой сфере стали снижаться лишь начиная с 2002 года.

Уровень проникновения контрафактной продукции на мультимедийный рынок России в 1998-2004 гг.

В процессе борьбы с нарушением прав интеллектуальной собственности в случаях преступного воздействия на интеллектуальные права применяются статьи 146, 147 и 180 действующего УК РФ. Закрепленные в них составы, как отмечается в литературе, относятся к преступлениям экономической направленности. Причем статьи 146 и 147 УК РФ структурно помещены в разделе VII «Преступления против личности» в главу 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», а статья 180 УК РФ размещена законодателем в разделе VIII «Преступления в сфере экономики» в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». Как видим, один и тот же объект уголовно-правовой охраны (права интеллектуальной собственности) помещен законодателем в совершенно разные разделы и главы Особенной части Уголовного кодекса РФ. В юридической литературе высказывалось предположение выделить преступления против прав интеллектуальной собственности в самостоятельную главу. В качестве одного из вариантов рассматривалась возможность выделения самостоятельного раздела «Преступления против интеллектуальной собственности», который мог бы располагаться между разделом VII «Преступления против личности» и разделом VIII «Преступления в сфере экономики». Такое структурное расположение указанных норм объяснялось «двойственной правовой сущностью результатов интеллектуальной деятельности, в которых находят сочетание тесная связь интеллектуального результата с личностью автора и существование результата как имущественной (экономической) ценности» [30] .

Однако вопрос о выделении преступлений этого вида в самостоятельный раздел Особенной части УК РФ является дискуссионным. Расположение ст. 146 в главе 19 является вполне оправданным, учитывая специфику объекта этой главы — конституционные права и свободы человека и гражданина. Представляется возможным согласиться с преобладающей в отечественной уголовно-правовой доктрине точкой зрения, согласно которой «помещение ст. 146 в раздел, где определяются преступность и наказуемость деяний против личности, а не в главу об имущественных преступлениях, как это было в УК РСФСР 1926 г., нужно расценивать как законодательное решение вопроса о том, что анализируемое преступление посягает главным образом на нематериальные права, интересы человека» [32] .

Отметим, что Уголовный кодекс РФ 1996 г. не использует понятие «интеллектуальная собственность», он лишь оперирует такими понятиями, как «объекты авторского права и смежных прав» (ст. 146 УК РФ), «изобретение», «полезная модель», «промышленный образец» (ст. 147 УК РФ), «товарный знак», «знак обслуживания», «наименование места происхождения товаров» (ст. 180 УК РФ).

4 стр., 1683 слов

Информация и право собственности

... против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях. Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности ... документов и их тематика в зависимости от специализации информационных органов. Российские органы информации входят в соответствующие международные ...

Однако, как отмечают специалисты, все эти объекты уголовно-правовой охраны являются составными частями понятия «интеллектуальная собственность». Мы поддерживаем приведенное мнение К.Г. Перелыгина, поскольку само понятие интеллектуальной собственности включает в себя интеллектуальные права на объекты авторского права и смежных прав, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, а также средства индивидуализации товаров, работ и услуг.