Уголовно-правовые аспекты уклонения от наказания

Дипломная работа

Уголовное наказание связанное с лишением свободы занимает важное место в системе наказаний. Оно должно обеспечить правоохранительными органами правосудие, восстановление социальной справедливости и отделение человека совершившего преступление, от общества, а также его перевоспитание и предупреждение повторных преступлений.

Не смотря на это, некоторые осужденные не согласны с наказанием, что является поводом к стремлению уклониться от лишения свободы. В этом случае подрывается авторитет правоохранительных органов, а по большому счету всего государства, и не достигается целей наказания.

Уголовный кодекс предусматривает ряд норм, которые устанавливают ответственность за уклонение от наказаний.

Изучение в дипломной работе данных вопросов поможет выявить причины уклонения, что поможет предотвратить это преступление.

Исследованием данной темы занимались: Абдрахманова Е.Р., Борисов О.Б., Бриллиантов А.В.,, Волобуев А.П., Власова И.С., Гарафутдинов М.Р., Гришко А.Я., Друзин А.И., Егоров В.И., Михлин А.С., Осадчая Н.Г., Рашковская Ш.С., Смирнов В.В., Смиян А.Д., Смирнов В.В Сабитов Р.А., Сауляк В.К., Смирнов В.В., Слободянюк Г.Г., Старков О.В., Смиян А.Д., Тепляшин П.В, Ткачевский Ю.М. и др.

Объектом дипломной работы являются общественные отношения возникающие в связи с уклонением осужденных от уголовных наказаний различного вида.

Предметом работы выступают нормы отечественного и зарубежного уголовного права, применяемые к осужденным за уклонение от наказаний.

Целью является изучение уголовно-правового аспекта уклонения от наказания.

В соответствии с поставленной целью определены следующие задачи работы:

1)выделить признаки и на их основе определить понятие уклонения осужденных от наказания;

2)изучить исторический аспект проблемы;

3)проанализировать нормы зарубежного законодательства, применяемые к осужденным за уклонение от наказаний;

4)исследовать уголовно-правовой аспект уклонения осужденных от наказаний связанных с лишением свободы.

Методологическую основу дипломной работы составил диалектический метод научного познания, предполагающий изучение явлений в их развитии и взаимосвязи, а также частнонаучные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический, системный и статистический.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, действующее уголовное, уголовно-исполнительное, уголовно-процессуальное, административное, трудовое законодательство Российской Федерации, уголовное право дореволюционной России и СССР, уголовное законодательство зарубежных стран, ведомственные нормативные акты, постановления пленумов верховных судов СССР, РСФСР и РФ, имеющие отношение к проблеме.

4 стр., 1620 слов

Глава 1. Общая характеристика Уложения о наказаниях уголовных ...

... Пашковская. Объект работы – уголовное право по уложению о наказаниях уголовных и исправительных. Предмет работы – изучение отдельного хронологического периода систематизации уголовного законодательства. Методология работы – использование синтеза, анализа, логики, а так же обще – научного метода. Уложение о наказаниях уголовных и ...

Научная новизна дипломной работы выражается в том, что предпринято комплексное изучение уклонения от наказания, а частности наказания, связанного с лишением свободы.

Нормы, устанавливающие ответственность за уклонение осужденного от наказаний, содержатся в Общей и Особенной частях уголовного закона, образуют самостоятельный институт уголовного права, так как регламентируют однородные общественные отношения.

Поскольку уклонение от наказания представляет собой негативное по-сткриминальное поведение осужденного, уклонение от любого наказания должно влечь уголовно-правовые последствия.

Злостное уклонение от наказания того или иного вида представляет собой уголовно-правовую категорию, поэтому его определение должно со-держаться не в уголовно-исполнительном, а в уголовном законодательстве.

Причины и условия уклонения осужденных от наказания носят не однородный характер и различаются от вида конкретного наказания.

Теоретическая значимость результатов исследования работы состоит в том, что в ней конкретизируются и уточняются некоторые положения теории Общей и Особенной частей уголовного права, имеющие отношение к проблеме уклонения от наказания.

Структура диплома определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения, библиографии.

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика уклонения от наказания

§ 1. Понятие уклонения от наказания

Наказание представляет собой воздействие на осужденного. Оно включает в себя комплекс средств назначаемых судом при вынесении приговора, и реализуется органами, исполняющими наказание.

Судебный приговор, в соответствии с законом, подлежит неуклонному исполнению. В свою очередь органы и учреждения, исполняющие наказание, должны принимать все возможные меры, необходимые для осуществления правосудия. Однако по ряду причин некоторые осужденные стремятся уклониться от назначенного судом наказания.

В русском языке термин «уклонение» означает избегать чего-нибудь, устраниться, отказаться от чего-нибудь .

В уголовном праве термин «уклонение» используется для обозначения поведения осужденного, заключающегося в отказе или избежании претерпевания негативных для него последствий, связанных с применением к нему уголовного наказания.

Действующее уголовное законодательство не дает определения уклонения от наказания. Попробуем определить понятие. Для начала определим признаки уклонения. Их можно квалифицировать на объективные и субъективные. Объективные признаки характеризуют объект и объективную сторону, а субъективные — субъект и субъективную сторону.

Объектом являются общественные отношения, которые возникают в связи с уклонением осужденных от исполнения наказания связанного с лишением свободы.

Будучи одной из ветвей государственной власти правосудие в России, призвано охранять основы конституционного строя Российской Федерации, законные права и свободы личности, законные интересы государства и общества. Согласно Конституции Российской Федерации правосудие в нашей стране осуществляется только судом. Оно выступает важнейшим средством, с помощью которого государство реализует функцию охраны и укрепления законности, обеспечивает защиту от преступных посягательств прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности окружающей среды, конституционного строя РФ и, мир и безопасность человечества, а также предупреждает совершение преступлений.

10 стр., 4734 слов

УЧРЕЖДЕНИЯ И ОРГАНЫ, ИСПОЛНЯЮЩИЕ УГОЛОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ, И КОНТРОЛЬ ...

... ответственность за осуществление возложенных на ФСИН России полномочий 1 . Учреждения и органы, исполняющие наказания, перечень ... органы уголовно-исполнительной системы. По решению федерального органа уголовно-исполнительной системы могут создаваться объединения учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, которые имеют обязанности и права учреждений, исполняющих наказания. ...

Роль, место, принципы и деятельность правосудия закреплены в Конституции Российской Федерации (глава 7).

Преступные посягательства на нормальную деятельность органов правосудия, независимость и неприкосновенность судей, работу органов государства, непосредственно содействующих суду в выполнении его основные функций, препятствуют расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях, исполнению судебных решений. Выделение преступлений против правосудия в самостоятельную главу, помещенную в раздел «Преступления против государственной власти» соответствует конституционным положениям о роли и месте судебной власти в правовом государстве.

По мнению В.А. Ржевского и Н.М. Чепурновой правосудие выступает в качестве конституционно закрепленной особой формы деятельности государства в сфере осуществления судебной власти, выражающейся в защите и охране судами общей и арбитражной юрисдикции нормального функционирования общественных отношений, складывающихся с участием граждан, предприятий и организаций и включающих механизм судебного разрешения споров о праве и иных конфликтов путем отправления гражданского, арбитражного, уголовного и административного судопроизводства в особом процессуальном порядке с применением на основе закона государственного принуждения в целях восстановления и охраны законных прав и интересов человека и всего гражданского общества . В данном понятии отражены все признаки, характеризующие правосудие в целом.

Понятие правосудие употребляется в двух значениях — в узком и широком. В самом общем виде правосудие означает одну из форм государственной деятельности, имеющей своим содержанием применение права, то есть правоприменительную или юрисдикционную деятельность Правосудие в узком или собственном смысле слова можно определить как осуществляемую с участием сторон и участника процесса деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел, дел об административных правонарушениях в форме, регламентированной законом.

Правосудию присущ ряд признаков, позволяющих отличать этот вид государственной деятельности от других. Во-первых, оно может осуществляться только способами, закрепленными в законе, а не произвольно, по усмотрению каких-то должностных лиц или органов; во-вторых, только особым органом, специально предназначенным для этого, — судом (судьей).

В уголовном праве понятию «правосудие» придается более широкое значение. Под правосудием в этом случае признается не только рассмотренная выше специфическая деятельность суда, но и деятельность органов, способствующих ему в этом, — прокуратуры, предварительного расследования, уголовно-исполнительной системы, судов о чем указывали в своих работах И.С. Власов, И.М. Тяжкова, А.И. Друзин . Поскольку, деяния осужденных, направленные на уклонения от наказаний, посягают на нормальное функционирование системы наказаний, то соответственно они посягают и на интересы правосудия. Изложенное дает основание для выделения видового объекта рассматриваемых деяний. В качестве такового выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия.

9 стр., 4123 слов

Наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества

... содержание наказаний не связанных с изоляцией осужденного от общества (общественные работы, штраф, лишение права занимать определенную должность и заниматься определенной деятельностью, исправительные работы, ограничение по военной службе); проанализировать тенденции судебной практики назначения наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества; рассмотреть ...

Все названные органы входят составной частью в механизм государства, образуя при этом систему правосудия. Данная система выступает специальной подсистемой государственного аппарата. Эти органы выполняют различные функции, в частности, управленческие, хозяйственные и другие. Однако их социальное назначение заключается в осуществлении специфических функций, выделяющих их из числа других государственных органов, — расследования преступлений, рассмотрения и разрешения уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях, а также исполнение приговоров и решений.

Уголовный закон охраняет не все виды деятельности органов правосудия, а лишь деятельность по реализации задач и целей правосудия. Следовательно, в сферу уголовно-правовой охраны подпадают не все общественные отношения, возникающие в процессе функционирования органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, органов и учреждений, исполняющих приговоры и решения, а только те, которые появляются при осуществлении этими органами специфических задач правосудия.

Непосредственный объект данной группы преступлений образуют общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов отправления правосудия или нормальную деятельность отдельных звеньев органов, составляющих в целом систему правосудия (суд, прокуратура, органы следствия, дознания, исправительные учреждения и т.п. ).

Р.А. Сабитов считает, что непосредственным объектом посткриминального проступка являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность отдельных звеньев государственного аппарата, осуществляющих правосудие или ведающих исполнением приговор .

Некоторые ученые высказывали и другое мнение по поводу объекта преступлений, направленных на уклонение от наказания. Так, например, В.К. Глистин считал, что отбытие наказания означает выполнение осужденным всех требований, предъявляемых к нему в соответствии с исправительно-трудовым законодательством. Побеги из мест заключения, ссылки, лечебно-трудового профилактория, а также возвращение высланного часто совершаются по причинам, связанным с нарушением правил исполнения наказания. Учреждения, исполняющие наказание, не будучи органами власти, не осуществляют функций правосудия. Установленными для них средствами и способами они исправляют и перевоспитывают осужденных при определенных судом видах и сроках наказания, поэтому упомянутые преступления (кроме побега из мест предварительного заключения) с большим основанием должны быть отнесены к группе преступлений против порядка управления. И соответственно их видовым объектом следует считать порядок управления . Аналогичная позиция была высказана М.Д. Шаргородским применительно к УК РСФСР 1926 года: суд и прокуратура являются органами управления, и поэтому преступления против них должны находиться в главе «Преступления против порядка управления» . Не соглашаясь с этим, И.С. Власов пишет: «Но в том-то и дело, что при выделении группы преступлений против правосудия органы, осуществляющие правосудие и способствующие ему, интересуют законодателя не как звено государственного аппарата и не как отрасль государственного управления, а как особый «механизм», выполняющий задачи исключительной важности». С данной позицией вполне можно согласиться, поскольку именно правосудие выступает в качестве видового объекта при уклонении осужденным от наказания, и не имеет значение, является ли данное уклонение преступлением или нет.

31 стр., 15364 слов

Наказание по уголовному праву

... уголовным законом и влекущая лишение или ограничение прав и ин­тересов осужденного; наказание применяется только к лицу, признанному виновным в совершении преступ­ления, назначается ... авторы сводят ее к страданиям и лишениям, которые доставляют наказание осужденному. Так, М.Д.Шаргородской писал: «Наказание является лишением преступника каких-либо принадлежащих ему благ и выражает отрицательную ...

Если к лицу было применено наказание неправомерно, то уклонение от наказания не следует считать общественно опасным, поскольку оно не причиняет вред ни отношениям в сфере государственной власти, ни правосудию. В данном случае к лицу были применены вытекающие из наказания правоограничения неправомерно, поэтому оно оставляет за собой право их защищать, в том числе путем их избежания. Следовательно, уклонение от неправомерного наказания и не должно влечь каких-либо уголовно-правовых последствий.

Деяние осужденного, направленное на уклонение от наказания, не являющееся преступлением, Р.А. Сабитов называл посткриминальным проступком. Последний представляет собой совокупность необходимых признаков, характеризующих данное непреступное правонарушение и закрепленных в уголовном законе. Признаки такого проступка характеризуют его объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону .

По своему содержанию деяние, образующее объективную сторону уклонения от наказания, представляет собой самовольный отказ осужденного от отбывания или исполнения назначенного ему приговором суда наказания. Под отказом в данном случае следует понимать различные формы деяния осужденного, направленные на уклонение от назначенного ему судом наказания. Внешними проявлениями такого уклонения является побег. Причем, рассматриваемое деяние совершается осужденным осознанно, под контролем его сознания. Кроме того, данное деяние должно быть волевым, то есть выражать волю самого осужденного.

Уклоняясь от наказания, осужденный тем самым не исполняет возложенную на него уголовным и уголовно-исполнительным законодательными актами как на субъекта уголовно-правового отношения обязанность отбыть назначенное ему судом от имени государства наказание.

Уклонение от наказания как противоправное осознанное и волевое деяние осужденного будет представляться оконченным с момента выполнения им действия либо бездействия в целях уклониться от назначенного судом наказания, определенного вступившим в законную силу приговором суда.

Такое уклонение может длиться значительное время, например, до задержания осужденного органами власти, до явки его с повинной или до его смерти. То обстоятельство, что уклонение осужденного от исполнения обязанности отбыть назначенное ему наказание может продолжаться длительное время, дает основание относить подобного рода деяния к длящимся независимо от того, влечет ли данное уклонение уголовную ответственность по статье Особенной части УК РФ или нет.

Вопрос о том, длящиеся ли анализируемые деяния или они таковыми не являются, имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение, так как от его разрешения зависит и вопрос о применении или неприменении к виновным института давности привлечения к уголовной ответственности, а также амнистии, если данное уклонение от наказания является преступлением.

12 стр., 5926 слов

Исполнение наказаний в отношении осужденных военнослужащих

... законодательство не включало в предмет своего правового регулирования исполнение наказаний в отношении военнослужащих. В УИК РФ впервые введено исполнение наказаний в виде ограничения по военной службе, ареста и содержания в дисциплинарной воинской части в отношении осужденных военнослужащих (раздел V, ...

Что касается сроков давности уголовной ответственности за совершение именно преступного уклонения от отбывания наказания, то этот вопрос законодательно решен. Согласно ч. 3 ст. 78 УК РФ течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания лица или явки его с повинной. Согласно ч. 2 ст. 83 УК РФ течение сроков давности приостанавливается, если осужденный уклоняется от отбывания наказания. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания осужденного или явки его с повинной. Сроки давности, истекшие к моменту уклонения осужденного от наказания, подлежат зачету. Те деяния осужденных, направленные на уклонение ими от наказаний, которые не содержат состава преступления, сроков давности не имеют.

Общим для анализируемых деяний является и сходство таких факультативных признаков объективной стороны, как место и время совершения уклонения от наказания.

Местом их совершения, по общему правилу, признается место, где осужденный отбывал, а временем — время, в течение которого осужденный отбывает назначенное ему наказание. Способ, как правило, не является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемых деяний. Он не влияет на квалификацию, а может учитываться лишь в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего ответственность. Исключение составляет побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Если он совершается группой лиц или организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, то ответственность наступает по ч. 2 либо по ч. 3 ст. 313 УК РФ (в зависимости от конкретных квалифицирующих признаков).

Субъективная сторона деяний осужденных, направленных на уклонение от наказаний, характеризуется виной в форме прямого умысла, поскольку виновный, совершая эти деяния, сознает, что уклоняется полностью или в течение какого-то времени от назначенного ему приговором суда наказания, и желает уклониться от него.

Мотивы совершения анализируемых деяний могут быть различными. Они должны находиться за пределами субъективной стороны этих деяний и не влиять на их квалификацию, а лишь учитываться при индивидуализации наказания в качестве смягчающих либо отягчающих ответственность обстоятельств. Обычно они бывают общественно вредными. К таким относится, например, стремление лица, уклоняющегося от наказания, продолжать заниматься преступной деятельностью, нежелание подвергаться ограничениям, вытекающим из факта осуждения и применения наказания. В некоторых случаях мотивы уклонения от наказания могут быть и общественно нейтральными и даже общественно полезными. К первым можно отнести желание лица повидаться с семьей, родными, близкими, что может встречаться при побеге места заключения. Ко вторым — стремление осужденного оказать помощь семье в ремонте жилья, уборке урожая, заготовке кормов, топлива на зиму, подлечить свое здоровье.

В юридической литературе и в судебной практике относительно распространенным является мнение, согласно которому уклонение осужденного от назначенного ему наказания, например, в форме побега из места лишения свободы (ст. 313 УК РФ), может влечь уголовную ответственность лишь в том случае, если, совершая такое деяние, субъект преследовал цель полностью уклониться от дальнейшего отбывания наказания. Если у субъекта такой цели не было, то содеянное им должно рассматриваться в качестве нарушения режима отбывания наказания и влечь только лишь дисциплинарную ответственность .

9 стр., 4193 слов

Криминологическая характеристика и предупреждение побегов из ...

... к длительным срокам лишения свободы, отбывших значительную часть срока наказания, имеющих широкие связи среди осужденных, особенно от которых можно ожидать совершения побега. Однако ориентироваться только на это, значит, заведомо ослаблять ...

По нашему мнению, такие однозначные рекомендации ошибочны и вредны, поскольку они могут повести как к ошибкам в квалификации преступлений, так и к ослаблению и затруднению борьбы с уклонениями от наказаний, снижению предупредительного значения наказания. Следование им может привести к появлению у осужденных мнения о возможности, допустимости самовольного прекращения ими при наличии каких-то оправдательных с их точки зрения обстоятельств на какое-то время отбывания наказания. Однако это не согласуется с интересами правосудия и задачами предупреждения преступности. Вред интересам правосудия как объекту уголовно-правовой охраны причиняется в полном объеме тогда, когда, например, осужденные совершают побег из места лишения свободы с целью уклонения в дальнейшем от ответственности и наказания, а также когда эти лица coвершают побег из подобных мест на время, чтобы совершить или организовать новое преступление, договориться с сообщниками, уничтожить доказательства виновности, воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, совершить акт мести в отношении потерпевшего, свидетеля, повлиять на них, способствовать установлению истины по делу, изобличению других виновных лиц.

Деяния осужденных, направленные на уклонения ими от наказания, объединяются также и по признакам их субъектов, в качестве которых выступают физические лица, вменяемые, достигшие соответствующего возраста, осужденные и соответственно обязанные отбыть или исполнять обращенные к ним предписания, выраженные в приговоре суда либо в ином правоустанавливающем процессуальном документе — в определении суда, заменяющем один вид наказания на другой, более строгий.

Таким образом, ответственность за уклонение от уголовного наказания могут нести лица, обладающие признаками специального субъекта. В качестве таковых могут выступать лишь лица, к которым на законном основании применено наказание.

Если такие меры принуждения применяются к лицу при отсутствии законных оснований (без надлежащего процессуального оформления, сверх установленных законом, приговором, постановлением сроков), то это лицо не может быть субъектом указанных деяний, поскольку уклонение от подобного незаконного принуждения не причиняет вреда интересам правосудия.

Субъекты анализируемых деяний в ряде случаев обладают и другими специальными признаками, которые более подробно будут рассмотрены применительно к конкретным уклонениям от конкретного уголовного наказания того или иного вида.

Заслуживает интерес понятие уклонения от наказания, предложенное О.В. Старковым. По его мнению, уклонение от наказания — это деятельность, отражающаяся в серии нарушений режима исполнения наказания и завершающаяся, в конце концов, побегом, невозвращением в места лишения свободы и иным отклонением осужденного от определенных уголовно-исполнительным правом условий исполнения наказаний при неуспехе профилактики . Очевидно, что понятие уклонения от наказания данное, О.В. Старковым, не отражает всех признаков уголовно-правового характера данного деяния, а носит только лишь криминологический характер.

Таким образом, установив именно уголовно-правовые признаки уклонения осужденного от наказания и сгруппировав их в одно понятие, можно утверждать, что уклонением от наказания следует считать общественно опасное, противоправное умышленное деяние (действие или бездействие) осужденного, направленное на отказ от претерпевания негативных для него последствий, связанных с применением уголовного наказания, назначенного судом за совершенное им преступление.

14 стр., 6670 слов

Альтернативные наказания (не связанные с лишением свободы): система и виды

... ответственности за преступления небольшой и средней тяжести. В Российской Федерацииэто можно прежде всего увидеть в увеличении видов наказаний, не связанных с лишением свободы, ... в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. в целях ... и уголовноисполнительного законодательства. Методологическая основа работы - общенаучные методы познания, сравнительно– ...

О.В. Старков обращает внимание на то, что исполнение наказания отличается от отбывания наказания, так как «отбыть» можно только срочное наказание, то есть назначаемое на определенный срок. Исполнить можно и нужно всякое наказание — и срочное, и одноразовое. Исполняется наказание кем-то в отношении кого-то, то есть сотрудниками уголовно-исполнительной системы прежде всего и иными организациями применительно к осужденным, а осужденные, в свою очередь, исполняют наказание относительно себя. Неисполнение наказания неидентично уклонению от его исполнения, так как субъектом уклонения может быть только осужденный. Кроме того, не исполнить наказание может и сотрудник уголовно-исполнительного учреждения или представитель власти, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, а также служащий государственного или муниципального учреждения, даже коммерческой или иной организации, за что предусмотрена уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ) .

Таким образом, словосочетание «уклониться от отбывания» мы можем применить только к срочному наказанию, такому как: лишение свободы.

Подводя итог необходимо отметить, что все виды уклонения осужденного от уголовного наказания связанного с лишением свободы имеют значительное сходство между собой и характеризуются рядом объективных и субъективных признаков.

Родовой объект анализируемых деяний включает в себя совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное осуществление в стране судебной власти, видовой объект — более узкий круг этих общественных отношений, именно те из них, которые обеспечивают нормальное осуществление правосудия по уголовным делам. Непосредственный объект — общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок отбывания (исполнения) осужденным конкретного вида наказания.

По своему содержанию деяние, образующее объективную сторону уклонения от наказания, представляет собой общественно опасный, противоправный, самовольный отказ осужденного от отбывания или исполнения назначенного ему приговором суда наказания.

Субъективная сторона деяний осужденных, направленных на уклонение от наказаний, характеризуется виной в форме прямого умысла, поскольку виновный, совершая эти деяния, сознает, что уклоняется полностью или в течение какого-то времени от назначенного ему приговором суда наказания, и желает уклониться от него. Мотивы совершения анализируемых деяний могут быть различными. По нашему мнению, они должны находиться за пределами субъективной стороны этих деяний и не влиять на их квалификацию, а лишь учитываться при индивидуализации наказания в качестве смягчающих либо отягчающих ответственность обстоятельств.

В качестве субъектов уклонения от наказания выступают физические, вменяемые лица, осужденные и соответственно обязанные исполнять обращенные к ним предписания, выраженные в приговоре суда либо в ином правоустанавливающем процессуальном документе — в определении суда, заменяющем один вид наказания на другой, более строгий.

3 стр., 1263 слов

Лишение свободы как вид наказания курсовая работа

... наказания в виде лишения свободы. В работе использованы законодательные и нормативные акты Российской Федерации, литература по вопросам формирования института лишения свободы и его правовой регламентации в России. 1,200 руб. Наказание, как и уголовная ответственность ...

На основе выявленных признаков можно определить понятие уклонения от наказания: уклонением от наказания следует считать общественно опасное, противоправное умышленное деяние осужденного, направленное на отказ от претерпевания негативных для него последствий, связанных с применением уголовного наказания, назначенного судом за совершенное им преступление.

§ 2. Ответственность за уклонение от наказания в истории уголовного права России

Уголовное право уже изначально в определенной мере обеспечивало исполнение наказания, устанавливая ответственность за уклонение от него, которая на протяжении развития всего уголовного права в России была различной, как и сами виды наказаний.

Наверное, существующие нормы до XV века и предусматривали в России ответственность за уклонение от наказаний, но в писаных источниках о них не упоминается.

В статье 101 гл. 21 Соборного Уложения 1649 года хотя и не устанавливалась ответственность разбойников за побег из тюрем, однако предусматривалась возможность его совершения, и определялся порядок уплаты вытей (компенсаций) истцам, которые они могли бы взыскать с беглецов .

При Петре I новый импульс развития получает пенитенциарная система (как часть системы правосудия).

По имеющимся сведениям побеги арестантов являлись наиболее распространенным явлением тюремного быта России того времени. Арестанты бежали отовсюду: со ссылки, с каторги, из тюрем и тюремных замков. Подтверждением формирования системы правосудия является криминализация побега, совершенного лицом, приговоренным к ссылке. По сведениям И.Д. Беляева, 22 января 1692 года был принят закон (название закона в источнике не упоминается), который предусматривал ответственность заклейменных («пятнанных») беглых преступников . Применение мер уголовной репрессии варьировалось в зависимости от рецидива и иных отягчающих обстоятельств: так, за первый побег лицо, не совершившее других преступлений, наказывали битьем кнутом, подвергали повторному клеймению и опять ссылали. Если бежавший совершал пускай и незначительное преступление («а которые пятнаные воры, бежав из ссылки, объявятся, хотя и на малом воровстве»), ему назначалась смертная казнь. Смертная казнь предусматривалась и за третий побег («смертию же казнити и тех, которые дважды будут пятнаны, и в третий раз еще объявятся в бегах из ссылки») . Вместе с тем следует отметить, что ст. 271 Устава благочиния фактически низводила побег до уровня дисциплинарного проступка, предусматривая за его совершение лишь трехдневное содержание «на хлебе и воде» и возврат в ссылку .

Уложением о наказаниях уголовных и исполнительных 1845 года ответственность за уклонение осужденными от наказаний устанавливалась далеко не от всех наказаний . Так, ст. 336 данного Уложения предусматривала ответственность за непосредственно совершенный побег из места лишения свободы. Она состояла из трех частей в зависимости от степени общественной опасности совершенного побега. Причем ч. 1 и 2 ст. 336 содержали квалифицирующие признаки побега, а ч. 3 предусматривала ответственность за побег без отягчающих обстоятельств. Статья 338 Уложения 1845 года устанавливала ответственность за побег арестантов, а ст. 339 предусматривала ответственность за побег заключенных или находящихся под стражей. В статьях 340 — 343 Уложения 1845 года устанавливалась ответственность за побеги из ссылок, за совершение которых предусматривались, главным образом, такие наказания, как: лишение всех прав состояния, ссылка на каторжную работу в рудники, ссылка в отдаленные места Сибири, наказание плетьми.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1885 года также содержало некоторые нормативные запреты неисполнения требований приговора суда, мало чем отличающиеся от тех, что были в данном Уложении редакции 1845 года. Формирование к тому времени уголовно-исполнительной системы поставило вопрос об уголовно-правовой охране ее нормального функционирования, на которое, в свою очередь, посягало деяние в форме побега из ссылки или мест заключения. Регулированию этого вопроса была посвящена гл. 5 раздела о государственных преступлениях Уложения (в редакции 1885 года).

Так, ст. 308 — 311 Уложения предусматривали ответственность за групповой побег осужденных к лишению свободы из мест заключения либо во время пересылки. Ответственность за побег осужденных из мест заключения либо во время пересылки дифференцировалась в зависимости от обстоятельств его совершения. За «простой» побег предусматривалось лишение всех прав состояния и поселение в отдаленных местах Сибири, за побег, сопря-женный с насилием над стражей, полагалось лишение всех прав состояния и каторга от 12 до 15 лет. Если при побеге совершалось «смертоубийство или зажигательство», назначалось лишение всех прав состояния и бессрочная каторга. Статья 312 указанного Уложения применялась, когда побег совершал один арестант. Для этих лиц закон предусматривал продление срока заключения таким образом, что они отбывали со дня поимки полный срок, назначенный по судебному приговору. По мнению Н.С. Таганцева, недостатком подобной меры являлось то обстоятельство, что осужденные за преступления одинаковой тяжести и приговоренные к одному сроку заключения лица по поимке из бегов могли быть подвергнуты разным срокам заключения в зависимости от того, в начале или в конце срока совершался побег .

Согласно ст. 313 Уложения в редакции 1885 года, каторжные и сосланные на поселение в Сибирь или Закавказье за побеги с места работы или из поселения судились по особым правилам. В соответствии со ст. 808 Устава о ссыльных, ответственность этих лиц зависела от числа учиненных побегов и места поимки . Согласно ч. 2 ст. 313 Уложения, бежавшие из ссылки лица по возвращении подвергались заключению в тюрьму, причем срок также определялся в зависимости от места побега: от восьми месяцев до одного года и четырех месяцев, если побег совершался из Сибири, и от четырех до восьми месяцев — если из отдаленных губерний.

В Уголовном уложении 1903 года, в отличие от Уложения 1885 года, уже имелась специальная глава «О противодействии правосудию», в которую были включены и составы преступлений, предусматривающие ответственность за непосредственно совершенный побег (ст. 174 Уложения) и за оказание содействия побегу (ст. 173).

Кроме того, выделялись специальные составы преступлений, предусматривающие ответственность за побег с поселения (ст. 175) и за побег с каторги (ст. 176).

Нормы об отдельных видах наказания, применяемых судами в первые годы Советского периода, содержались в многочисленных декретах, ведомственных постановлениях, приказах и инструкциях 1917-1919 гг. Кроме того, самые различные наказания, многие виды которых были результатом народного правотворчества, можно встретить в приговорах судов и трибуналов . Впервые развернутый перечень наказаний начала советского периода дан лишь в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР» 1919 года .

В первые годы советской власти ответственность за побег из места лишения свободы была достаточно строгой, вплоть до смертной казни. Устанавливалась она нормативными актами того времени: Инструкцией Наркомюста «О революционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его велению, налагаемых им наказаниях и о порядке его заседаний» от 19 декабря 1917 года, Постановлением Наркомюста «Об отмене всех доныне известных циркуляров о Революционных трибуналах» от 16 июня 1918 года, Временной инструкцией № 53 «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания такового», утвержденной постановлением НКЮ от 23 июля 1918 года. О каких-либо мерах уголовно-правового характера, принимаемых к осужденным за уклонение ими от других наказаний, в документах того времени ничего не указывалось. Так, например, закон не определял даже сроков, на который могли назначаться принудительные работы, не регламентировал порядок их отбывания и соответственно ответственности за уклонение от их отбывания.

Далее Декрет ВЦИК от 19 апреля 1919 года «О лагерях принудительных работ» установил ответственность за уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы — за побег из места заключения. Санкции соответствующих норм были достаточно суровыми. Так, за побег в первый раз заключенному увеличивался срок наказания до 10-кратного размера срока первоначального заключения, за вторичный побег заключенные подвергались суду Революционного трибунала, который имел право определить наказание вплоть до высшей меры — расстрела . Более того, для предупреждения возможности совершения побега постановление вводило круговую поруку. По мнению Е.Р. Абдурахмановой, такую меру нельзя было признать правильной, поскольку лицо в данном случае наказывалось за действия других при отсутствии вины .

Положение «Об общих местах заключения РСФСР», утвержденное Народным Комиссариатом юстиции 15 ноября 1920 года , в вопросах регулирования ответственности за побег пользовалось приемами и средствами, разработанными еще Утюжением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года . Во-первых, были реципированы такие конструктивные признаки объективной стороны рассматриваемого деяния, как повреждение здания (взлом тюрьмы) и применение насилия. Во-вторых, как и в Уложении, лицам не засчитывалось в срок наказания время, проведенное в заключении до побега. Однако были и нововведения. Так, п. 214 Положения предусматривал наказуемость не только оконченного деяния, но и покушения на него. Кроме того, правила незачета срока лишения свободы, отбытого до совершения побега, стали более либеральными. Если по Уложению и Уставу о ссыльных автоматически не засчитывался весь отбытый срок, то согласно п. 215 Положения автоматически не засчитывался лишь временной промежуток в один год, о чем коллегией места заключения выносилось постановление. Вопрос о не включении в срок наказания времени свыше одного года решался судом.

Первый УК РСФСР 1922 года в ст. 95 установил ответственность за побег осужденного из места заключения, совершенный с помощью подкопа, взлома, повреждения затворов, стен и т. п. В санкции данной нормы предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже одного года. Циркуляр НКЮ от 5 февраля 1923 № 21 года ввел разграничение побегов на преступление и проступок. Соответственно, побег, совершенный без указанных обстоятельств, уголовной ответственности не подлежал, а расценивался в качестве дисциплинарного проступка. Статья 94 УК 1922 года устанавливала минимальное наказание в один год лишения свободы за освобождение арестованного из-под стражи, из мест заключения или за содействие побегу. Минимальное наказание увеличивалось до двух лет лишения свободы, если освобождение было сопряжено с насилием над стражей.

Однако и такое весьма ограниченное применение уголовно-правовых средств в борьбе с уклонением от наказания в виде лишения свободы в форме побега из места заключения вызывало в то время серьезные возражения со стороны определенной части ученых-юристов и руководящих работников органов юстиции. Поэтому в ходе развернувшейся вскоре после принятия УК РСФСР 1922 года на страницах юридической печати дискуссии о целесообразности сохранения уголовной ответственности за побег из места заключения возобладало мнение за отмену такой ответственности . Сторонники отмены уголовной ответственности за побег из места заключения аргументировали свою позицию тем, что побег из места заключения, по их мнению, не может быть совершен там, где места заключения соответствуют своему назначению. Если побег совершается, то это свидетельствует, прежде всего о плохом состоянии мест заключения, о наличии существенных недостатков организации охраны осужденных к лишению свободы, слабом надзоре за ними со стороны тюремной стражи. При таком подходе к проблеме кара заключенного за побег превращалась фактически в кару за плохое состояние места лишения свободы, ненадлежащее выполнение должностными лицами этих мест своих служебных обязанностей. Под влиянием таких идей ВЦИК XI созыва на своей второй сессии 16 октября 1924 года отменил уголовную ответственность за побег осужденного из места заключения .

Практика борьбы с преступностью в местах лишения свободы вскоре объяснила ошибочность отмены уголовной ответственности за побег из места наказания, поскольку это вызвало целый ряд негативных последствий. Со стороны, возросло количество побеговых устремлений среди осужденных, а с другой стороны, оказались значительно ослабленными правовые основы деятельности правоохранительных органов по предупреждению побегов. Поэтому принятый в 1926 году новый Уголовный кодекс РСФСР возвратился на первоначальные позиции предшествующего Кодекса и предусмотрел в ст. 82 уголовную ответственность за побег из места заключения, совершенный с помощью подкопа, взлома, повреждения затворов, стен. Однако, согласно ст. 82 УК 1926 года, изначально уголовная ответственность устанавливалась только за квалифицированный побег. Так, ч. 1 указанной статьи карала одним годом лишения свободы за побег, совершенный путем повреждения зданий уголовно-исполнительной системы. Часть 2 ст. 82 фактически воспроизвела содержание ст. 63 Устава о наказаниях, налагаемых судьями 1864 года, криминализировав самовольное временное оставление места пребывания, назначенного постановлением судебного или административного органа, а также неявки в срок к месту жительства. Мера принуждения за содеянное варьировалась от штрафа (до 100 рублей) до принудительных работ (на срок до одного месяца) .

Практика применения указанной нормы подтвердила ее действенность. В целях обеспечения исполнения судебных приговоров вообще и наказания в виде лишения свободы в частности ВЦИК и СНК РСФСР постановлением от 10 июня 1931 года расширили эту норму. Теперь уголовно наказуемым признавалось любое бегство из-под стражи или из мест лишения свободы, а не только осуществленное посредством подкопа, взлома. Кроме того, побег из ссылки или по пути следования в ссылку влек замену ссылки лишением свободы на тот же срок. Самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, каралось заменой высылки лишением свободы или ссылкой на тот же срок .

В дальнейшем ответственность за самовольное оставление места заключения продолжала усиливаться. ИТК РСФСР 1933 года приравнял к побегу опоздания из отлучки, которая разрешалась лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы. Согласно ст. 91 указанного Кодекса, если лицо опаздывало без уважительной причины из отпуска или командировки на срок более 24 часов после вечерней поверки, содеянное расценивалось как побег. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 8 августа 1936 года органам НКВД предоставлялось право переводить в тюрьмы на срок от 1 до 2 лет лиц, совершивших побеги из исправительно-трудовых лагерей и колоний .

Согласно новой редакции ст. 82 УК РСФСР 1926 года, побег рассматривался как преступное деяние независимо от способа его совершения . К этому времени ст. 82 УК, по существу, предусматривала несколько составов преступлений: в части первой она устанавливала ответственность за побег арестованного из-под стражи или из места лишения свободы, который наказывался лишением свободы на срок до трех лет; в части второй — за побег с места обязательного поселения (ссылки) или с пути следования к нему, а равно уклонение от исправительно-трудовых работ осужденных к ссылке, что наказывалось заменой ссылки лишением свободы на тот же срок; в части третьей — за самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, которое наказывалось заменой высылки лишением свободы или ссылкой на тот же срок, причем ссылкой могла быть заменена лишь высылка, назначенная на срок не ниже трех лет.

УК РСФСР 1960 года на момент введения его в действие (на 1 января 1961 года) содержал три статьи о преступном уклонении от отбывания наказания: ст. 186 — побег с места ссылки, ст. 187 — самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, и ст. 188 — побег из места заключения или из-под стражи, а во второй части данной статьи в качестве квалифицирующего признака указывалось насилие над стражей.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства привело к увеличению числа норм, которые стали признавать преступлениями уклонение от отбывания не только лишения свободы, ссылки и высылки, но и других наказаний и даже иных принудительных мер. Так, в связи с созданием лечебно-трудовых профилакториев для принудительного лечения хронических алкоголиков и наркоманов и необходимостью обеспечения реального исполнения этой меры Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 мая 1968 года была установлена уголовная ответственность за побег из лечебно-трудового профилактория или с пути следования в него . Это нововведение повлекло изменение названия и редакции ст. 186 УК РСФСР, которая стала предусматривать уголовную ответственность за побег не только с места ссылки, но и из лечебно-трудового профилактория.

Реализуя гуманистические начала советской уголовной политики, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 8 февраля 1977 года, дополнившим Основы исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик ст. 24, разрешил начальникам исправительно-трудовых колоний общего режима, колоний-поселений и воспитательно-трудовых колоний, по согласованию с прокурором, предоставлять осужденным краткосрочные выезды за пределы мест лишения свободы в связи с исключительными личными обстоятельствами . На основании этого Президиум Верховного Совета РСФСР Указом от 11 марта 1977 года дополнил исправительно-трудовой кодекс статьей 261 «Краткосрочные выезды за пределы мест лишения свободы» и одновременно с целью предупреждения возможных случаев невозвращения в места лишения свободы осужденных, которым разрешался такой выезд, дополнил УК РСФСР новой статьей — 1881, содержащей санкцию до 1 года лишения свободы, установившей уголовную ответственность за уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы . Указом от 11 октября 1982 года Президиум Верховного Совета РСФСР с целью совершенствования правовых средств воздействия на лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда, дополнил систему уголовных наказаний и ввел в практику борьбы с бродяжничеством, попрошайничеством, ведением паразитического образа жизни новый вид наказания — направление в воспитательно-трудовой профилакторий. Одновременно этим Указом Президиум Верховного Совета РСФСР, в целях реального обеспечения исполнения вводимого нового вида наказания установил уголовную ответственность за уклонение от его отбывания — за побег из воспитательно-трудового профилактория или с пути следования в него. Последнее было произведено путем дополнения ст. 186 УК РСФСР, которая стала содержать три состава преступления: побег с места ссылки, побег из лечебно-трудового профилактория и побег из воспитательно-трудового профилактория .

В Уложении о наказаниях уголовных и исполнительных 1845 года предусматривалась ответственность только за побеги из мест лишения свободы и ссылок, а также ответственность за уклонение от уплаты денежного взыскания. Наказание за побеги заключалось в лишении всех прав состояния, срочной и бессрочной каторге в зависимости от отягчающих обстоятельств. Уклонение от уплаты денежного взыскания наказывалось заключением в тюрьму на определенное количество дней в зависимости от суммы назначенного денежного взыскания.

В первые годы после революции 1917 года власти не занимались разработкой данного вопроса, либо выпустив его из вида, либо не сочтя его достаточно важным. В этот период предусматривалась ответственность только за побег из места лишения свободы, то есть за уклонение от отбывания лишения свободы. Наказание за побег было достаточно строгим, вплоть до смертной казни.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства сопровождалось увеличением количества норм, предусматривающих ответственность осужденных за уклонение от наказаний связанных с лишением свободы. Большое количество таких норм появилось с принятием УК РСФСР 1960 года и с последующими его изменениями и дополнениями. В статьях Особенной части указанного кодекса предусматривалась уголовная ответственность осужденных за уклонение от более строгих наказаний, а в статьях Общей части, регламентирующих сами виды наказаний, — возможная замена некоторых наказаний более строгими наказаниями в случаях злостного уклонения от их отбывания или исполнения.

Таким образом, несмотря на всю важность правосудия как вида государственной деятельности, нормы уголовного права, предусматривающие ответственность осужденных за уклонение от наказаний, связанных с лишением свободы, наличествуют не на всех этапах отечественной истории. Их появление происходит на тот период развития государства и общества, когда государственный аппарат дифференцирован настолько, что между отдельными частями «пирамиды государственного управления» происходит функциональное распределение ролей. Кроме того, социальными предпосылками введения ответственности за побеги и уклонение от наказаний, связанных с лишением свободы, выступает наличие в механизме государства особой разновидности государственных органов, формирующих систему правосудия, для обеспечения функционирования которой исследуемые нормы и устанавливались.

§3. Ответственность за уклонение от наказания, связанного с лишением свободы по законодательству зарубежных государств

В рамках данной дипломной работы целесообразно рассмотреть меры уголовно-правового характера, предусмотренные уголовным — законодательством того или иного государства за уклонение осужденных от наказаний, связанных с лишением свободы. Значимость данного вопроса очевидна также и в зарубежных государствах, так как всем, кто имеет отношение к праву, да и простому обывателю, пожалуй, известно, что какой бы эффективной ни была уголовная система и какие бы приличные условия государство ни создавало для осужденных, многие из них все равно будут стремиться любыми способами уклониться от наказания.

В законодательстве большинства зарубежных стран не существует общего определения наказания, а лишь устанавливается система наказаний, которые могут быть назначены за совершение преступного деяния. При этом в англо-американском уголовном законодательстве отдельные виды наказаний (как правило, вспомогательного характера) встретить не в уголовных законах, а в иных нормативно-правовых актах. Из всех рассмотренных нами уголовных законодательств зарубежных стран только лишь во Франции законодатель установил в УК исчерпывающий перечень различных наказаний, назначаемых за преступления, проступки и полицейские нарушения .

По английскому праву санкции состоят из абсолютно-определенных (смертная казнь и пожизненное тюремное заключение) и относительно-определенные (тюремное заключение на срок от одного дня до 25 лет и штраф, размеры которого, за рядом ограничений, зависят только от судебной практики).

В английском законодательстве достаточно большое количество наказаний, применяемых к осужденным в Англии (в том числе тюремное заключение и пожизненное тюремное заключение), однако ответственность наступает только за уклонение от уплаты штрафа. Интересно то обстоятельство, что в Англии не действует ответственность за побег из места заключения.

В США основными наказаниями за преступления являются лишение свободы и штраф. Одна и та же мера воздействия на лиц, совершивших преступление, в одних штатах считается мерой уголовного наказания, а в других — нет. Несмотря на это, уголовное наказание за побег из мест лишения свободы не предусмотрено ни одним уголовным кодексом штатов.

Система наказаний во Франции строится в соответствии с классификацией преступных деяний на три группы. Преступления караются уголовными наказаниями, проступки — исправительными, нарушения — полицейскими.

За совершение преступления, наряду с уголовным заключением и заточением может быть назначен штраф, а также одно или несколько дополнительных наказаний. Уголовных кодекс Франции предусматривает лишение свободы на срок до тридцати лет, что может повлечь нежелание осужденного находиться в заключении столь долгий срок.

В уголовном кодексе Франции содержится целый ряд норм, предусматривающих ответственность осужденных за уклонение от наказаний некоторых видов.