Управление обеспечением продовольственной безопасности России на современном этапе развития

Дипломная работа
Содержание скрыть

Современный мир с глобальным характером экономики и обострением внешнеполитической борьбы за обладание природными ресурсами и рынками сбыта вносит серьезные коррективы в концептуальные подходы к рассмотрению проблемы продовольственной безопасности. Как политическая проблема глобального и регионального масштабов категория «продовольственная безопасность» стала рассматриваться относительно недавно.

Обеспечение продовольствием населения — важнейшая функция государства, и если власть не способна предотвратить голод, происходит делегитимация власти, ведущая не только к смене элит, но зачастую и политических режимов.

Угроза продовольственного кризиса в России имеет в настоящее время явно выраженные черты. За последние десять — пятнадцать лет население России существенно сократило потребление всех видов пищевых продуктов. Потребление мяса и мясных продуктов в расчете на душу населения снизилось почти на 40%, молока и молочных продуктов — на 41,5%, рыбы и рыбопродуктов — на 65%, яиц — на 28,6%, сахара — на 34%, масла растительного — на 17,6%, овощей и бахчевых культур — на 15,7%.23

С ухудшением качества и структуры питания значительно уменьшилась его калорийность и снизился уровень потребления белков, жиров и углеводов. Люди стали больше употреблять хлеба и картофеля. По научным расчетам, суточная норма калорийности должна составлять 3000 — 3500 килокалорий, но калорийность питания среднестатистического россиянина составляла 2310 ккал. Дефолт 1998 года подвел огромную часть населения к черте голода. Это был финансовый, экономический, социальный, политический кризис России, на фоне которого финансовый кризис 2008 г. выглядел все же менее опасным, депрессивным и устрашающим. Главным инструментом выхода из продовольственного кризиса 90-х годов стал рынок импортного продовольствия. Этот кризис многому научил российскую политическую элиту. Был принят ряд спорных экономических мер, чтобы предотвратить полный крах сельхозпроизводства и избежать голода. Мировой финансовый кризис 2008 года Россия встретила уже подготовленной за счет сырьевой экономики. Она направила усилия на импорт продовольственных товаров, поставив страну в зависимость от конъюнктуры продовольственного и сырьевого рынка. Эти два кризиса помогли власти осознать опасность продовольственной проблемы и заставили проникнуться серьезной ответственностью за состояние агропромышленного комплекса страны.

Проблема гарантированного обеспечения страны продовольствием, требующая комплексного решения многих политических, экономических, организационных, правовых, социальных и других задач в сложный период модернизации России и ее адаптации в условиях роста международной напряженности, имеет предельную важность. Поэтому выбранная тема выпускной квалификационной работы достаточно актуальна.

7 стр., 3025 слов

Финансы граждан в современной России

... таким семьям не превышает 60% продовольственной корзины ПМ. Если до кризиса доля населения в таких семьях составляла по ... доходов в России является изменение рациона питания среднестатистического жителя России. Потребление мясных и молочных продуктов опустилось до ... платы как основного источника формирования доходной части финансов населения В апреле 2000 г. среднемесячная номинальная начисленная ...

Цель выпускной квалификационной работы заключается в исследовании особенностей управления обеспечением продовольственной безопасности России на современном этапе развития, а также определения приоритетных направлений ее достижения.

В соответствии с этим ставятся следующие основные задачи исследования:

исследовать теоретико-правовые аспекты обеспечения продовольственной безопасности России

проанализировать угрозы экономической безопасности России в области продовольствия.

сформулировать меры по нейтрализации внутренних и внешних угроз экономической безопасности России в области продовольствия.

Объектом исследования является продовольственная безопасность в системе экономической безопасности Российской Федерации.

Предметом выпускной квалификационной является угрозы продовольственной безопасности России, а также анализ соответствия современным угрозам продовольственной безопасности Российской Федерации.

Тема продовольственной безопасности поднималась в работах таких исследователей как В. А Агаев, А. И Алтухов.З.Б. Алиева, А. С. Клименко, Е. С. Копыткина, И. Королев, В. Крылов, И. Крылова, В. Кузин, А.В. Корбут, Т. Филонова, Г Чуркин., Г.И. Шмелев., П. С. Юнусова и другими.

В качестве теоретической и методологической основы исследования используются фундаментальные концепции и положения, изложенные в современных научных трудах отечественных и зарубежных ученых в области национальной и продовольственной безопасности, аграрной политики, агропромышленного комплекса, продовольственного рынка государственного управления, в условиях трансформации политических, финансовых, экономических и военных угроз.

В качестве эмпирических источников исследования выступают: нормативно-правовые акты РФ и субъектов РФ, статистические материалы официальных изданий Росстата, информационно-аналитические и отчетные материалы Минсельхоза РФ, органов государственной статистики, материалы центральной и местной периодической печати, а также документы органов государственной власти и местного самоуправления по вопросам продовольственной безопасности Российской Федерации, функционирования продовольственного рынка и устойчивого обеспечения населения продовольствием.

Работа состоит из трех глав. В первой рассматриваются теоретико-правовые аспекты обеспечения продовольственной безопасности России, во второй проводится анализ угроз экономической безопасности России в области продовольствия. В третьей предлагаются меры по нейтрализации угроз экономической безопасности России в области продовольствия.

1. Теоретико-правовые аспекты обеспечения продовольственной безопасности России

1.1 Сущность и содержание продовольственной безопасности, ее место в системе экономической безопасности государства

Начиная с 1970-х годов понятие «продовольственная безопасность» появилось в программах политического управления государств мира как одна из важнейших составляющих обеспечения национальной безопасности, сохранения стабильности общества и суверенитета государства. Рассмотрим содержание этого понятия.

32 стр., 15792 слов

Преступления в сфере экономики. Экономическая преступность россии ...

... можно утверждать, что в последние годы в сфере экономики существует неудовлетворительная криминогенная ситуация. Экономическая преступность характеризуется преобладанием негативных тенденций и постоянным ростом. ... общества составит именно преступность в области экономики. В этой сфере преступность лучше организована и оказывает значительное влияние на экономическое развитие государства. Анализируя ...

«Продовольственная безопасность — состояние, при котором все люди в каждый момент времени имеют физический и экономический доступ к достаточной в количественном отношении безопасной пище, необходимой для ведения активной и здоровой жизни».

В «Римской декларации по всемирной продовольственной безопасности» говорится об обязанности любого государства обеспечивать право каждого человека на доступ к безопасным для здоровья и биологически полноценным продуктам питания в соответствии с правом на адекватное питание и правом на свободу от голода.

Продовольственная безопасность страны — необходимое материальное условие жизни индивида, любой группы людей и общества в целом, которое обеспечивает функции и возможности экономического, демографического, политического, культурного и интеллектуального развития. Продовольственная безопасность представляет собой неотъемлемую часть экономического благосостояния страны, основу ее политического строя и национальной безопасности.

Продовольственная безопасность, по представлению ряда исследователей, носит системный характер, так как является объединением целого ряда задач и проблем, и только решение их позволит подойти к пониманию и, главное, к разрешению этой сложной и весьма острой проблематики. При этом многие компоненты этой системы, в свою очередь, зависят от состояния соответствующих подсистем. Так что в целом задача исследования проблем и угроз продовольственной безопасности является не только системной, но и иерархической по своему характеру, и только с пониманием всех этих проблем она определяется как продовольственная безопасность, с учетом многосторонности и сложности решения всей совокупности задач.

Прежде всего, это проблема продовольственной независимости, т.е. способности страны самостоятельно, за счет внутренних ресурсов покрывать свои потребности в продовольствии и сводить к минимуму импорт. Эту проблему часто смешивают с вопросом о продовольственной безопасности в целом, однако, несмотря на всю важность продовольственной независимости, она далеко не исчерпывает весь комплекс и систему продовольственной безопасности.

В свою очередь, продовольственная независимость требует существенного увеличения сельскохозяйственного производства как основы такой независимости, а также создания патерналистской системы внешнеторгового регулирования и поддержки отечественного производителя. Последнее, в свою очередь, требует признания такого важного принципа, как дотационный характер сельского хозяйства со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде бюджетной и иной поддержки отрасли, содержание большей частью за счет государства производственной и непроизводственной инфраструктуры в сельской местности.

Важной стороной во всей этой системе продовольственной безопасности является необходимость регулирования как сельскохозяйственного производства, так и рынка продовольствия. Сами по себе рыночные силы могут лишь в ограниченной степени решить эту задачу. Низкая эластичность предложения (производства) и потребления (спроса) обусловливает чрезвычайно высокую эластичность цен, с чем человечество сталкивалось неоднократно. Однако вновь и вновь появляются теоретики и практики, которые верят в непогрешимость принципов Адама Смита и полагают, что за счет их действия государство и общество будут иметь в достаточном количестве «простой продукт». Но история давно ушла от этих упрощенных схем и принципов и пришла к пониманию необходимости государственного вмешательства, а в случае чрезвычайных ситуаций — и замещения рыночных отношений регулированием и планированием. Последние слова стали чем-то вроде пугала, которым стращают противников рыночной экономики, но та или иная степень и регулирования и планирования неизбежны в условиях современной очень сложной экономики, в том числе и аграрной сферы.

2 стр., 896 слов

Эффективность правового регулирования экономической безопасности ...

... теоретические аспекты правового регулирования экономической безопасности национальной экономики; провести анализ эффективности правового регулирования экономической безопасности национальной экономики; охарактеризовать проблемы и перспективы обеспечения экономической безопасности Российской Федерации. Фрагмент работы для ознакомления 1.1 Понятие экономической безопасности Отсутствие нормативной ...

Регулирование рынка означает создание сложной системы поддерживаемых цен, запасов, государственной интервенции. Прямое фиксирование цен обычно ни к чему хорошему не приводит, поскольку всегда находятся обходные пути. Этот способ опробовался в истории неоднократно, но он действует лишь в условиях тоталитарного государства, да и то в течение относительно короткого периода. Причем для его осуществления требуется огромный государственный аппарат. В более слабых (хотя для своего времени достаточно мощных) системах, таких, как Римская империя, попытки прямой фиксации цен провалились — как, например, попытка императора Диоклетиана, который все же не располагал достаточно мощной тоталитарной системой.

Весь современный опыт Запада говорит о необходимости создания более сложной и многообразной (и одновременно гибкой) системы государственного регулирования рынка, цен, товарной интервенции. Это один из важнейших элементов всей системы продовольственной безопасности.

Существенным элементом в аграрном секторе, влияющим на продовольственную безопасность, являются производственные отношения, вопросы землевладения и землепользования, положение производителя и работника, так как это в значительной степени влияет на характер производительных сил, их эффективность и в конечном счете на объемы производимого продовольствия и эффективность производственных систем.

И наконец, таким же значимым, а может быть, еще более важным компонентом системы продовольственной безопасности является удовлетворение потребностей населения в продовольствии. В конечном счете, от результативности аграрного сектора, да и в значительной степени экономики в целом, зависит удовлетворение потребности в продовольствии всех слоев населения.

Это означает не только физическую доступность продовольствия, но и его экономическую доступность, в том числе и для бедных слоев. Чисто рыночные отношения ведут к поляризации и стратификации населения по отдельным социальным группам. Еще в древней Греции этому пытались противостоять за счет государственного вмешательства (реформы Солона).

Хорошо известна древнеримская практика «хлеба и зрелищ», причем она объяснялась, прежде всего, политическими причинами, необходимостью умиротворять огромные массы бедняков в огромном по тогдашнему масштабу мегаполисе — Риме.

Есть и серьезные экономические причины проведения такой продовольственной политики, которая бы оказывала широкую помощь не только бедным слоям населения, но и среднему классу, так как это стабилизирует экономику, расширяет рынок и создает условия для расширенного воспроизводства в аграрной сфере и связанных с ней других отраслях экономики.

4 стр., 1995 слов

Особенности обеспечения безопасности труда в отраслях экономики

... охраны труда, а также со смежными цехами. Специфическим требованием в этом случае является контроль загазованности воздушной среды в зоне проведения работы перед ее началом и в процессе ее. В ... предусматривается целый ряд специальных организационных мероприятий, направленных на обеспечение безопасности работ. Так, эксплуатацию электроустановок (электродвигателей, трансформаторов, аккумуляторов и т. ...

Отсюда и возрастание роли государства в экономике прежде всего через увеличение доли бюджета в ВВП и, как следствие, появление значительных финансовых ресурсов на социально-экономическую, а значит — и аграрную и продовольственную, политику.

Сюда же можно отнести такие важнейшие элементы финансовой системы, как активная роль государства в снижении различий в доходах между бедными и богатыми и, в частности, налоговая политика; причем даже в такой традиционно экономически-либеральной стране, как США, прогрессивное налогообложение как принцип даже включено в Конституцию в виде шестнадцатой поправки.

Существует и другая система усреднения доходов различных групп населения, в особенности в странах скандинавского типа с давними социал-демократическими традициями. Для США — это огромная система социальной, в том числе и продовольственной, помощи бедным слоям населения. Здесь, в отличие от Европы, слово «социализм» является табу, и ни один политик никогда не заявит о себе как о социалисте, однако реальная практика государства в социальной, в том числе и продовольственной сфере, напоминает многие основополагающие принципы социализма.

Так что, каковы бы ни были исторические традиции и сложившаяся идеология, современная жизнь по политическим, моральным, социально-экономическим и прочим причинам требует существенного смягчения, как у нас раньше говорилось, классовых противоречий; в контексте темы выпускной квалификационной работы — это создание экономических условий доступности продовольствия для максимально возможного числа населения.

Россия начала новый этап социально-экономического развития уже в первом десятилетии XXI в. при углублении глобального финансового и экономического кризиса, постоянно нарастающих экологических и климатических угроз и катастроф, политической нестабильности во многих регионах мира, гражданских войн и революций в Африке, Юго-Восточной Азии, на Балканах и Ближнем Востоке. На фоне неудачных экономических преобразований конца XX в. в России происходит усиление социальной поляризации общества, криминализация экономики, государственных и политических институтов, рост националистических настроений, регионального сепаратизма и экстремизма, что порождает рост политического напряжения и социального недоверия к власти со стороны значительной части общества. На фоне международных конфликтов, связанных с событиями в странах Северной Африки, Сирии, Афганистане и ряде других регионов, террористической угрозы, исходящей от радикально настроенных исламистов, такая ситуация создает серьезные риски для национальной безопасности России.

Сформировавшаяся за два с половиной десятилетия современная российская национальная экономическая и политическая элита считают, что страна уже окончательно сделала свой стратегический выбор: рыночная экономика, правовое государство и гражданское общество. Однако выборы в Государственную Думу шестого созыва и следующие за ними выборы Президента Российской Федерации продемонстрировали, что в обществе нет единодушной оценки избранного политического курса и что провозглашенные социальные ценности устраивают далеко не все российское общество.

Украинский политический кризис, вызвавший признание независимости и присоединение Крыма и Севастополя к Российской Федерации на правах двух субъектов, сплотили российское общество в борьбе с внешними врагами. Впервые за постсоветские годы подавляющее большинство населения стало поддерживать внешне — и внутриполитический курс политического руководства страны. Санкционные меры Запада против России объединили общество в защите национальной безопасности. Вместе с тем они указали на слабое звено в системе безопасности — состояние продовольственной безопасности, опасность импортозависимости потребительского рынка в системе национальной экономики страны. Западные санкции подтолкнули российскую власть к усилению мер по развитию внутреннего продовольственного рынка, в основе которого лежит аграрный сектор экономики. Весь аграрный сектор оказался под реальной угрозой также в связи с вступлением России во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).

50 стр., 24681 слов

Проблемы экологической безопасности Китая: национальный и международный аспекты

... законы КНР, касающиеся охраны окружающей среды, постановления Правительства и другие правовые документы, регулирующие проблемы экологической безопасности Китая, а также различные международные договоры, протоколы и конвенции. В России проблемами экологической безопасности занимаются различные ...

Определенную опасность представляет недостаточная поддержка обществом правительственного курса развития отечественного агропромышленного и продовольственного сектора экономики на долгосрочную и среднесрочную перспективу. Кроме того, в отношении перспективы развития села как социальной основы агропромышленной политики нет единства взглядов и действий как в политической, так и бизнес — элитах.

Обеспечение национальной безопасности России является серьезной политической и научной проблемой, решение которой во многом определяет стратегию дальнейшее развитие страны. В России на первый план выдвигается проблема социально-экономической безопасности в широком смысле этого слова — безопасности личности, семьи, общества, государства. Продовольственная безопасность является главным фактором социально-экономической стабильности.

Таким образом, в параграфе рассмотрены сущность и содержание продовольственной безопасности, являющееся таким состоянием общества при котором все люди в каждый момент времени имеют физический и экономический доступ к достаточной в количественном отношении безопасной пище, необходимой для ведения активной и здоровой жизни.

Анализ современного состояния продовольственной безопасности показывает всю сложность системы во многом иерархических задач, обеспечивающих стабильное существование как производителя, так и потребителя, рынка, да и самого государства.

1.2 Международный опыт обеспечения продовольственной безопасности государства

Впервые термин «продовольственная безопасность» введен в международный оборот после зернового кризиса 1972-1973 гг. На Генеральной Ассамблее ООН в 1974 г. была принята резолюция «Международные обязательства по обеспечению продовольственной безопасности в мире». Тогда под мировой продовольственной безопасностью в основном понималось сохранение стабильности на рынках продовольствия при доступности базовых продуктов питания для всех стран мира независимо от уровня их экономического развития. Однако единый научный подход к определению продовольственной безопасности как политической категории в то время так и не был выработан.

В Резолюции ООН основными мероприятиями для обеспечения продовольственной безопасности были признаны: создание запасов продовольствия на уровне отдельных государств; организация мониторинга и раннее предупреждение дефицита продовольствия; оказание продовольственной помощи нуждающимся странам; вовлечение развивающихся стан в международную торговлю сельскохозяйственной продукцией и продовольственными товарами. Сочетание импорта и помощи со стороны развитых стран виделось средством решения продовольственной проблемы большинства государств, испытывающих дефицит продуктов питания. Таких государств немало на африканском, азиатском континентах и других регионах земного шара.

13 стр., 6069 слов

Региональная политика в сфере обеспечения экологической безопасности в России

... пограничной, экологической и других сферах». В экологической сфере национальные интересы России заключаются в сохранении и оздоровлении окружающей среды, что возможно лишь при обеспечении экологической безопасности. Современное национальное ... европейское и мировое правовое про­странство В Федеральном законе от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды» экологическая безопас­ность определяется ...

продовольственная безопасность россия обеспечение

«Зеленая революция», прошедшая в 70 — 80-е гг., несколько сгладила остроту проблемы, доказав правильность концепции международной солидарности в решении проблемы голода. Но источников пополнения мировой продовольственной корзины оказалось недостаточно, чтобы решить проблему в условиях климатических изменений, экономических и финансовых кризисов и роста населения за счет регионов, более всего испытывающих дефицит продуктов питания. Оценочный вывод Международной продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН — ФАО, что мир способен прокормить всех людей, живущих на Земле, даже вдвое больше, еще сильнее высветил политическую составляющую этой проблемы. В конце XX века еще более ярко проявились различия в обеспечении стран продуктами питания, усилилось неравенство как между странами, так и в каждой стране в отдельности. Это требовало пересмотра политики обеспечения продовольственной безопасности как на мировом, так и внутригосударственном уровнях. Стало ясно, что только рыночными механизмами эту проблему не решить. Под натиском негативных процессов в сфере продовольственного обеспечения появился новый подход к проблеме продовольственной безопасности, согласно которому «достижение продовольственной безопасности в глобальном масштабе станет возможным только через обеспечение последней в каждом отдельном государстве».

В связи с новым подходом к решению продовольственной проблемы особое внимание стало уделяться программам продовольственной безопасности и улучшению питания в странах и регионах. Программами предусматривается стабильность внутреннего производства и импортных поставок продовольствия, а также создание национальных запасов продуктов питания для стабилизации спроса и цен.

Эксперты в конце прошлого века сделали вывод, что уже при жизни нынешнего поколения продовольственная проблема может перерасти в глубокий международный кризис. По данным Всемирной конференции по вопросам питания, которая проходила в Риме в 1996 г., только в развивающихся странах хронически голодают 840 млн. человек. При этом 50% производимых в мире продуктов питания потребляют наиболее развитые страны, в которых проживает лишь пятая часть населения планеты. Но даже их «развитие не может быть устойчивым, если каждый седьмой человек в мире голодает».

Анализ политики государств за последнее десятилетие показывает, что цели и задачи стратегий развития большинства развивающихся стран претерпевают существенные изменения. Переориентация продовольственной политики требует серьезной структурной перестройки экономики. При этом главными задачами становятся стимулирование экономического роста на более устойчивой основе, создание открытой и конкурентоспособной экономики, повышение внимания государства к сельскохозяйственному сектору и осуществление благоприятной макроэкономической и торговой политики.

Это соответствует принятому ФАО Плану действий по обеспечению международной продовольственной безопасности. В нем предусмотрено создание международных запасов продовольственного зерна и установление критериев для поддержания и изъятия национальных резервов в соответствии с обязательствами по мировой продовольственной безопасности. Он также включает оказание помощи странам с продовольственным дефицитом в удовлетворении их потребностей и принятие специальных мер по содействию развивающимся странам в создании национальных систем продовольственной безопасности.

32 стр., 15922 слов

Таможенное регулирование, как важнейший инструмент обеспечения ...

... активизации внешнеэкономической деятельности регионов, ее таможенного регулирования, а также обеспечения экономической безопасности с использованием комплекса правовых, организационных и финансовых инструментов. Цель дипломной работы. Целью дипломной работы является анализ основных тенденций ...

Характерно в этом отношении положение в США. Здесь продовольственная безопасность понимается в нескольких аспектах:

— Поддержание соответствующего баланса внешней торговли продовольствием с учетом того фактора, что США широко используют продовольствие как средство внешней политики, также принимая во внимание, что в США сосредотачиваются важнейшие мировые переходящие и страховочные запасы продовольствия (в основном зерно).

Необходимо при этом было решать двуединую задачу − поддержание требуемых запасов продовольствия и в то же время стремиться минимизировать затраты по их содержанию, так как эти запасы содержатся прежде всего за счет бюджетных средств. С этой целью МСХ США разработало сложную многофакторную математическую модель, позволяющую рассчитывать такие переходящие запасы зерна как основного стратегического резерва. Расчеты по этой модели показывают, что США должны содержать в виде переходящих запасов 40% от ежегодного потребления зерна.

— Расширение внутреннего потребления продовольствия для поддержания рынка. Здесь используется весь аппарат товарной интервенции и оперирования запасами. Однако приходится прибегать и к мерам нерыночного характера. Поскольку рыночный механизм не в состоянии решить проблему продовольственного обеспечения наиболее нуждающихся слоев населения, то отсюда и политика по бесплатному распределению части этого продовольствия, субсидированного питания в школах, больницах и т.д. Это в общем весьма дорогостоящая программа, осуществляемая как на федеральном, так и на местном уровнях, служит определенной компенсацией несовершенства и неадекватности действия рыночных механизмов.

— Меры по продовольственной безопасности, понимаемые как часть системы по поддержанию жизнеспособности государства в условиях чрезвычайных ситуаций. Имеются в виду, прежде всего возможности в какой-то степени компенсировать потери от ударов во время военных конфликтов, расстройства обычных систем снабжения населения продовольствием, стихийных бедствий. Эти меры законодательно входят в пакет законов о чрезвычайных обстоятельствах.

Иная ситуация складывается в странах Западной Европы − членах Европейского Союза. Здесь функции по поддержанию продовольственной безопасности во внешнеторговой и стратегической сфере переданы в ведение органов Европейского Союза, которые ответственны за объемы переходящих запасов, баланса внешней торговли и общего поддержания уровня сельскохозяйственного производства. На долю же национальных правительств, кроме сферы фитосанитарного и ветеринарного контроля, приходится также и льготное распределение продовольствия, и в особенности — поддержание продовольственной безопасности в чрезвычайных ситуациях.

Это в первую очередь характерно для ФРГ, в течение ряда десятилетий сформировавшейся как прифронтовое государство. Здесь в 1990 г. был принят (а в 1993 г. дополнен) Закон о продовольственной безопасности.

4 стр., 1890 слов

Коррупция как угроза безопасности России

... Безопасность России - это состояние защищенности национальных интересов Российской Федерации от реальных и потенциальных, внешних и внутренних угроз, существующих в конкретно-исторической обстановке. Основное внимание уделим термину коррупция. ... вызовом национальной и экономической безопасности страны. Коррупция начинает всерьез влиять на снижение темпов экономического роста, снижение потенциала ...

В преамбуле закона сказано: «Целью настоящего Закона является достаточное обеспечение продовольственной и сельскохозяйственной продукцией на случай продовольственного кризиса.

Продовольственный кризис наступает, когда удовлетворение спроса на жизненно важные продукты поставлено под угрозу на большей части территории Федерации, и данная угроза не может быть устранена проведением мероприятий по регулированию рынка, не может быть устранена вовремя или может быть устранена только не оправдывающими себя средствами».

Таким образом, закон предполагает выход за рамки рыночного регулирования, если невозможно выполнить задачу по продовольственной безопасности. В этом случае вступают в действие меры прямого государственного контроля. Закон предполагает принятие целой серии подзаконных актов:

  • О возделывании полезных растений и содержании животных.
  • О получении, производстве, учете, сборе, поставках, закупках, распределении, использовании, переброске, временном и территориальном управлении, обработке, переработке, упаковке и маркировке продукции.
  • О качестве продукции.
  • О запрете коммерческой продажи продукции на срок до 48 часов.
  • Об установлении цен, сумм издержек, торговых наценках, наценках на обработку и переработку, а также об установлении условий поставок и оплаты продукции.
  • О постепенной конверсии предприятий пищевой промышленности.
  • Об обязательной регистрации предприятий АПК.
  • Об обязанности предоставления информации для предприятий АПК в целях подготовки правовых постановлений, если это необходимо для обеспечения продовольствием в условиях продовольственного кризиса.

Таким образом, с вступлением в действие положения этого закона и подзаконных актов продовольственное и сельское хозяйство ФРГ, а также весь АПК переходят на режим мобилизационной экономики.

Это, конечно, система чрезвычайных мер по обеспечению продовольственной безопасности, ее нельзя исключать, но все, же главное направление — это установление всей системы общих мер по достижению производственной безопасности, включая производственную независимость, стимулирование производства, регулирование производства и рынка, физическая и экономическая доступность продовольствия для всех слоев населения.

Таким образом, исследование международных аспектов продовольственной безопасности, проведенное в параграфе, позволяет сопоставить российскую стратегию национальной продовольственной безопасности со стратегией США и других стран Запада. При этом обращает на себя внимание различие подходов к одной и той же проблеме. В частности, международные экономические и продовольственные программы предусматривают, в первую очередь, создание системы национальной безопасности на основе развития экспорта и образования национальных и мировых запасов и резервов. При этом существенное значение придается оказанию продовольственной помощи, информационным системам и расширению международного сотрудничества в области продовольствия с учетом укрепления собственных экономических интересов.

1.3 Принципы и механизмы обеспечения продовольственной безопасности в России

Политика национальной безопасности — это взаимосвязанная система целенаправленных усилий государства и других политических институтов общества, призванных обеспечить надежное их функционирование.

Основой концепции национальной безопасности является Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 «О Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года».

В документе изложена стратегия управления и развития государства как на национальном, так и на международном уровнях.

Реализация государственной стратегии осуществляется через систему конкретных мер, основанных на «качественных индикаторах и количественных показателях — макроэкономических, демографических, внешнеэкономических, технологических и др. »

Важнейшим элементом системы обеспечения национальной безопасности является прогнозирование факторов ее угроз.

Одной из главных целей обеспечения национальной безопасности любого государства является обеспечение продовольственной безопасности. Ее нельзя вычленить из общей системы необходимых факторов обеспечения национальной безопасности. К примеру, импортозамешение на потребительском рынке как инструмент рыночных отношений может при определенных условиях подвести государство к угрозе национальной безопасности, что ярко продемонстрировала российская перестройка и украинский кризис 2013 — начала 2014 гг.

Продовольственная безопасность выступала важным геополитическим фактором исторического развития России. В государственной политике России «продовольственная безопасность» опирается на свою историческую и ресурсную базу.

Поскольку рекомендуется 90% потребностей в питании удовлетворять за счет собственного выращенного урожая, страны должны рассмотреть свои ресурсы. Россия таковыми обладает, но после 1990-х годов появилась объективная необходимость провести их ревизию. В настоящее время в России имеет место факт деградации сельскохозяйственных угодий, пастбищ и высококачественной пахотной земли, опустынивания площадей, заболачивания и засоления почв, реставрация которых требует серьезных агротехнических мероприятий. В мировом масштабе проблема еще более сложна в связи общемировым процессом урбанизации экономики.

Политика продовольственной безопасности России в условиях многополярного мира постоянно претерпевает изменения в связи с появлением новых центров политической силы и переделом рынков, в том числе и продовольственных. Она является важнейшим направлением национальной стратегии любого государства. В России было непреложным условием составление программ развития. Это делалось вплоть до 90-х годов прошлого столетия. С ее необходимостью власть столкнулась и когда на первое стратегическое место были выдвинуты проблемы нового государственно-политического устройства. Но только к концу 1990-х годов усилиями думских аграриев был подготовлен Федеральный закон «О продовольственной безопасности Российской Федерации». Принят он был Государственной Думой 10 декабря 1997 г.

Авторы закона исходили из того, что продовольственная безопасность является необходимым условием сохранения государственности и физического выживания населения России. Они логично утверждали, что продовольственную безопасность можно обеспечить лишь путем восстановления и дальнейшего ускоренного развития аграрного сектора экономики. В законе отмечается, что продовольственная безопасность наступает тогда, когда годовое производство отечественных продуктов питания достигает 80% от потребности населения.

Такая активная позиция думских аграриев объяснялась тем, что Россия, имея благоприятные условия возделывания сельскохозяйственных культур и разведения продуктивного животноводства, стала испытывать недостаток в продуктах питания и вынуждена налаживать их импорт. При нестабильности и непредсказуемости торгово-экономических отношений, валютно-финансовых колебаниях рынка, усугубляющихся кризисных явлениях нельзя рисковать продовольственной безопасностью, ставя под угрозу физическое выживание народов России. Решение продовольственной проблемы является важным условием стабильности и благополучия в стране.

В России, начиная с первой половины первого десятилетия XXI в. стал исчезать дефицит основной группы продовольственных товаров. Оживляется предпринимательство в продовольственном секторе экономики, идет формирование инфраструктуры продовольственного производства и рынка, ликвидирована система централизованного планирования производства продуктов питания и их распределения. Постепенно ослабевает государственное вмешательство в экономику, переходя к косвенным методам участия и регулирования. Это соответствует рыночным нормам ведения хозяйства. За эти годы кардинально пересмотрены отношения собственности.

Однако в политике управления продовольственной безопасностью не все гладко. Появились опасные перекосы. В агро-продовольственном секторе экономики наблюдаются структурные изменения, приводящие к спаду производства в ряде отраслей агропромышленного комплекса и ломке традиционной структуры села, что влечет уже не только угрозу продовольственной безопасности, но и опасности деградации территорий, усиления демографической проблемы, нелегального заселения свободных территорий нелегальными мигрантами, появлением криминальных и социально опасных очагов угрозы внутренней безопасности.

Поэтому в политической плоскости обеспечения национальной безопасности развитие села одновременно с восстановлением уровня сельскохозяйственного производства и дальнейшим его ростом на передний план выдвинута задача развития села, что нашло свое отражение в Распоряжении Правительства РФ от 30.11.2010 № 2136-р «Об утверждении Концепции устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года», в которой сказано: » Сложившаяся на селе ситуация в социальной сфере препятствует формированию социально-экономических условий устойчивого развития агропромышленного комплекса.

Продовольственная политика должна исходить из того, что гарантированное производство продуктов питания напрямую связано с устойчивым развитием агропромышленного комплекса России. Ее низкий уровень сегодня в основном объясняется резким снижением технического потенциала в сельскохозяйственном производстве, заменой формы собственности, снижением конкурентоспособности предприятий сельхозмашиностроения и препятствиями выхода отечественных производителей сельскохозяйственной продукции на внутренний рынок страны.

Приходится констатировать, что на начало XXI в. в России почти полностью было разрушено сельхозмашиностроение. Производство тракторов уменьшилось почти в 20 раз. Катастрофически низких пределов достигло производство машин и оборудования для животноводства и производства кормов. Выпуск зерноуборочной техники сократился в 30 раз.

В то же время, развитые и некоторые развивающиеся страны достигли значительного роста производства сельхозпродуктов за счет внедрения новых технологий обработки почв, развития животноводства. Противоположная картина в нашей стране. Россия технологически отстала от своих соседей, в АПК произошел отток квалифицированных кадров специалистов по отраслям. Возникшие диспропорции обостряют и без того тяжелые проблемы сельскохозяйственного производства. Вслед за сельскохозяйственным произошло крушение перерабатывающей промышленности. Резко сократилось число консервных заводов, предприятий по переработке молока, мяса, зерна и другой сельскохозяйственной продукции. Слабым участком аграрных преобразований остается кредитная система. Финансовая нестабильность аграрного сектора, определяемая такими факторами как конъюнктура рынка, высокий процент кредита, климатические сюрпризы, неразвитая транспортная система, система хранения и переработки, является тормозом его обновления и создает напряженность в сфере продовольственной безопасности.

Политика правительства 1990-х годов содержала ряд мер для улучшения ситуации, но изменить ее не удалось. О продовольственной безопасности России в последнем десятилетии XX в. уже не говорили. Угроза продовольственного кризиса имела явно выраженные черты. За двадцать пять лет — с 1990 по 2014 гг. население России существенно сократило потребление всех видов пищевых продуктов. Потребление мяса и мясных продуктов в расчете на душу населения снизилось почти на 40%, молока и молочных продуктов — на 41,5%, рыбы и рыбопродуктов — на 65%, яиц — на 28,6%, сахара — на 34%, масла растительного — на 17,6%, овощей и бахчевых культур — на 15,7%.

С ухудшением качества и структуры питания значительно уменьшилась его калорийность и снизился уровень потребления белков, жиров и углеводов. Люди стали больше употреблять хлеба и картофеля. По научным расчетам, суточная норма калорийности должна составлять 3000 — 3500 килокалорий, но уже в 90-е годы калорийность питания среднестатистического россиянина составляла 2310 ккал. Кризис подвел огромную часть населения к черте голода. Это был финансовый, экономический, социальный, политический кризис. Главным инструментом выхода из кризиса стал рынок импортного продовольствия.

Этот кризис многому научил российскую политическую элиту. Был принят ряд спорных экономических мер, чтобы предотвратить полный крах сельхозпроизводства и избежать голода. Россия направила усилия на импорт продовольственных товаров, поставив страну в зависимость от конъюнктуры продовольственного и сырьевого рынка. Эти два кризиса помогли власти осознать опасность продовольственной проблемы и заставили проникнуться серьезной ответственностью за состояние агропромышленного комплекса страны. Но эти меры выявили слабость политического курса, высветив опасность сырьевой однобокости экономики России.

Следует признать, что сегодня АПК России находится в глубоком кризисе. Слабая попытка вывести его из этого состояния заметных результатов не дала. Сельскохозяйственное производство, за исключением зернового, пока что стагнирует в условиях экономических и климатических угроз на фоне общего упадка социальной жизни села. Ситуация слишком опасна, чтобы отдать ее на откуп рыночной стихии. Импортный рынок, кроме угроз отечественному товаропроизводителю, несет угрозу здоровью и жизни населения страны. При этом природная ресурсная база для сельского хозяйства в России достаточна, чтобы предотвратить эту угрозу. Нужна политическая воля государства — на этом сходится мнение большинства аграриев и политических сил.

Необходимо отметить, что введение Западом санкций против России в 2014 году в связи с украинским кризисом и ответная реакция России в виде ограничения ввоза на территорию России ряда продовольственных товаров из стран, поддержавших санкции против России (США, ЕС, Япония, Австралия и др.), могут способствовать развития внутреннего продовольственного рынка и развитию агропромышленного комплекса. Это в лучшем случае, в худшем может произойти импортозамещение продуктов из одних стран продуктами из других. При таком сценарии импортозависимость может только усилиться и на фоне финансовых санкций, явиться прямой угрозой национальной безопасности России.

В последнем параграфе главы рассмотрены принципы и механизмы обеспечения продовольственной безопасности в России. Они сформулированы в государственной стратегии экономической безопасности, и содержит критерии и параметры, характеризующие национальные интересы в области экономики в формате ее национальной безопасности.

Таким образом, в результате проведенного в первой главе исследования теоретико-правовых аспектов обеспечения продовольственной безопасности России можно сделать вывод о том, что в последнее десятилетие в России происходит возрастание роли и значения продовольственной безопасности во всей системе национальной безопасности государства в связи с увеличением угроз прогрессирующей зависимости страны от импорта продуктов питания, критического состояния агропромышленного комплекса и недостаточности экономических мер по развитию отечественного продовольственного рынка.

Пока что в России система управления продовольственной безопасностью несовершенна, ее институциональный уровень не соответствует программным целям развития агропромышленного сектора экономики, соразмерного задачам продовольственной безопасности. К сожалению, научное сопровождение принимаемых государством и региональными властями мер по стабилизации и безопасности продовольственного рынка страны им также не соответствует. Этим пользуются внешние противники России. Они несут не менее серьезные риски продовольственной безопасности, чем объективные обстоятельства рыночной экономики.

2. Анализ угроз экономической безопасности России в области продовольствия

2.1 Оценка современного состояния экономической безопасности России в области продовольствия

Современная политика России в экономической безопасности России в области продовольствия сформулирована в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации. Текст ее утвержден президентом страны, поэтому она является официальным директивным документом, определяющим (или долженствующим определять) политику России по решению этой одной из важнейших национальных проблем.

Целевые показатели и их пороговые уровни, используемые ниже для анализа, установлены Доктриной. В Доктрине для оценки состояния продовольственной безопасности применяется показатель удельного веса отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка соответствующих продуктов. Для него установлены пороговые уровни. Более точное название этого показателя — показатель продовольственной независимости, или самообеспеченности. Особый статус показателя в Доктрине предопределил его место в системе настоящего анализа. Однако это не означает, что он является основным показателем, характеризующим состояние продовольственной безопасности в стране.

Доктриной утверждены пороговые значения показателя по 8 продуктам:

  • зерно и картофель — не менее 95%;
  • молоко и молокопродукты — не менее 90%;

мясо и мясопродукты, соль — не менее 8 %;

сахар, растительное масло и рыбная продукция — не менее 80%.

Ниже дан анализ динамики продовольственной независимости по основным видам продукции и степени достижения пороговых значений, установленных в Доктрине.

Прежде чем переходить к анализу данных, следует дать некоторые пояснения по методике расчетов. Уровень продовольственной независимости по продуктам может быть рассчитан так:

ПН = (ОП: ОЛ) х 100,

где ОП — объем производства + изменение запасов (запасы на начало года минус на конец года);

  • ОЛ — объем личного и производственного потребления.

Минсельхоз Российской Федерации рассчитывает уровень продовольственной независимости по аналогичной формуле, но вместо объема производства использует показатель объема потребления продукции отечественного производства. В результате, используя одно и тоже положение Доктрины, можно рассчитать уровень продовольственной независимости разными способами и итоги будут сильно различаться. По методике Минсельхоза уровень продовольственной независимости не может превышать 100 %, экспорт при его расчете не учитывается.

По вышеуказанной методике, экспорт учитывается в составе показателя «объем производства», так как этот объем используется на потребление как внутри страны, так и для экспорта.

По зерну в начале 1990-х годов прошлого века продовольственная независимость снизилась (с 89,9 % в 1990 г. до 74 % в 1992 г.), но в последующие годы она возросла и с 2001 г. была выше 100 %. В последние годы она составляет 120-130 %, т.е. Россия обеспечивает зерном не только себя, но и десятки миллионов человек в других странах мира (табл.1).

По картофелю во все анализируемые годы у России была полная самообеспеченность.

По молоку и молокопродуктам установленный Доктриной уровень независимости (90 %) был достигнут в 1990-е годы XX в. В последние годы он опустился почти до 80 %, т.е. примерно на 12 п. п. ниже порогового уровня. Однако по отдельным молокопродуктам продовольственная независимость нарушена в значительно большей мере: в 2015 г. по сыру она была равна 83 %, по маслу животному — 65, по сухому молоку и сливкам — всего 40 %.

По мясу и мясопродуктам в начале 1990-х годов самообеспеченность была выше порогового уровня (критерий — 85 %), затем она снизилась до 60,6 % в 1997 г. Быстрый рост коэффициента продовольственной независимости по мясу начался с осуществления приоритетного национального проекта по развитию АПК (2006 г.).

В 2015 г. этот показатель уже составлял более 78 %, т.е. был ниже порогового уровня менее чем на 7 %. Вместе с тем по отдельным видам мясной продукции продовольственная безопасность существенно различается. По мясу птицы пороговый уровень в 2013 г. был превышен (88 %), по свинине он существенно ниже порогового уровня (69 %), а по говядине составлял лишь 41 %. При этом если по птице и свинине в последние годы уровень независимости быстро возрастал, то по говядине он снижался до 2012 г.

В Доктрине продовольственной безопасности установлены пороговые уровни продовольственной независимости по отдельным продуктам, но нет обобщенного показателя, характеризующего уровень продовольственной независимости России в целом, по всем видам продовольствия. Учитывая важность такого показателя, ниже предложена методика его исчисления и проведены расчеты.

Общий уровень продовольственной независимости (ОУПН) целесообразно исчислять по формуле:

  • где И — стоимость импорта;
  • Э — стоимость экспорта;
  • РНП — расходы населения страны на продовольствие.

Приведенные в таблице 2 расчеты показывают, что общий уровень продовольственной независимости России за анализируемый период изменялся в относительно узком диапазоне.

Минимальный уровень продовольственной независимости был в 1999 г. (79 %), максимальный — в 2012 г. (89 %).

В последние 15 лет уровень колеблется около 86-89 %.

Широко распространенное в экономической литературе мнение, что ослабление национальной валюты всегда способствует росту внутреннего производства и сокращению импорта, а соответственно повышению продовольственной независимости страны, не так очевидно. В 2009 г. произошел рост курса доллара по сравнению с 2008 г., но он был не очень значительным (с 24,9 до 31,8 руб.).

При этом сальдо экспорта-импорта сократилось не только в валюте, но и в рублевой оценке, а расходы населения на продовольствие из-за высокой инфляции резко возросли. Все это привело к тому, что уровень продовольственной независимости возрос с 86 % в 2008 г. до 88 % в 2009 г.

Таким образом, резкое ослабление национальной валюты создает дополнительные стимулы для национальных производителей, однако рост стоимости импортного продовольствия может привести к снижению общего уровня продовольственной независимости.

Существенное влияние на рост уровня продовольственной независимости оказывал рост экспорта продовольствия и сельскохозяйственной продукции. В 2012 г., например, экспортная выручка составила 16,7 млрд долл. США. Это выше стоимости экспорта вооружений. И это несмотря на огромные внимание и поддержку, которые оказывают ВПК, и на относительно небольшие средства, выделяемые бюджетом на АПК.

В соответствии с Продовольственной Доктриной можно отметить, что обеспечение продовольственной безопасности сопряжено с рисками, которые могут существенно ее ослабить. Наиболее значимые риски относятся к следующим категориям:

  • Макроэкономические риски, обусловленные снижением инвестиционной привлекательности отечественного реального сектора экономики и конкурентоспособности отечественной продукции, а также зависимостью важнейших сфер экономики от внешнеэкономической конъюнктуры;
  • Технологические риски, вызванные отставанием от развитых стран в уровне технологического развития отечественной производственной базы, различиями в требованиях к безопасности пищевых продуктов и организации системы контроля их соблюдения;
  • Агроэкологические риски, обусловленные неблагоприятными климатическими изменениями, а также последствиями природных и техногенных чрезвычайных ситуаций;
  • Внешнеторговые риски, вызванные колебаниями рыночной конъюнктуры и применением мер государственной поддержки в зарубежных странах.

Наличие перечисленных рисков формирует угрозы продовольственной безопасности, которые могут приводить к несоблюдению пороговых значений критерия продовольственной безопасности. Устойчивость развития экономики страны требует реализации мер государственного регулирования для преодоления:

  • низкого уровня платежеспособного спроса населения на пищевые продукты;
  • недостаточного уровня развития инфраструктуры внутреннего рынка;
  • ценовых диспропорций на рынках сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия, с одной стороны, и материально-технических ресурсов — с другой;
  • недостаточного уровня инновационной и инвестиционной активности в сфере производства сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия;
  • сокращения национальных генетических ресурсов животных и растений;
  • дефицита квалифицированных кадров;
  • различий в уровне жизни городского и сельского населения;
  • искусственных конкурентных преимуществ зарубежной продукции, формируемых за счет различных мер государственной поддержки производства пищевых продуктов в зарубежных странах.

Таким образом, анализ, проведенный в параграфе позволяет оценить основные показатели современного состояния экономической безопасности России в области продовольствия.

2.2 Анализ внутренних угроз экономической безопасности России в области продовольствия

Самой существенной угрозой безопасности страны, на мой взгляд, являются недоедающие — это обширные группы людей, испытывающих ограничения в экономическом доступе к полноценному питанию. Особенно опасны такие группы, когда они составляют значительную часть населения густонаселенного региона.

Для части населения страны продовольствие экономически недоступно. Их суточные рационы питания не обеспечивают потребности в калориях и белках.

Из анализа, приведенного в мониторинге, следует, что на покупку продовольствия более 50 % всех потребительских расходов тратят семьи в Ингушетии (83,9 % семей), Чеченской Республике (64 %), Дагестане (60 %).

Для сравнения: в среднем по России таких семей менее 21 %. Естественно, что в группах с наименьшими доходами эти показатели будут еще меньше. Необеспеченность продовольствием служит стимулом вовлечения людей в разного рода конфликты.

Существенное влияние на продовольственную безопасность оказывает чрезмерная концентрация сельскохозяйственного производства. Традиционным для России было самообеспечение населения, особенно сельского, продовольствием за счет производства в личных подсобных и других хозяйствах граждан. Это повышало устойчивость продовольственного обеспечения в критические периоды истории, когда нарушалось регулярное снабжение населения.

В последние годы производство сельхозпродукции сворачивается в хозяйствах граждан. В результате сельские жители стали покупать основную часть продовольствия в магазине. Только по картофелю в 2015 г. преобладало потребление за счет натуральных поступлений (54,8 кг в год на члена домохозяйства против 16,2 кг покупного) (таблица 3).

По овощам и бахчевым натуральные поступления превышали покупку, но незначительно (52 и 46 кг в год).

По фруктам и ягодам покупка почти в 3 раза превышала натуральные поступления, по молоку — в 4,6, по мясу — более чем в 3,5 раза. Сельское население перестало держать даже кур. В магазине оно покупает в 1,6 раза больше яиц, чем производит дома.

С другой стороны, наблюдается концентрация производства в отдельных холдингах, что увеличивает риски продовольственной безопасности в случае их банкротства.

Например, агрохолдинг ВАМИН (Татарстан) — был крупнейшим производителем молока в республике. В настоящее время он находится в состоянии банкротства. Как показывает практика, случаи сохранения производства при банкротстве сельскохозяйственных организаций практически не встречаются. Это предприятие контролировало более 468 тыс. га, численность работников — 18,1 тыс. человек, производство молока в 2012 г. составило 195,1 тыс. т. Поголовье КРС — 136 тыс. голов, в том числе коров — 52 тыс. .

Существующая система сбора статистической информации не позволяет контролировать процессы концентрации производства.

Так, не предусмотрена форма сводной статистической информации для агрохолдингов. Это не позволяет своевременно отслеживать негативные процессы концентрации, накопления долгового бремени, снижения финансовой устойчивости по организациям, контролирующим крупные сегменты производства сельскохозяйственной продукции и ее переработки.

Серьезной угрозой продовольственной безопасности является дискриминация малых форм хозяйствования. Сельское население, в том числе фермеры, несмотря на небольшие объемы производства, выступают конкурентами крупных компаний по производству сельскохозяйственной продукции, например в свиноводстве. Строительство новых комплексов проходило при существенной государственной поддержке. Монополизация производства крупными компаниями усиливает их позицию как лоббистов в выбивании разных мер поддержки, в том числе вне государственных программ, например, компенсации на корма. При этом, как правило, производители в крестьянских фермерских хозяйствах (КФХ), личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) такой поддержки не получают. Концентрация огромного поголовья животных на ограниченной площади в компаниях агрохолдинга увеличивает потенциальные угрозы в случае их заболевания. Для снижения риска в местах крупных комплексов население ограничено в содержании свиней. Так, с 2006 по 2015 г. на территории Белгородской области поголовье свиней в рамках крупных комплексов увеличилось с 720 тыс. до 3481 тыс. голов. При этом в личных подсобных хозяйствах оно было принудительно снижено со 109 тыс. до 100 тыс. голов на всю область.

Вместе с тем, несмотря на ограниченность государственной поддержки в ЛПХ и КФХ России все еще производится около 30 % свинины. Рассредоточение производства по небольшим фермам при условии соблюдения зооветеринарных требований повышает устойчивость производства. Увязка поголовья с площадью сельхозугодий при ферме способствует снижению нагрузки на экологию и обеспечивает утилизацию отходов.

Требует пересмотра политика понуждения к смене деятельности в личных подсобных хозяйствах населения (ЛПХ).

Сейчас вместо перехода к превентивным и мягким ограничениям реализуется жесткий сценарий ликвидации поголовья при угрозе распространения заболеваний. Мягкими ограничениями могут быть сельское зонирование с установлением предельной численности животных на участках определенной площади, распространение информационных материалов для ознакомления с требованиями санитарной и зооветеринарной служб, поддержка функционирования государственной службы сельского консультирования, воссоздание вертикальной системы государственной ветеринарной службы, активизации ее работы с хозяйствами населения по контролю за выполнением требований, повышение штрафов за невыполнение требований.

Серьезной угрозой является подконтрольность отечественного производства иностранным юридическим и физическим лицам. Дело в том, что продовольственная независимость в Доктрине определена как «устойчивое отечественное производство пищевых продуктов». Термин «отечественное производство» в Доктрине не определен. Если под ним понимать производство российскими юридическими и физическими лицами, то определенную угрозу продовольственной безопасности представляет подконтрольность крупнейших агропромышленных компаний России иностранным физическим и юридическим лицам.

Например, от 66% до 100% пакетов акций трех из четырех крупнейших производителей свинины контролируется компаниями, зарегистрированными в офшорах (таблица 4).

Аналогично, контрольные пакеты акций 5 крупнейших сахарных компаний, производящих более 60% всего сахара, принадлежат иностранным юридическим или физическим лицам как учредителям 1-го или 2-го уровня.

Действия владельцев крупнейших агропромышленных компаний в критических ситуациях трудно предсказать, но вполне очевидно, что у них есть возможность повлиять на ход и результаты деятельности своих компаний.

Риски головных организаций российских компаний, находящихся за пределами России, увеличиваются в случае возникновения международных конфликтов. Например, в определенных случаях как международная санкция возникает угроза ареста счетов компаний за рубежом. Кроме того, государство активно субсидирует сельскохозяйственное производство. В условиях, когда оно принадлежит зарубежным компаниям, часть субсидий идет на поддержку иностранного капитала в ущерб малому национальному бизнесу. Очевидно, знание о том, кому принадлежит агропродовольственный бизнес, полезно при выстраивании внутренней и внешней политики государства.

Еще одной угрозой является несовершенство земельной политики. У этой угрозы есть несколько сторон. Во-первых, это незавершенность земельной реформы

В ряде национальных республик не проводилась приватизация земли в сельском хозяйстве, не были разработаны механизмы легального оборота земли между сельхозпроизводителями в условиях сохранения государственной собственности на землю. В результате здесь наблюдается искаженная картина распределения земли и объемов производства между основными группами сельхозпроизводителей. В таблице 7, на основе данных Росреестра приведен пример по нескольким республикам Северокавказского федерального округа.

В целом на всей территории России подавляющая часть площадей сельскохозяйственных угодий находится в частной собственности. Для этой ситуации на федеральном уровне разработаны механизмы земельного оборота, предусматривающие перераспределение земли между сельхозпроизводителями. Это привело к тому, что основными площадями сельхозугодий владеют сельхозорганизации, а основная часть продукции производится в хозяйствах населения (таблица 6).

Например, в Дагестане, Чеченской и Ингушской республиках приватизации земли в сельском хозяйстве не произошло. Здесь подавляющая часть государственной земли формально закреплена в постоянное (бессрочное) пользование сельскохозяйственных организаций (от 61 до 83 %).

В ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» отсутствуют механизмы оборота прав постоянного (бессрочного) пользования.

Это означает, что легально земля не может перейти от сельхозорганизаций в аренду другим пользователям, кроме случая, когда принимается решение о прекращении права на землю сельхозорганизации и передаче земли новому пользователю. Однако по факту земля остается закрепленной за сельхозорганизациями и нелегально перераспределяется в другие категории хозяйств. Иным образом объяснить диспропорции в распределении земли и производства нельзя: в Ингушетии на 8 % сельхозугодий производится 78 % сельхозпродукции республики, а в Чечне почти на 7 % сельхозугодий — 88 % продукции. Немного лучше картина в Дагестане. Очевидно, что такая система способствует криминализации земельного оборота.

Это означает, что легально земля не может перейти от сельхозорганизаций в аренду другим пользователям, кроме случая, когда принимается решение о прекращении права на землю сельхозорганизации и передаче земли новому пользователю. Однако по факту земля остается закрепленной за сельхозорганизациями и нелегально перераспределяется в другие категории хозяйств. Иным образом объяснить диспропорции в распределении земли и производства нельзя: в Ингушетии на 8 % сельхозугодий производится 78 % сельхозпродукции республики, а в Чечне почти на 7 % сельхозугодий — 88 % продукции. Немного лучше картина в Дагестане. Очевидно, что такая система способствует криминализации земельного оборота.

Задача центральных органов власти — помочь в создании легальных механизмов движения земли в условиях сохранения государственной собственности на землю, если принято политическое решение отложить приватизацию сельскохозяйственной земли.

Другой стороной несовершенства земельной политики является отсутствие системы управления земельным фондом страны. В России нет специального органа управления земельным фондом страны. В результате нарушена координация соблюдения общественных интересов в отношении сельскохозяйственных земель, действуют ведомственные интересы. Это приводит к существованию разнонаправленных юридических норм, вносит путаницу на формирующемся земельном рынке, повышает интерес лиц, не занимающихся сельхозбизнесом, к получению и концентрации сельскохозяйственной земли, повышает барьеры доступа к земле сельхозпроизводителей, увеличивает теневые потоки денег за получение нужных согласований для вовлечения сельскохозяйственных земель под застройку при отсутствии прозрачных процедур. Сохраняется высокий уровень транзакционных издержек на защиту прав собственности и сделки с землей. Существует настоятельная необходимость в создании органа, рутинно и планомерно занимающегося координацией ведомственных интересов, отслеживанием проблем и своевременной корректировкой земельной политики для соблюдения общественных интересов относительно земли.

Еще оной стороной несовершенства землепользования является неразграниченность собственности на государственные земли. Основная часть земельного фонда страны (92,2 %) находится в государственной собственности. В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации государственные земли должны быть разграничены между Федерацией, субъектами Федерации, районными и сельскими муниципалитетами. Однако до сих пор основные площади государственных земель не разграничены, остаются ничейными: из 257,8 млн. га государственных земель сельхозназначения неразграни-ченными остаются 239,7 млн га.

Еще одной стороной несовершенства земельной политики является формирование латифундий. В российском законодательстве предусмотрено ограничение на площадь земли в собственности одного лица. Оно касается российских юридических и физических лиц. Субъекты России могут установить (а могут и не устанавливать) ограничения на концентрацию земли одним лицом. При этом ограничение не может быть установлено на уровне менее 10 % площади сельхозугодий района, т.е. не может быть установлено ограничение, что одно лицо может иметь в собственности только 1, или 2, или 3, или 5 % сельхозугодий района в собственности. Многие субъекты установили предельное ограничение на минимальном уровне — 10 %. Установленное ограничение собственники земли легко обходят.

В настоящее время официально не отслеживается информация о концентрации земли в одних руках. Имеются только неофициальные данные, по которым 30 землевладельцев контролируют 7,5 млн га земли. Сколько из них в их собственности — неизвестно. В мировой практике формирование латифундий оценивается отрицательно, накоплен опыт противодействия их возникновению или жесткого регулирования деятельности лендлордов.

В России при уже сформированном классе крупных земельных собственников отсутствуют институты, регулирующие взаимоотношения частных арендодателей и арендаторов .

Другой стороной несовершенства земельной политики является переход крупных землевладений под контроль иностранных лиц. По российскому законодательству иностранцы могут арендовать землю, но не могут быть ее собственниками.

В отношении юридических лиц запрет наложен только на компании, в уставном капитале которых более 50 % принадлежит иностранцам или иностранным юридическим лицам. Обойти это ограничение очень легко. Например, один из агрохолдингов контролирует около 440 тыс. га земли. Его учредителями являются 2 организации и несколько российских граждан. Одна из организаций иностранная, но ее доля в уставном капитале организации-землевладельца менее 50 %, т.е. закон не нарушен. Однако дальнейший анализ показывает, что среди учредителей второй организации — российской — есть иностранная компания (19,9 %) и российская компания, которая в свою очередь учреждена иностранной компанией из Белиза (49,95 %).

В результате такой структуры формально 440 га сельхозугодий контролирует российская организация, а реально — иностранные юридические лица. Такая практика применяется широко, статистическое наблюдение за этим процессом отсутствует. В связи с этим выявление масштабов иностранного владения — предмет отдельного исследования.

Страны с развитой экономикой запрещают или контролируют переход сельскохозяйственной земли к иностранцам. В мире уже оценены последствия перехода собственности на сельскохозяйственную землю в руки иностранцев в развивающихся странах. Уже обобщен негативный опыт влияния иностранных инвесторов на цену земли, на возможность доступа к земле сельских жителей. Отмечены явления вымывания их из сельскохозяйственной занятости (при отсутствии других мест трудоустройства или самозанятости), сельской местности (при отсутствии средств на обустройство в городах) и т.д. .

Таким образом, необходимо в современных условиях в России понять масштаб внутренних угроз, таких, как наличие недоедающих, чрезмерная концентрация сельскохозяйственного производства, дискриминация малых форм хозяйствования, подконтрольность отечественного производства иностранным юридическим и физическим лицам и, наконец, несовершенство земельной политики.

2.3 Анализ внешних угроз экономической безопасности России в области продовольствия

Внешние угрозы экономической безопасности России в области продовольствия схожи с аналогичными угрозами глобального плана. К таким угрозам необходимо, в первую очередь, отнести изменение мирового климата и его потенциальное влияние на сельское хозяйство.

При таком общем потенциале мирового климата это по-разному скажется (и уже ощущается) в различных регионах земли, с соответствующим влиянием на урожаи и реальные доходы от сельского хозяйства. Едва ли это серьезно скажется на развитых странах (США, ЕС и Япония).

В России по опыту последних лет можно увидеть двоякое влияние этого потепления — с одной стороны, положительное, связанное с увеличением вегетационного периода, а с другой стороны — отрицательное, дающее вероятность засух (чему служит пример 2010 г., хотя с научной точки зрения еще не доказано, что именно потепление климата является причиной засух).

В общем, чем южнее находится государство, тем более отрицательное влияние оказывает потепление на положение сельского хозяйства и реальные доходы этой отрасли.

Изменения в производстве и доходности оказывают существенное влияние на уровень цен, так как они очень эластичны к изменению поставок, и если сейчас они в общем довольно ограничены (хотя засуха в 2010 г. привела к резкому росту цен на зерно), то в будущем при общем потеплении это может привести к значительному росту мировых цен.

Однако пока что это имеет в определенной мере гипотетический характер, и в ФАО разработано несколько сценариев — базовый, при продолжающемся росте продуктивности сельского хозяйства, при падении продуктивности в развивающихся странах и при снижении продуктивности во всем мире.

Различия в этих сценариях существенны, и если принять за основу концепцию общего потепления климата и снижения продуктивности, то это должно привести к существенному росту мировых цен на продовольствие.

Серьезной глобальной внешней угрозой является проблема присоединения к ВТО. Восемнадцать лет Москва настойчиво добивалась вступления в ВТО. 16 декабря 2011 г. это случилось. Россия была принята в члены ВТО. 10 июля 2012 г. Государственная Дума ратифицировала «Протокол о присоединении РФ к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации». Как утверждают эксперты, от этого вступления пострадает больше всего «оставшееся в живых» российское крестьянство и весь агропромышленный комплекс России.

Большую тревогу аграриев вызвало членство России в ВТО. Правилами этой международной торговой организации предусмотрено сведение к минимуму государственной поддержки сельскохозяйственного сектора. В рамках этих правил появились новые угрозы, которые делают отрасли российского АПК неконкурентоспособными на мировом и даже отечественном рынке. Тревога была не напрасной. Начальный период членства показал, что слабо адаптированное к условиям рынка отечественное сельское хозяйство не смогло воспользоваться даже той поддержкой, которую государство определило в рамках правил. В основном это косвенная поддержка, к которой производитель в нашей стране не был готов. В результате на отечественный рынок хлынули молочные продукты, овощи и фрукты из соседних стран — Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Польши, Турции и др. Отечественная продукция вынуждена отступить в цене, потеряв доходы. Это отрицательно сказалось на бюджетах сельхозпроизводителей. Неконкурентоспособной оказалась и наша сельхозтехника. Президент РФ был вынужден указать регионам на неиспользование средств господдержки.

Правительство наметило ряд мер по исправлению ситуации, но ее можно было не допустить, если бы Россия не поторопилась с вступлением в ВТО. Такого мнения придерживается большинство экспертов. Они считают, что нужно было повременить и подтянуть эффективность рынка отечественных продуктов, сельхозмашин и инфраструктуры.

Исторически и экономически Россия оказалась в явно невыгодной ситуации в связи с перспективным членством в ВТО. Исторически — потому что Советский Союз в прошлом не был членом ГАТТ, не участвовал ни в Токийском, ни в Уругвайском раунде переговоров по вопросам регулирования мировых рынков продовольственных и сельскохозяйственных товаров. Поэтому, естественно, позиция и Советского Союза, и России не нашла какого-либо отражения ни в заключительных документах Уругвайского раунда, ни в Уставе ВТО.

Устав ВТО призван усилить доминирующие позиции групп наиболее развитых стран под лозунгом последовательной либерализации мировой торговли.

В качестве важнейших составляющих выдвигается снижение импортных пошлин и субсидий сельскому хозяйству. Для США (причем, придя к власти, президент Буш резко увеличил субсидии фермерам, несмотря на все требования ВТО, демонстрируя тем самым, кто в доме хозяин), Западной Европы и Японии такое относительное снижение субсидий на фоне их огромных размеров не приведет в общем в перспективе к реальному ослаблению их аграрной политики, но для государств с ослабленной финансовой системой и неустановившейся аграрной политикой такое ослабление поддержки сельского хозяйства может иметь весьма важные последствия.

На практике, как об этом уже говорилось, наиболее развитые страны, доминирующие на мировом рынке и требующие для всех следования правилам ВТО, для себя сохранили или даже укрепили свои старые, в значительной мере протекционистские режимы, явно находящиеся в противоречии с Уставом ВТО. При этом каждая из доминирующих на мировом рынке стран и группировок нашла свой путь поддержки своего сельского хозяйства. Сложилось четкое разделение стран на свои и чужие. Это не могло не вызвать резко отрицательную реакцию со стороны российских сельскохозяйственных властей.

И, наконец, нельзя не отметить проблему, наверно, больше теоретического характера, но тем не менее, важную. Это возможность балансирования производства и потребления продовольствия. Здесь на первый план встает проблема неомальтузианства, которое провозглашает крайнюю сложность или даже невозможность решения продовольственной проблемы, исходя из концепции, что рост производства продовольствия идет в линейной прогрессии, а населения — в геометрической.

Так, Дж.М. Кейнс в книге «Экономические последствия Версальского мирного договора» подчеркивал сложность и неоднозначность решения продовольственных проблем. К ним позднее добавилась и проблема с энергоносителями и вообще с природными ресурсами, что наиболее полно нашло свое отражение в докладах Римского клуба «Границы роста».

В нынешнее время все большую значимость приобретают экологические проблемы, которые также весьма осложняют оптимистическо-прогрессивную концепцию эволюции человечества и постоянного удовлетворения его растущих потребностей, в том числе и может быть, в первую очередь, в продовольствии.

При этом проблема заключается не только в производстве продовольствия и росте народонаселения, но и в воздействии все более интенсивных технологий на природную среду и зачастую разрушающих последствиях таких технологий, исходящих из весьма примитивного и опасного принципа «не ждать милостей от природы, а взять их у нее», т.е. из противопоставления человека и природы, что во многих случаях ведет к разрушению исторически сложившейся природной экосистемы.

Это сейчас наглядно видно не только в снижении агрофона во многих странах, эрозии, а то и в опустынивании в Африке, южнее Сахары. Так что производство продовольствия должно вестись не в противодействии природе, а то и в ограблении ее, но в соответствии с природными процессами. Отсюда и теории «устойчивого сельского хозяйства», в особенности применительно к Африке, где тропическая зона при всем, казалось бы, богатстве растительного и животного мира на самом деле экологически очень неустойчива.

Интересен пример советской целины. Когда без учета природных условий лесостепей распахивались огромные площади, что привело к эрозии почвы последующему опустыниванию этих мест. Это пример того, насколько ранимы и уязвимы природные сельскохозяйственные ресурсы и как они ограничивают возможности безоглядного и слишком интенсивного обращения с ними.

Есть и другая проблема, с которой приходится считаться в условиях интенсивного сельского хозяйства.

К сожалению, в России распространилась весьма упрощенная теория биологического сельского хозяйства — поскольку резко снижено потребление удобрений и средств защиты растений, то и получается биологически чистая продукция, причем часто в международном разделении труда видят именно экспортную специализацию России на такой биологически чистой продукции. При этом нужда (отсутствие химических средств) превращается в преимущество. На самом деле биологический тип производства является гораздо более сложным явлением.

Это говорит о том, насколько все более сложной представляется проблема увеличения сельскохозяйственного производства. Здесь уже нельзя, как некогда, базироваться лишь на «трех китах» — механизации, химизации и мелиорации, и хотя от них нельзя отказываться, однако нужно учитывать и все возрастающее значение экологических факторов, хрупкость природы, а также изменение климата.

Поэтому, возвращаясь к теориям неомальтузианства, нельзя по отвергать эти теории, но необходимо найти к ним более конструктивный подход как к научному течению, которое наряду с другими дает возможность понять весьма сложную продовольственную проблему в ее связи с демографической и экологической.

Урок этот вполне очевиден, и нынешняя политика по поощрению рождаемости носит не идеологический, а чисто прагматический характер, но все упирается в возможности мобилизации необходимых ресурсов.

Таким образом, необходимо в современных условиях в России понять масштаб внешних угроз, таких, как изменение мирового климата и его потенциальное влияние на сельское хозяйство, проблема присоединения к ВТО и угрозы, появившиеся в связи с этим, сложность балансирования производства и потребления продовольствия и сложность и неоднозначность решения продовольственных проблем, к которым позднее добавилась и проблема с энергоносителями и вообще с природными ресурсами.

В заключение необходимо отметить, что исследования внешних и внутренних угроз, проведенных во второй главе, показывают, что проблема мировой продовольственной безопасности ставит задачи как понятийного, научного характера, так и практического. Все это должно быть основано на реальных тенденциях и перспективах сельскохозяйственного производства, демографических особенностях и путях нахождения баланса между производством и потреблением продовольствия в мире.

3. Меры по нейтрализации угроз экономической безопасности России в области продовольствия

3.1 Меры по нейтрализации внутренних угроз экономической безопасности России в области продовольствия

По угрозам продовольственной безопасности в России и путям их снижения можно сделать следующие выводы и предложить пути их решения.

По угрозе вымывания малых форм хозяйствования и чрезмерной концентрации сельхозпроизводства целесообразно регулировать концентрацию производства в рамках отдельных предприятий и холдингов и поддерживать развитие малого бизнеса. Для этого:

  • ввести консолидированную отчетность по холдингам;
  • ограничить сумму государственной поддержки на одно предприятие/холдинг;
  • ограничить поголовье животных на хозяйство в зависимости от площади сельхозугодий;
  • увеличить финансирование сельской консультационной службы, поддержку сельскохозяйственной кооперации;
  • ввести стимулы для предприятий-интеграторов по развитию контрактного взаимодействия с фермерами и другими субъектами малого предпринимательства в сельском хозяйстве и т.д.

В отношении угрозы подконтрольности значительной части крупнейших производителей сельхозпродукции и продовольствия иностранным юридическим лицам должна быть определена государственная политика, так как возможны риски, связанные с замораживанием счетов компаний, сокращением производства в критических ситуациях. Кроме того, подконтрольность производства иностранным компаниям должна учитываться при распределении субсидий для поддержки сельхозпроизводителей;

— Угроза «ничейности» государственных сельскохозяйственных земель должна преодолеваться мерами по разграничению. Разграничение повысит возможности и интерес к рационализации использования таких земель для пополнения бюджета и развития территории. Для форсирования процесса разграничения целесообразно применить упрощенные процедуры разграничения и постановки участков в собственности муниципалитетов на кадастровый учет:

угроза, вытекающая из проблемы незавершенности земельной реформы, создает условия для массового теневого оборота земли. Следствием этого является то, что основная часть земли закреплена за сель-хозорганизациями в постоянное (бессрочное) пользование, в итоге отсутствуют легальные возможности оборота земли на этом праве, а подавляющая часть продукции производится в хозяйствах граждан, что косвенно доказывает наличие практики нелегальной передачи земель в пользование семей. Целесообразно разработать механизмы земельной реформы в условиях сохраняющейся государственной собственности на землю. Для предотвращения конфликтов между теми, кто уже пользуется землей на нелегальных правах, и теми, кто лишен права на землю, также должен быть разработан механизм компенсации, если текущие пользователи хотят сохранить свои права на землю.

Очень серьезной угрозой, достаточно новой для российских условий является формирование латифундий и переход крупных землевладений под контроль иностранцев. Отдельные выборочные исследования показывают, что через ряд российских фирм сельскохозяйственная земля уже принадлежит компаниям, зарегистрированным за рубежом. В связи с этим было бы необходимо ввести порядок регистрации (уведомительный) для сбора статистической информации о доле сельскохозяйственных земель, контролируемых иностранными лицами. Это позволит своевременно реагировать на новые вызовы.

Для ограничения чрезмерной концентрации земли и снижения барьеров на пути доступа к ней мелких и средних сельхозпроизводителей целесообразно:

  • ввести экономические меры — ограничить субсидии в рамках государственной программы поддержки сельского хозяйства при выплатах на гектар (на площадь не более установленного лимита), ввести сводную форму отчетности холдингов для отражения информации о площади, находящейся в их собственности;

— принять специальное законодательство, регулирующее отношения крупных землевладельцев и сельхозпроизводителей, арендующих у них землю, с целью ограничения цены аренды. Размер арендной платы должен регулироваться не только собственником, но и властями с привлечением специальных процедур, если площадь участков в собственности одной компании, физического лица, прямо или косвенно являющегося собственником, превышает установленный для территории (муниципального образования) лимит.

Таким образом. в параграфе рассмотрены основные показатели экономической безопасности России в области продовольствия и предложения по их нейтрализации.

3.2 Меры по нейтрализации внешних угроз экономической безопасности России в области продовольствия

Внешние угрозы экономической безопасности России в области продовольствия продовольствия схожи с аналогичными угрозами глобального плана. К таким угрозам необходимо, в первую очередь, отнести изменение мирового климата и его потенциальное влияние на сельское хозяйство.

Проблема причин и характера изменения мирового климата, общего его потепление все еще остается предметом и научных исследований, и международных отношений (типа Киотского протокола).

В России по опыту последних лет можно увидеть двоякое влияние этого потепления — с одной стороны, положительное, связанное с увеличением вегетационного периода, а с другой стороны — отрицательное, дающее вероятность засух (чему служит пример 2010 г., хотя с научной точки зрения еще не доказано, что именно потепление климата является причиной засух).

В общем, чем южнее находится государство, тем более отрицательное влияние оказывает потепление на положение сельского хозяйства и реальные доходы этой отрасли.

К этой угрозе примыкает еще одна серьезная внешняя угроза продовольственной безопасности — деградация почв. В конечном счете, продовольственных ресурсов развитых стран не хватит для удовлетворения потребностей будущего населения планеты. Это, конечно, требует значительного роста производства и в остальных странах. Однако сложившаяся в большинстве из них ориентация в первую очередь на естественное плодородие и увеличение нажима на земельные ресурсы (что ясно демонстрируется и в России) приводит к серьезной эрозии почв, и в целом к потенциальному ослаблению производственных возможностей сельского хозяйства. Прекращение прежней политики интенсификации сельскохозяйственного производства в России с резким сокращением применения химических и органических удобрений, мелиоративных и культуртехнических работ приводит к быстрой деградации земель в стране. Не говоря уже о том, что из оборота выведено более 30 млн га земли, а качество оставшихся земель существенно снизилось.

После практического прекращения внесения сколько-нибудь существенных доз удобрений процесс деградации почв усилился. Сейчас отрицательный баланс по питательным веществам составляет более 100 кг/га. Ухудшение состояния почв идет параллельно с выводом из оборота значительной части земель, что приводит к существенному снижению землеобеспеченности. Так, если в 1965 г. площадь пашни на одного россиянина равнялась 1,06 га, то к 1990 г. она уменьшилась до 0,89 га и к 1996 г. − 0,88 га, а сейчас составляет около 0,8 га. Такая землеобеспеченность при интенсивном ведении хозяйства, может быть, и относительно высока, но в современном экстенсивном российском типе производства постоянно заставляет сельское хозяйство балансировать на грани получения необходимого урожая и его роста, не говоря уже о хроническом сокращении большинства отраслей животноводства.

Расчеты показывают, что мировое сельское хозяйство не сможет в будущем обеспечить надлежащие темпы роста, так как имеющиеся технологии не смогут уравновесить истощение природных ресурсов и негативный экологический эффект. Нужен новый прорыв в науке и технологии, чтобы создать более эффективное и приспособленное к новым условиям сельскохозяйственное производство.

Поэтому для снижения этой внешней угрозы необходимо радикально пересмотреть отношение ко всем ресурсам, прежде всего к земле, спланировать меры по борьбе с эрозией и восстановлению нормального оборота питательных веществ. Если Россия хочет выжить, ей необходимо радикально изменить свое отношение к природных ресурсам.

Еще одной серьезной глобальной внешней угрозой является проблема присоединения к ВТО. Как утверждают эксперты, от этого вступления пострадает больше всего «оставшееся в живых» российское крестьянство и весь агропромышленный комплекс России.

Правилами этой международной торговой организации предусмотрено сведение к минимуму государственной поддержки сельскохозяйственного сектора. В рамках этих правил появились новые угрозы, которые делают отрасли российского АПК неконкурентоспособными на мировом и даже отечественном рынке. На практике, наиболее развитые страны, доминирующие на мировом рынке и требующие для всех следования правилам ВТО, для себя сохранили или даже укрепили свои старые, в значительной мере протекционистские режимы, явно находящиеся в противоречии с Уставом ВТО. При этом каждая из доминирующих на мировом рынке стран и группировок нашла свой путь поддержки своего сельского хозяйства. В отличие от России.

К четвертой внешней угрозе можно отнести тупиковый путь экстенсивного развития сельского хозяйства с учетом ограниченности земельных ресурсов, как в мире в целом, так и в отдельных государствах. По существу, есть только один путь увеличения производства — это интенсификация на основе научно-технического прогресса. Однако и этот путь далеко не так прост.

Научно-технический прогресс носит не линейный, а циклический характер. И сельское же хозяйство является очень консервативной отраслью, где смена систем производства занимает несколько десятилетий.

Например, западная научно-техническая революция в сельском хозяйстве заняла порядка 70-80 лет. Другой вариант научно-технической революции — это так называемая «зеленая революция», в основном ориентированная на страны «третьего мира» заняла порядка 50-60 лет.

Поэтому, для преодоления угрозы скатывания в экстенсивный путь развития сельского хозяйства, России необходимо начать новый цикл научно-технической революции, основанный на нанотехнологии в генетике и химии (прежде всего, в средствах защиты растений), экологизации сельского хозяйства.

Все это, конечно, требует весьма широкого и ясного понимания задач, причем в их историческом и мировом масштабе, и прежде всего усиления значения науки, а в России хотя бы возвращения ей прежнего статуса. Наука — настолько сложный инструмент в экономическом процессе, что разрушение школ и традиций далеко не всегда может быть компенсировано, чему немало имеется примеров в мировой истории. Однажды утраченная научная база (а главное в ней — это люди, причем реально только ограниченное количество людей способно к серьезной научной деятельности) трудно восстанавливается. Это не торговцы или биржевые спекулянты, которые возникают моментально, если сложились благоприятные условия.

Еще одна внешняя угроза требует дополнительных пояснений. Проблема продовольственной безопасности в мире — не только в политическом и экономическом, но и в международно-правовом аспекте была впервые сформулирована на Всемирной продовольственной конференции в Риме в 1974 г.

При этом особый акцент делается на существенном сокращении числа голодающих и недоедающих. И это имеет прямое касательство и к России с ее многомиллионным населением, находящимся за чертой бедности и получающим явно неадекватное питание, которое сравнимо с положением бедных слоев населения в странах «третьего мира».

Все выглядит хорошо, но проблема заключается в том, что Римская декларация исходит как из прошлого опыта − недостатка производства продовольствия, нестабильности его поставок и социально несправедливого характера распределения, так и из перспектив на будущее, с учетом быстрого роста населения, растущего давления на ресурсы, необходимости обеспечения в этих условиях существенного увеличения поставок и более справедливого распределения продовольствия при снижении риска от резких колебаний мировых рынков.

А настоящая проблема продовольственной безопасности на перспективу в ее все повышающейся структурности и системности. С одной стороны, это «золотой миллиард», где сосредоточено и основное товарное производство продовольствия, экспортные ресурсы и где большая часть населения в достаточной степени обеспечена продовольствием, а с другой стороны, это остальная часть человечества, куда со все большим правом можно сейчас относить Россию: здесь рост производства идет относительно медленно, во все меньшей степени местные потребности удовлетворяются за счет собственного производства, а растущее социальное расслоение ставит значительную часть населения перед проблемой хронического недоедания.

Из проблемы нестабильного снабжения продовольствием вырастают угрозы развитию демократических институтов, мало-мальски здоровой экономической структуры, да и потенциально может грозить серьезными международными конфликтами. Дальнейшее развитие ситуации в этом направлении будет иметь весьма значительные последствия, что и приводит к очередным попыткам решения проблемы мировой продовольственной безопасности политическими средствами.

Предлагаемые меры по решению угроз структурности и системности продовольственной безопасности можно свести к следующему перечню:

— Усиление ответственности каждого отдельного правительства за продовольственное положение в своей стране. Реально это означает перенос акцента в планах экономического развития на увеличение производства продовольствия. Вторым важным элементом в такой политике продовольственной безопасности должно быть проведение социально-экономических реформ по улучшению условий доступа к продовольствию социальных групп с низкими доходами.

  • Международные органы, двухсторонняя помощь должны и могут играть лишь дополнительную роль, скорее в виде страховочной сетки, а не постоянной структуры по обеспечению продовольственной безопасности.

— Мировой рынок должен играть возрастающую роль в обеспечении мировой продовольственной безопасности. Акцент на увеличение внутреннего производства продовольствия не должен вести к проведению политики продовольственной автаркии (хотя об этом прямо не говорится в самом тексте декларации).

Увеличение мировой торговли продовольствием в контексте общей стратегии либерализации мировой торговли в соответствии с духом Всемирной торговой организации реально будет означать расширение рынков сбыта продовольствия из стран-экспортеров, т.е. прежде всего из группы наиболее высокоразвитых стран, и обеспечивать им рынок сбыта. Эти же страны занимают и будут занимать ключевые позиции по содержанию мировых стратегических резервов.

— Регулирование мировых потоков продовольствия из развитых в развивающиеся страны предполагает усиление в этих последних платежеспособного спроса прежде всего за счет увеличения поставок топливно-сырьевых ресурсов. В общем вырисовывается довольно прозаическая картина поддержания мировой стабильности снабжения продовольствием − обмен продуктов питания из развитых стран на энергоресурсы и сырье из развивающихся. Естественно, в тексте самой декларации напрямую эта формула не прописана, но ее легко вычитать между строк.

— В качестве одного из средств поддержания мировой продовольственной безопасности предполагается усиление кооперации всех международных агентств, занимающихся вопросами продовольствия, что не может не иметь определенных политических последствий, так как усилит господствующую роль США и до какой-то степени Европейского Союза в контроле над мировой гуманитарной продовольственной помощью, поскольку они располагают основными резервами продовольствия и имеют наибольшее влияние в этих международных организациях. Несмотря на то что по настоянию российской делегации в декларацию было внесено заявление, что продовольствие не должно использоваться как инструмент внешней политики, нельзя закрывать глаза на то, что реально это происходило именно так и будет происходить при общей глобализации и централизации мировой политики по продовольственной безопасности.

И еще одна угроза, требующая серьезного научного подхода и, прежде всего, ее осознания и понимания. Как уже указывалось, один из основных компонентов продовольственной безопасности − это и есть продовольственная независимость, т.е. степень самоудовлетворения страной своих продовольственных потребностей. Насколько возможно и насколько желательно достижение такой продовольственной независимости? Этот вопрос только на первый взгляд представляется парадоксальным, а ответ на него очевидным. Существует серьезная угроза невозможности прогнозирования направлений дальнейшего развития продовольственной безопасности.

В теоретическом и методологическом плане он представляет собой весьма сложную задачу. По существу стоит дилемма − продовольственная автаркия или полная открытость мировому рынку. Оба крайних варианта внешней торговли продовольствием практиковались неоднократно. Выбор той или иной стратегии определяется не только чисто экономическими расчетами, но более широкими политическими задачами, характером правящей элиты и значимостью тех или иных социальных групп, в том числе крестьян, фермеров и землевладельцев.

Для прогнозирования созданы имитационные модели внешней торговли. Наиболее известная из них − это мировая модель торговли продовольствием по 20 видам продовольственных товаров, разработанная в Международном институте прикладного системного анализа. По проекту «Римского клуба» была создана модель «Мир-3», которая носила более обобщенный характер, со значительным акцентом на экологические последствия возможных вариантов экономического развития, в том числе и интенсификации сельскохозяйственного производства.

Оценка реальной потребности в сельскохозяйственных площадях может быть определена необходимостью самообеспечения страны продовольствием и количеством населения — при различных нормах потребления продовольствия. Естественно, объем продукции зависит не только от обрабатываемых площадей, но и от степени интенсивности их использования, т.е. в конечном счете от выхода продукции с единицы площади.

Россия — самодостаточная страна, имеющая уникальное географическое положение, богатейшие природные ресурсы. Она отличается от своих соседей особенностью почв, наличием большого водного потенциала, земледельческими традициями народа, веками привязанного к земле, поздней отменой крепостного права, запоздалостью развития капитализма, общинным способом земледелия, неповторимой ментальностью народа, его революционным духом, многонациональностью и другими обстоятельствами жизни и развития. Россия не может повторить опыт других стран, она выбирает свой путь развития, она способна самостоятельно решать проблемы своей безопасности, развивая дружеские экономические и культурные связи с другими странами мира.

Возможность математического моделирования позволяет сделать вариантные расчеты и уровня продовольственной безопасности и продовольственной независимости, исходя как из производственных, так и из экономических параметров и возможных сценариев, что сглаживает угрозу сложности прогнозирования развития проблем продовольственной безопасности.

Таким образом. в параграфе рассмотрены основные внешние угрозы экономической безопасности России в области продовольствия и предложения по их нейтрализации.

3.3 Оценка экономической эффективности и эффективности реализации мер по обеспечению продовольственной безопасности России

Правительство России предпринимает достаточно большую группу конкретных мер по обеспечению продовольственной безопасности. Немаловажным аспектом продовольственной безопасности является реализация национальных программ реального доступа населения к продуктам питания.

В ряде стран, в том числе и в России, правительства осуществляют проекты продовольственного прямого и косвенного субсидирования, которое может значительно повысить уровень продовольственного потребления необеспеченными слоями населения. Имея в виду, что в России в 2016 г. около 12 % населения находилось за чертой бедности, в политике и практике государства получили прописку разные методы поддержки малообеспеченных семей, в том числе реализация социально значимых продуктов, государственных субсидий многодетным семьям, пособий для безработных и т.д. Но даже при таком подходе, когда имеет место динамика снижения бедности, острота социальных противоречий не спадает. Разница между богатыми и бедными, имеющими разный доступ к качественным продуктам питания, продолжает нарастать. Проблема приобретает новые политические оттенки.

Одним их институциональных механизмов выступает институт государственной поддержки сельского хозяйства и малого предпринимательства. На официальном сайте Минсельхоза России была размещена «Общая информация об оказании государственной поддержки (2016 — 2020 гг. «)

В ней говорилось о том, что «государственная поддержка агропромышленного комплекса в Российской Федерации осуществляется в рамках реализации Постановления Правительства РФ от 14 июля 2012 г. N 717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы», (далее — Государственная программа).

Государственная программа разработана в соответствии со статьей 8 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства в РФ» (от 29.12.2006 №264-ФЗ) и определяет цели, основные направления развития отрасли и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на среднесрочный период, ресурсное обеспечение и механизмы реализации предусмотренных в ней мероприятий, целевые индикаторы и прогноз развития сельского хозяйства. Государственная программа призвана создать необходимые условия для решения основных производственных, финансово-экономических и социальных проблем в сельском хозяйстве и на сельских территориях, а также содействовать реализации всего комплекса целей социально-экономического развития страны в период до 2020 г.

Ресурсное обеспечение мероприятий государственной поддержки сельскохозяйственного производства выглядит следующим образом. Так общий объем бюджетных ассигнований, направленных на развитие сельского хозяйства в соответствии с Федеральным законом Федеральный закон от 19 декабря 2016 г. N 415-ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» в 2017 г. составляет 149,7 млрд. рублей, в 2018 г.460,46млрд. рублей. (Приложение 1)

Если разложить эти суммы с учетом потребностей регионов, получаются не такие уж и большие суммы.

Реализация Государственной программы, в том числе меры по поддержке сельскохозяйственных товаропроизводителей, осуществление импортозамещения, позволили обеспечить в последние годы (включая 2016 год) положительную динамику развития сельского хозяйства. В 2016 году на финансирование мероприятий Государственной программы из федерального бюджета с учетом внесенных в него изменений предусмотрено 214,5 млрд. рублей.

Кроме того, в соответствии с соглашениями о предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, заключенными между Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в бюджетах субъектов Российской Федерации на поддержку сельского хозяйства в 2016 году предусмотрено 47,8 млрд. рублей.

Рост производства продукции сельского хозяйства в 2016 году составил 3 процента. Урожай зерна получен в объеме 115 млн. тонн в весе после доработки. Производство скота и птицы на убой в живом весе составило 14,1 млн. тонн, молока — 30,8 млн. тонн. Осуществляются мероприятия по социальному развитию села в рамках федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы», в сфере мелиорации земель в рамках федеральной целевой программы «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014-2020 годы», а также по поддержке малых форм хозяйствования на селе. Пищевая и перерабатывающая промышленность в 2016 году также сохранила положительную динамику развития, рост производства пищевых продуктов составит 1,5 процента.

За 2016 год сократились объемы импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья за счет уменьшения импортных поставок мяса, рыбы, сыров. В то же время выросли объемы экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья и прежде всего за счет пшеницы и масла растительного.

В 2016 году сохранился достигнутый в предыдущие годы уровень продовольственной безопасности. Имеется превышение пороговых значений, установленных Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации, по зерну, картофелю, сахару и маслу растительному.

Вместе с тем, несмотря на принимаемые меры, ситуация в сельском хозяйстве продолжает оставаться сложной. В 2016 году сохранилась высокая закредитованность сельскохозяйственных товаропроизводителей. Положение дел осложняется низкой доступностью кредитных ресурсов, в том числе из-за высоких процентных ставок, особенно по инвестиционным кредитам. Озабоченность вызывают рост цен на материально-технические ресурсы, низкая обеспеченность техникой, высокий уровень износа основных фондов в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, недостаточная глубина переработки сельскохозяйственного сырья и высокие потери при хранении. Сохраняется значительная зависимость отечественного сельскохозяйственного производства от импорта племенного и посадочного материала, семян, средств механизации и химизации. Отмечается рост заболеваемости сельскохозяйственных животных бруцеллезом, сибирской язвой, африканской чумой свиней. Серьезной проблемой остается неразвитость транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры сельских территорий. Продолжает оставаться низким уровень заработной платы в сельском хозяйстве.

В связи с этим требуется совершенствование механизмов и мер государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей, в том числе упрощение механизмов распределения бюджетных ассигнований, сокращение сроков их доведения до непосредственных получателей, повышение оперативности управления распределением бюджетных ассигнований с учетом текущей ситуации в отрасли, консолидация субсидий, в частности введение единой субсидии, а также введение нового механизма государственной поддержки льготного кредитования в сельском хозяйстве.

Казалось бы, все учтено — есть и государственная поддержка, и ресурсное обеспечение, есть некоторые результаты, но темпы роста показателей оказались значительно ниже, чем в развитых странах.

Ситуацию можно сравнить с бегом на длинные дистанции, где соревнующиеся бегут с разными скоростями. У нас разрыв не сокращается, а увеличивается, что очевидно. Наличие ресурсной базы и некоторая государственная поддержка не гарантируют развитие отрасли. Уход государства от оптимизации межотраслевых пропорций, стимулирование импорта продовольствия, создание препятствий для развития АПК может обанкротить отрасль, независимо от наличия ресурсов.

И наоборот, проявление реальной заботы о сельскохозяйственных товаропроизводителях, к примеру, обеспечение им доступа к рынкам сбыта, осуществление гарантированных госзакупок хотя бы на уровне 50 — 70% зерна, реальная защита прав собственности и др. позволят существенно увеличить объем производства при тех же ресурсах. Это свидетельствует о том, что в методах прогноза развития АПК на средне — и долгосрочный период необходимо учитывать изменения в системе государственного управления экономикой. Статистические данные показывают, что в управлении экономикой сельскохозяйственного сектора позитивных перемен почти не происходит.

Для сравнения. Как сказано выше, общий объем финансового обеспечения мероприятий Государственной программы в 2017 г. составляет 125,0 млрд. рублей, что соответствует ресурсному обеспечению Госпрограммы, в том числе на реализацию Федеральной целевой программы «Социальное развитие села» — 7,7 млрд. рублей. Много это или мало, если вице-президент промышленного союза «Новое содружество» Юрий Рязанов (ОАО «Ростсельмаш) инвестирует 1,5 млн. долларов в съемки одного полнометражного мультфильма о святых Петре и Февронии?

Можно не комментировать: такими субсидиями проблему не решишь, необходим не только комплексный подход, но и эффективные бюджетные вливания. Сегодня село в таком состоянии, что декларативные методы управления не соответствуют ожиданиям. А ожидания были. Значит, политика формирования государственного бюджета нуждается в коренном пересмотре.

После принятия Национального проекта «Развитие АПК» планка ожиданий несколько повысилась. Однако специалисты в области сельского хозяйства иллюзий на этот счет все же не строили. Они понимали, что главное направление проекта — не достижение экономических, а достижение скорее политических целей в канун выборов Госдумы и Президента. Таким образом, фермеры имеют дело не с созданием стройной системы АПК, а с отвлекающим маневром с заигрыванием с сельхозпроизводителями.

Еще пример. Субсидирование процентных ставок по кредитам на строительство и модернизацию животноводческих комплексов не гарантирует развитие отрасли. В России хорошо известна практика увода инвестиций из АПК в другие, более выгодные, секторы экономики. Косвенно об этом свидетельствует увеличение объемов квот на ввоз мяса из-за рубежа. В России поголовье КРС ежегодно сокращается на 3-5 %. К чему это приведет в обозримом будущем, уже понятно.

Главная причина кризиса в животноводстве, как считают производители, — поставка импортного мяса и сокращение сбыта российского мяса. В чем-то они правы, но у палки, как известно, два конца, если сейчас оставить население страны без импортного мяса, что будет с нормами потребления?

Между тем, потенциал отечественного животноводства огромен. По мнению специалистов, разумное ограничение импорта мяса и развитие внутренней конкуренции позволит за 3 года российскому АПК увеличить объемы производства в 2 раза, в результате чего выручка сельхозтоваропроизводителей вырастет на 100 млрд. рублей. Однако эти и другие рекомендации науки властью не берутся в расчет.

Таким образом, рассмотрены направления реализации комплексов мероприятий по повышению продовольственной безопасности. Эти мероприятия реализуются непрерывно, что дает возможность оценить их эффективность в действии. В методах прогноза развития АПК на средне — и долгосрочный период необходимо учитывать изменения в системе государственного управления экономикой. Статистические данные показывают, что в управлении экономикой сельскохозяйственного сектора позитивных перемен почти не происходит.

Приведены данные по оценке экономической эффективности и эффективности реализации мер по обеспечению продовольственной безопасности. Исследования показывают, что для развития АПК необходимо осуществить демократизацию государственного управления, демонополизацию экономики, развивать устойчивые, эффективные институты власти, способные обеспечить защиту личности и право собственности, что должно привести к развитию местного самоуправления на селе, созданию многоукладной экономики и приемлемых условий хозяйствования для всех типов формирований АПК, включая малые.

Заключение

Серьезное обострение продовольственной безопасности России, когда страна на 40% зависит от импорта продовольствия и в то же время значительные массы населения не получают адекватного количества продовольствия — все это делает данную проблему одной из наиболее актуальных как в социально-экономическом, так и в политическом плане. Отсюда и предпринятые за последние годы меры по увеличению финансирования аграрного сектора (прерванные нынешним ходом экономического кризиса), и вывод этой проблемы на приоритетный уровень с принятием Доктрины продовольственной безопасности. В общем, серьезность этой проблемы нельзя недооценивать.

Угрозы безопасности России в области продовольствия рассматриваются в контексте мировых, с учетом прогнозов вплоть до 2050 г. и возможных производственных, торговых и геополитических изменений, связанных с продовольствием.

В соответствии с целью и задачами выпускной квалификационной работы, в ней рассмотрены в первой главе теоретико-правовые аспекты обеспечения продовольственной безопасности России.

Приведено определение сущности и содержания продовольственной безопасности, ее места в системе экономической безопасности государства.

«Продовольственная безопасность — состояние, при котором все люди в каждый момент времени имеют физический и экономический доступ к достаточной в количественном отношении безопасной пище, необходимой для ведения активной и здоровой жизни».

Продовольственная безопасность страны — необходимое материальное условие жизни индивида, любой группы людей и общества в целом, которое обеспечивает функции и возможности экономического, демографического, политического, культурного и интеллектуального развития. Продовольственная безопасность представляет собой неотъемлемую часть экономического благосостояния страны, основу ее политического строя и национальной безопасности.

В работе исследован международный опыт обеспечения продовольственной безопасности государства. По данным Всемирной конференции по вопросам питания, которая проходила в Риме в 1996 г уже при жизни нынешнего поколения продовольственная проблема может перерасти в глубокий международный кризис. Международные экономические и продовольственные программы предусматривают, в первую очередь, создание системы национальной безопасности на основе развития экспорта и образования национальных и мировых запасов и резервов. При этом существенное значение придается оказанию продовольственной помощи, информационным системам и расширению международного сотрудничества в области продовольствия с учетом укрепления собственных экономических интересов.

В России выработаны применительно к международному опыту ряд принципов и механизмов обеспечения продовольственной безопасности.

Государственная стратегия продовольственной безопасности, исходит из анализа угроз внешних и внутренних, исследования факторов, подрывающих социально-экономическую систему государства, и содержит критерии и параметры, характеризующие национальные интересы в области экономики и продовольствия в формате ее национальной безопасности.

Реализация государственной стратегии осуществляется через систему конкретных мер, основанных на «качественных индикаторах и количественных показателях — макроэкономических, демографических, внешнеэкономических, технологических и др.

Во второй главе выпускной квалификационной работы проведен анализ угроз экономической безопасности России в области продовольствия.

Проведена общая оценка современного состояния экономической безопасности России в области продовольствия. Современная политика России в экономической безопасности России в области продовольствия сформулирована в Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации. В Доктрине для оценки состояния продовольственной безопасности применяется показатель удельного веса отечественной сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов (с учетом переходящих запасов) внутреннего рынка соответствующих продуктов. Для него установлены пороговые уровни. Более точное название этого показателя — показатель продовольственной независимости, или самообеспеченности. В работе рассмотрены основные данные мониторинга этих показателей.

Достаточно важным представляется анализ внутренних угроз экономической безопасности России в области продовольствия. Основной угрозой безопасности страны является недоедание населения. К другим можно отнести чрезмерную концентрацию сельскохозяйственного производства, дискриминацию малых форм хозяйствования, подконтрольность отечественного производства иностранным юридическим и физическим лицам и, наконец, несовершенство земельной политики.

Внешние угрозы экономической безопасности России в области продовольствия схожи с аналогичными угрозами глобального плана. К таким угрозам необходимо, в первую очередь, отнести изменение мирового климата и его потенциальное влияние на сельское хозяйство.

Проблема причин и характера изменения мирового климата, общего его потепление все еще остается предметом и научных исследований, и международных отношений (типа Киотского протокола).

В России по опыту последних лет можно увидеть двоякое влияние этого потепления — с одной стороны, положительное, связанное с увеличением вегетационного периода, а с другой стороны — отрицательное, дающее вероятность засух (чему служит пример 2010 г., хотя с научной точки зрения еще не доказано, что именно потепление климата является причиной засух).

В общем, чем южнее находится государство, тем более отрицательное влияние оказывает потепление на положение сельского хозяйства и реальные доходы этой отрасли.

Серьезной глобальной внешней угрозой является проблема присоединения к ВТО. Как утверждают эксперты, от этого вступления пострадает больше всего «оставшееся в живых» российское крестьянство и весь агропромышленный комплекс России.

Правилами этой международной торговой организации предусмотрено сведение к минимуму государственной поддержки сельскохозяйственного сектора. В рамках этих правил появились новые угрозы, которые делают отрасли российского АПК неконкурентоспособными на мировом и даже отечественном рынке. На практике, наиболее развитые страны, доминирующие на мировом рынке и требующие для всех следования правилам ВТО, для себя сохранили или даже укрепили свои старые, в значительной мере протекционистские режимы, явно находящиеся в противоречии с Уставом ВТО. При этом каждая из доминирующих на мировом рынке стран и группировок нашла свой путь поддержки своего сельского хозяйства. В отличие от России.

И, наконец, нельзя не отметить проблему, наверно, больше теоретического характера, но тем не менее, важную. Это возможность балансирования производства и потребления продовольствия. При этом проблема заключается не только в производстве продовольствия и росте народонаселения, но и в воздействии все более интенсивных технологий на природную среду и зачастую разрушающих последствиях таких технологий.

И, наконец, в третьей главе рассмотрены меры по нейтрализации угроз экономической безопасности России в области продовольствия, как по внутренним, так и внешним угрозам.

Приведены данные по оценке экономической эффективности и эффективности реализации мер по обеспечению продовольственной безопасности.

Список используемых источников

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/normativnoe-pravovoe-obespechenie-prodovolstvennoy-bezopasnosti/

Нормативно-правовые источники

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/normativnoe-pravovoe-obespechenie-prodovolstvennoy-bezopasnosti/

  • Конституция РФ. М., 1993 // Официальный текст Конституции РФ с внесенными поправками от 21.07.2014 опубликован на официальном интернет-портале правовой информации #»justify»>. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, (с изм. от 9 марта 2016 г. N 60-ФЗ) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст.3301, «Российская газета», N 238-239, 08.12.1994.
  • Налоговый кодекс Российской Федерации часть первая от 31 июля 1998 г.

N 146-ФЗ и часть вторая от 5 августа 2000 г. N 117-ФЗ (с изм от 1 мая 2016 г.), // «Собрание законодательства РФ», № 31, 03.08.1998, ст.3824 (ред. от 28.12.2016 г.).

— Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (ТК РФ) (с изм. от 1 мая 2016 г.) // «Российская газета», N 256, 31.12.2001, «Парламентская газета», N 2-5, 05.01.2002, «Собрание законодательства РФ», 07.01.2002, N 1 (ч.1), ст.3.

— «Земельный кодекс Российской Федерации» от 25.10.2001 N 136-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // «Собрание законодательства РФ», 29.10.2001, N 44, ст.4147, «Парламентская газета», N 204-205, 30.10.2001 г. «Российская газета», N 211-212, 30.10.2001.

  • Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 «О Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года» // «Собрание законодательства РФ», 18.05.2009, N 20, ст.2444, «Российская газета», N 88, 19.05.2009
  • Указ Президента РФ от 30.01.2010 N 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации».
  • Федеральный закон от 28 декабря 2010 г.

N 390-ФЗ «О безопасности» // Российская газета», N 295, 29.12.2010, «Собрание законодательства РФ», 03.01.2011, N 1, ст.2, «Парламентская газета», N 1-2, 14-20.01.2011.

  • Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24.07.2002 N 101-ФЗ // «Парламентская газета», N 140-141, 27.07.2002, «Российская газета», N 137, 27.07.2002, «Собрание законодательства РФ», 29.07.2002, N 30, ст.3018
  • Федеральный закон «О продовольственной безопасности Российской Федерации».10 декабря 1997 г.

(не действует), Система ГАРАНТ: #»justify»>. Федеральный закон от 29.12.2006 №264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства в РФ» // «Собрание законодательства РФ», 01.01.2007, N 1 (1 ч.), ст.27, «Российская газета», N 2, 11.01.2007г.

  • Федеральный закон от 19 декабря 2016 г. N 415-ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов», Система ГАРАНТ: #»justify»>. Распоряжение Правительства РФ от 30.11.2010 N 2136-р «Об утверждении Концепции устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года», Система ГАРАНТ: #»justify»>. Постановление Правительства РФ от 14 июля 2012 г. N 717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы», Система ГАРАНТ: #»justify»>. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 29 ноября 2016 г. N 517-СФ. «О предварительных итогах реализации в 2016 г. государственной развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы», Система ГАРАНТ: #»justify»>Учебники, монографии, брошюры
  • Балабанов В.

С., Борисенко Е.Н. Продовольственная безопасность. Международные и внутренние аспекты.М. Экономика. 2013. — 290с.

  • Белокрылова О. С., Лебедева О.В. Механизмы обеспечения продовольственной безопасности в условиях открытости экономики. Учебное пособие, РГУ, Р., 2012 — 166 с.
  • Борисенко Е.Н.

Продовольственная безопасность России (проблемы и перспективы).

М.: Экономика., 2013. — 77 с.

  • Безопасность России. Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Разд.1-2. Продовольственная безопасность / А.В. Гордеев и др. — М.: Знание, 2015-2016. — 574с.
  • Гридин С.Б.

Продовольственная безопасность в системе социально-экономических показателей, спец.22.00.03 автореферат дисс, Москва, 2009. — 27 с.

  • Дзлиев М., Урсул А. Основы обеспечения безопасности России. Москва. Экономика. 2013. — 318с.
  • Назаренко В.И.

Продовольственная безопасность (в мире и в России).

Монография, М.: Памятники исторической мысли, 2011. — 286 с.

  • Продовольственная безопасность в России: мониторинг, тенденции и угрозы /Н.И. Шагайда, В.Я. Узун.: Дело;
  • Москва;
  • 2015. — 216 с.
  • Зеркалов Д.В. Продовольственная безопасность: Хрестоматия, К.: Основа, 2009. — 214 с.

Периодические издания

  • Абрамова И.Е., Пономаренко Т.В. Российская политическая элита в контексте современного политического развития // Теория и практика общественного развития: — 2013. — № 12. — С.94-99.
  • Зейналов И.М.

Аграрный потенциал в условиях вызовов и угроз экономической и национальной безопасности // Горизонты экономики. — 2014. — № 1 (13).

— С.49-53.

  • Зейналов И.М., Сварчевский К.Г. История зарождения и развития государственного управления сельским хозяйством в России // Известия СПБГАУ. — 2015. — № 5. — С. 195-197.
  • Кузьмин Е.А., Оценка рисков обеспечения продовольственной безопасности региона, Экономика природопользования.

— 2012. — № 4. — с.101-104.

  • Нарыкова Н., Зейналов И. Взаимоотношения России и международных сельскохозяйственных организаций // Международный сельскохозяйственный журнал. — 2015. — № 6. — с.3-4.
  • Родин А.

«Вместо ферм разочарование». АиФ на Дону № 26, — 27июня — 3 июля 2012. — с.21-23.

  • Российский статистический ежегодник. М., 2015. — с.23-26.
  • Сенчагов В.

Экономическая безопасность как основа обеспечения безопасности России. Вопросы экономики. — 2012 — № 8. — с.70-72.

  • Республика Татарстан. Агропромышленный комплекс, Министерство сельского хозяйства Республики Татарстан, — 2015 г. — с.17-18.

Электронные ресурсы

Приложения, Приложение 1

Государственная поддержка агропромышленного комплекса в Российской Федерации осуществляется в рамках реализации Постановления Правительства РФ от 14 июля 2012 г. N 717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы».

Объем бюджетных ассигнований на реализацию Программы за счет средств федерального бюджета составляет 1550687290,5 тыс. рублей, в том числе:

  • на 2013 год — 158747671,4 тыс. рублей;
  • на 2014 год — 170149244,6 тыс. рублей;
  • на 2015 год — 182864108,8 тыс. рублей;
  • на 2016 год — 237000000 тыс. рублей;
  • на 2017 год — 215852280,4 тыс. рублей;
  • на 2018 год — 197957808,9 тыс. рублей;
  • на 2019 год — 194055876,4 тыс. рублей;
  • на 2020 год — 194060300 тыс. рублей

Ожидаемые результаты реализации программы:

повышение удельного веса российских продовольственных товаров в общих ресурсах продовольственных товаров (с учетом структуры переходящих запасов) к 2020 году:

  • зерна — до 99,3 процента;
  • свекловичного сахара — до 95,5 процента;
  • растительного масла — до 83,9 процента;
  • картофеля — до 97,6 процента;
  • мяса и мясопродуктов — до 90,2 процента;
  • молока и молокопродуктов — до 80,6 процента;
  • увеличение производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий (в сопоставимых ценах) в 2020 году по отношению к 2012 году на 24,8 процента, пищевых продуктов — на 32,5 процента;
  • обеспечение среднегодового темпа прироста объема инвестиций в основной капитал сельского хозяйства в размере 3,1 процента;
  • обеспечение среднего уровня рентабельности сельскохозяйственных организаций на уровне 17 процентов (с учетом субсидий);
  • доведение соотношения уровней заработной платы в сельском хозяйстве и в среднем по экономике страны до 55 процентов;
  • доведение удельного веса затрат на приобретение энергоресурсов в структуре затрат на основное производство до 9,4 процента;
  • увеличение производства в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей, картофеля — до 6,7 млн.

тонн, овощей открытого грунта — до 4,7 млн. тонн, овощей защищенного грунта — до 1,4 млн. тонн;

  • увеличение емкости современных картофеле — и овощехранилищ на 1,8 млн. тонн единовременного хранения;
  • обеспечение сельскохозяйственных товаропроизводителей семенами основных сельскохозяйственных культур, включая кукурузу, подсолнечник, сахарную свеклу, картофель, овощные и бахчевые культуры российского производства, в объеме не менее 75 процентов;
  • снижение доли импортного племенного материала;
  • увеличение площади закладки многолетних насаждений на 77,8 тыс. гектаров;
  • увеличение площади виноградников в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах, включая индивидуальных предпринимателей, до 72 тыс.

гектаров;

  • увеличение емкости современных хранилищ плодов на 270 тыс. тонн единовременного хранения

Предварительным итогам реализации в 2016 г. настоящей государственной программы посвящено постановление Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 29 ноября 2016 г. N 517-СФ.

В соответствии с поручениями Президента Российской Федерации от 4 февраля 2015 года № Пр-201 и Правительства Российской Федерации от 8 февраля 2015 года № ДК-П13-709 в целях повышения эффективности системы межбюджетного субсидирования планируется обеспечить сокращение количества межбюджетных трансфертов на основе консолидации (укрупнения) мер государственной поддержки.

С этой целью Минсельхозом России определены приоритеты государственной аграрной политики, реализация которых начиная с 2017 года направлена: на достижение задач по ускоренному импортозамещению и росту экспортного потенциала путем стимулирования производства основных видов сельскохозяйственной продукции в молочном и мясном скотоводстве, зерна, овощей, плодов и ягод; на развитие мелиорации; на обеспечение эпизоотического благополучия на территории Российской Федерации; на поддержку малых форм хозяйствования. Также сформирована дальнейшая стратегия государственной аграрной политики и последующего сокращения количества межбюджетных трансфертов с целью упрощения механизмов и сокращения сроков доведения средств государственной поддержки до сельхозтоваропроизводителей.

Общий объем финансового обеспечения мероприятий Государственной программы в 2017 г. составляет 125,0 млрд. рублей, что соответствует ресурсному обеспечению Госпрограммы, развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 — 2020 годы.

Из них:

  • на реализацию Федеральной целевой программы «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006 — 2010 годы и на период до 2013 года» запланирован в объеме более 11,0 млрд. рублей;
  • на реализацию Федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2012 г.» — 7,7 млрд. рублей;
  • на поддержку отраслей животноводства — 10,7 млрд. рублей, в том числе 5 млрд. рублей дополнительно выделенных средств на содержание маточного поголовья КРС;
  • на поддержку отраслей растениеводства — 4,8 млрд.

рублей, из которых, по поручению Председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина, 1 млрд. рублей дополнительно выделен на поддержку элитного семеноводства и 1 млрд. рублей на приобретение средств химизации (минеральные удобрения);

  • на регулирование рынка сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия — 6,1 млрд. рублей;
  • на страхование рисков — 5,0 млрд. рублей;
  • на поддержку экономически значимых региональных программ — 1,0 млрд. рублей;
  • на предоставление субсидий бюджетам субъектов РФ на компенсацию части затрат на уплату процентов по кредитам и займам, привлеченным сельскохозяйственными товаропроизводителями — 80,3 млрд. рублей.

из них на возмещение процентных ставок:

  • по инвестиционным кредитам (займам) — 59 371 млн. рублей;
  • по краткосрочным кредитам (займам) — 14 645 млн. рублей;
  • по кредитам (займам) на поддержку малых форм хозяйствования — 6 300 млн. рублей.

Прочие межбюджетные субсидии, не включенные в Госпрограмму:

субсидии по кредитам (займам) на поддержку промышленного рыбоводства — 140 млн. рублей.

Также в 2017 г. для целей поддержки производителей мяса птицы, свинины и яиц из федерального бюджета были выделены средства в объеме 9 млрд. рублей в виде дотаций на сбалансированность бюджетов субъектов Российской Федерации.