Предмет правоведения и его место в системе юридических наук

Реферат

Предмет правоведения и его место в системе юридических наук

Правоведение (Юриспруденция) — наука о праве и государстве, теоретическая форма и способ производства и организации юридических знаний.

Исторически юриспруденция в виде самостоятельной науки возникла в Древнем Риме в конце IV – в начале III вв. до н.э. Юрист Цельс (I в. Н.э.) определял (Д. 1.1.1) само право и юриспруденция в целом как «ars boni et alqui» — «искусство, добра и эквивалента» (т.е. справедливости, равного соответствия, соразмерности).

Как «познание божественных и человеческих дел, знание правового и неправового» определял юриспруденцию юрист Ульпиан (II — III вв. н.э.).

«По заслугам, — писал он, — нас назвали жрецами, ибо мы заботимся о справедливости, возвещаем понятия добра и эквивалента, отделяя справедливое от несправедливого, отличая дозволенное от недозволенного, желая, чтобы добрые совершенствовались не только путем страха наказания, но и путем поощрения наградами, стремясь к истинной, если я не заблуждаюсь, философии, а не к мнимой» (Д. 1.1.1).

Римская юриспруденция, испытав влияние достижений древнегреческой правовой и политической мысли, в дальнейшем сама стала исходной основой для становления и развития европейской Ю. средневековья и Нового времени. В этом общем русле возникла и юриспруденция в России. «Наше отношение к западной науке, — отмечал русский юрист Н.М. Коркунов, — можно сравнить с отношением глоссаторов к римской юриспруденция. И нам приходилось начинать с усвоения плодов чужой работы, и, прежде всего надо было подняться до уровня иноземной науки… Тем не менее, в каких-нибудь полтораста лет мы почти успели наверстать отделявшую нас от западных юристов разницу в шесть с лишком столетий» (см. История философии права. СПб., 1908).

Как составная часть марксистско-ленинской коммунистической идеологии, советская юриспруденция возникла, развиваясь в борьбе против всех концепций юриспруденция, против права и государственности в их действительном (некоммунистическом) смысле и значении, против «юридического мировоззрения» как буржуазного мировоззрения. Речь шла о замене правовой идеологии идеологией пролетарско-коммунистической, об интерпретации учреждений и установлений диктатуры как «принципиально нового» государства и права, необходимых для движения к коммунизму вместе с тем «отмирающих» по мере такого продвижения к обещанному будущему, о построении партийно-классовой науки о классовом государстве и праве.

юриспруденция в постсоветской России находится в стадии своего формирования и в целом ориентирована на достижения и опыт отечественной и зарубежной юриспруденция, на идеи и ценности прав и свобод человека, господства права и правовой государственности.

В общетеоретическом плане характеристика юриспруденция как науки требует, прежде всего, определения ее предмета и метода. В общем виде можно сказать, что объектами юридической науки являются право и государство, а ее предметом — основные сущностные свойства права и государства. Иначе говоря, предметом юридической науки являются понятие права и понятие государства, поскольку сущностные свойства объекта в соответствии с требованиями научного (теоретического) познания можно адекватно выразить лишь в такой высшей познавательной форме, как понятие. Это означает, что надлежащее (логически последовательное, согласованное и непротиворечивое, системно полное) раскрытие теоретического содержания понятия права и понятия государства, а вместе с тем и адекватное научное их обоснование представлены в юридической науке в целом и составляют ее предмет. Правоведение, как и всякая наука, имеет и вообще может иметь лишь один предмет, поэтому. Два фактически разных объекта (право и государства) исследуются и познаются в рамках и с позиций юридической науки в качестве двух основных категорий правоведения.

Дуализм понятий (понятия права и понятия госу­дарства) здесь означал бы дуализм научных предметов, т.е. отрицание единой юридической науки о праве и государстве и признание под внешне и словесно единым названием, по существу, двух разных наук с двумя разными предметами: науки о праве, предмет которой — понятие права, и науки о государстве, предмет которой — понятие государства.

Для снятия и преодоления названного дуализма понятий и достижения искомого единства предмета науки необходимо исходить или из понятия права, или из понятия государства. Одно из этих понятий, следовательно, должно быть логически первичным, базовым, определяющим, предметообразующим, а второе понятие — вторичным, обусловленным первым понятием. Предметом единой науки о праве и государстве, таким образом, может быть или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т.е. правовое учение о государстве, юридическую теорию государства), или понятие государства, включающее в себя понятие права (т.е. государственное учение о праве, государственную теорию права).

Без логической первичности одного из этих двух понятий мы будем иметь дело не с единой наукой (единой теорией), а с эклектическим, внутренне конгломератом характеристик и определений понятий и предметов.

Юридическая наука, как об этом свидетельствуют ее история и теория, возникла, развивалась и развивается как правоведение, предмет которой — понятие права и соответствующее правовое понятие государства. Именно тип правопонимания определяет парадигму, принцип и образец (смысловую модель) юридического познания, собственно научно-правовое содержание, предмет и метод соответствующей концепции юриспруденции. Это обусловлено научно-познавательным статусом и значением понятия в рамках любой (в т.ч. и юридической) последовательной, систематически обоснованной, развитой и организованной теории. Как в семени дано определенное будущее растения, так и в понятии права в научно-абстрактном (сжатом и концентрированном) виде содержится определенная юридическая теория, теоретико-правовой смысл и содержание определенной концепции (и типа) правоведения. Если, таким образом, понятие права — это сжатая юридическая теория, то юридическая теория — это развернутое понятие права. Ведь только юридическая наука в целом (как совокупное понятийно-теоретическое знание о праве) и есть систематическое и полное раскрытие понятия права в виде определенной теории.

История и теория правовой мысли и правоведения пронизаны борьбой двух противоположных типов правопонимания — юридического и легистского (позитивистского, этатистского, тоталитарного).

Этим двум основным типам правопонимания соответствуют и две типологически различные концепции правоведения. Юриспруденция, исходящая из различения права и закона (позитивного права) и опирающаяся на юридическое (антилегистское, антипозитивистское) правопонимание и юридическое понятие права (включающее в себя и соответствующее юридическое понятие государства), относится к юридическому типу учения о праве и государстве. В свою очередь, юриспруденция, отождествляющая право и закон (активное право) и опирающаяся на легистское (позитивистское, этатистское) правопонимание и легистское понятие права (включающее в себя и соответствующее легистское понятие государства), относится к легистскому (позитивистскому) типу учения о праве и государстве.

Юридический тип правопонимания и правоведении наиболее последовательно и в теоретически развитом виде представлен в либертарно-юридической теории права (и соответственно государства), согласно которой право — формальное равенство свободных «индивидов, т.е. всеобщая и необходимая, форма свободы людей. Этим общим понятием права в единый предмет юридико-либертарной концепции юриспруденции охватываются оба ее объекта — и позитивное право как нормативная форма свободы, и государство как институциональная (организационно-властная) форма этой же свободы.

С противоположных позиций проблема единства предмет правоведения решается легистами (позитивистами).

Так, согласно подходу наиболее последовательного неопозитивиста Г. Кельзена, предметом правоведения («чистого учения о праве») является только право (а именно — позитивное право в его нормативистской трактовке), составной частью которого является и само государство, поскольку всякое государство, утверждает он, это «правопорядок», «правовое государство» (в позитивно-правовом, легистском смысле права как произвольного по своему содержанию приказа власти, государства).

Эти две концепции права, государства и правоведения (либертарно-юридическая и легистско-нормативистская) являются, скорее, идеальными типами (двумя принципиально противоположными полюсами и парадигмами), нежели реальной действительностью всей юриспруденции в то или иное время в той или иной стране. Реальному развитию правовой мысли и юриспруденции, напротив, присущи плюрализм и борьба различных мнений, позиций и подходов, расположенных между этими двумя крайними полюсами правопонимания, а нередко и эклектическое смешение и причудливое сочетание типологически различных идей и положений. Все это, разумеется, не обесценивает теоретическое значение типологии (и типологической чистоты) правопонимания и правоведения как науки. Ведь в конечном счете именно соответствующий тип правопонимания (и понятия права) определяет теоретический смысл и содержание как предметного единства, так и метода правоведения (в той иди иной ее версии) в качестве единой и единственной науки о праве и государстве.

Поскольку в научно-теоретическом контексте юридического познания и юридического знания о праве и государстве понятие права как исходное и предметообразующее начало предопределяет (включает в себя, подразумевает и выражает) также и соответствующее данному понятию правовое понятие государства, то с учетом этого можно сказать, что предметом юридической науки является понятие права. То же самое понимание предмета можно выразить несколько иначе: предмет юридической науки — это понятие права и правовое понятие государства. Идентичный смысл можно выразить и по-другому: предмет юридической науки — это понятие права, включающее в себя соответствующее правовое понятие государства и выражающее сущностные свойства права и государства. Это можно сформулировать и следующим образом: предмет юридической науки — это сущностные свойства права и государства в их понятийно-правовом постижении и выражении. Сказанное, по существу, означает, что предметом правоведения является свобода, ибо, согласно либертарно-юридической концепции, право и государство — это всеобщие и необходимые формы бытия и осуществления свободы индивидов, их объединений, союзов, организаций и т.д. Юриспруденция, таким образом, является наукой о свободе в ее всеобщей и необходимой правовой (государственно-правовой) форме.

Вопрос 2.

Методы правоведения.

В специфике предмета юриспруденции выражена и специфика ее метода. Данное обстоятельство соответствует общенаучному требованию логического, теоретического единства предмета и метода научной системы знаний. Единство предмета и метода правоведения, обобщенно говоря, состоит в следующем: специфическое понятийно-юридическое знание (т.е. юридико-теоретическое, понятийно-правовое знание о праве и государстве) — это одновременно и предмет научно-юридического познания права и государства, и метод их юридического познания (тип, форма, результат юридического метода познания данных объектов).

Подобно всякому методу, юридический метод как путь юридического познания — это путь, ведущий от объекта к предмету, от первичных (чувственных, эмпирических) знаний о праве и государстве до теоретического, научно-юридического (понятийно-правового) знания об этих объектах. Эта направленность (интенциональность) юридического познания (и юридической мысли) на понятие права выражает существо и отличительную особенность юридического метода.

Юридический метод как путь познания — это бесконечный путь углубления и развития знания о праве и государстве, непрекращающееся движение от уже накопленного знания об этих объектах к его обогащению и развитию, от эмпирического уровня знаний к теоретическому уровню, от достигнутого уровня теории к более высокому уровню, от уже сложившегося понятия права к новому, теоретически более содержательному и богатому понятию. Юридический метод, как и всякий метод, только потому является путем познания, что он и есть юридическое знание (юридическая теория) в движении, в формировании, изменении, углублении и развитии. В свою очередь, любая теория (в т.ч. и определенная юридическая теория) является системным и структурным выражением соответствующего юридического метода познания права и государства, результатом его познавательной и конституирующей (системообразующей) функций. Поэтому каждая юридическая теория обладает функцией метода и выполняет такую роль или непосредственно (в меру представленного в ней понятийного знания), или опосредованно (как составной момент другой концепции понятия права и юридического метода).

Юридический метод как метод Ю. представляет собой способ юридического познания, производства и организации юридического знания. Он является способом юридического познания и выражения действительности, исходящим из понятия права. Специфика юридического метода состоит в том, что это, по своему познавательному смыслу и природе, — понятийно-правовой метод, способ правового моделирования познаваемой действительности, способ познания действительности с позиций и в границах понятия права, способ понимания свойств, черт, признаков действительности в качестве именно правовых свойств, черт, признаков, т.е. в качестве правовых характеристик (правовых определений), правового выражения и измерения действительности. Юридическому методу присущ правовой взгляд на мир, правовое видение действительности. Юридически познанная действительность (мир объектов) предстает как юридическая действительность, т.е. как система правовых свойств и связей познаваемой действительности. С течки зрения юриспруденции и юридического метода, юридическая действительность — это искомая истина и выявленная сущность мира юридического познания. И если пифагорейцы с позиций математики утверждали, что сущность мира есть число, юристы с тем же основанием могут сказать, что сущность мира — это право. Каждый при этом имеет в виду тот мир, который он познает и знает; математик — мир чисел, юрист — мир права. Аналогичным образом физики, химики, биоло­га ищут соответственно свою физическую, химичес­кую и биологическую формулу для познаваемого ими физического, химического или биологического мира. Такова избирательная, предметно спрофилированная природа человеческого мышления и познания.

Формулой юридического мира является понятие права. Эти различные формулы разных миров (различные научные образы, научные картины мира, создаваемые разными науками) выражают по существу нечто общее — всеобщие законы изучаемого мира (объекта всех наук), т.е. правила упорядоченности этого мира и порядка в нем (математически-числового, правового, физического, химического, биологического и т.д.).

В этом смысле можно сказать, что искомой истиной и предметом правоведения является право как законосообразность, принцип и правило должного порядка действительности (или, что-то же самое, правопорядок действительности, правовая действительность).

Понятие права как юридическая формула и есть тот принцип правового порядка действительности (тот закон юридической действительности), по которому действует юридический метод и в соответствии, с которым им осуществляется юридизация (юридическое упорядочение) познаваемой объективной действительности, ее постижение и выражение в форме юридической действительности.

Юридическая теория является формой выражения юридического метода в действии, в созидании новой системы юридических знаний на основе и с позиций единого понятия права. С помощью юридического метода предмет правоведения (понятие права) конкретизируется и развертывается в соответствующую юридическую теорию (юридическую науку) как понятийно единую систему знаний о праве и государстве. Формирование новой юридической теории посредством юридического метода включает в себя два познавательно взаимосвязанных, но различных момента: 1) качественное преобразование всего прежнего юридического знания на основе и с точки зрения нового понятия права, т.е. переинтерпретацию, новое толкование прежних юридических знаний и теорий с позиций и в смысловом контексте нового понятия права (в рамках новой юридической теории с ее предметом и методом); 2) продолжение в русле новой юридической теории прерванного (появлением нового понятия права) количественного роста юридического знания и соответствующих изменений в самой этой новой юридической теории с позиций и в рамках данного нового понятия права. Таким образом, познавательные возможности юридического метода, как и любого другого метода, заданы творческим (эвристическим) потенциалом самого нового понятия права и ограничены его смысловыми рамками, границами его теоретического смысла, сферой предмета данной юридической теории. Здесь, кстати говоря, вновь отчетливо проявляется теоретико-познавательное единство предмета и метода науки.

Юридический метод как специфический метод юридического познания действительности выполняет две следующие основные функции: 1) получение юридических знаний и 2) построение теоретической (научной) системы юридических знаний. При осуществлении первой функции юридический метод выступает как метод специфического юридического исследования действительности, в результате которого приобретается, умножается, углубляется и развивается юридическое знание. Юридический характер этого знания обусловлен тем, что соответствующее освоение, понимание и толкование действительности осуществляется с позиций, под углом зрения и в пределах понятия права, которое лежит в основе данного юридического метода и исходно определяет его юридико-познавательную профилированность и направленность (интенциональность).

Эти же отличительные особенности (исходная юридико-понятийная профилированность и направленность) присущи и юридическому методу как способу построения и обоснования юридической теории (научной системы юридических знаний).