Институт крайней необходимость в уголовном праве

Введение, Глава 1. Развитие норм, регламентировавших крайнюю необходимость в уголовном законодательстве

§1. История развития института крайней необходимости в дореволюционном уголовном законодательстве России

Уголовный кодекс РФ выделил в отдельную главу перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния. К указанным обстоятельствам закон относит и крайнюю необходимость (ст. 39 УК), которая была известна законодательству ранее. В формулировку ст.39 УК законодатель внес ряд существенных дополнений по сравнению с предыдущим законодательством. В частности сформулировано определение понятия превышения пределов крайней необходимости. Однако для выяснения жизненности и обоснованности действующей нормы, регламентирующей крайнюю необходимость, следует обратиться к истории развития данного института и проследить тенденции его развития.

«Изучение прошлого может и должно служить средством для того, чтобы понять настоящее и предвидеть будущее и на основе этого осмыслить развитие науки как целенаправленный исторический процесс. В этом состоит на мой взгляд одна из основных, если не главных задач истории науки»1 .

Институт крайней необходимости является одним из древнейших институтов права, позволяющий регулировать вопросы, возникающие при столкновении в экстремальных ситуациях законных прав и интересов.

По Римскому праву, состояние крайней необходимости могло приводить иногда к нанесению кем-либо повреждений чужому имуществу. Потерпевший не получал в этом случае иска на возмещение. Так известный древнеримский юрист Лабеон отмечал, что не следует предоставлять никакого иска, если гонимый бурей корабль наскочил на канаты якорей другого и матросы обрубили канаты, поскольку нельзя было выбраться никаким другим образом, как обрубить канаты2 .

В целом состояние крайней необходимости в рамках римского гражданского права рассматривалось применительно к отдельным случаям, без выработки общего понятия крайней необходимости.

В дальнейшем теория крайней необходимости подробно рассматривалась в трудах выдающихся ученых. Так, Фихте рассматривал случай крайней необходимости на примере случая, где гибель грозит жизни двум индивидам и спастись может один, за счет гибели другого. О праве, по его мнению, в этом случае не может быть и речи, право на жизнь отнято у обоих участников естественным путем. Решение этой коллизии зависит не от права, а от физической силы и произвола участников. Но так как, все же после совершения деятель встает под господство закона, то право необходимости можно рассматривать, как право считать себя совершенно изъятым из сферы влияния закона3 .

13 стр., 6051 слов

Крайняя необходимость в российском уголовном праве

... пределов крайней необходимости. Структура курсовой работы - работа состоит из введения, трех параграфов, заключения, списка используемой литературы. крайняя необходимость предел §1. Понятие крайней необходимости Согласно действующему законодательству под крайней необходимостью понимается причинение вреда охраняемым уголовным законом ...

Кант, положение крайней необходимости также рассматривал на примере двух лиц, потерпевших крушение и находящихся в море, и когда один из них для спасения своей жизни сталкивает другого в воду. В отличии от Фихте, он не углубляется в естественно-правовую сферу, а рассматривает этот вопрос с точки зрения уголовной политики. Действия лица, выживающего за счет гибели другого, Кант считал неправомерными, но и ненаказуемыми вследствие бессилия закона в этом случае. Угроза еще неопределенным злом (смертной казнью) по судебному приговору не в состоянии превысить страх перед действительным, неминуемо грозящим злом (угроза утонуть), отмечал Кант. Идеи Канта на крайнюю необходимость были положены в основу уголовно-правовых теорий, рассматривающих деяние, причиняющее вред в состоянии крайней необходимости, как противоправное, но все же исключающее наказание4 .

Взгляды Канта на крайнюю необходимость расходятся с основными положениями его же уголовно-правовой теории, где преступление рассматривается как нарушение безусловной обязанности (обязанности не лишать жизни), за которым должно неминуемо следовать наказание, назначаемое по принципу талиона.

Дальнейшее развитие теории крайней необходимости, в рамках учения Канта, получило в концепции Ансельма Фейербаха. По мнению Фейербарха, при непосредственной угрозе жизни человек находится в состоянии невменяемости, под которой понимается неспособность согласовывать свое волеопределение с законом. Закон по Фейербаху бессилен устрашить человека в случаях: 1. совершения деяния под влиянием мучительных страданий, которые выше сил обычной человеческой выносливости (например: кража с голоду); 2. наличия неминуемой опасности для жизни или иного невознагражденного блага, где правонарушение является единственным выходом5 .

В отличии от вышерассмотренных тачек зрений, Гегель считал деяние, совершенное в состоянии крайней необходимости, деянием правомерным. «Жизнь находящаяся в состоянии крайней необходимости и вступившая в коллизию с правомерной собственностью другого, может притязать на право крайней необходимости (не как на справедливость, а как на право), поскольку на одной стороне — бесконечное поражение существования и тем самым полное бесправие, на другой только поражение единичного ограниченного существования свободы, причем вместе с тем признается право как таковое и правоспособность того, кто поражается в этой собственности». Различая право объективное и субъективное, он считал: «Жизнь как совокупность целей имеет право пойти наперекор абстрактному праву. Если, например, жизнь может быть поддержана посредством кражи хлеба, то этим, правда, поражается собственность другого человека, но было бы неправомерно рассматривать этот поступок как обычное воровство. Если бы человеку, жизни которого угрожает опасность, не было дозволено действовать так, чтобы сохранить её, он был бы определен как бесправный, и этим отказом ему в жизни отрицалась бы вся его свобода …»6 .

4 стр., 1536 слов

Конституционные основы права на жизнь

... юридической силы (ст. 27). Право на жизнь ПРАВО НА ЖИЗНЬ - одно из основных прав человека, защищаемое международным правом и конституциями большинства демократических стран, в том числе Республики Беларусь. Право на жизнь корреспондирует обязанность государства всемерно ...

Эти взгляды основываются на понимании Гегелем права как осуществлении свободы свободной воли. Гегель также отмечал признак наличности угрозы, выступающего одним из условий правомерности «… только нужда непосредственно настоящего может оправдать не правовой поступок, ибо в несовершении его заключалась бы совершение неправа, причем наивысшего, а именно полное отрицание наличного бытия свободы». От взглядов Гегеля на крайнюю необходимость ведут свое происхождение теории, рассматривающие крайнюю необходимость как обстоятельство, исключающее противоправность, совершенного в этом состоянии деяния7 . Гегель рассматривал право крайней необходимости на примере двух неравнозначных благ, вопрос о коллизии двух равнозначных прав им не рассматривался.

Таковы взгляды наиболее видных представителей философии, чьи воззрения оказали влияние на развитие правовой мысли, в частности, институт крайней необходимости. Следует отметить, что положения крайней необходимости разрабатывались в рамках соответствующих философских систем, в связи с общеюридическими воззрениями того или иного автора на право и закон и применительно к «узким» ситуациям, на примере коллизии двух равнозначных, или резко различающих по ценности интересов.

Тем не менее в целом, к современным условиям основные положения учений Фихте, Канта, Гегеля относительно крайней необходимости вполне применимы, так как они учитывают природу человека, его потребности.

Первое упоминание о крайней необходимости в российском праве имеется в Соборном Уложении 1649 г., где в ст.283 говорилось: «А будет, кто собаку убьет ручным боем не из ружья, бороняся от себя, и ему за ту собаку цены не платить и вину ему того не ставить»8 . Однако как видно здесь имеется частный случай крайней необходимости.

В артикуле Воинском Петра I, тоже нет четкого определения крайней необходимости, а указывается только на крайнюю нужду при квалификации отдельных преступлений. По мнению историков это уже свидетельствует о существовании института крайней необходимости. В частности в артикуле 88. отмечалось, что «Никто из солдат да не дерзнет после тапты из своей квартиры выходить или в квартире не быть, разве когда ему к службе его величества, что повеленно или необходимая нужда требовать будет, ежели оный наказания претерпеть не хочет»9 .

В артикуле указывались причины, «которых ради комендант, офицеры и солдаты извинены могут быть, когда крепость сдается». К ним относились:

— крайний голод, когда ни чего не будет чем человек питаться может, имея наперед всевозможную в лице бережливость;

  • когда от амуниции ни чего не остается, которая так же со всякой бережливостью трачена;
  • когда людей так убудет, что обороняться весьма не в состоянии будут.

Однако эти пункты распространялись только на тех, «кто особого указа не имеет».

Артикул 154. гласил: «Кто кого волей или нарочно без нужды и без смертного страху умертвит или убьет его токо, что от того умрет, оного право наше отомстить и без всякой ленности оному голову отсечь».

35 стр., 17087 слов

Бакалаврской работы «Назначение более мягкого наказания, чем ...

... установлены в законодательстве Федеративной Республике Германия. 3) выявить сущность исключительных обстоятельств, способствующих назначению более мягкого наказания; 4) рассмотреть особенности назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. Нормативную базу работы составили Конституция ...

В артикуле 180., где идет речь о повреждении чужого имущества, отмечалось «разве по необходимой нужде востребуется и на то позволится».

В толковании к артикулу 195., предусматривавшем ответственность за хищение указывалось, что наказание «обыкновенно умаляется или весьма оставляется, ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестное или питейное, или иное, что не великой цены украдет»10 .

Как видим, в Воинском артикуле институт крайней необходимости уже довольно четко регламентирован. В Артикулах имеются указания о ненаказуемости или смягчении наказания за совершение ряда действий под воздействием строго определенных факторов.

В уголовно-правовых актах последующего периода, вплоть до начала XIX века, указаний о крайней необходимости не встречается.

В проекте Уложения 1813 г., крайняя необходимость рассматривалась только как обстоятельство, смягчающее наказание.

В Уложении 1845 г., где имелись уже Общая и Особенная части, в ст.98, среди причин по «каким содеянное не должно быть вменено в вину», отмечалось и о «принуждение от превосходящей непреодолимой силы». В ст.106 данного акта давалось следующее определение крайней необходимости: «Учинившему противозаконное деяние вследствии непреодолимого к тому от превосходящей силы принуждения и только для избежания непосредственно грозившей его жизни в то самое время неотвратимой другими средствами опасности, содеянное им также не вменяется в вину»11 .

Как отмечает А.В Пашковская, какой-либо соразмерности вреда причиненного вреду предотвращенному не требовалось12 .

В Уложении (ст.140.п.7.) крайняя необходимость рассматривалась и как обстоятельство, смягчающее наказание, в случае: «если преступник учинил сие преступление единственно по крайности и совершенному неимению никаких средств к пропитанию»13 .

В нормах Особенной части Уложения (ст.ст.664,671) предусматривалось освобождение от наказания владельца судна, если он в условиях голода возьмет на встречном судне часть припасов, а также сбросит груз или изменит маршрут, чтобы избежать крушение при буре.

В ст. 2170. данного Уложения, по существу дублировалось положение ст. 140 и указывалось, что «наказание уменьшается, если кража совершена по крайности и неимению никаких средств к пропитанию и работе». Следует отметить, что данное обстоятельство рассматривалось как смягчающее не только применительно к краже, но и к грабежу и убийству с целью похищения.