Характерные черты философии права в России до 1917 года

Курсовая работа

Второй этап начинается в XVIII в. и продолжается до первой четверти XIX в., когда происходит возникновение, становление и распространение философии в России в форме философского осмысления достижений культуры того времени, в том числе и вопросов, относящихся к проблемам права, закона и государства.

Третий этап охватывает время со второй четверти XIX в. по начало XX в. В этот временной промежуток происходит развитие самостоятельной философской мысли в России, а также становление и развитие особенных черт в «философии права» .

Наконец, есть основание считать, что некоторые черты самостоятельного развития философии и «философии права», в духе именно русской традиции, продолжали развиваться в философской среде русских мыслителей, которую принято называть «русским зарубежьем», после 1922 г.

Первой характерной особенностью развития «философии права» в России следует считать тот факт, что до второй половины XIX в. философская проблематика права и связанных с ним аспектов его бытия осваивалась и осмысливалась в философско-литературных кружках и, большей части, вне официальных структур просвещения.

Такое положение дел имело последствия, которые можно назвать социально-нравственными. То есть практически все мыслители в России не занимались «чистым» теоретизированием, а откликались на животрепещущие проблемы жизни страны и людей. Однако при этом результаты их мыслительной деятельности оценивалась, в большинстве случаев, не с позиций их вклада в развитие философии или какой-то конкретной науки, а с точки зрения «прогрессивности» или «реакционности», «полезности» или «бесполезности» полученных выводов для разрешения социальных проблем, в вопросах создания благ для людей. Поэтому и получалось, что воззрения некоторых мыслителей, которые хотя и не отличались глубиной философского проникновения в суть рассматриваемой проблемы, но были на «потребу злобе дня», имели широкую известность. Другие же, составившие впоследствии классику русской философско-правовой мысли, не находили отклика у современников и были известны лишь узкому кругу специалистов.

Второй характерной особенностью развития «философии права» в России является то, что в ней нашло переплетение различных типов философствования: рационалистического, западноевропейского и восточного, византийского с его интуитивным миросозерцанием, базирующимся на чувственном восприятии реального бытия людей.

А. Ф. Лосев

19 стр., 9472 слов

Принцип справедливости в уголовном праве России

... справедливости как о принципе права, прежде всего, следует сопоставить между собой понятия права и справедливости. Право ... времени, развития цивилизации и т. д. В истории философии справедливость рассматривалась как охватывающее ... людей», и создает наилучшие условия для максимально возможной реализации принципа гуманизма в сфере социальных отношений[9] . В принципе, представления о справедливости как ...

В содержательном плане «философия права» наполнялась темой России, постижением смысла её существования в истории. Одновременно в неё включалась тема человека, его судьбы, смысла жизни, а также его отношения к закону, государству, сочетание прав человека и морально-религиозной ответственности за судьбы Отечества, за его настоящее и будущее. Только потом в ней рассматривались вопросы, относящиеся к выяснению сути и смысла закона, прав человека, предназначения государства и формирования законов, распределяющих правомочия между сословиями, властью монарха и его подданными.

Начальный этап становления русской философии и рассмотрения ею правовых аспектов бытия государства и человека в литературе называют по-разному. Для нас, в рамках исторического рассмотрения развития «философии права», можно отметить, что она была близка по своему типу философствования западноевропейскому Средневековью. В ней наличествовала религиозная направленность, она была «вплетена» в религиозные мировоззренческие ценности и формы мышления.

Элементы философствования приобретают свою определённость в период христианизации Киевской Руси, когда происходит взаимодействие, формируется некий симбиоз славянского мировоззрения с формами мышления, сформировавшимися в Византии, которая многое взяла от античной философии, но и освоила к тому времени западноевропейские традиции. В связи с этим философское знание Руси в этот период выполняло не только мировоззренческую роль, но и регулятивную функцию «определения» праведности поступков людей, их отношения к соблюдению законов, к исполнению воли монарха.

Уже в сочинении первого древнерусского философа, с определёнными условностями так можно назвать киевского митрополита Иллариона, «Слово о Законе и Благодати…», содержатся достаточно глубокие размышления о предназначении русского государства в мире, о соблюдении народом положений Ветхого и Нового заветов (Закон и Благодать).

Данная работа представляет собой достаточно обоснованную концепцию, которая формулирует положения, согласно которым Русь и её народ включаются в процесс творчества «божественного света». В воззрениях Иллариона просматривается правовая идея о предназначенности страны и народов, все «наделяются правом» занять определённое место в истории человечества.

Что же касается поиска ответа на природу права, что является основной задачей «философии права», которая возникала в России, одним из первых, кто попытался соединить власть, закон и право, был Максим Грек, албанский грек, призванный в Россию из Италии Василием III. Он советовал тогда ещё молодому царю Ивану Грозному законы издавать справедливыми, не забывать об ответственности перед народом, вести себя нравственно.

Вместе с тем иерархи церкви не рассматривали права не только граждан, но и прихожан. Главной их целью было утверждение власти монарха и необходимости для всех соблюдения его законов. Русская церковь взяла от Византии идею священной миссии царской власти, где Царь подобен Богу, хотя и были обратные моменты: попытка патриарха Никона утвердить мысль, что церковная власть по своему божественному началу выше светской.

Впервые о правах граждан, о справедливом устройстве общества в России высказался представитель общественнополитической мысли славян Юрий Крижанич. Он утверждал следующую мысль: «Честь, слава, долг и обязанность короля — сделать свой народ счастливым. Ведь не королевство для королей, а короли для королевства созданы».

9 стр., 4199 слов

Философия права и канта

... субъекта в философии Э. Канта представлена в виде деятельности рассудка и разума. Под рассудком Э. Кант понимает способность человека в процессе ... В 1755 г. в своей работе «Всеобщая естественная история и теория неба» Э. Кант выдвигает эволюционную теорию происхождения Солнечной ... присущими им силами притяжения и отталкивания. Данная идея легла в основу его космогонической теории. Кант считал, что в ...

Философию он рассматривал как «мирское знание», положив тем самым начало процессу её «освобождения» от церковного влияния, развивая духовные условия для включения в процесс философствования такие объекты исследования, как право, власть, закон.

М. В. Ломоносов, М. В. Ломоносов, Н. И. Новиков

Он впервые в истории осмысления жизни людей в России обозначил соотношение между властью по закону одного человека над другим, а также природой человека, его «естественным» правом быть человеком.

А. Н. Радищева, А. Н. Радищева

Следующий этап в развитии русской философии и связанной с ней «философии права» начинается в XIX в., когда Россия вышла на путь самостоятельной философской мысли. Философия развивается не в » лоне» других форм общественного сознания, а » наряду» с ними. В это время в стране появляются самые разные, обусловленные бытием народов нашей страны направления в развивающейся философской мысли: славянофильство и западничество, материализм и идеализм, русское почвенничество и русский космизм и др. В каждом из этих направлений возникали те или иные наработки, относящиеся к развитию «философии права» в России.

Так, в славянофильстве и западничестве, где наличествовали представители разных партий в философии, философско-правовые взгляды формировались не только на основе решения основного вопроса в философии. Значительную роль в этом деле играла позиция мыслителей о статусе России в мировом процессе.

Славянофилы, придерживавшиеся идеи особого статуса и пути развития России, считали, что народ является «единственным и постоянным действователем» в истории. Следовательно, бытие народов страны определяется верою, но и вера сама создаётся народом. Причём они считали, что только православие сохраняет вечную истину: идею торжества единства и свободы. Русский дух, по мысли славянофилов, — это единство в свободе на основе любви.

Структурной единицей организации русской народной жизни славянофилам представлялась община. Главным организующим её началом является самоуправление. Другими словами, в общине и самоуправлении можно выделить философское обоснование права, которое содержится в » общей ответственности «, где присутствует чувство справедливости и голос совести.

Западничество же, развивая свой взгляд на будущее России, исходило из оценки, что Западная Европа имеет приоритет по своему развитию перед Россией. Правда, среди представителей западничества отсутствовало единое мнение о том, что есть вершина прогресса: идеи социализма или буржуазная парламентская республика.

Те, кто утверждал идею «самодержавной республики», считали, что личность и её права должны быть приоритетными в деле развития России.

А. И. Герцен

М. А. Бакунин вообще проповедовал идею безгосударственного социализма, названную им анархизмом, построение которого, в соответствии с его мыслями, будет основываться на «естественной природе» человека, который стремиться к свободе, но свобода никогда не может быть полной.

4 стр., 1754 слов

Права человека и правовое государство

... государства. Однако в них неизменно включаются признание прав человека, господство права, разделение властей. Б. Кистяковский отмечал, что главное и самое существенное содержание права составляет свобода и право ... деятельности и самоопределения"3. 1 Кистяковский Б. Государство правовое и социалистическое // Вопросы философии. 1990. № 6. С. 143. 2См.: Кистяковский Б. Социальные науки и право. М., ...

В целом воззрения и славянофилов, и представителей западничества представляли собой философию » линейного» развития общества, при котором остаётся незыблемой связь государства и закона, правда, при определённой инвариантности права.

Н. Я. Данилевский, Ф. М. Достоевский

Ф. М. Достоевский соединяет свободу с правом, привносит в содержание права ответственность, но видит их реальное проявление только в самом человеке, «придавая» человеку способность создавать для себя право как бы внутри самого себя, рассматривая существование человека без существования государства и даже общины.

К. П. Победоносцева, К. П. Победоносцев

Н. Ф. Фёдоров

Н. Ф. Фёдоров

Интересен и значителен вклад Вл. Соловьёва, его философии всеединства в развитие «философии права», которая заключается в своеобразной философской трактовке развития, чем «философия права» занимается, а также в трактовке условий появления прав у человека.

Так, в соответствие с взглядами Вл. Соловьёва цельное знание выступает как синтез науки, философии и веры. Знание о реальном мире даётся наукой, об идеальном мире — философией, о Боге — только верой. Человек, по его мнению, относится к реальному и идеальному миру. Однако прежде чем человек становится духовным существом, он длительное время находится в природном состоянии. В природном человечестве нет истинной жизни, ибо люди по природе чужды и враждебны друг другу. Между ними идёт постоянная борьба за существование. Обладая различными силами, одни из них подчиняют себе других. Так возникает неравенство. Для достижения «истинной жизни» человечество должно пройти путь от природного состояния к духовному. В этом ему должна оказать помощь церковно-духовная организация .

Следует отметить, что рассуждения Вл. Соловьёва представляют собой достаточно «свободное» толкование процесса развития, развития России и её народов. А связь процесса развития человека, страны со » свободной теократией» не находили тогда должного понимания и в официальных кругах, и среди интеллигенции, и в религиозных кругах.

Что же касается понимания права , то Вл. Соловьёв выступал за неотъемлемое право каждого человека на собственное развитие «своих положительных сил» . Он писал: «Никакой человек ни при каких условиях и ни при какой причине не может рассматриваться как средство для каких бы то ни было посторонних целей — он не может быть средством или орудием ни для блага другого лица, ни для блага целого класса, ни, наконец, для так называемого общего блага, т. е. блага большинства других людей».

В праве , по Вл. Соловьёву, закрепляется принудительное требование минимального добра, или «минимум нравственности», обязательный для всех. Первоначальное право как «непосредственная деятельность родового (народного, племенного) духа» — это обычное право , но уже в нём есть естественно-правовое начало, т. е. начало справедливости. И вот это начало справедливости как естественное право есть логическое условие возможности всякого действующего права.

9 стр., 4052 слов

Права и свободы человека и гражданина, защита прав и свобод человека ...

... следует переоценивать, поскольку основные законы всех стран ориентированы на принципы правового государства и, следовательно, на защиту и охрану прав человека. Вместе с тем ... Внутригосударственные механизмы защиты прав и свобод человека и гражданина дополняются международно-правовыми формами их обеспечения. Поэтому важно изучать систему международно-правовой защиты прав человека, её развитие, ...

А что же он понимает под естественным правом? Мыслитель пишет, что «…под естественным или рациональным правом мы понимаем только общий разум или смысл (рацио, логос) всякого права как такового. С этим понятием естественного права, как только логического prius права положительного, не имеет ничего общего существовавшая некогда в юридической науке теория естественного права, как чего-то исторически предшествовавшего праву положительному».

Вл. Соловьёв отрицает раздельное существование естественного и позитивного права. Он подчёркивает, что «на самом деле оба эти элемента, рациональный и положительный, с одинаковой необходимостью входят в состав всякого действительного права, и потому теория, которая их разделяет или отвлекает друг от друга, предполагая историческое существование чистого естественного права, принимает отвлечение ума за действительность» [8, https:// ].

Более того, он считает, что право представляет собой не только выражение справедливости, но выражение принудительной справедливости. Ведь право, подчёркивает он, «…есть принудительное требование реализации определённого минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла».

Из такого понимания Вл. Соловьёвым права выстраивается и понимание им закона, а также и государства, высший уровень проявления которого, как мы уже отмечали, состоит в церковно-духовной организации как » свободной теократии» .

Законы издаются государством и по его пониманию могут ограничивать свободу, но не упразднять её. Он также считал, что законы общества должны выражать нормы об особых, определённых отношениях в этом обществе, а не о каких-то отвлечённых идеалах.

В целом характеризуя философско-правовые взгляды Вл. Соловьёва, можно сказать, что они представляют образец религиозно-конструкторского подхода к трактовке права, закона и государства, хотя и представляли попытку усовершенствовать систему нормативно-правовых отношений в России, а также придать государственной власти «цель» её совершенствования.

Н. А. Бердяева, Н. А. Бердяева

Критикуя царство Кесаря за подавление свободы, за насильственный способ управления людьми, он с этих позиций отвергает и идею «христианского государства, так как оно неизбежно будет не царством Духа, а выродится в папоцезаризм или в цезарепапизм. В противовес всякой государственности он призывает перейти к общине и общинной жизни, к федерации таких общин .

Н. А. Бердяеву, Н. А. Бердяев, Н. А. Бердяева

Анализируя концепции, которые раскрывали соотношения права и государства, он их делит на два типа. «Для первого типа характерным является признание за государством статуса творца и источника права.

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/russkaya-filosofiya-prava/

К данному типу государств он относил всякое существующее в мире государство, в том числе и будущее социалистическое государство. Второй тип — это государство, в котором не право нуждается в санкции государства, а государство должно быть санкционировано, судимо правом, подчинено праву, растворено в праве».

5 стр., 2082 слов

Формирование горного права в российском государстве в конце XIX

... российского дореволюционного горного права, советского права недропользования. Это объясняет всевозрастающий научный интерес к истории становления системы правового регулирования пользования недрами в Российском государстве. К началу ... Г.п. как самостоятельная наука и учебная дисциплина было утрачено. Формирование горного права в российском государстве в конце XIX — начале XX века. Развивающаяся в ...

Н. А. Бердяев

Другой представитель «дальнего зарубежья» — Лев Шестов — вообще отрицал возможность рационального осмысления права, считая, что мир полон тайн, а то, что нас окружает, — это мир хаоса, господства стихии, случайности.

Вместе с тем его стремление выявить проблему существования человека, попытки в хаосе определить «правила бытия» человека, раскрытия его сущности позволяют утверждать, что они способны раскрыть более полно категорию «должного» в «философии права» .

В. Т. Золотницкого, К. А. Неволин, П. Г. Редкин, П. Г. Редкин, П. Г. Редкиным, А. Д. Градовского, А. Д. Градовский, А. Д. Градовского, А. Д. Градовский

Однако интересным для становящейся в тот период русской «философии права» было то, что право он соотносит с общественной жизнью, а также обосновывает мысль, что Г. Гегель создал философское учение, которое дало возможность материалистам применить достижения его воззрений к анализу и оценке социальных преобразований в обществе.

Б. Н. Чичерин, в своём научном творчестве, также значительное внимание уделил философскому осмыслению проблем права и государства. Правда, при осуществлении своего анализа он заменяет гегелевскую триаду: тезис — антитезис — синтез на четырёхступенчатый процесс: исходное начало — единство — множество — конечное единство. Как видим, он заменяет категорию » антитезис» двумя относительно самостоятельными категориями: «единство» и » множество» . Данные категории, по его воззрениям, отражают «состояние». И это позволило ему трактовать процесс развития не в «снятии» позитивного с исходного, а в наличии в бытии двух самостоятельных начал. Рационализм и реализм у него соединяются в универсализм. И с этих позиций он рассматривал имеющиеся тогда трактовки права и государства.

В результате он, критически относясь к имеющимся концепциям права, завершает свои воззрения «позитивистским пониманием природы права». Он отмечал, что для разумного установления в законе прав и обязанностей лиц необходимо знание того, «что есть право, где его источник и какие из него вытекают требования». А все эти вопросы могут быть найдены при исследовании личности, природы человека. Для выделения же признаков личности нужна философия, ибо только она «…может дать общие весы и мерило, то есть руководящие начала».

Б. Н. Чичериным, Б. Н. Чичерин, Б. Н. Чичерин

Как бы выиграла русская мысль, относящая себя к «философии права», если бы автор развил дальше диалектику свободы, понятие общего закона! Можно только догадываться, что имел в виду философ, какое содержание вкладывал в данные понятия, когда употреблял их в трактовке права.

Б. Н. Чичерин

Так и хочется привнести в это определение права определение свободы, данное Б. Спинозой, которое связывает понятие «свобода» с понятием «осознанная необходимость». И выходит, что автор выделяет не существенные признаки понятия «право», а соотносит его с другим понятием, ибо с позиций формальной логики понятие «свобода» не может быть определяющим понятием по отношению к понятию «право» .

Б. Н. Чичерин

Именно поэтому посредством своей «диалектики» он придаёт праву принудительный характер, считая, что «…в отличие от нравственности право есть начало принудительное». Другими словами, право и есть правда. По его мысли, все законодательства в мире стремились воплотить в жизнь эту идею. Значит, и равенство людей — есть не что иное, как формальное юридическое равенство, как равенство всех перед законом, законом государственным, законом, изданным властью. Но видя, что государственная власть «поглощает» частные инициативы, он считает, что гражданин не может быть при этом свободным.

2 стр., 553 слов

История развития науки финансового права в России

... деятелем, М.М. Сперанский предлагал конкретный план преобразования финансовой системы России и, в частности, уделял внимание развитию финансового законодательства. Он предлагал предоставить бюджету силу закона, ... ­дарственном кредите». Со второй половины XIX в. в России финансовое право начи­нает активно выделяться из финансовой науки . Это происходит по двум направлениям, Во-первых, ученые, ...

Б. Н. Чичерина, Б. Н. Чичерин, Б. Н. Чичерин, П. И. Новгородцева

Рассматривая реально существующие в России общественные отношения, он приходит к выводу, что в силу антиномичности человеческого бытия и конфликта между разумом и человеческой природой гармония всех отношений невозможна. Человечество всегда будет стоять перед выбором между общественной свободой и гармонией. Свобода, равенство возможны только в том случае, когда не будет утопической конечной цели. А для этого «требуется именно возрождение естественного права с его априорной методой, с идеальными стремлениями, с признанием самостоятельного значения за нравственным началом и нормативным рассмотрением».

П. И. Новгородцева, П. И. Новгородцева, П. И. Новгородцев, Г. Ф. Шершеневич

В содержательном аспекте его взгляды по проблемам права соотносимы были с требованиями того времени, когда в России формировалось законодательство буржуазного толка. В философском — они свидетельствовали о том, что автор практически не понимал сущности философских воззрений, предмета философии и, конечно, тех задач и функций, которые отводились философскому исследованию объектов реального мира.

Таковы были, по своему содержанию, философско-правовые взгляды мыслителей России в тот период. Обобщая рассмотренное, можно их структурировать следующим образом:

  • — в этот период происходит становление и философии, и правоведения, и «философии права», но изначально, как и в Средневековье в Западной Европе, под воздействием христианских религиозных воззрений, что обусловливало обоснование приоритетной роли закона в жизни человека и общества;
  • — после, когда светская духовная жизнь стала утверждаться, происходит процесс секуляризации в философских воззрениях, включается в философское мышление материалистическое начало, которое в социально-политической критике подвергает отрицанию власти закона над правами человека;
  • — становление философских воззрений, развитие правовой деятельностью обусловливают введение категории » философии права» как части философского воззрения на мир, как относительно самостоятельной части в развивающейся философии;
  • — объективно в «философско-правовых воззрениях» ведущее место начинает занимать идеалистическое воззрение на природу и сущность права, хотя в философских воззрениях силу набирает антропологический материализм с его социальной направленностью;
  • — важным достижением этого периода развития философской и правовой мысли является включение в философские воззрения о праве и законе сущностного подхода, но в плане оценки права и закона через критерий сущности и существования человека. Русскими мыслителями подвергаются резкой критике идеи демократического государства, демократии, так как она, провозглашая свободу, реально в своих законах исключает её для большинства граждан страны;
  • — вместе с тем поиск философско-правовых воззрений, хотя и носит «конструкторский» характер, но опирается на примеры фактического существования страны, на формы и способы проявления прав и обязанностей людей в русской общине;
  • — парадоксально, но представители юридических наук в большей степени стояли на позициях идеализма, хотя взгляды мыслителей, которые обращали свой взор на мир через призму философии, были в большей степени материалистическими;
  • — достижением правоведов было рассмотрение и формулировка разных по форме и содержанию концепций трактовок права, закона, государства, но в контексте их правовой деятельности. Была высказана мысль, что «философия права» есть юридическая дисциплина. В философско-правовых воззрениях в России «философия права» стала рассматриваться и как часть философии, и как юридическая дисциплина;
  • — в содержательном аспекте все философско-правовые воззрения представителей юридических наук воспроизводили уже сформулированные в европейской философской мысли концепции «философии права». Правда, осуществлялась такая трактовка или на основе своеобразной диалектики исследования, как у Б. Н. Чичерина , или с учётом опыта жизнедеятельности людей в общине. «Общинный фактор» — это специфика философско-правовых воззрений мыслителей в России в этот период;
  • — достижением правовой мысли следует считать то, что в юридической литературе было сформулировано определение: «право есть свобода, определяемая законом» .
  • Лосев А. Ф. Русская философия // Русская философия. Очерки истории. УГУ, 1991. С. 71.
  • См.: Ильин И. А. О русской идее // Русская Идея. М., 1992. С. 445.
  • Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 381.
  • См.: Ломоносов М. В. Избр. произв.: в 2 т. М., 1986. Т. 1. С. 37.
  • Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. М., 1952. Т. II. С. 149.
  • Радищев А. Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1952. С. 133; 145.
  • См.: Герцен А. И. Поли. собр. соч. 1919−1925. Т. VIII. С. 323.
  • См.: Бакунин М. А. Собр. соч. и писем: в 4 т. М., 1934−1935. Т. 4. С. 165.
  • Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М., 1989. С. 109.
  • См.: Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: в 30 т. Л., 1984. Т. 24. С. 49−50.
  • См.: Там же. Т. 14. С. 235.
  • См.: Победоносцев К. П. Великая ложь нашего времени. М., 1993. С. 31−33.
  • См.: Фёдоров Н. Ф. Соч. М., 1982. С. 166.
  • См.: Соловьёв В. С. Об упадке средневекового миросозерцания: избр. соч. М., 1990. С. 116.
  • Соловьёв В. С. Оправдание добра // Соловьёв В. С. Собр. соч. СПб., 1913. Т. 8. С. 296.
  • См.: Соловьёв В. С. Право и нравственность // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 90.
  • Соловьёв В. С. Право и ответственность. Л., 1990. С. 98−99.
  • См.: Там же. С. 99.
  • Соловьёв В. С. Оправдание добра. М., 1996. С. 329.
  • См.: Там же. С. 337.
  • См.: Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии // Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 356.
  • См.: Там же. С. 352.
  • См.: Там же. С. 355.
  • См.: Бердяев Н. А. Государство // Власть и право. Из истории русской правовой мысли. Л., 1990. С. 288.
  • Там же. С. 291.
  • См.: Там же. С. 290.
  • Михайловский И. В. оценивал Неволина К. А. по его работе «Энциклопедия законоведения», вышедшей в Киеве в 1839 г., как основателя «философии права» в России. См.: Михайловский И. В. Очерки философии права. Томск, 1914. Т. 1. С. 36.
  • Редкин П. Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1889. Т. 1. С. 200.
  • См.: Градовский А. Д. Собр. соч. СПб., 1899. Т. IX. С. 269−310.
  • См.: Там же. Т. III. С. 283
  • См.: Чичерин Б. Н. Философия права. М., 1900; Вопросы политики. М., 1903; Конституционный вопрос в России. М., 1906 и др.
  • Чичерин Б. Н. Философия права. М., 1900. С. 2.
  • Там же. С. 2.
  • Там же. С. 21.
  • Чичерин Б. Н. Философия права. С. 55−56.
  • Там же. С. 60
  • Там же. С. 84.
  • Чичерин Б. Н. Философия права. С. 88.
  • Там же. С. 105.
  • Чичерин Б. Н. Несколько современных вопросов. М., 1862. С. 200.
  • Новгородцев П. И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве. Два типических построения в области философии права. М., 1901. С. 200.
  • Новгородцев П. И. Лекции по истории философии права. Учения Нового времени. XVI—XIX вв. М., 1914. С. 110.
  • Там же. С. 111.
  • Новгородцев П. И. Лекции по истории философии права. Учения Нового времени. XVI—XIX вв. С. 111−112.
  • См.: Шершеневич Г. Ф. История философии права. СПб., 1907; Его же. Общая теория права. М., 1911−1913. Вып. 1−4.
  • См.: Шершеневич Г. Ф. Философия права. М., 1911. T. 1. Вып. 4. С. 805.