Субъективная сторона преступления

Курсовая работа

Представим, что человеческое сознание это сложный механизм, система, словно механические часы, где каждая шестерёнка работает сообща с остальными. Часы тикают, пока всё хорошо. Но если они вдруг ломаются, то в тот момент человек теряет контроль над своим сознанием и непосредственно создаёт угрозу для себя и окружающих.

И так, проведем небольшой эксперимент: тёмная ночь, пустая дорога, красный свет светофора, вы за рулём. Опасности никакой. Нажмёте ли вы на газ, пока не загорится зелёный или будите стоять и ждать? Люди делятся на три типа: первая никогда не проедет на красный свет, вторая — в зависимости от обстоятельств, третья — если нет никаких помех, обязательно нарушит. Связано ли это с нашей психологией? Где в каждом из нас сидит преступник, и чем преступник, то есть человек, который преступает законы морали, общества, отличается и отличается ли от нас с вами? Каковы его цели, мотивы и эмоции? Об этом я постараюсь рассказать и пояснить в тексте данной курсовой работы.

Субъективная сторона преступления — один из четырех элементов состава преступления, заключающийся в психическом отношении лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

Из всех элементов состава преступления, наиболее сложным и абстрактным является субъективная сторона. В современной юридической науке данная тема вызывает особый интерес и является актуальной, поскольку проникнуть в мысли, чувства, желания, намерения лица, совершившего преступление гораздо труднее, чем установить объективные обстоятельства преступления.

Цель курсовой работы — рассмотреть субъективную сторону состава преступления.

В соответствии с целью сформулируем следующие задачи:

  • раскрыть понятие субъективной стороны;
  • определить значение субъективной стороны;
  • рассмотреть основные признаки субъективной стороны;
  • раскрыть понятие вины, изучить состав преступления с двумя формами вины;
  • изучить факультативные признаки субъективной стороны;
  • Объект исследования — психическое отношение лица, совершившего общественно опасное деяние.

Предмет исследования — общественно опасные последствия.

Теоретической базой исследования стали труды таких правоведов, как

Ворошилин Е.В., Дагель П.С. Кригер Г.А., Козаченко И.Я., Кругликов Л.Л., Мазуренко П.Н., Пионтковский А.А., Рарог А.И. и другие.

5 стр., 2044 слов

ИМУЩЕСТВО ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА, ЕГО СОСТАВ

... М., 2002. 18. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица: учебник. – М.: Статут, 2005. 19. ... 2014. 4. Бойко Н.Н. Некоторые вопросы правового режима доходов бюджетных учреждений // Финансовое право. – ... от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № ... права хозяйственного ведения на недвижимое имущество для пересмотра в порядке надзора» ...

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы.

субъективная сторона преступление вина

Глава 1. Понятие и значение субъективной стороны

1.1 Понятие субъективной стороны

Прежде чем говорить о субъективной стороне, необходимо определить её место среди других элементов состава преступления. Преступление как общественно опасное деяние совершается при взаимодействии объективных и субъективных признаков. К объективным признакам относятся объект и объективная сторона, к субъективным — субъект и субъективная сторона. Общим для этих признаков является то, что они как с внешней стороны, так и с внутренней характеризуют одно и то же социальное явление, т.е. преступление. Субъективная сторона отличается от объективной тем, что характеризует внутренние процессы, происходящие в психике лица. Иначе говоря, — в сознательной и волевой сферах лица, совершающего либо готовящегося совершить преступление. В реальности обе стороны преступления существуют взаимосвязано и неразрывно. Однако при теоретическом анализе объективная и субъективная стороны рассматриваются раздельно.

Итак, что же такое субъективная сторона? Современное уголовное законодательство не содержит термина «субъективная сторона». Однако УК РФ содержит понятие одного из элементов субъективной стороны (т.е. вины) и подробно его описывает в Главе 5. Помимо вины уголовный кодекс указывает на факультативные признаки субъективной стороны: мотив и цель (п. д, Ст.61 УК РФ; п. е, е.1, Ст.63; п.1, Ст.64 и т.д.).

Они в совокупности дают представление о том внутреннем процессе, который происходит в психике лица, совершающего преступление, и отражает связь его сознания и воли с совершаемым общественно опасным деянием. К факультативным признакам субъективной стороны относятся также эмоции, т.е. переживания лица в момент совершения им преступления. Как обязательный признак они редко указываются в нормах закона, но их наличие может оказать влияние на квалификацию преступления либо назначение наказания.

Субъективная сторона преступления заключается в психической деятельности субъекта в процессе совершения преступления, выраженной в определенной форме вины (умысел или неосторожность).

Субъективная сторона — это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление, характеризующийся конкретной формой вины, мотивом, целью и эмоциями .

Субъективная сторона преступления — это один из четырех элементов состава преступления, заключается в психическом отношении лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

Субъективная сторона преступления

Под субъективной стороной преступления понимается психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления.

Итак, из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что субъективная сторона это всегда психическое отношение лица. Но к чему? К совершаемому им преступлению? К уже совершенному или только готовящемуся преступлению? Процессы психики, как признак субъективной стороны, начинаются с момента рождения мысли о совершении преступного деяния, и заканчивается в силу действий самого виновного, в результате действий правоохранительных органов, либо по иным, не зависящим от него обстоятельствам.

32 стр., 15528 слов

Понятие преступления (3)

... практику. Степень научной разработанности проблемы. Понятие преступления широко используется в юридической науке и правоприменительной практике. Отдельные стороны проблемы определения понятия преступления неоднократно рассматривались в правовой науке. Общетеоретические ...

Проблема понятия субъективной стороны преступления является очень сложной и спорной в теории общей части уголовного права. Суть противоречий состоит в том, одинаковы ли понятия «субъективная сторона преступления» и «вина». Некоторые ученые придерживаются такой точки зрения, что вина и субъективная сторона преступления — это понятия тождественные, поскольку интеллектуально-волевая деятельность человека неразрывно связана с мотивационной и эмоциональной деятельностью. К ним можно отнести Е.В. Ворошилина, П.С. Дагеля, Д.В. Котова, Г.А. Кригера, А.А. Пионтковского и др. Данная точка зрения наиболее глубоко аргументировалась и изучалась П.С. Дагелем. По его мнению, «вина представляет собой внутреннюю, субъективную сторону преступления, психическое отношение субъекта к своему общественно опасному деянию и его последствию, выраженное в преступлении». Обосновывая это положение, он писал: «Точка зрения, согласно которой субъективная сторона преступления не исчерпывается виной, а включает в себя наряду с виной мотив и цель преступления, основана на смешении субъективной стороны преступления (вины) и признаков состава преступления, характеризующих эту субъективную сторону (умысел, неосторожность, мотив, цель, аффект, заведомость и др.), а также на смешении понятий содержания и формы вины».

Наиболее ярко эта позиция раскрывается в том, что практически полностью совпадают толкование понятий вины и субъективной стороны. Так, и вина и субъективная сторона состава преступления определяются как психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию. Например, А.В. Наумов в своем курсе лекций в трактовках вины и субъективной стороны преступления не даёт никакого различия, определяя их через психическое отношение.

Наибольшее распространение в учебной литературе получила также такая точка зрения, согласно которой субъективная сторона является более объемным понятием, т.к. включает наряду с обязательным признаком — виной еще и дополнительные признаки, такие как мотив, цель и эмоции.

В учении о вине в советском уголовном праве существовала еще одна точка зрения, согласно которой вина является понятием даже более широким, чем субъективная сторона. По мнению ее сторонников (Ю. А Демидов, Г.А. Злобин), вина выражается как в объективной, так и в субъективной стороне.

На основании всего выше сказанного можно сделать вывод, что понятие «вина» и понятие «субъективная сторона» разные по своему содержанию и смыслу. Это можно аргументировать тем, что, во-первых, сравнение данных понятий не соответствует законодательной характеристике вины. Согласно ч.1 ст.24 УК, виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Получается, что законодатель рассматривает вину как родовое понятие умысла и неосторожности и каких-либо других психологических моментов в понятие вины не включает. Также следует отметить, что именно такое понимание вины встречается и в законодательстве некоторых других государств (ч.1 ст.21 УК Республики Беларусь).

28 стр., 13502 слов

Вина как основной признак субъективной стороны преступлений

... которых обусловил структуру и содержание дипломной работы. задачи дипломного исследования: представлена вина как основной признак субъективной стороны преступления; определены формы вины; влияние формы вины на квалификацию преступлений. Объектом исследования дипломной работы предмет исследования Методология и методика ...

Закон относит к содержанию вины (умысла и неосторожности), лишь сознание и волю, не оставляя места для цели, мотива и других признаков, которые характеризуют психическую деятельность субъекта в связи с совершением преступления.

Далее, в трактовке П.С. Дагеля вина трактуется недостаточно конкретно как с точки зрения ее психологического содержания, так и в частности ее юридического значения. Включение в вину цели, мотива, эмоций, заведомости и иных психологических признаков, круг которых точно не определен, влечет неразбериху в решение вопроса о форме вины и лишает эти признаки самостоятельного значения как признаков субъективной стороны.

Также необходимо отметить то, что трактовка учёного логически непоследовательна. Перечисляя признаки состава, характеризующие вину, П.С. Дагель ставил мотив и цель на один уровень с умыслом и неосторожностью. Но при анализе содержания умысла и неосторожности он ставил мотив и цель в один ряд уже не с умыслом и неосторожностью, а с сознанием и волей. Таким образом, получается, что в одном случае мотив и цель рассматриваются как признаки, характеризующие вину наряду с умыслом и неосторожностью, а в другом «являются элементами самого психического отношения субъекта, элементами самого умысла».

Есть ученые, которые рассматривают вину как более широкое понятие, чем субъективная сторона. К примеру, по мнению Ю.А. Демидова, «вина не может сводиться к какому-либо элементу преступления, хотя бы к умыслу и неосторожности, или к деянию, взятому с его объективной стороны. Она равно выражается как в объективной, так и в субъективной стороне преступления». Он утверждал, что «содержание вины необходимо видеть в совершении преступления конкретным лицом, в единстве объективных и субъективных обстоятельств, в которых выразилась вина — отрицательное отношение лица к ценностям социалистического общества». Этой же точке зрения придерживаются Г.А. Злобин, Б.С. Никифоров и другие. По мнению этих авторов, вина включает в себя субъективную и объективную стороны преступления и другие свойства совершенного преступления, в которых явно выражено негативное отношение к обществу и его ценностям. Такое понимание вины определенным образом связана с позицией, поддерживаемой Ю.А. Демидовым и Г.А. Злобиным, другого выдающегося советского юриста, специалиста в области уголовного права, доктора юридических наук, профессора Бориса Самойловича Утевского. По его мнению, термин «вина» употребляется в двух значениях. На практике виной признается доказанность факта совершения преступного деяния конкретным лицом. В науке же, вина — это наличие умысла или неосторожности в совершенном деянии. Таким образов, сопоставление факта совершения преступления с виной означает объективирование вины, лишение ее конкретной определенности как юридического признака состава преступления.

1.2 Значение субъективной стороны

Субъективная сторона преступления является важным элементом состава преступления и имеет существенное значение. Оно заключается в следующем:

14 стр., 6811 слов

Общее понятие состава преступления и его признаки

... общественно-опасное деяние как конкретное преступление. Преступление и состав преступления весьма близкие и взаимные понятия, но не тождественные. Преступление – волевой акт общественно опасного поведения человека. ... орудия, средства и обстановка совершения преступления. Далее анализируется субъективная сторона деяния: форма вины, мотивы и цели преступления, эмоциональное состояние. И в заключение ...

Во-первых, как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины (ст.5 УК РФ); неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст.115 УК РФ); предусмотренное нормой уголовного права деяние, если оно совершено без указанной в этой норме цели (ст.158-162 УК РФ) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст.153-155 УК РФ).

Во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные статьями 105 и 109 УК РФ, различаются только по форме вины; самовольное оставление части или места службы военнослужащим (ст.337 УК РФ) отличается от дезертирства (ст.338 УК РФ) только по содержанию цели.

В-третьих, вид и направленность умысла, вид неосторожности, характер мотивов и целей в значительной мере определяют степень общественной опасности, как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст.61, 63 и 64 УК.

В-четвертых, точное установление субъективной стороны преступления является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима исправительного учреждения и т.д.

Все это способствует осуществлению принципов законности (ст.3 УК РФ), справедливости (ст.6 УК РФ), гуманизма (ст.7 УК РФ).

Таким образом, субъективная сторона преступления имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания. Поэтому высшие судебные органы не раз указывали судам на необходимость тщательно исследовать содержание субъективной стороны преступления: форму вины, содержание и направленность умысла, мотивы и цели преступления.

Подводя итоги, можно сказать, что больше всего нарушений и ошибок допускается как раз при квалификации субъективной стороны преступления. Об этом говорят судебная и следственная практика. Также есть основания утверждать, что различные направления уголовного права возникали, развивались или утрачивали свое влияние в зависимости от отношения к признакам субъективной стороны как к проявлениям общего знания о поведении субъекта и их места в структуре вменяемого поведения.

К признакам субъективной стороны преступного посягательства традиционно относятся вина, мотив и цель. О понятии и значении данных признаков я попытаюсь подробно рассказать в следующей главе.

Глава 2. Признаки субъективной стороны преступления

2.1 Вина: понятие, формы

В соответствии со ст.5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Понятие вины стало предметом исследования многих ученых еще дореволюционной классической школы отечественного уголовного права. Наиболее известные представители этой школы (Н.С. Таганцев, Н.Д. Сергеевский, С.В. Познышев и др.) исходили из психологической концепции вины и принципа субъективного вменения.

2 стр., 806 слов

Хулиганство как преступление против общественного порядка

... к тяжким преступлениям. Вандализм как преступление против общественного порядка Именно общественный порядок является предметом такого преступления, как вандализм. Разница между вандализмом и хулиганством заключается в том, что в действиях, характеризующих вандализм, нарушение общественного порядка не ...

В современной литературе усиливается интерес к содержательным аспектам вины — интеллектуальным и волевым составляющим психического отношения лица к совершаемому деянию. Здесь можно отметить работы В.В. Лунеева, С.В. Векленко, А.И. Рарога и некоторых других авторов.

Семантическое значение слова «вина» в обыденном словоупотреблении «адекватно понятию любого недозволенного, предосудительного поступка». Если обратиться к толковым словарям, можно выделить следующие значения слов «вина», «виновность», «виновник»:

1) вина как причина, источник чего-нибудь неблагоприятного;

2) винить — упрекать;

4) виновный такой, на котором лежит вина, совершивший проступок;

5) виновность; наличие вины, участие в преступлении, проступок.

«Ни в одном из приведенных определений вина не имеет значения психического отношения. Вина в большей мере связывается с объективными данными, как событие, вызывающее изменение во внешнем мире (проступок, участие в преступлении, причина, источник и т.п.).

А в одном из понятий вина имеет значение упрека — внешней оценки, оценки поведения со стороны».

Философский словарь определяет вину как то, что «достойно упрека, внутренняя причина которого заключена в том, что человек предопределен к свободному, ответственному, нравственному самоопределению и поэтому обладает способностью решать справедливо, выступая против несправедливого и избегая того, что запрещено». Следуя из этого определения, с философских позиций, можно сказать, что вина это основание социальной ответственности человека и может иметь место только тогда, когда человек обладает свободой выбора.

Итак, на основании всего вышесказанного, можно дать наиболее полное определение «вины». Вина — это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица (в форме умысла или неосторожности) к совершаемому общественно-опасному деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества.

Современное российское законодательство выделяет две формы вины: умысел и неосторожность. Это значит, что вне этих форм, вины не существует. Вина может реально существовать только в установленных формах и разновидностях психического отношения лица к содеянному. Эти формы вины различаются в зависимости от степени осознанности лицом характера совершаемых действий и предвидения вредных последствий при одновременном учете содержания и направленности воли виновного. Статья 25 УК РФ определяет умысел через такие понятия, как осознание, предвидение и желание. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

4 стр., 1537 слов

Вертикальная интеграция: виды, причины, механизм осуществления, ...

... она служит различным экономическим целям и ведет к разнообразным последствиям. ПОНЯТИЕ ВЕРТИКАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Интеграция – это понятие теории систем, ... вертикального рынка, — самая важная. Несостоятельность вертикального рынка Вертикальный рынок считается несостоятельным, когда совершать трансакции на нем слишком рискованно, а составлять контракты, которые могли бы застраховать от этих рисков, и ...

Форма вины лежит в основе деления преступлений по их тяжести а также служит важным критерием при назначении вида наказания и режима отбывания лишения свободы. Значение форм вины весьма важно. Одно из наиболее выделяемых значений является то, что форма вины позволяет отличить преступное поведение от непреступного. Также от форм вины во многом зависит применение института освобождения осужденных от уголовного указания. В частности, институт условно-досрочного освобождения от наказания тесно связан с категориями преступлений, находящимися в зависимости от форм вины. При конструировании некоторых составов умышленных преступлений законодатель не дает их определения как умышленных.

Форма вины определяется соотношением психических элементов, которые образуют содержание вины, т.е. как бы различиями интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления. Она указывает на способ интеллектуального и волевого взаимодействия субъекта с объективными обстоятельствами, составляющими юридическую характеристику данного вида преступления. Форма вины учитывается в законодательстве при установлении санкций за конкретные преступления: как правило, более строгие наказания предусмотрены за умышленные преступления. Лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные при неосторожности, отбывают наказания в колониях — поселениях (п. «а» ч.1 ст.58 УК РФ).

Форма вины непосредственным образом влияет на степень общественной опасности соответствующего преступления. Умысел традиционно рассматривается как более тяжкая форма вины по сравнению с неосторожностью.

Умысел — это наиболее распространённая в законе и на практике форма вины. Из каждых десяти преступлений примерно восемь совершается умышленно. В ст.25 УК РФ закреплено деление умысла на прямой и косвенный.

Статистика показывает, что удельный вес умышленных преступлений достигает 85-90 % от общего числа совершенных преступных деяний. К примеру, на январь 2013 г. в целом по России было совершено 361,3 тыс. преступлений, из которых 279,5 преступлений являются умышленным. Из этого следует, что необходимо углубленное изучение психологического содержания и социальной сущности умышленной формы вины, что соответствует требованиям, установленных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 31 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам», где суд обращает своё внимание на то, что при назначении наказания обязательно должны учитываться умысел, мотив и цель преступления.

В зависимости от психологического содержания умысел подразделяется на два вида — прямой и косвенный. В соответствии с законом преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность общественно опасных последствий и желало их наступления.

34 стр., 16693 слов

Вина в уголовном праве (3)

... ненужного, служившего интересам буржуазии понятия вины советское уголовное право выдвигает новое понятие социальной опасности преступления»[13] ; «вина в уголовном праве слишком уж срослась с представлением о ... формы вины - умысел и неосторожность, допускается смягчение наказания в силу аффекта и учитываются другие субъективные моменты[11] . Наиболее четко сформулирован принцип вины в Положении ...

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение общественно опасных последствий определяют процессы, протекающие в сфере сознания, поэтому они составляют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий, определяя волевую сторону психической деятельности, образует волевой элемент прямого умысла.

Предметом сознания как элемента умысла являются, прежде всего, те фактические обстоятельства, из которых складывается общественно опасное деяние. И вместе с тем Никифоров Б.С. в своей статье отмечает «умысел — понятие с социальным содержанием, ввиду чего сознание одних только фактических элементов не может обосновать ответственности лица за умышленное преступление».

Из этого следует вывод, что умысел это отражение в психике человека наиболее важных фактических и социальных свойств совершаемого деяния. Поскольку главным социальным признаком преступного деяния, определяющим его материальное содержание, является общественная опасность, то в содержание умысла, прежде всего, включают осознание общественно опасного характера деяния.

Из всего вышесказанного можно выявить признаки прямого умысла. Важным признаком прямого умысла будет являться осознание общественно опасного характера совершаемого деяния, т.е. как бы общей характеристики объекта посягательства, а также его фактического содержания и социальных свойств.

Вторым признаком прямого умысла является предвидение общественно опасных последствий совершаемого деяния. Под предвидением имеется в виду отражение в сознании преступника тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому предвидение общественно опасных последствий следует понимать как мысленное представление виновного о том вреде, который будет причинен его деянием общественным отношениям, находящимся под охраной уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте преступления, понимание его социального значения, т.е. вредности для охраняемых законом общественных отношений; а также осознание причинно-следственной зависимости между собственным деянием и его опасными последствиями. При этом опережающее сознание субъекта может отражать не все детали, а только их общий характер.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.99. №1 «О судебной практике по делам об убийстве», содержит в себе следующее положение:». необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности».

Судебная практика свидетельствует о том, что для прямого умысла характерно предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий.

13 стр., 6272 слов

Неосторожность в уголовном праве

... и такие ее психологические особенности, как сила воли, устойчивость внимания, время реакции и т.д.[4] Указанные особенности неосторожности как формы вины определяют особенности уголовной ответственности за неосторожность: неосторожное преступление квалифицируется по последствиям, ...

Помимо прямого, умысел имеет и косвенный характер. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия, либо относилось к ним безразлично (ч.3 ст.25).

Как уже отмечалось, при прямом умысле лицо предвидит общественно опасные последствия и желает их наступления. Косвенный умысел отличается от прямого умысла как раз именно по волевому моменту: лицо не желает, но сознательно допускает их наступление.

По приговору суда присяжных Ростовского областного суда от 15 сентября 1997 г. Селиванов осужден по ч.1 ст.222, п. п. «б», «в», «г» ч.2 ст.158, п. «в» ч.3ет.162, п. п. «з», «к» ч.2 ст.105 УК РФ. Согласно приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Селиванов признан виновным в умышленном убийстве Драгневой, совершенном 10 января 1997 г. при разбойном нападении, а также в незаконном приобретении, передаче, перевозке, хранении и ношении огнестрельного оружия и краже имущества Данилова, Кассационной палатой Верховного суда РФ приговор в отношении Селиванова оставлен без изменения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Селиванова с п. п. «з», «к» ч.2 ст.105 на ч.4 ст.111 УК РФ. Президиум Верховного суда РФ 13 мая 1998 г. протест оставил без удовлетворения, указав следующее. Как обоснованно утверждается в приговоре и в кассационном определении, вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Селиванов в процессе завладения ценностями в магазине и с целью его облегчения выстрелом из обреза причинил продавцу Драгневой огнестрельное ранение шеи, от которого она скончалась, и что эти действия Селиванов совершил, не имея намерения лишить жизни Драгневу. Исходя из изложенных в вердикте коллегии присяжных заседателей обстоятельств, судья правильно признал установленным, что Селиванов совершил убийство Драгневой с косвенным умыслом, т.е., производя с близкого расстояния прицельный выстрел в шею потерпевшей с целью облегчить завладение ценностями, он предвидел наступление ее смерти и к этим последствиям относился безразлично.

При разграничении прямого умысла и косвенного, необходимо учитывать ещё одну важную деталь. Преступный результат, который был достигнут при прямом умысле может является как целью, к которой стремился преступник, так и необходимым средством достижения иной цели. К примеру, целью убийства в одном случае является смерть потерпевшего, а в другом — получение наследства.

Практическое значение разграничения прямого и косвенного умыслов проявляется при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч.1 ст.30 УК) и покушаться на преступление (ч.3 ст.30 УК) можно лишь, имея прямой умысел. Так, если убийство (ст.105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда действия виновного говорят о том, что он осознавал общественную опасность своего деяния, предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, от него не зависящих (п.2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 №1).

Деление умысла на виды имеет важное значение, это необходимо не только для точной квалификации деяния, индивидуализации ответственности и наказания, а также правильного понимания других институтов уголовного права, например, соучастия, совершения неоконченного преступления и др. Также вид умысла оказывает определенное влияние на степень общественной опасности. В тех случаях, когда виновный не желает наступления конкретных последствий, а лишь сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично, как это имеет место при косвенном умысле, общественная опасность деяния меньше, чем это имеет место при прямом умысле, когда субъект желает наступления этих последствий.

Помимо умысла, вина может существовать и в форме неосторожности. Неосторожный поступок, преступление по неосторожности (совершение преступного действия без умысла, без внимания к его возможным последствиям).

По общему правилу преступление с неосторожной формой менее опасно, чем умышленное, т.к. лицо вообще не намеривается совершать преступление. Чаще всего происходит нарушение каких либо инструкций (по технике безопасности, противопожарных, обращения с оружием и т.п.), которое влечет общественно опасные последствия, превращающие проступок в преступление. Такие преступления совершаются в любой сфере деятельности человека.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию (ранее этот вид неосторожной вины в теории уголовного права назывался самонадеянностью) или небрежности (ст.26 УК РФ).

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Примером преступного легкомыслия является психическое отношение к причинению смерти со стороны водителя автомашины. Развив большую скорость, он полагает, что в любой момент может затормозить и избежать несчастного случая, но в решающее мгновение обнаруживает неисправность тормоза и сбивает переходящего улицу пешехода. В данном случае виновный, желая не допустить общественно опасных последствий, предвидит возможность их наступления, но делает расчет на исправности всех частей и механизмов автомобиля, учитывая это как реальное конкретное обстоятельство, обеспечивающее, на его взгляд, исключение указанных последствий.

Преступная небрежность отличается от прямого и косвенного умысла и преступного легкомыслия. Отличие состоит в том, что при преступной небрежности отсутствуют интеллектуальный и волевой моменты.

Лицо не только не желает, не допускает наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но даже не предвидит такой возможности. Вместе с тем оно действует или бездействует виновно, так как на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.

В теории права вина выступает в качестве психического отношения. Но нельзя говорить о психическом отношении при описании небрежности. В ч.3 ст.26 УК РФ указано: «Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) …». Т.к. не предвидело, следовательно, не было психического отношения к противоправному деянию и его последствиям. И тогда получается, что психологическая теория вины действует при разделении умысла на прямой и косвенный, но неприемлема в рамках действующего законодательства при рассмотрении неосторожности.

Если обратить внимание на последующую формулировку в законе: «хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия», то из них можно усматривать лишь возможное психическое отношение. Комментируя вышесказанное, можно упомянуть точку зрения Б.В. Хорнабуджели: «Тот, кто говорит о потенциальном психическом отношении, безусловно, должен знать, что в этом случае, фактически, пока он не имеет дела ни с каким отношением. Потенциальная способность ни в коем случае не означает само проявление этой способности».

Таким образом, необходимо точно отличать формы неосторожности друг от друга и анализировать каждый случай неосторожности в такой мере, в какой этого требует закон. Одним из непременных условий повышения эффективности борьбы с неосторожными преступлениями является правильное применение законодательства о таких преступлениях. В частности, необходимо по каждому делу точно устанавливать вид неосторожности и учитывать его при назначении наказания. Между тем в судебной практике редко решается вопрос о том, с каким видом неосторожной вины совершено преступление. Например, по делам о преступном нарушении правил охраны труда следственные органы и суд в 67% случаев не устанавливали вида неосторожности при наступлении последствий в виде травмирования людей.

Для того, чтобы устранить эти недостатки судебной практики, необходимо четко и единообразно применять уголовно-правовые нормы о неосторожности и преступлениях, совершаемых по неосторожности.

В действующем УК, как и в предыдущих Кодексах России, допускается возможность конструирования некоторых составов преступлений таким образом, что их субъективная сторона может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной формой вины. Поэтому возникают проблемы определения формы вины в отдельных видах преступлений. Из-за сложности этой задачи суды нередко уклоняются от ее решения и оставляют без рассмотрения вопрос о том, умышленным или неосторожным было преступление в конкретном случае. Как следствие этого значительно распространены случаи назначения наказания без учета формы вины, возникают неразрешимые сложности в определении вида режима отбывания наказания в виде лишения свободы, остаются нерешенными и некоторые другие практические вопросы. Принципиальным шагом по пути решения обозначенной проблемы явилось законодательное ограничение сферы уголовной наказуемости за неосторожность путем указания на то, что «деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса» (ч.2 ст.24 УК РФ в первоначальной редакции).

Однако впоследствии законодатель отказался от этого решения и, по сути, возвратился к тому, что некоторые преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности (например, заражение венерической болезнью, разглашение государственной тайны и т.п.), а это возлагает на суды дополнительную обязанность устанавливать и указывать в приговоре форму вины, с которой было совершено такое преступление в конкретном случае. Не учитывая изменений в редакции ч.2 ст.24 УК РФ, отдельные ученые продолжают утверждать, будто за деяния, совершенные по неосторожности, уголовная ответственность наступает лишь в случаях, когда это специально указано в Особенной части УК РФ.

Не соблюдая критерии, необходимые для анализа преступлений, нарушается принцип индивидуализации наказания, что ни в коем случае не должно допускаться.

2.2 Преступления с двумя формами вины

Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины.

При двойной (сложной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким — в неосторожности. Следовательно, речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых содержится не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Например, это имеет место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ).

В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти) — в неосторожности.

Преступлениями, совершаемыми с двумя формами вины, являются умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111), незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч.3 ст.123), похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч.3 ст.126) и т.д. Наступление дополнительного, более тяжкого последствия, относительно которого у виновного существует неосторожная форма вины, в нормах Особенной части является квалифицирующим признаком состава преступления.

В соответствии со ст.25, 26 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию, но и к последствию, а не только отдельно к последствию. При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно по отношению к каждому из них. Когда формы вины применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо в соответствии со ст.27 УК РФ преступление с двумя формами вины (или ее еще называют сложной формой вины).

От преступлений с двумя формами вины следует отличать неосторожные преступления, связанные с нарушением определенных правил предосторожности или безопасности. Так, например, не является преступлением с двумя формами вины нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч.1 ст.264).

Само по себе нарушение специальных правил является не преступлением, а административным правонарушением, поэтому действовал ли субъект умышленно или по неосторожности, не имеет значения для квалификации. Уголовная ответственность наступает за причинение определенной тяжести вреда здоровью человека, а по отношению к этим последствиям виновный действовал неосторожно. Поэтому преступление в целом неосторожное.

Ярким примером преступления с двумя формами вины может являться недавно произошедшие события, связанные с Расулом Мирзаевым — чемпионом мира по боевому самбо и Иваном Агафоновым — студентом колледжа МВД.

В августе 2011 года в Москве в районе клуба «Гараж» произошла ссора между чемпионом по восточным единоборствам Расулом Мирзаевым и студентом Иваном Агафоновым.

Поводом ссоры стало якобы некорректное поведение по отношению к девушке Мирзаева. После чего двое молодых людей вышли на улицу. Мирзаев ударил Агафонова кулаком, после чего тот упал. Через несколько дней Иван Агафонов скончался в больнице от травмы головы. Как установила судебно-медицинская экспертиза, потерпевший умер не от удара кулаком по голове, а от падения на землю и повреждения о твердую поверхность, которой может являться камень, асфальт, бетон и т.п.

По данном у факту было возбуждено уголовное дело по ст.111 ч.4 УК РФ, т.е. «причинение тяжкого вреда здоровью, причинившее смерть потерпевшего по неосторожности». Такая статья предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы и по существу является убийством. Мирзаев добровольно явился в следственные органы и был взят стражу в виду тяжести совершенного преступления.

В январе 2012 года Следственный Комитет переквалифицировал действия Мирзаева на ст.109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», которая предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы, т.к. не усмотрел в действиях Мирзаева состав преступления по ст.111 ч.4 УК РФ о чем, было заявлено официально в средствах массовой информации представителем комитета Владимиром Маркиным.

На мой взгляд решение дела по ст.109 крайне неприемлемо. Ведь Мирзаев, нанося удар, зная о своих профессиональных навыках в ведении рукопашного боя — мог и обязан был предвидеть наступление последствий, в том числе, и фатальный исход потерпевшего. В случае с Мирзоевым необходимо учесть, что боевое САМБО смешанный вид (удары, броски, толчки, тычки и т. д).

Необязательно наносить удар для того, чтобы противник упал и ударился головой, например, достаточно одного толчка. Кроме того ещё в первоначальной стадии следствия было установлено что «Агафонов потерял сознание до падения на землю, что не позволило ему сгруппироваться и избежать контакта головы с асфальтом…». Отсюда, имеет быть причинно-следственная связь между профессионально нанесённым ударом Мирзаева, мгновенно отключившим Агафонову сознание и смертью последнего.

Статья 27 УК РФ гласит — Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Отсюда, если С.А. Гуров (адвокат) настаивает на отсутствии у Мирзаева классического умысла, законом прямо урегулированы случаи, предусматривающие ответственность за преступления, совершённые с двумя формами вины. Мирзаев не предвидел, но должен был и мог предвидеть возможность наступления смерти Агафонова.

Но всё же я убеждён в том, что Мирзаев если и не желал смерти Агафонову, то желал умышленно причинить тяжкий вред здоровью последнего. То есть — реальная ст.111 ч.4.

Не смотря на то, что квалификация преступлений с двойной формой вино очень сложна, требуется четко отграничивать их от остальных форм вины, т.к. в дальнейшем это может повлиять на назначение наказания.

Глава 3. Факультативные признаки субъективной стороны

3.1 Понятие мотива, цели, эмоций

Любое волевое действие вменяемого человека, в том числе и преступное, исходит из определенных мотивов и направляется на достижение определенной цели. Помимо этого, деяния имеют различную эмоциональную окраску.

Мотив преступления — это обусловленное определенными потребностями и интересами внутреннее побуждение, вызывающее у лица решимость совершить преступление.

Мотив — это осознанное побуждение, обусловленное желанием достичь определенную цель. Он тесно связан с виной, но не совпадает и не сливается с ней. Воздействуя на сознание человека, мотив формирует направленность его воли, обусловливает характер его действий. Мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие просматривается и при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом. Можно говорить о мотивах даже в неосторожных преступлениях, однако это уже мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления.

Для правильной квалификации преступления большое значение имеет классификация мотивов. В основу классификации мотивов необходимо положить характер и степень их общественной опасности, проявляющиеся в совершении умышленных преступлений. В соответствии с этим мотивы преступления можно подразделить на следующие виды:

) человеконенавистнические (национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда либо кровная месть (п. «е» ч.1 ст.63, п. «л» ч.2 ст.105 УК и т.д.));

) корыстные, или низменные (п. «з» ч.2 ст.105, п. «з» ч.2 ст.126, п. «з» ч.2 ст. 206 УК и т.д.);

) хулиганские (п. «и» ч.2 ст.105, п. «д» ч.2 ст.111, п. «д» ч.2 ст.112, п. «а» ч.2 ст.115, п. «а» ч.2 ст.116 и т.д.)

) личные (ревность, зависть, карьеризм и т.п.).

Мотивы должны быть установлены, четко зафиксированы в процессуальных документах и учтены при рассмотрении уголовного дела. Правильное установление мотивации преступных действий играет важную роль и в деле исправления осужденного. Методика работы с осужденным, имеющим корыстную ориентацию, существенно отличается от работы с лицом, имеющим насильственную либо смешанную ориентацию.

Цель преступления — это мысленное представление, модель общественно опасных последствий, к достижению которых стремится лицо, совершающее преступление. Цель и мотив тесно связаны друг с другом. Однако по времени мотив возникает раньше, чем цель. Цель как осознанное стремление к удовлетворению возникает из потребности, появляется на основе преступного мотива. Вместе эти элементы субъективной стороны формируют интеллектуальную и волевую деятельность лица по совершению преступления.

К низменным целям относятся: цель облегчить или скрыть другое преступление (п. «е1» ч.1 ст.63, п. «к» ч.2 ст.105 УК), цель использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч.1 ст.105, п. «ж» ч.2 ст.111), цель прекращения государственной или политической деятельности потерпевшего (ст.277 УК), цель свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации (ст.279 УК), цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации (ст.281 УК) и т.д.

Эмоции — это испытываемые человеком переживания по поводу собственного состояния, совершаемого деяния или событий окружающей действительности. Они не являются источником действий человека, их функции связаны, главным образом, с повышением активности его деятельности. Они придают психическим процессам особый фон, способствуют возникновению мотива, ориентируют человека на постановку определенной цели.

В качественном отношении эмоции полярны, они делятся на положительные и отрицательные, первые связаны с удовлетворением потребностей или возможностью такого удовлетворения, а вторые — с тем, что этому препятствует. Отсюда и формирование мотивов — положительных либо отрицательных. Определенное влияние эмоции могут оказать и на форму вины. «Увлечение одним предметом, — отмечает А.А. Пионтковский, — может быть связано с ослаблением внимания к другому и повлечь за собой неосторожное причинение вреда государственным или общественным интересам или правам и интересам отдельных граждан».

Эмоции характеризуются различной степенью интенсивности, напряженности, выступая как определенные эмоциональные реакции, среди которых наиболее часто встречаются реакции гнева, радости, тоски, страха. Интенсивность эмоциональных реакций и степень их влияния на психологическую деятельность человека выражаются в рамках таких понятий, как эмоциональный отклик, эмоциональная вспышка, аффект.

Аффект (от лат. Affectus — страсть, душевное волнение) — состояние аффекта; физиологический аффект — в уголовном праве обозначает особое эмоциональное состояние человека, представляющее собой чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, вспышку таких эмоций, как страх, гнев, ярость, отчаяние, бурно протекающая и характеризующееся внезапностью возникновения, кратковременностью протекания, значительным характером изменений сознания, нарушением волевого контроля за действиями.

Проведенные в 2007 году исследования позволили распределить по возрастным категориям осужденных за совершение убийств в состоянии аффекта следующим образом: до 16 лет — 6%, 16 — 18 лет — 10%,19 — 24 — 21,5%, 25 — 29 — 23%, 30 — 49 — 33%, 50 и более — 17,5% .

Основной процент осужденных приходится на возрастную категорию от 25 до 50 лет. В подавляющем большинстве потерпевшие и осужденные являлись либо супругами, либо сожителями, либо родственниками. Поэтому при разработке и осуществлении системы профилактических мер больше внимания следует обращать именно на указанные возрастные группы в семейно-бытовой сфере.

Аффект может быть физиологическим и патологическим. При физиологическом аффекте возникшее состояние представляет собой интенсивную эмоцию, которая доминирует в сознании человека, снижает его контроль за своими поступками, характеризуется сужением сознания, определенным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект может уменьшать, но не исключает ответственности.

Физиологический аффект является смягчающим уголовную ответственность состоянием при условии, что он является реакцией на противоправное либо аморальное поведение потерпевшего, которое может носить однократный или систематический характер; в последнем случае речь идёт о наличии длительной психотравмирующей ситуации.

Достаточно часто следственные и судебные органы допускают ошибки, связанные с установлением аффекта: так, по статистике судебных органов России, лишь в 26,2 % случаев наличие аффекта было правильно установлено на стадии предварительного расследования; в 62,2 % случаев неправильная квалификация деяния была исправлена судом при вынесении приговора; в 11,6 % случаев ошибка была исправлена лишь при пересмотре дела вышестоящей судебной инстанцией.

Следует также иметь в виду, что реакция на психотравмирующую ситуацию является индивидуальной для каждого человека, и что далеко не всегда можно говорить о наличии аффекта в случае совершения деяния в ответ на психотравмирующую ситуацию.

Примером преступления, совершенного в состоянии аффекта может служить ситуация описанная в Постановление Гурьевского городского суда от 4 октября 2005 года.

В ходе очередной разборки с отцом, проявляя «сыновий» долг, он не выдержал и кинулся драться. Причинил отцу телесные повреждения, не совместимые с жизнью. И, надо признаться, он немало удивил очевидцев своим поведением, так как ранее ему агрессия была абсолютно не свойственна. Вот так собственно и образовался аффект.

Прокурора убедить назначить специальную экспертизу не удалось, он всё ссылался на ст.111 ч.4 УК РФ. Но, послушав свидетелей и ходатайство, судья согласился назначить психолого-психиатрическую экспертизу. В стационаре подростка понаблюдали, но психиатры ничего необычного не установили. А вот психолог установил у подростка на момент драки с отцом состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения. Собственно это и определило дальнейшую судьбу дела. Гособвинитель сразу запросил переквалификацию на ст.113 УК РФ, суд определил год условно.

На мой взгляд, совершенствование понятия мотива преступления неразрывно связано с развитием как психологического, так и уголовно-правового направления. Психология изучает психику любого человека, выявляет общие закономерности ее развития и функционирования, а также индивидуально-типологические особенности проявления. Поэтому необходимо использовать достижения этой науки для более глубокого понимания сути психологической деятельности человека при совершении преступления. Задачей же науки уголовного права должен стать максимальный учет такого психологического начала для наиболее точной уголовно-правовой оценки содеянного.

Цель поведения является системным элементом в структуре поведения, который характеризует предвидение в мышлении результата любой деятельности (в том числе и преступной) и пути его реализации с помощью определенных средств.

Убийство в состоянии аффекта может быть совершено с косвенным умыслом. По данным проведенного исследования, убийства в состоянии аффекта совершались в 38,5% случаев от общего числа уголовных дел с косвенным умыслом. В данном случае виновный сознает, что своими ударами причиняет вред жизни и здоровью потерпевшего, но не представляет себе, какие последствия могут повлечь его действия, и сознательно допускает их или безразлично относится к ним. Активность его воли распространяется лишь на действия, а к наступлению возможных последствий она пассивна. Преступник безразличен к последствиям. Устремленность к самим действиям, представляющим значимость для субъекта в данный момент, и выступает в его сознании как желаемый результат.

Рассмотрим типичный пример убийства в состоянии аффекта, совершенного с косвенным умыслом.

К. была осуждена по ст.105 УК РФ. Она пришла домой и застала свою дочь и ее сожителя Т. в нетрезвом состоянии.Т. был в халате, вел себя развязно. Она потребовала, чтобы он ушел из квартиры, но Т. стал угрожать ей, а дочь заявила, чтобы она сама уходила из дома, ударила ее в грудь, а затем бросила в нее стакан с пивом. В состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения К. схватила кухонный нож и нанесла им удар дочери — все произошло мгновенно. Как пояснила осужденная, она очень любила дочь и глубоко переживала случившееся. Судебная коллегия Верховного Суда РФ приговор изменила, переквалифицировав действия К. со ст.105 УК РФ на ст.107 УК РФ .

Заключение

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что больше всего ошибок, нарушений или произвола в различной форме допускается как раз при квалификации субъективной стороны преступления.

Принцип вины играет важную роль в субъективной стороне. Он предполагает только личную ответственность. Поэтому к уголовной ответственности может быть привлечено только то лицо, которое само совершило преступление в качестве исполнителя либо являлось его организатором, пособником или подстрекателем. На других лиц (например, родителей, опекунов) уголовная ответственность перелагаться не может.

Отметим, что российское уголовное право стоит на позиции субъективного вменения. Последнее означает, что уголовно наказуемым закон признает только такое общественно опасное деяние, которое совершено виновно. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Ни одно деяние, совершенное невиновно, какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление. Вменение в вину деяния, общественную опасность которого лицо не предвидело и не могло предвидеть, было бы лишено справедливости и какого-либо предупредительного значения и поэтому отвергается правосудием.

Уголовно-правовое содержание вины характеризуется тем, что ее формы определены в уголовном законе — ст.24-27 УК РФ, где отражена сущность психологического и социально-политического содержания вины, причем дифференцированно, применительно к ее формам и видам. Будучи отражена в уголовном законе, вина приобретает значение признака субъективной стороны состава преступления, выражаемого в умысле или неосторожности и обязательного для любого состава. При этом умышленная вина опаснее неосторожной, что подтверждается, в частности, отнесением законодателем к числу особо тяжких преступлений только тех, которые совершены умышленно (ч.5 ст.15 УК РФ).

Для улучшения уголовного законодательства, необходимо внести следующие изменения и дополнения:

Во-первых, необходимо более серьёзно подходить к определению формы вины.

Для правильного решения вопроса о формах вины по отношению к квалифицирующим признакам состава преступления необходимо, во-первых, отграничить квалифицированные виды неосторожных преступлений от квалифицированных видов умышленных преступлений, а во-вторых, раздельно рассмотреть психическое отношение виновного к квалифицирующим последствиям и отношение к иным квалифицирующим признакам.

Самым распространенным квалифицирующим признаком умышленных преступлений по действующему уголовному законодательству являются общественно опасные последствия, указанные в законе либо конкретно (например, причинение вреда здоровью, смерть человека, гибель нескольких лиц, загрязнение, отравление или заражение окружающей среды и т.д.), либо путем оценки степени их тяжести (особо тяжкие, тяжкие и т.п.).

В значительном числе норм действующего УК РФ прямо указано на неосторожную форму вины по отношению к квалифицирующим последствиям умышленного преступления. Значит, необходимо сформулировать правила установления возможной формы вины к таким последствиям только для тех норм, в которых форма вины к ним законодателем не определена.

При этом «умысел» в обоих его видах и виды «неосторожности» конструируются как психическое отношение субъекта к самым различным признакам, характеризующим объект, способ, обстановку совершения преступления и т.п.

Глава 5 УК РФ названа «Вина», однако определения вины в ней не дано, а следовательно, не очерчены общие рамки умысла и неосторожности. Конкретная формулировка помогла бы решить все вопросы, касающиеся вины, такие, как виды вины или преступления с двумя формами вины. Сознание и предвидение — психические процессы, обращенные как на настоящее, так и на будущее.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что есть необходимость включения в гл.5 «Вина» УК РФ статьи следующего содержания «Статья 24. Понятие вины: «Вина является психическим отношением лиц к совершаемому им общественно опасному, предусмотренному уголовник законом деянию, которое определено соответствующими формами».

Надо сказать, что в уголовном праве обнаруживается избыточность в описании умысла: субъект сознает общественную опасность своего повеления, сознает свою потребность в виде желания, которое им владеет, направляя все его поступки, и желает действовать. Здесь мы налицо имеем излишества в определении. Что касается предвидения, то оно также невозможно без сознания. Поэтому УК нуждается в некоторой доработке в отношении вины и её формы.

Итак, в данной курсовой работе было раскрыто понятие субъективной стороны преступления, определено её значение и рассмотрены основные признаки. Помимо этого, существенно раскрыто понятие вины и факультативных признаков субъективной стороны.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/subyektivnaya-storona-prestupleniy/

Законодательство:

1) Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ

) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред.А.И. Рарог. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. — С.429

) Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» от 27.01.1999 №1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — №3

) Определение СК Верховного Суда РФ от 19.03.96 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 1997. — №2. — С.7 — 9.

) Обзор судебной практики по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2004. — № 4. — С.13.

Учебная литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/subyektivnaya-storona-prestupleniy/

6) Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред.А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А.В. Наумова. М., 2007. С.96.

) Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред.А.И. Бастрыкина; под науч. ред. А.В. Наумова. М., 2007. С.97.

) Векленко С.В. Диалектика и вопросы вины. С.23.

) Уголовное право России. Общая часть: учеб. — метод. комплекс / Э.В. Георгиевский. — 3-е изд., перераб и доп. — Иркутск: Изд-во Иркут, гос. ун-та, 2010. С.120.

) Дагель П.С. Содержание, форма и сущность вины в советском уголовном праве // Правоведение. 1969. № 1. С.78.

) Дагель П.С. Понятие вины в советском уголовном праве // Материалы XIII конференции ДВГУ.Ч. IV. Владивосток, 1968. С.123.

) Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценки в уголовном праве.М., «Юридическая литература», 1975, С.84

) Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права с подробным изложением начал русского уголовного законодательства: Часть Общая. Киев, 1891. С.312-313.

14) Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. У26 И.Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. И доп. — М.: Норма, 2008. С.270;

) Игнатов А.Н., Костофев Т.А. Лекция 4. Уголовная ответственность и состав преступления/ Под ред. проф. Ю.А. Красикова. — М., 1996. С.32.

) Кригер Г.А. Субъективная сторона преступления. М., 1987. С.6,12; Российское уголовное право. Курс лекций. Т.1. Владивосток. 1999. С.385.

) Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М, 1971. С.98

) Лунеев В.В. Субъективное вменение. М., 2000. С.12.

19) Леонтьев А.Н. Указ. соч. С.37.

) Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. М., 1996.С. 201, 206.

) Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступление С.12.

) Нерсесян В. Неосторожные преступления // Российская юстиция. — 2000. — № 12. — С.22.

) Никифоров Б.С. Об умысле по действующему законодательству // Советское государство и право. 1965. — № 6. С.30.

) Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права: В 6 т. Т.2. М., 1970. С.342.

) Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права: Общая часть уголовного права. М., 1912. С.266.

26) Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. Саратов, 1987. С.82.

) Уголовное право России. Общая часть / Под ред.А.И. Рарога. — 3-е изд., с изм. и доп. — М.: Эксмо, 2009. С.123 — (Российское юридическое образование).

) Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб. / М.П. Журавлев [и др.]; под ред.А.И. Рарога. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. — С.94.

) Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001 — С.23.

) Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001. — С. 20.

) Уголовное право России. Общая часть. Учебник.2-е изд., испр. и доп. (под редакцией В.П. Ревина) — «Юстицинформ», 2010 г. — С.126.

) Селезнев М. Умысел как форма вины // Российская юстиция. 2007. № 3. — С.24.

) Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Часть Общая: Лекции. СПб., 1902. Т.1. — С.410.

34) Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления: учебное пособие для студентов высших учебных заведений /М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — С.103.

) Трубин Е.М. Умысел или грубая неосторожность // Закон и право. — 2008. — №12. — С.11

) Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст. ст.107, 113 УК РФ // Российский следователь. — 2005. — № 7 — С.33

) Тухбатуллин Р.Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Современное право. — 2008. — № 6. — С.34.

) Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве. М.: Госюриздат, 1950. — С.141

) Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению.Л., 1970. — С.51,53.

) Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М.: Юрист. 1998. — С.284.

) Хорнабуджели Б.В. Психологическая сторона вины. Тбилиси: Ганатлеба. 1981. — С.82.

Сборники:

43) Уголовное право. Общая часть: Учебник. Издание исправленное и дополненное / Под ред. Доктора юридических наук, профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, доктора юридических наук, профессора А.И. Рарога, доктора юридических наук, профессора А.И. Чучаева. — М.: Юридическая фирма » Контракт»: ИНФРА-М, 2005. — С.211.

) Казанцев С.Я., Кругликов Л.Л., Мазуренко П.Н., Сундуров Ф.Р. Уголовное право. М., 2007. С.67.

) Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т.1. Общая часть. Ответственные редакторы и руководители авторского коллектива — доктор юридических наук, профессор А.Н. Игнатов и доктор юридических наук, профессор Ю.А. Красиков. — М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА М), 2000. — С.483.

Словари:

46) Юридический словарь, 2000г.

) Большой юридический словарь. Академик. ру. 2010.

) Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т.1.С. 204.

49) Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С.675.

50) Философский энциклопедический словарь. М., 1997. С.68.

51) Толковый словарь Ожегова.С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.

Ссылка на интернет-источник:

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/subyektivnaya-storona-prestupleniy/

52) #»justify»>

— http://ru. wikipedia.org/wiki/Вина_ (уголовное_право)

54) <http://mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/976437/>