Заключение под стражу как мера пресечения в уголовном процессе

Дипломная работа

В Российской Федерации признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина как высшей ценности является конституционной обязанностью государства (ст.2 Конституции РФ).

Как следует из взаимосвязанных положении ст. 10,17 и 18 Конституции РФ, этой обязанностью обусловлена деятельность органов государственной власти, в том числе судебной, призванной гарантировать неотъемлемость и неотчуждаемость основных прав и свобод человека и гражданина. Актуальность темы данного исследования во многом обусловлена тем, что изменение как отдельных стадий и институтов уголовного судопроизводства, так и закона в целом предполагает определение вектора изменений процессуальной формы, степени ее приближения (или удаления) к современному типу состязательности. При этом нельзя забывать, что нормативное регулирование уголовного судопроизводства неразрывно связано с социально-экономическими и политическими характеристиками общества как целостной органической системы.

Сохранение преступности в нашей стране, ее масштабность, изощренность методов, в совокупности с отсутствием посылок на ее значительное снижение в ближайшей перспективе, вынуждают государство вести решительную борьбу с всякими преступными проявлениями методами, не исключающими принуждение. Институт уголовно-процессуального принуждения, таким образом, является необходимым и социально обусловленным средством выполнения государством функции защиты общества от преступных посягательств, выявления и наказания преступников, обеспечения надлежащего уголовно-процессуального производства, нейтрализации противодействия расследованию.

Правовые ограничения — довольно жесткий способ достижения целей, однако это вызывается крайней необходимостью. В демократическом государстве всякое ограничение прав личности — вынужденное действие, обусловленное необходимостью обеспечить равновесие между этим правом, презумпцией невиновности и интересами общества и государства. Неосуществимой идеей явилась бы попытка обойтись без таких ограничений в деле борьбы с преступностью, а вот запрет всякого излишнего принуждения — обязанность правового государства по отношению к гражданскому обществу. Однако социально вреден и опасен неоправданный отказ от мер уголовно-процессуального принуждения в тех случаях, когда неприменение ограничений создает опасность вреда более приоритетным ценностям.

Институт принуждения включает в себя определенные меры, посредством которых реализуется принуждение — меры процессуального принуждения. Меры процессуального принуждения — это процессуальные средства принудительного характера, применяемые государственными органами или должностными лицами при наличии оснований предусмотренных процессуальным законодательством в отношении обвиняемого и подозреваемого в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела.

12 стр., 5612 слов

Уголовно-исполнительное право современной России

... преступностью при помощи уголовных наказаний и иных мер принудительного характера. Уголовно-исполнительное право как самостоятельная учебная ... меры медицинского характера. Сердцевиной предмета уголовно-исполнительного права являются отношения между осужденным и государством в лице уполномоченных им учреждений, органов и должностных лиц. Природа уголовно-исполнительного права, связанная с принуждением ...

Правильность ограничения прав личности достигается, если нормы принуждения применяются только при наличии веских оснований (доводов) — соразмерных по статусу с доказательствами — под которыми правоприменителем понимаются данные, отвечающие требованиям достаточности, относимости и допустимости, способные убедить разумного и осторожного человека в том, что принуждение необходимо. Для обеспечения правомерности и эффективности ограничения прав личности не меньшую роль играет и безукоризненное соблюдение законодательно установленной процедуры. Однако сами нормы должны соответствовать не только международным стандартам в этой области, но и отвечать требованиям морали и нравственности.

Во всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН, говорится о том, что: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию» (ст.9).

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, ратифицированный СССР в 1973 году, содержит следующее положение: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или произвольному задержанию под стражей. Никто не может быть лишен свободы, иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом». В ст. 22 Конституции РФ установлено следующее: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность». Часть 2 ст. 22 Конституции РФ впервые предоставляет суду право принимать решение об аресте, о заключении под стражу, содержании под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Это положение соответствует части 4 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Ранее право арестовывать и заключать под стражу принадлежало прокурору, который в большинстве случаев принимал решение заочно, то есть в отсутствие лица, которое арестовывалось, и обязан был допрашивать только небольшой круг лиц, в частности несовершеннолетних. Судебная процедура должна способствовать принятию законных и обоснованных решений, уменьшить количество ошибок при аресте (заключении под стражу).

Например, согласно части 2 ст. 29 УПК РФ «только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о его продлении».

Проблемы, связанные с принудительным ограничением прав личности, образуют одно из актуальных научных направлений в области уголовного судопроизводства. Исследование проблем уголовно-процессуального принуждения имеет давние традиции в юридической науке. Актуальными являются работы З.Д. Еникеева, В.В. Золотых, Е.М. Клюкова, З.Ф. Ковриги, Ф.М. Кудина, И.Л. Петрухина, С.А. Шейфера, И. Дикарева, В. Жагловского, Р. Орлова. В настоящее время в связи с изменениями в Уголовно-процессуальном кодексе РФ прослеживаются некоторые недостатки, пробелы, а также коллизии правовых норм, наличие которых способствует возникновению проблем в применении отдельных положений УПК РФ на практике.

17 стр., 8260 слов

Меры пресечения в уголовном процессе

... уголовное наказание такую цель преследует; ) меры пресечения являются видом уголовно-процессуального принуждения и применяются в рамках уголовного процесса, наказание является уголовно-правовым принуждением и применяется в рамках уголовного права; ) меры пресечения ... нарушившими уголовный закон, неизменно влечет применение более гуманных мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. ...

Целью работы является комплексный анализ понятия, видов и целей мер пресечения в уголовном процессе, детальное изучения порядка и оснований заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, анализ порядка судебного производства и изучение сроков содержания под стражей.

Указанная цель определила постановку следующих задач:

  • определить понятие мер процессуального принуждения и целей их применения;
  • изучить классификацию мер пресечения;
  • рассмотреть историю применения меры пресечения в виде заключения под стражу; заключение стража подозреваемый

проанализировать понятие, порядок и основания заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления;

изучить порядок судебного производства при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу;

рассмотреть сроки содержания под стражей, а также порядок и сроки обжалования избранной меры пресечения в виде заключения под стражу;

на основании приведенных примеров проанализировать соответствие на практике установленных законом норм избрания меры пресечения в виде заключения под стражу;

проанализировать действующее уголовно-процессуальное законодательство и определить пробелы в нем, а также внести предложения по совершенствованию законодательства.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие между субъектами уголовно-процессуальной деятельности и подозреваемым (обвиняемым) в процессе применения мер пресечения.

Предметом исследования являются понятие процессуального принуждения, мер пресечения, порядка их применения и обеспечения прав подозреваемого и обвиняемого в процессе и реализации этих принудительных средств.

Сделанные выводы базируются на положениях Конституции РФ, международных документах, постановлениях Конституционного Суда РФ, постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, образцах судебной практики г.Читы.

ГЛАВА 1. МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ КАК МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

.1 Понятие и сущность мер процессуального принуждения

Уголовно-процессуальное принуждение является разновидностью государственного принуждения со своими конкретными целями. Оно выражается в специфических средствах, которыми располагает уголовно-процессуальное законодательство для разрешения стоящих перед ним задач.

По мнению автора Коврига З.Ф, уголовно-процессуальное принуждение представляет собой особую форму правового принуждения. Оно состоит из самых различных мер, составляющих целостную систему, и характеризуется определенными признаками:

21 стр., 10085 слов

Меры уголовно-процессуального принуждения в российском уголовном процессе

... необходимо сказать о признаках мер уголовно-процессуального принуждения. Прежде всего, уголовно процессуальное принуждение противостоит свободному волеизъявлению ... других участников уголовного процесса, в целях предупреждения и пресечения неправомерных действий ... гражданами. Цель моей работы изучить и проанализировать меры уголовно-процессуального принуждения, закрепленные в Уголовно-процессуальном ...

применяется только в сфере уголовного судопроизводства;

его осуществляют компетентные государственные органы;

выступает в форме правоотношений;

носит характер личного, имущественного и организационного ограничения субъективных прав;

выражается во внешнем моральном, психическом и физическом воздействии на субъектов, их деятельность или имущество;

лица, к которым уголовно-процессуальное принуждение применяется, основания, условия, формы, пределы и порядок его применения точно регламентируется уголовно-процессуальным законодательством;

ему внутренне присуща специфическая целенаправленность;

законность и обоснованность применения уголовно-процессуального принуждения обеспечивается системой процессуальных гарантий прав личности и прокурорским надзором.

С помощью указанных признаков можно раскрыть содержание уголовно-процессуального принуждения и его сущность. Уголовно-процессуальное принуждение есть государственное принуждение, одна из составных его частей, имеющая своим назначением содействие выполнению задач уголовного судопроизводства процессуально принудительными средствами и его обеспечение. Отнесение процессуально принудительных средств к формам государственного принуждения подчеркивает их государственно-правовую природу. Эти меры устанавливаются государством и их применение соответствующими органами и должностными лицами является результатом осуществления последними своих государственно-властных полномочий. С помощью данных мер осуществляются властные функции по регулированию общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальное принуждение обладает специфическими свойствами, обусловленными особенностями уголовно-процессуального права, предмета и метода уголовно-процессуального регулирования. Такими свойствами следует считать особую процессуальную процедуру возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, обеспечивающую поведение участников уголовного процесса в направлении, соответствующем задачам уголовного судопроизводства, и отношения участников процесса, складывающиеся в сфере этой деятельности.

Уголовно-процессуальное принуждение выступает в форме правоотношений, специальный объект которого представляет собой результат поведения его участников, соответствующего требованиям закона. Общим объектом всех уголовно-процессуальных отношений, в том числе и правоотношений, складывающихся при применении уголовно-процессуального принуждения, является быстрое и полное раскрытие преступлений, установление объективной истины с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Меры уголовно-процессуального принуждения определяются следующими основными признаками:

Принуждение, прежде всего, противостоит свободному волеизъявлению (принудить — заставить сделать что-либо).

44 стр., 21966 слов

Уголовно-процессуальное принуждение

... предусмотревшего целую систему мер процессуального принуждения. Глава 1. Понятие и классификация мер процессуального принуждения. 1.1. Природа процессуального принуждения Среди всех видов государственной деятельности уголовное судопроизводство больше ... с преступностью может вестись только законными мерами. Между тем, в практике работы органов уголовной юстиции допускается множество нарушений прав и ...

Поэтому сущность принуждения состоит в том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса. В связи с этим для отграничения принудительного от непринудительного элементов используется критерий в виде психического отношения субъекта к возложенной на него обязанности. Добровольное выполнение обязанности исключает принуждение. Такой подход подчеркивает необходимость исключительного использования принуждения, когда метод убеждения не достиг искомого результата. Таким образом, к мерам принуждения относятся процессуальные действия и решения, осуществляемые против воли заинтересованных лиц.

Процессуальное принуждение — разновидность государственного принуждения. Субъектом его применения всегда является государственный орган или должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство по данному делу, а объектом — частные лица (физические или юридические).

Так, процессуальное принуждение не применяется по решению потерпевшего. Отмена незаконных актов адресована должностным лицам, поэтому также не может считаться мерой процессуального принуждения. Если же должностное лицо не исполняет процессуальное решение, то принуждение применяется к нему как к гражданину, нарушившему закон.

Меры уголовно-процессуального принуждения отличаются от других видов государственного принуждения тем, что они регулируются уголовно-процессуальным правом, являются частью уголовного процесса. Этим признаком данные меры отличаются от уголовного наказания, административного, дисциплинарного, гражданско-правового и другого принуждения. Таким образом, меры уголовно-процессуального принуждения можно определить как предусмотренные уголовно-процессуальным правом действия и решения органов, ведущих производство по делу, ограничивающие права остальных участников процесса помимо их воли.

Меры процессуального принуждения следует отличать от понятий уголовно-процессуальных санкций и уголовно-процессуальной ответственности. Санкция — это нормативное определение принуждения как результата нарушения диспозиции нормы. Меры процессуального принуждения могут применяться без нарушения диспозиции какой-либо нормы права в превентивных целях (обеспечение гражданского иска путем наложения на него ареста).

В то же время, не все санкции реализуются принудительно (например, санкции ничтожности отмененного процессуального акта).

Санкции предусматривают уголовно-процессуальную ответственность — воздействие на нарушителя процессуальных норм, связанное с негативной официальной оценкой его действий. Такая ответственность также не совпадает с мерами процессуального принуждения.

Общим основанием и пределом применения мер процессуального принуждения является необходимость достижения целей правосудия, обеспечение установленного порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора. Меры процессуального принуждения применяются лишь при действительном или реально возможном появлении препятствий для движения дела.

К кругу субъектов уголовно-процессуальных отношений, в которых выражается принуждение, в качестве его обязательных участников следует отнести представителей органов государственной власти (суд, судью, прокурора, следователя, начальника следственного отдела, орган дознания).

12 стр., 5830 слов

Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федерации

... что домашний арест был включен в систему мер пресечения и закреплен в статье 107 УПК РФ, анализ норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих названную меру пресечения, показывает процессуальную неразработанность механизма избрания и применения данной меры процессуального принуждения. Несмотря ...

К другим участникам правоотношений, возникающих при применении уголовно-процессуального принуждения, относятся лица, имеющие в уголовном процессе материальный или иной интерес (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший); лица, участие которых обусловлено необходимостью собирания доказательств (свидетели, эксперты), и организации, в распоряжении которых имеются доказательства; лица и организации, несущие обязанности в связи с избранием меры пресечения (поручитель, залогодатель), наложение ареста на имущество (лицо или организация, которым это имущество передается на хранение), отстранением обвиняемого от занимаемой должности; лица, чье участие в судебном заседании обязательно.

Различие участников уголовно-процессуальных отношений и их роли в сфере уголовного судопроизводства определяет различие характера и объема их прав и обязанностей, делает эти отношения многообразными. Но не смотря на свое многообразие они подчинены единой главной задаче — установлению объективной истины, в чем состоит смысл существования всех уголовно-процессуальных отношений, а особенно тех из них, которые возникают при применении принуждения.

Конкретные формы уголовно-процессуального принуждения могут приобретать характер личных, организационных и имущественных ограничений. К личным ограничениям следует отнести ограничение: личной неприкосновенности, неприкосновенности жилища, свободы передвижения, тайны переписки, телефонной и телеграфной связи, право осуществлять трудовую деятельность. К ограничениям имущественного характера следует отнести потерю материального вознаграждения, вытекающую из ограничения права занимать определенную должность, и ограничение права пользоваться и распоряжаться личным имуществом или имуществом, добытым преступным путем. Организационные ограничения, вытекая из первых двух видов ограничений, представляет собой государственное вмешательство в жизнь граждан или определенную деятельность организаций и вызывает усложнения внутреннего порядка, прерывая нормальный ход деятельности или дискредитируя лиц, у которых производится обыск, перед соседями.

Принуждение выражается в форме психологического, физического или морального воздействия. Психологическое принуждение — то всегда нормативная или непосредственная угроза реального применения конкретных мер принудительного воздействия, обращенная к сознанию субъекта. Физическая форма принуждения заключается в реальном применении мер воздействия, в реальном его исполнении силами и средствами государственных органов. Моральное принуждение при реализации уголовно-процессуального принуждения следует понимать, как выражение лицу порицания, не связанного с лишением или ограничением его личной свободы или других благ, кроме потери в общественном мнении его авторитета, дискредитации его имени. О том, что общественное мнение является средством принуждения, писал еще Ф. Энгельс. Он указал, что у родового строя «…не было никаких других средств принуждения, кроме общественного мнения». Не всякое общественное мнение связано с принуждением, а только то, которое выражает осуждение за нарушение общественного долга и сопровождается потерей виновным в общественном мнении личных качеств. А.К. Уледов правильно считает: «Орудиями принуждения, которыми пользуется общественное мнение являются осуждение, гнев, презрение, а само принуждение носит духовный характер и не связано с ущемлением материальных прав и свобод человека».

14 стр., 6643 слов

Применение мер принуждения в стадиях предварительного расследования

... из важнейших институтов уголовного судопроизводства — применение мер пресечения для предотвращения способов уклонения от следствия и суда. Из всех мер процессуального принуждения меры пресечения наиболее существенно ... качестве меры пресечения заключать обвиняемого под стражу, если преступление, которое ему инкриминируется, наказывается исправительными работами и более мягкими мерами. Неотъемлемой ...

Требование обоснованности уголовно-процессуального принуждения предполагает его применение лишь в результате объективного установления фактов, на которые меры принуждения рассчитаны, и необходимость государственных органов обосновать свои процессуальные действия. Обоснованность принуждения — это требование закона о достаточности доказательств, что на наш взгляд означает такую степень доказанности, при которой соответствующие обстоятельства можно считать достоверно установленными.

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения мер государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона, или для предупреждения такого неисполнения. Под государственным принуждением следует понимать внешнее воздействие на поведение людей в целях подчинения их воле государства. Правовое же принуждение выражается в принуждении к исполнению требований права. Это и меры воздействия, направленные на устранение неправомерного поведения отдельных лиц и на восстановление нарушенного права; меры, применяемые к участникам процесса в целях пресечения или предотвращения их противодействия ходу уголовного судопроизводства и выполнению его задач.

В уголовном судопроизводстве могут применяться меры уголовно-процессуального принуждения, применяемые государственными органами и должностными лицами в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц.

От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуально правовой характер. Общий для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их применения независимо от воли и желания лица, в отношении которого они осуществляются. Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан. Внешнее принуждение выражается в форме психического, физического или морального воздействия на поведение субъекта, как с целью пресечения, так и с целью предупреждения его неправомерного поведения.

Меры процессуального принуждения могут быть применены лишь при наличии указанных в законе оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия.

Уголовный процесс образует сферу широкого и интенсивного применения государственного принуждения. Должностные лица и органы государства, на которые возложено ведение уголовных дел, обращаются к гражданам с обязательными для них требованиями об изъятии доказательств, проводя обыски, выемки, освидетельствования, другие процессуальные действия, направленные на получение сведений о преступлении и совершивших его лицах.

Критерий ограничения процессуального принуждения от сферы свободного волеизъявления — не априорно принудительный характер тех или иных следственных или судебных действий, а психическое отношение гражданина — субъекта уголовного судопроизводства к возложенной на него обязанности в процессуальном правоотношении с должностным лицом или органом, ответственным за уголовное дело.

54 стр., 26876 слов

«Залог как мера уголовно-процессуального принуждения» Занятие

... меры пресечения, но охватывает единый смысл, заключающийся в принудительном характере ограничения тех или иных прав человека. Кашин В.В. Об эффективности мер процессуального принуждения, содержащихся в УПК РФ // Уголовное ... по совершенствованию законодательства регулирующего залог как меру уголовно-процессуального принуждения. Теоретической основой дипломной работы являются научные труды в области ...

Применения мер принуждения, особенно связанных с ограничением свободы, допустимо только в случаях, прямо указанных в законе. Ни аналогия закона (права) ни распространительное толкование норм права к этим случаям не применены, так как положение личности не может быть ухудшено из-за пробелов в нормативном материале.

По своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения можно разделить на средства пресечения противозаконных действий и средства обеспечения надлежащего поведения, предупреждения правонарушений и средства получения доказательств.

При применении мер процессуального принуждения огромное значение имеет неукоснительное соблюдение положений ст. 21 Конституции РФ, воплощающей в себе одновременно правовые и общепризнанные нравственные требования, которые зафиксированы и в ряде авторитетных международных документов, касающихся защиты прав человека и его основных свобод. Суть этих требований заключается в запрете подвергать людей пыткам или обращению, сопряженному с жестокостью, бесчеловечностью либо унижением человеческого достоинства.

Меры процессуального принуждения предусматривались еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 г., которые подразделялись на меры: 1) по собиранию доказательств; 2) по отношению к обвиняемому; 3) имеющие целью охранить от нарушения правила судопроизводства и порядок на суде; 4) для решения вопроса о разумении несовершеннолетних.

По УПК РФ меры процессуального принуждения подразделяются на:

а) задержание подозреваемого;

б) меры пресечения;

в) иные меры принуждения.

Задержание подозреваемого — это мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (Приложение 1 — пример протокола задержания подозреваемого).

Сам термин «меры пресечения» произошел от сокращения применявшегося в Уставе уголовного судопроизводства России 1864 г. понятия «меры пресечения обвиняемому способов уклониться от следствия и суда».

Меры пресечения — это разновидность мер уголовно-процессуального принуждения, временно ограничивающие права личности, принимаемые органом дознания, дознавателем, следователем, руководителем следственной группы, начальником следственного отдела, прокурором, судьей, судом оказывающие на обвиняемого (подозреваемого) определенное психологическое воздействие или ограничивающие его личную свободу, с целью лишить возможности скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, продолжать преступную деятельность или воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также с целью обеспечить исполнение приговора.

31 стр., 15069 слов

Заключение под стражу (2)

... свобод граждан. Трунова Л.К. Трунов И.Л. Меры пресечения в уголовном процессе. - С.-П.: Юридический центр Прес, 2006. - С. 84-85. Разумеется, что такое ущемление не ... средству, как мера пресечения. Меры уголовно-процессуального пресечения составляют значительную часть мер уголовно-процессуального принуждения. Их применение всегда связано со значительным ущемлением прав и свобод определённых категорий ...

Меры пресечения, будучи мерами государственного принуждения, применяемыми в уголовном процессе, существенно отличаются по своей правовой природе от мер уголовного наказания. В отличии от наказания меры пресечения применяются к лицам, которые еще не признаны виновными в совершении преступления приговором суда. Поэтому меры пресечения лишены элементов кары и не преследуют целей исправления или перевоспитания лиц, к которым применяются. Их цели сводятся к тому, чтобы обеспечить решение задач уголовного процесса, если этому могут помешать лица, подлежащие впоследствии привлечению к уголовной ответственности.

.2 Виды мер пресечения

Меры пресечения представляют собой способ обеспечения деятельности правосудия в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а в исключительных случаях — лиц, подозреваемых в совершении преступления. Меры пресечения — специальная группа мер уголовно-процессуального принуждения, следовательно, они обладают всеми его признаками: принудительностью, превентивностью, факультативностью и срочностью (носят временный характер).

Меры пресечения обладают свойством принудительности независимо от того, соответствует ли применение таковых желаниям и интересам лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Почти любая форма уголовно-процессуального принуждения всегда влечет за собой то или иное ограничение личной свободы граждан (свобода воли, передвижения, неприкосновенности).

Меры пресечения — наиболее строгие меры процессуального принуждения, они относятся к профилактическим, направленным на обеспечение нормальной уголовно-процессуальной деятельности. В то же время, когда меры пресечения выступают как реакция на допущенное нарушение, они одновременно являются и мерами уголовно-процессуальной ответственности.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит исчерпывающий перечень мер пресечения, закрепленных в статье 98:

подписка о невыезде;

личное поручительство;

наблюдение командования воинской части;

присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;

залог;

домашний арест;

заключение под стражу.

Целями применения мер пресечения является пресечение потенциальной возможности обвиняемого или подозреваемого скрыться от дознания, предварительного следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям или другим участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем препятствовать производству по делу. Велика роль меры пресечения в обеспечении исполнения приговора (ч.2 ст.97 УПК РФ): «Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном статьей 466 <#»justify»>в царской России

Существуют правовые традиции, которые своими корнями уходят в далекое прошлое. Это относится и к такой мере пресечения как заключение под стражу, о применении которой свидетельствуют древнейшие источники российского права, такие как Русская Правда XI в., Судебник Ивана IV 1550 г., Соборное Уложение 1649 г., Свод законов Российской Империи 1857 г. и другие.

В эпоху народовластия (XIII-XIV в.в.) меры пресечения отличались мягким характером. Нормальной мерой пресечения было поручительство, даже простая отдача на словах благонадежному человеку, лишение же свободы считалось мерой исключительной. Так, например, Русская Правда закрепляла, что призываемый в суд обвиняемый по уголовному делу должен был найти поручителя, который бы поручился за него в явке в суд в указанный срок. Если же обвиняемый не находил поручителя, то его лишали свободы и заковывали в железо.

В дальнейшем (XV-XVI в.в.) уголовный процесс все более приобретал публичный характер. Поручительство уходит на задний план, и его место постепенно заняла другая более суровая мера пресечения — «отдача за пристава». Данная мера пресечения состояла в том, что человека сковывали и сажали в колоду (отсюда название — «колодники»).

Но государственных тюрем еще не было, поэтому арестованные содержались во дворе у пристава (в ямах, сараях, хлеву), который был обязан надзирать за ними. «Отданных за пристава» вызывали на допросы и пытали.

В Царском Судебнике Ивана IV 1550 г. и Соборном Уложении 1649 г. упоминается о тюремном заключении. При этом, тюремное заключение рассматривалось в те времена и как мера пресечения, и как мера уголовного наказания.

По Соборному Уложению 1649 г. основной мерой пресечения становится тюремное заключение, которое применялось губными старостами, а потом -воеводами. В тюрьмах до суда держали долго (2-3 года).

Встречались случаи, когда власти заключали невиновных крестьян- крепостных, чтобы побудить их господина выдать виновного. Разбойников, убийц и поджигателей предписывалось «держать в тюрьмах полгода — для сыску товарищей их».

Петр I усилил государственное начало в уголовном процессе и отменил меру пресечения — «отдачу за пристава», был изменен характер поручительства (оно перестало быть имущественным).

Основной и наиболее распространенной мерой пресечения стало содержание под стражей в тюрьме.

Екатерина II декларировала некоторые прогрессивные принципы, заимствованные у французских просветителей, однако реально они осуществлены не были.

В известном Наказе Екатерины II от 30 июля 1767 г., а затем в Уставе благочиния 1782 г. был приведен примерный перечень улик, достаточных для заключения человека в тюрьму. Данный перечень был полностью заимствован из трактата Ч. Беккария «О преступлениях и наказаниях» 1764 г. В основе перечня лежала идея теории формальных доказательств о том, что определение достаточности доказательств для обеспечения обвинения или подозрения нельзя доверить судье. Это должен сделать сам законодатель. Такая позиция прикрывалась заботой о законности, установлении материальной истины, устранении судебного произвола и даже охране прав личности. В Наказе излагалась прогрессивная мысль о том, что меры пресечения и меры уголовного наказания имеют совершенно разные цели и что содержание обвиняемого под стражей до суда «как мера жестокая, должно быть, сколько возможно, короче».

Однако до, во время и после царствования Екатерины II сроки предварительного заключения были чрезвычайно продолжительны. Причем некоторые арестанты содержались под стражей для вымогательства взяток. В 1737 г. лишь из одной тюрьмы были единовременно освобождены 431 следственно — заключенный. По данному поводу царица писала подполковнику Редкину: «Помянутые люди забраны и держаны были не для следствия о винах их, но знать только для взяток и бездельных корыстей». В законе от 4 апреля 1722 г. говорилось: «Ведомо нам учинилось, что многих колодников в великих воровствах и разбоях из тюрем отпускают изо — взяток».

В 1763 г. Сенат установил: 1862 следственно — заключенных содержаться в тюрьмах с 1756 г., т.е. более 7 лет. Характерны и отдельные случаи: в 1727 г. обнаружилось, что майор Воеводский находился под караулом 10 лет; поручик Дубасов содержался без суда под стражей 9 лет; поручик Бобьев — 12 лет. Дело об убийстве девицы Марьи Алтуховой велось с 1813 г. по 1824 г., по этому делу содержались под стражей тюрьме несколько человек. Мальчик Кузьмин содержался до суда в тюрьме за кражу церковной утвари на суму 1 рубль 49 копеек.

Власти безуспешно пытались уменьшить сроки содержания обвиняемых под стражей. Указом от 5 марта 1731 г. предписывалось: с 8 марта приступить к разрешению колоднических дел без всяких оговорок, все эти дела окончить к Пасхе 18 апреля под угрозой штрафа. Екатерина II в Указе от 10 февраля 1783 г. требовала «окончить арестанские дела в месяц».

Александр I предписывал Сенату рассматривать арестанские дела вне очереди. За несвоевременное рассмотрение арестанских дел был установлен вычет в размере 1/3 жалования судьи. В связи с такими мерами колодников стали скрывать от статистической отчетности. Попытки ускорить расследование и рассмотрение в судах арестанских дел оказались безрезультатными: в 1825 г. в России насчитывалось 127 тысяч следственных арестантов.

Екатерина II пытались реализовать еще две правовые идее: не заключать обвиняемых под стражу без сообщения им о сути обвинения и их допроса; ввести судебный порядок рассмотрения жалоб на незаконное заключение под стражу.

В 1772 г. Сенат арестовал Федора Сукина на основании показаний одного лишь свидетеля без сообщения обвиняемому причин ареста и без предварительного допроса. Царица в именном указе от 26 марта того же года писала: «Приличнее впредь будет Сенату в случаях подобных по призыву допросить, а потом, если дело требует, арест может следовать тут, где оный правительством за законный почтен будет». Однако это правило так и не привилось в русском дореволюционном процессе.

«Учреждение о губерниях», принятое Екатериной II 7 ноября 1775 г. (ст. 401), предписывало создание Совестного суда. Если кто-нибудь в течение трех дней содержался в тюрьме без допроса, то по его жалобе не позже, чем через одни сутки он должен быть доставлен в Совестные суд, который рассматривает жалобу на незаконный арест и принимает решение об освобождении на поруки либо подтверждает правильность ареста. За неисполнение этих предписаний вводился штраф: на председателя суда-300 рублей, на заседателей — по 100 рублей. Освобожденный Совестным судом вторичному аресту за то же деяние не подлежал. Однако не допускалось рассмотрение жалоб арестованных, которые обвинялись в оскорблении царской особы, измене, убийстве, разбое и воровстве. Учреждение Совестного суда — это попытка внедрить в России процедуру «хобеас корпус». Знаменитый Habeas corpus Act был принят в Англии в 1679 г. Он означал серьезную уступку королевской власти дворянам и зарождающейся буржуазии. Его основное назначение состояло в том, что всякий задержанный и арестованный имел право обжаловать заключение под стражу в суд и быть выслушанным судам, который мог отменить арест или заменить его залогом. В дореволюционной России известен всего лишь один случай применения этого правила: в 1810 г. один чиновник подал жалобу о том, что его держали в заключении без допроса в течение трех дней; окончательное решение по этому делу было принято Сенатом в 1817 г., т.е. через семь лет.

В начале XIX в. были предприняты некоторые меры гуманного характера. В 1801 г. отменены телесные наказания и пытки. Закон от 29 марта 1822 г. установил, что мужские кандалы должны весить не более 5,5 фунта; налагаемые на ноги обручи было предписано обшивать кожей (женщин в кандалы не заковывали).

Правда, в 1824 г. было введено унижающее человеческое достоинство бритье половины головы у арестантов. Мотивировалось это ветхостью тюрем и частыми побегами заключенных (бритье было отменено после судебной реформы 1864 г.).

Колодников отпускали для милостыни «в связи» или отдавали на казенную работу, выдавая за нее по 3-4 копейки в день.

Система мер пресечения, предусмотренных Сводом законов 1857 г., включала следующие меры: содержание в тюрьме и при полиции; домашний арест; полицейский надзор; отдача на поруки. Избрание той или иной меры зависело от тяжести обвинения, силы улик, и звания обвиняемого.

Содержание в тюрьме было возможно, если обвиняемому грозило лишение всех прав состояния или если он не мог найти поручителя. Остальные меры пресечения применялись очень редко.

Основной мерой пресечения и в этот период было содержание под стражей. В России насчитывалось следственно — арестованных: в 1853 г. — 339831, в 1860 г. — 331293. Задача этой меры пресечения состояла не сколько в предотвращении побега обвиняемого, сколько во внушении ему страха и доведение его до признания. Этому способствовал жестокий и бесчеловечный режим содержания арестованных в тюрьме. Власти имели возможность вести следствие с легкостью, спокойно, не заботясь о сроках. В России в 1858 г. содержалось под стражей: от одного года до двух лет — 15305, от двух до трех лет — 3670, более трех лет — 1968 человек. Некто Василий Серков, совершивший преступление в возрасте 15 лет, содержался под стражей восемь лет и был, наконец, осужден «за положение камешков на железную дорогу» (1849).

Использовать предварительный арест для психологического давления на обвиняемого, чтобы склонить его к признанию вины, предписывалось самим законом. В частности, предлагалось получать признание путем «увещевания» с привлечением к допросам священника — увещевателя (ст. 172, п.6 ст. 191, ч. ст.289 Свода законов 1857 г.), обещанием уменьшить наказание (ст.321 Свода законов 1857 г.).

При этом в законе говорилось: признание — «лучшее доказательство всего света» (ст. 316 Свода законов 1857 г.).

Длительные сроки предварительного ареста вынудило царя издать в 1862 г. закон, который предписывал при заключении под стражу более одного года доносить министру юстиции, более двух лет — докладывать дело « на усмотрение государя».

Накануне судебной реформы в 1860 г. был введен институт судебных следователей. Применение всех мер пресечения (за исключением краткосрочного задержания) было изъято из компетенции полиции и стало прерогативой следователей, отнесенных к судебной власти.

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. установил следующую систему мер пресечения: 1) отобрание вида на жительство или обязание подпискою о явке к следствию и неотлучке с места жительства; 2) отдача под особый надзор полиции; 3) отдача на поруки; 4) взятие залога; 5) домашний арест; 6) взятие под стражу (ст. 416-419 Устава уголовного судопроизводства).

Взятие под стражу в отношении обвиняемого применялось, если ему грозило содержание в тюрьме с лишением всех прав и преимуществ или в арестанском отделении, либо ссылка с лишением прав и преимуществ, или каторжные работы с лишением всех прав состояния. В основу применения той или иной меры пресечения была положена степень поражения в правах при реализации уголовного наказания. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. предписывал избирать меру пресечения каждому обвиняемому. Однако Комиссия по пересмотру Устава 1864 г. признала возможным обходиться в отдельных случаях и без мер пресечения.

Взятие под стражу по Уставу 1864 г. по существу объединяло две меры -задержание и предварительный арест. Правом задержания пользовалась полиция. В Уставе 1864 г. ничего не говорилось о сроках доставления и допроса задержанного. Лишь по закону от 15 июня 1912 г. полиция обязывалась в течение 24 часов доставить задержанного к судебному следователю, который должен был в течение следующих 24 часов допросить его по существу возникшего подозрения и задержания. Исключения допускались для отдельных местностей. Как правило, эти сроки не соблюдались. При этом жандармерия при чрезвычайных мерах по охране железных дорог имела право задержания заподозренных на срок до двух недель (ст.420 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.), по делам о государственных преступлениях, о нарушении работы железных дорог, телеграфа, о принадлежности к противозаконным обществам.

Взятие под стражу было основной мерой пресечения и в послереформенной России. Заключение под стражу допускалось для «пресечения обвиняемому способов уклонения от следствия», для предотвращения сговора между обвиняемыми (ст. 1035 Устава 1864 г.) и сокрытия следов преступления (ст. 421 Устава 1864 г.), возможности совершения нового преступления. Содержание под стражей продолжало преследовать и иные цели: доведение обвиняемого до признания путем угроз, обещаний, увещеваний, воздействия сурового, бесчеловечного режима заключения на психику обвиняемого; успокоения общественного возмущения, вызванного самим фактом совершения преступления; обеспечения неторопливого, медленного ведения следствия. Сроки содержания под стражей были по-прежнему длительными: один год — 39 % обвиняемых, два года — 11, три года — 0,9, более трех лет — 0,4%. Закон не ограничивал эти сроки никакими временными пределами. Более того, по Уставу 1864 г. сроки содержания под стражей не учитывались при назначении подсудимому меры наказания в виде лишения свободы, и это оправдывалось псевдолибиральными рассуждениями о различии в целях мер пресечения и мер наказания. Лишь законом от 17 февраля 1910 г. эта несправедливость была исправлена, но далеко не полностью: допускался частичный зачет предварительного заключения по усмотрению суда.

Содержание под стражей применялось в отношении лиц без оседлости, т.е. бродяг. Закон предусматривал возможность заключения под стражу детей в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших общественно опасные деяния, в том числе «по неразумению». Подлежащих заключению под стражу детей и подростков можно было содержать в приютах, колониях несовершеннолетних преступников, монастырях их вероисповедания. Была сохранена установленная еще Сводом законов норма, запрещавшая содержать под стражей беременных женщин и женщин с грудными детьми.

Священнослужители и монашествующие могли быть задержаны и взяты под стражу лишь при совершении «важных преступлений» и при крайней необходимости. Они должны были содержаться отдельно от других арестованных (ст. 1021, 1022 Устава уголовного судопроизводства 1£64 г.).

Так царский закон охранял «престиж» духовенства.

О взятии лица под стражу должно было уведомиться соответственно духовное начальство (ст. 1023 Устава 1864 г.), военное и статское начальство ( ст. 1241 Устава 1864 г.) и Университет (ст. 139 Университетского устава).

Об уведомлении начальства других заключаемых под стражу лиц и о сроках направления уведомления закон умалчивал. По просьбе обвиняемого следователь через полицию принимал меры по сохранению имущества арестованного и по попечению о его малолетних детях (ст. 431 Устава 1864 г.).

Правом заключения обвиняемого под стражу пользовались судебный следователь, окружной суд, Судебная палата, Сенат. Эти же органы были вправе отменять или изменять меру пресечения. Основанием заключения под стражу служило мотивированное постановление (определение).

Требование прокурора об отмене или смягчении меры пресечения было обязательно для судебного следователя. Прокурор мог сам отменить или смягчить меру пресечения при составлении обвинительного акта перед направлением дела в суд. Однако прокурор был лишен права избрать более строгую меру пресечения. Судебный следователь не обязан был выполнять указание прокурора о взятии обвиняемого под стражу. В этих случаях судебный следователь представлял дело суду, который и выносил по этому вопросу окончательное решение. Иной порядок был установлен в Варшавском судебном округе и Прибалтийских губерниях, где следователь был обязан выполнять указание прокурора об избрании или изменении меры пресечения, а уже потом представить дело со своими возражениями в суд. Обвиняемый имел право обжаловать постановление судебного следователя о заключении под стражу во вторую инстанцию — окружной суд. Жалоба рассматривалась в распорядительном заседании в первый присутственный день после ее поступления. Жалобщик допускался к объяснениям, если он присутствовал в суде (ст. 501 Устава 1864 г.).

Об участии защитника в обжаловании меры пресечения и рассмотрении жалобы в суде закон умалчивает. На практике защитники, как правило, не участвовали в рассмотрении жалоб судом. Определение окружного суда могло быть обжаловано в Судебную палату.

При оправдании подсудимый освобождался из-под стражи немедленно, хотя бы прокурор заявлял о принесении протеста. Обязанность следить за законностью арестов была возложена как на судью, так и на прокурора. Тот и другой должны были немедленно освободить лицо из-под стражи при отсутствии законных оснований для его ареста, не вникая в обособленность ареста по существу.

2.2 Применение меры пресечения в виде заключения под стражу

в советское время

Великая Октябрьская социалистическая революция сменила государственно-правовую надстройку царской России и заложила основы новых юридических институтов, соответствующих интересам трудящихся. Система мер пресечения официально не была отменена, но уже из Декрета о суде №1 от 24 ноября 1917 г. следовало, что могут применяться лишь те законы свергнутых правительств, которые не отменены революцией, не противоречат революционной совести и революционному правосознанию (п.5).

В первых законодательных актах Советского государства упоминаются аресты и задержание как наиболее строгие меры, направленные против врагов революции.

В соответствии с Постановлением НКЮ РСФСР от 16 декабря 1917 г. «О производстве арестов, обысков, выемок и всяких иных следственных действий только по ордерам следственных и судебных учреждений» аресты допускались по ордерам следственных комиссий. Кроме того, согласно Постановлению НКЮ РСФСР от 15 декабря 1917 г. «О мерах заключения задержанных и об учреждении при тюрьмах следственных комиссий, проверяющих правильность и законность ареста» следственные комиссии проверяли в течение 48 часов законность произведенных кем бы то ни было арестов и либо направляли дело по подсудности, либо освобождали арестованных.

Положение о народном суде РСФСР, введенное Декретом ВЦИК от 30 ноября 1918 г., предусматривало, что меры пресечения применяют следственные комиссии в составе трех человек, избираемых местными Советами рабочих и крестьянских депутатов (п. 2 ст. 35 ) .Однако конкретные меры пресечения в Положении не были названы.

Проверка законности содержания арестованных в местах лишения свободы согласно п.6 Постановления ВЦИК от 17 февраля 1919 г. «О Всероссийской чрезвычайной комиссии», п. 11 Декрета ВЦИК от 12 апреля 1919 г. «О Революционных трибуналах», ст. 12 Декрета ВЦИК от 18 марта 1920 г. «О Революционных трибуналах» возлагалась на членов революционных трибуналов.

Впервые в советском законодательстве развернутый перечень мер пресечения был сформулирован в п. 78 «Положения о военных следователях», утвержденного 30 сентября 1919 г. приказом Реввоенсоветом Республики №1595. К этим мерам были отнесены: 1) письменное обязательство о явке к следователю и неотлучке с места службы или жительства; 2) отдача на поруки; 3) представление залога; 4) отдача под ближайший надзор начальства; 5) арест. Об избранной мере пресечения военный следователь сообщал военному трибуналу и коллегии военных следователей, которые были вправе предложить следователю изменить меру пресечения, и это предложение было для него обязательным (п. 80).

УПК РСФСР 1922 г. ввел следующие меры пресечения: 1) подписку о невыезде; 2) поручительство, личное и имущественное; 3) залог; 4) домашний арест; 5) заключение под стражу.

Как и в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г., избрание меры пресечения было прерогативой следователя и органам дознания не доверялось.

УПК РСФСР 1923 г. предусмотрел те же меры пресечения, что и УПК РСФСР 1922 г.

В 1924 г. органы дознания получили право избирать любую меру пресечения после допроса ими лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено в виде наказания лишение свободы на срок свыше одного года, доводя всякий раз об избрании такой меры до сведения следователя, в участке которого состоит орган дознания. Следователь имел право в любой момент предложить органу дознания отменить или изменить меру пресечения.

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденные Постановлением ЦИК СССР от 31 октября 1924 г. не содержали перечня мер пресечения, но и не отменяли перечни мер, содержащихся в УПК союзных республик. Основы отказались от терминов «арест», «заключение под стражу» и ввели вместо них термин «лишение свободы», сблизив тем самым данную меру пресечения с мерой уголовного наказания.

Основы ввели еще одно основание для лишения свободы как меры пресечения: если нахождение обвиняемого на свободе будет признано общественно опасным (п. 10 Основ).

Лишение свободы применялось при возбуждении производства о признании обвиняемого общественно опасным.

Лишение свободы в качестве меры пресечения могло быть заменено поручительством профессиональных и иных рабочих, крестьянских и общественных организаций. Замена лишения свободы денежным или имущественным залогом не допускалась.

Основы подтвердили право органов дознания на избрание всех мер пресечения. Но применение ими лишения свободы как меры пресечения подлежало утверждению ближайшим следователем, народным судьей или прокурором (порядок арестов, проводившихся органами ОГПУ, определялся особыми правилами).

Сохранилось правило о том, что органы дознания о каждом произведенном ими задержании в течение 24 часов уведомляют суд или судью, а по делам, подследственным органам расследования, — следователя или прокурора. В течение 48 часов после получения уведомления указанные органы должны были подтвердить или отменить арест. Освобождение лиц, незаконно лишенных свободы, возлагалось на судью и прокурора.

Система мер пресечения оставалась неизменной вплоть до 1958 г. Основы уголовного судопроизводства, принятые в декабре 1958 г. предусмотрели следующие меры пресечения: 1) подписка о невыезде; 2) личное поручительство и поручительство общественных организаций; 3) заключение под стражу и иные меры пресечения, которые были определены законодательством союзных республик (ст.33).

Вместо «ареста», «предварительного ареста», «лишения свободы» -терминов, употреблявшихся в прежнем советском законодательстве, -Основы 1958 г. ввели «заключение под стражу» (ст.33).

Но при этом они разошлись в терминологии с Конституцией 1936 г., где говорилось об арестах (ст. 127), Конституция 1977 г. также именовала данную меру пресечения арестом.

УПК РСФСР от 27 октября 1960 г. предусматривал следующие меры пресечения: 1) подписку о невыезде; 2) личное поручительство; 3) поручительство общественных организаций; 4) заключение под стражу; 5) залог; 6) наблюдение командования воинской части; 7) отдача несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей, а также надзор администрации закрытых детских учреждений.

Согласно ст. 96 УПК РСФСР 1960 г. заключение под стражу в качестве меры пресечения применялось по делам о преступлениях, за которые законом предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. В исключительных случаях эта мера пресечения могла быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусматривалось наказание в виде лишения свободы и на срок не свыше одного года. В указанной статье содержалось положение, согласно которому к лицу, обвиняемому в совершении преступлений, перечень которых был указан в тексте статьи, заключение под стражей могло быть применено по мотивам одной лишь опасности преступления.

Заключение под стражу по УПК РСФСР 1960 г. применялось только с санкции прокурора или на основании судебного решения. Сама процедура заключения под стражу, по словам В.И.Руднева, носила «недемократичный, и, кроме того, заочный характер». Так, прокурор, решая вопрос об аресте, обязан был тщательно ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях лично допросить подозреваемого или обвиняемого, а несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого — во всех случаях. Из смысла статьи можно сделать вывод, что само лицо, в отношении которого принималось решение об аресте, ничего не могло пояснить или возразить, так как при этом оно чаще всего не присутствовало, за исключением разве что несовершеннолетних, не всегда понимающих значение юридических процедур, также отсутствовал и защитник. Но ведь, если человек не присутствовал при даче санкции на арест, ничего не мог выяснить и прокурор! Значит, он не мог быть объективным при вынесении решения об аресте. Все это никак не способствовало законности и обоснованности ареста. В результате дача санкции на арест прокурором приводила к тому, что почти каждый четвертый арестовывался без особой необходимости и из-под стражи впоследствии освобождался.

По данным З.З. Зинатуллина, арест как мера пресечения в семидесятые годы избирался по каждому второму уголовному делу, производство по которым вели следователи.

По данным В.М. Коркунова в Саратовской области в 60 -70 г.г. под стражу заключалось от 54% до 59,6% обвиняемых по делам, направленных в суды. В 1971 г. исследованием, проведенным ГСУ МВД СССР было установлено, что 60 -70 % обвиняемых в момент проверки находились под стражей. Такая же картина наблюдалась и в 70-е года.

В 1977 г. удельный вес арестованных по сравнению с прошлыми годами значительным образом снизился. Отчасти это явилось результатом влияния Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 марта 1977 г., отграничивающего сферу применения заключения под стражу в качестве меры пресечения по отношению к лицам, обвиняемых в совершении хулиганства.

Арест как мера пресечения в восьмидесятые годы применялся в 1980 г. -53%) случаев из всех примененных следователями мер пресечения к обвиняемым и подозреваемым, в 1981 г. — 51%, в 1982 г. — 46,4 %, в 1983 г. -45,6%, в 1984 г. — 42,1%, в 1985 г. — 36%.

Уголовно-правовая статистика 90-х гг. зафиксировала значительный рост (со 188 тысяч в 1990 году до 447 тысяч в 1999 году) числа граждан, в отношении которых органами предварительного следствия и дознания в ходе досудебного производства избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу. На 1 июля 2000 года в следственных изоляторах России содержалось 273,5 тысяч человек, и их наполняемость, несмотря на переоборудование в следственные изоляторы части помещений тюрем и исправительных учреждений, в 2,3 раза превышала установленный лимит содержания. При этом следственные изоляторы России инспекторами Совета Европы в 1999-2000 гг. признавались местами, приравненными к пыткам.

Все это потребовало принятия Российской Федерацией в 2001-2002 гг. ряда законодательных актов в части дифференциации уголовной ответственности за отдельные виды преступлений и о внесении принципиальных изменений в порядок заключения граждан под стражу. Эти меры способствовали реальному сокращению числа содержания обвиняемых, подсудимых под стражей и обеспечению тем самым предусмотренных ст.22 Конституции РФ принципов свободы и личной неприкосновенности.

Первым шагом законодателя в этом направлении стало исключение Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодательные акты Российской Федерации» от 9 марта 2001 года №25-ФЗ из ч.2 ст.96 УПК РСФСР положения о возможности заключения граждан под стражу по мотивам «одной лишь опасности преступления», к которым относились, к примеру, все виды квалифицированных краж, в том числе и мешка картошки из сарая.

Изменения закона и предпринятые правоохранительными органами меры по ограничению заключения подозреваемых, обвиняемых под стражу в предверии вступления с 1 июля 2002 года в действие УПК РФ согласно статотчетности Госкомстата России по форме 1-Е (о результатах следственной работы) способствовали сокращению числа граждан, арестованных всеми правоохранительными органами. Во II-ом полугодии 2000 года эта цифра составляла 174437 человек, в 1-ом полугодии 2001 — 168176 человек, во II-ом полугодии 2001 — 140137 человек, в 1-ом полугодии 2002 — 121157 человек.

В настоящее время правовые основы заключения под стражу в России установлены частью 2 ст. 22 глава 2 Конституции Российской Федерации, статьями 10, 97-101, 108-110, 225, 228, 423 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Подводя итог рассмотрения истории применения меры пресечения в виде заключения под стражу, хочется сказать, что в настоящее время мера пресечения в виде заключения под стражу — одна из самых распространенных в России. Огромное количество заключенных в России — результат уголовно-правовой политики государства, уровня сознания общества, предполагающего применение уголовного наказания преимущественно в виде лишения свободы.

ГЛАВА 3. СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ КАК МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

.1 Порядок и основания заключения под стражу. Обстоятельства,

учитываемые при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Заключение под стражу (ст. 108 УК РФ) — наиболее строгая мера уголовно-процессуального пресечения и наиболее распространенная после подписки о невыезде. Применение этой меры пресечения значительно ограничивает конституционные права обвиняемого (подозреваемого) на свободу, личную неприкосновенность и другие права и свободы. Сущность меры пресечения заключается в лишении обвиняемого (подозреваемого) свободы и содержания в местах предварительного заключения до начала фактического исполнения обвинительного приговора к лишению свободы, если мера пресечения не будет отменена либо изменена.

Правовые основы заключения под стражу установлены частью 2 ст. 22 глава 2 Конституции Российской Федерации, статьями 10, 97-101, 108-110, 225, 228, 423 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Международным пактом о гражданских и политических правах, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными и иными нормами международного права и международными договорами России. Заключение под стражу носит предварительный характер, поскольку оно не уголовное наказание и не предрешает вид и размер наказания, а служит определенной гарантией, преследующей специальные цели до постановления приговора и вступления его в законную силу. Оно исполняет роль принудительного устранения неправомерных действий обвиняемого (подозреваемого), представляющих угрозу правосудию, и выступает средством пресечения тех действий, ради недопущения которых оно применено.

По Уголовно-процессуальному кодексу РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом <#»justify»>заключения под стражу

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК РФ, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания (Приложение 2 — пример постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу).

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключение под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течении 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

По поводу возникших на практике наиболее острых процедурных вопросов, связанных с судебным рассмотрением ходатайств органов уголовного преследования о заключении под стражу подозреваемого или обвиняемого, Пленум Верховного суда дал следующие разъяснения. Рассматривая ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, суд должен выяснить, приложены ли к нему копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого; копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой, меры пресечения (например, домашнего ареста или залога) (ч.3 ст.108 УПК РФ).

Если при рассмотрении этого ходатайства одной из сторон заявлено ходатайство об отложении судебного заседания для представления дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, судья обсуждает такое ходатайство в судебном заседании с участием сторон и в случае его удовлетворения выносит постановление о продлении срока задержания не более чем на 72 часа, указав дату и время, до которых продлевается срок задержания (п.3 ч.7 ст.108 УПК РФ).

При проведении повторного судебного заседания судья возобновляет судебное разбирательство (ч.2 ст.253 УПК РФ) и с участием сторон на основе имеющихся материалов, включая вновь поступившие, выносит решение об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу либо об отказе в удовлетворении ходатайства об этом.

При отказе суда в удовлетворении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подозреваемый, обвиняемый подлежит немедленному освобождению из-под стражи вне зависимости от того, истек ли 48-часовой срок с момента его задержания, за исключением случая избрания судом меры пресечения в виде залога.

В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручения лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

Судья должен оценить:

тяжесть предъявленного обвинения, если таковое предъявлено;

наступившие последствия правонарушения;

принимал ли обвиняемый (подозреваемый) меры к предотвращению вредных последствий совершенного им деяния;

характеристику личности обвиняемого;

наличие или отсутствие судимостей;

состояние здоровья, семейное положение, наличие или отсутствие постоянного места жительства;

роль обвиняемого (подозреваемого) в составе преступной группы, его конкретные действия;

обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность;

наличие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность данного лица (явная ошибка в определении субъекта преступления и т.п.);

другие необходимые, по мнению судьи, обстоятельства.

Требование о мотивировании принимаемого решения — как соблюдение одного из положений принципов законности при рассмотрении вопроса об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу — приобретает особую значимость, если иметь в виду требования УПК, которые допускают заключение под стражу при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (ч.1 ст.108 УПК РФ).

Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

об отказе в удовлетворении ходатайства;

о продлении срока задержания.

Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания. Если в установленный срок дополнительные доказательства не поступят, судья проводит повторное заседание с участием сторон и на основе ранее поступивших материалов выносит соответствующее решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, либо об отказе в удовлетворении ходатайства об этом.

По направленному в Центральный районный суд ходатайства об избрании меры пресечения под стражу гражданину Н., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, судья вынес постановление о продлении срока задержания на 72 часа, для возможности собирания органами следствия дополнительных доказательств обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под сражу. У судьи вызвало сомнение состояние здоровья подозреваемого на момент задержания, однако после собирания необходимого характеризующего материала (допросы родственников, соседей, врачей), судьей было вынесено постановление об избрании гражданину Н. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В тех случаях, когда явка в судебное заседание защитника, приглашенного подозреваемым или обвиняемым, его законным представителем либо другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, невозможна (например, в связи с занятостью в другом судебном процессе), а от защитника, назначенного в порядке ч.4 ст.50 <#»justify»>Учебная и научная литература

Актуальные проблемы уголовного судопроизводства Избранные меры пресечения судом: научно-практ. пособие. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2011. — 543 с.

Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: КНОРУС, 2008. — 672 с.

Белоносов В.О., Чернышева И.В. Российский уголовный процесс. — М.: Дашков и К, 2007. — 480 с.

Викторский С.И. Русский уголовный процесс. — М.: Издательство «Городец», 1997. — 198 с.

Гаврилов Б. Экспертная оценка влияния уголовного и уголовно-процессуального законодательства на обеспечение конституционных прав граждан на свободу и личную неприкосновенность. //Уголовное право.- 2004. — №3. — С. 118-124.

Громов Н.А. Уголовный процесс России. — М.: Юрист, 1998. — 552 с.

Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. Издание 5-е. — М.: Зеркало-М, 2004.

Дежнев А. Уведомление о задержании как социально-правовая гарантия защиты интересов личности // Уголовный процесс. — 2008. — №4. — С. 79-81.

Дикарев И. Избрание меры пресечения по инициативе суда // Уголовный процесс. — 2008. — №4. — С. 83-87.

Дроздов Г.В. Уголовный процесс. — М.: Спарк, 2004. — 120 с.

Жагловский В. Основания заключения подозреваемого под стражу // Уголовный процесс. — 2008. — №2. — С. 99-103.

Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. — Казань. 1981. — 212 с.

Золотых В. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ // Российская юстиция. — 2002. — №11. — С. 17-19.

История государства и права России. Под ред. С. А. Чибиряева.- М.: Издательство «Былина», 2001. — 338 с.

Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1975. — 175 с.

Кутуев Э.К. Меры принуждения в уголовном процессе. Теоретические и организационно-правовые проблемы: монография. — М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2009. — 111 с.

Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. — М.: Издательство «Право и закон», 1996. — 148 с.

Мозяков В.В. Руководство для следователей. — М.: Экзамен, 2005. — 130 с.

Непомнящая Т.В., Степашин В.М. Проблемы назначения наказания: учебное пособие. — Омск: Изд-во ОГУ им. Ф.М. Достоевского, 2011. — 544 с.

Орлов Р. Избрание меры пресечения в виде содержания под стражей в отсутствие обвиняемого // Законность. — 2010. — №3. — С. 31-33.

Петрухин И.Л. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.- 6 изд., перераб. и доп. — М.: Велби; Проспект, 2008. — 433 с.

Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. — М.: Издательство «Наука» , 1989. — 306 с.

Руднев В.И. Сокращение количества лиц, находящихся в заключении в России. //Адвокат. 2001. №2. С. 17-23.

Руднев В.И. Санкционирование ареста судом как гарантия обеспечения права на свободу и личную неприкосновенность. // Адвокат. 2002. № 8. С. 21-28.

Уголовно-процессуальное законодательство СССР и РСФСР. — М.: Институт государства и права Академии наук, 1990. — 510 с.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / Отв. ред. Лупинская П.А. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: НОРМА, 2009. — 1072 с.

Уголовно-процессуальное право: курс лекций / под общей ред. Г.И. Загорского. — М.: Волтерс Клувер, 2010. — 559 с.

Уголовный процесс: учебник / под ред. А.П. Гуськовой, Ф.К. Зиннурова. — М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. — 663 с.

Уголовный процесс России: Учебник./Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: Издательство «Проспект», 2001. — 422 с.

Уголовный процесс: учебное пособие / под ред. И.И. Сыдорука, А.В. Ендольцевой. — М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2011. — 447 с.

Уледов А.К. Общественное мнение советского общества. — М.: Соцэкгиз, 1963. — 250 с.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том II (1910) / Под общ. ред. А.В. Смирнова.- СПб.: Издательство «Альфа», 1996. — 422 с.

Материалы судебной и правоприменительной практики

Российская Федерация. Судебные акты. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2003 г.// Российская газета. — 2003. — 10 июля. — №135 (3249).

Российская Федерация. Судебные акты. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. N 132-О по жалобе гражданина Горского Анатолия Вадимовича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 231 Уголовно-процессуального кодекса РФ // Российская газета. — 2004. — 9 июня. — №3497.

Российская Федерация. Судебные акты. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Переведенцева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 7. С. 17.

Российская Федерация. Судебные акты. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2005 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан // Российская газета. — 2005. — 1 апреля. — №3735.

Российская Федерация. Судебные акты. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета, N 60, 25.03.2004.

Российская Федерация. Судебные акты. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Российская газета, N 294, 27.12.2013.

Уголовное дело №139002 // Архив Центрального районного суда г. Читы.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ПРОТОКОЛ задержания подозреваемого

г. Чита«05 »октября 20 13г. (место составления)

Протокол составлен в23ч00мин

Следователь СО по расследованию преступлений на территории Центральной зоны Центрального района СУ УМВД России по г. Чите(должность,

лейтенант юстиции Ч. М.В.,классный чин или звание, фамилия, инициалы)

в присутствии защитника,(фамилия, имя, отчество адвоката)

предъявившего удостоверение, (номер удостоверения, кем и когда оно выдано)

а также ордер (его номер, дата выдачи, кем выдан (полное наименование адвокатского образования)

в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ задержал в 23ч00мин «05»октября2013г.

в Центральном ОП по г. Чите (место задержания)

в качестве подозреваемого:

1. Фамилия, имя, отчествоГражданин П.

2. Дата рождения04 марта 1982 года рождения

3. Место рожденияг. Чита

4. Место жительства и (или) регистрацииЗабайкальский край, г. Чита, ул. Н.

телефон нет

5. ГражданствоРФ

6. Образованиесреднее

7. Семейное положение, состав семьихолост

8. Место работы или учебыНе работает

телефон

9. Отношение к воинской обязанностив/о(где состоит на воинском учете)

10. Наличие судимостисудим: 04.09.2004 г. Ингодинским р/с по ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 3,6 г. л/св, освобожден УДО 01.11.2006 г. на 1 год 4 мес.(когда и каким судом

11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность подозреваемогопаспорт серии

выдан Отделом Внутренних Дел Центрального района г. Читы

12. Иные данные о личности подозреваемогонет

13. Основания, мотивы и другие обстоятельства задержания п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ (излагаются основания задержания,

предусмотренные ст. 91 УПК РФ, мотивы и другие обстоятельства задержания)

Мне разъяснено, что в соответствии с частью четвертой ст. 46 УПК РФ я вправе:

) знать, в чем я подозреваюсь, и получить копию постановления о возбуждении против меня уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении ко мне меры пресечения;

) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении меня подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. Я предупрежден о том, что при моем согласии дать показания мои показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при моем последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 части второй ст. 75 УПК РФ;

) пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного пунктами 2 — 31 части третьей статьи 49 УПК РФ, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до моего первого допроса;

) представлять доказательства;

) заявлять ходатайства и отводы;

) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым я владею;

) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с моим участием, и подавать на них замечания;

) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по моему ходатайству, ходатайству моего защитника либо законного представителя;

) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя в порядке, предусмотренном главой 16 УПК РФ;

) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

Мне разъяснено также, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации я не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Мне сообщено, что я подозреваюсь в совершении преступления, предусмотренного (в совершении какого именно преступления, его предварительная

ч. 1 ст. 111 УК РФюридическая квалификация (пункт, часть, статья УК РФ)

По поводу задержанияГражданин П.заявил:(фамилия, инициалы подозреваемого)

(пояснения записываются от первого лица и по возможности дословно)

Подозреваемый(подпись)

Защитник

(подпись)

Личный досмотр подозреваемого гр-на П. следователем не производился.

По окончании задержания подозреваемого от участвующих лиц

подозреваемого П.(их процессуальное положение, фамилии, инициалы)

заявленияне поступили.Содержание заявлений:нет (поступили, не поступили)

Подозреваемый(подпись)

Защитник(подпись)

Протокол прочитанлично (лично или вслух следователем (дознавателем)

Замечания к протоколуне поступили(содержание замечаний

либо указание на их отсутствие)

Подозреваемый(подпись)

Защитник(подпись)

Следователь (подпись)

ПодозреваемыйГр-н П.направлен для содержания (фамилия, инициалы)

вИВС УВД по Забайкальскому краю(наименование места содержания под стражей)

Сообщение о задержанииГр-на П.(фамилия, инициалы подозреваемого)

направлено прокуроруЦентрального района г. Читы(наименование органа прокуратуры)

в23ч00мин«05»октября20 13г.Следователь

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

СОГЛАСЕН

И.о. начальника СУ УМВД России по г. Чите

подполковник юстиции

Б. Л.А.

________________________

(подпись)

»______» _____________ 2013 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возбуждении перед судом ходатайства об избрании

меры пресечения в виде заключения под стражу

г. Чита

СледовательСО по расследованию преступлений на территории Центральной зоны Центрального района СУ УМВД России по г. Чите(наименование органа предварительного

лейтенант юстиции Ч.М.В.следствия или дознания, классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя)

рассмотрев материалы уголовного дела №

У С Т А Н О В И Л:

Настоящее уголовное дело было возбуждено 05 октября 2013 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

В ходе предварительного следствия было установлено, что 05.10.2013 г., в неустановленное время, находясь по адресу г. Чита, ул. Н. неизвестное лицо причинило телесные повреждения гр-ну П., который был доставлен 05.10.13. в Городскую клиническую больницу №1, с диагнозом: проникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева сзади, с повреждением легкого, гемопневматорокс слева, острая кровопотеря, ушиб мягких тканей лица, что квалифицируется как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью.

По подозрению в совершении данного преступления 05.10.13 г. в порядке п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ был задержан гр-н П., 04.03.1982 года рождения.

Право на защиту и права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, гр-ну П. разъяснены 05.10.13.

В деле участвует защитник.

Причастность подозреваемого гр-на П. к совершению данного преступления полностью доказана материалами уголовного дела, а именно:

Справка из Городской клинической больницы №1

Протокол осмотра места происшествия

Протокол допроса подозреваемого гр-на П.

Протокол допроса свидетеля Е.

Протокол допроса свидетеля П.

Принимая во внимание, что гр-н П., 04.03.1982 года рождения, подозревается в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание свыше двух лет лишения свободы, ранее неоднократно судим за совершение умышленных преступлений, что характеризует его как лицо, склонное к совершению преступлений, имеет место регистрации по адресу г. Чита, ул. Н., однако по данному адресу проживает совместно с потерпевшим гр-ом П., являющимся его родным отцом и, находясь на свободе, может оказать давление на потерпевшего, вновь совершить преступление против личности. Следствие считает, что оставаясь на свободе, гр-н П. может скрыться от предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, в связи с этим возникла необходимость в заключении гр-на П. под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 97-101 и 108 УПК РФ,

ПОСТАНОВИЛ:

Ходатайствовать перед судом Центрального района г. Читы

об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого — гражданина П. дата рождения: 04.03.1982 года рождения уроженца: г. Читы гражданина: РФ проживающего: г. Чита, ул. Н. ранее судимого 24.02.2005 г. Ингодинским р/с по ч. 3 ст. 158 УК РФ, сроком на 3 г. 6 мес. л/св, освобожден условно-досрочно 26.10.2006 г. сроком на 1 г. 4 мес.

Следователь СО при Ингодинском ОМ СУ при УВД по г. Чите лейтенант юстиции Ч. М.В.