Контрольная работа «Категории международных энергетических споров и механизмы их разрешения»

Контрольная работа

Территориальный аспект в рассмотрении международно-правового регулирования энергетики

Международные энергетические споры отличаются своей спецификой, в частности, в международном сообществе разработаны собственные методы и механизмы их разрешения, которые во многом определили средства разрешения других категорий международных споров.

Споры в сфере энергетики различаются по характеру, форме и сложности. Они возникают при совершенно различных обстоятельствах: от споров, касающихся дефектов поставленного оборудования, качества предоставляемых услуг, расчета стоимости прибыли на нефть по контрактам о разделе продукции, экспроприации инвестиций нефтяными компаниями, а также ряд территориальных споров, которые связаны с месторождением природных ресурсов.

Рассматривая международно-правовое регулирование в сфере энергетики с позиции публичного права, мы в первую очередь должны обратиться к такой исключительно важной категории споров, как пограничные и территориальные споры в энергетическом секторе.

Энергетическая промышленность напрямую связана на протяжении всего ее существования со возникающими противоречиями, касающимися вопроса международных границ. Они возникают тогда, когда нефтегазовые месторождения распространяются за пределы государственных границ, ведь как отмечает Тим Мартин: «для геологии границы не имеют значения».

Именно правительства государств занимаются разрешением споров данного типа, поскольку только они могут претендовать на суверенитет над природными ресурсами (в том числе энергетическими) и в их компетенцию входит разрешение вопросов, связанных с государственными границами. Так, Конституция РФ в статье 9 закрепляет, что природные ресурсы являются достоянием народов, проживающих на соответствующей территории.

Однако, международные нефтяные компании также косвенно могут участвовать в этих спорах, когда им предоставлена концессия, охватывающая спорную территорию (концессия подразумевает, что концедент (государство) передаёт концессионеру право на эксплуатацию природных ресурсов, объектов инфраструктуры, предприятий, оборудования), например, Соглашение между «Лукойлом» и Египтом в отношении проекта WEEM.

Большинство территориальных энергетических споров встречаются в контексте международного морского права. Число таких споров постоянно увеличивается, в связи с развитием технологий в энергетической промышленности и увеличением объемов добычи полезных ископаемых на территории морских шельфов.

15 стр., 7065 слов

Охрана природных ресурсов

... охрану земельных ресурсов 2.2.3 Стандарты, регулирующие использование и охрану земельных ресурсов 2.3 Влияние горного производства на природный ландшафт 2.4 Охрана природного ... где производственные комплексы создавались без учета границ устойчивости природных систем, ... состав, структура и энергетика которой в значительной ... газ, выделяют кислород, создавая при этом органические вещества, называемые ...

Невозможно представить окончательные цифры относительно количества морских границ во всем мире. International boundaries research Unit (исследовательская группа) насчитала в общей сложности 430 морских границ, в отношении 210 из которых имеется, как минимум, один международный договор о делимитации. Конвенция ООН по морскому праву является основным источником для разрешения морских территориальных споров между суверенными государствами.

Так, Конвенция регламентирует, что государство имеет право претендовать на природные ресурсы, которые добыты на территории исключительной экономической зоны, не превышающей 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Однако, это не всегда было так. До конца девятнадцатого века государственная юрисдикция в отношении исключительной экономической зоны была ограничена узкой полосой в три морских мили прибрежных вод на том расстоянии, которое могло достигнуть пушеное ядро, если его бросить с берега.

До ратификации Конвенции ООН были приняты ряд международных договоров (включая Женевскую конвенцию о континентальном шельфе 1958 года), которые пытались увеличить это расстояние. В целом, международное право, касающееся территориальных морских аспектов и установления морских границ, продвинулось намного вперед в развитии с ратификацией настоящей Конвенции.

Собственность и контроль над природными ресурсами в пределах морских зон имеет существенное значение для прибрежных государств и опирается на следующих аспектах:

Суверенитет над природными ресурсами. Прибрежные государства обладают полным суверенитетом над природными ресурсами под морским дном своих территориальных морей, континентальных шельфов и исключительных экономических зон. При этом, правом на эксплуатацию данных полезных ископаемых обладают как сами суверенные государства, так и организации, на основании концессионных соглашений.

Регулирование трубопроводного транспорта. Прибрежные государства обладают полной юрисдикцией в отношении трубопроводов в пределах своего территориального моря. Исключения затрагивают трубопроводы на континентальном шельфе или в пределах исключительных экономических зон. Так, статья 79 Конвенции ООН по морскому праву регламентирует, что

-Правом на строительство подводных кабелей и трубопроводов на континентальном шельфе обладают все государства в соответствии с положениями данной статьи. . Государство не может препятствовать прокладке или поддержанию в исправности подводных кабелей или трубопроводов, при условии соблюдения права прибрежного государства принимать разумные меры для разведки континентального шельфа, разработки его природных ресурсов и предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения от трубопроводов.

  • Определение трассы для прокладки таких трубопроводов на континентальном шельфе осуществляется с согласия прибрежного государства.

— Право прибрежного государства определять условия прокладки кабелей или трубопроводов, проходящих по его территории или в территориальном море, или его юрисдикцию в отношении кабелей и трубопроводов, проложенных или используемых в связи с разведкой его континентального шельфа, разработкой его ресурсов или эксплуатацией искусственных островов, установок или сооружений под его юрисдикцией, не может быть изменено никакими условиями.

19 стр., 9312 слов

Международное морское право (4)

... государств в соответствующих морских пространствах. Отношением к суверенитету государства определяется правовой статус того или иного морского пространства. Суверенитет государства распространяется только на часть морского ... конвенции: Конвенция об открытом море, Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, Конвенция о континентальном шельфе и Конвенция ... Внешней границей внутренних морских вод ...

  • При прокладке подводных кабелей и трубопроводов государства должны учитывать уже проложенные кабели и трубопроводы. В частности, не должны ухудшаться возможности ремонта существующих кабелей и трубопроводов.

Особенности осуществления нефтегазовой деятельности в открытом море.

Наличие нефтегазовых концессий в открытом море само по себе не определяет принадлежность морских границ тому или иному государству. Международный суд ООН в деле, касающемся сухопутной и морской границы между Камеруном и Нигерией (Камерун против Нигерии) определил, что хотя наличие письменного или устного соглашения между сторонами спора относительно строительства и разрешения на осуществление деятельности соответствующих нефтяных концессий может указывать на установленный консенсус в отношении этих морских районов, регулирование которых входит в их компетенцию, сами по себе нефтяные концессии и нефтяные скважины без наличия такого соглашения не могут рассматриваться в качестве основания для изменения временной линии делимитации.

В самом споре между Камеруном и Нигерией не было достигнуто соглашение в отношении нефтяных концессий, поэтому Суд посчитал, что такая практика Сторон не является фактором, который должен учитываться при морской делимитации в настоящем деле.

Говоря про методы разрешения данной категории международных энергетических споров между суверенными государствами, следует отметить, что они подразделяются в свою очередь на досудебные и судебные.

В досудебное урегулирование, в частности, входят переговоры, медиация и согласительная процедура (в соответствии со статьей 284 Конвенции ООН по морскому праву), которые зачастую носят очень затянувшийся характер, в то время как среди судебных инстанций, рассматривающих международные территориальные споры — Международный суд ООН, Международный Трибунал ООН по морскому праву, а также трибуналы ad hoc, учреждаемые самими государствами-участниками спора. Международные нефтяные компании также сталкиваются с рядом проблем при получении концессии, находящейся на международной границе или вблизи нее, независимо от того, была ли граница согласована или находится в состоянии международного спора. Даже если такой спор отсутствует, компания должна идентифицировать линию границы в своей концессии техническими средствами.

Границы должны быть точно определены списком координат, геодезическими данными, с указанием характера линий, которые проходят между ними.

Как отмечает Тим Мартин, вызывает опасения, что около пятидесяти процентов международных договоров о границах не указывают исходные данные и координаты границ, около трети не определяют характер линий, объединяющих точки координат, у более двадцати пяти процентов границ координаты определены только до ближайшей угловой секунды. Эти неточности имеют существенное значение, поскольку точное определение границ расположения нефтяной концессии необходимо для разрешения территориальных споров в нефтегазовой сфере.

На протяжении нескольких десятилетий Норвегия и Советский Союз, а затем и Российская Федерация участвовали в споре о разграничении морских пространств и сотрудничестве в отношении Баренцева моря и Северного Ледовитого океана.

29 стр., 14069 слов

Международно-правовые средства разрешения международных споров

... внесудебные средства разрешения международных споров, к которым относятся переговоры, консультации, добрые услуги и посредничество, международные следственные и согласительные комиссии, разрешение международных споров в международных организациях. Во второй главе дипломной работы описываются способы и средства разрешения международных споров в международных ...

Крупнейшая нефтегазовая компания Норвегии «Statoil» добывает газ с месторождения «Cнёвит», а ПАО «Газпром» разрабатывает в российских водах гигантское Штокмановское месторождение. Спорная площадь составила 175 000 кв. км и расположена между Штокмановским месторождением и двумя нефтяными и газовыми скважинами, на которые претендовал «Statoil».

Переговоры о разграничении континентального шельфа были впервые проведены по инициативе Норвегии в 1967 году. Обе стороны согласились использовать Конвенцию 1958 года о континентальном шельфе в качестве правовой основы.

При этом, стороны по-разному толковали положения Конвенции. Так, Норвегия придерживалась позиции, что «равноудаленность» от месторождений полезных ископаемых и выявление срединной линии является центральным принципом соответствующих положений Конвенции, опираясь на опыт разграничения континентального шельфа Северного и Норвежского морей с Данией и Великобританией в 1963-1965 гг. и 1977-1978 гг. соответственно. СССР в свою придерживалась секторального подхода, ссылаясь на «исторический характер границы, различие в длине береговых линий, геологию морского дна, военно-политические соображения, а также на численность населения». Лишь спустя 40 лет страны договорились в 2010 году о делимитации спорного района поровну, что привело к реализации нефтяных месторождений.

Таким образом, категория территориальных споров в сфере энергетики по большей части затрагивает аспекты международного морского права, а, следовательно, правильное и унифицированное толкование положений Конвенции ООН по морскому праву, а также Конвенции о континентальном шельфе приобретает ключевое значение.

2. Мирное разрешение международных энергетических споров путем переговоров и медиации

Энергетическая промышленность напрямую сопряжена с различными категориями международных споров, возникающих в связи с территориальными аспектами, с разграничением правового режима на конкретных трансграничных трубопроводах, с нарушением норм инвестиционной и торговой деятельности и т.п. Так, профессор Тим Мартин в своей работе «Primer on International dispute resolution» выделяет четыре основных категории международных энергетических споров, исходя из самих субъектов международного права, участвующих в них:

  • Межправительственные споры (State vs. State disputes);
  • Споры между бизнесом и государством (Company vs. State disputes);
  • Споры между энергетическими компаниями (Company vs. Company disputes);
  • . В рамках рассмотрения проблемы в публично-правовом аспекте, в первую очередь следует обратиться к механизмам разрешения первой категории межправительственных споров, которые, на наш взгляд, имеют ключевое значение, так как определяют общий характер динамики развития межгосударственных отношений.

Очень важно верно определить категорию и участников того или иного спора, поскольку методы его разрешения различаются в зависимости от специфики настоящего спора. Например, споры между энергетическими компаниями разрешаются зачастую с помощью средств, установленных непосредственно в соглашениях, заключенных между ними.

9 стр., 4076 слов

Понятие и виды мирных средств разрешения споров в международном праве

... как правило, разрешают свои споры посредством переговоров и консультаций, не прибегая к услугам международных судов или арбитража. 4. Степень важности спора для сторон. Очевидно, ... спора. Споры можно классифицировать по областям международного права. Так, выделяют территориальные споры, юрисдикционные споры, споры о дипломатической защите, споры в области морского права и т.д. В то же время в рамках ...

В статье 33 Устава ООН на первом месте среди средств мирного урегулирования международных споров стоят переговоры. Кроме того, в Общем акте о мирном разрешении международных споров 1928 г. отмечено, что другие процедуры могут применяться, только после того, как не удалось достигнуть результата путем переговоров.

Как отмечает А.Н. Вылегжанин, реализация межгосударственных переговоров имеет различные формы, среди которых:

  • Устное предложение, предъявленное в ходе разговора либо между представителями данных государств, либо через представителя другого государства;
  • b)Предварительный «зондаж»;
  • Официальное обращение представителя государства с предложением о проведении переговоров;
  • Заявление о намерении и готовности приступить к переговорам;
  • Вручение меморандума или ноты с предложением о переговорах и т.п.

Конкретная форма настоящей процедуры регламентируется учредительными документами соответствующих международных межправительственных организаций, участниками которых являются стороны международного спора. Приведем примеры непосредственного урегулирования данных процедур.

Так, например, в рамках ОПЕК главы делегаций стран-членов и их представители обсуждают на Конференции самые актуальные вопросы, поставленные на повестку дня. В частности, глава III Устава ОПЕК определяет правовой режим функционирования таких Конференций, Совета Управляющих и Секретариата. Сессии Конференции в обычном порядке осуществляются два раза в год, причем по необходимости могут созываться внеочередные сессии.

Следует особо обратиться к п. 8 статьи 15 Устава ОПЕК, по которому к компетенции Конференции относится созыв Консультативного совещания для определенных государств-членов и в том месте, которое Конференция сочтет целесообразным. Именно Консультативное совещание и является площадкой для проведения переговоров государств о различных проблемах и разногласиях сотрудничества. Однако, члены ОПЕК могут проводить переговоры и в рамках других международных конференций и форумов.

В качестве примера можно привести заключение в ноябре 2016 года Венского соглашения о сокращении добычи нефти с целью стабилизации цены на нефть.

Решение о заключении настоящего соглашения было принято на Совещании в Алжире в ходе проведения Международной энергетической конференции. Образцом проведения эффективных переговоров с достигнутым результатом, который учитывает специфику и интересы каждой из сторон является то, что тогда в результате ряда переговоров, члены ОПЕК договорились, что Иран, как страна «ранее пострадавшая от санкций Запада» имеет право не сокращать добычу нефти при том, что ему была установлена квота в размере 3,8 млн баррелей в сутки.

На наш взгляд, тот факт, что настоящее соглашение подписали также около двенадцати стран, не входящих в картель, является доказательством глобализации энергетического сектора. Как отмечает Т.А. Василевич, ограничение числа участников переговоров по энергетическим проблемам является ошибкой, так как поддержание международной энергетической безопасности и стабильности является глобальной проблемой, актуальной как для стран-экспортеров, так и для стран-импортеров энергоресурсов.

57 стр., 28373 слов

Мирное разрешение международных споров

... (непосредственные переговоры, добрые услуги, посредничество, международная следственная процедура, международная согласительная процедура, международное арбитражное и судебное разбирательство. Разрешение споров в таких универсальных международных организациях как ООН и региональных организациях как Лига Арабских Государств и Организация ...

Также урегулирование энергетического спора относительно стабильности нефтегазовых поставок путем переговоров лидеров государств России и Белоруссии в апреле 2017 года является примером мирного разрешения международных энергетических споров. Несмотря на то, что никаких конкретных договоров и соглашений заключено не было, стороны все же разрешили возникшие разногласия и «нашли возможность взаимных уступок».

Другим примером эффективного международного сотрудничества в энергетической сфере является Международная энергетическая конференция (IEF), в которой участвуют около 75 стран с целью содействия глобальной энергетической безопасности посредством глобального энергодиалога.

Более того, правовой режим проведения переговоров между участниками международного энергетического сообщества определен в отношении Конференции по энергетической хартии, которая создана в рамках Договора к Энергетической хартии. В соответствии с п. 5 статьи 34 ДЭХ Конференция правомочна учреждать такие вспомогательные органы, которые она считает необходимыми для выполнения своих обязанностей. Так, могут быть учреждены либо «постоянные группы» (Standing Groups), которые учреждаются для рассмотрения вопросов, имеющих регулярный характер, или «рабочие группы» (Working Groups), учреждаемые для проведения переговоров или иной работы временного характера.

В 2015 году в соответствии с Energy Charter Annual report были сформированы:

  • ·Рабочая группа по стратегическому планированию;
  • Постоянная группа по вопросам торговли и транзита энергоресурсов;
  • Постоянная группа по вопросам инвестиционной деятельности;
  • Рабочая группа по вопросам энергоэффективности и соответствующим экологическим аспектам;
  • Рабочая группа по процедурным вопросам;

— Вопрос применения медиации в отношении международных энергетических споров также представляет особый интерес. Договор к Энергетической хартии закрепляет всеобъемлющую систему урегулирования споров по вопросам, охватываемым Договором. Сам Секретариат Энергетической хартии подчеркивает, что главная цель процедуры разрешения споров, установленной в рамках ДЭХ — поиск наиболее рационального и мирного средства урегулирования интересов сторон. Договор предусматривает такие средства, как переговоры, медиация и согласительная процедура (conciliation).

Исходя из статистических данных, приведенных в годовом отчете за 2015 год, в семи случаях из тридцати стороны заключили мировое соглашение.

Секретариат Энергетической хартии сотрудничает с Международным институтом посредничества (International Mediation Institute), а также с другими организациями, оказывающими услуги медиации, среди которых Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (The ICSID); Постоянный Третейский суд в Гааге (Permanent Court of Arbitration); Институт медиации при Торговой палате Стокгольма (The Mediation Institute of the Stockholm Chamber of Commerce); Международная торговая палата (International Chamber of Commerce).

Данное стремление к разрешению споров мирными средствами без обращения в судебные органы мотивировано тем, что зачастую энергетические споры носят очень затянувшийся характер, что объясняется их особой сложностью и значимостью. Именно поэтому досудебное урегулирование спора путем переговоров и медиации имеет существенное значение.

10 стр., 4531 слов

Природопользование и экономика» «Водные ресурсы и проблемы их ...

... уменьшить расход горячей воды. ^ По целям водопользования разделяются на хозяйственно-питьевые, коммунальные нужды населения, на ... Положение усугубляется тем, что 40% внутренних поверхностей трубопроводов поражены коррозией, покрыты ржавчиной, следовательно, при ... загрязненных ядохимикатами и пестицидами. Продолжается истощение водных ресурсов рек под влиянием хозяйственной деятельности. Практически ...

Одним из первых в России подобных медиативных соглашений является соглашение в Алтайском крае, заключенное в результате процедуры медиации, проведенной медиаторами «Сибирского центра медиации и права».

Процедура медиации в данной случае продолжалась около двух месяцев, по сравнению со сроков от 6 месяцев до полутора лет, которое потратили бы для рассмотрения дела в арбитражном суде с учетом обжалования в вышестоящих инстанция. На наш взгляд, данное соглашение является примером эффективного использования участниками энергетических правоотношений альтернативных способов урегулирования возникающих споров, основываясь на принципах сотрудничества и стремления к сохранению партнерских отношений.

Значение медиации как способа урегулирования международных споров подтверждается также тем, что в рамках Третейских судов создаются специальные Регламенты, закрепляющие саму процедуру и особенности поведения медиатора и сторон, в отношении которых введена медиативная процедура.

В качестве примера такого регламента можно привести Регламент проведения примирительных процедур с участием судей Третейского энергетического суда в качестве посредников (медиации).

В рамках настоящего регламента установлено, что процедура медиации может быть введена с согласия сторон и при уплате медиационного сбора.

В рамках настоящей проблемы также хотелось бы обратиться к понятию реторсий, под которыми понимаются ответные акты на недружественные действия, которые в свою очередь не составляют деликта. Наиболее ярким примером применения реторсии в международно-правовых энергетических отношениях является запрет в 2012 году на поставку в США нефти в ответ на действия Ирана, которое по мнению США, вело разработку ядерного оружия.

Кроме того, реторсия проявилась в факте отказа Российской Федерации в декабре 2014 года от реализации проекта трубопровода «Южный поток» из-за претензий Еврокомиссии, в частности, она ссылалась на то, что газопровод не соответствует Третьему энергетическому пакету Евросоюза, который, например, вводит запрет на поставку и транспортировку энергоресурсов одной компанией. Вопрос о том, будет ли продолжено строительство в рамках проекта «Южный поток» либо он окончательно ликвидирован остается открытым.

Итак, говоря о механизмах разрешения международных энергетических споров путем переговоров и медиации, мы также говорим о фрагментарном характере регулирования этого вопроса. Лиал-Аркас Р. и Филис А. в своей работе «International energy governance: selected legal issues» отмечают, что в связи с данной особенность мы не можем называть мировой энергетический рынок глобальным и единым, вместо этого мы скорее должны характеризовать его просто «межгосударственным», разделенным на соответствующие регионы и правовые системы.

3. Трубопроводный транспорт как объект международных правоотношений в нефтегазовой отрасли

Международные нефте- и газопроводы существуют совершенно различных типов и характеристик. Как отмечает С. Виноградов, объединяет их то, что «когда они пересекают границы, в дело вступает международное право». В качестве исключений, когда трубопроводы не являются трансграничными, но применяются нормы международного права, могут быть такие ситуации, как привлечение иностранных инвестиций, ликвидация чрезвычайных ситуаций и т.п.

10 стр., 4794 слов

Экологические аспекты использования и охраны земельных ресурсов ...

... нормативно-методического обеспечения использования и охраны земель и почв. Для характеристики земельных ресурсов страны и оценки воздействия ... земель, а также перевода пашни в другие виды сельскохозяйственных угодий. Управление земельными ресурсами в Республике Беларусь определяется проводимой государственной земельной политикой, целью которой является повышение эффективности использования и охраны ...

Алиев Э.А. и Эфендиев О.Ф. в своей работе «Международное транспортное право и его инструменты» в качестве современного трубопровода определили такой «вид магистральных транспортных средств, с помощью которого транспортируется нефть и нефтепродукты, газы и прочие энергоносители». Причем если его путь пролегает на территории нескольких государств (в том числе транзитные перевозки), то такой трубопроводный транспорт приобретает международных характер. Тем не менее, Москва У. в своей диссертации «Международно-правовой режим трансграничных трубопроводов» не соглашается с мнением вышеназванных авторов, ссылаясь на то, что трубопроводный транспорт не ограничен транспортировкой углеводородов (нефти и газа).

В частности, в Китае еще с древних времен использовали стволы бамбука для транспортировки воды, а также для канализационной функции. Следовательно, применение трубопроводов не ограничивается транспортировкой энергоносителей.

Говоря о разграничении правового режима в отношении трансграничного трубопроводного транспорта, следует отметить, что он в свою очередь дифференцируется на:

Юридически единые (Unified Project model) трубопроводы, в отношении которых государства определили единое правовое регулирование на всей его протяженности. Например, в данную категорию попадает трубопровод «Heimdal», регламентированный Рамочным соглашением между Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Правительством Норвегии по вопросам прокладки, использования и юрисдикции в отношении взаимосвязанных подводных трубопроводов. В соответствии со статьей 3 Соглашения трубопровод распространяется на разграничительную линию между частями континентального шельфа Великобритании и Норвегии и объединяет «инфраструктуру на одной стороне, находящейся под юрисдикцией одного из государств, с инфраструктурой на другой стороне, находящейся под юрисдикцией другого государства», причем протяженность и путь, по которому прокладывается трубопровод согласуется правительствами всех трех государств совместно. Юридически соединенные трубопроводы (Interconnector model), которые делятся международными договорами и соглашениями на различные участки, в отношении каждого из которых государства обладают своей юрисдикцией. Причинами такого разграничения могут являться экологический аспект, применение норм национального трудового и налогового законодательства и т.д. В качестве примера можно привести Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в сфере поставок природного газа из Российской Федерации в Китайскую Народную Республику по «восточному» маршруту, по которому определен специальный «трансграничный участок газопровода». На всей оставшейся территории газопровода со стороны Российской Федерации осуществляет юрисдикцию уполномоченная организация Российской Федерации, так и со стороны КНР — уполномоченная организация соответствующего государства на основании концессионных соглашений (статья 4).

Впервые данную классификацию провел Гербер Смит в 2002 году, опираясь на юридические, а также технические факторы, отличающие те или иные трубопроводы.

Unified Project model по сути является целостной системой, регулирование которой не разделено на несколько национально-законодательных режимов, а следовательно, нет необходимости в заключении предварительного соглашения о границе, делящей данный трубопровод на различные сегменты. Напротив, Interconnector model, опираясь на принцип территориального суверенитета, связан с соединением национальных трубопроводов. Таким образом, отнесение конкретного трубопровода к той или иной категории имеет существенное значения для определения правового режима, который реализуется на его территории.

4 стр., 1994 слов

Поиск по Электронно-библиотечной системе СтГАУ

... Бюл. № 3. – 117.8 Мб. Библиографическое описание электронных ресурсов План мероприятий по повышению эффективности госпрограммы «Доступная ... Стандарты ГОСТ Р 57564–2017. Организация и проведение работ по международной стандартизации в Российской Федерации : ... по изучению дисциплины «Основы предпринимательской деятельности» : для бакалавров факультета социально-культурного сервиса и туризма направления ...

Специфика международно-правового регулирования трубопроводного транспорта заключается в том, что в отношении каждого из имеющихся на сегодняшний день магистральных трубопроводов реализуется свой правовой режим со своими особенностями.

В частности, Виноградов отмечает, что сегодня отсутствует единый многосторонний международно-правовой акт, наподобие Конвенции ООН по морскому праву, который в свою очередь регламентирует именно строительство и эксплуатацию данных объектов, прокладываемых по морскому дну. Более того, по словам Виноградова, Конвенция оговаривает лишь право на прокладку трубопроводов и некоторые обязательства государств и «не более того».

Другими словами, основной проблемой в регулировании трубопроводного транспорта является отсутствие международно-правового акта общего характера, который бы устанавливал общие принципы и правила строительства и эксплуатации трансграничных трубопроводов.

Большинство авторов отмечают, что несмотря на данную проблему правового регулирования, помимо Конвенции по морскому праву, имеется значительное число рамочных соглашений, носящих в основном декларативный характер.

Одним из первых в данной категории международно-правовых актов является Конвенция о строительстве нефтепроводов 1941 года, подписанная странами Южной Америки (Аргентина, Боливия, Бразилия, Парагвай, Уругвай), которая включала в себя всего три статьи о сотрудничестве стран в строительстве энергетических комплексов для перекачки нефти и газа. Однако, настоящая Конвенция не содержит комплексное и всесторонне регулирование энергетической деятельности.

На сегодняшний день можно сделать вывод о том, что правоотношения по вопросам строительства и эксплуатации международных трубопроводов в большинстве случаев носят договорной характер, причем среди них выделяют две группы:

Соглашения, определяющие правовой режим конкретной трубопроводной магистрали. В частности, трубопровод «Balgzand-Bacton» регламентирован Соглашением между правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и правительством Королевства Нидерландов о транспортировке природного газа через трубопровод между Королевством Нидерландов и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии. Таким образом, в целом международно-правовое регулирование носит фрагментарный характер из-за отсутствия единого правового акта общего характера, устанавливающего режим трансграничных трубопроводов. Среди международно-правовых актов, регулирующих трубопроводный транспорт, можно указать на акты, затрагивающие вопросы транзитной деятельности. Так, впервые попытка раскрыть данный аспект была реализована посредством Барселонской конвенции 1921 года, которая закрепила положения о разумных тарифах, о недискриминации в осуществлении государствами своих юридсикций и т.п. Однако, данная Конвенция действовала лишь для ограниченного числа государств, а потому не имела всеобщее признание.

Кроме того, следует обратиться к уже упомянутой статье V ГАТТ, которая, однако, имеет неоднозначное толкование и правоприменительную практику, например, некоторые государства (в том числе Россия) оспаривают распространение действия данной статьи на сетевой транзит энергии. А также следует обратиться к статье VII Договора к Энергетической хартии (ДЭХ).

Виноградов С. отмечает, что настоящая статья имеет ряд противоречий, в частности, в отношении применения принципа свободы транзита (стороны обязаны содействовать транзитным перевозкам в соответствии с принципом) как устоявшегося принципа международного права без каких-либо оговорок, гарантий и условий его реализации. И.В. Гудков и П.Г. Лахно отмечают, что данный принцип не влечет безусловный доступ к сооружениям трубопроводного транспорта. Более того, в рамках данной статьи в научной литературе транзит может реализовываться в двух вариантах — основной вариант, при котором транзитная перевозка осуществляется через территорию трех государств, при этом не обязательно, чтобы все, включенные в транзитную «цепочку», были участниками ДЭХ, а также факультативный вариант, при котором задействованы два государства (например, транзит через часть территории Казахстана энергоресурсов, поступивших из одного и предназначенных для другого региона Российской Федерации).

Интересно также обратиться к природе и сущности транзитных платежей и пошлин за прохождение трубопроводов через территорию других государств. Стивенс Пол видит значение транзитных платежей в компенсации за негативное воздействие, например, за нанесение ущерба окружающей среде либо же в качестве «вознаграждения правительству за частичную уступку суверенитета», которая включает в себя разрешение на строительство и эксплуатацию трубопровода на своей территории. Однако, автор не совсем согласен с этой концепцией, ссылаясь на то, что, в частности, согласие на эксплуатацию данных объектов не ведет к умалению государственного суверенитета.

Следовательно, трансграничные трубопроводы — сложные комплексные объекты международно-правового регулирования в нефтегазовой отрасли, которые также имеют свою специфику, в частности, в отношении правовых режимов, реализованных на их территории, а также в аспекте фрагментарного характера нормативно-правовой базы, устанавливающей настоящий правовой режим.

В целом, можно сделать о том, что отсутствует единый механизм разрешения публично-правовых энергетических споров. Досудебное урегулирование международных споров имеет ключевое значение. Территориальные споры встречаются наиболее часто в правоприменительной практике, поскольку энергетическая отрасль напрямую связана с международным морским право, в рамках которого зачастую встречаются случаи, когда государства неверно толкуют положения Конвенций и других международно-правовых актов.

Большое количество разногласий также возникает в сфере трансграничных трубопроводов в части разграничения правового режима в отношении них. Данная проблема объясняется в первую очередь, тем что правовое регулирование в данной сфере носит фрагментарный характер и также отсутствует универсальный международно-правовой акт общего характера, который бы закрепил общие принципы и начала строительства и эксплуатации трансграничных трубопроводов.

международный энергетический спор медиация

Библиографический список

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kontrolnaya/pravovoy-rejim-transgranichnyih-truboprovodov/

1.Green Paper — Towards a European strategy for the security of energy supply, 2000. [Электронный ресурс] // URL: #»justify»> Agreement between the Government of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Government of the Kingdom of the Netherlands relating to the Transmission of Natural Gas through a Pipeline between the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Kingdom of the Netherlands signed on 21 March 2005 [Текст] // Treaty Series. — 2005. — № 2. The Treaty establishing the European Energy community. — 2009. [Электронный ресурс] // URL: https://www.energy-community.org/portal/page/portal/ENC_HOME/ENERGY_COMMUNITY/Legal/Treaty Framework Agreement between the Government of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland and the Government of the Kingdom of Norway relating to the Laying, Operation and Jurisdiction of InterConnecting Submarine Pipelines signed on 25 August 1998. Treaty Series. — 2009. — №3. [Электронный ресурс] // URL: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/273259/6694.pdf International Energy Forum. Charter. — Riyadh, — 2011. [Электронный ресурс] // URL: «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 23 ноября 2009 г. № 261-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». Энергетическая стратегия России на период до 2020 года [Электронный ресурс]. — М., 2003. // URL: #»justify»>

14.International arbitral tribunal: award on the merits in the dispute Texaco overseas petroleum Company/California Asiatic Oil Company and the government of the Libyan Arab Recpublic. Vol. 17. [Электронный ресурс] — 1978. URL: https://ru.scribd.com/doc/176397269/Texaco-Overseas-Petroleum-Company-and-California-A The Judgment of Tribunal of the ICSID regarding case № ARB/07/19 «Electrabel S.A. v. Republic of Hungary». — 2012. [Электронный ресурс] // URL: #»justify»>

1.. Who governs energy? The challenges facing global energy governance [Электронный ресурс] // Energy policy. — 2009. // URL: https://sociologiadaciencia.files.wordpress.com/2011/09/who-governs-energy.pdf Global Challenges at the Intersection of Trade, Energy and the Environment , edited by Pauwelyn J. [Электронный ресурс] Graduate Institute for International and Development Studies. — 2010. // URL: https://www.mayerbrown.com/files/Publication/db8ec885-03ec-4a4f-86ad-dc297f12a05f/Presentation/PublicationAttachment/cf0e5eef-3e5d-48cf-9670-e28c604aa62b/CTEI-CEPR.pdf Worrying anew over oil imports, December 1989 [Электронный ресурс] // The New York Times. URL: #»justify»> International Law Regime of Transboundary Pipelines. Herbert Smith publications. [Электронный ресурс] 2002. // URL:#»justify»> Leal-Arcas R., Filis A. International energy governance: Selected legal issues [Текст]. — UK, USA: Edward Elgar. — 2014. Research Handbook on international energy law, edited by Talus K. [Электронный ресурс] — UK, USA: Edward Elgar. // URL: https://play.google.com/books/reader?printsec=frontcover&output=reader&id=wt9nAwAAQBAJ&pg=GBS.PR3 Major policies and actions of International Energy Agency [Электронный ресурс]. — V. 2. — 1994. // URL: Energy Security of Russia and the EU: Current legal problems [Электронный ресурс]. — 2009. // URL: noteseliverstovenergysecurity.pdf Selivanova Y. Challenges of Multilateral Energy Trade Regulation: WTO and Energy Charter, What Should the WTO Agenda Be in a Post-Doha World? [Электронный ресурс] — 2009. // URL: https://www.wto.org/english/res_e/publications_e/wtr10_forum_e/wtr10_11june10_e.htm Selivanova Y. The Energy Charter and International Energy Governance [Текст]. — European Yearbook of International Economic Law. — 2012. — №3. Smith D., Martin P. How to Deal with Maritime Boundary Uncertainty in Oil and Gas Exploration and Production Areas [Электронный ресурс]. — AIPN, 2013.

1.Нефть на грани распада, 10 февраля 2017 г. // ГАЗЕТА.RU URL: https://www.gazeta.ru/business/2017/02/10/10518527.shtml#page2 Обама дал добро Ирану, 18 ноября 2015 г. // Газета.ru. URL: https://www.gazeta.ru/business/2015/11/18/7900577.shtml Россия играет на потоках, 8 августа 2016 г. // ГАЗЕТА.RU. URL: https://www.gazeta.ru/business/2016/08/08/10108601.shtml Система реагирования МЭА на чрезвычайные ситуации в поставках нефти. — 2012. // URL: Countries must act now to achieve a secure and cleaner energy future, 19 January 2011. // URL: Energy and Climate Change. World Energy Outlook Special Report. — 2015. // URL: IEA Announcement of Emergency Stock Release, 2 September 2005. // URL: https://www.iea.org/newsroom/news/2005/september/2005-09-02-.html International Energy Agency. What is energy security? // URL: Key world energy statistics 2016. International Energy Agency. // URL: Oil market report. International Energy Agency. — 2017. // URL:

-World energy outlook 2016. Executive summary. // URL: