Абонентский договор (по статье 429. 4 ГК)

Реферат

И последний вопрос, по поводу которого нам снова придется обратиться к нашему Кодексу. Есть еще там самая таинственная статья — 429.4 — про абонентский договор , или иначе — названный договором с исполнением по требованию. Нельзя ли что-то выудить из самих названий? Ну, само слово «абонентский » единственное, что нам дает — так это указание на систематический , периодический характер требований и исполнений — ничего нового мы тут не видим. И рамочный договор, и договор о предоставлении опциона, и опционный договор — все они допускают возможность как однократного, так и систематического исполнения. Предварительный договор, кажется, сюда не подпадает; законодательство везде говорит об «основном договоре» в единственном числе, но нет, конечно, препятствий к заключению и такого предварительного договора, который один будет обязывать своих участников к заключению нескольких основных договоров. Со вторым вариантом названия — договор с исполнением по требованию — дело обстоит столь же неопределенно, ибо его тоже в полной мере можно применить ко всем другим тинам организационных договоров, которые мы рассмотрели. Как исполняется предварительный договор? По требованию одной из сторон.

Рамочный? — по заявкам (то есть — требованиям) одной из сторон; соглашение о предоставлении опциона? — с помощью односторонних актов-акцептов; опционный договор? — односторонними актами внесения покупной цены опциона. Да, конечно, акты акцепта и уплаты денег вряд ли можно счесть требованиями в общегражданском (обязательственном) смысле этого слова, но… а кто вам сказал, что когда законодатель в статье 429.4 писал про требования, он имел в виду именно этот, узко-юридический смысл данного термина? Единственное, что он точно хотел отразить в наименовании абонентского договора — так это указать на односторонний характер инициативы исполнения : будет такая инициатива проявлена — второй стороне деваться некуда, надо исполнять или принять во внимание вступление в новые договорные отношения. Все это есть во всех четырех типах прежде нами рассмотренных договоров.

Итак, оба варианта наименования статьи 429.4 — и «абонентский договор», и «договор с исполнением по требованию» — явно неудачны, ибо видовых (типических) признаков договора этого типа они не выделяют и не подчеркивают — только родовые. Почитаем его нормативную дефиницию. «Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных , в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом». …Ну, я даже не знаю, что здесь после такой дефиниции и сказать. Знаете, есть такое развлечение в детских журналах: рисуют рядом две почти идентичные картинки и предлагают: «Найдите 10 отличий». Вот и здесь: найдите 10 отличий цитированной нормы от только что рассмотренного «договорного зверя», обитающего в соседней клетке, — в статье 429.3. Не терминологических отличий — они-то, конечно, есть — а сущностных. Да что там 10! — три, два, да хотя бы одно — найдите!

5 стр., 2239 слов

Варшавский договор 1955 г

... сохранение в силе Североатлантического договора, парижских соглашений и Варшавского договора. Этими отличиями от Общеевропейского договора проект договора о безопасности в Европе ... делегацией СССР договоре - это обязательства государств-участников НАТО и ЗЕС, с одной стороны, и Варшавского договора, с другой,- ... от 23 октября 1954 г. и Варшавский договор от 14 мая 1955 г., но их участники должны взять ...

Впрочем, одно, кажется, и правда обнаруживается, да? Смотрите: в пункте 2 статьи 429.3 говорится, что плата по опционному договору вносится «за право заявить» требование, им предусмотренное (из него возникшее), а в только что цитированном пункте 1 статьи 429.4 — «за право требовать », то есть за само требование. Если контрагент не заплатил по абонентскому договору — то, значит, и никакого требования он не приобрел , а если по опционному — то требование он приобрел , только осуществить его он не сможет , пока не заплатит . Это — отличие? Мы уже этот вопрос обсуждали и пришли к выводу, что с точки зрения практической — нет, никакой разницы нет, потому что субъективное право, которое юридически невозможно осуществить , бессмысленно. Оно не удовлетворяет никакого интереса своего обладателя, кроме, разве только, одного — интереса считаться (!) обладателем субъективного права , но это, конечно, несерьезно. Юридическая возможность совершения тех действий, которые на самом деле… невозможно совершить, никакого интереса своего обладателя не удовлетворяет, а значит — она не есть субъективное право и никак не может им быть.

Чтобы понять, о чем написано в цитированном пункте 1 статьи 429.4, прочитаем его еще раз: «…договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных , в том числе периодических,.

платежей… за право требовать от другой стороны

Первая возможность касается внесения определенности в количество , быть может состав и содержание тех действий, к совершению которых абонент мог бы обязать вторую сторону договора. В этой части абонентский договор весьма похож на рамочный с односторонними заявками, ибо подобно последнему ставит «аппетитам» абонента известные рамки, — очевидно, было бы странно по абонентскому договору с «Мосэнерго» ожидать или требовать оказания услуг водоснабжения или телефонной связи. Но оставаясь в этих договорных рамках, абонент может определять содержание обязанностей исполнителя в одностороннем порядке. Исполнителю не останется ничего другого, как эти «аппетиты» удовлетворять. Перед нами — право абонента на одностороннее определение юридического положения своего контрагента , то есть секундарное право.

правом требования…

Идем дальше. Мы несколько раз сказали: «абонент приобретает» — сперва секундарное право определить содержание будущего обязательства другой стороны, а по его реализации — и само обязательственное право (требование).

9 стр., 4318 слов

Соотношение нормы права и статьи нормативного акта

... все они нормативны и имеют правовой характер. Интеллектуально-волевое содержание норм права характеризуется ... и таким образом норма подразделяется на охранительные, регулятивные и специализированные. Регулятивные (правоустановительные) нормы непосредственно направленные на регулирование общественных отношений путем предоставления участникам прав и возложение на них обязанностей. Например: п.3. ст. ...

Вопрос: а как и главное за что он все это «приобретает»? В цитированной дефиниции сказано, что он приобретает это все за платежи (может быть периодические, но это не обязательно) или иное встречное предоставление. Хорошо, тогда другой вопрос: является ли внесение этих платежей обязанностью или правом абонента? Вот в этом отношении пункт 1 статьи 429.4 можно прочитать по-разному.

Первый вариант: об обязанности абонента в нем не сказано — самого слова «обязанность» там нет — значит, не обязан. Значит, внесение платежей является правом абонента: захотел получить то или иное количество исполнения — внес соответствующие платежи, конкретизировал свое требование, предъявил его, получил исполнение; не захотел — ничего вносить не стал, никаких прав не приобрел, ничего не получил. Есть ли разница между таким прочтением и конструкцией опционного договора из статьи 429.3? Никакой. Ну, разве только та, что в статье про опционный договор сказано о иском единичном платеже и единичном же требовании, а в статье про договор абонентский — наоборот, про периодические , как минимум, требования, а возможно и платежи. Но это — разница чисто количественная, на юридическую природу данных типов договоров не влияющая.

Второй вариант чтения: да, действительно, ГК в пункте 1 статьи 429.4 не говорит, что «абонент обязан вносить платежи », но, с другой стороны, пункт этот сформулирован так, что не указывает и на то, что внесение абонентом платежей непременно должно предшествовать получению затребованного им исполнения, авансировать его. Условие об авансе должно быть прямо выражено; в данном случае, этого нет. Следовательно, цитированная дефиниция абонентского договора подразумевает, скорее всего, платежи за потребованное и фактически уже полученное абонентом (предоставленное исполнителем) исполнение , то есть за товары, работы, услуги (в наших примерах — за электричество, воду, телефонную связь).

Потребители по договорам бытового электрои водоснабжения никакой «абонентской» платы не вносят (по крайней мере, пока — сейчас, как известно, обсуждается возможность ее введения, но это, понятное дело, просто от хронического безденежья последних лет, никакой иной закономерностью ее введение не вызывается) — они платят только за то, что реально получили и употребили — за электричество, которое они «сожгли», и за воду, которую они «выпили». В этом моменте прослеживается, с одной стороны, сходство актов потребления по абонентскому договору с актами предоставления и получения исполнения, но тем «отдельным договорам», что заключаются во исполнение договора рамочного. С другой стороны, этот момент позволяет различить абонентский договор с договорами о предоставлении опциона и опционным. Почему? Потому что цена опциона — это платеж за одно только право — либо секундарное (статья 429.2), либо субъективное (статья 429.3).

Если я реализую свое секундарное право и тем самым вовлеку контрагента в основной договор с помощью опциона на заключение договора, или же если я заплачу денег и приобрету «право осуществить» полученное мною требование исполнения по опционному договору, то мне придется оплатить предоставленное по «договору, заключенному на основании безотзывной оферты» или по требованию из опционного договора отдельно в согласованном порядке и размере.

11 стр., 5174 слов

Кафедра гражданского права «Виды договоров, регулирующих торговый ...

... отношений, служит важным регулятором частного и коммерческого права. Он полностью реализует общедозволительный метод регулирования общественных отношений, присущий коммерческому праву. Договор по своей природе - рыночное ... право требовать от должника исполнения его обязанности» (п.1 ст.307 ГК РФ). Контрагенты сами конкретизируют и устанавливают, что должно быть сделано в силу договора. Договор ...

Вот как интересно получается. Абонентский договор по пункту 1 статьи 429.4 с точки зрения своей правовой цели (той, во имя которой абонент в него вступает) больше похож отчасти на договор о предоставлении опциона и опционный договор; но с точки зрения цены, уплачиваемой абонентом, — не столько па них, сколько на рамочный договор «заявочного типа». Ведь что в опционе, что в опционном договоре цена — это цена основного договора или основного требования , но не самого предмета исполнения по этому договору или требованию. А что по рамочному договору, что по абонентскому цена — эго цена именно самого предмета предоставления , во имя получения которого абонент вовлекается в договор. Да и, но юридическим последствиям — так ли уж сильно различаются между собой абонентский договор и рамочный? Ведь и рамочный договор порождает секундарное право на уточнение (конкретизацию ) условий обязательства, уже возникшего, и абонентский — секундарное право на определение, как минимум, количества будущего исполнения. Да и чем с такой, принципиальной точки зрения положение гражданина — потребителя по абонентскому договору энергоснабжения, каждый вечер «врубающего» свои лампочки, утюги и чайники, отличается от положения покупателя, раз в месяц получающего от поставщика известные партии товаров? Буду ли я раз в день выбирать электроэнергию из сети или раз в месяц — вывозить товары со склада поставщика, подготовленные и отложенные им для меня по моим заявкам, — какая разница? И если никакой, то не правильно ли в таком случае заключить, что всякий абонентский договор — есть частный случай договора рамочного ? С господствующей точки зрения, не видящей ничего, кроме обязательственных отношений (что между поставщиком и покупателем, что между энергоснабжающей организацией и потребителем), разницы и вправду нет, и подход, по которому абонентский договор — вид рамочного, абсолютно верен.

Разницу между абонентским и рамочным договорами действительно можно обнаружить. Но для этого необходимо самым тщательным образом проанализировать юридическую природу отношений из абонентских договоров — такой анализ, будучи проведенным… в этом отношении я хотел бы отослать вас в несколькими своим статьям, о которых сейчас, как только договорю по существу, скажу, — так вот, анализ этот позволяет видеть, что право абонента из абонентского договора, во-первых, не всегда является правом секундарным и, во-вторых, не всякий раз направлено на вовлечение контрагента именно в обязательство. Так тоже может быть; я приведу буквально один пример; допустим, речь идет об абоненте, но договору возмездного оказания юридических услуг. Этот абонентский договор действительно создает секундарное право клиента (абонента) на обращение с заказом или вопросом (запросом), реализация которого создает обязательство исполнителя (обслуживающей юридической фирмы) выполнить этот заказ, ответить на вопрос (запрос).

4 стр., 1931 слов

По праву статья по английскому языку

... силу. И здесь следует вспомнить норму статьи 15 Конституции РФ, которая устанавливает, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, ... акт государственного управления должен соответствовать нормам Конституции РФ и федеральных законов. Для актов разных уровней требование о соответствии закону предполагает различный круг нормативно-правовых ...

Или — вспомните фильм «Some Like It Hot» («Некоторые любят горячее», почему-то переводят «погорячее» — не знаю почему, разве только это какое-нибудь устойчивое выражение, но неважно).

У нас он известен под оскопленным, идеологически выверенным наименованием «В джазе только девушки». Вспомните, в самом начале: официант подпольного гангстерского ресторана на требование полицейского агента, представившегося «любимым внуком покойной бабушки», посадить его за столик, ближайший к сцене, отвечает: «Этот столик абонирован ближайшими родственниками усопшей». Если бы это было правдой, то такой любопытный вышел бы «абонентский договор» — договор об оказании услуг ресторанного обслуживания (общественного питания) с условием об обязанности предоставления клиенту строго определенного столика. Такая вот получится математическая задачка, решаемая в два действия:

  • (1) секундарное право + его реализация = возникновение требования;
  • (2) возникновение требования + его заявление = исполнение [предоставление столика, если брать наш пример]. Между таким абонентским договором и договором рамочным действительно разницы не обнаруживается.

Но может быть и иначе [https:// , 18].

правомерные активные действия абонента.

Теперь прочитаем пункт 2 статьи 429.4, который мы еще не читали, но который здорово видоизменяет создавшееся было у нас представление об абонентском договоре. Смотрите, что тут пишется: «…абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором». Вот тебе и раз! — а как же предыдущий пункт той же самой статьи 429.4, по которому, как мы только что установили, внесение абонентских платежей вообще не предполагается, а внесение предварительной оплаты является правом абонента? И то — только там, где оно возможно; кстати, предоплата обычно называется в таких случаях не «пред -», а «пере платой». Она возможна, например, по договорам бытового электроснабжения или оказанию услуг местной телефонной связи, а вот по договорам теплои водоснабжения внести ее невозможно чисто технически. Ну это бог с ним; важно то, что пункт 1 рассматриваемой нами статьи говорит о том, что абонент должен заплатить только за то, что он фактически потребовал и употребил , а пункт 2 — совсем об ином, а именно: намеревается ли абонент требовать соответствующего исполнения или нет — не имеет никакого значения; установленную договором абонентскую плату он обязан внести (или периодически вносить) в любом случае , в силу просто самого факта его участия в таком договоре. И жизнь свидетельствует о широком распространении абонентских договоров этого типа: таковы, к примеру, договоры об оказании услуг проводной (а иногда и беспроводной) телефонной связи, услуг цифрового телевидения, доступа в Интернет и другие: в них абонент оплачивает не только (а) фактически запрошенное и доставленное ему исполнение, но и (б) само право это исполнение получить; больше того, мыслимы случаи, в которых размер абонентского (!) платежа за право таков, что покрывает собой стоимость и права, и исполнения, по крайней мере, в части, а иногда даже и полностью. Причем одни и те же инфраструктурные сетевые услуги могут тарифицироваться по-разному. Я уже упоминал о том, что сейчас ни за энерго-, ни за водо-, ни за тепло, ни за газоснабжение население не платит обязательной абонентской платы, независящей от размера потребления — оплачивается только то, что фактически было «съедено» (сожжено, вылито и так далее).

4 стр., 1516 слов

Статья 50. Права и социальная поддержка обучающихся, воспитанников

... уровня. 6. Обучающихся, воспитанников государственного или муниципального образовательного учреждения учредитель в пределах своей компетенции обеспечивает стипендиями, местами в общежитиях и интернатах, а также осуществляет иные меры социальной поддержки. (п. ...

Вместе с тем я говорил, что вопрос о введении такой платы сейчас дискутируется. Что это значит? Только то, что можно делать и так, и так.

Или другой пример: на сайте АО «МГТС» говорится о существовании трех абонентских тарифов местной телефонной связи. Первый тариф — повременной’, он предполагает, что абонент обязан ежемесячно вносить абонентскую плату в размере 205 рублей, которая совсем не включает в себя оплаты конкретных разговоров, ни одной их минуты, ни одной секунды — за них надо платить отдельно по 60 копеек за каждую минуту, начиная с первой. Это абонентский договор, сочетающий в себе и обязательный платеж, независящий от объема потребленных услуг (пункт 2 статьи 429.4), и обязанность последующей оплаты тех услуг, которые реально были запрошены абонентом и были реально ему оказаны (пункт 1 указанной статьи ГК).

Второй тариф — комбинированный. Его величина — 429 рублей в месяц — объединяет в себе и абонентскую плату, и оплату первых 400 минут (6 часов 40 минут) разговоров. Разговоры свыше этого времени оплачиваются отдельно из расчета 58 копеек за минуту. Здесь к сочетанию элементов из пунктов 1 и 2 статьи 429.4 добавляется еще и третий интересный элемент — платеж в сумме 224 рубля (разница между фиксированной частью комбинированного тарифа и величиной тарифа повременного) за первые 400 минут разговора. Выговорит их абонент, или нет — это его проблема; но выбрав комбинированный тариф, он эти 400 минут оплатить обязан. Значит, в комбинированном тарифе у нас «сидит» оплата не за два, а за три права: первое — право вообще иметь возможность пользоваться услугами телефонной связи (205 рублей); второе — право говорить первые 400 минут «бесплатно», а на деле — за 224 рубля (в повременном тарифе такая возможность стоила бы 240 рублей); и третье — право говорить сколько угодно, оплачивая каждую минуту, начиная с 401-й, по 58 копеек за минуту. Первые два права «сидят» в пункте 2 статьи 429.4; третье — в пункте 1.

Третий тариф МГТС — тариф безлимитный. Стоит 499 рублей в месяц; платеж этот — целиком абонентская плата и ничего более , по какая! — плата, включающая в себя оплату и самой возможности пользования услугами телефонной связи и… всех конкретных разговоров. Если считать по тарифу в 58 копеек за минуту, то, легко подсчитать, что тариф безлимитный выгоден для тех, кто говорит, но телефону более 507 минут (то есть более 8 часов 27 минут) в месяц, это в среднем 17 минут в день. Опять-таки, выговорит их абонент или нет — это его проблемы; имеет право выговорить и говорить далее — это уже будут проблемы телефонной компании. Важно то, что договор, но тарифу безлимитный — это договор, целиком подчиняющийся пункту 2 статьи 429.4 ГК. Платежей за фактически потребленные услуги (пункт 1) он не предусматривает.

2 стр., 814 слов

Биржевые сделки в системе договоров коммерческого права

... момента заключения сделки), договор относится к системе договоров коммерческого права; в процессе биржевых торгов могут заключаться договоры — финансовые инструменты, в которых базисным активом является биржевой товар. ... положения ФЗ «О рынке ценных бумаг» (ст. 51.4). Закон о товарных биржах предусматривает: совершение договоров купли-продажи биржевого товара (реального товара), цель которых — ...

Таким образом, надлежит констатировать существование трех типов абонентских договоров. Договоры первого типа (они целиком охватываются гипотезой пункта 1 статьи 429.4) больше похожи на договоры рамочные. Они предоставляют абоненту право совершения односторонних фактических действий по участию в эксплуатации полезных свойств присоединенных сетей, и предполагают оплату только того, что абонент фактически получил и употребил, без абонентской платы (в «телефонном» примере мы таких не встретили, зато они пока есть в примерах электро-, водо-, теплои прочего снабжения).

Договоры второго типа (описаны в пункте 2 многократно помянутой статьи Кодекса) — противоположны первым и похожи только сами па себя , ибо предполагают внесение одной только абонентской платы и отсутствие платы за фактически потребленные услуги (тариф «безлимитный»).

Договоры ?претьего типа похожи и на рамочные договоры (429.1) тем, что предполагают обязанность абонента оплачивать фактически предоставленное ему исполнение , и на соглашение о предоставлении опциона (429.2) тем, что предусматривают обязанность абонента вносить абонентскую плату. В примере с МГТС это договоры, заключаемые на тарифах «повременной» и «комбинированный».

О чем говорит выполненный нами анализ «четыреста двадцать девятых» статей ГК? О том, что ни один из предусмотренных ими договоров не порождает классических гражданско-правовых обязательств. До недавнего времени обязательственным считался договор предварительный, но теперь и права, им порождаемые, защищаются, как мы уже говорили, отнюдь не иском о присуждении к исполнению обязательства, а иском преобразовательным, характерным для секундарного, а не для обязательственного права. По-моему, это и логично: зачем создавать «обязательства о будущих обязательствах», если можно договориться об обязательствах, не будущих, а настоящих? Смысл в договорах с «пред-обязательствеппыми» последствиями появляется только тогда, когда эти последствия… отличаются от обязательств , не сводятся к ним. Такая трактовка этих договоров имеет и другое еще свое особое оправдание — их квалификацию в качестве организационных. Если верно, что организационные отношения — это отношения особого рода (вспомним еще раз нашу первую лекцию), то вполне закономерно, что они облекаются в особенные , не совпадающие с традиционными у гражданско-правовые формы. Можно допустить, что не все эти договоры могут быть «показаны» для универсального применения, и даже не для всех областей коммерческой деятельности они годятся; но пользоваться ли этими конструкциями или нет — личное дело каждого частного лица. Судя по практике, стремящейся найти ответы на любые вопросы в первую очередь в законе} чем больше разнообразных правовых средств будет «закреплено» в ГК, чем разнообразнее, но своим правовым последствиям они будут — тем более изысканный спрос они удовлетворят и тем, следовательно, лучше.

Собственно… пока все. На этом я предлагаю считать наши встречи завершенными. Мы еще со многими из вас увидимся и, судя по всему, неоднократно, поэтому, мы, разумеется, не прощаемся. Наилучшие вам пожелания в наступающем году, сдать вам зачеты, экзамены, написать магистерскую работу и быть успешно исключенными из университета… то есть, в смысле, выпуститься, конечно, из университета, я неправильно сказал, извините. В общем, короче, всем всего хорошего, спасибо и до свидания.

22 стр., 10637 слов

Договор рекламный

... сфере оказания рекламных услуг; 2) рассмотреть правовую природу договора оказания рекламных услуг и правоотношения, возникающие между субъектами в сфере рекламной деятельности; 3) описать проблемы заключение договора на оказание рекламных услуг; Объект исследования: договор оказания услуг рекламы. Предмет исследования: правовая природа договора оказания рекламных услуг, ...