Правовой нигилизм и пути его преодоления

Курсовая работа

Тема работы — «Правовой нигилизм и пути его преодоления», была, актуальна во все времена, но теперь её острота достигла своего предела — с развитием рыночных отношений в России и с обновлением правовой системы, юридический нигилизм процветает, как никогда.

В своём исследовании я попытался взглянуть на эту проблему, эту «злокачественную опухоль» юриспруденции и правопорядка под разными углами, с нескольких позиций. Вначале я планирую, рассказать, что такое нигилизм вообще и правовой нигилизм в частности, как он трактовался в различные времена, на различных этапах отечественной истории государства и права, как он связан с таким центральным понятием теории права, как правосознание.

Затем я расскажу о том, как правовой нигилизм вошел в нашу жизнь — т.е. мною будет затронут исторический аспект проблемы, — генезис и развитие правового нигилизма (одновременно хочу дать и литературную сторону вопроса — проследить моменты проявления правового нигилизма в классической русской литературе.

После этого, по моему мнению, нужно будет поговорить об основных источниках правового нигилизма на современном этапе (хотя корень проблем был несомненно заложен раньше) — это несовершенство и частая противоречивость законодательства (в том числе коллизия права), волюнтаристский стиль управления, деформация в деятельности правоохранительных органов, пренебрежение правовыми процедурами реализации прав и обязанностей, противоправные поведенческие установки и многое другое. И в заключение я попробую предложить свой «рецепт» излечения современной правовой системы от правового нигилизма.

В процессе написания работы использовались различные источники — как общетеоретические труды по юриспруденции (учебники по теории государства и права, под редакцией С. С. Алексеева, Н. И. Матузова, А. В. Малько), так и специальная литература в этой области. Это труды Б. А. Кистяковского, В. А. Тумакова, американского ученого А. Валицкого. Еще, в качестве дополнительной литературы, использовались произведения известных русских и зарубежных деятелей политико-правовой мысли и литературы — И. Канта, А. И. Герцена, И. А. Ильина , Л. Н. Толстого и др.

II. Основная часть

1. Правовой нигилизм как характеристика состояния общества

Антиподом правовой культуры является правовой нигилизм, т. е. отрицательное отношение к праву, закону и правовым формам организации общественных отношений. В России он имеет, к сожалению, глубокие корни. Еще А. И. Герцен отмечал, что «правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой. Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть и другую; он подчиняется им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он ни был, обходит или нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство». Большой вред развитию правовых начал в обществе нанесла марксистско-ленинская идея об отмирании государства и права при социализме. Классики марксизма-ленинизма в общем-то не скрывали своего отрицательного отношения к праву. К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Что касается права, то мы, наряду со многими другими, подчеркнули оппозицию коммунизма против права как политического и частного, так и в его наиболее общей форме — в смысле права человека»

5 стр., 2385 слов

Правовое государство (2)

... формальных и правовых) Первый принцип закреплен в статье 2 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что «Человек, его права и свободы — высшая ценность». Конституционное государство должно последовательно ... к закону, сопротивление «законному нигилизму» (вера в закон о насилии и неверие в силу закона) Принципы верховенства права Верховенство права характеризуется двумя основными принципами ( ...

Правовой нигилизм может выступать в двух разновидностях, или формах — теоретической (идеологической) и практической. В первом случае имеет место теоретическое, концептуальное обоснование правового нигилизма, когда ученые, философы, политологи доказывают (думается, вполне искренне), что есть гораздо более важные ценности (например, мировая пролетарская революция), чем право вообще, а тем более право отдельного человека. Во втором случае происходит реализация указанных взглядов и учений на практике, что часто выливается в террор государства против своего народа, в многомиллионные жертвы среди населения, в превращение правящей элиты в конечном счете в преступную клику (вот почему становится закономерной и легкой опора государственных органов и должностных лиц, например, органов безопасности, тюремной администрации и т.д., в проведении государственной политики на уголовные элементы).

Понятно, что в тех обществах, где правовой нигилизм воспроизводится самим государством в соответствующих масштабах, очень трудно, почти невозможно воспитать сколько-нибудь позитивное отношение к праву и среди населения, поскольку под правом неверно понимаются тот порядок, те предписания, которые устанавливаются законами и ведомственными нормативными актами. И тогда в обществе складывается широко распространенный среди населения обыденный, массовый правовой нигилизм. Кроме того, установленные государством предписания не соблюдаются государственными же органами, ведомственными и должностными лицами, чему тоже находятся соответствующие объяснения и оправдания («в интересах народа», «для выполнении плана» и т. д.).

В последнем случае в обществе складывается ведомственный правовой нигилизм.

В одном ряду с правовым нигилизмом находится прямо противоположное явление — правовой идеализм или романтизм, одним словом, преувеличение реальных регулятивных возможностей правовой формы. Это явление сопровождает человеческую цивилизацию практически на всем пути ее развития. Так, еще Платон наивно считал, что главным средством осуществления его замыслов строительства идеального государства будут идеальные законы, принимаемые мудрыми правителями. В эпоху Просвещения считалось достаточным, уничтожив старые законы, принять новые, и царство разума будет достигнуто. Удивительно, что еще и сегодня многие люди и даже политики ошибочно возлагают на закон слишком большие надежды в деле переустройства нашего общества. Думается, что лишь достаточный политический и правовой опыт может развеять иллюзии правового идеализма.

11 стр., 5343 слов

Сущность и роль права в обществе – Сущность и роль права в обществе

... социальных законов и общественных отношений - предмет правового регулирования. Закон отражает и выражает потребности, цели и интересы общества, отдельных лиц и организаций. Формирование и функционирование права как выражения свободы, справедливости и разума возможно только в обществе, в котором ...

2.Понятие и формы правового нигилизма

Нигилизм (от лат. Nihil — ничто, ничего) — это отрицание исторических и культурных ценностей, моральных и нравственных норм и устоев общества. Нигилизм получил наибольшее распространение в центральных произведениях известных русских писателей (вспомним хотя бы тургеневского Евгения Базарова и его подпевалу Ситникова, которые не признавали ни русской истории, ни русской культуры и основным девизом которых был своего рода боевой клич: «Долой идеалы!») — И. С. Тургенева («Отцы и дети»), Н. Лескова («Некуда»), А. Р. Писемского («Взбаламученное море»).

Что касается правового нигилизма, то в Большой Советской энциклопедии 1985 года даётся следующее его определение.

Правовой нигилизм — это реакционное течение в буржуазных странах, которое выражается в отрицании законов и права как такового, юристы западных стран оправдывали часто незаконные действия властей, попирая тем самым правовые нормы. В качестве одного из наиболее известных «нигилистов» Запада назывался известный юрист Джон Дьюи. Таким образом, советская правовая наука как бы подчеркивала, что такое негативное и даже во многом пагубное явление как правовой нигилизм было свойственно лишь буржуазным правовым системам; советское же право было незнакомо в принципе с этим самым нигилизмом. Сказанное в данном научном издании где-то было верным, но только в том плане, что русскому праву нигилизм и не мог быть свойственен в той степени, в какой он присутствовал в зарубежной юриспруденции в силу различного отношения в этих системах к праву как таковому.

В то время, как в буржуазных государствах право считалось в качестве «основы основ», укрепление и совершенствование его было первостепенной задачей, одной из главных целей деятельности общества и работы общественной мысли было построение развитого гражданского общества и совершенного правового государства, которое работало бы на благо личности. Основным средством для этого опять же были совершенные законы и действенные правовые нормы. Существовала концепция, согласно которой государство создаёт право, которое впоследствии это государство связывает широкой системой норм, сетью запретов и дозволений. В общем, роль права тут было трудно переоценить. Всё это не могло не сказаться на современном состоянии законности и правопорядка так называемых развитых капиталистических стран — прежде всего государств Западной Европы.

На настоящий момент проблема правового нигилизма в них либо не существует вовсе, либо она настолько мала и незначительна, что не стоит того, чтобы обращать на неё сколько-нибудь пристальное внимание. Население этих стран соблюдает законы, как принято говорить, «не за страх, а за совесть», т.е. люди следуют предписанию норм права не потому, что за их неисполнение следует ответственность различного рода, а потому, что «так требует закон», потому, что «так надо» (dura lex, sed lex).

4 стр., 1703 слов

Предмет теории государства и права

... объяснении явлений и процессов государственной и правовой жизни общества. Теория государства и права не только изучает в обобщенном ... теорию государства и права характеризует комплексный, всесторонний подход к изучению государственно-правовых явлений. Ее предмет охватывает все основные юридические признаки государства и права, взятые в единстве и взаимодействии. Во-вторых, теория государства и права ...

Разумеется, что рядовым гражданам пример законопослушного поведения подаёт их правительство — именно на высших чиновников, на их образ жизни и поведение смотрят люди при решении вопросов, как поступить в той или иной ситуации. Первенство на этом фоне без сомнения принадлежит Германии — в этой центральной европейской стране не только обыватели неукоснительно следуют «букве закона» (не говоря о более общественно опасных деяниях — немцы никогда не переходя улицу на красный свет (даже при отсутствии автомобилей) и не мусорят на улицах (может быть в этом секрет их чистоты)), но эта же «буква закона» является обязательной и для правителей. На недавнем примере разбирательства с денежными махинациями бывшего канцлера ФРГ Гельмута Коля мы можем убедиться, что там действует формула (к сожалению часто мёртвая у нас) «все равны перед законом и судом». А недавняя попытка импичмента американскому президенту Б. Клинтону говорит нам о том, что и за Тихим океаном на Североамериканском континенте законность стоит на высоте. Царящая в западноевропейских странах обоюдная правовая вежливость дает несомненные плоды: граждане своим законопослушным поведением как бы подают пример друг другу.

К сожалению, у нас с правопорядком и правосознанием граждан (высокий уровень которых только что был рассмотрен мною в странах Запада) не всё так гладко и спокойно. Те годы, которые наше государство шло «по пути социализма» и наш народ усиленными темпами строил «светлое будущее коммунизма», наложили неизгладимый отпечаток на всю отечественную юридическую науку и ещё более углубили пропасть, разделяющую уровни правосознания в России и Европе. Всё это, в конечном счёте базировалось на догмах учения Маркса и Ленина, — именно в трудах этих разработчиков классической идеи коммунизма и социалистического государства с всеобщим равенством и обобществлением средств производства активно пропагандировалась идея о том, что в будущем государстве всеобщего равенства праву вообще и правовым нормам в частности будет отводиться едва ли второстепенная роль, а на более поздних этапах становления коммунистического общества предполагалось отмирание всей отечественной правовой системы целиком «за ненадобностью» (за этим предполагалось осуществить отказ от государства как особого способа организации публичной власти).

Сухие нормы закона предполагалось заменить на более действенные требования и предписания «пролетарского самосознания» и «пролетарского правосознания». Но как показало время (которое, как известно, является самым лучшим и беспристрастным арбитром) эти честолюбивые стремления так и остались лишь красивыми мечтами.

Недаром народная мудрость гласит: «Благими намерениями вымощена дорога в ад«, — никакой новой пролетарской квазигосударственной структуры создано не было, государство не только не отмерло, а наоборот всесторонне окрепло, всячески усилило свои позиции, а впоследствии стало попросту тоталитарным (т.е. вмешивалось практически вовсе сферы деятельности общества в целом и каждого индивида в отдельности).

Что касается права, то оно в общем-то также осталось жить, но ему был нанесён просто-таки непоправимый урон. Ведь долгое время право считалось временным явлением, своего рода атавизмом „тёмного прошлого“, на смену ему вот-вот должно было прийти то самое „революционное правосознание“, о котором писал Ленин. Поэтому нет ничего удивительного, что частенько на законы и прочие правовые нормы многие большевики смотрели не как на нечто священное и обязательное к исполнению, а как на пережиток, оставшийся от царских времён, попросту говоря как на обыкновенные каракули и поступали соответственно: т. е. Не так, как было прописано в том или ином нормативном акте, а как подсказывали им их „пролетарская совесть“ и коммунистическое чутьё». Было даже введено такое понятие как «революционная целесообразность», при этом предполагалось, что если буква закона говорит одно, а революционная целесообразность вкупе с пролетарским правосознанием подсказывает другое, то поступать следовало согласно последним двум, закрывая при этом глаза на требования закона. Нетрудно догадаться, что для развития и роста правового нигилизма это самая что ни на есть благодатная почва — по всей стране буйным цветом плодилась революционная целесообразность, которая зачастую превращалась в обыкновенный беспредел и беззаконие. Часто решение важнейшего вопроса, иногда и жизнь человека находились в руках того или иного комиссара и его «правосознания»; от того, в какую сторону повернёт он свою «целесообразность» зависели жизни многих людей (часто решение подобных вопросов превращалось в обыкновенное сведение личных счётов).

14 стр., 6711 слов

Правосознание и правовая культура (2)

... основные выводы по курсовой работе и формулируется суть понимания правосознания и правовой культуры. Информационной базой исследования послужила специальная юридическая литература. Структура курсовой работы. Курсовая работа состоит из введения, ... общественным явлениям, в том числе и к юридической действительности. Одни сознательно выполняют предписания правовых норм и законов, другие - так или иначе ...

В конце 30-х годов ситуация ещё более усугубилась: с одной стороны действовала Конституция СССР 1936г., которая была одной из наиболее демократичных и гуманных в мире, а с другой стороны государство захлестнула волна жесточайших репрессий, общество задыхалось в тяжком смраде доносов и недоверия, органы НКВД ощущали себя полновластными хозяевами в стране (хотя их сотрудники нередко попадали под жернова собственной репрессивной машины — как правило, всплески ведомственных чисток были после смены руководителя НКВД (за годы репрессий ими соответственно были Ягода, Ежов и Берия).

Все эти факты, точнее сказать, все эти безобразия лишь укрепляли людей в мысли о том, что закон законом, а как там наверху решат, так и будет.