Уголовно-правовая характеристика кражи (2)

Дипломная работа

В данной дипломной работе рассматривается вопрос «Уголовно-правовая характеристика кражи», которая является самой интересной и актуальной темой на мой взгляд. Так как, тайное хищение чужого имущества, т.е. кража, является самым распространенным в России преступлением.

Термин «хищение» для характеристики преступлений употребляется уже в первых законах Советской власти. Но в течение многих лет, несмотря на распространенность хищений, определение их общего понятия отсутствовало. В законе содержался исчерпывающий перечень форм этого преступления, выделенных в самостоятельные составы преступлений, с точным описанием непосредственно в законе признаков каждого из них. В теории уголовного права с некоторыми модификациями воспроизводилось толкование Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 года, согласно которому хищение заключается в незаконном безвозмездном обращении государственного или общественного имущества в свою собственность или собственность других лиц.

Часть 1 ст. 158 УК РФ предусматривает ответственность за кражу, тайного хищения чужого имущества. Кража является не только наиболее распространенной разновидностью хищения, но и самым массовым из всех совершаемых преступлений.

Объектом исследования данной дипломной работы являются уголовно-правовые общественные отношения, возникающие в сфере охраны собственности. правовой кража преступление уголовный

Предметом исследования является уголовно-правовая норма, устанавливающая ответственность за совершение кражи.

Целью настоящего исследования является попытка разработки теоретических положений и практических рекомендации по совершенствованию применения уголовно-правовой нормы об ответствен-ности за кражу.

Цель обусловила постановку и решение следующих задач:

  • исследование истории происхождения и развитии уголовной ответственности за кражу в Российской Федерации;
  • изучение нормативно-правовых актов, материалов судебной практики и юридической литературы по поставленному вопросу;
  • определение и описание уголовно-правовой характеристики кражи, квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков кражи;
  • проведение отграничения кражи от смежных составов преступлений.

Правовую основу исследования составили: Конституция РФ; Уголовное законодательство РФ; а также законодательство других отраслей права: гражданского и административного; Постановления Пленума Верховного суда РФ; Бюллетени Верховного суда РФ; научные статьи; так же были изучены материалы уголовных дел, рассмотренных Мировой судьей судебного участка по Благоварскому району Республики Башкортостан.

34 стр., 16638 слов

Диплом: Прокурорский надзор за исполнением законов при рассмотрении ...

... надзор, прокурор содействует всестороннему, полному, объективному и своевременному исследованию обстоятельств преступления, вынесению судом ... начала рассмотрения протеста судом. Основные акты рассматриваемого направления прокурорского надзора: а) заявления; б) ... законодательства, представляющего собой специфическую часть уголовного законодательства. Военно-уголовное законодательство имеет своей ...

Объем и структура работы определяются целями и задачами исследования дипломной работы.

Настоящая работа состоит из:

  • Введения;
  • трех глав (в которых рассматриваются история развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за кражу, дается определение понятия кражи, ее уголовно-правовая характеристика: объективные, субъективные и квалифицирующие признаки кражи, проводится отграничение кражи от смежных составов преступлений);
  • заключения;
  • списка использованных источников.
  • [Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/kraja-diplomnyih-rabot/

Глава 1. История развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за кражу

Нормы об ответственности за преступления против собственности, в том числе и кража, входят в раздел УК РФ о преступлениях в сфере экономики, их (преступления против собственности) наряду с преступлениями в сфере экономической деятельности и преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях стали относить к экономическим преступлениям. В.В. Мальцев считает, что нормами раздела VIII УК РФ «поставлена под уголовно-правовую охрану экономика России, т.е. в своей основе общественные произвоизводственные отношения существующего постсоциалистического общества, иными словами его экономический базис, и что в сферу экономики входят все отношения собственности». См.: Российское уголовное право: Курс лекции. Т. IV: Преступления в сфере экономики / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2000. с. 5.

Исторические нормы об ответственности за имущественные преступления являются самыми древними, так как возникли одновременно с появлением государства и права. Без них не обходилось ни одно дошедшее до нас законодательство (например, в древнем Риме по Законам XII таблиц свободных людей, пойманных за кражу, подвергали телесному наказанию, а рабов наказывали кнутом и сбрасывали со скалы).

Не являлось в этом плане исключением и российское уголовное право, в памятниках которого (в том числе и древнерусского права) зафиксированы нормы об ответственности, в первую очередь за корыстные, имущественные преступления. Такие нормы были и в Русской правде (XI — XII вв.) — нормы о разбое и краже, и в Псковской судной грамоте (1467 г.)

— например нормы о краже, грабеже, разбое, поджоге («зажоге»), и в Судебниках 1497 и 1950 гг., в Соборном уложении 1649 г., и в Артикуле Воинском Петра I (1715 г.) — глава «О зажигании, грабительстве и воровстве» и в Императорском Указе 1781 г. «О суде и наказании за воровство разных родов». Развитая система норм об ответственности за имущественные преступления в досоветском уголовном праве была сконструирована в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. и Уголовном Уложении 1903 г. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т.2 Особенная часть (главы I-X)/А.В. Наумов. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 246 с.

Нормы, регламентирующие ответственность за кражу, относятся к числу древнейших норм права. Они встречаются в первых русских памятниках права (в договоре князя Олега с Византией 911 г.), относительно виновного в краже была установлена его обязанность выплатить тройное вознаграждение потерпевшему, но не было указаний на уголовную кару. Вскоре в договоре князя Игоря с Византией (945 г.), вор должен не только возвратить украденную вещь, но и уплатить еще столько же.

6 стр., 2847 слов

Уголовная ответственность за преступления в сфере налогового законодательства

... Налоговым кодексом РФ установлена ответственность (ст. 106). Ответственность за совершение налоговых правонарушений несут организации и физические лица (с 16 лет) в случаях, если в их деяниях не содержится признаков уголовных преступлений, ...

Довольно подробно ответственность за кражу регламентировалась нормативными предписаниями Русской Правды (Х-ХI века).

В случаи корыстного завладения имуществом в ней охватывались в основном термином «татьба», под ним подразумевалось всякое тайное и открытое, ненасильственное похищение. Данный документ знал несколько статей об ответственности за кражу, так же отдельно регламентировалась ответственность за кражу скота, коня, удоя у пасущейся коровы, бобра, снопов, зерна, пчел и меда.

Особое отношение усматривается и к церковной краже. Ответственность за нее устанавливалась в Церковных Уставах Великих князей в силу разграничения юрисдикции между государством и церковью. Церковный Устав князя Владимира (Х в.) относил к компетенции церкви, т.е. посягательство на церковное имущество. Хотя санкция за это преступление в документе не была установлена, следует помнить, что в церковной судебной практике было достаточно сильное влияние византийских традиций, согласно которым кража в церкви каралась ослеплением или сечением.

Заложенные в первых памятниках права основы регулирования ответственности за кражу получили дальнейшее развитие в ХIV — XV веках. Известным памятником периода феодальной раздробленности стала Псковская Судная грамота (1467 г.).

Ее особенностью можно считать установление смертной казни за кражу, совершенную в третий раз, а также за церковную кражу, конокрадство и кражу государственного имущества. В тоже время в этом источнике появляется и новое основание усиления ответственности за кражу — ее неоднократность и рецидив.

Еще более усилена охрана феодальной собственности была в Судебниках 1547, 1550 и 1589 годов. Согласно этим документам, кража совершенная в первый раз, помимо возмещения ущерба, потерпевшему, для виновного грозила торговой казнью и взысканием штрафа в пользу казны. При невозможности возместить ущерб потерпевшему, в силу отсутствия имущества, виновный отдавался в холопство потерпевшему для отработки долга.

Ужесточение наказания за кражу продолжилась в Соборном Уложении (1649 г.), которое установило обязательную пытку уже при обвинении преступника в первой краже. Уложение знало простую кражу и квалифицированную, к которой относилась кража, совершенная на службе, церковная кража, кража совершенная в государственном дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка. Кража в Уложении — по прежнему ненасильственное посягательство на собственность. Уложение вводит понятие «головной татьбы», под которой понималось воровство, сопровождающееся убийством.

Уложения 1649 года просуществовало в России достаточно долго и имело силу во время и после Петровских преобразований. Однако, Петр I внес существенные изменения в представление о краже и ее наказуемости. Простой кражей считалась согласно Воинским Артикулам Петра I (1715 г.) кража, не превышавшая 20 рублей и совершенная не более чем в третий раз. К квалифицированным видам кражи относилась: кража из церкви и иных святых мест, кража человека с целью его продажи, кража совершенная у своего господина, кража казенных предметов, имеющих государственное значение. Такие кражи карались смертной казнью.

13 стр., 6487 слов

Обязательства по передаче имущества в собственность

... часть обязательственного права и обязательства по передаче имущества в собственность, проанализировать применение данного вида обязательства юридическими лицами и гражданами. Цель работы: определение понятий обязательств, оснований их возникновения и характеристика обязательства по передаче имущества в собственность или другого вещного ...

Основные нормы об ответственности за имущественные преступления в Уложении 1845 г. были сосредоточены в разделе XII «О преступлениях и проступках против собственности частных лиц», состоящим из пяти глав. В главе первой были помещены нормы о насильственном завладении чужим недвижим имуществом и об истреблении граничных межевых знаков. Во второй о истреблении и повреждении чужого имущества. В третьей, которую можно назвать основной, — о похищении имущества. В четвертой — о присвоении и утайке чужой собственности. В пятой — о преступлениях и проступках по договорам и другим обязательствам.

В уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. (не отменявшим в этой части Уложение 1845 г., а предусматривавшим ответственность за совершение проступков, ранее рассматривавшихся в

Уложении в качестве преступлений) нормы об имущественных проступках были включены в гл. 13 «О проступках против чужой собственности» (ст. 145-181).

К ним относились: самовольное пользование чужим имуществом и его повреждение, похищение и повреждение чужого леса, кража (предмета ценой не свыше 300 рублей), мошенничество (на сумму не свыше 300 рублей), присвоение и растрата (на сумму не свыше 300 рублей), присвоение найденного и покупка или принятие в заклад заведомо краденого или полученного путем обмана имущества.

В Уголовном уложении 1903 года основные нормы об ответственности за имущественные преступления были расположены в следующих главах: гл. 30 — о повреждении имущества, путей сообщения, предостерегатель-ных, граничных и тому подобных знаков или иных предметов (23 статьи), гл. 31 — о необъявлении о находке, присвоении чужого имущества и зло-употребление доверием (9 статей), гл. 33 — о мошенничестве (7 статей).

Законодательная редакция указанных норм в определенной мере устранила недостатки в этом плане Уложения 1845 года, однако, как отмечалось, эти нормы, как и большая часть Уложения в целом, не были введены в действие.

Таким образом, XVIII век в истории законодательства об ответственности за кражу ознаменовался дальнейшей разработкой вопросов дифференциации ответственности в зависимости от объекта посягательства, его предмета, обстоятельств совершения, повторности, степени оконченности преступления и количества участвующих в нем лиц.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) определяло кражу как тайное похищение чужих движимых вещей или денег без насилия, угроз и других обстоятельств, составляющих признак грабежа и разбоя.

Важным рубежом в развитии права вообще, и уголовного права в частности стала Великая Октябрьская социалистическая революция. Октябрьская революция ознаменовала переход к новому социально — экономическому строю, при котором особое значение придавалось охране и укреплению социалистической собственности. Уже на второй день после переворота Декрет «О земле» установил: «Какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом».

В Российском советском уголовном праве первым нормативным актом, упоминавшем о некоторых имущественных (против собственности) преступлениях, был Декрет II Всероссийского Съезда Советов «О земле» от 27 октября 1917 года, в соответствии с которым «какая бы то ни была порча конфискуемого имущества (помещичьего, монастырского и церковного), принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом». Декрет СНК «О суде» от 24 ноября 1917 года, фактически отменивший действие законов Российской империи и Временного правительства (суды «руководствуются в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию»), в числе наиболее опасных для революции деяний, подсудных революционным трибуналам, назвал «мародерство и хищничество» (всевозможные проявле-ния хищения имущества).

9 стр., 4294 слов

Кража: проблемы квалификации

... преступлений направленных против собственности кража остается одним из наиболее распространенных видов преступлений. За двенадцать месяцев 2009 года почти половину всех зарегистрированных видов преступлений (47,5 процента) составили хищения чужого имущества, совершенные путем кражи, ...

В Декрете СНК от 20 июля 1918 года № 3 «О суде» среди наиболее опасных преступлений, рассмотрение дел о которых возлагалось на местные народные суды, перечисляется разбой. Декрет ВЦИК и СНК от 4 июля 1921 года предусматривал меры борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующим хищениям.

До принятия первого советского Уголовного кодекса не существовало единой системы норм о преступлениях против собственности с четко очерченными составами преступлений и соответствующими санкциями.

Первый советский Уголовный кодекс (УК РСФСР 1922 года) предусматривал ответственность за преступления против собственности в гл. VI Кодекса «Имущественные преступления». К ним относились сле-дующие преступления: кража, покупка заведомо краденного, грабеж, разбой,присвоение или растрата, мошенничество, подделка в корыстных целях бумаг, документов и расписок, фальсификация, т.е. обманное изменение с корыстной целью вида или свойства предметов, предназ-наченных для сбыта или общественного употребления, а равно сбыта таких предметов, ростовщичество, вымогательство, умышленное истребление или повреждение имущества, самовольное пользование в корыстных целях чужим изобретением или привилегией, чужим товарным, фабричным или ремесленным знаком, рисунком, моделью, а также чужой фирмой или чужим наименованием. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т.2 Особенная часть (главы I-X)/А.В. Наумов. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 248 с.

Глава VI УК РСФСР 1922 года «Имущественные преступления» открывалась статьей 180, в которой довольно детально описывались признаки состава кражи. Кража определялась как тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании и ведении другого лица или учреждения. В одной статье законодатель объединил несколько различных по объекту и степени опасности посягательств. В п.п. «а», «б», «в», ст. 180 УК РСФСР устанавливалась ответственность за кражу имущества частных лиц: п. «а» предусматривал наказание в виде шести месяцев лишения свободы за простую кражу, п. «б» — наказание лишением свободы на два года со строгой изоляцией за кражу с применением орудий или инструментов, или других технических приспособлений и приемов; кражу, совершенную лицом, занимающимися кражами как профессией; кража, когда похищенное было заведомо необходимым средством существования потерпевшего; кражу, совершенную по предварительному соглашению с другими лицами; п. «в» устанавливал наказание в виде лишения свободы на срок не ниже двух лет за кражу лошадей или крупного рогатого скота у трудового земледельческого населения. Остальные положения ст. 180 УК РСФСР предусматривали ответственность за кражу государственного имущества.

10 стр., 4940 слов

Основные этапы преступления

... государственный переворот. В некоторых случаях общественную опасность представляет само обнаружение умысла, например, намерение убить, причинить тяжкие телесные повреждения, уничтожить имущество, ... с прямым умыслом на совершение конкретного преступления. Оконченное преступление может совершаться как с прямым, так ... «инакомыслие». Так, по ст. 70 УК РСФСР 1926 г. за антисоветскую агитацию и пропаганду ...

Раздельный режим охраны государственной и частной собственности был обоснован политическими и идеологическими соображениями.

В 1923 году на основании п. «з» ст. 180 УК РСФСР законодатель формулирует самостоятельную норму ст. 180 — а, об ответственности за кражу из государственных складов и иных хранилищ, расширяя сферу криминализации посредством указания не только на кражу, как способ хищения, но и на иные способы (подлог документов и т.д.), при этом основной состав предусматривал наказание в виде лишения свободы на срок не ниже трех лет, а та же краже, совершенная при отягчающих вину обстоятельствах, каралась смертной казнью. В этом же году появился и новый квалифицирующий признак кражи в ст. 180 — «совершение кражи во время пожара, наводнения, крушение поезда или иного общественного бедствия». В 1924 году в ст. 180 УК РСФСР было внесено положения «о ненаказуемости мелкой заводской кражи, материалов и орудий производства, совершенное в первый раз рабочим или служащим, занятым в производстве в пределах своего предприятии, если стоимость похищенного не превышает пятнадцати рублей».

Подобная система норм просуществовала недолго, до принятия второго советского уголовного закона — УК РСФСР 1926 года.

В УК РСФСР 1926 года в гл. VII «Имущественные преступления» к ним (по сравнению с УК 1922 года) были добавлены кража электрической энергии, похищение лошадей или другого крупного скота и трудового земледельческого населения, присвоение находки, ростовщичество и некоторые другие не относящиеся в строгом смысле по объекту и предмету посягательства к имущественным преступлениям, например непринятие должных мер капитаном одного из столкнувшихся на море судов для спасения другого судна, изготовление и хранение с целью сбыта подпольного пробирного клейма, клеймение таковым изделий и слитков из золота, серебра и платины. Как и в УК РСФСР 1922 года в разряд имущественных преступлении были включены также некоторые другие по объекту и предмету посягательства преступления: против порядка управления — подделка в корыстных целях официальных бумаг, документов и расписок; хозяйственно-экономические преступления — обманное использование с корыстной целью вида или свойства предметов, предназначенных для сбыта или собственного употребления; преступления против авторских прав и избирательных прав. Отдельные имущественные преступления были размещены в гл. II «Преступления против порядка управления», например умышленное истребление или повреждение имущества, принадлежащего государственным учреждениям и предприятиям, а также общественным (кооперативным, профессиональным и т.п.) организациям, в гл. III «Должностные (служебные) преступления» (например, присвоение или растрата должностным лицом или лицом, исполняющим какие-либо обязанности по поручению государственного или общественного учреждения денег, ценностей или иного имущества, находящихся в его ведении в силу его служебного положения или исполнения обязанностей), в гл. V «Преступления хозяйственные» (например, расхищение государственного или общественного имущества, в частности путем заключения невыгодных сделок, лицом, руководящим государственным или общественным учреждением или предприятием, совершенное по соглашению с контрагентами этих учреждений или предприятий).

4 стр., 1560 слов

Содержание и анализ уголовного кодекса РСФСр 1922 года

... РСФСР ст.10 установлено, что «в случае отсутствия в Уголовном кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или меры социальной защиты применяются согласно статей Уголовного Кодекса, ... публичный порядок. В число государственных преступлений включались также преступления против порядка управления: оскорбление ... г) условное осуждение; д) конфискация имущества - полная или частичная; е) ...

УК РСФСР 1926 года устанавливал ответственность за кражу в статье 162. Он продолжил курс УК РСФСР 1922 года на конструирование различных санкций за кражу имущества частных лиц и государственного имущества. В отношении краж у частных лиц была предусмотрена ответственность за простую кражу; квалифицированную кражу, под которой понималась кража, совершенная повторно или в отношении имущества, заведомо являющегося необходимым для существования потерпевшего; кража с применением технических средств, неоднократно, по предварительному сговору с другими лицами, а равно кража на вокзалах, в вагонах, пароходах и гостиницах; привилегированную кражу, т.е. кражу, совершенную при отсутствии квалифицирующих признаков, но вследствие безработицы, нужды, в целях удовлетворения минимальных потребностей своих или своей семьи.

В дальнейшем статьи УК РСФСР 1926 года об ответственности за преступления против собственности менялись в основном в одном направлении: резкой дифференциации уголовной ответственности за преступления против государственной и общественной (социалистической) собственности и за преступления против личной собственности граждан. 7 августа 1932 года ЦИК и СНК СССР приняли Постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». В соответствии с ним за хищения государственного имущества (к ним относились и хищения грузов на железнодорожном и водном транспорте) и имущества колхозов и кооперативов (в том числе урожай на полях) были установлены (независимо от размеров и способов хищения) не просто строжайшие, а жестокие наказания — расстрел с конфискацией всего имущества или при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества. Постановление предусматривало и неприменение амнистии к лицам, осужденным за эти преступления. В народе этот закон получил название «закон от седьмого восьмого» (по дате и месяце принятия) или «закон о колосках» так как типичное нарушение этого закона заключалось в том, что новоиспеченные колхозники (чаще всего женщины), чтобы спасти семью и детей от голодной смерти, вынуждены были выносить с поля хлебные колоски, а при работе по обмолоту — и зерно. В результате, по данным некоторых исследователей, за шесть лет действия такого закона было осуждено только колхозников примерно 1800 тыс. человек, при том что впоследствии было признано, что каждый второй из них был осужден неправильно. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т.2 Особенная часть (главы I-X)/А.В. Наумов. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 250 с.

Во время войны законодательство об ответственности за хищения не стояло на месте, но его развитие шло не по пути изменения уголовного закона, а по пути либо расширительного толкования имеющихся в УК РСФСР 1926 года признаков, либо по пути издания отдельных, казуистичных законов, обусловленных нуждами военного времени. По окончании войны многие из этих постановлений утратили силу.

Из послевоенных актов в истории уголовно-правовой борьбы с кражами особое значение имели Указы Президиума Верховного Совета СССР 1947 года «Об усилении охраны личной собственности граждан» и «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества». Эти указы не были включены в УК РСФСР и применялись самостоятельно. В 1955 году Указом Президиума Верховного Совета СССР была установлена ответственность за мелкое хищение государственного и общественного имущества, которая каралось максимум лишением свободы сроком на три месяца, а в случае повторности — до двух лет.

16 стр., 7570 слов

Проблема хищений государственного и общественного имущества

... на го­сударственное или общественное имущество была и остается од­ной из главных задач правоохранительных органов. Актуальность работы Целью курсовой работы является: расследование хищений государственного или общественного имущества, ... пра­вил о валютных операциях и др.). Хищения государственного или общественного имущества — это экономические преступления. Они могут быть классифици­рованы по ...

Система раздельной охраны государственной, общественной и частной собственности от краж получила свое дальнейшее развитие в УК РСФСР 1960 года.

Законодательная практика разделения уровня ответственности и наказания за преступления против социалистической (государственной и общественной) и личной собственности была реализована и в указах Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан».

УК РСФСР 1960 года законодательно-технически оформил указанную тенденцию различной ответственности за преступления против двух форм собственности (социалистической и личной), разведя нормы об ответственности за эти преступления по самостоятельным главам Особенной части Кодекса. В главе второй были помещены нормы о преступлениях против социалистической собственности, а в главе пятой — о преступлениях против личной собственности, причем наказания за первые установились более строгие чем за вторые. Так, вскоре после принятия кодекса (Законом РСФСР от 25 июля 1962 г.) он был дополнен статьей об ответственности за хищения государственного или общественного имущества «в особо крупных размерах, независимо от способа хищения» (при его стоимости свыше 10 000 руб.), за совершения которого было установлено наказание в виде смертной казни либо лишения свободы на срок от 8 до 15 лет с конфискацией имущества со ссылкой или без таковой. По этой статье наказывалась и кража социалистического имущества в особо крупных размерах, наказание же за кражу при особо отягчающих обстоятельствах личного имущества граждан (ч. 3 ст. 144) было намного мягче — лишение свободы на срок от двух до семи лет с конфискацией имущества или без таковой (за кражу, совершенную особо опасным рецидивистом, полагалось, по ч. 4, ст.144, лишение свободы на срок от четырех до десяти лет с конфискацией имущества).

Система норм об ответственности из-за имущественные (против собственности) преступления в УК РСФСР 1960 года выглядела следующим образом. Глава 2 «Преступления против социалистической собственности» включала статьи об ответственности за следующие преступления: хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи; хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем грабежа; разбой с целью завладения государственным или общественным имуществом; хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением; хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем мошенничества; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием; вымогательство государственного или общественного имущества; мелкое хищение государственного или общественного имущества; присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества; умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества; неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества; недобросовестное отношение к охране государственного или общественного имущества; преступления против государственной или общественной собственности других социалистических государств.

12 стр., 5814 слов

Грабеж, разбой и вымогательство как преступление простив собственности

... кража, разбой, вымогательство и т. д. 2. Причинение имущественного либо иного ущерба, не связанное с хищением. К данной группе преступлений против собственности относятся: 1) Вымогательство — это требование передачи чужого имущества или ...

Заложенная в УК РСФСР 1960 года нормативная модель борьбы с кражами постоянно реформировалась в соответствии с задачами, стоящими перед государством и обществом. Наибольшую значимость среди всех внесенных в УК РСФСР изменений имел, безусловно, закон от 01 июля 1994 года, которым была исключена глава об ответственности за хищения социалистического имущества и в единой главе об ответственности за посягательства на собственность была установлена единая ответственность за преступные посягательства на различные формы собственности.

Как уже отмечалось, в 1962 году Кодекс был дополнен статьей об ответственности за хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах (отмена в 1986 году), а в 1961 году — статьей об ответственности за преступно небрежное использование и хранение сельскохозяйственной техники, а в 1986 году — статья об ответственности за самовольное использование транспортных средств, машин либо механизмов и за нарушение правил использования энергии (электрической и тепловой) или газом в быту.

Термин «хищение» для характеристики соответствующих преступлений употребляется уже в первых законах Советской власти. Но в течение многих лет, несмотря на распространенность хищений, определение их общего понятия отсутствовало. В законе содержался исчерпывающий перечень форм этого преступления, выделенных в самостоятельные составы преступлений, с точным описанием непосредственно в законе признаков каждого из них. А в теории уголовного права с некоторыми модификациями воспроизводилось толкование Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 года, согласно которому хищение «заключается в незаконном безвозмездном обращении государственного или общественного имущества в свою собственность или собственность других лиц». См.: Уголовное право России. Часть особенная/Отв. ред. М.А. Кругликов.— М., 1999.— с.195. До начала 70-х гг. ХХ века суды твердо придерживались мнения, что хищение образует оконченный состав преступления в момент незаконного изъятия имущества. Для признания хищения оконченным не требовалось, чтобы виновный увез или унес похищенное с места совершения преступления, имел возможность извлечь из него пользу, т.е. воспользоваться им самому, продать или передать другим лицам. Важно было установить тот момент, когда собственник (или иной владелец) имущества лишался навсегда или на время (каким бы кратким это время ни было) возможности распорядиться данным имуществом , так как в силу действий виновного оно оказалось в его распоряжении. Поэтому кража признавалась оконченной, когда, например, уборщица сельского магазина отрезала несколько метров ткани и спрятала под прилавком, хотя вынести этот отрез ей не удалось, так как она была задержана.

В Бюллетене Верховного суда РСФСР № 1 1972 года было опубликовано решение президиума одного из городских судов по делу С., означавшее кардинальный поворот при решении рассматриваемого вопроса. Приговором народного суда С. Был осужден за оконченное хищение (кражу) государственного имущества в крупных размерах, совершенное при следующих обстоятельствах. Ночью он с целью хищения шерстяной пряжи проник на территорию комбината по производству сукна, на котором ранее работал, и пользуясь бесконтрольностью, сложил в 9 мешков 83 бобины шерстяной пряжи и выбросил их через окно на территорию заводского двора. Пять мешков с пряжей он спрятал в одном месте, а остальные в другом (все — на охраняемые территории комбината).

Через двое суток, также ночью, С. вновь проник на территорию комбината, чтобы вынести спрятанные мешки с шерстью, он был задержан охраной.

Судебная коллегия по уголовным делам городского суда приговор оставила без изменения. Заместитель председателя ВС РСФСР внес протест в президиум городского суда, в котором ставил вопрос о переквалификации действии С. с оконченной кражи на покушение на нее. Президиум суда протест удовлетворил по следующим основаниям. По его мнению, ответственность за оконченное хищение должна наступать в случаях, когда лицо полностью осуществило преступный умысел на завладение имуществом и приобрело возможность использовать его по своему усмотрению. Если же действия виновного, направленные на хищение, не были осуществлены по не зависящим от него причинам, они, в зависимости от обстоятельств, должны быть квалифицированны как приготовление к преступлению или покушение на него. Совокупностью же собранных по делу доказательств установлено, что С. выбросил на охраняемую территорию 10 мешков с пряжей, которой впоследствии при более благоприятных условиях намеревался завладеть и распорядиться. Через двое суток он с этой целью проник на территорию комбината, но задуманное совершить не смог, так как был задержан охраной. По мнению президиума суда, содеянное С. являлось покушением на хищение (кражу), и его действия были квалифицированы именно таким образом. См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1972. № 1. с. 14-15.

Спустя непродолжительное время эта позиция получила выражение в Постановлении Пленума ВС СССР от 11 июля 1972 года № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»: «Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распорядиться по своему усмотрению или пользоваться им». См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1972. № 4. с. 8.

Глава 5 «Преступления против личной собственности граждан» объединяла статьи об ответственности за кражу, грабеж, разбой, мошенничество, вымогательство, умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, неосторожное уничтожение или повреждение личного имущества граждан и преступления против собственности объединений, не являющихся социалистическими организациями.

Наиболее крупным изменениям нормы об ответственности за преступления против собственности в УК РСФСР подверглись уже после распада Союза ССР. Федеральным законом от 1 июля 1994 года № 10 ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» из Кодекса была целиком исключена глава вторая, а глава пятая стала называться «Преступления против собственности», и в ней устанавливалась одинаковая ответственность за преступления против собственности, независимо от ее формы. Данное принципиальное изменение означало приведение УК РСФСР 1960 года в соответствие с Конституцией РФ 1993 года, в соответ-ствии с которой (ч. 2 ст. 8) все формы собственности в Российской Федерации «признаются и защищаются равным образом». См.: Конституция Российской Федераций — М.: Эксмо, 2010.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика кражи

2.1 Объективные признаки кражи

Кража определяется в законе как тайное хищение чужого имущества. Таким определением охватывается посягательство на любую форму собственности и, кроме того, подчеркивается, что имущество является для похитителя чужим, а способ завладения этим имуществом — тайным. Как и для любой формы хищения, в том числе, и для кражи видовым объектом служат отношения собственности вообще, а непосредственным объектом — отношения конкретной формы собственности, определяемой принадлежностью похищаемого имущества, которое выступает как предмет кражи. См.: Уголовное право РФ. Особенная часть: под ред.: Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. — М.: ИНФРА — М, 2009. — 194 с.

В качестве предмета преступлений против собственности законодатель называет чужое имущество.

Под имуществом понимают совокупность вещей, определенных предметов материального мира, обладающих экономическими свойствами, и имеющих определенную ценность. Для того чтобы стать материальным выражением соответствующих общественных отношений, предмет кражи должен характеризоваться определенными признаками. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т. 2. Особенная часть // А.В. Наумов. — 4-е изд., — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 252 с.

Собственность, есть экономико-правовое понятие (категория), правовое содержание которого раскрывается в гражданском законодательстве. В соответствии с ч. 1 ст. 209 ГК РФ содержание права собственности образует право владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В своей совокупности эти права означают (ч. 2 ст. 209 ГК РФ), что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственниками, свои права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. См.: Гражданский кодекс Российской Федерации — М.: «Омега-Л», 2011.

В соответствии с ч. 2 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иная форма собственности. См.: Конституция Российской Федерации — М. : Эксмо, 2010. В связи с этим установление в УК РФ равной ответственности за посягательство на любую форму собственности, безусловно, основано на указанной конституционной норме.

Чтобы отвечать требованиям предмета преступного посягательства, имущество должно обладать следующими признаками:

1. Быть движимым и недвижимым;

2. Быть предметом материального мира, которые извлечены из естественного природного состояния и в которых вложен труд человека;

3. Обладать определенной экономической ценностью;

4. Должно быть чужим.

К недвижимому имуществу ГК РФ относит земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без причинения несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (при этом в ГК РФ уточняется, что законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество).

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом (ст. 130).

Деньги — это отечественная и иностранная валюта. К валютным ценностям относятся также ценные бумаги в иностранной валюте, драгоценные металлы, природные драгоценные камни, а также жемчуг. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т. 2. Особенная часть // А.В. Наумов. — 4-е изд., — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 254 с.

В современном мире в условиях рыночной экономики, в денежно-торговом обороте все в больших масштабах используются гражданами пластиковые кредитные карты крупных коммерческих банков. Такие расчетные средства платежа, являющиеся эквивалентом cоответствующих денежных cумм, также составляют предмет оконченного хищения чужого имущества.

Признается имуществом, а также и предметом преступлений против собственности разновидность ценных бумаг, такие как документы, удос-товеряющие определенные имущественные права. К ним могут относится, например, различного рода проездные документы, дающие право на проезд на городском и воздушном транспорте (единые проездные билеты, абонементные книжки, а также разовые билеты на проезд в указанных видах транспорта).

Напротив, не являются предметом преступления, документы, которые не предоставляют владельцу каких-либо имуществен-ных прав, таким образом, не выступают в качестве средства платежа, например счета, подлежащие оплате, товарные накладные, подлежащие оплате товарные чеки торговых предприятий и т.д. Так же, не являются предметом преступления против собственности и сами по себе так называемые легитимиционные знаки (номерки, жетоны на сданную в гардероб театра, кино и в других заведениях одежду, их кража с целью похищения соответствующих вещей расценивается как приготовление к последующему хищению чужого имущества).

Преимущественно предметом преступления при кражи является движимое имущество.

Сложнее в этом отношении обстоит дело с недвижимым имуществом.

По мнению Наумова А. В., в отношении дома или другого строения хищение может произойти и путем перевода такой недвижимости в «движимое» имущество. Дом может быть разобран, например, на бревна, и перевезен в другое место. Это может быть совершено в виде кражи. Слово «движимое» здесь намеренно постановлено в кавычки. Перевезены будут бревна, а кража останется кражей недвижимого имущества, т.е. дома как такового, хотя бы по причине того, что стоимость не перевезенных бревен, а дома в его первоначальном состоянии значительно выше (разбор дома на бревна будет в этом случае техническим способом кражи, не влияющим на квалификацию преступного деяния).

Сказанное относится к похищению всего дома (и, если из дома вынимается и похищается, допустим, часть бревен, речь пойдет о краже именно этих бревен как имущества движимого).См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т. 2. Особенная часть // А.В. Наумов. — 4-е изд., — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 251 с.

Имущество как предмет преступлений против собственности необходимо отличать от предмета экологических преступлений, поэтому естественные природные богатства не рассматриваются как имущество в этом смысле. Чтобы стать таковым, соответствующие предметы (объекты) должны быть выделены из естественной природной среды трудом человека. Таким образом, не являются предметом преступлений против собственности лес на корню, рыба и животные в естественном состоянии (реках, озерах, лесах), полезные ископаемые в недрах земли и т.д. Однако срубленный лес (деревья), выловленная рыба, отстреленная дичь, добытые, извлеченные из природного состояния, полезные ископаемые превращаются в предмет преступлений против собственности. См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т. 2. Особенная часть // А.В. Наумов. — 4-е изд., — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 260 с.

Hе являются предметом преступления документы, которые не cодержат имущественные права и в силу этого не выступают в качестве платежных средств, таким образом к ним могут относится, товарные накладные, квитанции и тому подобные документы. Но, в случае если виновный похищал их c целью последующей подделки и использования в качестве oбманного получения имущественных благ, или денежных средств, данное преступное деяние можно рассматривать как приготовление к мошенничеству. Также, предметом преступления не признаются документы, которые не обладают экономической ценностью, например: диплом об образовании, паспорт, трудовая книжка и т.п. (завладение этим предметами влечет ответственность по ст. 325 УК РФ).

К предметам xищения, не относятся находка или клад, а также имущество, вышедшее из ведения собственника или иного владельца в силу случайных обстоятельств. Oднако, имущество, оставленное собственником или владельцем данной вещи, в определенном месте, за которыми они могут вернуться, может являться предметом хищения, если при этом виновный осознавал, что они вернуться за этой вещью. По Гражданскому кодексу РФ «клад — это зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право».

В соответствии с п. 1 ст. 233 Гражданского кодекса РФ, обнаруженный клад поступает в собственность лица, которому принадлежит участок, где клад бал сокрыт, и лица, обнаружившего клад. Однако, в соответствии с п. 2 ст. 233 Гражданского кодекса РФ, в случае обнаружения клада, содержавшего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник участка, где клад был сокрыт и лицо, обнаружившее клад, имеет право на получение вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада. См.: Гражданский кодекс Российской Федерации — М.: «Омега-Л», 2011. В случае присвоения клада данные действия будут считаться хищением государственного имущества и могут быть квалифицированы по ст. 164 УК РФ (хищение предметов, имеющих особую ценность).

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о краже вещей, находящихся на умершем или при нем. Такие вещи могут признаваться предметом преступного деяния, совершенного путем кражи до момента захоронения, поскольку собственник таких вещей определяется в соответствии с правом наследования. После захоронения, когда родственники и другие наследники добровольно отказались от вещей, находившихся при умершем, ответственность за такое хищение невозможна. В данном случае виновное лицо, обращая имущество в свою пользу, таким образом не нарушает права собственности. Похищение же находящегося в могиле после захоронения, имущества должно квалифицироваться как преступление против общественной нравственности по ст. 244 УК РФ (надругательство над телами умерших и местами их захоронения).

См.: Уголовное право. Особенная часть. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. — М.: Юрист, 2000. — с. 142.

Предметом преступлении против собственности может быть, как правило, имущество, находящееся в свободном гражданском обороте. В связи с этим хищение, например, ядерных материалов или радиоактивных веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, наркотических или психотропных веществ квалифицируется не как преступление против собственности, а как самостоятельное преступление против общественной безопасности (ст. 221 и 226 УК РФ) или против здоровья населения и общественной нравственности (ст. 229 УК РФ).

См.: Российское уголовное право. Курс лекции: в 3 т. Т. 2. Особенная часть // А.В. Наумов. — 4-е изд., — М.: Волтерс Клувер, 2008. — 261 с.

В уголовно-правовой литературе без каких-либо оговорок признается, что не является имуществом и, следовательно, предметом и объектом преступлении против собственности интеллектуальная собственность и что посягательство на нее всегда образует составы иных преступлений, например, предусмотренных ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав) или ст. 147 УК РФ (нарушение избирательных и патентных прав).

См.: Уголовное право РФ. Общая и особенная части: учебник под ред.: М.П. Журавлева и С.И. Никулина — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008. — 134 с. С позиции действующего права (и не только уголовного, но и гражданского) это действительно так. ГК РФ, включая интеллектуальную собственность в разряд объектов гражданских прав, исключает ее из понятия имущества. Нарушение авторских и смежных прав, а также изобретательских и патентных прав (ст. 146 и 147 УК РФ), отнесено не к преступлениям против собственности, а к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Объективную сторону состава преступления характеризует внешний акт конкретного общественно опасного посягательства на охраняемый уголовным законом объект.

Объективная сторона хищения характеризуется активными действиями, выразившимися в противозаконном, безвозмездном изъятии и обращения имущества в пользу виновного или других третьих лиц и в причинение имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу этого имущества. Виновный помимо воли законного владельца (чаще собственника) самовольно завладевает чужим имуществом. Это изъятие, т.е. перемещение предметов кражи, осуществляется тайно. См.: Уголовное право России: Учебник для ВУЗов: В 2 т. / под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. — Т. 2: Особенная часть. М.: Норма, 2005. — 203 с.

Хищение признается тайным, если оно совершается скрытно, незаметно для собственника или владельца имущества, лиц, в ведении, либо под охраной которых находится имущество, а также для третьих лиц. См.: Уголовное право РФ. Общая и особенная части: учебник под ред.: М.П. Журавлева и С.И. Никулина — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2008. — 451 с. Как справедливо отмечал Б.Д. Завидов, тайность хищения есть специфический признак кражи, отличающих ее от других форм хищения. Решающим при оценке тайности хищения является осознание самим виновным того, что он изымает чужое имущество тайно, т.е. скрыто от потерпевшего и иных лиц либо незаметно для них. См.: Завидов Б.Д. Кража: уголовно-правовой анализ. М.: Приор, 2008. С. 16-17. Например, квартирная кража в отсутствие хозяев или карманная кража в толпе, транспортном средстве и т.п., когда потерпевший не осознает, что у него похитили бумажник, кошелек, деньги из разрезанной сумочки и т.п. Также тайным признается похищение ценностей у спящего лица, находящегося в состоянии сильного опьянения, лица, находящегося в бессознательном состоянии.

П. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной прак-тике по делам о краже, грабеже и разбое» разъяснил, что «как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но не заметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя их окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества». См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 2. с. 6. В постановлении обращается внимание правоприменителей на то, что если потерпевший или посторонние лица видели, что происходит хищение, но виновный исходя из окружающей обстановки считал, что действует тайно, содеянное также следует квалифицировать как кражу.

Объективно ситуация может складываться следующим образом:

1. Виновный полагает, что действует тайно, и действительно никто его действия не видит;

2. Виновный полагает, что действует тайно, но на самом деле есть свидетели его действий, не понимающие противоправный характер поведения виновного;

3. Виновный полагает, что действует тайно, но есть свидетели его действий, которые понимают, что совершается хищение, но по каким-либо причинам не обнаруживают своего присутствия.

Наиболее простым вариантом для квалификации хищения в качестве кражи является первый вариант, когда виновный полагает, что действует тайно, и его действия действительно никто не видит. К такого рода преступлениям относятся, чаще всего квартирные кражи, кражи имущества из помещений и иных хранилищ, так же в безлюдных местах. Например, 06 сентября 2010 года около 21 часов Г. из корыстных побуждений, умышлено, при проведении посевных работ на поле № 7 с прицепа трактора МТЗ — 82, тайно похитил семена зерна, принадлежащим ООО «Агрофирма Каргалы» чем причинил ущерб в размере 2700 рублей. В этом случае виновный полагает что действует тайно, и его действия действительно никто не видел. См.: Уголовное дело № 1-92/2010. Архив Мирового судьи Судебного участка по Благоварскому району РБ.

Более сложным следует считать второй вариант, когда виновный полагает, что действует тайно, но имеются очевидцы его действий, которые не понимают, что совершается кража, а полагают, что виновный взял собственное имущество. К такого рода кражам относятся в основном кражи багажа на вокзалах, сумок, портфелей, других предметов в общественных местах.

При квалификации указанных деяний нередко допускаются ошибки, поскольку объективно преступник действовал открыто. С точки зрения объективного критерия его действия подпадают скорее под определение грабежа, чем кражи. При такой ситуации нельзя забывать, что при определении тайности действий виновного основным является не объективный, а субъективный критерий — осознание виновным того, что он действует тайно. Именно по этому критерию в рассматриваемой ситуации следует отличать кражу от грабежа. Так, Кузьминским районным судом г. Москвы П. осужден к двум годам лишения свободы по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, как лицо, совершившее тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему. 5 марта 2009 года П., находясь в зале ожидания автовокзала «Выхино» в г. Москве, похитил чемодан, принадлежащий К. При этом люди, находившиеся в зале ожидания, не догадывались, что совершается кража, а считали что П. взял собственный багаж. См.: Уголовное дело № 1-348-05-09. Архив Кузьминского районного суда города Москвы.