Коррупционные преступления: уголовно-правовой анализ

Дипломная работа

Коррупция как социально-правовое явление в настоящее время выходит за пределы национальных границ и затрагивает все общества, государства и экономические системы. В России коррупция является одной из реальных угроз безопасности — она не только препятствует развитию общества, деструктивно воздействует на систему государственного управления и подрывает веру граждан в органы власти, но и может способствовать росту других видов преступности.

Последние громкие коррупционные скандалы на самом верху российской власти подтвердили сложившееся в обществе устойчивое мнение: коррупция пронизала все сферы государства. Это мнение сложилось во многом потому, что сообщения о коррупции не сходят со страниц российских СМИ. С одной стороны, это можно расценивать как один из методов борьбы с коррупцией, в другой − как признание данного явления настолько обыденным, что в общественном сознании стирается отношение к коррупции как к преступлению.

Президент РФ В.В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию 12 декабря 2012 года подчеркнул, что наступление на коррупцию, которая уничтожает ресурс национального развития, безусловно, продолжится: «ни одна бизнес-структура не должна пользоваться привилегиями от близости к исполнительной, законодательной или судебной власти, причем любого уровня». Однако необходимо отметить, что коррупция, являясь сложной, комплексной социально-правовой проблемой, требует к себе и соответствующего отношения, то есть комплексного подхода, сочетающего различные меры и средства. Нужны целенаправленные усилия со стороны государства и гражданского общества, и, прежде всего, соответствующая антикоррупционная политика.

Таким образом, актуальность изучения феномена коррупции в современном российском обществе и разработки методов борьбы с коррупцией не вызывает никакого сомнения. Коррупция является одной из наиболее ярких и широко распространенных разновидностей противоправного поведения, оказывающей в целом крайне негативное воздействие на политическую и социально-экономическую жизнь.

Степень научной разработанности темы исследования. В отечественной юриспруденции проблемами коррупции как социально-правового явления и сущности коррупционных преступлений занимались следующие ученые: Аминов Д.И., Гладких В.И., Соловьев К.С., Васильева О.М., Ганза А.В., Селихов Н.В., Голубев В.В., Григорьев В.А., Юлин Б.А., Кузнецова Н.Ф., Максимов С.В., Пиджаков А.Ю., Пластинина Е.А., Попова В.В., Евсеев Г.В., Рыков А.А., Тарасян А.Г., Хабаров А.И., Эбзеева З.А. и др. В работах этих авторов неоднократно рассматривались различные экономические аспекты возникновения коррупции, проблемы взяточничества в сфере государственной службы, уголовно-правовые способы предупреждения взяточничества и оценка их эффективности, формирование антикоррупционной политики в современной России, а также методы профилактики и противодействия коррупции.

4 стр., 1694 слов

Влияние коррупции на развитие общества

... коррупции на развитие общества §2.1 Коррупция в России. Современная актуальность темы коррупции связана с разнообразием ее последствий. Помимо прямого влияния на экономические процессы, коррупция ... государством, ввиду предсказуемости взятки; выявление реального соотношения спроса и предложения на государственные товары и услуги для последующей корректировки цен. Впрочем, воздействие коррупции на ...

Цель данного исследования состоит в проведении комплексного уголовно-правового анализа коррупционных преступлений.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением тех или иных видов коррупционных преступлений. коррупция должностный взятка подкуп

Предмет исследования: нормы ранее действовавшего и современного уголовного законодательства России, регламентирующие вопросы ответственности за коррупционные преступления и иные коррупционные правонарушения; положения международно-правовых документов о противодействии коррупции; тенденции развития уголовного законодательства об ответственности за совершение коррупционных преступлений и практики его применения; учения, теории и концепции по рассматриваемой проблематике.

Задачи исследования:

1.Рассмотреть коррупцию как правовую категорию.

2.Раскрыть понятие коррупции по Федеральному закону Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ.

.Проанализировать основные подходы к классификации преступлений коррупционной направленности.

.Дать уголовно-правовую характеристику отдельных видов преступлений коррупционного характера по уголовному праву России.

Методологическую базу исследования составили основанные на взаимосвязи теории и практики методы материалистической диалектики и системно структурного анализа, с позиций которых анализируются основные положения дипломного исследования. В целях полноты и достоверности исследования использовался метод формальной логики.

Применялись и специальные методы познания: логико-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой, метод статистического анализа.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в возможности их использования для дальнейшего изучения теоретических проблем коррупционных преступлений.

Практическая значимость исследования обуславливается тем, что сформулированные по его итогам выводы и предложения имеют прикладное значение и могут быть использованы при совершенствовании уголовного законодательства, а также в правоприменительной практике правоохранительных органов при квалификации коррупционных преступлений. Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. ВКР состоит из введения, двух глав с подглавами, заключения, библиографического списка.

17 стр., 8076 слов

Исследование коррупции, её социальной сущности и социальных последствий

... КОРРУПЦИИ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 1.1 Коррупция как социальное явление Под коррупционной преступностью понимается совокупность преступлений коррупционного характера. Коррупция ... коррупцию как социальное явление; 2 — проанализировать социальные последствия коррупции; 3 — провести социологический анализ отношения граждан к коррупции ... его преодоления. Исследования проблемы коррупции в органах ...

1. Категория «коррупция» и ее формы в доктрине и российском законодательстве

.1 Коррупция как правовая категория

Коррупционная деятельность в юридической литературе и нормативных правовых актах обозначается различными терминами: «преступления коррупционной направленности», «коррупционные преступления», «коррупционные правонарушения», «коррупция». Однако ключевым понятием в этих дефинициях является «коррупция».

Коррупция сегодня — это сложное, многогранное явление, оказывающее разрушительное, дестабилизирующее воздействие на все структуры власти и управления, существенно тормозящее социально-экономическое и политико-правовое развитие общества, препятствующее реализации приоритетных национальных проектов. Однако изучение специальной литературы показывает, что в ряде монографических исследований, учебниках, научных статьях коррупция рассматривается поверхностно, отсутствует системность и комплексность ее изучения.

В литературе встречается широкий диапазон толкования данного термина. Так, по мнению отдельных теоретиков, понимание коррупции не сводится к отражению лишь преступных проявлений коррупции, а включает иные коррупционные проявления, не относимые к преступным, но неправомерные по своей природе.

В этой связи И.С. Паршин подчеркивает, что в целях всестороннего исследования проблемы коррупции необходимо применить комплексный интегрированный подход, позволяющий широко и системно исследовать этот негативный феномен.

Понятие коррупция произошло от сочетания латинских слов correi — несколько участников в одной из сторон обязательственного отношения по поводу единственного предмета и rumpere — ломать, повреждать, нарушать, отменять. В результате образовался самостоятельный термин corrumpire, который предполагал участие в деятельности нескольких (не менее двух) лиц, целью которых являлось «повреждение» нормального хода судебного процесса или управления делами общества. В Римском праве определение corrumpire понималось самым общим образом — разламывать, портить, разрушать, повреждать, фальсифицировать, подкупать и обозначало противоправное действие, например в отношении судьи.

В юридических словарях коррупция понимается как:

умышленное использование должностными лицами, находящимися на государственной службе, своего служебного положения в целях получения имущественных и неимущественных благ;

общественно опасное явление в сфере политики или государственного управления, выражающееся в умышленном использовании лицами, осуществляющими функции представителей власти, а также находящимися на государственной службе, своего служебного положения для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ в любой форме, а равно выражающееся в подкупе этих лиц;

преступная деятельность в политике, государственном управлении, судопроизводстве, внешней торговле и других сферах, состоящая в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения;

3 стр., 1240 слов

Коррупция и её виды |Severino Teanzy

... контроль, Демократическая система выборов, К мерам общего характера, Чем опасна коррупция На самом деле коррупция – явление далеко не безобидное и несет в себе кучу негативных последствий ... к власти. Например, отклонение дела судьей по надуманным причинам, или разрешение провоза запрещенных вещей через границу. Причины появления коррупции На самом деле причин появления такого явления как коррупция, ...

преступная деятельность, заключающаяся в использовании должностными лицами, политическими и общественными деятелями доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения в ущерб государству, обществу и отдельным лицам, а также в сращивании государственных структур со структурами преступного мира в сфере экономики.

Согласно криминальной энциклопедии коррупция — это подкуп, продажность государственных, иных служащих и на этой основе корыстное использование в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий подкупаемых лиц, связанных с ними авторитета и возможностей, а равно получение каких-либо ненадлежащих преимуществ субъектами подкупа.

Итак, на основании проведенного анализа словарных оценок можно сделать вывод о том, что при формулировании термина «коррупция» наблюдается терминологическая полисемия в его определении.

Что касается доктринального толкования понятия «коррупция», то в отечественной юридической литературе термин «коррупция» также трактуется неоднозначно. Так, по мнению В.А. Григорьева и Б.А. Юлина, коррупция (в современном ее понимании) — это «социальное явление, заключающееся в корыстном использовании должностным лицом органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения».

П.А. Кабанов и Р.Р. Газимзянов рассматривают коррупцию и коррупционную преступность как специфическое отрицательное (негативное) социально-правовое явление, поразившее и разлагающее органы государственной власти и местного самоуправления и их представителей.

Г.Н. Горшенков в криминологическом словаре определяет коррупцию как негативное социально (политико)-правовое явление, основанное на подкупе, то есть склонении на свою сторону стимулирующими актами: деньгами, подарками, предоставлением привилегий, льгот и т.п.

Коррупция как негативное социальное явление не может быть основана на нормах права, а существует вопреки им. О.М. Васильева определяет коррупцию как социально-негативное явление, представляющее собой систему условий экономического, политического, правового, социально-психологического характера, при которой государственные служащие имеют возможность систематически прямо или косвенно использовать свои служебные возможности и полномочия для личного обогащения за материальное вознаграждение, не предусмотренное нормами права, в интересах третьих лиц или групп.

По мнению З.А. Эбзеевой, коррупция — общий термин, обозначающий использование своего положения в обществе в личных целях. Характерные признаки данной ситуации: принимается решение, нарушающее закон или неписаные общественные нормы, обе стороны действуют по обоюдному согласию, обе стороны получают незаконные выгоды и преимущества, обе стараются скрыть свои действия.

11 стр., 5348 слов

Коррупция в сфере государственных и муниципальных заказов

... целей Закона N 94-ФЗ является предотвращение коррупции. коррупция государственный муниципальный заказ Целесообразно указать, что предотвращение коррупции в сфере размещения заказов достигается реализацией отдельных положений, предусмотренных в нормах данного Закона, а также ...

Итак, изучение доктринальных источников показало, что в авторских позициях по вопросу отнесения коррупции к правовым явлениям единства нет.

В уголовном законодательстве нет нормативно закрепленного понятия «коррупционное преступление». Однако, как подчеркивает В.В. Попова, соответствующее определение необходимо, так как позволяет законодательным и правоприменительным органам, эффективнее осуществлять правотворческую и правоприменительную деятельность.

Мы считаем, что, рассматривая понятие «коррупция», следует иметь в виду только организованную часть корыстно-должностных преступлений. Мы солидарны с мнением, в частности, Н.Ф. Кузнецовой, которая отмечает, что «…именовать коррупцией всю систему корыстно-должностных преступлений, например, злоупотребление властью, превышение власти, подлоги, не только не целесообразно, но и не согласуется с принципом дифференциации вины, ответственности и индивидуализации наказания».

Понятие коррупции, как явления, используемое российским законодательством, основывается на таких международных правовых актах, как Конвенции ООН против коррупции (2003 г.) и Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.).

В этих документах содержатся понятия коррупции, должностного подкупа, взятки, злоупотребления полномочиями и других нарушений, которые обязательны для российской правовой системы. Кроме того, к коррупционным явлениям относится и непотизм. В российской действительности понятию «непотизм» соответствует кумовство, землячество и т.п.

В.С. Чершинцев выделяет следующие основные этапы развития коррупции в нашей стране:этап — период зарождения коррупции в российской государственности. Этот период характеризуется становлением сферы государственного и зарождением местного управления, которое основывалось на принципе кормления служащих от населения, что стимулировало рост взяточничества, должностных и других злоупотреблений. Вместе с тем законодательные акты того времени не обходят этот вопрос стороной и направлена на борьбу с лихоимством, посулом, взятками, «кормлением», «откупом», и т.д., на что указывают Новгородская и Псковская судные грамоты, Судебники 1497 и 1550 годов. В сложившихся тогда условиях законодательная позиция по содержанию проявлений подкупа и продажности чиновников уже определялась защитой государственных интересов.этап — период существования Российской империи, который необходимо связать с мощнейшими преобразованиями во всех сферах общественной жизни. Этот период можно охарактеризовать как становление органов местного самоуправления, когда создавались выборные земские собрания (губернские, уездные), которым поручалось общее заведование местными хозяйственными делами, включая школы, больницы, дома презрения и т.п. Отличительная черта коррупции этого периода — ее разрастание и поражение всех органов власти и, одновременно, установление суровых мер воздействия за эти деяния.этап — советский, связанный с существование СССР. Период «великого перелома» и ускоренной индустриализации, характеризуется резким усилением централизации хозяйственной жизни. Была проведена административно-территориальная реформа, вместо сельских волостей и уездов созданы более крупные районы, лучше приспособленные для центрального руководства. Все зачатки самоуправления в городах и в деревне были ликвидированы, а сам термин надолго исчез из употребления.этап — современный (с момента развала СССР по н. в.).

3 стр., 1395 слов

Коррупция в таможенных органах

... и относятся к категории преступлений против государственной власти. Главным стимулом к коррупции является возможность получения экономической ... таможни "идет на поводу" у таких руководителей, образуются местные коррупционные связи на высшем уровне, преодолеть давление которых на ... полноценных доказательств вины. В целом получение взяток этой категорией должностных лиц характеризуется небольшими ...

Этот период тесно связан с процессом реформирования российского общества, российской экономики, что существенным образом отразилось на коррупции, которая не только позволяет успешно действовать организованной преступности, существовать теневой экономике, но и сама превратилась в одну из угроз российской государственности.

Коррупция — крайне отрицательное социальное явление. Высокая степень коррумпированности общества свидетельствует о серьезных социальных болезнях государства. Чтобы лечить такую «болезнь», необходимо четко сформулировать ее причины или признаки.

несовершенство законодательства и неадекватность законодательной базы;

уродливые формы социально-экономических преобразований, породившие нищету большей части населения и расслоение на богатых и бедных;

ненадлежащая деятельность государственных структур социального контроля и правоохранительных органов;

дух стяжательства и беспринципности, пронизавший сферу государственной службы;

ставшая нормой общественной жизни система корыстных злоупотреблений и взяточничества;

правовой нигилизм и отсутствие веры в принципы социальной справедливости у граждан страны;

безнаказанность коррупционеров в высших органах власти и др.

Рассмотрим выделяемые И.С. Паршиным специфические признаки этого явления.

Во-первых, коррупция — это негативное социальное явление. Этот признак указывается многими отечественными учеными. Коррупция зарождается исключительно в социальной среде, элементы которой могут подталкивать к совершению преступления или, наоборот, предотвращать ее проявления. Социальную природу коррупции подтверждают следующие признаки: обусловленность экономическими отношениями общества; наличие интересов общества в целом, социальных групп и конкретного человека; влияние на государственно-правовые механизмы, пронизывающее законодательную, исполнительную и судебную власти; формирование морально-нравственных установок в сознании членов общества, определяющих климат в обществе.

Во-вторых, коррупция — это системное явление, системный сбой в структурах власти. Системные свойства коррупции способны подстраивать под себя отдельных людей, группы, отдельные более мелкие структуры управления.

В-третьих, коррупция поражает органы власти различных уровней и их представителей. При этом деятельность субъектов коррупции может представлять собой самостоятельное правонарушение, не квалифицируемое как связанное с организованной преступностью.

39 стр., 19244 слов

Взяточничество как форма проявление коррупции

... на сайте МВД, показывают сколько преступлений по даче, получению взятки и посредничеству во взяточничестве было расследовано ... коррупции», который устанавливает основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и ... исследовании могут быть полезны при написании рефератов и курсовых работ. Структура работы. Работа состоит ...

В-четвертых, целью коррупции являются получение имущественной выгоды, корыстные интересы.

В-пятых, коррупционные действия осуществляются в интересах третьих лиц за вознаграждение. Этот признак показывает, что коррупция может иметь место только в случае наличия третьего лица, которое нуждается в получении определенной материальной или нематериальной выгоды и поощряет либо склоняет к противоправным действиям со стороны представителя власти.

В-шестых, коррупция выходит за рамки криминальных деликтов и влечет не только уголовную, но и административную, гражданскую и дисциплинарную ответственность.

В-седьмых, в результате коррупции подрывается авторитет органов государственной власти и государственной службы, что вызывает негативное отношение населения к принимаемым ими решениям. Коррупционные преступления характеризуются следующими признаками:

они всегда представляют собой сделку между должностным или служащим лицом и лицом, заинтересованным в их определенном поведении;

эта сделка носит обоюдно возмездный характер — от нее выигрывают обе стороны;

эта сделка заведомо незаконна, так как она противоречит позитивному законодательству;

эта сделка в большинстве случаев предопределяет поведение должностного лица или служащего при исполнении им своих служебных обязанностей, вне зависимости от того, действует ли он в соответствии с этими обязанностями, или нарушает их.

Помимо таких традиционных проявлений коррупции, как получение взяток и злоупотребление служебным положением, в настоящее время можно выделить следующие характерные формы коррупционного поведения:

непосредственное участие должностных лиц и государственных служащих в коммерческой деятельности для извлечения личной или корпоративной прибыли;

использование служебного положения для перекачки государственных средств в коммерческие структуры и обналичивания денег;

предоставление льгот для своей корпоративной группы с отвлечением государственных ресурсов;

использование служебного положения для воздействия на средства массовой информации с целью получения личной и корпоративной выгоды;

лоббирование при принятии нормативных актов в интересах заинтересованных групп;

злоупотребление служебным положением в процессе приватизации, сдачи в аренду государственного и муниципального имущества, лицензирования, квотирования экономической деятельности и пр.

35 стр., 17296 слов

Должностные преступления

... преступлений совершаемых должностными лицами. Между тем, разработка вопросов ответственности за должностные преступления в науке уголовного права еще отстает от потребностей судебной практики. Ибо вопросы квалификации этих преступлений относятся к числу более сложных. Исключая работы ...

Очевидно, что злоупотребление властью и незаконное присвоение публичных средств в общественной жизни возможно при сочетании определенных факторов:

во-первых, наличие определенного ресурса (финансовые средства, движимое и недвижимое имущество и т.п.), доступ к которому является целью участвующих в коррупционном сговоре;

во-вторых, возникновение интереса, движущей силы и мотива деятельности участников коррупционных действий.

В целом криминалистическая преступность может быть охарактеризована как элитно-властная преступность с учетом достаточно высокого общественного положения субъектов коррупции.

Итак, анализ доктринальных источников показал, что в авторских позициях по вопросу отнесения коррупции к правовым явлениям единства нет. Согласно международно-правовым определениям коррупции, использующимся в документах ООН и СЕ, коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц и групп, а также многочисленные формы незаконного присвоения публичных средств для частного использования.

В следующем параграфе дипломной работы рассмотрим понятие коррупции по Федеральному закону Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ.

.2 Понятие коррупции по Федеральному закону Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ

По данным ежегодного исследования, 15-й Индекс восприятия коррупции, проведенного международной организацией по противодействию коррупции Transparency International (Трансперенси Интернэшнл), Россия с 146-го места в 2006 г. спустилась на 154-е место в 2010 г., что отражает всю серьезность ситуации. Таким образом, Российская Федерация оказалась самой коррумпированной из стран «большой двадцатки».

По оценкам специалистов, коррупция в аппарате публичной власти достигла небывалых масштабов и представляет собой серьезнейшую угрозу для личности, общества и государства, нормального развития страны. Она в значительной степени блокирует, заглушает общественно полезные ростки проводимых политических и социально-экономических преобразований.

Следует отметить, что борьба с различными формами коррупции в России также осуществлялась на протяжении всей ее многовековой истории, однако борьба эта была локальной, эпизодической, а не системной. Более того, она неизменно носила двойственный характер — с одной стороны, власть пыталась запретить незаконное обогащение чиновников, вводила законодательные меры борьбы с проявлениями коррупции, с другой стороны, на протяжении длительного времени в древней и средневековой Руси существовал институт «кормления» — направления князем своих воевод, наместников в провинцию без денежного вознаграждения, с тем чтобы они «кормились» (содержались) населением соответствующей территории. Указанный институт в связи с длительностью существования прочно вошел в национальный менталитет как элемент культуры управления, плоды которого мы пожинаем до настоящего времени.

На сегодняшний день, учитывая тот факт, что «борьба с коррупцией имеет не только правовой, но и политический характер», результаты антикоррупционной деятельности пока вопиюще неадекватны степени реального ущерба, причиняемого обществу и государству, о чем свидетельствуют результаты деятельности правоохранительных органов в период с 2000 по 2010 год.

26 стр., 12864 слов

Механизм противодействия коррупции как фактора криминализации экономики

... властей и услуг. изучить законодательную базу и дополнительные меры которые вводит государство в противодействие коррупции рассмотреть перспективные направления и меры противодействия экономической коррупции в России. В основе дипломной работы ... стали получать фиксированную ежемесячную плату, а взятки (подношения) в любой форме начали считаться преступлением. Но из-за частых войн казна истощилась и ...

В целом по России в период с 2000 по 2010 год количество выявленных подразделениями правоохранительных органов преступлений коррупционной направленности увеличилось на 57%. К уголовной ответственности за коррупционные преступления в среднем ежегодно по стране привлекается от 13 до 15 тыс. должностных лиц, совершивших преступления с использованием своего служебного (должностного) положения.

В 2009 году в России зарегистрировано свыше 43 тысяч преступлений коррупционной направленности, что на 6,5% больше показателей 2008 года. Установлено 14,7 тыс. (+4,4%) лиц, совершивших указанные преступления, из них более 9 тыс. (+8%) привлечено к уголовной ответственности.

Более чем в 9 раз выросла сумма материального ущерба, причиненного по всем уголовным делам коррупционной направленности (в 2009 году — 45,4 млрд. рублей, в 2008 году — 4,8 млрд. рублей).

Сумма ущерба, возмещенного в период производства расследования по уголовным делам, возросла более чем в 10 раз (с 0,7 млрд. рублей в 2008 году до 7,1 млрд. рублей в 2009 году).

Судами Российской Федерации в 2009 году рассмотрено более 10 тыс. уголовных дел коррупционной направленности, по которым вынесено 9,7 тысячи приговоров.

Самым распространенным на сегодняшний день коррупционным преступлением остается дача взятки. Из 11,6 тыс. дел о коррупционных преступлениях, направленных в суд, 3,4 тыс. — уголовные дела по статье 291 УК РФ («Дача взятки»).

В 2009 году продолжился рост числа выявленных фактов взяточничества. Всего в 2009 году зарегистрировано более 13 тысяч преступлений, связанных с получением и дачей взятки (+5% по сравнению с 2008 годом).

Данные, представленные Генпрокуратурой России, показывают, что количество выявленных фактов по основным коррупционным составам преступления — «злоупотребление полномочиями» (ст. 201 УК), «коммерческий подкуп» (ст. 204 УК), «злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285 УК), «незаконное участие в предпринимательской деятельности» (ст. 289 УК), «получение и дача взятки» (ст. 291 УК), с 2009 по 2010 год резко возросло по сравнению с 2007 и 2008 годами.

По данным Следственного комитета РФ количество выявленных фактов взяточничества, как одного из наиболее частых проявлений коррупции, возросло почти в 1,5 раза. Если в 2005 г. было зарегистрировано 9,8 тыс. случаев взяточничества, то в 2010 г. эта цифра возросла до 15475 зарегистрированных случаев этого вида преступления, из которых было возбуждено 11465 уголовных дел. При этом в 2009 г. в суды было направлено 6269 уголовных дел по факту преступления в сфере коррупции и осуждено 5388 лиц, в том числе по факту взяточничества — 1176 человек, из них без отягчающих обстоятельств — 1629 человек. Из этого числа к реальной мере наказания — лишению свободы осуждено лишь 332 человека, из них за получение взятки при отягчающих обстоятельствах осуждено 147 человек, в т.ч. к лишению свободы осуждено 105 человек. За дачу взятки осуждено 3612 человек, в том числе к лишению свободы — 332 человека. В 2009 году из общего числа осужденных — 882,3 тыс. человек — только к 798 осужденным была применена дополнительная мера наказания — конфискация имущества.

В 2010 году за преступления в сфере коррупции было осуждено более 3,5 тысяч человек. При этом в общем количестве уголовных дел, направленных в суд, преобладали дела о служебном подлоге (ст. 292 УК РФ) — 320; о превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ) — 474; о мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК РФ) — 876; о злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) — 638; о получении взятки (ст. 290 УК РФ) — 1084; о даче взятки (ст. 291 УК РФ) — 1977. По словам руководителя администрации президента РФ С. Нарышкина, сумма взяток по коррупционным преступлениям в данных категориях превысила полмиллиарда рублей.

В 2012 году средний размер взятки по стране, по данным Генпрокуратуры, составил 65 тыс. рублей, а в коррупционные отношения были вовлечены 63% предприятий. По данным Следственного комитета, за 9 месяцев 2012 года преступления, связанные с коррупцией, нанесли ущерб в размере 7,9 миллиардов рублей.

Как утверждают специалисты, в России нет зон, свободных от коррупции. При этом наиболее коррумпированными являются: жилищно-коммунальная сфера, образование, властная система, правоохранительные, налоговые и таможенные службы, здравоохранение.

Как одна из наиболее непрозрачных сфер экономики комплекс ЖКХ открывает широкие возможности для коррупционных манипуляций на всех уровнях и всех направлениях расходования муниципальных средств. Наиболее часто упоминается коррупция при ремонтах различных уровней. Строительные фирмы используют некачественные материалы и материалы, не соответствующие проекту, завышают тарифы на ремонтные работы, вписывают в отчеты работы, которые не проводились. Например, в Удмуртии были сфальсифицированы отчеты о ремонте домов на 3 млн. рублей, в Чечне на 32 млн. рублей, в Первоуральске украли 11 млн. рублей, выделенных на ремонт котельной.

Коррупция в региональных и муниципальных органах власти связана с конкурсами на закупку товаров и услуг, сдачей в аренду земли и недвижимости, распределением привилегий и льгот. Объем взяток, откатов и нецелевых расходов в сфере госзакупок в России оценивается в 1 трлн. руб. в год, что составляет почти 20% от ежегодного объема закупок для государственных нужд.

Например, глава Бежицкой районной администрации Брянска Юрий Машков был арестован по подозрению в получении взятки в 200 тыс. рублей, которую он получил от одной из спортивных федераций за покровительство. Суд арестовал главу администрации Луховицкого района Подмосковья Николая Исаенкова и его заместителя Николая Кускова, подозреваемых в получении 3 млн. рублей взятки, переданной под видом благотворительного взноса на строительство храма.

Отставка Анатолия Сердюкова приоткрыла возможность обнародовать масштабные хищения в военном ведомстве. В конце октября следователи возбудили сразу пять уголовных дел по мошенничеству с землями, акциями и имуществом подконтрольного Минобороны ОАО «Оборонсервис». По предварительным оценкам, ущерб составлял не менее 3 млрд. рублей. К концу ноября сумма выросла до 6,7 млрд. рублей. Но и до разоблачения афер людей, приближенных к бывшему министру обороны, коррупция в армии приобрела огромные размеры. В 2011 году в России были выявлены нарушения в сфере гособоронзаказа на сумму 18,45 млрд. рублей. С начала 2012 года ущерб, нанесенный государству в результате коррупционных преступлений военнослужащих, по данным главного военного управления Следственного комитета, составил 992 млн. руб.

На территории Курганской области коррумпированность также характеризуется стабильной тенденцией к росту. Аналитический обзор темпов прироста преступлений коррупционной направленности, сделанный сотрудниками прокуратуры Курганской области, показывает, что в период с 2010 по 2011 г. количество зарегистрированных преступлений выросло почти в полтора раза (с 527 до 748).

В приложении 1 приведена таблица — аналитическая записка зарегистрированных и расследованных преступлений коррупционной направленности на территории Курганской области за период январь-декабрь 2011 по сравнению с аналогичным периодом 2010 г.

Анализируя статистические данные за 2011 г., следует подчеркнуть, что общее количество преступлений коррупционной направленности на территории Курганской области возросло на 42% при незначительном снижении (-2,1%) расследованных преступлений.

По статьям УК РФ за 2011 год данные распределились следующим образом:

коммерческий подкуп (ст. 204 УК) — 4 зарегистрированных преступления;

незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК) — 2 зарегистрированных преступления;

получение взятки (ст. 290 УК) — 56 зарегистрированных преступления;

дача взятки (ст. 291 УК) — 22 зарегистрированных преступления;

злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК) — 47 зарегистрированных преступления;

злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) — 23 зарегистрированных преступления;

превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) — 63 зарегистрированных преступления;

служебный подлог (ст. 292 УК) — 165 зарегистрированных преступления;

мошенничество (ч. 3, 4 ст. 159 УК) — 222 зарегистрированных преступления;

присвоение или растрата (ч. 3, 4 ст. 160 УК) — 149 зарегистрированных преступления;

воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности (ст. 169 УК) — 1 зарегистрированное преступление.

Указанные факты свидетельствуют о высокой степени коррумпированности именно тех, на кого власть и население должны рассчитывать как на главную опору в противодействии правонарушителям.

Из приведенных статистических данных видно, что одной из главных проблем современной России является рост коррупционной преступности. В преамбуле Конвенции ООН против коррупции, вступившей в силу для России 8 июня 2006 года, прямо указывается, что демократическое государство является альтернативой коррупционного государства. Но в России до середины 1990-х годов коррупцию воспринимали лишь как негативную характеристику развития государственной службы и судебной системы, не имевшую законодательного определения. При этом противодействие преступности, в том числе и коррупции, может быть эффективным только в том случае, если оно осуществляется на прочной законодательной основе, соответствующей реальным характеристикам этого наиболее опасного вида преступности, а также целям и задачам современной уголовной политики.

Развитие законодательства в этой сфере должно осуществляться с учетом политической ситуации, реформирования экономики и социальной сферы, международных обязательств Российской Федерации, потребностей общества в ограничении негативных явлений, нарушающих его нормальную жизнедеятельность. Учитывая важность данной проблемы, Россия в 2006 г. во время саммита G8 в Санкт-Петербурге присоединилась к антикоррупционной Инициативе по борьбе с коррупцией среди высших должностных лиц, а 1 февраля 2007 г. официально вступила в группу стран по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), после того как ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции и Конвенцию Совета Европы по уголовной ответственности за коррупцию.

Принятый в конце 2008 г. Федеральный закон «О противодействии коррупции» стал системной основой для урегулирования назревших проблем и существенно усилил правовой аспект противодействия коррупции как в части борьбы с коррупционными правонарушениями, так и в части профилактики коррупции. В преамбуле закона сказано, что он устанавливает основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и ликвидации последствий коррупционных правонарушений.

Определение, которое дает данный закон: коррупция представляет собой злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами (ст. 1).

Вместе с тем, весьма положительным является то, что упомянутый выше Закон в пункте «б» статьи 1 относит к коррупции не только соответствующие действия, совершаемые должностными лицами, преследующими цель получения выгоды для себя или третьих лиц (первое лицо в данном случае — государственные органы или органы местного самоуправления, за счет которых виновное лицо стремится получить ту или иную имущественную выгоду, второе — сам виновный, а третье — лицо, в пользу которого действует виновный), но и такого же рода действия, совершаемые «от имени или в интересах юридического лица».

Если коррупция — это любые «шалости» любого службиста в собственную пользу, то тогда она действительно непобедима — во всяком случае, в обозримом будущем; если же коррупция — это наиболее опасные «шалости» такого рода, то здесь уже появляются вполне реальные возможности для прицельного и, можно сказать, весьма чувствительного удара по ней.

Кроме указанного закона, на противодействие коррупции направлены:

Указ Президента РФ от 12 мая 2009 года №537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»;

Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции».

Главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должны стать усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков, совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью, коррупцией, терроризмом и экстремизмом, говорится в Указе Президента РФ «О стратегии национальной безопасности Российской федерации до 2020 года». Здесь же определены цели обеспечения государственной и общественной безопасности, в числе которых совершенствование структуры и деятельности федеральных органов исполнительной власти, реализация Национального плана противодействия коррупции, развитие системы выявления и противодействия глобальным вызовам и кризисам современности, включая международный и национальный терроризм, политический и религиозный экстремизм, и т.д.

Важным этапом противодействия коррупции, по мнению С.Н. Радачинского и Г.В. Евсеева, является совместное указание Генпрокуратуры и МВД России от 30 апреля 2010 года, в котором утверждается перечень коррупционных преступлений. В доктрине уголовного права по данному вопросу давно идут дискуссии, данное же указание предлагает правоприменителям конкретный перечень коррупционных преступлений, что существенно облегчает работу сотрудников правоохранительных органов.

Таким образом, принятие нового федерального закона «О противодействии коррупции», а также другие нормативные акты, направленные на борьбу с коррупцией, хотя и не смогло окончательно решить проблему ее искоренения, но позволило глубже вскрыть реальное положение дел в сфере борьбы с коррупцией. Учитывая, что коррупция представляет собой многоликое и системное общественное явление, следует сказать, что и в борьбе с ней необходимы системные решения, требующие как изменений в законодательстве, так и структурных, функциональных изменений в органах власти, а также изменений социально-психологических стереотипов и отношений к этому явлению всего общества и каждого человека в отдельности.

Кроме того, по нашему мнению, одним из действенных инструментов борьбы с коррупцией является совершенствование законодательства не только в системе правоохранительных, но и судебно-исполнительных органов, в частности: ужесточение наказания не только за прямую коррупцию, но и посредничество при совершении этого преступления, введение в законодательство наказания в виде штрафов пропорционально сумме полученной взятки и тяжести последствий совершенного преступления.

Кроме того, важными представляются открытость, прозрачность и всесторонняя освещенность в средствах массовой информации деятельности судебно-исполнительных органов, регулярный контроль и объективная проверка чиновников законодательной, исполнительной и судебной ветвей всех уровней на причастность к взяточничеству и другим коррупционным преступлениям.

1.3 Основные подходы к классификации преступлений коррупционной направленности

По российскому уголовному законодательству коррупция не является самостоятельным составом преступления, а теоретически охватывает несколько должностных и экономических преступлений (взяточничество, злоупотребление и превышение должностных полномочий, служебный подлог, вымогательство и др.).

Кроме того, в отечественной науке существуют и различные классификации коррупции. Так, коррупционные действия в зависимости от выбранного основания, могут быть разделены на политическую и бюрократическую коррупцию, согласованную и принудительную, децентрализованную и централизованную, чисто уголовную (в основном экономического характера) и политическую, которая, в свою очередь, подразделяется на отклоняющееся и преступное поведение.

В словаре «Коррупция и антикоррупционная политика» предлагаются определения таких видов коррупции, как коррупция внутригосударственная, в органах внутренних дел, в органах законодательной власти, в органах исполнительной власти, в судебных органах, избирательная, коммерческая, корпоративная, криминальная, латентная, международная, мелкая, образовательная, опосредованная, парламентская, партийная, пассивная, пенитенциарная, политическая, полицейская, по правилам, «ради выживания», сверху, «светлая», «серая», «снизу», транснациональная, «черная». Однако, как подчеркивает И.С. Паршин, в данном источнике предложены не все возможные виды коррупции. Динамичное развитие общественных отношений порождает появление новых видов коррупционной деятельности.

По мнению М.М. Полякова, по степени общественно опасных последствий все коррупционные проявления можно разделить на две большие группы: коррупционные уголовные преступления и коррупционные правонарушения, включающие коррупционные гражданско-правовые деликты, коррупционные дисциплинарные проступки, а также коррупционные административные правонарушения. Обоснованность представленной классификации заключается в том, что в настоящее время коррупцию рассматривают, не ограничиваясь только рамками совершения уголовно наказуемых преступлений. Коррупция в широком понимании включает деяния коррупционного характера, не содержащие состава преступления. Это подтверждается многочисленными научными исследованиями в данной области, а также требованиями международных актов по борьбе с коррупцией ООН и Совета Европы.

Как показал анализ литературы, круг коррупционных преступлений авторами также определяется произвольно.

Б.В. Волженкин к коррупционным преступлениям относит мошенничество, присвоение и растрату, совершаемые с использованием служебного положения (п. «в», ч. 2, ст. 159 и 160 УК), злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 290 УК), служебный подлог (ст. 292 УК), воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК), ограничение конкуренции (ст. 178), а также преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, в спорте и шоу-бизнесе (ст. 201, 204 и 184 УК).

А.И. Долгова не приводит полного перечня коррупционных преступлений. Однако, по ее мнению, к их числу следует относить, помимо вышеуказанных преступлений, еще и дачу взятки (291 УК), незаконное получение или разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (183 УК), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК), коммерческий подкуп (ст. 204 УК), воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК).

На взгляд Е.А. Пластининой, наиболее распространенными проявлениями коррупции являются следующие правонарушения: мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, взяточничество, служебный подлог. За каждый из этих правонарушений виновные могут быть привлечены к уголовной ответственности.

С.В. Максимов не только дает примерный перечень коррупционных преступлений, но и выделяет три их группы в зависимости от того, в качестве основного, обязательного дополнительного непосредственного объекта преступного посягательства либо факультативного его объекта выступает авторитет публичной службы (государственной службы и службы в органах местного самоуправления):

1.собственно коррупционные преступления, посягающие на авторитет государственной службы или службы в органах местного самоуправления, выступающий в качестве основного непосредственного объекта таких посягательств (коррупционные преступления в узком значении понятия);

2.коррупционные преступления, посягающие на ту же социальную ценность как на обязательный дополнительный непосредственный объект (коррупционные преступления в широком значении понятия);

.коррупционные преступления, посягающие на названную социальную ценность как на факультативный (необязательный) объект.

В работе Д.И. Аминова, В.И. Гладких, К.С Соловьева упоминаются лишь 15 коррупционных преступлений. Однако названные авторы считают, что в зависимости от стоящих перед коррупционером целей и задач, его деяния могут трансформироваться в более чем 30 видов коррупционных преступлений.

Таким образом, несмотря на то, что о проблеме коррупции много написано и сказано, предмет обсуждения, как выясняется, не определен. Отсутствие легального определения коррупционного преступления считаем существенным пробелом и, вслед за В.В. Поповой предлагаем следующее определение: «под коррупционным преступлением следует понимать виновно совершенное общественно опасное деяние, непосредственно посягающее на авторитет или охраняемые законом интересы государственной власти, местного самоуправления, государственной и негосударственной службы, выражающееся в незаконном получении лицом, имеющим статус должностного лица или служащего в государственном, муниципальном образовании, либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, каких-либо благ в корпоративных, узкокорпоративных или личных интересах, если имеет место использование должностного, служебного положения как составной части механизма преступления».

Полагаем, что данное определение не противоречит Перечню №23 преступлений коррупционной направленности, введенному Указанием Генпрокуратуры РФ и МВД РФ «О введении в действие Перечня статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности».

Что касается классификации преступлений коррупционной направленности, считаем достаточно удачной классификацию, предпринятую в ФЗ №273. Поэтому в следующей главе дипломного исследования дадим уголовно-правую характеристику данных видов преступлений коррупционного характера, а именно: злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получения взятки (ст. 290 УК РФ), дачи взятки (ст. 291 УК РФ), посредничества во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ).

2. Уголовно-правовая характеристика отдельных видов преступлений коррупционного характера по уголовному праву России

.1 Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ)

Согласно статье 285 УК РФ злоупотребление должностными полномочиями — это использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Непосредственным объектом данного преступления является нормальная деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а также Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований страны. Поэтому анализируемое преступление может быть совершено только в организациях и учреждениях, создаваемых государством или органом местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемых полностью или частично государством или органом местного самоуправления.

А.Э. Жалинский указывает, что действия объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 285 УК, должны быть противоправными и состоять в принятии решений, совершении актов, имеющих правовые и фактические последствия, оказании информационного воздействия на процесс принятия решений иными лицами, воспрепятствовании проведению законных действий и реализации законных решений иными лицами и пр. Действия (бездействия) являются использованием полномочий, если они, будучи противоправными, все же совершаются на основе правовых и фактических возможностях, которые имеет должностное лицо. Должна быть причинная связь между полномочиями и осуществленными действиями, но совершены они должны быть вопреки службе.

В свою очередь, термин «существенное» характеризует именно злоупотребление, потому что «неблагоприятные последствия» неминуемы, жестко привязаны к употреблению полномочий. Использование конкретных полномочий всегда влечет такие же конкретные последствия.

Как отмечает Е.В. Кобзева, состав данного преступления содержит больше оценочных норм, называемых иногда «каучуковыми», расплывчатость и аморфность юридических формулировок которых, при отсутствии принципа предельной выдержанности оценочной лексики в законе, справедливо вызывает негативное к ним отношение практических работников. Соответственно применение состава злоупотребления должностными полномочиями органами следствия и суда, тем более при отсутствии его единого понимания и толкования, вызывает проблемы в следственной и судебной практике.

Сталкиваясь с трудностями установления характера и меры неблагоприятных последствий злоупотребления, следователи описывают их наличие формально, цитируют УК РФ, указывают на действия, представляющие собой противоречащее интересам власти и службы использование виновным предоставленных ему полномочий. В таких случаях у судов появляются основания для прекращения уголовного преследования в части ст. 285 УК РФ, так как последствия не установлены. Это позволяет очевидным коррупционерам уходить от ответственности.

Показательно в этой связи решение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда в отношении бывшего начальника Управления труда и занятости населения (УТ и ЗН) администрации Омской области П. Последний за взятку в сумме 1000 долларов США, используя предоставленные ему полномочия, от имени УТ и ЗН разместил в Омском филиале Межэкономсбербанка депозит в сумме 500 млн. руб.

По мнению следствия, депозит был размещен под заведомо низкий процент на выгодных для банка условиях, что является злоупотреблением должностными полномочиями. Суд решил: «Указание о заключении договора вопреки интересам службы под заведомо низкий процент и наступившие в связи с этим вредные последствия не имеют достаточного доказательственного подтверждения и исключаются из обвинения».

Как подчеркивает В.Н. Борков, признание того, что существенное нарушение законных прав и интересов личности общества и государства при злоупотреблении характеризует в равной мере и последствия, и способ посягательства, создает предпосылки для применения сравнительного метода уяснения содержания признаков соответствующего состава при решении конкретных задач квалификации. Рассматривая возможность вменения ст. 285 УК РФ, в первую очередь, нужно оценивать не последствия, а именно способ совершения преступления.

Оценка нарушения прав как «существенного» при квалификации злоупотребления все равно не может не зависеть как от объективных условий, так и от правосознания лица, применяющего закон. Но главное в этой ситуации — основания принимаемых решений находить исключительно в Уголовном законе.

Анализируя специальные виды злоупотребления должностными полномочиями, предусмотренные УК РФ, можно прийти к выводу, что, например, существенным нарушением интересов гражданина должно признаваться незаконное лишение его свободы, принятие организационно-распорядительных решений, связанных с необоснованным увольнением служащих, употребление властных полномочий, состоящее в незаконном ограничении права на занятие предпринимательской деятельностью, и т.п. При этом фактически при злоупотреблении своими полномочиями, должностное лицо действует в рамках своих прав и обязанностей, формально не нарушая их, когда при соотношении практических обстоятельств преступления и правил поведения должностного лица (полномочий), нет видимых противоречий. В то же время, речь при совершении преступления, предусмотренном ст. 285 УK РФ, идет об определенном диапазоне или автономности поведения должностного лица при его реальном выборе вариантов поведения.

.2 Превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ)

Превышение должностных полномочий определено в УК РФ как преступное деяние, которое выражается в совершении специальным субъектом — должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Существенное значение для квалификации ст. 286 УК РФ имеет то обстоятельство, что полномочия представителя власти, управленческих работников государственных и муниципальных органов и учреждений, военнослужащих и сотрудников контролирующих органов в данном случае определяются всей полнотой их должностной компетенции, т.е. зафиксированным в различных нормативных актах (законах РФ, положениях, инструкциях, приказах и т.д.) полным объемом прав, вытекающих из авторитета и веса занимаемой должности. Так, если главврач районной больницы, являясь известной в городе личностью, добился, в нарушение установленного порядка, получения кредита в местном отделении Сбербанка, то получить желаемое ему помогли не должностные полномочия, а собственный авторитет. Даже если в данном случае будут существенно нарушены чьи-то интересы, нельзя говорить о злоупотреблении служебными полномочиями.

Должностные полномочия — это компетенция лица, определяемая занимаемой им должностью и предусмотренными для данной должности правами и обязанностями.

Действия, которые превышают предусмотренные должностные права и обязанности, наказуемы только тогда, когда они совершены вопреки интересам службы. Подобные действия должностного лица противоречат:

целям и задачам, ради которых создан и функционирует соответствующий орган, в котором гражданин занимает должность;

интересам деятельности публичного аппарата управления и власти в целом.

Важно отметить, что наказание за указанное преступление может наступить только при наличии определенных последствий — существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства.

К числу обстоятельств, исключающих преступность деяния по ст. 286 УК РФ, следует отнести исполнение профессиональных обязанностей.

Анализируя конкретные формы превышения должностных полномочий, научная теория и судебная практика выделяют в числе наиболее распостраненных следующие:

совершение действий, которые относятся к полномочиям другого должностного лица;

совершение должностным лицом при отсутствии ситуаций крайней необходимости или необходимой обороны действий, характерных при наличии особых обстоятельств;

совершение должностным лицом действий, на которые оно (как и любое другое лицо) вообще никаким законом ни при каких обстоятельствах не управомочено;

совершение должностным лицом действий единолично, хотя они могли быть произведены только коллегиально.

Но, как отмечает Н.М. Ефремова, изложенные выше основные теоретические положения относительно характеристики деяния объективной стороны ст. УК 286 РФ не дают представления о том, каким же образом, совершая указанное деяние, субъект причиняет последствия, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства. Не позволяют они в полной мере отграничить исследуемое преступное деяние от одноплановых вариантов дисциплинарного проступка, административного правонарушения, гражданско-правового деликта.

Б.В. Волженкин, как и ряд других авторов, отмечает, что сложность квалификации состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, вызывается именно неопределенностью описания в диспозиции статьи указанных последствий. Наибольшую значимость в исследовании указанного состава преступления представляет не характер последствий, а изначальное определение структуры самого деяния, изучение механизма его осуществления на различных этапах реализации направленности умысла. Н.М. Ефремова полагает, что в исследовании границ и объема деяния, предусмотренного ст. 286 УК РФ, необходимо выделять и детально анализировать следующие этапы:

Первый этап — выделение полного объема осуществляемой должностным лицом (или лицами) конкретной деятельности, заключенной в рамки должностных полномочий, в границах определенного правоотношения. Этот период может быть большим или меньшим по времени — но он обязательно должен быть, иначе все совершенное примет впоследствии форму общеуголовного преступления. Данный отрезок времени заканчивается, как правило, каким-либо осложнением в развитии ситуации, с которым должностное лицо не справляется.

декабря 2003 года около 23 часов в процессе осуществления операции «Вихрь-Антитеррор», проводимой на территории г. Мирный Архангельской области, офицеры ОВД г. Мирный Бобровничий Д.В., Доценко В.Г., Барановский Л.В. и сержант Кузнецов А.Ю., проверяя общежитие воинской части, обнаружили в нем подследственного Маевского В.В. Встретив указанных сотрудников, Маевский выразился в их адрес нецензурной бранью и заявил, что он и в будущем всегда станет бить сотрудников милиции там, где их увидит. В ответ на вызывающее поведение Маевского сотрудники ОВД в нарушении ст. 5, 10, 11 и 13 Закона РФ «О милиции» решили «проучить» подростка, применив к нему насилие.

На втором этапе осуществления деяния происходит присоединение к законно осуществляемой деятельности лица нарушения полномочий, и на каком-то отрезке времени эти два «слоя» текут одновременно, подготавливая почву для основного, третьего этапа.

Посадив несовершеннолетнего подростка Маевского в служебную автомашину, работники милиции вывезли его в лесной массив на расстояние 34 км. От г. Мирный у р. Емца, объяснили ему, где он находится и предложили в профилактических целях вернуться домой пешком. В ответ на это они услышали новые нецензурные оскорбления.

Третий этап является завершающим. На производственную деятельность, «сплетенную» с превышением должностных полномочий, наслаивается конкретное общеуголовное преступление (или несколько таких преступлений).

В деянии, предусмотренном ч. 1 ст. 286 УК РФ, оно может быть связано с умышленным уничтожением или повреждением имущества, нарушением личных или конституционных прав или свобод, с экологическим преступлением, в ч. 3 ст. 286 УК РФ предусматриваются насилие или угрозы.

С целью изменения поведения Маевского В.В., сотрудники ОВД Бобровничий Д.В., Барановский Л.В., Доценко В.Г. и Кузнецов А.Ю. отвели задержанного в глубь леса, привязали его к дереву, в условиях двадцатиградусного мороза без верхней одежды и раздетого до пояса, а затем стали избивать его, нанося удары руками и ногами в различные части тела. Через некоторое время, обнаружив, что Маевский мертв, они уничтожили паспорт и одежду потерпевшего и, оставив его труп в лесу, уехали в г. Мирный, где впоследствии инсценировали отъезд Маевского из данного населенного пункта.

По данному факту действия всех виновных судом обоснованно квалифицированы по ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ и действия Кузнецова А.Ю., нанесшего Маевскому удар ногою в висок, который и привел к смерти — дополнительно по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Таким образом, полагаем, что именно наличие общеуголовного преступления в основе деяния объективной стороны, предусмотренного ст. 286 УК РФ, позволяет образовать данный состав преступления и отграничить его от правонарушений иного вида. Наличие в нем специального субъекта — должностного лица свидетельствует лишь о том, что данное лицо несет повышенную уголовную ответственность за уже определенное законом преступное деяние в связи с превышением своих должностных полномочий. Как и любой иной субъект преступления, он должен нести наказание за совершенное деяние на равных с другими субъектами основаниях и принципах привлечения к уголовной ответственности, т.е. отвечать по уголовному закону он должен именно за преступление, а не за другой вариант правонарушения, совершенного в силу превышения должностных полномочий.

При этом базовой категорией анализа выступает категория «злоупотребление». В самом общем виде под злоупотреблением понимается употребление во зло, на худое дело, во вред себе или другому, извращать, обращать хорошее средство на худое дело. Под данным термином понимается также «употребление во зло, незаконно или недобросовестно: злоупотребление властью. Злоупотребление — обычно, проступок, состоящий в незаконном, преступном использовании своих прав, возможностей».

Производным от этого понятия является понятие «злоупотребление правом». Злоупотребление правом определяется обычно как незаконное использование права, то есть как использование его вопреки нормативно установленному порядку. Данная категория имеет межотраслевой характер, но разрабатывается она преимущественно в науке гражданского права, в рамках которого злоупотребление правом понимается как особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему закона общего типа поведения. В статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации легально определены пределы осуществления прав. Так, указано, что «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

В действующем уголовном законодательстве существует и состав злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), и превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

При этом их законодательная регламентация такова, что зачастую преступное деяние должностного лица можно квалифицировать и как злоупотребление должностными полномочиями, и как их превышение. Это проблема, в частности, регулярно возникает и обсуждается применительно к вопросу квалификации укрывательства преступлений. Таким образом, у правоприменителя остается возможность альтернативного реагирования, что в применении уголовного права является незаконным.

По мнению К.А. Грекова, указанная проблема квалификации в ситуации искусственно созданной конкуренции будет устранена путем изменения диспозиции ст. 285 УК РФ. Автором предлагается назвать статью «Злоупотребление должностным положением» и указать в качестве основных форм объективной стороны не использование полномочий, а использование власти и авторитета службы.

.3 Получение взятки (ст. 290 УК РФ), дача взятки (ст. 291 УК РФ) и посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ)

Наиболее типичным и характерным проявлением коррупции является взяточничество — опаснейшее криминальное явление, которое подтачивает основы власти и управления, дискредитирует и подрывает их авторитет.

Данную мысль подтверждает и анализ международно-правовых документов. Так, хотя в Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию Совета Европы 1999 г. согласованы нормы о тринадцати коррупционных преступлениях, их многообразие лишь кажущееся — одиннадцать из них представляют собой разновидности двух традиционных для российского законодательства составов преступлений: получение взятки и дача взятки.

Статьей 290 УК РФ под взяткой квалифицируются следующие деяния:

получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе;

получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации взятки за незаконные действия (бездействие).

Статьей 291 УК РФ как отдельное преступление рассматривается дача взятки. УК РФ предусмотрено наиболее суровое наказание как за получение, так и за дачу взятки. Так, получение должностным лицом взятки влечет наказание до двенадцати лет лишения свободы. Дача взятки должностному лицу лично или через посредника может повлечь лишение свободы на срок до восьми лет. При этом лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Непосредственный объект данного преступления — совокупность общественных отношений, регламентирующих нормальную деятельность органов государственной власти, государственной службы, а также органов местного самоуправления.

Предмет взятки: деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе изъятое из оборота или ограниченное в обороте (наркотические средства, психотропные вещества, оружие, боеприпасы и др.), а также услуги имущественного характера.

Определяя предмет преступления, следует руководствоваться п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 №6, где исходя из смысла закона к предмету взятки, наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом, предлагается относить выгоды или услуги имущественного характера, подлежащие оплате, но оказываемые безвозмездно (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры и т.п.).

При этом не являются предметом получения взятки услуги нематериального характера, не влекущие для взяткополучателя имущественной выгоды (например, предоставление возможности приобрести какой-либо редкий товар или услугу, выдача положительной рецензии на работу).

Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими услугами, оплату расходов и развлечений должностного лица, производство ремонтных, строительных и других работ и т.д.

Взятка может быть завуалирована в виде банковской ссуды путем якобы получения денег в долг, под видом погашения несуществующего долга лица, передавшего ценности, посредством продажи-покупки ценных вещей за бесценок, по явно заниженной цене или, напротив, путем покупки-продажи вещи по явно завышенной цене, путем заключения фиктивных трудовых соглашений и выплаты по ним взяткополучателю, его родственникам или иным доверенным лицам заработной платы или премии за якобы произведенную ими работу, оказанную техническую помощь, завышенных гонораров за литературные работы. Практикуется также перечисление средств со счета компании (индивидуального предпринимателя) на счет фирмы-однодневки, указанной чиновником, за якобы полученные товары, с последующим «обналичиванием» и получением этой суммы чиновником через своих доверенных лиц (обычно такая схема используется для выплаты так называемых откатов, например, за предоставленный госзаказ, то есть тогда, когда сам бизнесмен получает безналичные деньги и их нельзя истратить без документальных оснований).

Возможности Интернета также помогают взяткодателям и взяткополучателям передать средства без опаски быть пойманными с поличным — в этом случае передача средств происходит путем сообщения получателю по электронной почте кодов электронных денег (Webmoney), которые можно затем получить наличными в банкоматах множества компаний-гарантов Webmoney.

Кроме того, на практике часто используются блага неимущественного характера, поскольку они не рассматриваются законом как предмет взятки. В силу этого некоторые ученые, сетующие также на конвенционные нормы о подкупе, предлагают расширение предмета взяточничества.

Объективная сторона преступления выражается в получении должностным лицом (иным субъектом преступления) лично или через посредника предмета взятки. Часть 1 статьи указывает на следующие варианты поведения должностного лица, за которое оно получает взятку:

1.совершение в пользу взяткодателя или представляемых им лиц действий (бездействие), которые входят в служебные полномочия должностного лица;

2.совершение в пользу взяткодателя или представляемых им лиц действий (бездействие), которые не входят в служебные полномочия должностного лица, но оно в силу своего должностного положения может способствовать их совершению другим должностным лицом;

.общее покровительство по службе;

.общее попустительство по службе.

Несмотря на многословность законодателя при описании состава получения взятки непосредственно объективная сторона взяточничества (если абстрагироваться от взятки с участием множества лиц-посредников, лиц, представляемых взяткодателем — и рассматривать простое взаимодействие только взяткодателя и взяткополучателя) выражена весьма абстрактно: получение (дача) выгод имущественного характера. Действия (бездействие), за которые дается взятка, находятся за рамками объективной стороны рассматриваемых составов преступлений, что вполне обоснованно признается как в теории уголовного права, так и в судебной практике. Представляется, что такие действия (бездействие) правильнее всего считать элементом субъективной стороны деяния взяткодателя (целью, которую он преследует, подкупая должностное лицо, либо мотивом, по которому он испытывает к должностному лицу благодарность).

У взяткополучателя же в содержание субъективной стороны деяния входит осознание наличия описанных цели или мотива взяткодателя (но не сами желаемые взяткодателем действия).

Соответственно, при определении момента начала выполнения объективной стороны взяточничества и момента окончания составов получения и дачи взятки фактическое выполнение действий (бездействия), за которые дается взятка, роли не играют.

В п. 11 Постановления №6 не сделано попытки четко определить начальную границу выполнения объективной стороны получения и дачи взятки, указано лишь, что как покушение на получение либо дачу взятки следует квалифицировать неудавшуюся (по не зависящим от воли лица обстоятельствам) попытку передать или получить предмет взятки; напротив, не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки высказанное намерение лица дать (получить) имущество в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало. На этом основании в судебной практике обычно не признаются покушением действия, непосредственно направленные на достижение договоренности между взяткополучателем и взяткодателем (их рассматривают только как создание условий для последующего получения или дачи взятки, т.е. как приготовление к данным преступлениям, а оно в силу ч. 2 ст. 30 УК уголовно наказуемо только в отношении квалифицированных составов взяточничества).

Например, кассационным определением Военной коллегией Верховного Суда РФ была признана неправильной оценка Ленинградского окружного военного суда действий Ч. в от ношении П., С. и И. как покушения на получение взятки. Военная коллегия указала, что Ч. лишь предложил указанным лицам дать ему взятку. Указанные лица, первоначально согласившись с предложением Ч., не смогли одолжить деньги у знакомых или родственников, в связи с чем П. и С. в дальнейшем отказались от передачи ему денег, а И., хотя и предложила Ч. получить ее денежное довольствие за содействие в направлении в командировку, однако ничего для этого не сделала и уехала в отпуск. Описанные действия Ч. лишь создавали условия, благоприятствующие последующему получению взятки, в связи с чем они должны рассматриваться не как покушение на получение взятки, а только как приготовление к нему.

Применительно к получению взятки, совершенному с ее вымогательством (п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ), судебная практика считает, что рамки объективной стороны состава расширяются: в нее включаются уже два деяния — собственно принятие имущества и предшествующее ему требование со стороны должностного лица — взяткополучателя. Соответственно, начало действий по заявлению требования уже может рассматриваться как покушение на получение взятки.

Например, в кассационном определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ подтверждена правильность квалификации как покушения на получение взятки, совершенного с вымогательством (ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ), деяния Б., работавшего следователем в органах внутренних дел и потребовавшего от Н. в ходе его допроса в качестве свидетеля взятку, обещая в этом случае не привлекать его к ответственности (после чего он еще несколько раз приезжал к потерпевшему и требовал от него деньги, но своего так и не добился).

Однако, как отмечает А.В. Хабаров, такие различия в определении границ объективной стороны получения взятки в зависимости от наличия признаков ее вымогательства вызывают немалые сомнения.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

Субъект преступления — специальный — должностное лицо, а также иностранное должностное лицо либо должностное лицо публичной международной организации. Здесь необходимо отметить, что одной из основных новелл, внесенных Законом №97 в ст. 290 УК РФ, является расширение круга лиц, которые могут быть субъектами получения взятки. К ним теперь относятся не только должностные лица, но и иностранные должностные лица и должностные лица публичной международной организации. При этом под иностранным должностным лицом, как отмечено в примечании 2 к ст. 290 УК, понимается любое назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, и любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия; под должностным лицом публичной международной организации понимается международный гражданский служащий или любое лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени. Примечание 5 к ст. 285 УК РФ было признано утратившим силу.

Общественная опасность деяний, связанных с получением и дачей взятки, во многом обусловлена ее размером. Однако действующие до принятия нового закона положения УК РФ не в должной мере отражали данное обстоятельство. В частности, УК РФ предусматривал ответственность за взятку (до 150 тыс. руб.) и взятку в крупном размере (свыше 150 тыс. руб.).

В целях дифференциации ответственности в УК РФ закрепляется четыре вида взятки в зависимости от их размера:

простая взятка — до 25 тыс. руб.;

взятка в значительном размере — от 25 тыс. руб. до 150 тыс. руб.;

взятка в крупном размере — от 150 тыс. руб. до 1 млн. руб.;

взятка в особо крупном размере — свыше 1 млн. руб.

УК РФ дополняется положением, в соответствии с которым за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются штрафы в размере до 100-кратной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не более 500 млн. руб., что будет являться основным видом санкции за преступления коррупционной направленности.

В целом, санкции статьи значительно усилены. Однако, несколько смягчено наказание за получение должностным лицом взятки в размере менее 25 тыс. руб. Ранее данное деяние (при отсутствии других признаков) предусматривало максимальное наказание в виде 5 лет лишения свободы, согласно же новой редакции ч. 1 ст. 290 УК РФ — 3 года. Законодатель также уменьшил в 4 раза минимальный размер штрафа, который может быть назначен за данное преступление (со 100 тыс. до 25 тыс. руб.).

В то же время увеличен его максимальный размер.

Кроме того, в соответствии с новой редакцией ст. 290 УК РФ лица, занимающие государственные должности, и главы органов местного самоуправления подлежат уголовной ответственности по ч. 4 ст. 290 УК РФ (за «простую» взятку, взятку в значительном размере, а также за взятку за незаконные действия или бездействие).

Но в то же время получение ими взятки в крупном размере может быть квалифицировано лишь по ч. 4 ст. 290 УК РФ, так как ч. 5 этой же статьи, закрепляющая соответствующий квалифицирующий признак, ссылается лишь на деяния, предусмотренные частями 1-3 ст. 290 УК РФ.

Итак, если лица, занимающие государственные должности, или главы органов местного самоуправления получат взятку в размере от 25 тыс. до 150 тыс. руб., то содеянное ими будет рассматриваться как тяжкое преступление, влекущее наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет. Получение таких же сумм «рядовыми» должностными лицами согласно ч. 5 ст. 290 УК РФ будет считаться особо тяжким преступлением с возможностью лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. Как подчеркивает Е. Крылов, подобная несуразица, с учетом опасности для общества получения взяток именно высокопоставленными чиновниками, вряд ли может быть объяснена как-то иначе, кроме как влиянием лоббистских настроений в парламенте.

Необходимо подчеркнуть, что дача и получение взятки совершаются должностными лицами всех уровней и всех ветвей власти. Однако надо помнить, что процент выявленных и раскрытых коррупционных преступлений невелик, так как эти преступления относятся к высоко латентным.

Безусловной новеллой Закона №97 является закрепление в УК РФ самостоятельной ст. 291.1 «Посредничество во взяточничестве», к которому законодатель отнес непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование указанным лицам в достижении либо реализации соглашения между ними о получении или даче взятки… в значительном размере.

Наказание за совершение данного преступления предусмотрено частью 1 ст. 291.1 УК РФ и составляет лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере двадцатикратной суммы взятки или штраф в размере от двадцатикратной до сорокакратной суммы взятки с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 3 лет. Данная статья также предусматривает уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве, совершенное в крупном и особо крупном размерах, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, за совершение заведомо незаконного действия либо лицом с использованием своего служебного положения. За совершение данных коррупционных преступлений санкция статей предусматривает и до 12 лет лишения свободы со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки. Законодателем установлена уголовная ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве.

.4 Коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ)

Действующий уголовный закон предусмотрел уголовную ответственность за коммерческий подкуп в ст. 204 УК, который справедливо относится ведущими криминологами к коррупционным преступлениям по своему характеру и социальным последствиям.

Вместе с тем динамика зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ, начиная с 1 января 1997 года, наглядно показывает, что содержащиеся в статье нормы об ответственности за коммерческий подкуп, в отличие от некоторых других новых норм Особенной части УК, достаточно редко применяются на практике, в связи с чем можно сделать вывод о сложности применения соответствующих норм при условии их социальной востребованности. Так, если в 1997 г. в России было зарегистрировано 475 преступлений, предусмотренных ст. 204 УК, в 2005 году зарегистрировано 2.178 фактов коммерческого подкупа, то в 2008 году — 1712 фактов, в 2009 году всего 1.674 фактов, в 2010 году — 1453 коммерческого подкупа, что свидетельствует о возникшей устойчивой проблеме выявления и расследования этого вида преступлений, привлечения к уголовной ответственности виновных лиц.

Для сравнения в 2009 году зарегистрировано 12.385 фактов взяточничества, в 2010 году — 9872 факта взяточничества как преступления, совпадающего с коммерческим подкупом по объективной стороне состава преступления.

Объединяя в себе четыре части, данная норма олицетворяет диалектическое единство взаимосвязанных между собой противоправных и уголовно наказуемых действий по передаче и получению денежных средств, иных материальных ценностей или услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего лицом, выполняющим управленческие функции в связи с занимаемым служебным положением.

Юридическое содержание понятия «подкуп», воплощенное в ст. 204 УК РФ, не совпадает не только с общеупотребительным значением его, но и со значением, принятым в специальной литературе по отношению к классификации взяточничества. Раскрывая классификацию взяточничества в аспекте соотношения момента передачи незаконного вознаграждения и момента совершения должностным лицом действий в интересах взяткодателя, исследователи дифференцировали данное деяние на взятку-подкуп и взятку-благодарность. Первая разновидность заключается в том, что передача незаконного вознаграждения предшествует совершению должностным лицом действий в отношении взяткодателя. Вторая — напротив, подразумевает получение должностным лицом материальных ценностей или услуг имущественного характера после совершения им действий в интересах взяткодателя, но причинно обусловленных этими действиями.

Как отмечает А.А. Рыков, данное обстоятельство порой используется защитниками, апеллирующими к этимологическому значению слова «подкуп» и пытающимися таким образом убедить суд в непричастности их подзащитного, в отсутствии у него умысла на совершение действий в интересах подкуподателя именно за неправомерное материальное вознаграждение. Наряду с общеупотребительным значением слова «подкуп» в качестве доводов такие защитники упоминают и сферу свободных рыночных отношений, пытаясь добиться признания того, что в указанной сфере субъекты обладают относительной свободой деятельности, в том числе и в смысле передачи-получения специального неурегулированного официальными гражданско-правовыми договорами и иными документами материального вознаграждения. На наш взгляд, независимо от момента принятия незаконного вознаграждения: до или после совершения действий в интересах лица, предложившего незаконное вознаграждение, данное деяние должно быть криминализировано.

По мнению А.В. Ганза, необходима иная формулировка понятия коммерческого подкупа как преступления, посягающего на установленный порядок реализации управленческих отношений в коммерческих и иных организациях, субъектами которых являются коммерческие или иные организации, лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях, а также иные физические или юридические лица, по поводу реализации и охраны законных прав и интересов этих субъектов.

В целях устранения несогласованностей между различными толкованиями слова «подкуп» и условностей его употребления считаем, вслед за А.А. Рыковым, целесообразным изменить название статьи, а именно — «передача или получение незаконного вознаграждения». С учетом нахождения данной статьи в гл. 23 УК РФ, называющей родовым объектом посягательств интересы службы и коммерческой или иной организации, полагаем, что не будет неясности по поводу сферы действия новой редакции.

Условность словосочетания «коммерческий подкуп» как названия нормы ст. 204 УК РФ заключается еще и в том, что адресатами этой нормы являются лица, выполняющие управленческие функции не только в коммерческой, но и в иной организации. Например, в религиозной или другой общественной организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением. При этом сфера деятельности лица, за которое им получено незаконное вознаграждение, может быть не связана с осуществлением данной организации в лице этого субъекта предпринимательской (экономической) деятельности. В отличие от иных авторов, А.А. Рыков не считает данную позицию упущением и полагает, что криминализация деятельности лиц, выполняющих управленческие функции в некоммерческой организации, независимо от непосредственной сферы деятельности, в связи с которой допущено данное деяние, вполне оправдана. В частности, Г.С. Гончаренко полагает, что «коммерческий подкуп в некоммерческих организациях также должен быть связан с осуществлением ими предпринимательской (экономической деятельности)». Аргументируя свою позицию, автор в основном обращается к вопросам соответствия словосочетаний их филологическому смыслу: коммерческая организация, коммерческая деятельность, коммерческий подкуп. Внешне данная рекомендация выглядит логически верной, однако, во-первых, оставление без средств уголовно-правового реагирования действий, например, недобросовестного субъекта религиозной организации, действия которого не связаны напрямую с коммерческой деятельностью, обусловливают потенциально высокую общественную опасность; во-вторых, в таком случае и действия управленцев в коммерческой организации, за которое они получили незаконное вознаграждение, также могут быть не всегда связанными именно с получением прибыли хозяйствующими субъектами.

Другое дело, что данная ситуация еще раз подтверждает потребность в приведении названия ст. 204 УК РФ в соответствие с ее содержанием, в частности, в виде предложенного А.А. Рыковым варианта.

Примечание к ст. 201 УК РФ конкретизировало субъектов данного деяния, которыми признаны лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, в том числе и в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Этими субъектами являются лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Содержание организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций раскрывается в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Организационно-распорядительными обязанностями являются: руководство в целом коммерческой или некоммерческой организацией, ее структурными подразделениями, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (организация и планирование работы, подбор и расстановка кадров, прием на работу и увольнение, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т.п.).

Административно-хозяйственные обязанности предполагают право субъекта на распоряжение и управление имуществом: заключение договоров от имени организации и совершение иных сделок, установление порядка хранения, переработки и реализации имущества, учет и контроль за движением материальных ценностей, реализацией продукции и оказанием услуг и т.п.

Федеральный Закон №273-ФЗ отнес коммерческий подкуп к категории преступлений коррупционной направленности, чем стимулировал потребность в совершенствовании существующих методов борьбы с данным деянием. Существенное усиление санкции за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, материальных ценностей или услуг имущественного характера, введенное Федеральным законом от 25.12.2008 №280-ФЗ, явилось воплощением тенденции сближения размера санкций за совершение коммерческого подкупа и взяточничества. Модернизация в данном направлении ст. 204 УК РФ привела к целому комплексу последствий, обусловивших эволюцию как в понимании содержания и сущности данного деяния, так и способах его раскрытия и расследования.

С одной стороны, законодатель акцентировал внимание на приоритетную значимость именно организационно-правовой формы предприятия или организации по отношению к форме собственности и разновидности юридического лица. Данная позиция вполне оправдана вследствие признания на конституционном уровне равноценности всех форм собственности, а также существенным удельным весом коммерческих и иных предприятий или организаций в структуре современного социума, в том числе и распространенностью государственных унитарных предприятий, являющихся по своей гражданско-правовой природе коммерческими. И в этой части исследователи, изучающие проблемы коммерческого подкупа, зачастую бывают неточными, отмечая, что различие между взяточничеством и коммерческим подкупом заключается в том, что к ответственности за совершение последнего преступления привлекаются лица, выполняющие управленческие функции именно в негосударственных организациях.

С другой стороны, увеличив максимальный размер санкции за данное деяние, законодатель отнес коммерческий подкуп к категории тяжких (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и особо тяжких (ч. 4 ст. 204 УК РФ) преступлений. Учитывая, что производство некоторых оперативно-розыскных мероприятий допускается лишь по делам о тяжких преступлениях, таким образом оказался увеличен арсенал средств оперативно-тактического воздействия. Следует отметить, что долгие годы (в промежутке между принятием УК РФ 1996 г. и до внесения изменений в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», а также УПК РФ в 2008 г.) в правоприменительной практике наблюдался некий парадокс. Он заключался в дисбалансе между механизмом совершения коммерческого подкупа и наиболее эффективными способами его раскрытия. Сходство механизма совершения взяточничества и коммерческого подкупа предопределяет потенциально сходный механизм раскрытия данных деяний, что вытекает из криминалистического учения о способе преступления. Наиболее распространенным и эффективным способом раскрытия взяточничества является передача под контролем правоохранительных органов предмета взятки, реализуемая в рамках оперативно-розыскного мероприятия — оперативного эксперимента.

Усиление максимального размера лишения свободы оказалось во взаимосвязи и с другим так называемым дополнительным наказанием — лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (ч. 3 и 4 ст. 204 УК РФ).

Если прежде назначение данного дополнительного наказания являлось факультативным, по усмотрению судьи, то ныне по смыслу указанных норм его применение носит обязательный характер. Во многом такая новация представляется оправданной, ибо в практике встречались случаи, когда лицо, осужденное по ч. 3 ст. 204 УК РФ, получало наказание, не связанное с реальным лишением свободы (осуждалось условно в порядке ст. 73 УК РФ).

Оставаясь на свободе и занимая ту же должность, лицо продолжало заниматься противоправной деятельностью. Лишение же виновного права занимать определенные должности окажет не только профилактическое значение и снизит уровень рецидива, оно также скажется на характеристике криминалистически значимых признаков субъекта коммерческого подкупа.

Естественно, судьям следует дифференцированно подходить к вопросу о выборе видов деятельности, на занятие которыми налагать запрет осужденному. В частности, согласно эмпирическим данным, значительное количество осужденных являлись преподавателями (руководителями) различных курсов, альтернативных образовательных программ. Лишать этих лиц права заниматься педагогической деятельностью вообще, по мнению А.А. Рыкова, нецелесообразно, поскольку это «означает лишить их возможности осуществлять привычную для них трудовую деятельность в целях получения для себя и своих близких необходимых материальных и духовных благ. На наш взгляд, вполне достаточно лишить их права осуществлять итоговую аттестацию обучаемых, а также руководить педагогическим коллективом».

Федеральным законом от 04.05.2011 №97-ФЗ также были внесены поправки в данную статью УК. Так, п. «б» ч. 2 ст. 204 УК РФ теперь предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение коммерческого подкупа за заведомо незаконные действия (бездействие), что отсутствовало в прежней редакции данной статьи. Аналогичным квалифицирующим признаком дополнена и ч. 4 ст. 204 УК РФ, п. «в» которой устанавливает уголовную ответственность управленца организации за получение предмета подкупа (денег, ценных бумаг, иного имущества и др.) за незаконные действия (бездействие).

Помимо сказанного, с учетом введения особого порядка исчисления штрафа за коррупционные преступления, санкции в ч. ч. 1-3 ст. 204 УК РФ в целом стали более строгими: увеличены максимальные сроки лишения свободы, закреплены штрафы в кратном отношении к сумме подкупа (не менее 25 тыс. руб.).

Таким образом, более чем десятилетний период криминализации коммерческого подкупа применительно к постепенно эволюционирующим новым социально-экономическим условиям жизни нашего государства и общества позволил выявить ряд новых проблем, одним из решений которых является совершенствование законодательства, в частности, изменение названия статьи 204 УК РФ, а именно — «передача или получение незаконного вознаграждения». С учетом нахождения данной статьи в гл. 23 УК РФ, называющей родовым объектом посягательств интересы службы и коммерческой или иной организации, полагаем, что не будет неясности по поводу сферы действия новой редакции нормы.

Заключение

Проведенный в настоящей работе анализ действующего законодательства, изучение литературы, обобщение судебной практики позволяет сделать ряд выводов.

1.Анализ доктринальных источников показал, что в авторских позициях по вопросу отнесения коррупции к правовым явлениям единства нет. Согласно международно-правовым определениям коррупции, использующимся в документах ООН и СЕ, коррупция — это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц и групп, а также многочисленные формы незаконного присвоения публичных средств для частного использования.

2.Федеральный закон «О противодействии коррупции» дает следующее определение: коррупция представляет собой злоупотребление служебным положением, дачу взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.

.Термины «коррупция» и «коррупционная преступность» имеют общее лингвистическое происхождение, но должны иметь разное толкование. При этом в уголовном законодательстве нет нормативно закрепленного понятия «коррупционное преступление», что является, на наш взгляд, существенным пробелом.

.Считаем классификацию преступлений коррупционной направленности, представленную в Федеральном законе «О противодействии коррупции», достаточно удачной. Во втором разделе ВКР была дана уголовно-правовая характеристика данных видов преступлений коррупционного характера, а именно: злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получения взятки (ст. 290 УК РФ), дачи взятки (ст. 291 УК РФ), посредничества во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ).

Как нами было установлено в ходе ВКР, главная опасность коррупции заключается в том, что она «разрушает» государственную власть, делает ее немощной, фиктивной, слабой. Коррупция формирует такие негативные качества общественного правосознания, как неверие в справедливость, правовой нигилизм, возрастание недоверия к правоохранительным органам. Значительная часть населения, не доверяя органам государственной власти, не желает оказывать им помощь в выявлении и пресечении преступлений. Таким образом, подрывая авторитет власти, коррупция препятствует реализации общественных интересов как внутри государства, так и за его пределами. Коррупция оказывает влияние на все сферы общества, его политическое, экономическое и культурное развитие.

Не случайно коррупции уделяется особое внимание в научных исследованиях, ей посвящено большое количество опубликованных за последнее время научных монографий, статей; регулярно проводятся научно-практические конференции, семинары и круглые столы. Объяснение этому видится в том, что противодействие коррупции невозможно без научного обеспечения, разработкой которого занимается юридическая наука. Последняя должна разработать концептуальную основу противодействия коррупции, так как без разработанной теории не может быть и эффективной практика противодействия. При этом стоит отметить, что на сегодняшний день антикоррупционное законодательство нуждается в совершенствовании, в частности, мы предлагаем: дать следующее определение понятия «коррупционное преступление»: «виновно совершенное общественно опасное деяние, непосредственно посягающее на авторитет или охраняемые законом интересы государственной власти, местного самоуправления, государственной и негосударственной службы, выражающееся в незаконном получении лицом, имеющим статус должностного лица или служащего в государственном, муниципальном образовании, либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, каких-либо благ в корпоративных, узкокорпоративных или личных интересах, если имеет место использование должностного, служебного положения как составной части механизма преступления»;

назвать статью 285 УК РФ «Злоупотребление должностным положением» и указать в качестве основных форм объективной стороны не использование полномочий, а использование власти и авторитета службы;

изменить название статьи 204 УК РФ, а именно — «передача или получение незаконного вознаграждения». С учетом нахождения данной статьи в гл. 23 УК РФ, называющей родовым объектом посягательств интересы службы и коммерческой или иной организации, полагаем, что не будет неясности по поводу сферы действия новой редакции нормы.

В заключение необходимо подчеркнуть, что борьба с коррупцией — не столько криминальная, сколько системная, политическая проблема. Победить коррупцию, — означает лишить ее системного характера, оттеснить ее на обочину экономической и политической жизни общества.

Библиографический список

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/ugolovnaya-otvetstvennost-za-korruptsionnyie-prestupleniya/

1.Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию ETS №173 (Страсбург, 27 января 1999 г.).

Российская Федерация ратифицировала настоящую Конвенцию Федеральным законом от 25 июля 2006 г. №125-ФЗ. Конвенция вступила в силу 1 июля 2002 г. Российская Федерация подписала настоящую Конвенцию 27 января 1999 г. (распоряжение Президента РФ от 25 января 1999 г. №18-рп) // Совет Европы и Россия. — 2002. — №2.

2.Конвенция ООН против коррупции. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 г. Ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 8 марта 2006 г. №40-ФЗ «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции» // Собр. законодательства РФ. — 2006. — №12.

.Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ): Федеральный Закон от 13.06.1996 №63 // Собрание законодательства РФ — 1996. — №25. — Ст. 2954.

.О противодействии коррупции (ред. от 21 ноября 2011): Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. №273-ФЗ // Собрание законодательства РФ — 2008. — №52 (часть I).

— Ст. 6228.

.О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции: Федеральный закон от 4 мая 2011 г. №97 -ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 2011. — №19. — Ст. 2714.

.О стратегии национальной безопасности Российской федерации до 2020 года: Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. №537 // Собрание законодательства РФ. — 2009. — №20. — Ст. 2444.

.О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе (ред. от 22.05.2012): Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. №6 // Российская газета от 30 мая 2012. — №5794.

.О внесении изменений в Перечни статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемые при формировании статистической отчетности: Указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 30 апреля 2010 г. №187/86/2 // СПС «Гарант». (Документ не опубликован).

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/ugolovnaya-otvetstvennost-za-korruptsionnyie-prestupleniya/

.Алексеев А.И., Артамонов А.А., Ахметшин X.М. Российская криминологическая энциклопедия: Преступность и борьба с ней в понятиях и комментариях / Под общ. ред. А.И. Долговой. — М.: Норма-Инфра-М, 2000. — С. 267.

10.Алексеев И.А. Взятка: преступление и наказание // Налоговый учет для бухгалтера. — 2005. — №7. — С. 38.

.Аминов Д.И., Гладких В.И., Соловьев К.С. Коррупция как социально-правовой феномен и пути его преодоления: учебное пособие. — М.: Юристъ, 2002. — С. 210.

.Андрианов М.А. Коррупция в среде военнослужащих и ее уголовно-правовая характеристика // Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2011. — №2 (15).

— С. 197-202.

.Бабанин В.А., Сбоев Б.К. Ответственность за взяточничество // Законодательство и экономика. — 2004. — №3. — С. 36.

.Балебанова Коррупционные преступления, совершаемые в сфере здравоохранения // Право. Законодательство. Личность. — 2011. — №2 (12).

— С. 177-125.

.Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. — М.: ИНФРА-М. — 2006. — С. 349

.Борков В.Н. Нарушение законных прав и интересов личности, общества и государства как сущность должностного злоупотребления (ст. 285 УК РФ) // Вестник Омского университета. Серия «Право». — 2008. — №2 (15).

— С. 69-72.

.В гособоронзаказе 2011 обнаружены крупные нарушения. — 5 октября 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.В Первоуральске судят тепловиков за мошенничество в особо крупных размерах. — 13 ноября 2012 г. /// [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Валуев В.Н., Макарычев А.С. Коррупция в России: политологические подходы // Коррупция в России: муниципальные, региональные, федеральные и международные аспекты: Аналитический доклад. — Н. Новгород, 2000. — С. 35.

.Васильева О.М. К вопросу о понятии коррупции // Коррупция и экстремизм как угрозы национальной безопасности России: Сб. науч. Ст. по материалам межведомственной межвузовской научно-практической конференции / Под общ. ред. Идрисова С.Ф. — Ижевск: Ижевск. филиал ФГОУ ВПО «НА МВД РФ», 2010. — С. 12-13.

.Волженкин Б.В. Коррупция. — СПб.: Питер, 1998. — С. 33.

.Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М.: Юрист, 2001. — С.156.

.Ганза А.В. Проблема уголовной ответственности за коммерческий подкуп в условиях нового антикоррупционного законодательства // Вестник Калининградского юридического института МВД России. — 2011. — №4. — С. 32-34.

.Гараев Р.Ф., Селихов Н.В. Понятие коррупции // Следователь. — 2001. — №2. — С. 43.

.Сергеев С. Генпрокуратура внесет в УК ответственность за «нематериальную взятку». — 6 сентября 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа:

#»justify»>.Глава Бежицкого района Брянска Юрий Машков арестован по подозрению в получении крупной взятки. — 30 сентября 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа:://www.echo.msk.ru/news/935690-echo.html (дата обращения 27.12.2012).

.Глава района в Подмосковье арестован за взятку под видом помощи храму. — 27 сентября 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа: www.rapsinews.ru/anticorruption_news/20120927/264789578.html (дата обращения 27.12.2012).

28.Голубев В.В. Злоупотребление должностными полномочиями как основа отечественной коррупции // Законодательство. — 2002. — №6. — С. 37.

.Гончаренко Г.С. Коммерческий подкуп (уголовно-правовой и криминологический аспекты): автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Р-н/Д, 2002. — С. 31.

.Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. — Н. Новгород: Нижегородский гос. ун-т им. Н.И. Лобачевского, 2007. — С.44

.Греков К.А. Соотношение категорий «злоупотребление должностными полномочиями» и «превышение должностных полномочий» в уголовном праве России // Юристъ — Правоведъ. — 2007. — №2. — С. 115-117.

.Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. — М.: Просвещение, 1991. — С.411

.Григорьев В.А., Юлин Б.А. Понятие коррупции // Яни П.С. Коррупция в налоговой сфере: учебное пособие. — М.: Юрист, 2002. — С. 13

.Долгова А.И. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней // Коррупция и борьба с ней. — М.: Российская криминологическая ассоциация. 2000. — С. 18-19.

.Ежегодное послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. — 2012. 12 декабря.

.Ежегодные доклады о положении дел с коррупцией в мире Transparency International Russia: интернет-портал // [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Ефремова Н.М. Превышение должностных полномочий (ст. 386 УК РФ) // Труды филиала МГЮА в г. Вологде. — 2004. — Вып. 5. — С. 50-56.

.Интервью с заместителем начальника ГУ — начальником СЧ при ГУ МВД России по ЮФО генерал-майором юстиции Александром Шашиным // Информация о результатах по расследованию преступлений в 1 полугодии 2010 года // [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Кабанов П.А., Газимзянов Р.Р. Коррупция в России: понятие, сущность, причины, противодействие: учебное пособие. — Набережные Челны: ИД «Стрежень», 2003. — С. 9

.Казанцев Д.А. Особенности предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коммерческом подкупе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 2010. — С. 25

.Kобзева Е.В. Теория оценочных признаков в уголовном законе / под ред. Н.А. Лопашенко. — М.: Юрист, 2009. — С. 223

.Коррупция: где она живет и процветает? — 29 ноября 2012 г., ВЦИОМ// [Электронный ресурс] / Режим доступа:

#»justify»>.Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь / Под общ. ред. Р. Р. Газимзянова. — Казань, 2009. — С. 144

44.Краткий словарь современных понятий и терминов / сост. и общ. ред. В.А. Макаренко. — 3-е изд., дораб. и доп. — М.: Республика, 2000. — 670 с.

.Крылов Е. Борьба с коррупцией методом проб и ошибок // ЭЖ-Юрист. — 2011. — №20. — С. 14.

.Кузнецова Н.Ф. Коррупция // Вестник Московского университета. Сер. П. Право. — 1993. — №1. — С. 22.

.Кушниренко С.П., Пристансков В.Д. Коррупция и ее преступные проявления: особенности уголовного преследования: Криминологический и криминалистический аспекты исследования, обзор судебно-следственной практики: Практическое пособие. — СПб.: Специальная литература, 2004. — С. 223

.Максимов С.В. Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники развития, меры борьбы // Предпринимательское право. — 1999. — №9. — С. 22-25.

.Мамедов И.А. Пути совершенствования уголовного закона в отношении получении взятки (ст. 290 УК РФ) и дачи взятки (ст. 291 УК РФ) // Человек: преступление и наказание. — 2010. — №3. — С. 25-30.

.Масликов И.С. Юридический словарь. — М.: ИТК «Дашков и К», 2008. — С. 138

.Новые факты. В деле «Оборонсервиса» появилось еще два эпизода. — 29 ноября 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа:

#»justify»>.Паршин И.С. Понятие коррупции в словарных и доктринальных источниках // Современная юридическая наука и правоприменение (IV Саратовские правовые чтения): сб. тезисов докладов (по материалам Международной научно-практической конференции, г. Саратов, 3-4 июня 2011 г.) — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. — С.234-238.

53.Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1990. — С. 234

.Пиджаков А.Ю. Классификация коррупции и ее исследования // Преодоление коррупции — главное условие утверждения правового государства: методологический, концептуально-теоретический, правовой, аналитико-прогностический аспекты: межведомственный научный сборник. — 2010. — Том 2 (40).

— С. 150-152.

.Пластинина Е.А. Виды коррупционных преступлений и ответственность за них. Анализ и практика // Вестник Пермского университета. — 2011. — Вып. 1(11).

— С. 145-150.

.Поляков М.М. Административно-правовые способы предупреждения коррупционных правонарушений: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. — С. 26.

.Попова В.В. К вопросу о понятиях «коррупция» и «преступления коррупционной направленности»// Вестник Воронежского института МВД России. — 2011. — №3. — С. 52-56.

.Прокуратура Курганской области // [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Радачинский С.Н., Евсеев Г.В. О некоторых вопросах уголовной политики в сфере противодействия коррупции в России // Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2011. — №2 (15).

— С. 159-163.

.Рыков А.А. Коммерческий подкуп: понятие, содержание и некоторые проблемы расследования // Юристъ — Правоведъ. — 2010. — №6. — С. 32-35.

.Сбоев Б.К., Бабанин В.А. Ответственность за взяточничество // Налоговый вестник. — 2004. — №2. — С. 35.

.СК подсчитал ущерб от коррупции. — 9 декабря 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа:

#»justify»>.СКР возбудил дела о мошенничестве с жильем в Удмуртии. — 5 февраля 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа:://www.bfm.ru/realty/2012/02/05/skr-vozbudil-dela-o-moshennichestve-s-zhilem-v-udmurtii.html (дата обращения26.12.2012).

.Состояние преступности в России. Статистические данные за 2008-2010 годы. — М.: ГИАЦ МВД России, 2011. — С.52

65.Тарасян А.Г. Сравнительный анализ динамики коррупции до и после принятия Федерального закона «О противодействии коррупции» // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2011. — №5. — С. 110-113.

.Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / под ред. М.Ю. Тихомирова. — М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2012. — 1088 с.

.Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. А.Э. Жалинского. — М.: Юстицинформ, 2006. — С.872-873.

.Фоменко Е. Ужесточать нельзя миловать? // ЭЖ-Юрист. — 2008. — №46. — С. 35.

.Хабаров А.И. Рамки объективной стороны составов получения и дачи взятки // Вестник Тюменского государственного университета. — 2010. — №2. — С. 191-198.

.Халиков А.Н. Проблемы применения состава преступления о злоупотреблении должностными полномочиями // Современная юридическая наука и правоприменение (IV Саратовские правовые чтения): сб. тезисов докладов (по материалам Международной научно-практической конференции, г. Саратов, 3-4 июня 2011 г.) — Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. — С. 319-322

.ЦИРП: Исследование коррупции и рейтинг коррупционных дел. — 18 декабря 2012 г. // [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Чершинцев В.С. Предупреждение коррупционных преступлений на муниципальном уровне: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2008. — С. 29

.Эбзеева З.А. Коррупция и клановость: влияние на криминальную обстановку на Северном Кавказе // Современная юридическая наука и правоприменение (IV Саратовские правовые чтения): сб. тезисов докладов (по материалам Международной научно-практической конференции, г. Саратов, 3-4 июня 2011 г.).

— Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. — С. 387.

.Юридический словарь / под ред. А.Н. Азрилияна. — М.: Институт новой экономики. — 2007. — С. 313.

Судебная практика

76.Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 июля 2006 г. №11-о06-47 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2006. — №9.

.Архив Архангельского областного. Архангельск, 2005. Ф.134. Оп. 6. Д. 2-61/2005. Л.172.

.Архив Омского областного суда. Омск, 2010. Ф.221. Оп. 2. Д. 2-81/2010. Л. 245.

Приложение

Аналитическая таблица зарегистрированных и расследованных преступлений коррупционной направленности на территории Курганской области за период январь-декабрь 2011 по сравнению с аналогичным периодом 2010 года

Статьи УК РФЗарегистрировано преступленийНаправлено в суд20102011рост / сниж. %20102011рост / сниж. %204440,080-289-2—1-29051569,84434-22,7291192215,8192215,82013471466,7—20200-1—285192321,11023130,02867163-11,36619-71,2292168165-1,8159100-37,1228.1 ч. 3 п . «б»30-3—159 ч. 3, 4107222107,510114846,5160 ч. 3, 48614973,37512769,3169-1—1-Всего52774842,0478474-2,1