Право потребителя на информацию

Курсовая работа

Правила информационного взаимодействия, возникающего в ходе осуществления конкретных отношений, регулируются на уровне постановлений Правительства, либо ведомственных нормативных актов. При этом, на данном уровне, как правило, создается нормативный акт, обязательный для участников этих отношений, а его устанавливаемые в нем правила доводятся до сотрудников или структурных подразделений соответствующего государственного органа путем издания инструкции или рассылки письма.

4. Современное состояние и регулирование законодательства о защите прав на информацию

Современный этап развития российского законодательства в области ИКТ характеризуется значительным числом и большим разнообразием источников правовых норм. Только на уровне федеральных законов насчитывается несколько десятков нормативныхактов, относящихся как к специфическим вопросам регулирования («профильное законодательство»), так и к регулированию более общего характера, среди прочего затрагивающего вопросы ИКТ.

Так, к законодательству общего характера обычно, в частности, относят следующие нормативные акты:7

— Конституция Российской Федерации (1993 г.) – закрепление прав на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, права на тайну переписки, права на информацию («свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом»), свободы мысли и слова, свободы массовой информации и запрета цензуры, свободы творчества, охраны интеллектуальной потребителя,

  • Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» (1991 г.) – урегулирование вопросов деятельности средств массовой информации и специфики «массовой» информации,
  • Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» (1992 г.),
  • Закон Российской Федерации «О правовой охране топологий микросхем» (1992 г.),
  • Патентный закон Российской Федерации (1992 г.),
  • Основы законодательства об архивном фонде Российской Федерации и архивах (1993 г.),
  • Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (1993 г.),
  • Федеральный закон «О рекламе» (1995 г.),
  • Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» (2001 г.),
  • Федеральный закон «О техническом регулировании» (2003 г.)

В «профильном» законодательстве федерального уровня выделяют следующие законы:

7 стр., 3006 слов

Основные положения Закона Российской Федерации «О пожарной ...

... пожарной безопасности в соответствии с законодательством Российской Федерации. (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ) Основные функции системы обеспечения пожарной безопасности: нормативное правовое регулирование и осуществление государственных мер в области пожарной безопасности; создание пожарной ... на повышение уровня противопожарной защиты и совершенствование пожарной охраны, ежегодно ...

  • Закон Российской Федерации «О государственной тайне» (1993 г.),
  • Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов» (1994 г.),
  • Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» (1995 г.),
  • Федеральный закон «Об участии в международном информационном обмене» (1995 г.),
  • Федеральный закон «О связи» (1995 г., в редакции 2003 г.),
  • Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи» (2002 г.)1.

Кодифицированные законодательные акты (Гражданский, Налоговый, Таможенный, Уголовный кодексы, Кодекс законов о труде) также содержат нормы, относящиеся к регулированию ИКТ.

Для полноты перечисления источников российского «информационного законодательства» следует упомянуть многочисленные подзаконные акты (указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, нормативные документы федеральных органов исполнительной власти), в частности, принятые в развитие перечисленных федеральных законов (например, регулирующие вопросы использования средств защиты информации, порядка и условий лицензирования соответствующей деятельности, экспорта программного обеспечения и т.д.); а также законодательные акты по профильным вопросам, принятые в субъектах Российской Федерации (например, закон города Москвы «Об информационных ресурсах и информатизации города Москвы», принятый в 2001 г.).

В настоящее время на разных стадиях рассмотрения в федеральных органах государственной власти и Федеральном собрании находится ряд проектов и федеральных законов, относящихся к правоотношениям в сфере ИКТ («Об электронной торговле», «Об информации персонального характера (персональных данных)», «О служебной тайне», «Об обеспечении прав граждан на информацию о деятельности органов государственной власти», Федеральный закон «О коммерческой тайне» и др.).

Они также должны быть приняты во внимание при выборе приоритетов развития законодательства, регулирующего применение ИКТ. При этом выбор приоритетов не должен зависеть от сложившейся по тем или иным причинам степени готовности нормативных актов, а должен исходить из объективных потребностей общества.

Для оценки адекватности действующей нормативной базы уровню развития правоотношений в сфере ИКТ нет необходимости подробно анализировать каждый из упомянутых выше законодательных актов (указанный анализ уже неоднократно проводился разными исследователями и для различных целей), достаточно привести лишь два наиболее показательных примера – «базовый» Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», разработанный ещё в первой половине 1990-х годов и последний (по дате вступления в силу) из принятых «профильных» федеральных законов – «Об электронной цифровой подписи». Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» (далее, сокращённо, — ФЗ «Об информации»), как следует из его названия, был призван урегулировать правоотношения в трёх сравнительно независимых сферах.

4 стр., 1611 слов

Правовые основы информационной безопасности

... к соблюдению информационной безопасности со стороны специализированных органов федеральной власти в сфере защиты информации, уточняются и обновляются ведомственные перечни сведений, составляющих государственную тайну. На ... г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" приведен перечень документов, доступ к которым запрещено ограничивать. В Федеральный закон "О коммерческой тайне" ...

Попытки скорректировать действующее в сфере ИКТ законодательство предпринимались неоднократно. Достаточно вспомнить многочисленные попытки внесения изменений в ФЗ «Об информации», а также различные законопроекты «О праве на информацию», «Об электронной торговле (коммерции)», «Об электронном документе», и т.д. Однако все попытки изменить ФЗ «Об информации» носили косметический характер (так, предлагалось ввести понятия «государственный информационный оператор», «федеральные информационные ресурсы», исключить некорректные юридически определения «собственника» или «владельца» информационных ресурсов и т.д.), и даже такие полумеры не дошли до стадии обсуждения в Федеральном собрании. В настоящий момент ведутся оживлённые дискуссии в связи с провалами всех попыток «заставить заработать» нынешнюю редакцию ФЗ «Об ЭЦП» и возможностью либо принятия поправок к этому закону, либо замены его альтернативным законодательным актом.8

Нынешнее состояние российского «информационного законодательства» также неоднократно исследовалось на концептуальном уровне (попытки утверждения «Концепции развития законодательства в области информатизации», исходившей от Минсвязи; работы по «Концепции развития законодательства по применению информационных технологий в социально-экономической сфере» в рамках Федеральной целевой программы «Электронная Россия» и т.д.).

Как уже отмечалось, диапазон высказанных при этом точек зрения был достаточно широк. Однако были предприняты и некоторые практические шаги. Так, после выявления неэффективности структуры и механизмов регулирования информационных правоотношений, заложенных в действующий ФЗ «Об информации», было предложено «разделить» указанный федеральный закон на три законодательных акта с самостоятельными предметами регулирования. В связи, в частности, появились проекты федеральных законов «О государственных информационных ресурсах» и «Об обеспечении информационной безопасности».

Федеральный закон «О государственных информационных ресурсах» устанавливает общие положения, касающиеся всех видов государственных информационных ресурсов, что не исключает существование специальных федеральных законов, посвященных отдельным видам государственных информационных ресурсов, но делает необходимым согласование норм таких законов с положениями проекта Федерального закона «Об обеспечении информационной безопасности».

Тщательный анализ указанных законопроектов, однако, выявил ряд недостатков, которые ставят вопрос целесообразности их дальнейшего продвижения без решения ряда концептуальных проблем. Так, закон «О развитии государственных информационных ресурсов» фактически воспроизводит заложенную в действующем ФЗ «Об информации» конструкцию применения вещного права к информационным ресурсам.

Между тем, реформирование действующего закона «Об информации» должен заключаться не только в «техническом» удалении глав, носящих декларативный характер (законопроект объединяет три отдельные сферы регулирования) и переносе регулирования государственных информационных ресурсов в новый законопроект, а в переосмыслении самого института прав на информацию. Также остается вопрос о соотношении законопроекта «О государственных информационных ресурсах» и представленного в Правительство Российской Федерации законопроекта «Об обеспечении прав граждан на доступ к информации о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления». Предмет второго из перечисленных законов как раз и связан с предоставлением информации из «государственных информационных ресурсов». Сопоставление текстов действующего Федерального закона «Об информации» и указанного законопроекта даёт явные преимущества законопроекту, поскольку он написан понятным русским языком, с минимальным использованием тяжеловесных и неоднозначных словесных конструкций, характерных для ФЗ «Об информации».9

3 стр., 1202 слов

Информационное обеспечение государственного управления

... – для должностных лиц. Главная цель систем информационного обеспечения государственного управления состоит в том, чтобы на базе собранных исходных данных получить вторичную, обработанную информацию, которая служит основой для управленческих решений. ...

Для того, чтобы лучше представлять возможные направления развития «информационного законодательства» России, уместно было бы сопоставить распределение нормативных актов в сфере ИКТ по предметом регулирования в нашей стране и за рубежом. При этом наиболее очевидной будет следующая классификация нормативных актов:

(1) законодательство общего характера, регламентирующие наиболее фундаментальные принципы регулирования общественных отношений, связанных с использованием информации и ИКТ,

(2) законодательство, регламентирующее использование общедоступной информации («открытого доступа»),

(3) законодательство, регламентирующее использование конфиденциальной информации («ограниченного доступа»),

(4) законодательство, регламентирующее различные прикладные аспекты использования информации и ИКТ,

(5) законодательство, относящееся к охране интеллектуальной потребителя.

Сложившаяся ситуация с неэффективностью федерального законодательства в области использования информационных технологий заставляет исправлять наиболее очевидные его недостатки либо на уровне уточняющих (разъясняющих) подзаконных актов, либо на уровне законов субъектов Российской Федерации.

Заключение

Основные гарантии информационных прав содержатся в Конституции РФ. Несмотря на то, что Конституция является законом прямого действия, применить ее положения к отдельным видам отношений без последующей конкретизации было бы затруднительно. Отдельные виды отношений регулируются специальными законами, которые, как правило, так же не содержат норм, непосредственно устанавливающих правила информационного взаимодействия. Наличие норм об ответственности, в том числе уголовной, может послужить работникам предостережением от нарушений в данной области, поэтому целесообразно подробно проинформировать всех сотрудников о последствиях нарушений. Хотелось бы надеяться что создающаяся в стране система защиты информации и формирование комплекса мер по ее реализации не приведет к необратимым последствиям на пути зарождающегося в России информационно — интеллектуального объединения со всем миром.

Изменения в российском «информационном законодательстве» должны начинаться с самого высокого уровня (Гражданский кодекс, «базовые» информационные законы).

Без этого дальнейшие корректировки законодательства не имеют смысла, поскольку лишь будет умножаться разнобой в принятии всё новых законов с собственной терминологией и механизмами регулирования, «продвигаемых» различными ведомствами и группами интересов. Новые законодательные акты в информационной сфере (до внесения изменений в «базовое» законодательство) допустимы лишь для урегулирования прикладных аспектов применения информационных технологий. Такие нормативные акты должны следовать наработанной деловой практике урегулирования соответствующих отношений, а также учитывать накопленный за рубежом опыт и общемировые тенденции регулирования.

4 стр., 1683 слов

Информация и право собственности

... информационных документов и изданий. Таким образом, можно прийти к выводу, что в настоящее время в России происходит совершенствование нормативно - правовой базы по обеспечению права собственности на информацию. ...

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/pravo-na-informatsiyu-potrebitelya/

1. Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 года N 24-ФЗ;

2. Гаврилов Э. П. Защита авторских прав // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 43.

3. Гаврилов Э. П. Комментарий Закона об авторском праве и смежных правах. М., (редакция) 1999г.

4. Гайкович В.Ю «Основы безопасности информационных технологий», Москва, «Инфо-М», 2004.

5. Копылов В.А. Информационное право. – М.: Юристъ, 1997;

6. Крылов В.В. Информационные компьютерные преступления. М.: ИнфраМ-Норма, 2002.

7. Право: Учебник для вузов / Под ред. проф. Н. А. Тепловой, проф. М. В. Малинкович. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1997.

8. Сергеев А. П. Авторское право России. СПб., 2004.

9. Гаврилов О.А. Курс правовой информатики. Учебник для вузов. — М.: Изд. группа НОРМА — ИНФРА М, 2000. — 432 с.

С учетом этого предлагается предоставить суду по месту расследования уголовного дела возможность заочного вынесения решения (с участием защитника) о заключении под стражу объявленного в федеральный розыск подозреваемого, обвиняемого. Одновременно в УПК РФ следует предусмотреть процессуальный механизм, который предоставлял бы лицу, объявленному в федеральный розыск и задержанному вне места производства предварительного расследования, в течение 48 часов с момента фактического задержания, предстать перед федеральным судьей ближайшего районного суда по месту фактического задержания для допроса с целью установления личности задержанного и проверки, не отменено ли ранее вынесенное решение суда о заключении его под стражу, а после доставления к месту производства предварительного расследования — в течение 48 часов предстать перед судом (судьей), избравшим меру пресечения, для решения вопроса об оставлении ее в силе или изменении их на иную меру пресечения. По уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях предлагается также увеличить первоначальный срок содержания обвиняемых под стражей с 2 до 3 месяцев, поскольку в этот срок сегодня включаются 10 суток, в течение которых прокурор рассматривает поступившее к нему уголовное дело, и 14 суток — с момента поступления уголовного дела в суд и до принятия судьей решения в порядке ст. 227 УПК РФ.

Среди других проблем, требующих незамедлительного разрешения:

  • процессуальный статус дознавателя и расширение компетенции начальника подразделения дознания. Необходимость последнего подтверждена действием в течение четырех лет Федерального закона от 06.06.2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», в соответствии с которым в УПК РФ начальник подразделения дознания сегодня обладает фактическими полномочиями начальника следственного отдела. Данное изменение не понизит уровень эффективности прокурорского надзора за дознанием, поскольку уголовно-процессуальным законодательством предусмотрены механизмы контроля за деятельностью указанных должностных лиц органов дознания. Одновременно введение в УПК РФ начальника подразделения дознания требует разграничить ряд полномочий между ним и начальником органа дознания, передав от последнего, в частности, право по утверждению обвинительного акта;
  • Следует учитывать и зарубежный опыт например, первоначальный срок расследования во Франции составляет 2 года, в Германии — 12 месяцев;
  • реалии правоприменительной практики.

Например, сегодня в досудебном производстве на основании указания зам. генерального прокурора РФ А.Г. Звягинцева от 2 сентября 2003 г. N 21/2-11-03 наложено вето на возможность прекращения органами предварительного расследования уголовного дела по основаниям ст. ст. 25 и 28 УПК РФ (их прекращается менее 10 тыс. в год, а в суде по этим же основаниям прекращается ежегодно 250 — 300 тыс. уголовных дел);

14 стр., 6707 слов

Предмет и метод гражданского права, гражданские процессуальные отношения

... отрасли - сходные общественные отношения, лежащие в основе деления системы права на отрасли, регулирующиеся данной отраслью права. Предмет гражданского права - основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности ... с имущественными отношениями (в ГК 1964 г. вопрос решался иначе). ГК (п. 2 ст. 2) говорит о "неотчуждаемых правах и свободах человека". Их круг определен в ...

— о форме обвинительного заключения (обвинительного акта).

Решение законодателя при принятии УПК РФ о том, чтобы в обвинительном заключении (ст. 220 УПК РФ) и в обвинительном акте (ст. 225 УПК РФ) не приводить подробный анализ доказательств, направлено было на создание судом необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Однако данные законодательные новации прокуратурой и судом, по сути, были отвергнуты, и законодатель внес соответствующие поправки в ст. ст. 220, 225 УПК РФ.