Реформаторские идеи и государственная деятельность М.Т. Лорис-Меликова

Курсовая работа
  • проследить путь развития и становления Лорис-Меликова;
  • оценить его наследие, как военного и государственного деятеля;
  • проанализировать его роль в ключевых исторических событиях того времени;
  • оценить место Лорис-Меликова в истории России.
  • 1.1 От поручика до генерала

    Граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов родился в Тифлисе в семье состоятельного армянина, ведшего обширную торговлю с Лейпцигом. Один из его предков, князь Мелик-Назар, в XVI веке владел городом Лори и получил от персидского шаха Аббаса в 1602 году фирман, или охранную грамоту, подтверждавшую древние права его на этот город и одноименную губернию, причём сам Назар принял ислам, или как говорили в то время, магометанство. Позднее его потомки вернулись в лоно Армянской церкви и были наследственными приставами и князьями Лорийской степи. Лорис-Мелики входили в состав высшего грузинского дворянства и были внесены в VI часть родословной книги Тифлисской губернии [1. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. — СПб, 2002. С. 428-432.].

    В 1836 году Михаил был определен в московский Лазаревский институт восточных языков, откуда был исключён за мелкое хулиганство [. См.: Там же.]. С 1841 года учился в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге, в котором в свое время учились Лермонтов, Мусоргский и многие другие именитые деятели России. В 1843 году Лорис-Меликов выпущен был корнетом в лейб-гвардии гродненский гусарский полк, где прослужил четыре года.

    В 1847 году по собственной просьбе был переведен на Кавказ, где проявил себя в нескольких экспедициях в Чечне и Дагестане, был удостоен множества наград. «Удачно проходили военные действия русских войск на кавказском фронте. Во главе их был поставлен брат Александра II Михаил Николаевич, но фактическое командование осуществлял генерал М.Т. ЛорисМеликов. Здесь русская армия насчитывала 70 тысяч человек, турецкая — 55 тысяч. Попытка турецкого командования через свою агентуру поднять восстание в тылу русских войск (в Чечне и Дагестане) потерпела неудачу»[. Федоров, В.А., История России, 1861 — 1917/В.А.Федоров. — Москва: Высшая школа, 2000. С. 197.].

    В 1851 году он участвовал в большой зимней экспедиции на левом фланге Кавказской линии в Большой Чечне, против известного Хаджи-Мурата. С весны того же года находился на правом фланге линии при возведении укрепления на реке Белой и отражениях сил Мегмет-Аминя и за отличия в военных действиях был произведён в ротмистры.

    12 стр., 5957 слов

    Судебная реформа 1864 года в России

    ... другие образованные страны» Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России. 1989.. Как видно, кризисное состояние государственного механизма России стало очевидным. Это явилось необходимой ... опубликованы и разосланы для отзывов в судебные учреждения, университеты, известным зарубежным юристам и легли в основу новых судебных уставов. Лагерь противников реформ возглавили начальник ...

    Во время Восточной войны с Турцией враждебно настроенные к России горские племена стали совершать набеги по всей линии фронта. Для прекращения этих набегов при Куринском укреплении, под начальством князя Барятинского, был собран особый отряд, при котором находился и Лорис-Меликов. Отряд двинулся на реку Мичик и аул Иста-су, причем Михаил Тариелович не раз отличался в делах с горцами, сильно наседавшими на русский отряд, и был произведён в полковники.

    После этого он перешёл в состав войск, действовавших на Кавказско-турецкой границе против турок, и отличился в двух известных сражениях — при Баяндуре и Башкадыкларе, в которых было нанесено сильное поражение турецким войскам под начальством Абди-паши. Лорис-Меликов был при этом повторно награждён золотой саблей с надписью «За храбрость». В 1854 году ему было поручено сформировать отдельную команду охотников, состоявшую из армян, грузин, курдов и других кавказских народов (здесь, как и во многом другом, Лорис-Меликову помогало знание нескольких восточных языков).

    Затем, находясь в отряде генерал-лейтенанта князя Бебутова и будучи постоянно в авангарде, Михаил Тариелович делал нападения на турецкую кавалерию и 13 апреля 1855 года нанёс ей большой урон (за это получил орден св. Владимира 4-й степени с бантом).

    Затем участвовал в сражении при Курюк-Дара, в котором князь Василий Осипович Бебутов разбил шестидесяти тысячный турецкий корпус. В августе 1855 года Лорис-Меликов был назначен состоящим по особым поручениям при новом главнокомандующем графе Николае Николаевиче Муравьёве. Продолжая по-прежнему командовать охотниками, Михаил Тариелович осматривал дороги, ведущие к крепости Карсу, и зорко следил за неприятелем при обложении этой сильной крепости. По взятии Карса он был назначен начальником Карской области и в продолжение девятимесячного управления ею приобрел всеобщее расположение обывателей своим благоразумным управлением.

    После возвращения Карса туркам по условиям заключенного в 1856 году Парижского мира, Лорис-Меликов был произведён 4 августа в генерал-майоры, а затем в 1858 году назначен начальником войск в Абхазии и инспектором линейных батальонов Кутаисского генерал-губернаторства. Список генералам по старшинству на 1886 год. СПб, 1886. В это время по его распоряжению было заложено укрепление Цебельды для защиты от нападения горцев и для прекращения контрабандной торговли горцев, путем которой они преимущественно приобретали себе огнестрельное оружие, порох и все необходимые военные припасы [. Военная энциклопедия / Под ред. В. Ф. Новицкого и др. — СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911-1915. — Т.15. C. 245.].

    В 1859 году Лорис-Меликов был командирован в Турцию, где вел переговоры о принятии в пределы азиатской Турции горцев-переселенцев из Терской области, по выполнении этого задания он получил орден св. Станислава 1-й степени. военный административный меликов империя

    В 1861 году Лорис-Меликов был сделан военным начальником южного Дагестана и Дербентским градоначальником, а в 1863 году — начальником Терской области. Здесь он пробыл почти 10 лет, проявив блестящие административные способности: в несколько лет он так хорошо подготовил население к восприятию гражданственности, что уже в 1869 году оказалось возможным установить управление областью на основании общего губернского учреждения и даже ввести в действие судебные уставы императора Александра II.

    7 стр., 3019 слов

    Чечня в период гражданской войны 1918-1920 гг

    ... и на его основе на короткое время была создана Горская АССР. 1. Чечня в период гражданской войны 1910-1920 ... которые вырвали из рядов Белой армии на Кавказе до 50% ее состава. Одним из ... шейхом Узун-Хаджи [4] . В сентябре 1920 года Нажмутдин Гоцинский и внук имама Шамиля Саид-Бей поднимают ... в отрядах мятежников инструкторов турок и англичан. Советское командование на подавление мятежа направляет полк ...

    Особую заботливость проявлял Лорис-Меликов о народном образовании: число учебных заведений из нескольких десятков возросло при нем до трехсот. На его личные средства было учреждено во Владикавказе ремесленное училище, носящее его имя.

    Подготовка к войне с Турцией сделала необходимым формирование особого корпуса войск для действия против турок в Малой Азии. Начальство над этим корпусом было вверено Лорис-Меликову. Он вступил 12 апреля 1877 года в пределы Турции четырьмя колоннами и 5-6 мая штурмом овладел Ардаганом, за что был награждён орденом св. Георгия 3-й степени. После этого он быстро подошёл к Карсу, гораздо лучше и сильнее укрепленному, нежели в Крымскую войну, и послал генерала Тергукасова с отрядом к Эрзеруму. В это время турецкие войска под начальством Мухтара-паши подошли к подошвам хребта Саганлуг к селению Зевин (на пути из Карса в Эрзерум), намереваясь спуститься к Карсу. Не желая допустить турок до этого, Лорис-Меликов атаковал их в начале июня.

    Начало сражения было для русских благоприятно, но турки вовремя получили большие подкрепления, и русские войска, встретив на пути большой овраг, понесли значительные потери и принуждены были отступить от Зевина. Мухтар-паша поставил часть своих сил на Аладжинских высотах, на отрогах Кара-Дага. Лорис-Меликов получил, в свою очередь, подкрепления в ночь на 28 июня 1877 г., отошёл из-под Карса и, совершив обход, 20—22 сентября атаковал неприятеля на высотах Аладжи с фронта и тыла и нанёс им полное поражение, взяв в плен более 7 тысяч турок. Затем соединенные силы Мухтара- и Измаила-пашей снова разбиты были Лорис-Меликовым в Авлияр-Аладжинском сражении 2 и 3 октября и при Деве-Бойну 23 октября. За эти победы Лорис-Меликов удостоился получить орден св. Георгия 2-й степени.

    После указанных сражений Лорис-Меликов обратился к Карсу, считавшемуся неприступным. Подойдя к крепости, он немедленно ночью с 5 на 6 ноября двинулся на штурм и овладел Карсом, взяв в плен 17 тысяч турок и 303 орудия. За взятие Карса Лорис был награждён орденом св. Владимира 1-й степени с мечами. Овладев Карсом, Лорис-Меликов этой же зимой начал блокаду Эрзерума. Благодаря доверию к Лорис-Меликову местного населения и подрядчиков он даже на неприятельской территории вёл войну на кредитные деньги и рассчитывался с местным населением в российских рублях, чем доставил казне сбережение в несколько десятков миллионов.

    Русско-турецкая война 1877-78 гг. сделала прежде малоизвестного кавказского генерала популярным в глазах широкой российской общественности, а предыдущие заслуги Лорис-Меликова на административном поприще открыли для него новые горизонты работы уже в качестве не столько военного, сколько государственного деятеля в масштабах всей империи. Вместе с тем, на фоне активизации народнического движения в России необходима была новая политическая фигура, способная своим авторитетом руководить не только репрессивно-силовыми мерами (зачастую приводившими к контрпродуктивным результатам в борьбе против революционеров), но и влиять на общественное мнение более либеральными и привлекательными шагами по улучшению ситуации в стране. При последовавшем заключении мира с Турцией, именным Высочайшим указом от 29 апреля 1878 года командовавший действующим корпусом кавказской армии, генерал-адъютант, генерал от кавалерии Михаил Тариелович Лорис-Меликов за боевые достоинства был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство и назначен состоящим в распоряжении главнокомандующего на Кавказе великого князя Михаила Николаевича.

    8 стр., 3906 слов

    Внутренняя и конвойная стража Российской империи

    ... В 1858 году численность Отдельного корпуса внутренней стражи составляла 3141 офицеров и генералов, 180236 унтер-офицеров и солдат. Либеральные реформы судебно - полицейской системы Российской империи 1862-1864 годов непосредственно коснулись ...

    1.2 Генерал-губернаторство

    В январе 1879 года, когда в Ветлянке, близ Астрахани, разбушевалась чума, Лорис-Меликов был назначен временным астраханским, саратовским и самарским генерал-губернатором. Ввиду серьезности сложившейся ситуации, он был наделен неограниченными полномочиями.

    Лорис-Меликов оцепил четвёртым кордоном всю Астраханскую губернию, во избежание распространения чумы. Несмотря на опасность, он лично был в Ветлянке, осматривал кордоны. Когда 27 января Лорис-Меликов прибыл в Царицын, эпидемия уже сходила на нет, отчасти благодаря крайне суровым карантинным мерам, принятым самим населением зачумленных станиц, так что Лорис-Меликову оставалось лишь предупредить ее возобновление путем улучшения местных санитарных условий.

    Вскоре после прекращения чумы он имел возможность представить и об уничтожении временного своего генерал-губернаторства, причём оказалось, что из отпущенных в его распоряжение четырёх миллионов рублей для борьбы с чумою было израсходовано не более трехсот тысяч рублей. За эту деятельность Лорис-Меликов был удостоен ордена св. Александра Невского.

    «Лорис-Меликов поразил воображение жителей края не только своей деловитостью и энергией, но и поведением в быту. Образ жизни его был, по определению городского головы Царицына Н. Мельникова, спартанский, более простой и скромный, чем у многих генералов, камергеров, чиновников из его свиты. На приемах у генерал-губернатора не было излишеств — самый простой обед лишь с неизменным кахетинским вином, которое граф всегда возил с собой. Больная печень Михаила Тариеловича являлась отчасти следствием этого пристрастия. Поведение генерал-губернатора, было проще и демократичнее, чем у многих военных и гражданских чинов из его свиты. Они захватили лучшие квартиры в городе, потеснив, а то и вовсе вытеснив их хозяев. Приезжие из столицы чувствовали себя подлинными хозяевами в городе. Впрочем, горожане на них не жаловались, а занятый повседневными заботами Лорис-Меликов обращал внимание только на выполнение своих поручений. Сам облик генерал-губернатора был необычным и запоминающимся: Михаил Тариелович носил партикулярное платье — простой длиннополый драповый сюртук, с шашкой (черкесской) наперевес, мягкие кавказские чувяки. Хорошо продуманный образ генерал-губернатора сочетал в себе черты военного и гражданского начальника. Н. Вучетич упоминает и Георгиевский крест в петлице. Среди орденов Лорис-Меликова были, как говорилось, ордена Святого Георгия II и III степени. Он сделался отнюдь не только «идолом русских торговцев», но приобрел добрую славу среди самых широких слоев местного населения. По-своему переиначив непривычное для русского слуха отчество, здесь его называли так же, как и его солдаты на войне — Михаил Тарелкович. По справедливому замечанию петербургского журналиста, свидетеля растущей популярности Лорис-Меликова, в исторические моменты, подобные сложившемуся в Поволжье, «толпе нужен кумир». И надо признать, что на роль кумира Лорис-Меликов в ту пору годился более чем кто-либо.

    14 стр., 6509 слов

    Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации

    ... соответствующих должностных лиц. исполнительная власть субъектов РФ представляет собой систему органов самих субъектов. Данная работа описывает основные понятия, структуру, систему, исполнительной власти Российской Федерации. Объектом рассмотрения являются все органы исполнительной власти Российской Федерации. Предметом ...

    Память о двухмесячном пребывании Лорис-Меликова в Волжском крае сохранилась здесь на многие годы, и не только потому, что связывалась с чрезвычайными событиями. Российская провинция узрела новый для нее тип начальника — деятельного, энергичного, смелого в решениях, требовательного к их исполнению, твердого в своих обещаниях. Подданные империи едва ли не впервые столкнулись с представителем власти, пытавшимся разобраться в их нуждах, проникнуть в их заботы и помочь их разрешению. После отъезда генерал-губернатора многое вернулось «на круги своя» — вновь воцарилась русская расхлябанность, бюрократическая волокита, равнодушие и безответственность властей, и неисполнение принятых решений. Но население уже узнало, что власть может быть иной — такой, как при Лорис-Меликове. В период его пребывания в Поволжье, по наблюдению столичного корреспондента, «в темной массе создалась картина будущего». Родной волжский город представал в ее воображении «умытый водопроводом, с мостовой, освещенный газом, обвитый образцовой набережной, лишенный стоков заразы, глубоких оврагов — всех приютов горя, нищеты, болезней. Все это на настоящую жизнь заставляло смотреть по-другому, чем прежде…

    Для самого графа командировка в низовье Волги расширила его представления о российской действительности. Пребывание здесь было для него, человека военного, хорошо знавшего Кавказ, первым знакомством со среднерусской «глубинкой». За два месяца он узнал о российской провинции больше, чем за все предыдущие годы: эпидемия обнажила и обострила множество социально-экономических проблем, самым тесным образом связанных с политикой. Ранее он задумывался о них несколько отвлеченно, узнавая об их существовании из печати, разговоров с людьми более осведомленными: Д.А. Милютиным и А.А. Абазой, П.А. Валуевым, А.И. Кошелевым.

    Теперь он воочию, на практике убеждался в необходимости многое в русской жизни изменить и перестроить. Он видел в действии органы самоуправления. Кроме 70 врачей, присланных в край, около пятидесяти были земскими врачами-добровольцами, приехавшими на эпидемию из разных губерний. Он убедился, что на местах, в глухой провинции, немало «сведущих» — опытных и энергичных деятелей из дворян, купцов и крестьян, способных поддержать любое здравое дело, идущее на пользу родному краю. Вряд ли мысль о привлечении их к управлению уже утвердилась в нем, но он, несомненно, опирался и на эти свои астраханско-царицынские впечатления, когда вплотную стал ее обдумывать» [1. Итенберг, Б.С., Граф М.Т.Лорис-Меликов и его современники/ Б.С.Итенберг. — Москва: Центрполиграф, 2004. С. 68-69.].

    В это же время в стране была напряженная ситуация. Террористическая угроза нарастала с каждым днем. 2 апреля 1879 года произошло неслыханное происшествие: член подпольной организации «Земля и воля» Александр Соловьев стрелял в Петербурге в императора Александра II. Отныне ситуация стала чрезвычайно серьезной, требовались кардинальные меры. Возвращение Лорис-Меликова в Петербург совпало с учреждением особых временных генерал-губернаторов (Европейская Россия была разделена на шесть генерал-губернаторств), снабженных почти безграничными полномочиями, для искоренения в государстве крамолы (терроризма), проявившейся во многих частях Империи целым рядом преступных действий.

    7 апреля 1879 года Михаил Тариелович был назначен временным генерал-губернатором Харьковской губернии, где незадолго перед этим был убит губернатор князь Дмитрий Николаевич Кропоткин. В состав Харьковского генерал-губернаторства, куда получил назначение Лорис-Меликов, входили шесть губерний: Полтавская, Черниговская, Курская, Воронежская, Орловская и, собственно, Харьковская. Выбор Харькова как административного центра генерал-губернаторства был не случаен. Он являлся одним из крупнейших городов империи, основанным в 1656 г. казаками в качестве крепости для защиты южных рубежей России от Крымского ханства. В первой половине XIX века в Харькове появились промышленные предприятия, число которых умножилось после начала проведения крестьянской реформы. В числе первых и лучших университетов был харьковский, основанный в 1805 году.

    7 стр., 3398 слов

    Революция 1917 года в Казахстане. Установление советской власти

    ... советской властью. Процесс установления советской власти в Казахстане проходил неравномерно и неодинаково. Он имел ряд особенностей, обусловленных социально-экономическим развитием региона, расстановкой политических сил. В ряде районов края установление Советской власти носило затяжной и кровопролитный характер, в ...

    Но Харьков в тот период в общественном мнении больше воспринимался как один из центров радикального и либерального движений. Местное общество с настороженностью встретило генерал-губернатора, ожидая, какие шаги он предпримет для ограждения государственного порядка и общественного спокойствия от нарушения их злоумышленниками.

    Прибывший 20 апреля 1879 г. в Харьков генерал-губернатор недолго томил ожиданием общество. Последовали первые распоряжения и конкретные действия, которые вызвали успокоение, а затем и желание со стороны «конструктивных» кругов оказать всемерное содействие в начинаниях Лорис-Меликова.

    В то время, когда в иных местах генерал-губернаторы приступили к тотальной «зачистке» вверенных им территорий и от «бомбометателей», и от либерально настроенной интеллигенции, Лорис-Меликов нашел свой метод в выполнении той задачи, для которой он был назначен в Харьков.

    Лорис-Меликов, устроив званый обед для отъезжавшего из города бывшего начальника округа Минквица, дал понять присутствующим, что никак не собирается затрагивать «механизм самоуправления», наоборот, стремится создать благоприятные условия для его самостоятельности и дальнейшего развития. Но это станет возможным только при условии искоренения террора, установления взаимного доверия между правительством и земствами, и вообще всем мыслящим обществом.

    Безусловно, генерал Лорис-Меликов не скрывал своего решительного намерения «очистить» подвластную ему территорию от государственных преступников, имея в виду тех, кто с помощью террора пытался сознательно дестабилизировать ситуацию в стране. Одновременно он удалял из управления тех чиновников, которые своими действиями отдаляли от власти «конструктивные» силы, превращая их в непримиримую оппозицию. Граф справедливо полагал, что в конкретных условиях того времени, когда в России создавались благоприятные условия для формирования основ гражданского общества, нельзя было позволить террористам расшатать политическую систему в империи. Его главным достижением стало то, что он превратил общество в своего союзника в утверждении правопорядка и в борьбе с нигилизмом [. Итенберг, Б.С., Граф М.Т.Лорис-Меликов и его современники/ Б.С.Итенберг. — Москва: Центрполиграф, 2004. C. 176.].

    Михаил Тариелович поднял авторитет власти настолько высоко, что искоренил само намерение дестабилизировать ситуацию в генерал-губернаторстве. Он поддержал высокое значение судебной власти и прокурорского надзора и в оплату за это нашел в обоих институтах ревностных и добросовестных себе помощников и соучастников. В течение всего времени его управления в Харькове не было даже ни одного случая обыкновенного нарушения общественного порядка.

    14 стр., 6677 слов

    Президент РФ и законодательная власть

    ... приоритетное положение, более того, господствующее положение в системе органов государственной власти принадлежит Президенту. 1. Законодательная власть 1.1 Органы законодательной власти Законодательную власть в России представляет только Федеральное Собрание Российской Федерации - ...

    Уже первые его полицейские меры, носившие чисто профилактический характер, были лояльно восприняты обывателями. В Харькове действовал военно-окружной суд, в котором судили, однако, не упрощенно, а строго в соответствии с буквой закона. Были ликвидированы центральные каторжные тюрьмы (централы), находившиеся в Харьковском генерал-губернаторстве.

    Однако борьба по «искоренению крамолы» занимала далеко не самое главное место в деятельности графа. Им проводились мероприятия, которые меняли в лучшую сторону облик городов и жизнь населения. Существенно улучшилось санитарное состояние населенных пунктов, предпринимались меры по недопущению опасных эпидемических заболеваний, пожаров, преступлений на бытовой почве.

    Многочисленные источники свидетельствуют, что доверие к власти восстановилось настолько, что харьковское генерал-губернаторство было поставлено в ряду самых спокойных и «благонадежных» областей империи. В ноябре 1879 г. по пути из Ливадии в столицу в Харькове сделал остановку Александр II. Хорошо информированный о положении дел в генерал-губернаторстве, император высоко оценил административный талант Лорис-Меликова. Он отметил, что деятельность графа вполне соответствует его видам и намерениям.

    Впоследствии благодарное харьковское общество возвело в городе Триумфальную арку с надписью: «Победителю Карса, чумы и всех сердец». Кроме того, Харьковское, Полтавское и Елецкое городские общества ходатайствовали перед Александром II о присвоении Михаилу Тариеловичу звания почетного гражданина указанных городов. По Высочайшему соизволению от 25 апреля и 2 мая 1880 г. эти звания были присвоены.

    2.1 Во главе Верховной распорядительной комиссии

    Либерально настроенные чиновники не раз внушали Александру II Освободителю идею логически завершить Великие реформы путем введения в стране представительного органа. Но как только император проявлял не­значительные признаки внимания к данной проблеме, так очередной гром­кий теракт революционеров, игравший на руку сторонникам сохранения абсолютизма, отвращал его от самой мысли о конституции.

    Наступившая в конце 1879 г. на некоторое время стабилизация в стране позволила императору вновь задуматься о реформировании «верховной власти». В декабре 1879 г., а затем в январе следующего года вопрос о представительстве тайно обсуждался по почину самого императора на Особом совещании. Внимание тогда привлекли проекты Валуева и великого князя Константина Николаевича. На последнем заседании в конце января 1880 г. решено было обсуждение отложить.

    5 февраля грянул взрыв в Зимнем дворце, организованный Исполнительным Комитетом «Народной воли». Император не пострадал, но 11 солдат лейб-гвардии Финляндского полка, несшего караул во дворце, было убито, а 56 — ранено. Можно представить, как воспринял эту террористическую акцию боевой генерал Лорис-Меликов, оберегавший солдатские жизни на войне и столкнувшийся с гибелью воинов в самом центре империи — в столице, в царском дворце. Он назовет действия революционеров «преступными, позорящими наше общество».

    Собрав своих министров, император заявил, что считает неизбежным принятие исключительных мер, в числе которых предусматривалось создать особое учреждение — Верховную распорядительную комиссию. Имея чрезвычайные полномочия, в том числе и некоторые права верховной власти, комиссия должна была наряду с нейтрализацией радикалов найти способ выхода из политического кризиса. Главой Верховной распорядительной комиссии император назначил генерал-лейтенанта М.Т. Лорис-Меликова, подчинив ему все административные власти, включая министров.

    5 стр., 2334 слов

    Верховна рада україни реферат право

    ... концепции разделения власти выводы и предложения таких временных следственных комиссий не являются для решающими для следствия и суда. В соответствии с Регламентом Верховной Рады (документом о ... Украина стала суверенным государством, ориентированным на национальные цели и интересы, на право народа Украины самому создавать свое государство, придерживаясь общепризнанных мировой общественности принципов ...

    В первой части Указа о создании Верховной распорядительной комиссии говорилось о необходимости положить «предел беспрерывно повторяющимся покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок».

    Указ состоял из одиннадцати пунктов. Первые пункты носили организационный характер (создание Комиссии, ее состав, назначение председателя).

    В следующих пунктах рассматривались функции ВРК. Как видно из Указа — основная задача Комиссии — организация борьбы с революционным движением. Председателю ВРК Лорис-Меликову давались широкие полномочия — права главноначальствующего в Санкт-Петербурге и его окрестностях, с непосредственным подчинением столичного градоначальника. Упразднялась должность петербургского генерал-губернатора. На Лорис-Меликова возлагалось «верховное направление» дел по государственным преступлениям. Все требования начальника Верховной распорядительной Комиссии подлежали немедленному исполнению всеми должностными лицами и ведомствами, не исключая и военного. Руководитель ВРК имел право «делать все распоряжения и принимать все меры для охранения государственного порядка и общественного спокойствия, как в Санкт-Петербурге, так и в других местностях империи».

    Создание Комиссии и ее полномочия по существу ставили III Отделение собственной его императорского величества канцелярии в подчиненное Комиссии положение [. Колпакиди А., Север А. Спецслужбы Российской империи. — М.: Яуза Эксмо, 2010. С. 256.]. Военный министр Д.А.Милютин, беседовавший с Лорис-Меликовым 10 февраля, писал о своем впечатлении от этого разговора: «Граф Лорис-Меликов понял свою новую роль не в значении только председателя следственной Комиссии, а в смысле диктатора, которому как бы подчиняются все власти, все министры».

    Как выяснилось в дальнейшем, Милютин был прав. В ходе работы комиссии, Лорис-Меликов понимал свои задачи весьма широко. Помимо непосредственной борьбы с противоправительственной деятельностью, он полагал, что Комиссия должна выработать систему мер, которые могли бы нормализовать положение в стране и успокоить общество. Что касается личности Лорис-Меликова, то она как нельзя более подходила для выполнения поставленных перед Комиссией задач. Он отличался крайней ответственностью, преданностью своему делу и трудолюбием, пользовался большим доверием императора (их общение в этот период было практически ежедневным).

    После назначения, Лорис-Меликов отбросил колебания, свойственные царю-реформатору, и приступил к решительным мерам по умиротворению империи. Но не только и не столько репрессивными методами, сколько попыткой сплотить все «благомыслящие» силы общества с властью. Намерения «диктатора» были четко обозначены 15 февраля, когда в «Правительственном вестнике» появилось его воззвание «К жителям столицы». В нем Лорис-Меликов обещает не останавливаться ни перед какими строгими мерами для наказания преступных действий, с одной стороны, а с другой — успокоить и оградить законные интересы благомыслящего общества.

    12 стр., 5818 слов

    По конституционному праву зарубежных стран Тема Общая характеристика ...

    ... и статус человека и гражданина по конституции Греции 1.1 Основы конституционного строя Греции Порядок, при котором соблюдаются права и свободы человека и гражданина, а государство действует в соответствии ...

    26 февраля 1880г. Лорис-Меликов подает Александру II «Всеподданнейший доклад», основная мысль которого сводилась к необходимости объединения всех полицейских властей. Он считал это «единственным верным путем для достижения успехов в мерах против крамолы». Лорис-Меликов писал, что разрозненные действия правительственных лиц и учреждений — «одна из главнейших причин» неуспеха в борьбе с революционными силами». Царь выразил согласие с Лорис-Меликовым.

    Созданное как одно из отделений собственной его императорского величества канцелярии, III Отделение подчинялось непосредственно императору. В то время существовало Министерство внутренних дел и внутри этого Министерства — Департамент полиции Исполнительной. Не было четкого разграничения полномочий в деле руководства полицией на местах. Такое положение приводило к соперничеству между МВД и III Отделением, что также не могло не отражаться на эффективности и авторитете полицейских служб. За указом о временном подчинении III Отделения ВРК уже на следующий день последовало новое «высочайшее» повеление, в соответствии с которым и Отдельный корпус жандармов также был «временно» подчинен Верховной распорядительной комиссии.

    11 апреля 1880 года Лорис-Меликов передал Александру II всеподданнейший доклад, который был программой дальнейших мероприятий ВРК для решения поставленных перед ней задач. В первой части докладной записки говорилось о том, что успела сделать Комиссия (координация деятельности жандармских органов и полиции, ускорение процессов рассмотрения дознаний по политическим делам, урегулирование вопроса административной ссылки и т.д.).

    Далее в докладе отмечалось, что для вывода страны из кризиса необходимо провести реформы, касающиеся различных сторон общественной жизни России. В части, касающейся «охранения государственного порядка и общественного спокойствия», предлагаемая программа состояла из пяти пунктов.

    Примечательно, что эта часть доклада была наиболее внимательно прочитана Александром II, некоторые абзацы были отмечены карандашом с пометкой «да». В первом пункте Лорис-Меликов предлагал «идти твердо и решительно в деле преследования злоумышленников, но не смешивать с ними людей, виновных лишь в проступках, не имеющих прямого отношения к социально-революционным проявлениям».

    Во втором пункте указывалось, что следует всемерно стремиться к установлению полного единства действия всех органов правительственной власти, призванных к борьбе с преступными лжеучениями, к объединению, сосредоточению и усилению деятельности разного рода полиций (городской, уездной, жандармской и сыскной).

    В третьем пункте Лорис-Меликов особо подчеркивал, что необходимо «стремиться к возвращению от чрезвычайных мер к законному течению дела».

    Два последних пункта содержали перечень предлагавшихся конкретных мер по нормализации общественных отношений, подчеркивалась необходимость «побудить правительственные учреждения и лица к более внимательному отношению к выразившимся насущным потребностям населения и его представителям». Говорилось также о пересмотре паспортной системы облегчении крестьянских переселений, преобразовании губернских административных учреждений, установлении отношений нанимателей к рабочим и т.д.

    Хотя предложения Лорис-Меликова, на первый взгляд, имели ограниченный характер, но уже сама постановка вопроса о том, что в настоящий период нельзя ограничиваться только карательными и полицейскими мерами, а необходимо проводить определенные преобразования, указывала на серьезность, намерений председателя Комиссии. В конце доклада Лорис-Меликов отмечал, что разработка предлагаемых мероприятий «будет составлять предмет заботливости подлежащих министров и других высших установлений», но «возбуждение вопросов», очерченных в программе и. обсуждение «своевременности предложенных с этой целью мер должно входить в круг деятельности Верховной распорядительной Комиссии».

    Благодаря реформе политического сыска Лорис-Меликов добился серьезных успехов: во второй половине 1880 — начале 1881 года были арестованы лидеры «Народной воли». В то же время Лорис-Меликов счел нужным пойти на некоторые уступки обществу, с тем, чтобы привлечь на сторону правительства его «благомыслящую часть». Он провел ряд мер, смягчавших цензуру печати и произвол местной администрации в отношении земских органов [. Борисов, Н.С., Ключ к истории Отечества: Пособие для абитуриентов/ Н.С.Борисов, А.А.Левандовский, Ю.А .Щетинов. — Москва: Изд-во Московского ун-та, 1993. C. 34.].

    Выполнить программу Лорис-Меликова ВРК однако не успела. Летом 1880 года Лорис-Меликов сам поставил перед Александром II вопрос о целесообразности существования ВРК. 26 июля 1880 года он представил Александру II новый всеподданнейший доклад, в котором подвел итоги проделанной Комиссией работы, отметил «некоторые благоприятные явления, свидетельствующие о заметном успокоении умов», считая, однако, что «вредные для государственного строя проявления социальных учений могут быть парализованы не в короткий срок…». В докладе указывалось, что Комиссия «не может быть тем постоянным, в государственном строе органом, который имел бы назначение не только создать, но и поддерживать прочное объединение правительственных сил для борьбы с крамолою… деятельность ее, как и всякой исключительной власти, не должна быть продолжительною…» [. Хрестоматия по истории СССР, 1861 — 1917: Учеб. пособие для пед. ун-тов по спец. «История» / Сост. В.Ф.Антонов [и др.]; Под общ. ред. В.Г.Тюкавкина. — Москва: Просвещение, 1990. C. 188.].

    Доклад Лорис-Меликова от 24 июля 1880 г. был одобрен императором.

    6 августа был подписан Указ о ликвидации Верховной распорядительной комиссии. В нем говорилось, что «ближайшая цель учреждения Комиссии — объединение действий всех властей для борьбы с крамолой, настолько уже достигнута, что дальнейшие указания наши по охранению государственного порядка и общественного спокойствия могут быть проводимы в общеустановленном законом порядке, с некоторым расширением круга ведения Министерства внутренних дел». В связи с этим указом III Отделение упразднялось, а его функции переходили к новому учреждению, создаваемому этим указом — Департаменту государственной полиции в составе Министерства внутренних дел. «Впредь до возможности полного слияния высшего заведования полицией в одно учреждение упомянутого Министерства»[ . Перегудова, З.И., Политический сыск в России (1880-1917 гг.): Москва: РОССПЭН. 2000. С. 243.].

    2.2 «Конституция» Лорис-Меликова

    После упразднения Верховной распорядительной Комиссии Лорис-Меликов занял пост министра внутренних дел. В качестве министра он продолжал прежнюю политику, заключавшуюся в некотором ослаблении гнета цензуры, в подготовке мер, имевших в виду улучшение экономического положения народа, в сочувственном отношении к органам самоуправления 1. Муромцев С. А. В первые дни министерства гр. М. Т. Лорис-Меликова : Записка о полит. состоянии России весной 1880 г. / [Сост. С. Муромцевым при участии А. И. Чупрова, В. Ю. Скалона и др.]. — Berlin: B. Behr’s Buchh. (E. Bock), 1881 (P. Stankiewicz Burchdr.).

    — [2], С. 15..

    Пригласив к себе редакторов либеральных изданий, Лорис-Меликов заверил их, что они получили возможность обсуждать мероприятия правительства, однако просил не волновать умы мечтаниями о каких-либо представительных собраниях, речь может идти лишь о том, что земства будут пользоваться правами, предоставленными им законом, и выяснять нужды и желания населения разных губерний. Результаты встречи не замедлили сказаться. Авторитет правительства Лорис-Меликова в глазах общества вырос.

    «Он проектировал понижение выкупных платежей, содействие крестьянам в покупке земли, облегчение условий переселения; успел провести отмену соляного налога. В видах выяснения народных нужд были предприняты сенаторские ревизии. Материал, собранный ревизиями, и свои проекты, Лорис-Меликов предполагал передать на рассмотрение особой комиссии, в состав которой должны были войти, кроме чиновников, выборные от губернских земств и некоторых городских дум. Этот план (Всеподданнейший доклад министра внутренних дел графа М.Т.Лорис-Меликова от 28 января 1881 года ) впоследствии стал известен под именем конституции Лорис-Меликова, хотя конституцией он не был, так как участие общественных деятелей допускалось лишь для вполне определенной задачи и только с совещательным голосом» [. Борисов, Н.С., Ключ к истории Отечества: Пособие для абитуриентов/ Н.С.Борисов, А.А.Левандовский, Ю.А .Щетинов. — Москва: Изд-во Московского ун-та, 1993. — С. 41.].

    Ревизующим сенаторам вменялось в обязанность собрать и выяснить факты, свидетельствующие как об экономическом положении крестьянского и фабричного населения и о влиянии на него правительственных мер, так и о настроении умов и о степени воздействия на них практиковавшихся правительством в борьбе с «неблагонадежными элементами общества» мероприятий, вроде административной высылки. Им предлагалось также постараться раскрыть «причину неуспеха деятельности земств», не скрывая, что такая причина может быть найдена в плохой организации земских выборов или в стеснении земств администрацией, и ставя вопрос, «может ли быть изыскана удобная форма для совместных суждений земств разных губерний по такими вопросам, которые бы требовали совокупных мер» [. Белоголовый Н. А. Воспоминания. // «Русская старина», 1889 г., № 9]. В качестве таких вопросов инструкция намечала борьбу с эпидемиями, эпизоотиями, вредными насекомыми, и устройство пограничных мостов и переправ.

    Из реформ экономического характера Лорис-Меликов успел провести только отмену соляного налога и повышение гильдейских пошлин. Ход преобразований тормозила борьба с революционной агитацией, не прекращавшаяся ни на одну минуту.

    В своем докладе царю Лорис-Меликов писал, что «Великие реформы» остались отчасти незаконченными и предлагал для их завершения организовать две комиссии — административно-хозяйственную и финансовую — для обсуждения законопроектов, которые затем будут рассматриваться обшей комиссией из выборных представителей земств и городов и лицами, назначенными правительством. Комиссия должна была собираться на срок не более двух месяцев, и затем одобренный ею законопроект передавался в Государственный совет, где уже лишних выборных представителей не было, а лишь приглашались 10-15 лиц, «обладавших особыми познаниями, опытностью и выдающимися способностями». Видное место в программе занимал закон о печати, для разработки которого создавалась специальная комиссия. Закон должен был устранить вызывавший особое недовольство цензурный произвол и ввести практику судебного разбирательства. Программа была рассчитана на 5-7 лет и должна была осуществляться при поддержке общества.

    Главным для Лорис-Меликова была либерализация общественного строя России, на которую далеко не сразу согласился и сам император Александр II. Эта идея коренных либеральных реформ полностью соответствовала характеру и политическим взглядам Лорис-Меликова, известного своим афоризмом «сила не в силе, сила в любви» — афоризма, который он постоянно в течение всей своей административной и политической деятельности пытался претворять в реальную практику.

    Александр II одобрил план и назначил его обсуждение на 4 марта. Исполнение этого плана могло бы предотвратить катастрофу 1 марта, но он держался в строгой тайне, и обществу известен не был. Великим князьям и наследникам, император заявил, что «сделан первый шаг к конституции» [. Упущенный шанс. М.Т. Лорис-Меликов и российские реформы / Главы из книги М.Палеолога «Роман Императора», Берлин, 1924 г.// Армянский вестник. — 1998. — №1. — С. 17.].

    1 марта 1881 г. группа террористов подстерегла царскую карету на берегу Екатерининского канала. Брошенная Н.И.Рысаковым бомба разворотила карету и поразила несколько человек из царского конвоя, но не задела царя. Однако бомба, брошенная И.И.Гриневицким, смертельно ранила царя и самого террориста.

    Убийство Александра II вызвало страх и растерянность в верхах. Ожидали уличных волнений. Сами народовольцы рассчитывали, что «крестьяне возьмутся за топоры». Но крестьяне восприняли акт цареубийства революционерами иначе: «Царя убили дворяне за то, что он дал мужикам волю» [. Федоров, В.А., История России, 1861 — 1917/В.А.Федоров. — Москва: Высшая школа, 2000. — С. 206.].

    Убийство императора Александра II оказалось роковым для либерального проекта реформ Лорис-Меликова, как впрочем, и для его карьеры на высшем государственном посту.

    «…В то время как врачи и слуги убирали еще тело покойного, граф Лорис-Меликов испрашивал царского решения по вопросу, не терпящего отлагательства. Он спрашивал у Александра III, должен ли он, согласно приказу, полученному им накануне, опубликовать в завтрашнем номере «Правительственного вестника» манифест, извещающий русский народ о преобразовании Государственного Совета и о вступлении на путь ограничения самодержавия народным представительством.

    Нимало не колеблясь, Александра III ответил: «Я всегда буду уважать волю своего отца. Пусть завтра манифест будет опубликован».

    Но в течение ночи министр внутренних дел получил приказ отложить печатание манифеста. Это было результатом тайного совещания собравшихся в Аничковом дворце реакционеров. Уступая страстным мольбам своих приближенных, Александр III неожиданно решил отложить исполнение отцовского завещания до тех пор, пока обстоятельства не позволят ему открыто отречься от него. Лишь пламенному красноречию его бывшего преподавателя, знаменитого обер-прокурора Святейшего Синода, фанатика неограниченного самодержавия Победоносцева удалось сломить сопротивление упрямого и набожного Александра III. Лорис-Меликов, получив этот приказ, с горечью сказал: «Несчастный! Он уничтожил собственную подпись»…» [. Упущенный шанс. М.Т. Лорис-Меликов и российские реформы / Главы из книги М.Палеолога «Роман Императора», Берлин, 1924 г.// Армянский вестник. — 1998. — №1. — С. 17.].

    Уже 8 марта 1881 г. состоялось заседание Совета министров. Оно началось с выступления графа С.Г. Строганова, заявившего, что предложения Лорис-Меликова приведут к передаче власти из рук самодержавной монархии. Его слова были подхвачены Александром III, заявившим, что он тоже опасается того, что это шаг к конституции. Затем на проект обрушился Победоносцев. Политику реформ, которая угрожала России введением конституции «по типу французских генеральных штатов», он объявил несостоятельной. Реформы 60-70-х гг., по его словам, дали свободу крестьянам, не установив над ними власть; земство — это говорильня, в которой орудуют люди «негодные и безответственные»; суд присяжных — говорильня адвокатов, к говорильне привела свобода печати. Фактически то, о чем говорил обер-прокурор Святейшего синода, было программой контрреформ. Недаром Дмитрий Алексеевич Милютин заметил в своем дневнике: «Многие из нас не могли скрыть нервного вздрагивания от некоторых фраз этого реакционера» [. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. — Москва: РОССПЭН, 2009. — С. 305.]. Несмотря на поддержку многих участников заседания, проект был отложен.

    Однако Лорис-Меликов, пользуясь тем, что по императорской формуле проект не был отвергнут, а отложен, предпринял еще одну попытку претворить в жизнь свою программу. 12 апреля он представил царю «всеподданнейший доклад», в котором реформе управления было уделено особое внимание. Министр предлагал обеспечить единство правительства и программы внутренней политики, иными словами, создать однородное правительство для обсуждения в Совете министров важнейших государственных вопросов и привлечения общественных представителей к предварительной разработке и выполнению реформ. Этому коллегиальному правительству надлежало объединить полицейские и жандармские органы в губерниях и подчинить их губернаторам; пересмотреть вопрос о земском и городском самоуправлении, расширив права местных городских и земских учреждений; отменить подушную подать и ввести налоги на всесословных, более справедливых основаниях. В целях совершенствования учебного процесса и развития грамотности предлагалось провести реформу высшей и средней школы, улучшить законодательство и печать.

    Снова и снова убеждал министр самодержца, что на прерогативы его власти эта мера не покушается: принципа самодержавия законосовещательное собрание призванных не затронет. Лорис-Меликов особо оговаривает, что обсуждению общественных представителей будут подлежать лишь хозяйственные и экономические меры, к совещаниям об изменениях в законе о печати или по поводу реорганизации полиции они привлекаться не будут.

    Думается, что доклад 12 апреля в этом смысле оказал на Александра III едва ли не большее воздействие, чем призывы Победоносцева и Каткова к решительным заявлениям и действиям.

    Лорис-Меликов, по сути, поставил нового, еще не коронованного императора перед безотлагательной необходимостью обозначить правительственную программу: или принять предложенную министром, предварительно в общих чертах одобренную Александром II, или заявить свою, «новую политику». Выбор Александр III уже сделал, предстояло лишь объявить о нем в подходящий момент, избежав эксцессов. Царь назначил на 21 апреля совещание, которое было вызвано весьма серьезными объяснениями Лорис-Меликова с Государем о необходимости, так или иначе, выйти из настоящей неизвестности и замкнутости. В признании этой необходимости позиции министра внутренних дел и обер-прокурора Синода совпали.

    20 апреля, съехавшись у министра финансов А.А. Абазы, Лорис-Меликов и военный министр более всего боялись, чтобы совещание не утонуло в частных вопросах: необходимо было определить судьбу проекта Лорис-Меликова и тем самым направление текущей политики. Они ожидали решительной схватки, и Лорис-Меликов, по словам Милютина, не предвидел «ничего хорошего» [. Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина. — Москва: РОССПЭН, 2009. С. 310.].

    21 апреля на совещании в Гатчине многие поддержали проект Лорис-Меликова. Такой исход совещания давал все основания либеральным администраторам для благоприятных выводов. Даже весьма осторожный и сдержанный в оценках Д.А. Милютин предположил, что «нынешнее совещание повлияет благотворно на направление мыслей молодого императора».

    Однако вскоре царь объявил о том, что намерен править с верой «в силу истинно самодержавной власти», которую будет «утверждать и охранять от всяких на нее поползновений». Это провозглашение основной задачей начавшегося царствования сохранения принципов самодержавной власти в чистоте и неприкосновенности закрывало путь любым политическим преобразованиям, в том числе и на самодержавие не покушавшимся.

    Манифест 29 апреля послужил сигналом к смене правительства и перегруппировке сил в «верхах». 30 апреля подал в отставку министр внутренних дел М.Т. Лорис-Меликов, вслед за ним — министр финансов А.А. Абаза и военный министр Д.А. Милютин. А.А. Сабуров был смещен с поста министра просвещения несколько ранее, а великий князь Константин Николаевич не только лишен должности главы морского ведомства, но и удален от двора вообще[. Итенберг, Б.С., Граф М.Т.Лорис-Меликов и его современники/ Б.С.Итенберг. — Москва: Центрполиграф, 2004. — С. 204.].

    Отставки либеральных администраторов были неизбежны — Лорис-Меликов и его соратники не годились для того, чтобы охранять самодержавную власть «от всяких на нее поползновений». Это были люди, убежденные, что вывести страну из кризиса, превратить в действительно великую державу может только «решительное движение вперед в смысле улучшения политического и экономического строя государства».

    Отстоять свою позицию они так и не смогли, но и не изменили ей, не предали ее. Со своих постов уходила блестящая плеяда государственных деятелей, политиков, администраторов, самой этой жизнью, казалось, призванных к ее преобразованию. Вместе с ними уходила и надежда на реформы «сверху» — мирным путем.