Жаргонизмы и их функция в современном русском языке

Реферат

Социолингвисты отмечают, что «… для большинства современных индустриальных обществ не характерна ‘жесткая’ дифференциация языка на более или менее замкнутые, самодостаточные подсистемы: социально и культурно обусловленные разновидности единого национального языка постоянно влияют друг на друга, в связи с чем явления, присущие одной разновидности языка, могут ‘перетекать’ в другую (или другие) …» (Крысин, 1991, 45).

В настоящее время наблюдается активное использование в устной речи слов, словосочетаний и устойчивых выражений из сферы субстандарта, главным образом, из сферы просторечия и жаргона. В истории русского языка подобные явления наблюдались неоднократно, последнее по времени относится к первой четверти двадцатого столетия: «В частности, в стандартный словарь проникают элементы следующих классовых и профессиональных диалектов:

1) словаря фабрично-заводских рабочих;

2) матросского словаря (что не трудно себе объяснить, если мы вспомним ту роль проводников революции, которую сыграла «морская братва» в самой толще нашего, главным образом, провинциального населения);

3) «блатного» жаргона людей темных профессий (сюда относятся, например, липа и прилагательное липовый, глаголы хаять, зекать и т.д., которые сейчас далеко вышли за первоначальный круг их носителей).

В современной живой русской речи, а также в наиболее мобильно отражающей эту речь публицистике и беллетристике нередко можно встретить фразы наподобие следующей: «Чуваки подваливают, на балде — по штуке, коры — штуки по три, а зажимают, лишку не отстегнут…». На стандарте эту фразу можно сформулировать следующим образом: «Заходят молодые люди, на голове по тысяче рублей, туфли — тысячи по три, а скупятся, лишнего не заплатят…» Так мастер-парикмахер рассказывает о профессиональных буднях. В его речи жаргонизмы употребляются так же естественно, как и стандартизмы.

Вообще, жаргонизмы — это жаргонные образования, следовательно, возникает вопрос, а что такое жаргон? В «Советском энциклопедическом словаре» находим, что «жаргон — это социальная разновидность речи, отличающаяся от общенародной специфической лексикой и фразеологией». Арго здесь же определяется как диалект определенной социальной группы, создаваемый с целью языкового обособления.

7 стр., 3332 слов

Культура звучания судебной речи

... образом способствовала убеждению. Прочитайте речь С.А. Андреевского по делу Мироновича, речь Н.И. Холева по делу Максименко, речь Я.С. Киселева по делу Бердникова, отвечающие этим требованиям. О культуре устной судебной речи ...

1. Распространения жаргонизма в среде национального языка

1.1 Определение жаргона

Жаргонизмы начали своё существование с тех пор, как человек научился говорить. Это речь какой-нибудь социальной или иной объединённой общими интересами группы, содержащей много слов и выражений, отличных от общего языка, в т. ч и искусственных, иногда условных. Жаргонизмы представляют из себя слова и выражения, существующие для быстрой передачи информации в определённых кругах людей, они несут в себе примитивизм, который при употреблении ими узким кругом лиц не страшен, т.к. он очень мал в отдельной группе и лица, употребляющие этот жаргон в свободное от работы время не слышат и не употребляют его. Когда же жаргон начинает выходить в общество это начинает приобретать угрожающий характер.

Жаргонизмы, представляющие возрастные и профессиональные особенности, не имеют пагубного влияния на русский язык. Постепенно они входят и выходят из языка, не оказывая при этом пагубное влияние на его носителей. Но существуют жаргонизмы «запрещенные» к употреблению. Например, уголовный жаргон, который освободившись от цензурных цепей пролился на листы печатных изданий.

В «Словаре современного русского языка» помещено следующее определение: » Речь какой-либо социальной или профессиональной группы, содержащая большое количество свойственных только этой группе слов и выражений, в том числе искусственных, иногда условных.

«Толковый словарь русского языка» С. Ожегова и Н. Шведовой говорит, что это — «речь какой-нибудь социальной или иной объединенной общими интересами группы, содержащей много слов и выражений, отличных от общего языка, в том числе искусственных, иногда условных. Жаргон торговцев. Воровской жаргон». Об арго здесь же говорится, что это «условные выражения и слова, применяемые какой-нибудь обособленной социальной или профессиональной группой, ее условный язык».

Наконец, в более отдаленном от нас по времени » Толковом словаре русского языка» Д. Ушакова читаем:

«1. Жаргон — то же, что арго. Школьный жаргон.

2. Ходячее название какого-нибудь местного наречия, представляющегося говорящему на литературном языке испорченным».

Как мы видим, все определения не дают представления о динамичном характере рассматриваемого феномена, о механизме его распространения в среде национального языка, скорее перед нами такое понимание, согласно которому за некоторыми социальными группами закрепляются авторские права на производство жаргона. Как видно из определений, трудно провести разделительную черту между жаргоном и арго. В качестве рабочей гипотезы автор предлагает считать арго языком, функционирующем в закрытых криминальных и профессиональных группах, а жаргоном — слова и выражения, вышедшие за эти рамки и влившиеся в национальный язык. Ясно, что по пути арго многое теряет в количестве. Такие потери неизбежны, их стоит отнести на счет фильтров «большого» языка, не позволяющих перегружать себя в итоге. Видимо, как только арго выходит за границы социообъединений, оно превращается в жаргон, и наоборот.

В других формулировках имплицитно присутствует учение о высоких и низких видах искусства, восходящее к Платону, а на русской почве к Ломоносову. В обыденном сознании этот подход выражается в том, что слова и выражения делятся на «плохие» и «хорошие», приличные и неприличные. Иными словами, при изучении жаргона применяют этические критерии, которые, как известно, не входят в инструментарий современной науки. Трудно представить себе физика, рассматривающего элементарные частицы с точки зрения их «хорошести» или наоборот «неприличного » поведения.

4 стр., 1657 слов

Загрязнение экологии русского языка

... слова. Экология слова охватывает слой всех "некультурных" слов, противопоставляя его "культурному", тем самым выступая за "экологически чистый" русский язык ... языка. Новые иностранные слова расширяют словарь индивида, сближают не только языки, но и людей, говорящих на них. С другой стороны, злоупотребление иноязычными словами, ... условие социального взаимодействия. Глава 2. Язык и культура Язык — ...

Попытаемся дать определение жаргону, этому трудноуловимому феномену, текучесть и растворимость которого, если воспользоваться физико-химическим словарем, становятся непреодолимым препятствием для кратких формулировок. Самое удивительное: любой русскоговорящий человек с обычным языковым вкусом без труда различает, что он собирается употребить- жаргонизм ли, разговорное словечко или литературный оборот.

Итак, жаргон — это значительная область речевого корпуса языка, окружающая его нормативно устоявшееся ядро. Она отличается от ядра ненормативностью, подвижностью, способностью изменяться в краткие по историческим меркам периоды. Ему присуща высокая продуктивность, он является не иссякающим источником пополнения лексического запаса современного языка. В письменной и устной речи за ним закрепляются следующие языковые функции: первым описывать новые жизненные, политические, технологические изменения; обслуживать разговорный регистр для наиболее возможного по эффективности воздействия на собеседника/читателя. С помощью жаргона наиболее просто нарушаются социальные и языковые табу. Он — антипод торжественности и патетики. Нет ничего патетического в жаргонных словах описывающих, например, смерть или любовь: склеить тапочки, прижмуриться, квакнуться. В этих случаях жаргон служит защитным механизмом, смягчающим трагизм жизни.

Понятно, это определение, проясняющее природу жаргона, еще не дает нам в руки «аршин», чтобы сразу измерить и определить, что перед нами — нормативная или жаргонная единица. Как говорилось выше, этот лингвистический маркер, прибор опознания безошибочно и с великой скоростью работает в голове у каждого человека.

Попробуем хотя бы приблизительно представить себе действие этого аппарата, вернее те критерии, которые применяются для дискриминации слов. Опознаватель жаргона особенно эффективно работает во враждебной речевой среде — в официальной обстановке. В ней мы прибегаем к услугам жаргона в следующих случаях.

Когда мы хотим сломать барьеры официального общения, перейти на «короткую ногу». Обычно инициатива принадлежит хозяевам положения, старшим. » Что вы там жметесь по углам, к столу, тяпнем по сто грамм» — в устах владельца фирмы, например, — это призыв к неформальному общению, обращенный к сотрудникам.

Когда мы сознательно нарушаем табу речевого поведения, шокируем людей, демонстрируем опознавательный знак » я — чужой». » Не знаю, как вы можете делать такую чернуху!»- понятно, какое воздействие произведут эти слова на авторов фильма во время его просмотра. Следует заметить, что к противоположному опознавательному знаку » я — свой» на публике прибегают значительно реже. » Давно откинулся?»=»Давно вышел из тюрьмы?» — эти слова скорее будут произнесены вдалеке от чужих ушей.

Когда нам нужно продемонстрировать, что мы можем пользоваться всей стилистической палитрой. Как правило, жаргонизм предваряется в этом случае «противоударными» словами: «как сейчас говорят; как говорит молодежь» и т.п.

10 стр., 4969 слов

Профессиональная и терминологическая лексика

... часть общеизвестных слов, приобретая узко-специальное значение, становится профессиональными наименованиями. Место профессиональной лексики в системе современного русского языка Профессионально-отраслевая лексика обслуживает ... производственных и многих других терминов сделало их словами общеупотребительными, например: абстракция, аргумент, диалектика, материализм, мышление, понятие, сознание; ...

Когда мы переходом в жаргонный режим хотим достичь максимального эффекта и однозначного эмоционального прочтения нашего состояния. Знаменитое путинское:» бандитов будем мочить везде…» — сознательное применение жаргонного оружия.

1.2 Нелитературная лексика

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/referat/jargonizmyi-v-prave/

Лексику принято разделять на литературную и нелитературную.

К литературной речи относятся:

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/referat/jargonizmyi-v-prave/

1) книжные слова,

2) стандартные разговорные слова,

3) нейтральные слова.

Нелитературная же лексика делится на:

1) профессионализмы,

2) вульгаризмы,

3) жаргонизмы,

4) лексику неформальных молодежных объединений и молодежной среды, часто именуемую сленгом.

Некоторые ученые объединяют в понятие сленга всю нелитературную лексику, то есть и профессионализмы, и вульгаризмы, и жаргонизмы, и молодежную лексику. Я согласна с этой точкой зрения, поскольку все эти разновидности нелитературной речи отличают один слой общества от другого.

Профессионализмы — это слова, используемые группами людей, объединенных определенной профессией. Например, выражение «убрать хвост» на языке газетчиков означает требование сократить материал на газетной странице.

Вульгаризмы — это грубые, просторечные слова, обычно не употребляемые образованными людьми.

Жаргонизмы — это слова, используемые определенными группами людей, которые имеют не для всех понятный смысл. Примером может служить воровское арго, или феня, как эту речь называют в уголовной среде. Болтать по фене — говорить на воровском языке. Первоначально это выражение имело вид: по офене болтать, т.е. говорить на языке офеней — мелких торговцев. У офеней был свой условный профессиональный язык, который они использовали при обмане покупателей или в опасных ситуациях, когда нужно было скрыть свои намерения и действия.

Для чего же нужен сленг?

1. Сленг делает речь более краткой, эмоционально выразительной.

2. Сленг служит опознавательным знаком того, что этот человек принадлежит к данной социальной среде. Свой сленг есть у рокеров, панков, хиппи, футбольных болельщиков — фанатов и пр.

Надо сказать, что выделить ту или иную разновидность сленга в чистом виде чрезвычайно сложно, а подчас и просто невозможно. Понятно почему. Слова одной социальной группы легко заимствуются другой группой. Слово тусовка, например, употребляется в печати как типично молодежное, в то время как на самом деле своему происхождению оно обязано уголовной среде и обозначает «собрание воров».

Анализ словников показывает, что процессы взаимодействия протекают как в активной, так и в пассивной форме. При пассивном заимствовании слово переходит из одной подсистемы этноязыка в другую, сохраняя прежнее значение. При активном заимствовании, то есть при активном влиянии заимствующей подсистемы, наблюдается изменение семантической структуры уже на начальном этапе. Например, употребляющееся довольно активно в современной печати чернуха в значении ‘клевета, очернение’. Здесь совершенно очевидно просматривается влияние стандартной лексико-семантической парадигмы, с присущими стандарту значениями. Ср. «чернить, очернить, представить в черном свете», «клеветать, опорочить, сгустить краски, представить пессимистически» — чернуха ‘подделка, фальшивка’, чернушник, ‘занимающийся подделкой документов, подписей’ и т.д.

9 стр., 4040 слов

Личностная и интеллектуальная готовность к школьному обучению

... по теме работы; ·Дать определение понятию «готовность к школьному обучению»; ·Выявить сущность готовности к школе детей 6-7 лет; ·Составить представление о содержании личностной и интеллектуальной готовности к школе; Методологической основой данной работы являются работы ...

Жаргонную лексику и фразеологию активно заимствует молодежный жаргон, поэтому в составе молодежного социально-речевого стиля жаргоноиды отмечаются довольно часто, например: атас ‘классно, отлично’, баклан ‘отрицательно о человеке’, борзой ‘нахальный, наглый человек’, дубарь ‘дурак’. Сравним: «Тут откуда-то сбоку послышалась знакомая речь: оглянувшись, я увидел за столом в углу компанию молодых людей. Это были даже не молодые люди, а скорее ребята по двадцать лет и меньше. Но эти парни — семь морд с длинными до плеч волосами, одеты чудно, шпарили по фене так, что душа радовалась, на них глядя».

Носителям молодежного жаргона совсем необязательно должны быть известны значения блатного жаргона. Однако в сленге немало слов и выражений, которые понятны лишь посвященным.

Приведем для примера юмореску из газеты «Университетская жизнь». Конспект одного крутого студента на одной забойной лекции. Хаммурапи был нехилый политический деятель. Он в натуре катил бочку на окружавших кентов. Сперва он наехал на Ларсу, но конкретно обломился. Воевать с Ларсой было не фигушки воробьям показывать, тем более, что ихний Рим-Син был настолько навороченным шкафом, что без проблем приклеил Хаммурапи бороду. Однако того не так легко было взять на понт. Ларса стала ему сугубо фиолетова, и он перевел стрелки на Мари. Ему удалось накидать лапши на уши Зимрилиму, который тоже был крутым мэном, но в данном случае прощелкал клювом. Закорифанившись, они наехали на Эшнуну, Урук и Иссин которые долго пружинили хвост, но пролетели, как стая рашпилей.

Для непосвященного такой набор жаргонных слов оказывается непреодолимым препятствием к пониманию текста, поэтому переведем этот отрывок на литературный язык. Хаммурапи был искусным политическим деятелем. Он проводил экспансионистскую политику. Сначала правитель Вавилона пытался захватить Ларсу, но это ему не удалось. Воевать с Ларсой оказалось не так-то просто, тем более, что их правитель Рим-Син был настолько изворотливым дипломатом, что с легкостью заставил Хаммурапи отказаться от своего намерения. Но Хаммурапи продолжал завоевательные походы с целью расширения территории своего государства. И, оставив на время попытки покорения Ларсы, он изменил политический курс, и вавилонская армия устремилась на север. Ему удалось заключить союз с правителем Мари Зимрилимом, который тоже был неплохим политиком, но в данном случае уступил военной силе Хаммурапи. Объединенными силами были покорены Эшнуну, Урук и Иссин, которые упорно защищались, но в конце концов оказались побежденными.

При сравнении этих — столь разных — «редакций» нельзя отказать первой, насыщенной жаргонизмами, в живости, образности. Однако очевидна неуместность употребления сленга на лекции по истории.

1.3 Школьный сленг

Жаргон был всегда, во все времена. А так как в основном он используется у молодежи, зарождаясь при этом еще в школе, то мне бы хотелось рассказать о школьном сленге.

60 стр., 29686 слов

Развитие интелектуальной готовности детей 6-7 лет к обучению в школе

... которых устанавливают ключевую значимую изменяемость степени готовности поступающих в школу детей. Практическая значимость, Структура работы. ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ ГОТОВНОСТИ ДЕТЕЙ К ШКОЛЬНОМУ ОБУЧЕНИЮ 1.1 Понятие интеллектуальной готовности к школьному обучению Переход ребенка в новое учебное заведение это ...

Школьный сленг, по-видимому, был всегда, но о словаре школьников далекого и даже не очень далекого прошлого сведений сохранилось очень мало. Ведь сленг — это фольклор и, следовательно, письменно специально не фиксировался.

О школьном сленге до XIX века мы вообще ничего не знаем. Разве что отдельные слова. Например, свистульки — так еще с петровских времен называли розги для школяров. Школьный сленг начала XIX века тоже практически неизвестен. На каком сленге говорили лицеисты времен Пушкина? И был ли тогда сленг распространен или все ограничивалось прозвищами и кличками педагогов и лицеистов? Мы этого уже никогда не узнаем. диалект жаргонизм сленг русская

Думается, сленг не мог широко употребляться среди детей из аристократических семей: они легко могли выбрать наиболее удобное слово из тех иностранных языков, на которых они свободно говорили.

Настоящий сленг появился, наверное, лишь тогда, когда в школу пришли дети разночинцев. А это чаще всего были церковно-приходские школы, бурса, семинарии и т.п.

В описании семинарии в повести Гоголя «Вий» уже встречаются некоторые сленговые выражения: отправляться на кондиции — заниматься репетиторством, пробовать крупного гороху — быть наказанным.

Но особенно много таких выражений содержится в «Очерках бурсы» Н. Помяловского. Приведем лишь несколько примеров. Отправлять за ворота — исключать из училища; майские — розги; титулка — аттестат; гляделы — глаза; лупетка — лицо. Образчиком разговора на сленге можно считать такую сценку из книги:

«- Господа, это подло, наконец!

  • Что такое?
  • Кто взял горбушку?
  • С кашей? — отвечали ему насмешливо.
  • Стибрили?
  • Сбондили?
  • Сляпсили?
  • Сперли?
  • Лафа, брат».

Все эти слова в переводе с бурсацкого на обычный язык означали: украли, а лафа — лихо.

К сожалению, Помяловский является редким исключением. Другие писатели XIX века сленг, и тем более школьный сленг, в своих произведениях не используют. Некоторые примеры речи воспитанниц пансиона благородных девиц 80-х годов XIX столетия можно найти в произведениях Лидии Чарской. Так, в ее «Записках институтки» читаем:

«- Кого вы называете синявками? — полюбопытствовала я.

  • Классных дам, потому что они все носят синие платья».

У Чарской же употребляется слово силюльки — маленькие комнатки для музыкальных упражнений. На сленге тех времен слова сливки и парфетки обозначали лучших учениц, а слово мовешки — худших по поведению. Здесь любопытно то, что сленг воспитанниц отражал их дворянское происхождение, последние слова заимствованы из французского языка.

О сленге 90-х годов XIX века можно найти упоминание в книге Александры Бруштейн «Дорога уходит вдаль…». Вот как она описывает свой первый день в институте (так называлось начальное учебное заведение для девочек в городе Вильно в 1894 году):

«И вот мы в большой темноватой швейцарской… Между вешалками снуют женщины… они помогают девочкам-ученицам раздеваться.

  • Это полосатки! — объясняют нам, завидев сухопарую женщину в синем платье учительницы. — А это синявка!».

Дальше встреча происходит уже с директором:

4 стр., 1812 слов

Деловой этикет и Культура речи

... такие понятия как литературный язык, нормы языка, стиль, языковой стандарт, языковая личность, виды и формы речи, речевой этикет. 2 Понятие делового этикета Существует два вида этикета: неофициальный и официальный. Официальный ... благодарить за то доброе, что они делают для нас. Хорошие слова приятны окружающим. После хороших слов, сказанных людям, вы сами почувствуете, что становитесь добрее. (2) ...

«Нам испуганно шепчут:

  • Макайте! Да макайте же!

Мы не понимаем, чего от нас хотят. Чтоб мы махали? Кому махать — директору? Чем махать?».

Только потом девочкам объясняют, что макать, или макнуть, — это значит поздороваться, сделать реверанс, свечкой макнуть. Есть и другие термины, понятные только ученицам этого института, например, туалет называется пингвин.

Константин Паустовский учился в знаменитой Первой Киевской гимназии и окончил ее в 1912 году. Первая фраза, которую он услышал в школе, была: «Привели еще одного несчастного кишонка». Вот как объясняет это слово автор в автобиографической «Повести о жизни»: «Я вступил в беспокойное и беспомощное общество приготовишек, или, как их презрительно звали старые гимназисты, в общество кишат. Кишатами нас прозвали за то, что мы, маленькие и юркие, кишели и путались на переменах у взрослых под ногами». Паустовский приводит еще много примеров «гимназической терминологии». Если кто-то растерялся — значит, он выпустил пар, подсказывать на уроке — это подавать.

Октябрьская революция и гражданская война резко увеличили долю сленга в языке школьников. Объясняется это двумя обстоятельствами. Во-первых, революция и война привели к общему падению нравов, что не могло не сказаться на языке общества в целом. А во-вторых, в школу пришли новые ученики — дети рабочих и крестьян, беспризорники, подростки, прошедшие через все трудности того времени. Правда, пишущие об этом времени Анатолий Рыбаков и Вениамин Каверин практически избегают употребления сленга. Наверное, навешать крендель — это самое невинное, что в реальной жизни говорили герои «Кортика» А. Рыбакова.

По-видимому, именно в это время школьный сленг значительно пополнился воровской лексикой. Вот ее примеры из повести Л. Пантелеева и Г. Белых «Республика ШКИД»: тискать — воровать, накатить — пожаловаться, лепить горбатого — притворяться, стоять на стреме — сторожить, охранять, шамовка — еда и т.д.

Воровское арго вошло тогда в повседневную речь многих людей, во дворах были популярны хулиганские песни.

В детской художественной литературе советского времени не приводится сленговых выражений. Герои Аркадия Гайдара, Льва Кассиля и других детских писателей говорят удивительно правильным литературным языком, каким они вряд ли выражались в реальной жизни.

Однако в послевоенное время ярко выраженного школьного сленга было не много. Были заимствования из фронтового языка и из жаргона уголовников: кодла — компания, котлы — часы, корочки — ботинки, тырить — воровать, шухер — сторожевой пост. Вот как пели в пародийной песне начала 50-х годов:

На рыбалке у реки

Кто-то стырил башмаки.

Я не тырил, я не брал,

Я на шухере стоял.

Сам же по себе школьный сленг был достаточно беден: зырить — смотреть, жиртрест — толстый ученик, ништяк — ничего, пусть, свистеть — врать.

Школьный сленг старшеклассников заметно обогатился и обновился в конце 50-х годов, когда появились так называемые стиляги. Вместе со своей особой модой стиляги принесли и свой язык, частично заимствованный из иностранных слов, частично — из музыкальной среды, частично — неизвестно откуда. Чувак, чувиха — парень, девушка, которые являются своими в стиляжьей компании, брод — место вечерних прогулок, хилять — ходить, гулять, лажа — ерунда, вранье и т.п. Тогда же в школьный сленг пришли термины из музыкальной среды: музыка на ребрах — музыка, самодельно записанная на пленках для рентгеновских снимков, лабать — играть джаз, лабух — музыкант. Из фольклора того времени:

27 стр., 13439 слов

«Юридическая лексика с точки зрения происхождения

... приметы иноязычных слов в русском языке;  описать пути освоения иноязычных слов в русском языке;  составить словник юридических терминов с ... постоянное взаимодействие с иностранными языками и контакты с другими языками и воздействие этих ... в языке словообразовательных элементов (так развивалась и расширялась исконно русская лексика);  при помощи вхождения в русский язык новых слов из других языков, в ...

Раньше слушал Баха фуги,

А теперь лабаю буги.

70-е и 80-е годы стали временем массового изучения иностранных языков. В эти же годы к нам пришло молодежное движение хиппи. В русский язык проникло много иностранных слов. Разумеется, это не могло не сказаться на сленге старшеклассников. Герла — девушка, уменьшительное — герленыш, трузера — брюки, штаны, хайрат — длинноволосый юноша, хиппи, шузняк — любая обувь, сейшн — вечеринка, хипповать — вести себя независимо, пренебрегая общими правилами, и т.п.

Появлялись новые вещи, а вместе с ними и новые слова. Так возникло, например, слово вертушка для обозначения проигрывателя и слово видак — для видеомагнитофона.

Многие из этих слов перешли и в школьный сленг нашего времени. Как и прежде, источниками пополнения школьного сленга являются иностранные языки, блатное арго, заимствования из языка музыкантов и спортсменов. Новым источником, пожалуй, в 90-е годы стали компьютерный язык и, к сожалению, лексика наркоманов. Впрочем, как раньше, так и теперь источником сленга является обычный литературный язык. Просто смысл отдельных слов нормальной речи школьниками переиначивается.

Вот некоторые примеры, объясняющие этимологию сленговых слов и выражений:

а) Новые переносные значения слов, принадлежащих к нейтральной лексике

Обломиться — достаться случайно, по блату.

Фонарь — магнитофон. Мне недавно такой фонарь обломился.

Отстой — плохо, неудачно; отстойный — плохой. Отстойный у тебя прикид, братан!

б) Новые переносные значения технических терминов

Клон (от клонировать), то же самое скан — скопированное, списанное. Это твое сочинение или клон?

Мобила (от мобильный) — телефон, связь.

Самса (от аббревиатуры SMS) — способ мобильной связи.

в) Слова, образованные от иностранных слов:

Крезанутый (от англ. crazy) — сумасшедший.

Дикий (от немецкого dick) — толстый.

Фазер (от англ. father) — отец.

г) Слова, заимствованные из воровской лексики:

Тусовка (первоначально из криминальной сферы) — сборище людей.

Крыша — защита.

Шухер — опасность.

Шмон — проверка дневников, сбор тетрадей на проверку.

Братва — обращение.

д) Слова, заимствованные из жаргона наркоманов:

Колеса — наркотические таблетки.

Сесть на иглу — начать принимать наркотики.

Косяк — самокрутка с наркотиком.

Нюхачи — токсикоманы.

Наколотый — находящийся под действием наркотика.

Наверное, во всех школах всегда были и будут такие слова, которые понятны любому человеку. До тех пор, пока существуют ученики и учителя, будут домашки, сменка, училка, физ-ра, лит-ра, матика и т.п.

8 стр., 3509 слов

Текстовые нормы официально-делового стиля русского языка

... обладают лексические и фразеологические единицы языка. Для лексики официальной речи характерно широкое использование тематически обусловленных специальных слов и терминов (юридических, дипломатических, военных, ... образцу), и само требование стандартизации пронизывают всю сферу деловой речи. Среди стилей языка официально-деловой стиль выделяется своей относительной устойчивостью и замкнутостью. ...

Таким образом, молодёжный сленг — это живой организм, находящийся в процессе постояного изменения и обновления. Он непрестанно заимствует единицы из жаргонов и прочих подсистем русского языка, а также сам становится поставщиком слов просторечного, разговорного обихода — такая судьба ожидает популярный сленгизм, который из-за многократного повторения теряет свою экспрессивную окраску. Подвижность сленга делает невозможной его фиксацию на бумажном носителе, а таже подсчёт количественного состава. Возможно лишь проследить некоторые общие особенности, свойственные молодёжному сленгу, законы его развития.

2. Жаргонизмы в русской речевой коммуникации

В связи с отмеченным уже ранее социокультурным разнообразием повседневной речевой коммуникации важно для обсуждаемой проблемы обратить внимание вообще на характер процессов, происходящих в современной русской речевой коммуникации примерно с конца 80-х годов.

В последние годы наблюдается значительное количественное и качественное усложнение таких сфер русской речевой коммуникации, как устная публичная речь, язык радио, публицистический или газетно-публицистический стиль.

2.1 Усложнение сфер русской речевой коммуникации

Дело в том, что в последние годы в силу известных исторических, экономических, политических, культурно-идеологических причин, порожденных распадом тоталитарной системы на территории бывшего СССР, в сферу книжной речи литературного языка — речи нормированной, неспонтанной, совершающейся в условиях официальности — мощным потоком вливается значительная масса речевых явлений (в том числе, конечно, и инвективного характера), традиционно — до примерно 80-х гг. — функционировавших на периферии русской речевой коммуникации, исключительно в ее устной сфере: в рамках городского просторечия, в узких рамках таких жаргонов, как лагерно-тюремный и жаргон уголовников, в территориальных рамках диалектов, а также в рамках достаточно распространенного так называемого «молодежного жаргона». Обычно отдельные элементы этих речевых сфер эпизодически попадали в тексты детективов, художественных произведений о молодежи, звучали с экранов опять-таки детективных и молодежных фильмов, немного чаще фигурировали в прессе, в основном молодежной, и достаточно широко — в авторской песне. Эти процессы берут начало в 60-х гг., они связаны с публикацией в годы хрущевской «оттепели» художественных произведений и мемуарной литературы, посвященной сталинским лагерям.

Широкая экспансия ненормированной русской речевой стихии, наблюдаемая в годы перестройки и в постсоветское время, да еще в условиях фактической монополизации в языковой жизни общества звучащей радио- и телевизионной речи, представляет серьезную опасность для стабильности литературного языка, расшатывает сложившуюся систему литературных норм.

Данная оценка ситуации, сложившейся в современном русском языке, в современной речевой коммуникации, убеждает в том, что проблема квалификации употребления слов и выражений инвективного характера как оскорбления, с одной стороны, значительно осложняется:

а) в связи с усиливающейся размытостью границ и состава самой инвективной лексики в силу:

  • расширения социокультурного состава соответствующих речевых единиц, т. е. проникновения в сферу обычного общения жаргонных, просторечных, вообще маргинальных, внелитературных слов и выражений,
  • неустойчивости, известной неопределенности негативно-оценочных коннотаций таких единиц в по существу новых для них контекстах употребления в иной функциональной сфере употребления,
  • быстрого, резкого расширения ситуаций общения, изменения характера речевых ситуаций;

— б) в связи с процессами детабуизации обсценной лексики, наблюдаемой в последние годы в печати, в электронных СМИ, на страницах художественной литературы. Эти процессы были обусловлены в конечном счете эпохой гласности, снятием запрета на публикации эротической продукции, на обсуждение интимной жизни популярных людей, а также, и в немалой степени, обострением политической борьбы в постсоветской России. Это последнее тоже привело к резкой активизации инвективной лексики, откровенной брани, особенно в прессе, оппозиционной нынешним властям.

С другой стороны, в связи с только что изложенным серьезно возрастает актуальность проблемы для общества в целом и для юридической практики в частности.

В состав ненормативной лексики входят известные разряды слов и выражений, относящиеся к литературному языку, т.е. вполне соответствующие литературным нормам.

2.2 Развития жаргонизма в СМИ

В последние годы серьезно возросла активность обсценной лексики и фразеологии в разговорной речи, в условиях межличностной коммуникации при неформальном общении (речевая манера, присущая так называемому нонстандарту, сопровождаемая актуализацией мата, охватывает все более широкие, так сказать, нетрадиционные группы населения, включая женщин и школьниц-подростков, наиболее консервативных до недавнего времени по отношению к обсценной, вообще бранной лексике и фразеологии), а также и в речи книжной, преимущественно в СМИ (в печати и в электронных СМИ, в кинофильмах), в устной публичной речи политического характера, в художественной литературе постмодернистского направления, в частности в новой волне драматургии и соответственно в театральных спектаклях. Как с горечью заключает Виктор Астафьев по поводу широчайшего распространения в современной речи мата, «мерзость теперь окружает нас почти повсеместно. С ней встречаешься уже не только в подворотнях, но порой и на высоких собраниях» (В. Астафьев. Черемуховые холода /Правда, 1991, 7 дек.).

Исследователь современной бранной лексики профессор В.М. Мокиенко констатирует: «Депутаты Верховного Совета, президенты, мэры городов и главы администраций не гнушаются «простым русским словом» или, в крайнем случае, его эвфемизмами. Мат, как и жаргон, стал своего рода модой, — как, впрочем, и популизм в его самом обнаженном варианте».

Что касается СМИ, то обсценная и вообще грубая, бранная лексика и фразеология получают сравнительно широкое распространение прежде всего в оппозиционной прессе, в публицистических комментариях радио и ТВ, в интервью с известными людьми. Активизации обсценной лексики в значительной мере способствуют переиздания эротической и откровенно непристойной поэзии, появление на книжном рынке сборников анекдотов советского времени, «заветных» сказок А.Н. Афанасьева и Н.Е. Ончукова и других аналогичных фольклорных материалов, словарей русского мата и т. д. Как точно констатировала немецкая исследовательница З. Кестер-Тома, «непечатное слово стало печатным».

Предельно кратко лингвокультурные процессы были охарактеризованы И. Волгиным: «Идёт быдловизация всей страны» [Пресс-клуб. Останкино. 29.6.94].

Далее мне бы хотелось показать примеры использования жаргонизмов на телевидении. Например, «С гарнизонной гауптвахты бежали пятеро дисциплинарно арестованных за казарменный беспредел матросов» [Военная тайна. 7 канал. Ren TV. 2.2.99]. «По словам директора Чкаловского автобусного завода Касымова, на дорогах творится таможенный беспредел» [Вести. РТР. 26.2.99]. «Беспредел был огромен в этом вопросе года три назад» [Е. Басин, председатель Госстроя РФ. Вместе. ОРТ. 2.2.99]. «Беспредел целой государственной системы» [М. Добровольская. ТВК. 24.12.98]. «Некоторые (футбольные) судьи творят просто безобразие, беспредел» [О. Романцев. ОРТ. 19.9.99] и мн. др. Прогнозы возможного изменения ситуации обычно пессимистичны: «Важно, чтобы ситуация беспредела уголовного не сменилась ситуацией беспредела правового» [Время. ОРТ.29.11.98].

Замечательна образность речи телекритика И. Петровской, афористично характеризующей сегодняшнее состояние свободы слова и степень ангажированности СМИ: «Свобода РТР — защищать Чубайса. Свобода ОРТ — мочить Чубайса» [Р. Афонтово — Ren TV. 5.12.97]. Борьба краевой администрации с так называемым «криминалом» комментируется местным политологом так: «Кто такой «криминал»»? Что получается: один криминал мочит другой криминал? … Кого мочит Александр Иванович?» [В. Новиков. События: анализ, прогнозы. Афонтово. 7.2.99]. Впрочем, и упомянутый здесь губернатор также формулирует свою программу действий в подобных выражениях: «Я полгода здесь разводил, а теперь буду хребты ломать…(далее нецензурно)» [А. Лебедь. Новости. ТВК. 18.1.99] (развести — `помирить’).

Интересны распространённые случаи употребления слова разборка (часто также в форме множественного числа) для обозначения конфликтных ситуаций внешне и внутриполитического характера: «Не вынудил ли хитроумный Ираклий быть Россию вечной заложницей Грузии, обязав её помогать во всех внутренних, как теперь модно говорить, разборках?» [С. Алексеев. Воскресенье. Останкино. 17.10.93]. «Невыполнение международных соглашений ведёт к межгосударственным разборкам» [Новости. Останкино. 22.2.94 — ср. изложение тех же фактов на том же канале и в тот же день: «Туркменистан заявил о возможном прекращении поставок газа Украине»]. «Здесь происходят, конечно, внутренние разборки, но [!]мятежом их считать нельзя» [Ю. Батурин, помощник президента. Время. ОРТ. 3.2.96]. Заместитель министра образования А. Асмолов с неподдельным оптимизмом говорит о достижениях в воспитании у детей чувства собственного достоинства и осознания священных (общечеловеческих) прав личности: «Учителя ропщут: отбираешь у третьеклашки на уроке книгу, а он показывает эту (учебник по правам человека), где сказано: «Никто не имеет права отбирать у человека принадлежащую ему вещь». Дети России стали качать права! И это — главное…» [Москва, Кремль. ОРТ. 7.9.95]. Попытка краевой администрации сменить директора Канского ликёроводочного завода была описана так: «Визитёры Госкомимущества… приехали и стали качать права» [Новости. ТВК. 28.12.98].

Заключение

Честно говоря, когда я писала данную работу по жаргонизмам, я нашла множество слов, которые раньше причисляла к разряду литературных. Мне кажется, что очень многие люди, так же, как и я, не часто задумываются о происхождении своей лексики, бессознательно употребляя жаргонизмы. Все это приводит к понижению нашего культурного уровня.

Аксиологическая растерянность россиян, находящихся между тремя системами ценностей (исконной, советский, западной) влияет на языковое существование, часто порождает напряжение и дискомфорт. Вместе с тем находящий отражение в языке объективно существующий в рассматриваемом обществе плюрализм ценностей вселяет уверенность в возможность терпимого отношения общества к культурно-ценностным предпочтениям граждан.

Обретенная языком свобода, усиление индивидуального начала речи, открытость диалогического взаимодействия, установка коммуникантов на возможность ненасильственного выбора языковых единиц, отражающих те или иные культурные смыслы.

Литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/referat/jargonizmyi-v-prave/

1. В. Быков Словарь современного интержаргона асоциальных элементов. Русская феня, 1992.

2. И. Воривода Сборник жаргонных слов и выражений, употребляемых в устной и письменной форме преступным элементом. Алма-Ата, 1971.

3. Л. Крысин Изучение современного русского языка под социальным углом зрения РЯШ, 1991, (5).

4. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка. М., 1970.

5. К. Косцинский Ненормативная лексика и словарь Russian Linguistics, 1980.

6. Е.И. Беглова Жаргон в системе репрезентивных факторов развития русского языка конца XX века Язык. Система. Личность. Екатеринбург., 1998.

7. Э.М. Береговская Молодежный сленг: формирование и функционирование Вопросы языковедения. 1996.

8. Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения. СПб, 1998.