Налоговые споры в США

Курсовая работа

Представляется, что решения значительного числа задач, стоящих перед российскими процессуалистами, содержатся в правовой системе США, из которой могут быть позаимствованы и при надлежащей адаптации использованы в России.

Объект исследования. Объектом исследования являются общественные отношения в налоговой сфере в США.

Предмет исследования. Предметом исследования выступают нормы правового регулирования деликтных налоговых отношений, материалы правоприменительной практики и доктринальные источники административного и налогового права США.

Цель и задачи исследования. Рассмотрение теоретических положений и выводов о процедурах разрешения налоговых споров в США как системе, возможностях применения отдельных ее элементов в Российской Федерации, в сфере разрешения налоговых споров.

Для достижения указанных целей в ходе исследования ставились следующие основные задачи:

  • выявить особенности существующего налогового права и деликтного налогового права США;
  • определить природу налоговых споров и обозначить их место в составе деликтных правоотношений, в частности административных споров;;
  • осуществить классификацию процедур разрешения налоговых споров в рамках американского законодательства;
  • Методологическая основа исследования.

В работе применяется комплекс методов исследования, основанный на диалектическом методе познания.

Глава 1. Общие положения о доказательствах

1.1. Понятие и предмет доказывания

Отношение к процессуальному доказыванию как к категории “деятельность”, получившее традиционное развитие в теории государства и права и российских процессуальных науках, не отражает всей сущности этого глобального общеправового понятия, а раскрывает только видимое в объективном мире правовое следствие. Первоосновой процессуального доказывания выступает способность субъекта доказывания к такой деятельности или осмысленному её отсутствию со стороны этого субъекта доказывания.

Процессуальное доказывание – это судебная (и досудебная, если это предусмотрено законом) способность защиты правовой позиции субъектом процессуального доказывания.

Соответственно, общетеоретическое понятие “доказывание” должно пониматься как способность защиты правовой позиции субъектом доказывания.

Суд – орган, познающий процессуальное доказывание и применяющий право на основе полученного знания. В идеале, в состязательном процессе его деятельность не должна затрагивать доказывание субъекта, иначе как в познавательном аспекте. Включение суда в субъекты доказывания в советском праве вообще не допускало предлагаемого подхода и только отказ законодателя от следственного начала в процессуальной процедуре позволяет по-новому рассматривать процессуальное доказывание с позиций состязательности и равноправия субъектов доказывания.

5 стр., 2219 слов

Структура налоговых органов РФ права, обязанности и функции

... определены общие принципы построения налоговой системы, основные виды взимаемых налогов и сборов, права, обязанности и ответственность лиц, участвующих в налоговых отношениях. Структура налоговых органов . Налоговая система РФ представлена ... К ним относятся налог на с рекламу, сбор за право торговли и некоторые другие. Налоговыми органами в РФ являются Министерство Российской Федерации по налогом и ...

Вместе с тем из анализа норм действующего процессуального законодательства России можно сделать вывод о том, что суд в отдельных случаях сохраняет за собой функции участника судебного доказывания. В связи с чем существующий процесс России можно отнести к переходному типу судопроизводства от следственного процесса к процессу состязательному.

Обратимся по данному вопросу к зарубежному опыту. Роль суда в правоприменительном процессе и процессуальное доказывание субъектов в различных странах мира [3] (краткая характеристика, носящая роль справки).

Правовая карта мира складывается из различных подходов к праву в целом и к его применению. Доказательственное право выступает ядром правоприменения в большинстве правовых систем, наивысшего развития оно достигло в англо-саксонской правовой семье, но доказательственное право, избравшее в качестве основного источника прецедент, едва ли применимо в полной мере в российской правовой системе.

Доказательственное право стран романо-германской семьи наиболее близко к российскому, но неприменимо ввиду правовых особенностей права российского и восприятияэлементов англо-саксонской правовой системы. Достаточно далеко от российской системы находится доказательственное право религиозных систем.

Как представляется, у российского доказательственного права свой путь развития, носящий собирательно-национальный характер. Такой подход обусловлен сложными эволюционными историко-правовыми изменениями, которые претерпело российское государство и право за последние сто лет своего существования.

В англо-саксонской правовой системе (семье общего права) безусловный приоритет сохраняется за принципом состязательности. Е.Ю. Веденеев отмечает: “Стороны контролируют процесс доказывания, именно сторона определяет предмет доказывания, определяет свидетелей, которых необходимо вызвать, допрашивает противоположную сторону и свидетелей и т.д. Федеральный судейский центр (США) определил принцип состязательности как один из основных принципов деятельности судебной системы США. Конкурентный процесс – этот принцип определяет способ представления дел в судебном процессе. В соответствии с этим принципом адвокаты и тяжущиеся стороны развёрнуто и убеждённо излагают доказательства и юридические доводы в пользу своих клиентов”.

Вместе с тем в США существуют и малые суды с расширенными полномочиями в области доказывания. В этих судах на судье лежат не свойственные для американского судопроизводства функции.

В Российской Федерации свойствами уголовно-процессуальных доказательств являются относимость, допустимость, достоверность каждого отдельного доказательства и достаточность их совокупности.

В доказательственном же праве государств англосаксонской правовой системы содержатся положения о таких свойствах доказательств, как относимость, допустимость, достоверность, достаточность и вес.

39 стр., 19250 слов

Система доказывания

... большинстве случаев «доказательственными фактами», или промежуточными, с помощью которых устанавливаются (или опровергаются) обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. По этой причине закон включает в предмет доказательства только такие обстоятельства, установление которых ...

Актуальность рассмотрения вопросов, связанных с весом доказательств, обусловлена тем, что данное свойство доказательств не закреплено в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве, а российская наука его не использует. Изучение природы и понятия веса доказательств в тех странах, где оно используется на протяжении сотен лет, и освещение практики применения положений о нем в отечественной печати практически отсутствуют.

Целью статьи является определение сущности понятия «вес доказательства» , его места в системе свойств доказательств и роли для оценки доказательств на примере американского уголовного процесса.

Так, например, иногда это понятие фигурирует в отечественной литературе как сила доказательств или как их «доказательственное значение»

Следует отметить, что общие определения веса доказательств на первый взгляд не отражают глубину и значение этого явления. Например, стереотипным определением является следующее. Вес доказательств — это «сила, ценность и правдоподобность доказательства, представленного одной стороной, по сравнению со свидетельством, представленным другой стороной»

Представляется, что сущность и специфика рассматриваемого свойства доказательств может быть определена, во-первых, путем установления взаимосвязей с другими свойствами доказательств в уголовном судопроизводстве США (что одновременно охарактеризует и общую систему свойств доказательств) и, во-вторых, путем рассмотрения специфики, относящейся к его оценке.

Вес доказательств занимает сложное положение в системе свойств доказательств, имеет взаимосвязи теоретического и практического характера с относимостью и допустимостью уголовных доказательств.

Рассмотрим взаимосвязь веса доказательств с относимостью.

Как известно, относимость доказательств (relevance of evidence) — «термин, характеризующий отношения между доказательством и доказываемым фактом. Доказательство относимо, когда оно делает рассматриваемый факт более или менее вероятным. Если же доказательство не изменяет вероятность факта, то оно является несоответствующим» , т.е. неотносимым. Федеральные правила о доказательствах США (правило 401 [10] ), а также большинство законов о доказательствах отдельных штатов [11] определяют «относимое доказательство» как доказательство, которое способно сделать существование какого-либо факта… более вероятным или менее вероятным, чем это было бы без доказательства» [12] . Данное положение закона всецело поддерживается судами, и часто в судебных решениях встречаются аналогичные трактовки [13]

Вес же доказательства (weight of evidence), или его сила, или доказательственное значение — «это характеристика, определяемая тем, насколько доказательство изменяет вероятность факта».

Таким образом, очевидна зависимость и, более того, некоторая вторичность веса по отношению к относимости доказательств.

Чтобы определить взаимосвязи веса со вторым важным свойством доказательств в американском уголовном процессе, а именно с их допустимостью, охарактеризуем кратко это понятие.

Самым общим правилом в отношении допустимости доказательств в американском доказательственном праве является то, что доказательство является допустимым, только если оно относимо. Исполнение же установленных процедурных правил их собирания и обеспечение соблюдения законности при этом являются, несмотря на свою важность, лишь вторичным условием допустимости.

Вещественные доказательства — это третья разновидность средств доказывания в американском гражданском процессе (также предусмотрены письменные доказательства и свидетельские показания).

Но при изучении основных нормативных актов процессуального содержания эта разновидность либо вовсе не упоминается, либо регулируют отдельные, часто второстепенные вопросы, касающиеся вещественных доказательств. Процессуальная теория уделяет вещественным доказательствам некоторое внимание, но всё же намного меньше, чем свидетельским показаниям и документам.

Вещественными доказательствами в США считаются люди и предметы, которые могут воздействовать непосредственно на чувства присяжных и судей, т.е. своим видом способствовать установлению искомых фактов. Примеры: обезображенное лицо, следы крови на одежде, сходство ребёнка с предполагаемым отцом, фотография места происшествия.

Сюда же относят такие неуловимые, не поддающиеся закреплению судебными протоколами явления, как поведение свидетеля в ходе допроса, воздействующее особенно сильно на жюри (внешний облик, манера держаться, тон голоса, уверенность или колебание при ответах и т.д.)

Рассуждения о подобном воздействии понятны, но из них вовсе не вытекает, что поведение свидетеля на заседании должно официально быть объявлено вещественным доказательством. Современная психологическая наука и судебная практика не подтверждает тезиса о наличии непосредственной и стабильной взаимосвязи между манерами допрашиваемого и правдивостью сообщаемой им информации.

В полном соответствии с принципом состязательности процесса, розыск и представление суду вещественных доказательств осуществляют стороны по своей инициативе. Помощь суда в американском процессе выражается лишь в выдаче повесток, обязывающих тех, у кого находятся соответствующие предметы, передать их заинтересованным лицам или непосредственно суду. В Российской Федерации обязанности по доказыванию распределяются аналогичным образом: истец обязан доказывать обстоятельства, которыми он обосновывает иск, а ответчик -обстоятельства, которыми он обосновывает возражения против предъявленных к нему требований. Однако обязанности суда в Российской Федерации по содействию лицам, участвующим в деле, по доказыванию значительно шире, чем в США. Во-первых, суд должен уточнить в соответствии с гипотезой материальной нормы права, регулирующей данное спорное отношение, круг фактов, подлежащих доказыванию; во-вторых, предложить сторонам в случае необходимости сослаться на дополнительные доказательства; в-третьих, оказать содействие в сборе дополнительных доказательств.

Присяжные и судьи в США знакомятся с вещественными доказательствами путём их исследования при разбирательстве дела. Если транспортировка предметов затруднительна или невозможна, допустим их осмотр там, где они находятся.

Характерно, что судья наделён правом запретить использование некоторых вещественных доказательств в некоторых случаях по мотивам необходимости предотвращения опасности их слишком сильного эмоционального влияния на членов жюри. Считается, например, нежелательным наглядное демонстрирование телесных повреждений в отдельных случаях.

Актуальная проблема американского правосудия — возможность использования в процессах вещественных доказательств, добытых незаконными методами, т.е. изъятых при незаконных обысках и других сомнительных полицейских акциях. Однако, главным образом эта проблема возникает применительно к уголовным делам. По делам гражданским в большинстве указанные доказательства применяются беспрепятственно, а в остальных штатах и в федеральных судах есть некоторые ограничения, которые американская доктрина не придаёт серьёзного значения.

1.2. Бремя доказывания

В Соединенных Штатах, в системе правосудия является состязательным. Это означает, что две противоположные стороны могут спорить друг с другом точки зрения, полагая их дела в передней независимой лицо, принимающее решение — судья и жюри.

Кроме того, система требует, чтобы каждый участник оспаривает взять на себя бремя доказывания. Здесь бремя доказывания включает в себя убедить присяжных, а также предоставляя необходимые доказательства.

Бремя доказывания в уголовном деле, лежит исключительно на стороны, подавшей иск. Например, если лицо подает в суд кто-то что-то уголовное, то истец вынужден нести ответственность за получение доказательств, чтобы доказать другим лицом, является виновным. Если бремени доказывания в уголовном деле встречается, то обвиняемый по борьбе с доказательством того, что производится в судебном порядке. Делая это, обвиняемый попытается убедить присяжных дать вердикт в его пользу.

Бремя доказывания по уголовному делу должно быть принято очень серьезно, потому что, если обвиняемый будет признан виновным, он может быть заключен в тюрьму или даже к смертной казни, в зависимости от серьезного преступления. Это означает, что истец должен иметь все необходимые факты, на руку, чтобы показать вины подсудимого. Истец должен сделать все от него зависящее для того, чтобы жюри или судья не имеет малейшего сомнения в виновности подсудимого.

Важно помнить, что бремя доказывания по уголовному делу также гарантирует, что ответчик защищен, пока его вина не доказана. Поэтому, прежде чем вины, подсудимый считается невиновным.

В судебной системы в США преступников подвергаются судебному преследованию, основанный на способности обвинения встретиться бремени доказывания.

При совершении преступления или уголовного преследования является бремя доказывания в связи с актом будет означать, что прокурор должен иметь возможность, чтобы убедить судебных команды, жюри или судья, что преступник виновен и должен быть привлечен к ответственности без предоставления возможности для дальнейшего сомнения.

В случае совершения преступления, ставки гораздо выше, чем в других случаях, как семья судебных дел или гражданских дел. Бремя доказывания также значительно выше, по уголовным делам. Есть два типа бремя доказывания обвинения.

Actus Реус — бремя доказывания в данном случае будет означать, что преступные действия были фактически совершенных подсудимого. Бремя доказывания обвинения является создание надлежащих доказательств преступного деяния. В процессе судебного преследования, возможно, потребуется для сбора данных о месте преступления и времени совершения преступления. Кроме того, обвинения должны получить надежных свидетелей, чтобы доказать преступность.

Субъективный — это вид бремени доказывания в обвинение, которое основывается на намерении уголовного и было ли преступление предусмотрительность преступления. Бремя доказывания лежит на прокурора, чтобы доказать намерение или злой волей лица, обвиняемого в совершении преступления.

Важно понять, в рамках уголовного дела осужденных, не обязано доказывать свою невиновность. Скорее обвинение Бремя доказывания вины лица, и именно поэтому бремя доказывания лежит на стороне обвинения.

Глава 2. Предмет доказывания по налоговым спорам

(с привязкой к стадиям процесса и конкретным налогам юридических лиц — НДС и налог на прибыль)

2.1. Формирование предмета доказывания

В США представление о предмете доказывания сформировано исключительно на основе принципа состязательности. В состязательном процессе предмет доказывания по конкретному делу определяется спорящими сторонами. Он формируется из фактов, которые истец должен доказать для того, чтобы выиграть процесс, и фактов, которые ответчик должен доказать для своей защиты.

К предмету доказывания относятся факты основания иска, т.е. те самые юридические факты, указанные истцом в качестве основания исковых требований. В предмет доказывания входят также факты основания возражений против иска, т. е. те юридические факты, которые указаны ответчиком в качестве основания возражений против иска. В случае вступления в дело третьего лица процесс может, усложнён тем, что лицо, заявляющее исковые требования, или предъявлением встречного иска, в предмет доказывания по делу включаются также факты основания таких исков. Стороны могут ошибаться в своих фактах. Поэтому суд, в конечном счете, круг фактов, включаемых в предмет доказывания определяет самостоятельно. Формирование предмета доказывания начинается уже в стадии возбуждения дела, продолжается в ходе подготовки дела и окончательно происходит в стадии судебного разбирательства. Стороны и лица, участвующие в деле, могут расширять или сужать круг фактов, входящих в предмет доказывания, в зависимости от изменения характера своих интересов, а именно предмета иска, его основание и т.д.

2.2. Факты, подлежащие доказыванию

Основное бремя доказывания в рамках уведомления о недоимке лежит на налогоплательщике. В связи с этим он первым вызывает с согласия суда свидетелей, которые затем подвергаются перекрестному допросу со стороны представителя налоговой службы. Однако если представитель налоговой службы, направляя в Суд отзыв на исковое заявление, выдвигает новые претензии налогоплательщику, могущие увеличить размер недоимки, указанной в ранее направленном ему уведомлении, то бремя доказывания новых фактов ложится на ответчика.

Суд исходит также из положения о том, что чем серьезнее обвинение, предъявляемое налогоплательщику, тем убедительнее и достовернее должны быть доказательства, представляемые в их обоснование. В практике Суда выработано два понятия преднамеренного уклонения от налогов: гражданско — правовое и уголовно — правовое мошенничество, образуемые, по существу, из одних и тех же правовых элементов, но различаемые по степени общественной опасности. Соответственно весьма различны и санкции: за гражданско — правовое налоговое мошенничество предусмотрено увеличение недоимки на 75 процентов, а за уголовное — штраф до 100 тыс. долларов за каждый год и лишение свободы сроком до 5 лет.

Исходя из различия между данными видами уклонения от уплаты налогов, Суд требует, чтобы для установления каждого из них применялись разные критерии доказанности: наличие гражданско — правового мошенничества устанавливается «посредством представления явных и убедительных доказательств», а уголовное мошенничество считается подтвержденным лишь «при отсутствии обоснованного сомнения», то есть при более высокой степени доказанности.

2.3. Общеизвестные факты

Первым основанием освобождения от доказывания является общеизвестность факта. Обстоятельства, говориться в законе, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Общеизвестность факта может быть признана судом лишь при наличии двух условий: объективном — известность факта широкому кругу лиц; субъективном — известность факта всем членам суда.

Общеизвестными признаются, как правило, такие факты предмета доказывания, как засуха, землетрясение, война, наводнение, катастрофа и другие.

Общеизвестность того или иного факта относительна и зависит от времени, истёкшего после события, распространённости события в определённой местности.

Общеизвестные факты подразделяются на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные.

Об общеизвестности локальных фактов должна быть сделана отметка в судебном решении (на случай кассационного или надзорного присмотра).

О фактах, известных во всём мире или на территории России, в решении не сообщается.

Общеизвестные факты освобождаются от доказывания потому, что истинность их очевидна и доказывание является излишним. Признать общеизвестными те или иные факты может не только суд первой инстанции, но и суды, рассматривающие дело в апелляционном, кассационном порядке и в порядке надзора.

К разновидности общеизвестных фактов в литературе относят, так называемые, «ноторные обстоятельства» (от латинского слова nota — буква).

Ими признаются обстоятельства, бесспорность которых устанавливается очевидными документами, т.е. неопровергаемыми письменными доказательствами особого рода. Например, каким днем недели было то либо иное число прошедшего месяца, на какие числа приходился в прошлом году религиозный или государственный праздник. Здесь достаточно заглянуть в календарь, и бесспорность таких обстоятельств будет очевидной. Так же бесспорны сведения о температуре воздуха или воды, уровне воды в Волге, продолжительности светового дня в том или ином дне. Подобные сведения нетрудно подтвердить справкой гидрометслужбы, т.е. письменными доказательствами.

Споры сторон, относительно ноторных обстоятельств исключены, но не в силу указания закона, а из-за очевидности подтверждающих их документов. В решении или определении суд отмечает бесспорность данных фактов и при этом ссылается на имеющиеся в деле документы.

Надо отметить, что ноторные обстоятельства имеют все же иную природу, нежели общеизвестные факты. Если бесспорность общеизвестного факта обусловлена его известностью, то бесспорность ноторного факта определена очевидными документами.

Степень территориальной распространенности сведений о том или ином факте может быть различной. Существуют факты всемирно известные, известные на территории страны, области, района, отдельного населенного пункта (локальные факты).

Независимо от степени распространенности общеизвестные факты не подлежат доказыванию. Но со степенью распространенности связаны следующие процессуальные последствия: факт, широко известный, скажем, в пределах всей страны, суд может положить в основу своего решения, не делая никаких оговорок. Если же факт известен только на не большой территории, например в пределах района, суд в решении должен указать, что факт в данной местности общеизвестен, поэтому был признан не подлежащим доказыванию.

2.4. Преюдициальные факты

Вторым основанием освобождения от доказывания является преюдициальность (предрешённость) факта. В этом основании освобождения от доказывания имеется ряд спорных вопросов, а именно: недостаточно разработана проблема о преюдициальном значении фактов, установленных административными актами в пределах компетенции органов управления и следственных органов.

Преюдициально установленные факты согласно действующему закону — это факты, установленные либо решением суда по гражданскому (арбитражному) делу, либо приговором суда, то есть установленные при соблюдении процессуальных гарантий. Факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица .

Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда и имеющие значение для рассматриваемого судом гражданского дела, не доказываются вновь лицами, участвующими в арбитражном процессе.

Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, лишь по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Закон не предусматривает в качестве оснований освобождения от доказывания факты, установленные актами следственных органов и прокуратуры.

В целом такое положение следует признать правильным, так как решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суде.

Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания, потому что они с истинностью уже установлены в решении суда или приговоре и нет никакой необходимости их устанавливать вновь, то есть подвергать сомнению истинность вступившего в законную силу судебного акта, его стабильность. Преюдициальное значение фактов, установленных решением суда, определяется его субъективными пределами. Это означает, что свойство преюдициальности имеют материально-правовые факты, зафиксированные в решении, если при этом все заинтересованные лица которых касаются, были привлечены в процесс.

Освобождаются от доказывания при рассмотрении гражданского дела только два вида фактов, зафиксированных в приговоре:

1. Факт совершения действий.

2. Совершение действий конкретным лицом.

Преюдициально установленные факты освобождаются от доказывания потому, что они с истинностью уже установлены в решении суда или приговоре и нет никакой необходимости их устанавливать вновь, т.е. подвергать сомнению истинность вступившего в законную силу судебного акта. Так, требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах о привлечении его к дисциплинарной ответственности сведений заявлено после того, как решением военного суда гарнизона эти приказы были признаны незаконными, поскольку не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. В связи с тем, что указанное судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора, суд обсуждать вопрос о законности приказов не вправе.

Спорен вопрос о фактах, установленных административными актами в пределах компетенции органов управления и следственных органов. Закон не предусматривает в качестве основания освобождения от доказывания таких фактов. Однако в литературе существует мнение, что данные факты также имеют преюдициальное значение. Следует не согласиться с данной точкой зрения, т.к. процессуальным законодательством закреплен исчерпывающий перечень фактов, имеющих преюдициальное значение. В этом перечне отсутствуют факты, установленные в административном порядке. К тому же, решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд .

Для признания обстоятельств преюдициальными должны присутствовать субъективные и объективные пределы преюдициальности. Субъективные пределы — в обоих делах участвуют одни и те же лица или их правопреемники. На практике возможны случаи, когда не всегда однозначно решается вопрос о том, совпадает ли круг лиц, участвующих в деле, по которому были установлены определенные факты, с кругом лиц, участвующих в другом деле, для которого эти факты будут иметь преюдициальное значение. Объективные пределы преюдициальности относятся к фактам, установленным вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Обстоятельства, признанные стороной также освобождаются от доказывания. Но, как справедливо отмечалось в литературе, признание стороной фактов является частным и неабсолютным случаем освобождения от доказывания. Для того, чтобы признание вызвало юридические последствия, необходимо его принятие судом. В связи с этим к признанию предъявляются определенные требования.

Глава 3. Бремя доказывания по налоговым спорам

3.1. Распределение бремени доказывания по спорам, связанным с возмещением из бюджета сумм НДС

Для разрешения споров налогопла­тельщиков и налоговых органов в США создан специализированный Налого­вый суд (United States Tax Court).

Любые дела, независимо от сложности и оспа­риваемой суммы, рассматриваются су­дьей единолично. Ответчиком по делу выступает Правительство США. Можно выделить три основополагающих поня­тия, которые важны при разрешении споров в Налоговом суде США:

  • презумпция правильности акта государственного органа;
  • принцип res judicata (недопусти­мости повторного рассмотрения однажды решенного дела);
  • преюдиция.

Эти принципы не были приняты в за­конодательном порядке Конгрессом, од­нако они достаточно хорошо разработа­ны судами. И каждый американский юрист регулярно обращается к данным принципам в налоговой практике. Оста­новлюсь на них более подробно.

Презумпция правильности акта го­сударственного органа означает, что одна сторона в налоговом споре начина­ет с правовой презумпции правильно­сти своей позиции. В США предполага­ется, что позиция государства верна, когда оно облагает налогом налогопла­тельщика. И налогоплательщик должен попытаться опровергнуть данное пред­положение, выступая против позиции государства в отношении налоговой от­ветственности.

Административная процедура разрешения налоговых споров в США является достаточно важной частью системы регулирования деликтных налоговых правоотношений. Под административной процедурой мы подразумеваем существующий набор внесудебных процедур, позволяющих разрешить налоговый спор, не прибегая к судебной юрисдикции.

Процедуры медиации (посредничества) также относятся нами к административной процедуре, поскольку аналогичного подхода придерживаются американские налоговые органы при описании данной процедуры, хотя формально процедура медиации не относится к известной в российской науке административной процедуре, поскольку является частью так называемых альтернативных методов разрешения споров (alternative dispute resolution).

Основным ее отличием от административной процедуры (в российском понимании) является широкое применение частно-правовых методов регулирования, однако в связи с отсутствием в американском праве указанного различия между частно — правовыми и публично-правовыми методами мы относим медиации к административным процедурам.

Закон об административном процессе (Administrative Procedures Act), являющийся главой 44 Кодекса 28 Свода Законов США предъявляет ряд формализованных требований к процедуре административного разбирательства, игнорирование которых является основанием для отмены актов регулирования, принимаемых в рамках административной процедуры разбирательства споров. Среди подобных требований можно отметить следующее: слушание административного дела должно производиться административным судьей, т.е. сотрудником ведомства, разбирающего административные споры по должности, либо сотрудником соответствующего отдела, созданного для разбирательства административных споров (статьи 554, 556, 557 Кодекса 5 Свода законов США).

Судебная практика, также являясь источником права, регулирующего описываемую сферу налоговых отношений, выработала четкие принципы осуществления административной процедуры.

В рамках СВД выделен специализированный отдел, рассматривающий жалобы налогоплательщиков в рамках административной процедуры (Appeals).

Отдел формально входит в СВД, однако на практике имеет раздельную линию подчиненности и не зависит от СВД. В случае несогласия налогоплательщика с принятым решением ему высылается «девяностодневное письмо», предполагающее, что дальнейшие административные процедуры разрешения спора невозможны.

В рамках административной процедуры разрешения налоговых споров налогоплательщики вправе обжаловать:

  • любые действия СВД по рассмотрению налоговых деклараций налогоплательщиков;
  • любые действия СВД по рассмотрению изменений, вносимых налогоплательщиками в свою отчетность;
  • действия по принудительному взысканию с налогоплательщиков сумм налоговой недоимки (liens), налоговых санкций (levies), имущественных изъятий (seizures), сумм по налоговым соглашениям (installment agreement terminations, offers-in-compromise);
  • наложенные штрафы и взыскания (их размер, но не основания наложения);
  • требования по внесению изменений в отчетность по налоговой отчетности работодателей, штрафы за нарушения, связанные с трастовыми средствами.

В рамках административной процедуры на разных стадиях ее осуществления возможно заключение налоговых соглашений, которыми могут изменяться налоговые обязательства налогоплательщиков, имеющие юридическую силу и обязывающее воздействие для сторон соглашений. Формы соглашений утверждены инструкциями СВД.

Многие исследователи отмечают, что при большой загруженности американских судов, связанной с ограниченным штатом сотрудников, лишь небольшое количество дел доходит до судебного разбирательства по существу.

Для удобства изложения автор будет употреблять термин «стадии» судебного разбирательства, однако в ином понимании, нежели в российской правовой доктрине.

Существует три основные стадии судопроизводства (предварительную, стадию слушания дела по существу и апелляционную), исходя из группировки норм американского процессуального законодательства, сущностного анализа норм, составляющих данные стадии, а также единства преследуемой (в рамках каждой стадии) цели. В рамках каждой из стадий выделяются этапы как мельчайшие совокупности осуществляемых процессуальных действий, направленных на достижение определенного законом результата, совокупность которых и составляет цель той или иной стадии процесса.

Подготовительная стадия судебной процедуры разрешения налоговых споров в Налоговом суде основана на общепринятых принципах судопроизводства в США.

Цель подготовительной стадии судопроизводства в Налоговом суде -определение круга обстоятельств, подлежащих выяснению судом по конкретному делу, получение максимально полного содержания правовых позиций сторон по спору и назначение судебного разбирательства с таким расчетом, чтобы для его проведения уже не потребовалось новых доказательств и выяснения дополнительных обстоятельств. Таким образом достигается цель соблюдения принципов процессуальной экономии и своевременности судебного разбирательства.

В рамках подготовительной стадии выделяют четыре основных этапа:

  • подача искового заявления;
  • пледирование (pleadings) — процедура обмена сторонами письменными заявлениями (исками, возражениями на иски, возражениями на возражения, дополнительными возражениями), содержащими ссылки на факты и закон, подтверждающие или опровергающие правовую позицию сторон;
  • процедура урегулирования вопросов факта.

На основании прошедшего пледирования стороны составляют соглашение по вопросам факта, в котором указывается, какие вопросы стороны ставят на разрешение суда, а разрешения каких вопросов стороны добились самостоятельно;

  • назначение времени и места судебного разбирательства.

Стадия судебного разбирательства в отличие от подготовительной стадии значительно более основательно урегулирована законом, при этом возможность самостоятельного регулирования процедуры Налоговым судом и правомочия суда на активные действия существенно ограничены, поскольку регулирование особо важных вопросов его деятельности требует наивысшей правовой процедуры, каковой является законодательная процедура

В первичном судебном заседании стороны должны явиться, быть приведены к присяге, после чего обязаны выступить перед судом и дать необходимые пояснения. Повторное судебное заседание может быть проведено без участия сторон.

При вынесении решения суд анализирует собранные по делу доказательства на предмет подтверждения позиции тех или иных доводов сторон в отношении фактических вопросов дела, оставшихся после подготовительной стадии слушаний спорными. После анализа представленных доказательств суд ссылается на нормы американского налогового законодательства, а также на ранее вынесенные судебные решения по схожим спорным отношениям в обоснование собственных доводов, излагаемых в решении.

Стадия апелляционного производства по обжалованию вынесенных решений в настоящей работе отдельно не рассматривается, поскольку осуществляется в США в одном из 13 апелляционных судов (являющихся судами общей юрисдикции) и не содержит процессуальной специфики, обусловленной налоговым характером споров.

3.2. Распределение бремени доказывания по спорам, связанным с признанием расходов и доходов в целях определения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль

Налоговое право в США основано на актах законодательства (статутах) как федерального (прежде всего Налоговый кодекс), так и регионального уровня. Большую роль в правоприменении играют разъяснения отдельных вопросов налогообложения, содержащиеся в нормативных актах Министерства финансов и налоговой службы, имеющих общеобязательную силу. Вместе с тем традиционно для англо-саксонской системы права практика ориентируется на положения общего права. Решениями судебных инстанций сформулирован ряд прецедентов, определивших базовые подходы по основным проблемам налогообложения.

В судебных делах о взыскании с налогоплательщика санкций, дополнительных к сумме налога, и о совершении налогоплательщиком умышленных налоговых правонарушений (tax fraud) обязанность доказывания фактических обстоятельств дела и вины налогоплательщика возложена законом на финансовое ведомство. Заметим, что такое распределение бремени доказывания характерно только для дел, где предмет доказывания включает вину налогоплательщика.

По общему правилу бремя доказывания обстоятельств дела возложено на заявителя-налогоплательщика и может быть обращено на налоговый орган только в силу прямого указания закона или по решению суда. Общее право США также стоит на позиции возложения обязанности доказывания на организацию-налогоплательщика. Данный принцип закреплен в двух судебно-правовых презумпциях:

  • презумпция правильности сумм налога, рассчитанных налоговым органом (the presumption of correctness);
  • презумпция законности индивидуальных ненормативных актов налогового органа (the presumption of official regularity).

Обе эти презумпции, в свою очередь, базируются на общеправовом принципе добросовестного поведения официальных лиц, имеющем широкое распространение в американском законодательстве. Согласно данному принципу предполагается, что государственные служащие обычно исполняют свои обязанности надлежащим образом.

Налогоплательщик, который оспаривает сумму своих налоговых обязательств, рассчитанную налоговым органом, должен доказать ошибочность такого расчета (презумпция правильности) . Презумпция правильности может быть преодолена, если представленные налогоплательщиком доказательства свидетельствуют, что налоговый орган не применил (или неправильно применил) при расчете императивные нормы налогового закона либо расчет основан на недостоверных сведениях об объекте налогообложения или произведен налоговым органом без надлежащих полномочий. Нарушение налоговым органом процедурных требований (например, к оформлению налоговых уведомлений) не ведет по общему правилу к опровержению презумпции правильности, если расчет налога соответствует упомянутым материально-правовым критериям.

Если презумпция правильности не преодолена налогоплательщиком, суд не имеет права переоценивать факты, положенные налоговым органом в основу своего решения. Раскроем этот тезис на примере дела Dennis R. Andrews v. Commissioner of Internal Revenue, D.N. 18990-96, 02.09.1998 . Налогоплательщик не представил в срок декларацию по подоходному налогу. Налоговый орган начислил сумму налога, основываясь преимущественно на статистических данных о цене потребительской корзины для частных домохозяйств. Налогоплательщик, не отрицая получения им определенных доходов, сослался на то, что налоговый орган выбрал оспоримый базис для их оценки. Налоговый суд США отказал в требованиях, отметив, что по общему правилу налогоплательщик, не представивший налоговую декларацию, несет обязанность доказать, что соответствующий доход не был им получен. При этом правильность расчета налогового органа предполагается и не может повторно оцениваться судом, если расчет основан хотя бы на минимальных фактических данных. Поскольку в данном деле налоговый орган сослался на официальные статистические источники, а заявитель не отрицает получение дохода в налоговом периоде, довод истца о неправильно рассчитанной сумме налога не может быть рассмотрен судом.

С презумпцией правильности по смыслу схожа и презумпция законности ненормативных актов налоговых органов. Проиллюстрируем ее действие на конкретном примере. Налогоплательщик оспорил в Налоговом суде США решение налогового органа о взыскании суммы налога за счет имущества налогоплательщика (John A. Roberts v. Commissioner of Internal revenue, D.N. 7316-02L, 09.04.2004).

В подтверждение своей позиции плательщик указал, что его налоговые обязательства прекращены истечением срока, установленного законом для их принудительного исполнения. Налоговый суд, отклоняя эти доводы, отметил, что право оспаривать в суде существование и размер налоговых обязательств возникает у налогоплательщика, если он докажет, что по уважительным причинам не получил требования на уплату налога и был данным образом лишен возможности представить свои возражения налоговому органу. Поскольку таких доказательств в материалах дела нет, суд, учитывая презумпцию правильности ненормативных актов, не имеет права рассмотреть вопрос о наличии и размере налоговой задолженности.

Как отмечают американские исследователи, причиной существования описанных судебно-правовых презумпций является нежелание судов принимать на себя ответственность по вопросам, связанным с наполнением государственного бюджета. Во-первых, суды опасаются, что их вмешательство в образование государственных доходов нарушит равномерность поступления средств в бюджет, что приведет к невозможности исполнения важнейших социальных программ. Во-вторых, суды осознают, что исчисление налогов требует специальных навыков, которыми в полной мере обладают сотрудники налогового ведомства и налоговые советники плательщиков. Принимая во внимание наличие в США эффективной системы административного контроля над правильностью и справедливостью взимания налогов, суд, как правило, оставляет вопросы исчисления суммы налога на усмотрение профессионалов.

Заключение

Специальные нормы налогового права предусматривают возможность внутриведомственного обжалования актов и действий (бездействия) налоговых органов, их должностных лиц. Однако существующий институт административного рассмотрения споров не гарантирует преодоления разногласий с налогоплательщиком.

Подобные российским проблемы незнакомы американскому праву в связи с отсутствием разделения на отрасли, а также самостоятельным значением судебных актов, имеющих прецедентное значение и оперативно устраняющих пробелы, а также коллизии статутного права. К. Осакве, описывая систему американского права, указывает, что в странах англо-американской системы общего права источниками права являются по большей части не законы (статутное право), а судебные постановления, поэтому даже имеющиеся в США кодексы (сборники кодифицированного законодательства) совершенно не похожи на свои континентальные аналоги, поскольку содержат консолидацию не только законов, но и судебных постановлений.

Нормы, содержащие ответственность за налоговые правонарушения, равно как и нормы, описывающие данные правонарушения на федеральном уровне, содержатся в США в основном и единственном «налоговом законе» страны -Кодексе внутренних доходов США. Нормы Кодекса свободно применяются как специализированными судами США (в том числе Налоговым судом США), так и судами общей юрисдикции. Ответственность за налоговые правонарушения, предусмотренная Кодексом внутренних доходов США, в советском и российском праве характеризуется, как административная, уголовная и имущественная. В США разделения на данные виды ответственности или хотя бы их текстуальное разделение в рамках разных норм Кодексом внутренних доходов не предусматривается.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/dokazatelstva-v-nalogovom-spore/

Нормативные акты

1. URL: #»#»>www.ustaxcourt.gov.

12. Конституционное право зарубежных стран: Учебник / Под ред. М. В. Баглая. М., 2004, с. 829.

13. Гражданский процесс зарубежных стран / Пучинский В.К.; Под ред.: Безбах В.В. — М.: Зерцало, 2007. — 520 c.

14. Фридман Л. Введение в американское право. М., 1993, с. 439.