Исполнительные органы юридических лиц

Курсовая работа

Подход к природе правоотношений с участием единоличного исполнительного органа хозяйственного общества имеет некую архаичность. Применительно к возникновению статуса органа хозяйственного общества в законе используются термины «избирается», «назначается», будто бы игнорирующие тот факт, что для возникновения правоотношения необходима воля лица, реализующего функции органа.

Практика применения положений гражданского законодательства о хозяйственных обществах в настоящее время отчетливо демонстрирует недостатки доктрины корпоративного управления. Устойчивое представление об органах юридического лица как о некоей его части, о структурном элементе препятствует познанию истинной сущности отношений, складывающихся с участием лиц, составляющих эти органы. Помимо противоречивых подходов к разрешению споров с участием таких лиц это повлекло за собой возникновение научных воззрений, обосновывающих существование так называемых корпоративных правоотношений, лежащих за рамками гражданско-правового регулирования.

В настоящее время проблемы корпоративного управления стали чрезвычайно популярной в юридической литературе темой, что объясняется их большой практической значимостью. В этом ряду проблема правового положения единоличного исполнительного органа хозяйственного общества имеет особое значение, обусловленное задачами, которые ставят перед ним участники (акционеры).

К функциям единоличного исполнительного органа относится совершение от имени хозяйственного общества юридически значимых действий, то есть представление общества вовне. Это в свою очередь предполагает ответственность за участие компании в отношениях гражданского оборота, а в конечном счете — за результат деятельности общества в целом.

Во всех случаях, независимо от того, кто именно выполняет функции единоличного исполнительного органа, закон указывает на необходимость заключения договора с лицом, которое будет данные функции исполнять. Однако этим позитивно-правовая регламентация указанных отношений фактически и ограничивается, что приводит к появлению различного рода практических проблем.

Глава 1. Понятие исполнительного органа юридического лица

1 Органы юридического лица и их функции

Органы юридического лица являются правовым инструментом, посредством которого оно, являясь участником имущественного оборота, приобретает субъективные гражданские права и принимает на себя юридические обязанности. Органы юридического лица — это обособленная часть юридического лица, образованная с целью выражения вовне воли юридического лица, представления его интересов в правоотношениях с иными лицам.

6 стр., 2771 слов

Органы юридического лица

... целях обеспечения непрерывной деятельности юридического лица в случае временного отсутствия лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица, а также невозможности им осуществления своих полномочий, обосновывается возможность образования временного исполнительного органа юридического лица, который обладает такой ...

Но органы юридического лица не становится участником таких правоотношений, поскольку согласно действующему гражданскому законодательству не являются самостоятельным субъектом права. Как справедливо заметил Б.Б. Черепахин, «подлинным и действительным участником своих правоотношений является само юридическое лицо».

В ст. 53 ГК РФ термин «орган юридического лица» употребляется во множественном числе, что говорит о возможности классификации органов хозяйственного общества.

Критерии классификации могут быть самыми разными:

по возможности представления интересов хозяйственного общества в гражданском обороте можно выделить:

представительские орган, которые действует вовне от имени хозяйственного общества на основании закона и учредительных документов. В хозяйственном обществе представительским органом является единоличный исполнительный орган, который в силу положений абз. 3 п. 2 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 3 ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества. В этой связи представительский орган нередко характеризуется как носитель сделкоспособности юридического лица.

непредставительские органы — это иные органы хозяйственного общества, например ревизионная комиссия, коллегиальный исполнительный орган, совет директоров, общее собрание участников (акционеров);

по составу органов юридического лица:

коллегиальные органы хозяйственного общества, для которых характерны следующие признаки: должен состоять как минимум из двух членов, решения по обсуждаемым вопросам должны приниматься членами коллегиального органа совместно, а при наличии разных мнений — большинством голосов, простым или квалифицированным. К коллегиальным органам хозяйственного общества следует отнести ревизионную комиссию, коллегиальный исполнительный орган, совет директоров, общее собрание участников (акционеров).

единоличный орган представляет собой конкретное физическое лицо, которое в рамках предоставленных ему полномочий самостоятельно принимает решения по тому или иному вопросу. Таким органом является единоличный исполнительный орган хозяйственного общества (директор, генеральный директор), ревизор общества.

от роли в процессе образования воли хозяйственного общества и ее изъявления вовне выделяют:

волеобразующие органы в рамках своей деятельности формируют волю общества как юридического лица. Неотъемлемым этапом процесса формирования воли хозяйственного общества на совершение сделки, в отношении которой имеется заинтересованность, является предварительное одобрение такой сделки советом директоров или общим собранием акционеров общества в соответствии со ст. 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» или общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью согласно ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В данном случае совет директоров и общее собрание участников (акционеров) — волеобразующие органы хозяйственного общества. Отсутствие указанного этапа в процессе образования воли хозяйственного общества является основанием для признания сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной (п. 1 ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

24 стр., 11675 слов

Налоговая полиция и её роль в системе правоохранительных органов

... Конституцию Российской Федерации, Феде­ральные законы: “О федеральных органах налоговой полиции”, “О милиции”, “Об оперативно-розыскной деятельности”, Налоговый кодекс Российской Фе­дерации и ... время. Объектом исследования является деятельность федеральных органов налоговой полиции Российской Федерации. Предметом исследования стали функции органов налоговой полиции, принципы ее деятельности, права и ...

волеизъявляющие органы реализуют сформировавшуюся волю хозяйственного общества путем совершения юридически значимых действий по отношению к иным участникам гражданского оборота. Например, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, одобренная в установленном законом порядке, совершается от имени хозяйственного общества его единоличным исполнительным органом. В основе совершения сделки лежит акт волеизъявления хозяйственного общества, совершаемый его волеизъявляющим органом, в качестве которого выступает единоличный исполнительный орган.

Деление органов хозяйственного общества на волеобразующие и волеизъявляющие носит в значительной степени условный характер. Так, если речь идет о необходимости совершения обычной сделки, не требующей особой процедуры согласования и одобрения, то принятие решения о ее совершении (акт волеобразования) и осуществление необходимых юридических действий, составляющих процесс совершения сделки (акт волеизъявления), относятся к компетенции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. В приведенном примере этот орган одновременно является и волеобразующим, и волеизъявляющим.

По способу формирования принято различать:

назначаемые, выборные органы хозяйственного общества и органы, формируемые иным образом. Как следует из положений ст. 66 Федерального закона «Об акционерных обществах», члены совета директоров акционерного общества избираются общим собранием акционеров. К выборным органам относится также ревизионная комиссия (ревизор) хозяйственного общества (п. 1 ст. 85 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 47 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Исполнительный орган хозяйственного общества (единоличный и коллегиальный) может как избираться, так и назначаться (ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 2 ст. 32, ст. ст. 40, 41 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

К формируемым иным образом можно отнести общее собрание участников (акционеров) общества. Состав его участников не избирается и не назначается, а определяется на основании данных реестра акционеров общества в порядке, предусмотренном ст. 51 Федерального закона «Об акционерных обществах». Что касается обществ с ограниченной ответственностью, то правом принимать участие в общем собрании наделены все участники такого общества (п. 1 ст. 36 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

По месту в иерархии органов хозяйственного общества выделяются:

руководящие, исполнительные и иные органы. Высшим руководящим органом является общее собрание участников (акционеров) (п. 1 ст. 47 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 32 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

9 стр., 4189 слов

Акционерное общество как юридическое лицо

... и категорий. Легальное определение, данное в Законе, позволяет выделить основные отличительные признаки акционерного общества как организационно-правовой формы юридического лица, выделяющие его из других разновидностей хозяйственных обществ. Среди этих признаков, базисным является ...

Руководящий характер деятельности общего собрания участников (акционеров) проявляется, в частности, в том, что во многом именно его решениями определяется компетенция иных органов хозяйственного общества и порядок осуществления ими своих полномочий. Так, именно к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) отнесены вопросы изменения устава хозяйственного общества (подп. 1 п. 1 ст. 103 ГК РФ, подп. 2 п. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), который в обязательном порядке должен содержать сведения о структуре, компетенции органов общества, порядке принятия ими решений (п. 3 ст. 11 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 2 ст. 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Совет директоров хозяйственного общества и его исполнительные органы подотчетны общему собранию участников (акционеров).

Совет директоров акционерного общества, в частности, отчитывается путем предварительного утверждения годового отчета общества, вносимого на рассмотрение годового общего собрания акционеров (подп. 11 п. 1 ст. 48, п. 4 ст. 88 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Руководящим органом акционерного общества признается и совет директоров, основной задачей которого является осуществление общего руководства деятельностью общества (п. 1 ст. 64 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Основополагающий вопрос компетенции совета директоров акционерного общества, касающийся определения приоритетных направлений деятельности общества, в обществах с ограниченной ответственностью отнесен к исключительной компетенции общего собрания участников (подп. 1 п. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Исполнительные органы хозяйственного общества в своей деятельности подотчетны помимо общего собрания участников (акционеров) совету директоров общества (п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 4 ст. 32 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Основной задачей исполнительных органов является претворение в жизнь решений, принятых руководящими органами хозяйственного общества. В этих целях законодатель наделяет исполнительные органы хозяйственного общества некоторыми руководящими функциями. Так, к компетенции исполнительных органов отнесены вопросы руководства текущей деятельностью хозяйственного общества (п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 4 ст. 32 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

К иным органам хозяйственного общества можно отнести ревизионную комиссию (ревизора) общества (ст. 85 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 47 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), компетенция которой не включает в себя ни принятие руководящих решений, ни их исполнение. Ревизионная комиссия (ревизор) хозяйственного общества занимает особое место в иерархической структуре его органов. Она осуществляет контроль над финансово-хозяйственной деятельностью хозяйственного общества.

В зависимости от периодичности деятельности органов хозяйственного общества выделяют:

регулярно функционирующие органы — единоличный исполнительный орган хозяйственного общества в течение срока своих полномочий действует на постоянной основе.

9 стр., 4138 слов

Судебные расходы. Сроки и штрафы в хозяйственном процессе Республики Беларусь

... орган). Судебные расходы, понесенные сторонами в связи с подачей кассационной или надзорной жалобы, распреде­ляются по таким же правилам. Определение хозяйственного суда о распределении су­дебных расходов может быть обжаловано. В хозяйственном процессе ...

органы, функционирующие с определенной периодичностью. Например, общее собрание участников (акционеров), заседания совета директоров и коллегиального исполнительного органа хозяйственного общества проводятся с определенной периодичностью.

По сроку образования все органы хозяйственного общества являются временными, формируемыми на определенный срок. Перемена состава участников общего собрания акционеров определяется изменением данных реестра акционеров общества, на основании которых составляется список лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров.

По характеру функций, осуществляемых органами хозяйственного общества выделяю:

действующее российское корпоративное законодательство относит к органам управления хозяйственного общества общее собрание участников (акционеров) и совет директоров, а также исполнительный орган общества, который может быть единоличным и коллегиальным.

к органам контроля хозяйственного общества следует отнести ревизионную комиссию (ревизора) общества. Подчеркнем, что контроль, осуществляемый данным органом, ограничивается финансово-хозяйственной деятельностью общества. Данный контроль именуется внутренним и противопоставляется внешнему контролю, который относится к ведению аудиторов хозяйственного общества.

Функции органов управления юридического лица раскроем через структуру и компетенцию данных органов. Можно выделить пять основные структуры органов хозяйственного общества:

первая структура органов хозяйственного общества характеризуется наличием следующих органов: общее собрание участников (акционеров), совет директоров, единоличный и коллегиальный исполнительный органы, ревизионная комиссия.

для второй структуры характерно отсутствие совета директоров.

в третьей структуре не образуется коллегиальный исполнительный орган.

четвертая структура не имеет ни совета директоров, ни коллегиального исполнительного органа.

пятая структура характеризуется тем, что функции единоличного исполнительного органа общества осуществляются по договору управляющей организацией или управляющим (абз. 3 п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»), которые не становятся при этом органами общества, так же как доверительный управляющий не приобретает статус собственника в отношении переданного в доверительное управление имущества. Относительно правовой природы договора, заключаемого между управляющим и хозяйственным обществом, в юридической литературе нет единого мнения. Вопросов не вызывает лишь гражданско-правовая квалификация отношений, возникающих между хозяйственным обществом и управляющим.

Неотъемлемыми элементами любой структуры органов хозяйственного общества, являются общее собрание участников (акционеров), единоличный исполнительный орган и ревизионная комиссия (ревизор) общества. Что касается коллегиального исполнительного органа, то его образование не является обязательным. Если уставом общества предусмотрено наличие единоличного и коллегиального исполнительных органов, то такой устав должен определять также компетенцию коллегиального органа. Совет директоров может быть образован в любом хозяйственном обществе. Однако в акционерных обществах с числом акционеров — владельцев голосующих акций 50 и более создание совета директоров является обязательным (абз. 2 п. 1 ст. 64 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

6 стр., 2961 слов

Органы управления акционерным обществом и их компетенция

... с высоким качеством. Органами управления открытого акционерного общества “Электромонтаж” являются: общее собрание акционеров: совет директоров; генеральный директор (единоличный исполнительный орган); правление (коллегиальный исполнительный орган); ревизионная комиссия (см. прил. Б). Органом контроля за финансово-хозяйственной ...

Посредством выбора структуры органов хозяйственного общества его учредители имеют возможность определения наиболее оптимального способа реализации своих интересов. Так, если учредители общества заинтересованы в ослаблении роли единоличного исполнительного органа, то для этих целей оптимально подходит первая структура, поскольку значительным противовесом этому органу выступает совет директоров. Напротив, при выборе четвертой структуры положение единоличного исполнительного органа значительно усиливается. В юридической литературе на практических примерах было наглядно продемонстрировано, как выбор той или иной структуры органов общества влияет на усиление позиций определенных групп его участников (акционеров).

Не маловажным для реализации интересов отдельных участников (акционеров) имеет определение объема компетенции того или иного органа общества. Устав хозяйственного общества в обязательном порядке помимо сведений о структуре органов общества должен содержать информацию об их компетенции (п. 3 ст. 11 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 2 ст. 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

С выходом органа общества за пределы своей компетенции при совершении сделок от имени общества законодатель связывает негативные последствия (ст. 174 ГК РФ).

Компетенция органа общества неразрывно связана с правоспособностью самого хозяйственного общества. Как уже отмечалось выше, хозяйственное общество как юридическое лицо действует в гражданском обороте посредством своих органов, приобретая через них субъективные гражданские права и принимая на себя юридические обязанности. Осуществление прав и исполнение обязанностей хозяйственного общества обусловлено деятельностью его органов. Органы общества в свою очередь не могут действовать произвольно, они функционируют в строгом соответствии со своей компетенцией, определенной законом, иными правовыми актами и уставом общества. Таким образом, компетенция выступает правовым средством, с помощью которого права и обязанности хозяйственного общества — юридического лица преобразуются в полномочия его органов. Эта закономерность была выведена цивилистами еще в отношении государственных предприятий. Так, В.С. Якушев писал, что права и обязанности, предусмотренные законом для предприятия, закрепленные за ним и составляющие его правоспособность, трансформируются на уровне предприятия, превращаясь в полномочия должностных лиц и подразделений. Вместе с тем компетенцию органа общества нельзя свести только к его полномочиям, более того, они имеют вспомогательное значение по отношению к иным элементам компетенции. Такими элементами являются задачи и функции, которые должны выполнять органы хозяйственного общества. Термины «задачи» и «функции» органов в научной литературе нередко объединяются понятием «предмет деятельности». Объем полномочий органов хозяйственного общества определяется исходя из установленного предмета деятельности таких органов. Компетенция органов хозяйственного общества воплощается в конкретных полномочиях, приобретаемых непосредственно в силу закона, иных правовых актов, а также учредительных документов общества. При этом объем полномочий органа хозяйственного общества не может быть изменен по воле самого этого органа, поскольку он не обладает собственной волей, а призван либо формировать, либо изъявлять волю самого общества вовне.

8 стр., 3813 слов

Органы исполнительной власти и органы местного самоуправления ...

... лиц без гражданства. Сегодня мы приступаем к рассмотрению коллективных субъектов административного права. Одним из немаловажных коллективных субъектов административного права являются органы исполнительной власти и органы ... деятельности (в хозяйственной, социально-культурной, административно-политической). Образование, структура, порядок деятельности и компетенция органов исполнительной власти (их ...

Компетенция органа хозяйственного общества представляет собой установленный законом, иными правовыми актами и учредительными документами общества предмет деятельности органа общества, а также конкретные полномочия, необходимые для осуществления органом общества своих функций и решения стоящих перед ним задач.

2 Понятие и особенности единоличного исполнительного органа юридического лица

ГК РФ оперирует такими понятиями, как «единоличный исполнительный орган», «директор», «генеральный директор», при передаче полномочий исполнительного органа общества другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю, используется термин «управляющий».

Понятийный аппарат Закона об АО в этой части соответствует ГК РФ, за исключением того, что коммерческая организация или индивидуальный предприниматель, которым могут быть переданы полномочия единоличного исполнительного органа акционерного общества, именуются по-разному: управляющая организация и управляющий соответственно.

«Единоличный исполнительный орган» — это наиболее общий термин, посредством которого обозначается некий элемент внутренней структуры организации, определяются его место и роль во взаимодействии с иными элементами указанной структуры. При этом функции этого элемента может выполнять исключительно лицо — физическое или юридическое.

Организационное структурирование компании, имеет значение именно для участников данного юридического лица и должно рассматриваться с точки зрения их отношений с компанией.

«Директор», «генеральный директор», «президент» — наиболее распространенные из возможных наименований единоличного исполнительного органа, которые используются в учредительных документах хозяйственных обществ, причем только тогда, когда его полномочия осуществляются физическим лицом, не имеющим специального статуса.

В случае если полномочия единоличного исполнительного органа общества переданы другой коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю, они обозначаются обычно «управляющая организация» и «управляющий» соответственно.

Ряд авторов, в той или иной мере затрагивающих вопросы управления деятельностью юридических лиц, полагают, что управляющая организация либо управляющий не могут рассматриваться в качестве исполнительного органа акционерного общества (общества с ограниченной ответственностью), что они есть нечто принципиально отличное от органа юридического лица.

Так, С.Г. Бушева считает, что управляющая компания является самостоятельным субъектом гражданского права, находящимся с управляемой компанией в обязательственных (а не организационных) отношениях, возникающих из разновидности договора об оказании услуг — договора об исполнении функций органа юридического лица. Следовательно, характер и способ установления отношений с управляющей компанией иной, нежели с органом юридического лица. Кроме того, управляющая компания не становится структурной частью управляемой организации. Однако же для полноценного исполнения управляющим функций органа юридического лица, по мысли данного автора, управляющий все-таки должен быть наделен властными управленческими полномочиями во внутренней деятельности юридического лица

3 стр., 1475 слов

Правовой статус органов исполнительной власти

... бюджета субъекта РФ, предусмотренных отдельной статьей[3]. Правовой статус органов исполнительной власти характеризуется тем, что эти органы являются самостоятельными и независимыми именно в осуществлении ... управление в экономической, социально-культурной и административно-политической сферах жизни общества. 3. Работа органов исполнительной власти строится в соответствии с такими принципами их ...

Различие в наименовании привело многих ученых-юристов к мысли о необходимости дифференцировать правовое положение генерального директора и правовое положение управляющей организации по той причине, что первый есть единоличный исполнительный орган хозяйственного общества, а второй на основании договора лишь только переданы полномочия указанного органа.

Например, такой точки зрения придерживается С.Д. Могилевский, который пишет: «…мы имеем дело с уникальной ситуацией, когда управляющая организация (управляющий) не является органом юридического лица, а лишь играет эту роль, реализуя полномочия, полученные от органа этого юридического лица». Д.В. Ломакин, характеризуя возможные структуры органов хозяйственного общества, отмечает, что если используется модель управления, при которой функции единоличного исполнительного органа общества осуществляются по договору управляющей организацией или управляющим, то указанные субъекты не становятся органами общества, так же как доверительный управляющий не приобретает статус собственника в отношении переданного в доверительное управление имущества.

Но такая дифференциация по российскому гражданскому праву не представляется оправданной по следующим обстоятельствам.

Во-первых, и в качестве генерального директора, и в качестве управляющего может выступать как участник (акционер) данного общества, так и лицо, не являющееся таковым.

В-третьих, управляющий, реализующий полномочия единоличного исполнительного органа юридического лица, призван выполнять ровно все те же функции, что и генеральный директор, как внутри организации, так и вовне, по отношению ко всем третьим лицам.

В-четвертых, передача полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица управляющему исключает возможность назначения либо избрания на этот период времени генерального директора общества.

При этом предварительное формирование единоличного исполнительного органа (избрание либо назначение определенного физического лица генеральным директором) не является условием передачи полномочий управляющей организации, то есть учредители хозяйственного общества могут сразу при его создании принять решение о том, что полномочия единоличного исполнительного органа данного юридического лица осуществляются конкретной коммерческой организацией или индивидуальным предпринимателем, и о заключении соответствующего договора.

В некоторых случаях сам закон предписывает обязательную передачу полномочий управляющей организации. В частности, в ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 11 ноября 2003 г. N 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» в числе требований, предъявляемых к ипотечным агентам, указано, что ипотечный агент не может иметь штат сотрудников, а полномочия единоличного исполнительного органа ипотечного агента должны быть переданы коммерческой организации. В такой ситуации особенно очевидной становится некорректность высказывания С.Д. Могилевского о том, что управляющая организация, не являясь органом, лишь играет эту роль, реализуя полномочия, полученные от органа этого юридического лица.

4 стр., 1561 слов

Государственная регистрация и постановка на учет в налоговых ...

... регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа – по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Документы представляются в регистрирующий орган уполномоченным лицом ...

В 2006 г., дополнив п. 3 ст. 69 Закона об АО новым абзацем, законодатель попытался выразить мысль о некоем единстве положения управляющей организации и органов акционерного общества: «Общество, полномочия единоличного исполнительного органа которого переданы управляющей организации или управляющему, приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющую организацию или управляющего в соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации». В абз. 1 п. 1 ст. 53 ГК РФ речь, как известно, идет о том, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Д.И. Степанов справедливо указывает на то, что вопрос, кто выступает менеджером — физическое лицо, назначенное единоличным исполнительным органом хозяйственного общества, или управляющий (самостоятельная коммерческая организация или предприниматель), не является принципиальным для определения природы отношений, возникающих между менеджером и юридическим лицом. Более того, по его мнению, если менеджер необходим для юридического лица в любом случае, точнее — его наличие имманентно присуще самой конструкции корпоративного юридического лица, то существо отношений, возникающих между менеджером и юридическим лицом, должно раскрываться исходя из единой концепции, с фиксацией возможных различий в качестве особенностей той или иной модели.

Таким образом, вполне допустимо утверждение: управляющая организация/управляющий является единоличным исполнительным органом хозяйственного общества с той лишь разницей, что место данного органа в таком случае замещается специальным субъектом — коммерческой организацией или гражданином, имеющим статус индивидуального предпринимателя.

исполнительный орган юридическое лицо

Глава 2. Передача функций исполнительного органа управляющей организации

1 Договор о передаче полномочий единоличного органа управления управляющей организации

В современной отечественной науке гражданского права нет единства мнений в отношении квалификации договора, заключаемого с лицом, реализующим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. В том случае, когда такой договор заключается с индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией (управляющим, управляющей организацией), его гражданско-правовой характер ни у кого не вызывает ни сомнений, ни возражений.

По договору о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества одна сторона (управляющая организация) обязуется оказывать другой стороне (обществу) услуги по осуществлению функций единоличного исполнительного органа данного общества, а общество обязуется оплачивать их.

Обязательство, порождаемое рассматриваемым договором для управляющей организации, можно в самом общем виде охарактеризовать как обязательство быть единоличным исполнительным органом хозяйственного общества.

Данный договор является консенсуальным и, соответственно, считается заключенным с момента достижения сторонами согласия по всем его существенным условиям.

Он носит возмездный характер, поскольку управляющая организация получает плату или иное встречное предоставление (ст. 423 ГК РФ) за исполнение своих обязанностей по договору. Как отметил Президиум ВАС РФ при пересмотре в порядке надзора одного из дел, такой договор предусматривает обязанность общества оплачивать услуги управляющего и производить иные выплаты в установленных договором случаях.

Исходя из возмездности договора, не вызывает сомнений его характеристика в качестве двусторонне обязывающего (взаимного).

При анализе всякого договора важно дать характеристику его содержанию. Когда речь идет о договоре как о соглашении сторон, то под содержанием традиционно понимается совокупность (или система) условий, на которых достигнуто это соглашение.

В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем его существенным условиям, то есть существенными являются такие условия, которые необходимы и достаточны для заключения договора.

Существенным условием любого договора является его предмет (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ).

В предлагаемой договорной конструкции иного существенного условия, по нашему мнению, не обнаруживается.

Предмет договора о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества складывается из двух составляющих и включает в себя, с одной стороны, совершение фактических действий по управлению делами общества, то есть ведение его дел, направленное на достижение целей общества, а с другой — совершение сделок, иных необходимых юридически значимых действий от имени общества, то есть представительство, призванное обеспечить нормальное функционирование хозяйственного общества в отношениях гражданского оборота и его взаимодействие со всеми третьими лицами.

Отечественный законодатель в п. 2 ст. 69 Закона об АО приводит примерный и очень общий перечень действий, которые входят в круг деятельности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа. Это, в частности, организация выполнения решений общего собрания акционеров (участников) и совета директоров (наблюдательного совета) общества, деятельность от имени общества без доверенности, в том числе представление его интересов, совершение сделок от имени общества, утверждение штатов, издание приказов и выдача указаний, обязательных для исполнения всеми работниками общества.

Разумеется, при формулировании договорных условий стороны (участники (акционеры) хозяйственного общества и лицо, реализующее функции его единоличного исполнительного органа) стремятся описать их более подробно.

Конкретный перечень юридических и фактических действий, которые должны и могут быть совершены лицом, реализующим функции единоличного исполнительного органа, определяется им самостоятельно исходя из сложившихся в данный момент условий гражданского оборота. Так, например, по мнению Президиума ВАС РФ, привлечение единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей.

Но в договоре сторонами могут быть согласованы и некоторые специальные показатели деятельности компании. Примеры таковых встречаются в материалах судебно-арбитражной практики. Так, в частности, в договорах указывают, что основными задачами управляющей организации является достижение и обеспечение выполнения обществом ключевых показателей эффективности (КПЭ), а также получение обществом прибыли или же только получение обществом прибыли. Отрицательный результат в виде убытков, понесенных обществом, либо недостижение обусловленных показателей вследствие неисполнения управляющей организацией принятого на себя обязательства будет влечь ответственность указанных лиц. Однако стоит заметить, что если первый вид ответственности (ответственность за убытки) прямо назван в законе и может быть реализован посредством так называемого косвенного иска (ст. 71 Закона об АО), то второй должен конструироваться в рамках договора.

В отечественном законодательстве практически отсутствуют нормы, посвященные договору, заключаемому с лицом, реализующим функции единоличного исполнительного органа, за исключением тех, в которых указывается на сам факт существования такого договора. Однако Закон об АО содержат правила об образовании единоличного исполнительного органа и передаче его полномочий управляющему либо управляющей организации. Посредством толкования этих правил, с учетом общих положений об обязательствах и договоре определим порядок заключения названного договора.

В соответствии с Законом об АО, образование исполнительного органа общества входит в компетенцию общего собрания акционеров, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) (подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО).

По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

При этом решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) (абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об АО).

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 53 ГК РФ порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами. Следовательно, образование единоличного исполнительного органа — это назначение либо избрание конкретного физического лица, не обладающего специальным статусом, индивидуального предпринимателя или коммерческой организации генеральным директором, управляющим, управляющей организацией соответственно. Назначая либо избирая то или иное лицо, общее собрание или совет директоров своим решением возлагает на это лицо функции единоличного исполнительного органа, сообщая ему тем самым полномочия единоличного исполнительного органа, предусмотренные законом и конкретизированные уставом общества. Однако, для того чтобы избранное или назначенное лицо приступило к осуществлению предоставленных ему полномочий, между ним и обществом должно возникнуть обязательственное отношение, содержащее соответствующую обязанность.

Основанием возникновения обязательства между лицом, призванным осуществлять функции единоличного исполнительного органа, и обществом будет договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества. Для заключения договора сторонам необходимо согласовать его существенные условия.

В п. 2.8 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 31 мая 2002 г. N 17/пс, говорится о том, что при выдвижении кандидата на должность единоличного исполнительного органа общества к предложению в повестку дня общего собрания может прилагаться письменное согласие выдвигаемого кандидата и сведения о кандидате, подлежащие предоставлению лицам, имеющим право на участие в общем собрании, при подготовке к проведению общего собрания. А п. 3.3 этого же Постановления информацию о наличии либо отсутствии письменного согласия выдвинутых кандидатов на избрание в соответствующий орган общества относит к дополнительной информации, обязательной для предоставления лицам, имеющим право на участие в общем собрании, при подготовке к проведению общего собрания, повестка дня которого содержит вопрос об образовании единоличного исполнительного органа общества.

Весьма вероятно возникновение ситуаций, подобных той, которая стала предметом рассмотрения ФАС Уральского округа по одному из дел.

Фабула дела такова. Внеочередным общим собранием акционеров ОАО согласно Протоколу от 11 октября 2003 г. были приняты решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО управляющей организации — ЗАО «Управляющая компания» на три года с даты подписания соответствующего договора и о поручении председателю совета директоров ОАО подписать договор с ЗАО «Управляющая компания» о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО. Согласно Протоколу от 24 декабря 2003 г. советом директоров ОАО было принято решение об одобрении договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО с протоколом согласования разногласий в редакции ОАО. Но указанный договор между ОАО и ЗАО «Управляющая компания» подписан не был. По этой причине ЗАО «Управляющая компания» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО и председателю совета директоров ОАО; оно просило обязать ОАО заключить с ЗАО «Управляющая компания» договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа на условиях, одобренных советом директоров ОАО, и обязать председателя совета директоров ОАО подписать данный договор. В обоснование своих требований ЗАО «Управляющая компания» ссылалось на то, что названные решения свидетельствуют о принятии ОАО на себя обязательств по заключению договора с ЗАО «Управляющая компания» о передаче полномочий единоличного исполнительного органа, председатель совета директоров ОАО необоснованно уклоняется от подписания данного договора в утвержденной советом директоров редакции. Однако решением суда первой инстанции производство по делу в части исковых требований к председателю совета директоров ОАО было прекращено, а в удовлетворении остальной части исковых требований было отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.

Как указано в Постановлении ФАС Уральского округа по данному делу, отказывая в удовлетворении исковых требований, арбитражный суд исходил из того, что действующим законодательством не предусмотрено обязательное заключение договора с управляющей организацией, из материалов дела не усматривается, что ОАО добровольно приняло на себя обязательства по заключению с ЗАО «Управляющая компания» договора о передаче полномочий единоличного исполнительного органа. В силу этого принятые общим собранием акционеров ОАО и советом директоров ОАО решения не могут свидетельствовать о принятии обществом таких обязательств, так как общее собрание не уполномочено принимать гражданские обязанности от имени общества. Поэтому ФАС Уральского округа, рассматривая кассационную жалобу, признал данные выводы суда правильными, основанными на материалах дела и требованиях действующего законодательства, в результате чего в удовлетворении кассационной жалобы он отказал и оставил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции без изменения.

В исследовании вопросов ответственности по договору о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества мы исходим из убеждения в том, что основанием ответственности является нарушение договора, а условиями ответственности следует считать противоправность, наличие убытков (вреда), причинную связь между нарушением субъективных прав и убытками (вредом), вину нарушителя .

Основанием ответственности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, выступает неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей по договору.

В соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Как видно, общая норма, определяющая ответственность лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, по существу устанавливает материальное право юридического лица требовать привлечения генерального директора/управляющей организации к ответственности в форме возмещения убытков, однако процессуальное право (право на обращение в суд) при этом предоставляет учредителям (участникам).

Между тем очевидно, что субъективное право юридического лица на возмещение причиненного ему вреда может быть осуществлено и действиями другого лица — вновь назначенного (избранного) лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа. Несмотря на то, что специальной нормы, закрепляющей такую возможность, в ст. 53 ГК РФ не существует, у суда нет оснований для отказа в принятии подобного искового заявления.

Специальные нормы законодательства об обществах уточняют основания и порядок привлечения к ответственности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа.

Применительно к акционерным обществам вопросы ответственности единоличного исполнительного органа (директора, генерального директора), управляющей организации или управляющего регламентируются ст. 71 Закона об АО. Нормами данной статьи на лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа акционерного общества, возлагается обязанность при осуществлении им своих прав и исполнении обязанностей действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Также идет речь об ответственности перед обществом за убытки, причиненные виновными действиями (бездействием) лица, реализующего функции его единоличного исполнительного органа, если иные основания ответственности не установлены федеральными законами. При определении оснований и размера ответственности во внимание должны приниматься обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. С иском в суд о возмещении обществу причиненных убытков вправе обратиться само общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества.

Основанием возникновения правоотношений между хозяйственным обществом и лицом, реализующим функции его единоличного исполнительного органа, является соответствующий договор. По этой причине рассматриваемые положения закона представляют собой не что иное, как частный случай правила, закрепленного п. 1 ст. 393 ГК РФ, согласно которому должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Анализ приведенных нормативных положений позволяет утверждать, что ответственность лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, по своей юридической природе является ответственностью за нарушение договора, поскольку отвечает всем ее классическим признакам: во-первых, до наступления ответственности стороны связаны между собой определенным гражданско-правовым обязательством; во-вторых, данное обязательство возникло из заключенного сторонами договора, и, в-третьих, основанием наступления ответственности является факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Заслуживает обсуждения положение абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО, в котором особо выделяется случай, когда лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа акционерного общества, может быть привлечено к ответственности перед обществом или акционерами за убытки, которые причинены его виновными действиями (бездействием), нарушающими порядок приобретения акций открытого общества, предусмотренный гл. XI.1 Закона об АО (приобретение более 30 процентов акций открытого общества).

В таком случае с иском о возмещении причиненных убытков в свою пользу вправе обратиться либо общество, либо акционер. Анализ указанной нормы в сравнении с аналогичными положениями ст. 71 Закона об АО показывает, что упоминание об ответственности единоличного исполнительного органа перед акционерами законодателем введено с некоей не вполне ясной целью. До принятия Федерального закона от 5 января 2006 г. N 7-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» в этом случае существовала лишь ответственность единоличного исполнительного органа перед обществом.

Для применения этой нормы в случае предъявления иска акционером, при условии, что общество существует, крайне затруднительно установить размер конкретных убытков акционера и причинно-следственную связь между такими убытками и виновными действиями (бездействием) лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, нарушающими порядок приобретения более 30 процентов акций открытого общества. В качестве основания ответственности, по существу, может рассматриваться исключительно неисполнение таким лицом обязанности общества направить поступившее предложение о приобретении более 30 процентов акций владельцам ценных бумаг, которым оно адресовано (ст. 84.3 Закона об АО).

Однако убытки акционера находятся в прямой причинной связи с действиями (бездействием) общества, которое в гражданских правоотношениях участвует от собственного имени, хотя и посредством деятельности представителя (единоличного исполнительного органа).

Даже не соблюдая порядок информирования владельцев ценных бумаг о поступившем предложении, генеральный директор/управляющая организация как представитель общества создает тем самым правовые последствия не для себя, а для общества, с которым акционер, заявивший требование по абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО, состоит в обязательственном правоотношении.

Думается, что включение в Закон положения об ответственности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, непосредственно перед акционером не вызвано к жизни необходимостью, не вытекает из существа отношений и, скорее всего, является проявлением спонтанного желания законодателя создать максимум санкций для такого лица, тем самым предотвратив его недобросовестность и злоупотребления. Однако ввиду нежизнеспособности такой нормы желаемая цель не достигнута. Перед акционерами такое лицо вряд ли будет отвечать.

Управляющая организация, действуя от имени хозяйственного общества, не отвечает по обязательствам данного общества перед третьими лицами. Во всех случаях лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа, выступает от имени общества, а следовательно, порождает права и обязанности для представляемого. Даже выход этого лица за пределы его полномочий, как было показано, не влечет возникновения правоотношений между ним и третьими лицами.

Однако современное отечественное законодательство упоминает по меньшей мере о двух случаях, когда лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа, может быть привлечено к субсидиарной ответственности перед третьими лицами. Остановимся на них более подробно.

В соответствии с п. 3 ст. 22.1 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг) лица, подписавшие проспект ценных бумаг (в числе которых и лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа эмитента, — п. 2 названной статьи), при наличии их вины несут солидарно субсидиарную ответственность за ущерб, причиненный эмитентом владельцу ценных бумаг вследствие содержащейся в указанном проспекте недостоверной, неполной и/или вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими. При этом срок исковой давности для возмещения ущерба по основаниям, указанным в настоящей статье, составляет три года со дня начала размещения ценных бумаг, а в случае, если государственная регистрация выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг не сопровождалась регистрацией проспекта ценных бумаг, со дня начала публичного обращения эмиссионных ценных бумаг.

Второй случай, когда управляющая организация может быть привлечены к ответственности перед третьими лицами по обязательствам общества, предусмотрен законодательством о несостоятельности. В силу п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве руководитель должника в случае нарушения им положений данного Федерального закона обязан возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения. Однако нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены ст. 9 Закона о банкротстве, влечет за собой субсидиарную ответственность руководителя должника по обязательствам должника, возникшим после истечения установленного срока подачи указанного заявления (п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве).

Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством РФ, либо если указанная информация искажена.

Порядок привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности определен в п. 12 ст. 142 Закона о банкротстве, устанавливающей правила расчетов с кредиторами в ходе конкурсного производства. Речь идет о том, что если требования конкурсных кредиторов и уполномоченного органа не были удовлетворены за счет конкурсной массы, конкурсный управляющий, конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, требования которых не были удовлетворены, имеют право до завершения конкурсного производства подать заявление о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Одновременное применение положений ст. 10 и п. 12 ст. 142 Закона о банкротстве невозможно. Получается, что виновный в неисполнении обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд руководитель должника обязан возместить обществу связанные с этим убытки, а после завершения процедур несостоятельности и ликвидации общества понесет перед кредиторами общества субсидиарную ответственность, в основании которой лежит тот же самый факт — неисполнение обязанности по подаче заявления должника.

Представляется, что даже при несостоятельности общества не существует и не может существовать непосредственной ответственности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, перед кредиторами общества.

По нашему мнению, в случае нарушения генеральным директором/ управляющей организацией своих обязанностей по договору, при несоблюдении ими требований разумности и добросовестности, взысканные с них суммы должны пополнить имущество общества, и лишь затем они вместе с иным имуществом, составляющим конкурсную массу, могут быть переданы кредиторам в соответствии с установленной очередностью. Право кредиторов общества на предъявление требования к генеральному директору/управляющей организации следует рассматривать не как материальное, а как процессуальное. В противном случае возможна абсурдная ситуация, когда один из кредиторов предъявляет требование о привлечении генерального директора/управляющей организации к субсидиарной ответственности, но в результате не получает удовлетворения, поскольку взысканные, казалось бы в его пользу, денежные средства должны попасть в конкурсную массу и будут распределены между кредиторами первых очередей.

Завершая вопрос о привлечении лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, к ответственности перед самим обществом или иными лицами, подчеркнем, что из природы отношений с участием такого лица вытекает лишь возможность привлечения его к договорной ответственности перед обществом, а также перед его участниками в случае ликвидации общества. Действуя в качестве наемного лица, чьи услуги привлечены для осуществления управления и представительства, генеральный директор/управляющая организация создает права и обязанности общества перед третьими лицами, которые, в свою очередь, четко осознают, что вступают в отношения с «имуществом», ответственность которого ограничена его размерами. По этой причине неверно было бы предоставлять им право требовать возмещения убытков от наемных менеджеров, которые хотя и действуют от имени общества, но не являются его участниками и не вносили вклада при формировании имущества.

В силу подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО образование исполнительного органа общества и досрочное прекращение его полномочий, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, также относится к компетенции общего собрания акционеров. В соответствии с п. 4 ст. 69 Закона об АО общее собрание акционеров, если образование исполнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции).

Общее собрание акционеров вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномочий управляющей организации или управляющего.

Из этих норм однозначно вытекает срочный характер деятельности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа. Однако вопрос о последствиях истечения срока, на который был избран или назначен управляющий Законом об АО прямо не решен.

В этой связи в современной судебно-арбитражной практике сложился подход, в соответствии с которым истечение указанного срока не влечет прекращения полномочий лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, и оно обязано выполнять возложенные на него функции до момента избрания или назначения нового управляющего. Само же по себе истечение периода времени, на который было избрано конкретное лицо для осуществления полномочий органа юридического лица, по мнению судебных инстанций, для прекращения полномочий исполнительного органа общества является недостаточным.

Так, в одном из Постановлений ФАС Западно-Сибирского округа речь идет о том, что банк, полагая, что по состоянию на ноябрь 2007 г. полномочия директора общества Б. истекли, отказался исполнять данное ему распоряжение о перечислении денежных сумм со счета общества. Между тем, по мнению суда, действия банка нельзя признать правомерными, поскольку действующим законодательством предусмотрено, что для прекращения полномочий ранее назначенного директора общества требуется волеизъявление общего собрания участников общества. Истечение периода времени, на который было избрано конкретное лицо для осуществления полномочий исполнительного органа юридического лица, как считает ФАС Западно-Сибирского округа, не влечет автоматического прекращения полномочий этого исполнительного органа, поскольку ни Закон об ООО, ни учредительные документы ООО таких последствий истечения срока полномочий исполнительного органа не содержат. Следовательно, и после истечения срока полномочий директора общества Б. он в силу закона обязан исполнять функции единоличного исполнительного органа до момента, когда будет избран новый директор общества либо продлены полномочия прежнего директора. Суд полагает также, что, рассматривая вопрос о сроке полномочий директора общества, необходимо учитывать принцип разумности и надлежащее развитие гражданского оборота, при этом ситуация, когда у общества будет отсутствовать единоличный исполнительный орган, может повлечь причинение значительных убытков обществу вплоть до приостановления либо прекращения его хозяйственной деятельности. С учетом названного суд кассационной инстанции выводы арбитражного суда по спорному вопросу счел правильными и не согласился с доводами банка, считающего, что он вправе указывать обществу, кто от имени этого юридического лица должен распоряжаться денежными средствами, при том, что банк располагал образцами подписей директора общества и печати общества и со стороны этого клиента информация о внесении изменений в карточку образцов не поступала.

Арбитражные суды в значительном числе случаев позволяют неуполномоченному лицу выступать от имени хозяйственного общества в гражданском обороте, осуществляя его права и связывая его соответствующими обязанностями перед третьими лицами. При этом судьба договора о реализации функций единоличного исполнительного органа судами не обсуждается в принципе.

Арбитражные суды в значительной степени интуитивно используют по аналогии положения института доверительного управления имуществом, в котором молчание сторон по истечении срока действия договора расценивается как их воля на пролонгацию договора (в силу п. 2 ст. 1016 ГК РФ при отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора по окончании срока его действия он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены договором).

Основаниями прекращения полномочий единоличного исполнительного органа в соответствии с действующим законодательством следует считать:

  • истечение срока, на который было избрано или назначено лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа;
  • досрочное прекращение полномочий генерального директора/управляющей организации по решению общего собрания или совета директоров;
  • отказ управляющего от полномочий;

— отдельные обстоятельства, связанные с личностью физического лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, такие, как смерть, признание безвестно отсутствующим, признание недееспособным или ограниченно дееспособным. Указанное основание связано с личным характером договора, который исключает правопреемство

ликвидация управляющей организации либо ее реорганизация «с прекращением личности», то есть в форме слияния, присоединения, разделения. В случае ликвидации управляющей организации прекращение полномочий лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, и прекращение обязательства с его участием вытекают из положений ст. 419 ГК РФ;

  • назначение ликвидационной комиссии в случае принятия решения о ликвидации управляемого общества (п. 3 ст. 62 ГК РФ);
  • отстранение лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, от исполнения обязанностей («отстранение руководителя должника от должности») в рамках процедур несостоятельности управляемого общества;

— реорганизация управляемого общества «с прекращением личности» (слияние, присоединение, разделение).

При этом необходимо учитывать, что в силу п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. С этого же момента утрачивают силу полномочия единоличного исполнительного органа того хозяйственного общества, которое прекращается.

Кроме того, заслуживает рассмотрения вопрос о судьбе полномочий управляющей организации в случае возбуждения производства по делу о ее банкротстве. Представляется, что введение арбитражным судом в отношении управляющей организации процедуры наблюдения должно быть закреплено в законодательстве о хозяйственных обществах в качестве дополнительного основания прекращения ее полномочий в качестве лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа.

Прекращение полномочий лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, во всех случаях влечет прекращение договора с ним.

Заключение

На основании рассмотренного в курсовой работе материала можно сделать следующие выводы.

— Единоличный исполнительный орган хозяйственного общества — одновременно часть юридического лица (в этом смысле он представляет собой элемент его внутренней структуры) и представитель юридического лица (в этом смысле лицо, реализующее функции такого органа, вступает во внешние правоотношения от имени общества, является его представителем в силу закона).

Ограничения полномочий лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, устанавливаемые учредительными документами или договором, не имеют силы для третьих лиц, так как внутреннее устройство общества и его фидуциарные взаимоотношения с лицом, выполняющим функции единоличного исполнительного органа, юридически безразличны его контрагентам.

— Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества входит в группу договоров гражданского права, опосредующих предоставление юридических услуг (иногда именуемых юридико-фактическими), является самостоятельным, интегрированным договором с единым комплексным предметом и требует законодательного оформления путем включения в общие положения о хозяйственных обществах нескольких статей, определяющих основные элементы данной договорной конструкции. Это консенсуальный, возмездный договор, относящийся к договорам, в которых личность должника имеет существенное значение, он представляет собой особую разновидность договора в пользу третьего лица (хозяйственного общества).

— Предмет договора о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества складывается из фактических действий по управлению делами общества, а также из сделок и иных необходимых юридически значимых действий от имени общества, при этом конкретный перечень необходимых действий определяет сам исполнитель, исходя из сложившихся в данный момент условий гражданского оборота, а также целей и задач, определенных в уставе общества. Надлежащее исполнение договорного обязательства состоит в том, что управляющий действует добросовестно и разумно, так, как если бы он сам был собственником компании в экономическом смысле, и отвечает за общий результат деятельности компании, который должен состоять по меньшей мере в отсутствии у компании убытков.

  • Лицо, реализующее функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, несет ответственность за нарушение договора (договорная ответственность) только перед обществом, но не перед его кредиторами и участниками.

Основанием договорной ответственности лица, реализующего функции единоличного исполнительного органа, является неисполнение обязательства, при этом противоправность его поведения состоит не только в том, что его действия не отвечают закону, уставу или прямым предписаниям договора, но и в том, что он не проявил в своей деятельности необходимой для таких случаев разумности и добросовестности (правило «рачительного хозяина»).

Это лицо по общему правилу отвечает за вину, если не докажет, что при принятии решения действовало на основе всесторонней и достаточной информированности, рационально полагало, что действует в интересах компании (интересах участников), и при этом отсутствовал конфликт интересов. Иными основаниями освобождения от ответственности за нарушение договора являются следование указаниям, исходящим от общества (в лице общего собрания участников (акционеров) либо совета директоров), а также обстоятельства непреодолимой силы.

  • Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа общества прекращается: при прекращении полномочий лица, реализующего функции органа, в том числе в связи с истечением срока полномочий;
  • по соглашению сторон;
  • при одностороннем отказе от договора любой из сторон, а также в связи с невозможностью исполнения.

Список используемых источников

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/ispolnitelnyie-organyi-hozyaystvennogo-obschestva/

1. Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский; Исследовательский центр частного права. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998.

  • Агеев А.Б. Акционерное законодательство Швейцарии: Постатейный комментарий. М.: Статут, 2005.
  • Акционерное общество и товарищество с ограниченной ответственностью.

Сборник зарубежного законодательства. М.: БЕК, 1995.

  • Алексеев С.С. Собственность в акционерном обществе // Цивилистическая практика. 2007. N 3(24).

  • Антимонов Б.С.

Договор поручения // Отдельные виды обязательств. М., 1954 (серия «Курс советского гражданского права»).

  • Баффетт У. Эссе об инвестициях, корпоративных финансах и управлении компаниями: Пер. с англ. 3-е изд. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007.
  • Беневоленская З.Э.

Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М.: Волтерс Клувер, 2005.

  • Беневоленская З.Э. Фидуциарные обязательства директора компании по английскому праву // Журнал российского права. 2006. N 4 (СПС «КонсультантПлюс»).

  • Беренс П.

Правовое положение товариществ и обществ. Предпринимательское право // Проблемы гражданского и предпринимательского права Германии: Пер. с нем. М.: БЕК, 2001.

  • Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2002.
  • Брагинский М.И., Витрянский В.В.

Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2005.

  • Братановский С.Н., Колобова С.В. Трудовое право России: Учебное пособие. М.: Ось-89, 2004.
  • Бушева С.Г.

Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 2; 3 (СПС «Гарант»).

  • Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003 (серия «Классика российской цивилистики»).

  • Витрянский В.В.

Договор доверительного управления имуществом. М.: Статут, 2001.

  • Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М.: Статут, 2005.
  • Гамбаров Ю.С.

Гражданское право. Общая часть. М.: Зерцало, 2003 (серия «Русское юридическое наследие»).

  • Гражданское уложение Германии / Науч. ред. А.Л. Маковский [др.]. М.: Волтерс Клувер, 2004 (серия «Германские и европейские законы»).

  • Гейхман В.Л., Дмитриева И.К.

Трудовое право: Учебник. Липецк: ООО «ИГ «ИНФОЛ», 2002.

  • Голованова И., Юркина Е. Золотые парашюты // Корпоративный юрист. 2009. N 4.
  • Гордон А.О.

Представительство в гражданском праве. СПб., 1879.

  • Гражданский кодекс Нидерландов. Т. I [Кн. 2] / Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. Лейден, 1994.
  • Гражданское право.

В 4 т. Т. 1: Общая часть / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2006.

  • Гражданское право. В 4 т. Т. 4: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2006.
  • Гражданское право: Учебник.

В 3 т. Т. 1 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. 6-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2005.

  • Гражданское право: Учебник / Под общ. ред. В.Ф. Яковлева. М.: Изд-во «РАГС», 2003.
  • Гусов К.Н., Толкунова В.Н.

Трудовое право России: Учебник. М.: ТК «Велби»; Проспект, 2006.

  • Дженкс Э. Английское право. М., 1947.
  • Диденко П.А.

Правовое регулирование отношений корпоративного управления в США, ЕС и России: На примере предпринимательских корпораций, компаний и акционерных обществ: Автореф. дис…. к.ю.н. М., 2009.

  • Добровольский В.И. Вопросы страхования ответственности руководителей компаний в России (Directors and Officers Liability Insurance (D&O)) // Юрист. 2008. N 12 (СПС «КонсультантПлюс»).

  • Добровольский В.И.

Защита корпоративной собственности в арбитражном суде. М.: Волтерс Клувер, 2006.

  • Добровольский В.И. Проблемы корпоративного права в арбитражной практике. М.: Волтерс Клувер, 2006.