Правовой статус Каспийского моря

Проблема определения статуса Каспийского моря является одной из самых сложных проблем, стоящих сегодня перед сообществом стран региона, а также тех государств, интересы которых, так или иначе, затрагиваются этой проблемой. Распад Советского Союза привел к образованию новых независимых государств и кардинально изменил региональную ситуацию на бывшем советском пространстве. В стратегически важном Каспийском регионе такая смена политической обстановки стала причиной появления новых государств – России, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. С увеличением количества региональных акторов возникли и новые проблемы, требующие решения. В первую очередь, это касалось определения правового статуса Каспия. Длительные дискуссии по поводу международно-правового статуса Каспия привели к тому, что он приобрел статус «моря раздора». Исторически статус Каспия определялся двусторонними соглашениями Российской Империи (затем РСФСР и СССР) с Персией (Ираном), правопреемниками которых стали четыре постсоветских прикаспийских государства и Иран. Каспийское море в свое время не было разделено на советский и иранский секторы, а фактическая линия раздела «Астара — Гасан-Кули» никогда не была признана как формальная морская граница между СССР и Ираном.

Вопрос недропользования и разграничения моря по его дну (что является предметом спора между прикаспийскими государствами) вообще не имел смысла. Со времени распада СССР лидеры прикаспийских государств, подтвердили свою приверженность международно-правовым документам советской эпохи по вопросу о статусе Каспия (Алмаатинская декларация от 21 декабря 1991 г.), но фактически стороны просто перестали брать их в расчет. Это проявилось в том, что решения о разработке природных ресурсов принимались единолично; к этому процессу привлекались третьи стороны, которые помимо реализации здесь своих экономических интересов преследовали далеко идущие военно-политические цели. Между самими прибрежными государствами возникают острые конфликты по вопросам национальной принадлежности тех или иных месторождений. Нет ясности в деле использования и возобновления биоресурсов Каспийского моря [1].

В то же время выработка взаимоприемлемых принципов хозяйственной деятельности на Каспии становится все более актуальной задачей, поскольку от ее решения зависит мир, взаимовыгодное сотрудничество в этом регионе и, в конечном итоге, сохранение суверенных прав прибрежных государств на богатства Каспия. Первоначально сложились три концептуально различные подходы к решению проблемы определения статуса Каспийского моря [2]:

16 стр., 7918 слов

Правосудие древней руси. Суд в древнерусском государстве Каким ...

... территории нашей страны Образование Древнерусского государства основных категорий населения Государственный строй Древней Руси Суд и процесс Древней Руси Возникновение и развитие древнерусского права Государство и право Руси в период феодальной раздробленности (XII-XV ...

Суть первого подхода состояла в том, что Каспийское море должно быть морем общего пользования на основе принципа кондоминиума, который будет распространяться на все виды природных ресурсов. Предполагалось, что каждое прикаспийское государство будет располагать узкой прибрежной полосой и в этих пределах обладать исключительными правами в целях разведки и разработки дна моря и его минеральных ресурсов. Что касается минеральных ресурсов вне узкой прибрежной полосы, то они должны находиться в совместном владении. Второй подход сводился к разделу акватории, воды, дна и недр на национальные секторы – вариант «жесткого раздела». Наконец, третий подход, являющийся промежуточным между первым и вторым подходами, предполагал, что дно и ресурсы дна должны разделяться между всеми прикаспийскими государствами на секторы, в пределах которых стороны будут обладать исключительными правами на ведение разведки и разработки природных ресурсов. Что касается биологических ресурсов моря, пользования водами Каспия в целях судоходства, рыболовства, сотрудничества в области охраны природной среды и других видов деятельности, то предлагалось установить согласованную ширину территориальных вод и рыболовные зоны, находящееся под национальными юрисдикциями. Остальную часть моря предлагается открыть для свободного судоходства и рыболовства. Открытым будет и воздушное пространство над морем для полетов воздушных судов по согласованным маршрутам [3].

Позиция РФ

Россия долгое время настаивала на установлении кондоминиума, то есть предлагала рассматривать Каспийское море в качестве общего достояния пяти прибрежных государств и, соответственно, не позволять каких-либо односторонних действий по присвоению его пространств, а также ресурсов без согласия других. В 1998 г. российская позиция претерпела изменения: Москва выступила за разграничение дна моря между сопредельными и противолежащими сторонами по модифицированной срединной линии, идущей от существующих сухопутных границ, при сохранении толщи вод в общем пользовании. 6 июля 1998 г. такая позиция России закреплена в двустороннем соглашении с Казахстаном («О разграничении дна северной части Каспийского моря с целью соблюдения суверенного недропользования») и подтверждена в российско-казахстанской Декларации о сотрудничестве на Каспийском море, подписанной 9 сентября 2000 г. В Астане. В результате переговоров между Россией, Казахстаном и Азербайджаном к 2003 г. стороны договорились о разделе северной части Каспия на национальные секторы по месту срединной линии, Казахстан и Россия соответственно контролируют 29% и 19%. Фактически, они пошли на политический компромисс, т.к. «модифицированная срединная линия – это политическая линия». Таким образом, Россия признала Договоры с Ираном, заключенные в 1921 г. и в 1940 г., устаревшими и не отвечающими новым геополитическим реалиям. Это в некоторой степени усложнило отношения с Ираном. После принятия российско-казахстанского соглашения по Каспию в 1998 г. между Россией и Ираном возникли резкие расхождения по поводу будущего статуса моря. Это привело к снижению темпов встреч постоянных рабочих групп по статусу Каспия.

13 стр., 6376 слов

Рыбные ресурсы их использование и охрана

... группы рыб. Россия, несмотря на распад СССР, занимает одно из первых мест в мире по сырьевым запасам рыб. Двенадцать открытых морей, омывающих границы Россия, два крупнейших в мире внутренних моря-озера (Каспийское ... движениями плавников. После вылупления молоди самец в течение нескольких дней следит за тем, чтобы молодь находилась в гнезде, и возвращает туда выплывающую, захватывая ее ртом. ...

Если в 1990-е годы Россия больше реагировала на происходящее в Каспийском регионе, нежели предупреждала негативное для нее развитие событий, включая и проблемы, связанные со статусом Каспийского моря, то уже в конце 90-х гг. XX века Россия стала вести более сбалансированную, согласованную и долгосрочную политику [4].

Анализируя позицию России 90-х гг. прошлого века, можно согласиться с точкой зрения некоторых исследователей, согласно которой России было выгодно замалчивать вопрос о статусе Каспия и даже сознательно затягивать обсуждение этой проблемы. Изменение российской позиции было вызвано многими факторами, важнейшими из которых явилась активизация внешней политики США в Каспийском регионе.

Новый этап в многосторонних отношениях прибрежных стран в бассейне Каспийского моря связан с появлением на политической арене в начале 2000 г. Президента Российской Федерации В.В. Путина. Вскоре после своего избрания он провозгласил регион Каспийского моря зоной особых интересов России. Вопрос о стратегических интересах России в районе Каспийского моря был обсужден 21 апреля 2000 г. на заседании Совета безопасности РФ. Президент РФ Владимир Путин заявил тогда, что органы власти должны добиваться закрепления позиций российских компаний в Каспийском регионе. Примечательно, что и Концепция внешней политики РФ рекомендовала усилить дипломатическое влияние России на Каспии наравне с экономическим. Предусматривалось также развивать сотрудничество с другими государствами на основе взаимной выгоды и учета законных интересов каждого. С этой целью в правительстве был создан пост специального представителя Президента РФ по вопросам Каспийского моря в ранге заместителя министра иностранных дел. Эту должность занял Виктор Калюжный. В ходе своих визитов по столицам прикаспийских государств, а также в своих заявлениях В. Калюжный стал постепенно излагать правовые аспекты новой российской Концепции по Каспию. Основные положения по поводу формирования нового международно-правового статуса Каспийского моря сводились к

  • Россия предлагает поэтапный план распутывания клубка каспийских проблем, включая судоходство, экологию, использование биологических ресурсов, определение координат береговой линии и т. п.;
  • Прибрежным государствам необходимо сосредоточить внимание на проблеме спорных нефтяных месторождений;
  • при их разработке предлагается использовать принцип «50 на 50», когда вторая из претендующих на залежи нефти стран компенсирует половину затрат соседнему государству, которое раньше занялось разработкой и добычей углеводородов со дна Каспия;
  • Каспий делится на национальные секторы, которые закрепляются за соответствующими прибрежными государствами. При этом поверхность Каспия остается в общем использовании, на национальные секторы делится только дно.

Однако основные положения, выдвинутые спецпредставителем Президента по вопросам Каспия В. Калюжным, не встретили понимания всех прикаспийских стран. В ответ на усиление присутствия США в Средней Азии Россия обратила пристальное внимание на проблемы безопасности Каспийского региона. Характеризуя позицию Российской Федерации по правовому статусу Каспийского моря, необходимо отметить следующее: в самом начале политического диалога по правовой проблеме Каспия, позиция России не была последовательной. Внутренняя политическая нестабильность и неорганизованность в различных политических инстанциях России породили «неконструктивный подход». Позиция России кардинально изменилась в конце 90- х гг. XX века, когда она встала на путь конструктивного диалога с прикаспийскими странами, признав их весомую роль в регионе. Отойдя от первоначального принципа кондоминиума, Россия сделала значительный шаг в укреплении своих позиций в регионе.

23 стр., 11226 слов

Состояние прав человека в современной России

... Конституции РФ, базой всего текущего законодательства, касающегося личности. Таким образом, проблема прав человека является в современном мире сложной и многоплановой, имеет множество аспектов, ... международного регулирования. Поэтому неслучайно, что изучение прав человека особо значимо. Россия, следуя курсом реформ, тоже провозгласила права человека как приоритетные и в наибольшей мерезначимые ...

Позиция Азербайджана

Позиция Азербайджана с самого начала возникновения проблемы делимитации Каспия, была следующей: процесс делимитации Каспия должен производиться на основе принципов и норм международного права, на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Баку настоятельно требовал определить национальные сектора Каспия путем «продления» сухопутных границ до серединной линии моря. В этом случае, границы соответствующих секторов становятся государственными границами со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это означает, что каждое прибрежное государство в своем секторе имеет полный и исключительный суверенитет на все виды деятельности. Любая деятельность другого государства, включая судоходство, полеты, научные исследования, может осуществляться только с согласия хозяина сектора. Такой раздел Каспия заведомо ущемляет интересы большинства прикаспийских государств, как в отношении судоходства, так и в отношении возможностей осуществления двустороннего сотрудничества. Так, Россия лишается общей границы с Туркменистаном и Ираном, Туркменистан – с Россией, Иран – с Казахстаном и Россией, Казахстан – с Ираном; только Азербайджан сохраняет общие границы со всеми прикаспийскими государствами. Бесспорно и то, что такой раздел моря приведет к его милитаризации, ибо государственные морские границы будут охраняться пуще, чем сухопутные.

Азербайджан – единственный в «прикаспийской пятерке», кто конституционно закрепил суверенитет на «свою» часть моря (ст.11, п.2): «Внутренние воды Азербайджанской Республики, принадлежащий Азербайджанской Республике сектор Каспийского моря (озера), воздушное пространство над Азербайджанской Республикой – составные части территории Азербайджанской Республики». В соответствии с секторальным принципом, и дно, и толща воды, и воздушное пространство в пределах азербайджанского сектора были признаны собственностью Азербайджанской Республики. Но, как уже было отмечено ранее, приматом выступает международное право, а не национальное. Азербайджан по договорам с Россией и Казахстаном фактически получил 19% дна Каспийского моря по принципу раздела на национальные секторы по методу срединной линии.

Позиция Ирана

Первоначально Иран придерживался принципа свободного владения морем, ссылаясь на договоры 1921 г. и 1940 г., но умалчивал о зафиксированной в них морской границе, которая оставляла в его распоряжении всего 13% каспийского шельфа. По причине противоречивости такой позиции Тегеран вскоре начал отстаивать иной подход – деление Каспия на национальные секторы в равных долях, т.е. по 20% на каждое прикаспийское государство. К середине нынешнего десятилетия главным камнем преткновения на пути выработки универсального подхода к решению каспийской проблемы оставалась непримиримая позиция Тегерана, который упорно настаивал на разделе моря на пять равных частей. Более того, Иран даже высказывал точку зрения, согласно которой его доля должна составлять 50%, так как бывшие республики СССР взяли на себя права и обязанности Советского государства, а значит, должны делить между собой оставшуюся половину [5].

3 стр., 1488 слов

Место Республики Беларусь в системе международных политических отношений

... биполярной системы международного порядка. Международные отношения базируются на двух основных принципах: силе и праве. В вопросе их соотношения существуют две противоположные позиции. «Силовой подход» признает примат силы. Право придает только ...

Иран, как и Россия, за последние десятилетия испытывал и продолжает испытывать все возрастающее давление со стороны сменяющих друг друга администраций Била Клинтона, Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы, что в значительной степени способствовало сближению позиций обеих стран по ряду кардинальных вопросов, затрагивающих весь Каспийский регион в целом и, прежде всего, по вопросу о недопущении геополитического доминирования Запада в этом регионе [6].

Позиция Казахстана

Позиция Казахстана относительно принципа раздела Каспия и порядка хозяйственной деятельности прикаспийских государств определилась с самого начала и остается практически неизменной. Заместитель министра иностранных дел РК В.Гиззатов обозначил ее следующим образом: «Казахстан считает, что дно моря и недра Каспия должны быть делимитированы между прибрежными государствами, которые будут обладать национальной юрисдикцией и исключительными правами относительно разведки и разработки минеральных ресурсов в своей части моря. Позиция Республики Казахстан сформировалась с учетом геополитических событий в регионе, а также прогнозов о наличии в казахстанском шельфе огромных углеводородных запасов. С 1994 г. руководство Казахстана стало вслед за Азербайджаном активно привлекать на каспийский шельф крупнейшие западные компании, которые образовали международный консорциум для геологических и геофизических исследований в казахстанском секторе моря. Если азербайджанский проект раздела Каспийского моря предлагал погранично-озерный статус, причем делимитируемый на сектора, то казахстанский рассматривал Каспий как «замкнутое море», на которое должны распространяться нормы Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 122 и 123).

Однако, как показали дискуссии в рамках Московской встречи 1998 г., казахстанский вариант также не стал компромиссным, а, напротив он был встречен со стороны России и Ирана с явной настороженностью, так как ставил их в сложное положение. Первоначально позиция Казахстана сводилась к тому, что дно моря и недра Каспия должны быть делимитированы между прибрежными государствами. По мнению казахстанской стороны это: