Развитие корпоративной собственности

Дипломная работа
Содержание скрыть

В результате проведенных в России экономических реформ термины «корпорация», «корпоративное управление» стали все чаще использоваться в средствах массовой информации и в литературе, постепенно формируя представление о системе управления, принятой корпорациями, как об одном из магических способов эффективного управления и вывода российских предприятий из кризиса. Наряду с этим, активное сотрудничество с зарубежными партнерами предоставило возможность российским руководителям различных рангов изучать опыт корпораций передовых зарубежных стран, а разрабатываемое российское законодательство породило много вопросов и сомнений по этому поводу.

В начале 90-х годов Россия вступила на путь крупномасштабных экономических реформ. Реформы эти мыслились их авторами как либеральные, рыночные и были призваны вывести страну из кризисного состояния, обусловленного как противоречиями в экономическом и социальном развитии, накопившимися в течение советского периода, так и крушением предшествующей политической и экономической системы, сопровождавшимся ростом политической нестабильности и разрывом традиционных связей. Как и во многих других странах, столкнувшихся в тот или иной период своей истории с необходимостью повышения эффективности своих экономических систем, интенсификации экономической деятельности, в России в число важнейших направлений реформирования вошли отношения собственности, в первую очередь в промышленности; механизмы управления предприятиями; механизмы мотивации руководства и работников предприятий.

Основным инструментом реформирования в сфере отношений собственности стала приватизация, которая понималась и до сих пор понимается в России как, в большей степени, трансформация государственной собственности в частную и, в меньшей степени, как разгосударствление экономики. В том, что именно реформирование отношений собственности рассматривалось в качестве метода решения экономических противоречий постсоветской экономики, в принципе, не было и нет ничего удивительного или неверного. Институт собственности является системообразующим для экономики, поскольку именно он определяет характер взаимодействия факторов производства и, в частности, распределение и присвоение результатов этого взаимодействия. Проблема, однако, заключается в том, что реформирование отношений собственности никоим образом не может быть сведено к формальной передаче титула собственности. Преобразование государственных предприятий в акционерные общества и последующее распределение акций среди тех или иных лиц — это лишь внешняя сторона реформирования отношений собственности. Право собственности — это отношение между экономическими агентами, среди которых особое место занимают поставщики факторов производства, результат взаимодействия которых является объектом права собственности. Ясно, что не само по себе юридическое отличие частной собственности от государственной, а изменения в характере взаимодействия поставщиков факторов производства ведут к изменениям в эффективности производственного процесса. Именно поэтому такую важную роль играет фактическое распределение прав собственности и система реализации этих прав.

2 стр., 949 слов

Собственность в экономической системе общества и проблемы её реформирования

... отношения собственности на средства производства, так как последние определяют цель, характер общественного производства, социально-экономическую структуру общества, взаимоотношения между классами и социальными группами. Отношения собственности охватывают процессы присвоения, отчуждения, пользования, владения и распоряжения факторами производства ...

Сопоставление масштабов приватизации, структуры корпоративной собственности, сложившейся в российской экономике в период, последовавший вслед за массовой приватизацией, а также в ходе денежной приватизации, с реальными изменениями в эффективности экономической деятельности предприятий заставляет говорить о том, что и по сей день эффективная структура корпоративной собственности и системы корпоративного управления в России не сложились.

Актуальность темы исследования обусловлена положением и ролью, которое занимают в экономике корпоративные образования и связанная с ними инфраструктура. В результате проведенной широкомасштабной приватизации и последовавших за ней изменений экономических отношений в стране была сформирована новая система отношений собственности, важную роль в которой стала играть собственность корпоративная. В этой связи будущее экономики и страны в целом во многом связано с цивилизованным корпоративизмом, ключевым звеном которого являются отношения корпоративной собственности, базирующиеся на акционерной основе.

Современное корпоративное устройство, отношения, складывающиеся в области корпоративно-институциональных взаимодействий, должно обеспечить баланс интересов, эффективное достижение целей деятельности экономических субъектов, населения и общества. Корпоративные отношения собственности становятся все более активным элементом социально-экономического развития, что определяет интерес к их динамике, а также нормативно-правовому регулированию.

Между тем, на первых этапах реформирования экономики процессы формирования корпоративной собственности, а тем более её последующей трансформации, недооценивались, так как акцент делался, прежде всего, на преобразовании государственной собственности в различные виды частной собственности. Именно этим во многом объясняются ошибки и просчёты в процессе приватизации, совершенно недостаточная разработанность механизмов регулирования акционерной собственности, наблюдаемое, особенно в последнее время, ослабление потенциала крупных корпоративных образований в реальном секторе экономики.

Проявившиеся и выявленные негативные тенденции трансформации корпоративной собственности оказывают значительное сдерживающее влияние на социально-экономическое развитие страны, на ее возможности перехода к активному экономическому подъему. Это требует серьезного исследования наметившихся тенденций трансформации корпоративной собственности, анализа действующих механизмов развития этой собственности и выработки реальных мер по нейтрализации негативных, коррупционно-криминальных тенденций в этой области.

12 стр., 5835 слов

Экономические институты и собственность в рыночной экономике

... регулирования, развития социальных институтов и гражданского общества, степени влияния процессов интеграции, интернационализации, глобализации и т.н. Каждое государство, межгосударственные экономические сообщества стремятся иметь законодательство и регулирующие органы. Вопрос исследования экономических институтов и их роли в современной рыночной экономике ...

Одновременно в системе отношений собственности необходимо адекватно отразить серьезные сдвиги во всех сферах реформируемой экономики, научно обосновать на этой основе практические рекомендации по выработке стратегического курса трансформации корпоративной собственности.

Степень разработанности проблемы. Крупные корпоративные интегрированные образования являются важнейшим фактором конкурентоспособности экономики страны, формами организации управления социально-экономическим развитием экономики. Поэтому естественно, что исследователи уделяют серьёзное внимание этим проблемам, свидетельством чего является значительное число публикаций по проблемам корпоративной собственности. При этом данная проблема нуждается в дальнейших комплексных исследованиях, особенно в нашей стране, где идет активный процесс трансформации корпоративной собственности, наблюдается определенная неадекватность действующих форм корпоративной собственности требованиям развития современной экономики.

Основоположники теории организационных систем (Дж. Хейг, Д. Стоун, А. Левин, Дж. Минтон, Д. Норт, Д. Ходгиссон, Дж. Томпсон, Т. Питере, Р. Уотерман, А. Ван де Вен и др.), охватывая в своих научных трудах широкий диапазон интересов в области формирования и деятельности организаций, большое внимание уделяли отношениям собственности, концептуальным положениям, связанным с ее динамикой и влиянием на развитие организационных систем, в т.ч. корпоративных.

Многие проблемы становления и развития российских корпоративных образований нашли свое отражение в трудах А. Абалкина, С. Батчикова, Ю. Винслава, С. Глазьева, А. Городецкого, В. Дементьева, В. Куликова, М. Крука, Д. Львова, Б. Мильнера, Ю. Павленко, Ю. Петрова, В. Сенчагова, М. Старовойтова, Д. Сорокина, Н. Сычева, Ю. Якутина, Ю. Яковца и др. При этом, несмотря на значительное количество публикаций в этой области, остались не достаточно исследованными важнейшие аспекты развития (ф корпоративной собственности на современном этапе реформирования страны, прежде всего, характер и особенности негативных факторов, сдерживающих ее позитивное влияние на развитие экономики страны в целом тенденции трансформации корпоративной собственности, что и предопределило выбор темы данного исследования.

Цели и задачи исследования. Цель работы состоит в системном исследовании развития корпоративной собственности.

Постановка данной цели обусловила основные задачи, решаемые в работе, к числу которых относятся:

  • проанализировать понятие и структуру корпоративной собственности;
  • обосновать теоретико-методические основы развития корпоративной собственности в стране;
  • проанализировать особенности развития корпоративной собственности на федеральном уровне;
  • рассмотреть специфику развития корпоративной собственности на региональном уровне;
  • дать оценку эффективности корпоративной собственности и пути ее оптимизации;
  • определить социальную ответственность корпораций.

Предметом исследования являются корпоративные отношения собственности, их сущность, место и роль в развитии социально-экономических отношений.

Объектом исследования являются механизмы, инструменты и методы развития корпоративной собственности, особенности ее становления и меры по нейтрализации негативных тенденций развития институтов собственности.

13 стр., 6038 слов

Проблема многообразия форм собственности в рыночной экономике

... проблем многообразия форм собственности в рыночной экономике. Стоят задачи изучения сущности собственности, ее правовое и экономическое содержание, исследование многообразных форм собственности, ее место и роль в реформировании экономики. 1. Сущность собственности 1 Собственности ...

Теоретическая и методологическая база исследования сформирована в рамках фундаментальных положений современной теории и практики в области развития корпоративных отношений собственности в развитых странах и в России. Исследование базируется на результатах научных и практических разработок российских и зарубежных ученых, анализирующих и раскрывающих современные тенденции развития корпоративизма и усиления стратегического потенциала корпоративной собственности.

В рамках исследования учтены законы Российской Федерации, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, регулирующие и определяющие направления экономической политики страны.

В процессе подготовки работы использовались методы комплексного анализа, экспертные оценки в области организационно-структурной динамики социальных отношений в сегменте корпоративных образований экономики, статистические методы и др.

Информационное обеспечение исследования основывается на статистических и аналитических материалах Правительства РФ, Госкомстата РФ, министерств и ведомств, крупных российских корпораций, материалах конференций и симпозиумов.

Глава 1 Содержание развития корпоративной собственности

1.1 Понятие и структура корпоративной собственности

Прежде всего, рассмотрим определение корпорации. Наиболее полное определение можно найти в «Большом коммерческом словаре»: «Корпорация — широко распространенная в странах с развитой рыночной экономикой форма организации предпринимательской деятельности, предусматривающая долевую собственность, юридический статус и сосредоточение функций управления в руках верхнего эшелона профессиональных управляющих (менеджеров), работающих по найму».

Из этого определения вытекает обязательность наличия, как минимум, нескольких принципиальных условий для успешного функционирования корпорации: развитость экономики, освоенное населением предпринимательство, сосуществование различных форм собственности (защищаемых государством и уважаемых населением), достаточное количество профессиональных управляющих (менеджеров).

Поэтому без выполнения этих условий и до тех пор, пока в масштабах государства (отдельного региона) или в отдельной отрасли не будут созданы необходимые нормативные и экономические предпосылки для успешной деятельности корпораций, говорить об эффективной реализации корпоративного управления преждевременно.

Прежде чем рассматривать понятие корпоративной собственности, представляется целесообразным детализировать основные составляющие понятия собственности как вещного права и выделить в наибольшей мересущественные аспекты корпоративной собственности и указать принципиальную разницу между понятием корпоративной и акционерной собственности.

Акционерное общество как участник товарообменных и производственных процессов непосредственно связано с процессом накопления капитала как в масштабе национальной экономики отдельно взятой страны, так и в мировом масштабе. С точки зрения политэкономии процесс накопления капитала — это постоянное расширение ресурсной базы воспроизводства прибыли, являющийся главным стимулом предпринимательской деятельности. Ресурсы, обеспечивающие любой производственный процесс, складываются из совокупности возобновляемых и невозобновляемых источников материальных и нематериальных ценностей.

6 стр., 2501 слов

Собственность и право собственности

... своих интересах. Экономическое понятие собственности шире, чем юридическое. Оно включает любые формы присвоения и обладания материальными благами. Право собственности же предполагает только ... работы является определение понятий собственности и права собственности, а также основных категорий, связанных с ними. К задачам отнесем: Отмечают двоякость понятия собственности, поэтому в ходе работы ...

С точки зрения гражданского права, развитие форм интеграции разрозненных единоличных прав собственности в единую коллективную собственность ставит вопрос об отделении непосредственных прав и функций собственника от прав и функций управляющего собственностью. В акционерном обществе, особенно с развитием открытых акционерных обществ, происходит выделение отдельной экономической функции управления капиталом, как производственным, человеческим, так и денежным.

Акционеры-собственники доверяют свои денежные капиталы управляющему, обязанному связать все необходимые ресурсы производства ради получения ими ренты в виде дивидендов — части чистой прибыли, являющейся целью акционеров.Акционерная собственность, с экономической точки зрения, — количественная величина, суммирующая стандартные единицы прав собственности (например, акции) в том или ином акционерном обществе. Изначально права собственности определяются объемом денежного капитала, вложенного в производственный процесс. При этом результативность капитала, прибыль зависят от интеллектуальных затрат управляющего и природных ресурсов, используемых в производстве. Происхождение собственности, процесс ее сохранения и приумножения определяются совокупностью факторов, учитывающих реальные затраты тех или иных ресурсов для производства прибыли. Именно поэтому в самой акционерной собственности заложен конфликт: при отделении функции собственника от функций непосредственных участников процесса производства количественная делимость прав собственности может осуществляться вне прямой связи с размером денежного капитала.Совершенно иное значение имеет понятие корпоративной собственности. По мере развития акционерной формы собственности формируются права, которыми пользуются владельцы производственных ресурсов. Такие права влияния на производственный процесс образуют совокупность форм контроля за деятельностью акционерного общества.Новые собственники столкнулись с проблемой формирования такой системы управления, которая учитывала бы интересы владельцев-держателей акций, управляющих-менеджеров и наемного персонала. На практике возникла необходимость выбирать стратегию развития каждого акционерного общества и согласовывать интересы его участников.Акционерные компании зарубежных стран с развитой рыночной экономикой имеют своего рода философию управления, которая определяет работу по согласованным правилам, соблюдаемым всеми: акционерами, менеджерами, наемными работниками. Имеется несколько механизмов осуществления эффективного контроля корпоративного управления. В качестве первого контрольного механизма выступают сформированные товарные рынки: под постоянной угрозой банкротства в плохо работающих компаниях менеджеры начинают действовать эффективнее, учитывая интересы всех групп корпорации.Второй механизм контроля — финансовый рынок: он предоставляет возможность владельцам, которые потеряли интерес к деятельности акционерного общества, продать свои акции и таким образом изъять свою долю из его капитала. Угроза массового ухода владельцев, ранее предоставивших свой капитал компании, существенно влияет на поведение менеджеров, которые должны искать другие источники капитала, так как по существу рискуют потерять рабочие места.Любое общество располагает некоторой совокупностью материальных благ, которые в рамках отдельного государства формируют его национальное богатство. Потребление национального богатства, осуществляемое для удовлетворения потребностей и интересов субъектов общества (граждан и различных общественных институтов), реализуется путем его присвоения. Присвоение в своем историческом развитии проходит различные формы, приобретая в наибольшей мереразвитую — форму собственности.Процесс этого развития закрепляется в системе юридических норм, которые сегодня рассматривают право собственности в триединстве владения, распоряжения и пользования.С этой точки зрения понятие собственности, прежде всего, является юридическим и характеризует определенный перечень прав по отношению к отдельным элементам национального богатства. Другими словами, собственность — это отношение между человеком и группой или сообществом субъектов с одной стороны, и любой субстанцией материального мира (объектом), с другой стороны, заключающееся в постоянном или временном, частичном или полном пользовании, отчуждении, отсоединении, присвоении объекта собственности. Реализация права собственности предполагает выделение субъекта и объекта этого комплексного процесса.В законодательстве, действующем сегодня, возможные субъекты права собственности определены следующим образом: это граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.Если учесть, что производственное и непроизводственное потребление национального богатства формирует цели и систему интересов любого субъекта собственности, то данную выше их классификацию следует признать исчерпывающей, так как она предусматривает возможность реализации личных (индивидуальных) интересов отдельных граждан, коллективных (групповых) интересов работников предприятий и организаций, а также населения муниципальных и территориальных образований и государственных интересов в целом.Реализация систем интересов субъектов собственности по поводу потребления различных благ осуществляется ими через их присвоение, которое отражает совокупность общественных условий, необходимых для совершения каких либо действий над ограниченными элементами национального богатства.Реальным проявлением присвоения является пользование, означающее применение объекта собственности в соответствии с его назначением, с целью извлечения пользы и предполагающее наличие совокупности условий потребления, специфичных для конкретного потребителя.Не следует отождествлять право пользования и реальное пользование. Это право может быть делегировано субъектом собственности (собственником) другому пользователю на определенных условиях. С другой стороны, пользование может быть реализовано в отсутствие прав при развитии теневых отношений присвоения или нарушения условий пользования, установленных собственником.Реальное пользование предполагает его обязательное совмещение с другой формой присвоения — распоряжением, в контексте изменения характера пользования и (или) смены потребителя. Распоряжение представляет собой такую форму присвоения, которая означает возможность иных, помимо потребления, действий над объектами собственности — продажи, безвозмездной или платной передачи в пользование, в том числе, ограниченное. Эту форму присвоения можно определить как право регулирования использования ограниченных благ, из которого формируется функция управления. Управление в этом случае можно определить как комплекс возможных воздействий субъекта собственности на объект.Распоряжение предполагает возможность распределения различных функций между несколькими субъектами и означает возможность делегирования прав нескольким персонифицированным субъектам, каждый из которых может распоряжаться объектом собственности только в пределах предоставленных ему полномочий, которые определяются доступной ему областью контроля. Реальная область распоряжения может не совпадать с областью предоставленных прав, формируя его теневую составляющую.Собственность как в наибольшей мереполная форма присвоения, соединяющая пользование и распоряжение, означает, что собственник выполняет любые действия над принадлежащими ему благами, целиком присваивает полезный результат и несет всю полноту материальной ответственности за свои действия. Другие формы присвоения ограничивают в той или иной форме свободу действий субъекта пользования и (или) владения на объект собственности, одновременно уменьшая его реальную ответственность, предусматривая гарантии со стороны ограничивающего эту свободу собственника.Особой формой присвоения можно считать владение, отражающее юридическую, документально закрепленную фиксацию субъекта собственности либо факт реального обладания объектом. Оно предполагает реализацию всей полноты прав пользования и лишь часть прав распоряжения, предоставленных владельцу собственником на определенных условиях. Схематично логику взаимной обусловленности и дифференциации отношений собственности в единстве пользования, распоряжения и владения можно представить в виде схемы, приведенной на рис. 1.

5 стр., 2106 слов

Коммерческие корпоративные юридические лица

... которые создаются в форме корпорации, но не являются корпоративным юридическим лицом. Среди коммерческих корпоративных юридических лиц особе место занимают ... юридического лица в юридическом лице или управлением корпоративных организаций. Также гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) был дополнен ст. 65.1, согласно которой все юридические лица были разделены на корпорации и унитарные юридические лица. ...

3 стр., 1182 слов

Понятие и виды источников корпоративного права

... частью источников корпоративного права и формируют устойчивые стереотипы поведения, общие для всех участников корпоративных отношений. Другим источником корпоративного права являются нормы международного права. ... оборота. Было бы правильнее считать их источниками коммерческого (предпринимательского) права, а не источниками корпоративного права, поскольку именно корпорации (акционерные общества) ...

Рис. 1. Схема взаимной обусловленности и дифференциации отношений собственности

Таким образом, право собственности означает возможность передачи объекта собственности в пользование, распоряжение или владение другим субъектам без утраты самого права собственности с установлением правил, которые те обязаны соблюдать в своей деятельности.

Общественное разделение труда, которое представляет собой внешний фактор формирования и развития отношений собственности, предопределяет объективную необходимость и возможность разделения субъектов собственности, пользования и распоряжения. Материальные предпосылки этого разделения создаются числом и разнообразием объектов собственности. Одновременно с этим углубление разделения труда вызывает необходимость разделения субъекта собственности и субъектов управления, что создает основу делегирования распорядительных функций (вертикальное разделение труда) и дифференциацию функций управления (горизонтальное разделение труда).

Именно разделение субъекта собственности и субъекта управления из-за неизбежной персонификации последнего создает возможность развития теневых отношений собственности.

Для организации процессов управления принципиально важно согласовать юридическое понятие собственности с ее организационным строением, а также рассмотреть экономические аспекты управления корпоративной собственностью (рис. 2).

С этой точки зрения необходимо выделить понятие «объект собственности», который следует рассматривать как точку приложения различных управляющих воздействий корпорации. Можно сформулировать следующее определение:

Объектом корпоративной собственности является организационно-обособленная часть национального богатства, юридически закрепленная за конкретной группой собственников (корпорацией).

4 стр., 1731 слов

Роль международных договоров в развитии международного частного права

... унификации норм международного частного права выполняют Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Международная морская организация (ИМО), Международная организация гражданской авиации (ИКАО), Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС). Под международными договорами понимаются соглашения, ...

Рис. 2. Экономические аспекты управления корпоративной собственностью

В роли объекта собственности могут выступать: отдельная вещь; совокупность имущества; имущественный комплекс; земельный, водный или лесной участок; обособленная доля в общей собственности и т. д.

Для любого объекта собственник всегда должен быть персонифицирован. Именно он изначально определяет характер управления данным объектом и по его решению часть или все функции могут быть переданы другим физическим или юридическим лицам. На него также ложится бремя содержания объекта собственности.

Разработка системы управления корпоративной собственностью должна основываться на предварительной ее структуризации с целью выделения однотипных групп объектов и описании задач, целей и методов управления ими.

Многие моменты, связанные с этим процессом, пока не имеют достаточного теоретического обоснования и требуют проведения широкого круга специальных научных исследований. Для этого, на наш взгляд, необходимо ввести основные понятия и определения, которые будут использоваться в дальнейшем.

1. Корпоративная собственность — совокупность объектов недвижимости, имущественных прав, работ и услуг, информации и технологий, нематериальных благ и других частей национального богатства, право пользования, владения, распоряжения которыми принадлежит конкретной корпорации.

2. Объект собственности — организационно обособленная часть национального богатства, юридически закрепленная за конкретным собственником или группой собственников.

3. Объекты корпоративного права собственности (объекты управления):

  • недвижимое имущество (здания, сооружения, земельные участки, и др.);
  • движимое имущество (доли, паи, ценные бумаги, в т.

ч. акции, облигации, и др.);

  • денежные средства (валюта, и др.);
  • долги (дебиторская задолженность);
  • информация;
  • интеллектуальная собственность и другие результаты интеллектуальной деятельности корпоративных подразделений.

Право собственности относится к категории вещных прав, сущность которых заключается в прямом господстве над вещью, подразумевающем использование ее управомоченным лицом в своих интересах, и в исключительности осуществления данной возможности.

Субъективное право собственника распадается на три основных правомочия: владения, распоряжения, пользования.

Под правомочием владения понимается юридически обеспеченное господство над вещью, то есть возможность иметь данную вещь у себя, содержать ее в собственном хозяйстве.

Правомочие распоряжения — это возможность определения юридической судьбы вещи путем изменения ее принадлежности, состояния и назначения.

Правомочие пользования — юридически обеспеченная возможность использования вещи путем извлечения из нее любых полезных свойств.

Эти правомочия не полностью характеризуют право собственника. Это лишь основные правомочия с точки зрения отечественной доктрины.

Управление — элемент, функция организованных систем различной природы, обеспечивающая: сохранение их определенной структуры; поддержание режима деятельности; реализацию их программ и целей.

Управление собственностью — как текущее управление корпоративной собственностью, так и стратегические преобразования структуры собственности в корпорации, направленные на ее оптимизацию в смысле поставленных целей и проводимые в рамках корпоративной стратегии в отношении собственности.

13 стр., 6311 слов

Классификация предприятий: по форме собственности и по структуре управления

Цель моей работы: изучение классификации предприятий по форме собственности и по структуре управления. Задачи, которые я ставлю перед собой, следующие: Раскрыть понятие «предприятие». Описать основные параметры классифицирования. Рассмотреть классификацию по форме собственности. Рассмотреть классификацию по структуре управления. Выявить различия и ...

В рамках рассмотренных понятий и определений в первую очередь необходимо рассмотреть существующие проблемы управления корпоративной собственностью. В рамках классификации корпоративной собственности, принятой сегодня (на наш взгляд, она нуждается в углублении и детализации, что будет показано ниже), выделяются несколько видов собственности:

  • дочерние (унитарные) предприятия корпорации;
  • пакеты акций, находящиеся в корпоративной собственности;
  • корпоративное недвижимое имущество;
  • нематериальные активы корпорации.

Таким образом, диалектика акционерной и корпоративной собственности как совокупности форм взаимного проникновения капиталов выражается в схеме собственности, представленной на рис. 3.

Рис. 3. Схема трансформации прав собственности

Суммируя вышесказанное, необходимо отметить, что российские корпорации в своем развитии дошли на настоящий момент до того этапа, когда грамотное и обоснованное управление корпоративной собственностью является неотъемлемым условием успешной и эффективной деятельности. В связи с этим, подробно рассмотрим методологию управления объектами корпоративной собственности.

Корпоративная собственность может быть классифицирована по видам, рассмотренным ниже:

1. По видам корпоративной собственности:

недвижимая собственность (недвижимое имущество, недвижимость) — земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей (то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, здания и сооружения), а также подлежащие корпоративной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты и другое имущество;

  • движимая КС — имущество, не относящееся к недвижимому, включая деньги и ценные бумаги;
  • информация;
  • результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность);
  • другая собственность.

2. По отраслевому признаку:

объекты КС, включенные в состав конкретной отрасли экономики и имеющие специфические отраслевые особенности, например ТЭК, транспорт, связь, АПК и др. (в каждой крупной отрасли имеются подотрасли, в которые включаются объекты КС со своими особенностями);

  • памятники культуры.

3. По степени ликвидности:

низколиквидные (неликвидные) объекты КС, например, пакеты акций, у которых рост индекса курсовой стоимости меньше (существенно меньше) либо равен индексу инфляции;

  • стабильные, среднерисковые объекты КС, например, пакеты акций, у которых рост индекса курсовой стоимости меньше либо равен 1,5 индекса инфляции;
  • высоколиквидные объекты КС, например, пакеты акций, у которых рост индекса курсовой стоимости больше 1,5 индекса инфляции;
  • акции голубых фишек (blue chips) — акции компаний, ликвидность которых на рынке является наивысшей.

4. По величине доли (пакета акций):

100% у корпорации — дочерние предприятия;

75% + 1 акция — у корпорации квалифицированное большинство акций;

50% + 1 акция — у корпорации контрольный пакет акций;

25% + 1 акция — у корпорации блокирующий пакет.

5. По степени индустриализации:

объекты промышленности;

  • объекты АПК;
  • памятники культуры;

6. По степени участия на рынке производимой продукции:

монополии (более 35% продукции);

  • не монополии и др.

Итак, на основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод:

Корпоративные формы собственности представляют сложную систему отношений, для которых характерно обособление данной собственности от личной, индивидуальной и частной формы собственности субъекта. Это специально оговаривается в акционерных предприятиях.

Корпоративная собственность — совокупность объектов недвижимости, имущественных прав, работ и услуг, информации и технологий, нематериальных благ и других частей национального богатства, право пользования, владения, распоряжения которыми принадлежит конкретной корпорации. Объектом собственности выступает организационно обособленная часть национального богатства, юридически закрепленная за конкретным собственником или группой собственников.

1.2 Условия развития корпоративной собственности

Идейные истоки корпоратизма уходят в глубь мировой хозяйственной жизни, их элементы известны с момента появления человеческого общества, когда в процессе совместной деятельности люди вступали в отношения совладения собственностью, объединяли усилия при решении общих задач, согласовании интересов и т.п. Неумолимая логика исторического развития такова: усложнение хозяйственной и социальной жизни объективно требует объединения и координации усилий всех членов общества. В разные исторические эпохи их формы выглядели по-разному. Как показал мировой опыт, в современных условиях в наибольшей мереэффективной формой такого взаимодействия, интеграции и координации усилий является корпоратизм. Во многих странах мира корпоративные формы организации как хозяйственной, так и социальной жизни стали ведущими.

Корпоратизм своими корнями уходит в глубь российской истории. Именно Россия открыла миру корпоративный путь развития. Издревле российское государство развивалось на корпоративных началах, на основах совладения собственностью, союза местных сообществ, трудовой демократии и местного самоуправления. В странах Западной Европы к началу XX в. сложилась модель преимущественно общественного развития, которую условно можно назвать «частной» или «индивидуалистической». Она была основана в большей мере на индивидуальном проявлении жизненных сил и интересов («каждый сам за себя»), поскольку складывалась в условиях крайнего дефицита экономических ресурсов, значительного перенаселения и соответствующего типа культуры. Хозяйственная система, существовавшая в то время в России, значительно отличалась от западно-европейской. Огромные территории и природные богатства, многообразие климатических зон, этносов и народностей, там проживавших, были важными объективными предпосылками для иного типа организации хозяйственной и всей общественной жизни, экономической самостоятельности мест, формирования национального характера и развития местного самоуправления, что лежит в основе корпоративного способа жизнедеятельности, особого пути развития общества.

В различные периоды развития экономики России закладывались предпосылки создания эффективной корпоративной среды, но в то же время возникали определенные противоречия в системах корпоративного управления, с которыми приходится иметь дело на практике. Каждый период олицетворял новую стадию понимания руководством страны экономических проблем и выработки путей их решения, поэтому границы периодов условны и могут быть сдвинуты в любую сторону в соответствии с применяемыми критериями. На наш взгляд, временные рамки и ключевые проблемы каждого из периодов могут быть описаны следующим образом.

Период до 1987 г. Административно-командные методы централизованного управления государственной экономикой перестали соответствовать требованиям макроэкономической ситуации; отстранение работников среднего и нижнего уровня от реального участия в управлении предприятиями побудило многих из них попробовать себя в зарождающемся мелком кооперативном бизнесе или индивидуальном предпринимательстве, а отсутствие четкой законодательной базы и практических знаний по экономике привело многих из них к краху иллюзий быстрого обогащения. Корпоративность как система управления производством все больше отождествлялась с клановостью партийно-номенклатурной элиты и вызывала противоречивое отношение начинающих предпринимателей.

Корпоративная среда в этот период была похожа на систему партийно-хозяйственных активов: все ключевые посты на предприятиях распределялись не в соответствии с профессионализмом управляющих, а по имеющимся связям. Основой для этого послужили, на наш взгляд, три причины:

1. Отсутствие отечественных высококвалифицированных независимых управляющих на рынке труда.

2. Неготовность высоко оплачивать труд появляющихся квалифицированных управляющих.

3. Низкое желание взаимного обмена накопленным опытом между странами с развитой рыночной экономикой и странами бывшего социалистического лагеря.

Период с 1987 г. по 1991 г. Центробежные силы уверенно вели к распаду монополизированной и централизованной организации хозяйства; поощряемая самостоятельность и разрешенная аренда предприятий побудили директорский корпус к поэтапному их подчинению группам работников, разделявшим позицию руководителей, то есть корпоративность приобретала оттенок лояльности власти. Предусмотренное законодательными нормами участие коллективов в управлении предприятиями через советы трудовых коллективов не получило развития в силу неподготовленности работников к эффективному участию в управлении и нежелания руководителей «делиться властью».

В этот период закладывались основы корпоративности директорского корпуса и структур, приближенных к партийно-номенклатурным органам управления, но уже появились ростки нарождающейся корпоративной среды. Помимо промышленного, в России возник и начал развиваться финансовый капитал в банковском и страховом секторах экономики. Появились источники и первые инструменты накопления капитала.

Период с 1991 г. по 1994 г. Активная чековая приватизация, в ходе которой произошло первичное перераспределение собственности среди директорского корпуса и сформированных финансово-банковских структур; участие в приватизации было возможно, прежде всего, через открытое и скрытое сотрудничество с администрацией регионов и Госкомимущества России. Создаваемые в ходе приватизации на базе крупных государственных предприятий акционерные общества уже можно было относить к корпорациям, но неразработанность акционерного права, недооцененность корпоративного имущества, а также неподготовленность персонала предприятий сводили корпоративное управление к традиционным методам, которые в исполнении непрофессиональных менеджеров приводили к дальнейшему развалу и банкротству предприятий. Все это накладывалось на паралич центральной власти и развал государственной собственности, которые обуславливали низкую прозрачность хозяйственных и правовых операций в рамках национальной экономики.

В то же время начал складываться определенный корпоративный стиль взаимоотношений отдельных структур, таких, как банковский капитал, нефтегазовые предприятия и другие, когда на смену государственным органам управления приходят самоуправляемые компании. Отчужденность же большинства населения от активных процессов участия в управлении собственностью, потеря рабочих мест и экономическая безграмотность сформировали негативное отношение ко всем процессам реформирования экономики.

Но именно в этот период были заложены основы настоящей корпоративности среди новых предпринимательских структур, созданных молодыми (образованными, честолюбивыми) предпринимателями, у которых было только два пути: или войти в кооперацию с бывшими государственными структурами, или противопоставить им цивилизованный бизнес, основанный на опыте зарубежных корпораций. К тому же, на принимаемые в корпорациях решения начало влиять уже полученное качественное зарубежное образование в новых для российской экономики сферах: на финансовом и фондовом рынках, на рынке обязательств, в маркетинге, менеджменте. Активное взаимопроникновение западных и российских корпораций, совместная работа на российском фондовом рынке неизбежно подталкивали российские корпорации к пониманию особенностей корпоративного управления.

Период с 1994 г. по август 1998 г. Денежная приватизация в условиях принятия законов об акционерных обществах, рынке ценных бумаг, Гражданского кодекса РФ, уточнения законодательства о приватизации. Активно формируется инфраструктура рынка: инвестиционные компании и фонды, депозитарии и регистраторы, паевые инвестиционные фонды, страховые компании, аудиторские и консалтинговые компании, пенсионные фонды и др. Крупные зарубежные компании открывают в России свои филиалы, представительства или создают совместные фирмы.

Основная тяжесть проблемы привлечения инвестиций перемещается с федерального центра на регионы. Региональные власти принимают местные законы об образовании страховых фондов для привлечения инвестиций, а объектом купли-продажи в соответствии с принятыми региональными законами становится земля и другие объекты недвижимости.

Период с августа 1998 г. — 2003 г. Ситуация внешнего и внутреннего дефолта, общий недостаток финансовых ресурсов. Бегство капиталов из России заставляют искать новые финансовые инструменты или новые механизмы использования старых активов. Напряженность на валютном рынке наряду с полным отсутствием рынка корпоративных ценных бумаг делают региональные финансовые инструменты практически единственным способом защиты от инфляции и получения дохода в России.

На этом фоне проявляется слабая подготовленность российских менеджеров (особенно высшего эшелона управления) к выбору стратегии развития, привлечению капиталов и инвестиций, удержанию и завоеванию рынков сбыта, учету истинной мотивации партнеров по бизнесу. Все это приводит к дальнейшему перераспределению собственности, но уже на фоне понимающих свои права акционеров. Коррупция и беспредел теневого капитала заставляют высший выбирать одно из двух направлений: либо входить в контакт с теневыми структурами и постепенно терять управление, либо строить такую систему корпоративных отношений, которая позволяла бы сохранить и себя, и собственность.

Период 2004-по настоящее время. Современный этап развития корпоративной собственности характеризуется радикальными изменениями структуры собственности корпораций, наличием проблем реализации прав собственности в России, расхождением между формальными правами собственности и реальными возможностями контроля, институциональной незрелостью среды, в которой функционируют акционерные общества.

Для социальной организации общества принципиальное значение имеют взаимоотношения между властью и обществом. При корпоративном способе организации развитие демократических принципов идет «снизу», от человека, муниципальных образований, городов, районов, которые на основе договора и права добровольно отдают центральной власти ряд необходимых функций и ресурсов. Зато они имеют право спрашивать за состояние дел в результате распоряжения ими в интересах всего общества. Корпоратизм способен перевернуть существующую властную пирамиду. За центром закрепляются присущие ему функции, скажем, координация усилий, защита безопасности граждан, накопление ресурсов развития и т.п. А остальные ресурсы и права передаются территориям, которые под свою ответственность и своими методами решают местные проблемы в интересах граждан. Только так может быть сегодня организована эффективная власть, способная приблизить производителя к распоряжению средствами производства и пользованию результатами труда и ресурсами. Следовательно, включается современная мотивация людей к творческой деятельности, расширяются условия для саморазвития сущностных сил человека.

Будущее российской экономики — в корпоративном методе хозяйствования, а выход из кризиса видится прежде всего в ее оздоровлении. Центральным звеном тут являются организационно-правовые основы развития свободных социально-финансовых структур. Они представляют собой единственно дееспособные и самостоятельные органы экономической жизни, существующие в интересах населения страны, субъектов Федерации, города, района, местного сообщества. Для выявления преимуществ, механизмов работы социально-финансовых групп необходимо проанализировать баланс интересов: население-власть-производство-финансы-торговля.

Корпоративный метод хозяйствования как раз и характеризуется сбалансированным взаимодействием центральной власти и органов самоуправления, рациональным распределением ресурсов, в том числе и финансовых, распоряжением и использованием собственности, в том числе и муниципальной, на основах согласия и договора. По существу корпоративные формы хозяйствования создают благоприятные предпосылки для создания среднего класса собственников-совладельцев природных ресурсов, совместного капитала. Только тогда общество в целом и каждый гражданин получают дивиденды от коммерческого использования природных ресурсов. Рента и экспортные пошлины распределяются по счетам не только частных лиц, но и членов корпорации, общества как ассоциации корпоративных образований. Только при всём этом возможно рациональное, правильное использование материальных средств, в том числе и финансовых. Часть из них идет на личное потребление, обеспечивая материальную основу прав человека, его экономическую, политическую и духовную независимость, остальные распределяются по фондам развития и социального обеспечения федерального и регионального значения. Вместо громоздкой системы социального обеспечения включается мощный механизм оздоровления экономики: распределение ресурсов через корпоративные банки, коммерческие структуры, словом, корпоративные финансово-промышленные группы населения. Как показывает мировой опыт, это магистральный путь выхода из экономического кризиса, который позволяет сделать большинство населения хозяевами средств производства, субъектом рынка или создать для этого соответствующие условия.

История развития общества — это не только история хозяйственной жизни, политических событий, но и история идей. Различного рода идеи, теории, доктрины, выражающие коренные интересы людей, направляющие их действия, определяющие цели и выбор средств их достижения, на всех поворотах истории для России имели особое значение. В центре проблемы — желание определить свое место в окружающем мире, понять характер и основы взаимосвязей с цивилизациями Запада и Востока, найти разумное сочетание между курсом на вхождение в мировую цивилизацию, приобщением к общечеловеческим ценностям и естественным желанием сохранить свою историческую и национальную самобытность.

Сегодня Россия как бы растворяется в мировой цивилизации. Для нее поиск особой самобытной модели общественного развития с учетом ее исторического пути является определяющим. Конечно, России предстоит и дальше «встраиваться» в мировое пространство, осваивать рыночные отношения, современные технологии, но рыночный либерализм и весь уклад жизни России (хозяйственный, социальный, духовный) несовместимы. У России другой путь и он должен быть сделан с учетом национальных особенностей, собственного исторического опыта, сознательного выбора российских граждан. Мировой опыт свидетельствует: преодоление монополии одной формы собственности, частной в том числе, — необходимое условие более полной реализации творческих потенциалов людей, отдельных регионов, трудовых объединений. Под влиянием управленческой и научно-технической революций в конкурентном поле разных видов собственности все большее значение приобретает корпоративная, которая позволяет более полно связывать результаты хозяйственной деятельности с ее социальным смыслом, лучше мотивирует людей к труду. В некоторых странах она (в разных формах) составляет от 60 до 70%.

Корпоратизм — это синтез новейших достижений капиталистического и социалистического образа жизни, вбирающий в себя жизнеспособные элементы двух способов производства (и частного, и общественного).

Именно Россия открыла миру «третий путь» — модель народотворческого развития. Это открытие проверено исторической практикой многих стран (Германии, Японии, Южной Кореи и др.), разработавших и реализовавших прорывные проекты выведения стран из разрухи и кризиса.

Взяв на вооружение идеологию корпоратизма и ноосферного развития, Россия имеет хорошие перспективы на достижение прочного гражданского согласия, своего рода общественного договора, базирующегося на столь необходимом нашему обществу единстве совести и разума.

И еще, что очень важно подчеркнуть, ноосферно-корпоративная культура позволяет создать в будущем современный тип управленческой и организационной культуры. При такой культуре управления даже кризисные явления могут быть обращены на пользу граждан и обновление их жизни, если интеллектуальные силы общества включены в осмысление его причин, найдены пути адекватного воздействия на созревшие перемены. Есть основания считать, что Россия превратится в страну, быстро реагирующую на внутренние и внешние трудности, своевременно разрешающую нарастание конфликтов, в страну высоких образцов технической, управленческой и экологической культуры, опирающуюся на приоритет нравственных ценностей.

Выбрав свой путь, совершенствуя свои цивилизационные истоки, Россия имеет хорошие шансы на стабилизацию положения, а потом и на развитие. В этом ей следует в большей мере опереться на свой исторический выбор, отклонения от которого всегда приносили России беды и невзгоды.

Еще в начале XX в., по оценке К. Маркса, Россия находилась первой среди европейских стран на стадии экономического роста. Поэтому россиянам начать свое возрождение необходимо с хорошо забытых уроков своих предшественников. Необходимо внимательно приглядеться к каждой стадии возрождения «российского могущества», ориентируясь на собственный и мировой исторический путь развития корпоратизма.

Первой является стадия стабилизации во всем ее огромном экономическом и социально-политическом многообразии, с очень важной, характерной для всех вариантов чертой — отсутствием (или наличием незначительного) экономического роста. Особенно интересны необходимые условия, определяющие движение вперед, с этой первоначальной стадии (Россия середины 60-70-х годов XIX в. и Россия середины 90-х годов XX в.).

В Японии и Германии (как и в России в начале 80-х годов XIX в.) эти условия определялись факторами технологического и социально-политического порядка, характеризующими становление корпоративного механизма развития.

При установлении необходимых для развития корпоративных отношений стабильное общество вступает во вторую стадию — стадию устойчивого роста экономики.

На третьей стадии («взлета») корпоративные интересы и отношения занимают господствующее положение в обществе, развитие экономических сил и рост экономики становятся устойчивым процессом (например, среднегодовой рост ВНП в России в период с 80-х годов XIX в. по 1914 г. составил около 10%).

Четвертая стадия — «зрелость» — характерна для передовых индустриальных государств (Япония, Германия, США, Швеция).

Экономика России в эту стадию своего развития перейти не смогла: помешали первая мировая война — 1914 г., затем 1917 г. и длительный период социалистического эксперимента. Стадия «зрелости» достигается только после стадии «взлета», примерно через 10-15 лет, как показала мировая практика (Япония, Германия, Швеция), благодаря динамике накопления капитала, а также способности не только создавать, но и прежде всего осваивать современную технологию.

Население России должно сделать свой выбор исходя из сложившейся ситуации и исторической предрасположенности российского менталитета.

Внедрение корпоративного метода хозяйствования обеспечивается реализацией организационных принципов корпоратизма, в число которых входят:

  • свободное волеизъявление населения при выборе метода хозяйствования;
  • удовлетворение личных и корпоративных интересов посредством развития договорных отношений;
  • равноправное владение собственностью местного сообщества;
  • реализация интересов индивидуума через единство интересов сообщества;
  • корпоративная демократия как результат неформального равенства возможностей каждого члена сообщества при ведущей роли способностей;
  • предприимчивость;
  • самоуправление и самофинансирование.

На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод:

Корпоративное управление строится на базисе отработанных и действенных норм в сфере финансов, ценных бумаг, управления, трудовых взаимоотношений, контрактных обязательств, договорной деятельности, организационных структур, маркетинга. При наличии базовых государственных документов и накопленного опыта можно строить систему корпоративных отношений на уровне конкретной корпорации, задавая, таким образом, ориентиры для всей российской экономики.

На разных этапах развития корпоративной собственности возникали определенные противоречия в системах корпоративного управления. Каждый период олицетворял новую стадию понимания руководством страны экономических проблем и выработки путей их решения, поэтому границы периодов условны и могут быть сдвинуты в любую сторону в соответствии с применяемыми критериями.

В каждом конкретном случае корпорация в лице ее высшего менеджмента (а в условиях России это в основном сами собственники) делает выбор в пользу постепенного включения работников в систему деловых взаимоотношений в сфере собственности вместо жесткого управления наемным персоналом. Это представляет важнейшую тенденцию в становлении и формировании нормальных корпоративных отношений.

В целом у России есть все предпосылки для освоения корпоративного метода хозяйствования и способа организации всей общественной жизни: уже действуют практически первые образцы такой организации хозяйства, есть опыт, «школа» социализма и капитализма, разработаны высокие технологии, имеются фундаментальная наука, образованное население. По существу рождается новая общественная формация, утверждающая баланс интересов в обществе (национальных, групповых, частных) и открывающая простор инициативе разных субъектов социального действия.

1.3 Проблемы развития корпоративной собственности в России

Переход к корпоративной экономике в нашей стране на основе развития корпоративных систем в отраслях и регионах, способных осуществлять полномасштабную инвестиционную политику в крупном российском бизнесе, связан со значительными теоретическими и методологическими трудностями. Гармоничные процессы интеграции корпоративных систем на региональном и межотраслевом уровнях в сочетании с активизацией их инвестиционной политики смогут обеспечить последовательный переход к корпоративной экономике только тогда, когда будет разработана методология их иерархического взаимодействия на макроуровне, в регионах и в отраслях, а также на микроуровне и сформированы основы инвестиционной политики, ориентированные на реализацию стратегических задач развития российской экономики.

Наиболее актуальными сегодня являются проблемы создания общей благоприятной институционально-правовой среды как одного из факторов развития корпоративного сектора российской экономики и, соответственно, долгосрочного развития национальной модели корпоративного управления в России. Учитывая существующие проблемы развития системы прав собственности и корпоративного управления в России, прежде всего необходимо выявить в наибольшей мерезначимые «белые пятна» формирования стабильной системы прав собственности. При этом необходимо провести анализ подходов к проблеме прав собственности в контексте задач экономической реформы, а также дать комплексную оценку принципов и задач реформы в области защиты прав собственности в России.

В последнее десятилетие развитие мировой экономики определялось рядом новых тенденций. К ним прежде всего следует отнести технологическую революцию, вызванную широким применением компьютеров и новых средств связи, что привело к радикальным изменениям в производстве, торговле и особенно в финансовом секторе. Переход большинства стран на рыночные принципы развития экономики сопровождается повсеместной приватизацией собственности, либерализацией торговли и сферы финансовых услуг, дерегулированием многих отраслей, устранением административных методов. Интернационализация экономики приобрела качественно новое содержание и достигла таких масштабов, что правомерно говорить о становлении глобально интегрированной экономики, или о ее глобализации. Речь, конечно, не идет о скором создании единой системы свободной торговли и полной либерализации инвестиционной сферы. Действуют факторы, с одной стороны, ограничивающие глобализацию, с другой усиливающие протекционистские настроения во многих развивающихся странах.

Глобализация порождает и серьезные проблемы, хотя можно привести немало примеров, свидетельствующих об экономическом росте в развивающихся странах. В мире достаточно быстро идет социальная поляризация, которую население часто связывает с политикой либерализации и глобализацией экономики. Международная конкуренция ведет к повышению эффективности производства, ускорению научнотехнического прогресса, появляются новые предприятия.

Участие России в процессах глобализации и ее включение в обороты мирового финансового капитала, по-видимому, должно следовать логике формирования регионального центра на базе развитой экономики, в которой глобализация является атрибутом внутреннего рынка, имеющего конструкцию макроэкономики. Это вытекает из анализа рыночного трансформационного потенциала российской экономики, или «общественной потребности в трансформации».

К рыночному реформированию в России с позиций глобализации можно предъявить два требования. Первое: экономика должна быть трансформирована в макроструктуру по Д. Кейнсу, когда макроуровень представлен не суммарными величинами микроуровня (ВВП, совокупный капитал и резервы труда в обществе), а денежными оборотами разных функциональных капиталов — финансового, производительного, капитализированного (точнее, капитализируемого или включающего в свои обороты капитализацию) дохода. Второе: экономика должна противостоять государству как целостная система структур и институтов указанных функциональных капиталов, что предполагает формирование единой инвестиционной и денежной системы на базе и во главе с финансовым капиталом. При этом институциональный подход к реформам должен проявиться со всей своей полноте и привести к созданию конвергентных механизмов реформирования, охватывающих систему экономических и социально-политических институтов.

Во-первых, следует и принципе изменить отношение к роли крупных вертикальных структур капитала в становлении рынков. Они «держат» рынок в том плане, что формируют своих контрагентов, кредитуют их, осуществляют крупные текущие ч стратегические инвестиции, привлекают иностранные капиталы, цементируют внутренний рынок и раздвигают его региональные границы. Разумеется, здесь есть и негатив — угроза госкапитализма, состоящая, с одной стороны, в коррупции и подрыве механизмов демократии (вполне возможно подчинение экономической политики государства интересам той или иной группы монополий) и в перенесении части экономических рисков на бюджет — с другой. При этом минусы преодолеваются открытостью рынка и участием экономики в процессах глобализации. Глобализация поддерживает обязательность мировых стандартов и уровней эффективности и цен на внутренних рынках. Тем самым открытая экономика объективно стремится к трансформации монопольных рынков в олигопольные, по отношению к которым государству легче держать дистанцию и отстаивать свои приоритеты.

Во-вторых, программа выхода из кризиса должна исходить из сбалансированного сочетания типов монополии. Речь идет о трех основных типах.

I. Государственная монополия. Государство всячески стремится — и это опасно — к ее восстановлению и превращению экономики в «бюджетную экономику». Управление рынком на основе бюджетных рычагов представляется логичным но отношению к рынку свободной конкуренции, но противоречит формированию конвергентной рыночной экономики макроэкономического типа.

Если предположить, что именно бюджет есть базис преодоления кризиса, то это чревато переходом к мобилизационной экономике ч затем частичной реставрацией социализма. В этом случае государство стремится монополизировать (или даже вторично национализировать) все источники доходов и ставит инвестиции в рамки процесса государственного перераспределения доходов. В результате почти блокируется формирование национального капитала как целостной системы разных функциональных капиталов и их метаморфоза. Мы имеем в виду препятствия к распределению и перераспределению капиталов на уровне капитала, т.е. посредством его структур и институтов. А это — важнейший аспект рыночной трансформации в России, отвечающий макроэкономической природе создаваемого рынка.

Совершенно недостаточный противовес государственной монополии — регионализация экономики и федерализация власти. Они работают на разрыв страны. Проблема решается позитивно лишь в том случае, если капитал формирует не только горизонтальные рыночные связи, но и вертикальные. Речь идет, повторим, об образовании единой инвестиционной денежной системы страны во главе с финансовым капиталом. К сожалению, в России еще не сложилось единство рынков. Тем большее значение имеют структуры крупного финансового капитала и примат денежных, валютных и фондовых рынков по отношению к рынкам товарным, региональным по своей сути.

Чисто социалистический феномен: государство формирует бюджет на базе стандартного отношения с предприятием как субъектом дохода, всеми силами защищает систему трансфертов во имя удержания централизации, что в данном случае равносильно целостности страны. При этом ситуация в корне меняется, когда конструктивной основой целостности страны становится не доход, а капитал. Именно исходя из этого нужно формировать бюджет, в частности включая в него налог на капитал, стимулируя капитализацию доходов не через совершенствование налоговой базы (исключая из налоговой базы затраты на инвестиции), а посредством понижения общего уровня налогов на прибыль, не используя, пока идет становление структур и институтов капитала, в качестве базового налог на физические лица. Таким образом, речь идет об ориентации рыночных реформ на капитал, а не на приватный доход.

2. Монополия различных функциональных капиталов и их переплетений вроде финансово-промышленных групп и региональных финансово-промышленных групп, объединений банков. Развитие структур и институтов капитала опирается на монополизацию как на основной механизм. В результате взаимная метаморфоза разных функциональных капиталов также затруднена, хотя и не столь сильно, как в случае с государственной монополией. Кроме того, с точки зрения необходимости преодоления экономического спада важно, что затрудняется формирование единой инвестиционной денежной системы страны во главе с финансовым капиталом. Ситуация подталкивает к утверждению приоритета экспортных отраслей и к наращиванию взаимной конкуренции указанных двух типов монополизации, что льет воду на мельницу госкапитализма.

3. Монополия финансового капитала. Как самостоятельная она предполагает приоритетность банковской системы в экономике страны. Мы имеем в виду не монополию Центрального Банка — это был бы, скорее, феномен государственной монополии. Речь идет о том, что банковскую систему нужно устроить так, чтобы обеспечивать обороты разных функциональных капиталов и развитие их системы на уровне денежной формы. Каждый из функциональных капиталов должен быть представлен своим специфицированным денежным оборотом — своим банковским институтом, своей системой обеспечения денег, своим инвестиционным механизмом, своим рыночным равновесием, своим критерием эффективности. Трем основным функциональным капиталам соответствуют:

  • финансовому капиталу: центральный банк — золотовалютные резервы — эмиссия -финансово-денежная стабильность — валютный курс;
  • производительному (реальному) капиталу: Банк капитала — обеспечение залоговых инвестиционных кредитов — долгосрочное кредитование производства — рыночное равновесие — динамика экономического роста при условии регулируемой инфляции;

— капитализируемому доходу: сберегательный банк — бюджетный профицит — банковское обслуживание оборота доходов — оптимальная структура доходов населения, предприятий и государства — динамика доходов при условии стабильной нормы сбережений и налоговых ставок.

Спецификация денежных оборотов не должна приводить к абсолютной автономности разных видов денег. Напротив, она должна быть соединена с их взаимной метаморфозой: капитальные деньги — товарные деньги — доходные деньги.

Монополия финансового капитала обусловливает меру допустимости всех других видов монополии, исходя из потребностей процесса формирования единой денежной инвестиционной системы страны. Тем самым можно говорить о системной природе монополии финансового капитала, которая сочетается с денежными механизмами структуроформирования: спецификацией денежных оборотов и полной внутренней конвертируемостью. Благодаря этому монополия финансового капитала характеризует макроэкономику (денежную экономику) с очень высоким потенциалом либерализации экономики общества. Заметим, кстати, что либералы ищут воплощения либерализма; автономности субъектов рынка, тогда как такое воплощение следует искать в универсальном значении денежных оборотов, которые вбирают в себя и автономность субъектов рынка. Различие существенное — либо переход к рынку строится на базе приватизации дохода и государственного регулирования его распределения и переопределения, либо переход к рынку опирается на формирование национальной системы частного капитала, его структур и институтов разных уровней.

В-третьих, стоит задача сведения в один узел следующих трех проблем развития сферы общественного производства — дефицита инвестиций; рыночной адаптации инвестиционного комплекса отраслей, включая ВПК; предельно больших размеров теневой экономики. Общим решением является образование специального института -Банка капитала — с его функциями развития массовых рынков корпоративных акции и осуществления залогового инвестиционного кредитования. Это будет означать завершение приватизации.

В последнее время появилось много интересных исследований о развитии инвестиционного и текущего кредитования, в том числе о разделении спекулятивных рисков и инвестиционных вложений: о принципах надежности ликвидных финансовых активов, сопоставимых как с надежностью вложений в доллары, так и с мировыми представлениями о надежности; сравнений в институциональном плане универсальных и инвестиционных банков и т.п. Поддерживая это направление, думаем, нужно идти дальше, углубляясь в воспроизводственные аспекты финансово-денежных отношений.

С точки зрения воспроизводства уровень ликвидности совпадает по смыслу с воспроизводимостью экономических активов: банки нс предоставляют кредиты тем предприятиям, которые не могут обеспечить воспроизводимость и тем самым оказываются неплатежеспособными, по этим же причинам предприятия прибегают к кредитам только в самых крайних случаях. Гарант надежности с точки зрения воспроизводства — частный собственник. Гарантирование собственностью возможно только тогда, когда легко осуществима метаморфоза собственности в деньги. А что мы имеем на деле? Предприятия, как скупые рыцари, сидят на своих сундуках с деньгами. Речь идет о потенциальных деньгах — акциях, которые не имеют оборота. Тем самым это всего лишь номинальные акции и всего лишь номинальные собственники. Банк капитала, обеспеченный достаточно надежным уставным фондом своих учредителей. способен привлечь массовые залоги в виде корпоративных акций, их контрольных пакетов и других документов собственности и развернуть массовые рынки корпоративных акций, кредитуя рыночные операции этого рода и выдавая инвестиционные залоговые кредиты предприятиям.

Банк капитала не только решает проблему дефицита инвестиций на базе денежного оборота собственности на предприятиях, но и создает предпосылки увеличения рыночного спроса прежде всего для инвестиционного комплекса отраслей. Ведь масштабы спроса на инвестиционные товары просто нельзя свести к функции от уровня ч структуры потребительских доходов: индустриальные отрасли, прежде всего инвестиционные, характеризуются высокой долей внутреннего потребления своей продукции и ее экспорта, вследствие чего их хозяйственные обороты нуждаются в кредитных деньгах, обеспеченных оборотом производительного капитала.

Что касается теневой экономики, то здесь важны не только средства, повышающие рентабельность в теневом секторе и делающие приемлемыми для теневых предприятий платежи и налоги, но также экономические условия, при которых возможно приостановить бегство капиталов за границу. В этой связи необходимо, чтобы процессы накопления капитала были бы включены во внутренние воспроизводственные обороты производительного капитала вне зависимости от происхождения собственности на капитал. Косвенно о такой необходимости свидетельствует нарастание доли вторичного бартера (10%), т.е. расширения сферы его использования не только в качестве средства платежа в рамках текущего обмена, но и как формы отложенного платежа. или накопления. Потребность теневой экономики в инвестиционных денежных оборотах поддерживается особенностями ее отраслевого состава. Как известно, н теневой экономике большой удельный вес занимают предприятия инвестиционного комплекса.

В-четвертых, в программе рыночного реформирования необходимо специально выделить оборот потребительских доходов. Здесь очень важен принцип воспроизводимости уровня и структуры доходов внутри их оборота. Оборот дохода должен включить в число обслуживающих его банковских и финансовых институтов институты страхования и гарантирования вкладов населения, причем требование прозрачности в первую очередь должно относиться к данной сфере рынка. Это достаточно очевидно, но, пожалуй, непривычно прозвучит тезис о необходимости банковского посредника между государством и населением по бюджетным долгам. Бюджетные долги населению могут получать форму специальных сбережений, номинированных в долларах и способных порождать особые формы банковского кредитования населения под обеспечение счетами указанных долгов. Представляется, что государство вообще не должно непосредственно выходить на массового потребителя но своим бюджетным обязательствам, а использовать банковских посредников.

Таким образом, можно выделить четыре ключевых понятия российской рыночной трансформации — крупные капиталы, обороты, инвестиционная денежная система во главе с финансовым капиталом, государство как институциональный центр.

Глобализация применительно к рыночной трансформации в России должна быть органичной для внутренней логики системной эволюции. Более того, она должна стать, скорее, следствием процессов рыночной трансформации, нежели продуктом «внешней диктатуры». Так, важно, чтобы формирование финансового капитала и его денежных, валютных и фондовых рынков сопровождалось открытием экономики именно и этой области, становление финансовой системы производительного капитала — открытием массовых рынков корпоративных акций. Развитие региональных, товарных рынков должно включать в себя также условия и предпосылки привлечения иностранного капитала. В этом случае становление внутреннего рынка будет означать становление национальной системы капиталов во главе с финансовым капиталом. Алгоритм данного процесса одновременно станет и алгоритмом преобразования внутреннего рынка в открытую экономику.

Сказанное поднимает вопрос о сочетании примата мировой экономики, выражающего ее целостность, с совокупностью национальных рынков, обладающих собственной автономией. Поставленный вопрос побуждает более внимательно отнестись к проблеме противоречий и механизмов глобализации, так или иначе связанных с базисной ролью финансового капитала в мировой экономике.

Первое противоречие экономики и политики возникает на верхнем уровне глобализации, т.е. на уровне мировой экономики как системы региональных центров. Системная конкуренция, включая в свою сферу государственную политику, порождает экономико-политический маятник выравнивания интересов участников и стабилизирует денежную систему мира в формах, переплетающих экономику и политику. Это активизирует тенденцию к политизации мировой экономики, хотя о политизации как о негативном явлении можно говорить только применительно к избыточности данного процесса.

Второе противоречие охватывает противопоставление и единство национальной и мировой экономики. Тем самым оно относится к более низкому уровню мировой экономики. С ним связано формирование финансового инвестиционного единства мировых рынков. В своей актуальной, тем более политизированной форме — столкновения национальных и мировых приоритетов — данное противоречие способно выйти за рациональные границы взаимодействия международных финансовых организаций и национальных государств.

На самом конкретном уровне, там, где происходят процессы кластеризации мировой экономики, являющейся базой для выравнивания уровней эффективности производства мирового продукта и мировых факторов производства, мы попадаем в поле нетрадиционных рыночных конкурентных отношений. Это мир межнациональных корпораций, прямых инвестиций, формирования экономических стратегий, условий хозяйствования, технологий и т.п. Нетрадиционный характер рыночной конкуренции выражается в том, что хозяйственные связи имеют не только горизонтальные, но и вертикальные составляющие.

Благодаря системным связям разных уровней мировой экономики (вертикали мировой экономики) практика хозяйствования приобретает черты целостности мирового рынка. Абсолютная открытость национальных экономик, если таковую можно себе представить, преодолевается (в терминах диалектики — снимается) — это открытость по отношению к мировой экономике, но не хаос самой мировой экономики. Целостность мирохозяйственных связей совершенно необходима для формирования стратегических тенденций развития мировой экономики на принципах самоорганизации.

Таким образом, если главным акцентом своей экономической политики российское государство выбирает финансово-денежную стабильность (что равнозначно формуле Вашингтонского консенсуса), оно приходит к разрушению целостности внутреннего рынка и к деградации отраслей инвестиционного комплекса. Неизбежность негативного эффекта вытекает и из формулы консенсуса. Если государство пытается совместить регулирование инфляции с непосредственным управлением общественным производством на базе мер бюджетного финансирования и специального регламентирования банковских кредитов в реальный сектор при одновременной поддержке традиционных производств таможенной политикой, происходит резкое замедление глобализации. Это чревато потерей механизмов формирования рыночной макроэкономики, а значит, невозможно будет сохранить относительную автономию распределений капитала-собственности и капитала-функции, так же как невозможно будет удержать примат финансового капитала. Перспективы такого развития негативны.

Глобализация информационных потоков, современный уровень взаимодействия человека и собственности неизбежно влекут переход к новому типу социально-экономического прогресса, первой ступенью которого является переход к смешанному обществу на государственно-корпоративной основе.

Моделирование и исследование экономики страны предполагает ее представление в виде адаптированной логически-абстрактной схемы, реализующей комплекс условий нормально развивающейся экономики. В общетеоретическом плане речь идет о модели, охватывающей весь спектр институтов условий и факторов экономического развития и воспроизводственного процесса, включая корпоративный.

Недостаток монетаристского подхода связан с тем, что ее логический и математический аппарат базируется, в основном, на теории линейных процессов, которая не пригодна для исследования нелинейных явлений, происходящих в области бифуркационных точек, характерных для кризисно-критических ситуаций. В результате используемый подход при экспертно-количественной оценке экономических процессов дает искаженное представление об их соотношениях и тенденциях. В частности, это касается корпоративного сегмента экономики, в котором на основании положительной конъюнктуры мирового нефтяного рынка наблюдаются хорошие показатели по динамике параметров нефтяных корпораций, что отнюдь не означает устойчивых в целом тенденций состояния российских корпоративных образований в целом (имея в виду особенно обрабатывающую промышленность).

Одним из ключевых вопросов институциональных преобразований должно стать движение по пути создания современных форм корпоратизации экономики. Речь идет о создании крупных современных интегрированных корпораций, которые могут обеспечить защиту интересов страны на мировом рынке, и развитии (с ростом объема вовлеченной рабочей силы и масштабов производства в 4-5 раз) малого и среднего предпринимательства. Формирование на его основе массового среднего слоя как основы устойчивости государства и его общественных структур.

В российском корпоративном секторе экономики, есть недостатки. В частности, необходимость каналов движения денег и финансовых активов минуя посредников, извлекающих громадную прибыль, в результате чего повышается себестоимость продукции и это ведет к подрыву конкурентоспособности и снижению налогооблагаемой прибыли предприятия. Оптимальная стратегия в проблеме преобразования собственности, связана с умеренным, стабильным и эволюционным ходом реформирования. В связи с тем, что собственность — это важнейший, институциональный элемент, стратегия ее развития не должна, во-первых, приводить к социальным и политическим конфликтам, и, во-вторых, не содержать элементы крайних радикальных тенденций реформирования.

Без создания эффективного механизма корпоративного управления, который бы повысил экономическую заинтересованность реальных собственников, установил экономическую ответственность руководителей за качество принимаемых управленческих решений, одной только приватизацией (заменой одного номинального собственника на другого) и использованием общих макроэкономических регуляторов невозможно вывести отечественную экономику на устойчивую траекторию экономического развития.

В связи с этим необходимо принятие мер, направленных на совершенствование отношений собственности, процессов ее трансформации, способных снизить уровень угроз безопасности развитию экономики, в частности, это касается стратегии приватизационного процесса, развития фондового рынка, являющегося важными сферами борьбы в активизировавшемся процессе «передела собственности».

При этом корпоратизация субъектов рынка ведет к такой глобализации производства, при которой конечный продукт имеет весьма условного конкретного производителя, а каждый отдельный покупатель выступает как представитель корпоративного сообщества потребителей тех или иных благ.

Российская модель государственно-корпоративной смешанной экономики призвана вобрать в себя в наибольшей мерерациональные и адекватные ей механизмы совмещения принципов экономической эффективности и социальной защиты, соединения роли рынка и государства.

Если на первом этапе трансформационные процессы были связаны с «исправлением» не эффективных механизмов и инструментов, то на втором этапе пришлось отказаться от ранее использованных методов и сосредоточить усилия на поиске эффективных механизмов и инструментов, способных активизировать воспроизводственный процесс, обеспечить реальный рост производства, повышение жизненного уровня населения.

Трансформация институциональных отношений особенно сложна, учитывая «вторичный и третичный» эффект мер, которые в первом приближении кажутся безусловно эффективными и рациональными. Это особенно ярко проявилось в формировании институциональной системы российского корпоративизма. Казалось бы, очевидные нормы и инструкции акционерных отношений (апробированные в западной практике), в российских условиях, на уровне «вторичных» эффектов породили такие явления как «увод активов», коррупция, криминал в перераспределении акционерной собственности и др. И это требует поиска уже новых форм и методов, ориентированных на преодоление «недугов» российских акционерных отношений, особенно корпоративной собственности.

С позиций здравого смысла логичным бы выглядело органичное развитие корпоративных институтов, в плане соответствия его по скорости, содержанию и стратегии реформационного развития. Учитывая, что этого не произошло, экономика вступила на путь трансформации, решающим фактором которой явилась институциональная настройка ведущих секторов экономики, включая корпоративный. Она касается, прежде всего, отношений корпоративной собственности, реформирование которой требует обеспечение взаимосвязей механизмов ее цивилизованной реструктуризации в процессе трансформации и нейтрализации возникающих коррупционно-криминальных элементов. Проблема собственности и формирования конкурентной среды должны рассматриваться в качестве одной из практических целей трансформации в процессе развернутого взаимодействия экономических и институциональных инструментов его воплощения в отношениях собственника. Трансформационный процесс (в общей постановке) бесконечен и постоянен и его ключевой особенностью является «налаживание», «встраивание» в нормальный процесс развития. В определенной мере трансформация не приемлет «модельного подхода», хотя отдельные ее элементы всегда имеют определенную модельно-схемную ориентацию. Системные изменения, особенно социально-экономических масштабов, как правило, происходят в кризисно-негативных ситуациях, что не означает отнесения трудностей структурной адаптации только за счет принятых (неудачных) решений, которые исправляются в трансформации унаследованных систем и структур. Непоследовательность и ошибки реформирования формируют ограничители системной трансформации экономики и общества, включая структурные деформации, дефицит производственного капитала, изношенная инфраструктура, корпоративные деформации и др., являясь сдерживающим фактором позитивной социально-экономической политики. Особую роль играют процессы трансформации отношений собственности в ключевом секторе экономики — корпоративном. Замедленная эволюция соотношения между задачами экономической стабилизации и системных изменений в этой сфере, которая вначале представлялась достаточно прозрачной, в настоящих условиях все больше ретушируется, затемняется сложностью и нерешенностью многих корпоративных институциональных конфликтов.

На основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод:

Корпоративизация — сложный процесс, не ограничивающийся только созданием различного типа корпоративных образований. По большому счету, это определенная форма идеологии социально-экономических отношений, базирующихся на современной институциональной основе.

На государственном уровне необходимо разработать и внедрить новую парадигму формирования системы корпораций с адекватной инфраструктурой и институциализацией экономического регулирования, основанной на эффективной институциональной и нормативно-правовой базе, определяющей парадигму интегрированных форм и методов регулирования экономики.

Процесс формирования новой парадигмы корпоративных отношений собственности включает следующие основные направления:

а) определение стратегических целей деятельности корпорации и способов мотивации поведения ее собственников:

  • б) выявление этапов реструктуризации корпорации до уровня самоуправляемых структур под контролем собственников и при государственном регулировании;
  • в) выбор организационной структуры, адекватной поставленным задачам в области производства, маркетинга, сбыта продукции.

Гармоничные процессы интеграции корпоративных систем на региональном и межотраслевом уровнях в сочетании с активизацией их инвестиционной политики смогут обеспечить последовательный переход к корпоративной экономике только тогда, когда будет разработана методология их иерархического взаимодействия на макроуровне, в регионах и в отраслях, а также на микроуровне и сформированы основы инвестиционной политики, ориентированные на реализацию стратегических задач развития российской экономики.

Наиболее актуальными сегодня являются проблемы создания общей благоприятной институционально-правовой среды как одного из факторов развития корпоративного сектора российской экономики и, соответственно, долгосрочного развития национальной модели корпоративного управления в России.

Глава 2 Особенности развития корпоративной собственности в России

2.1 Анализ развития корпоративной собственности на федеральном уровне

В логике становления современного корпоративного сектора России спонтанный грабеж активов государства стал первым шагом. Первоначальное «накопление» российского капитала происходило при стремительно увеличивающемся в конце 80-х — начале 90-х годов разрыве между позднесоветской правовой базой, «горбачевской» идеологией рыночного социализма и хозяйственной практикой «дикого капитализма». В этот период огромные (по меркам того времени) денежные средства были получены путем проведения арбитража между секторами — государственным с фиксированными ценами и «кооперативно-арендным» со свободными ценами.

В конце 80-х годов была отменена государственная монополия внешней торговли. Разрыв между рыночным и официальным курсами рубля открывал новое широкое поле деятельности для «арбитражеров». Источником этого позднесоветского обогащения было государство, на протяжении ряда лет субсидировавшее экономику (главным образом за счет внешних займов), притом что средства из государственного сектора стремительно утекали в карманы «частных предпринимателей».

Именно этот период «горбачевской» экономической реформы оказал далеко идущее воздействие на формирование сегодняшней экономической системы страны. Практически немедленно началось разворовывание экономического потенциала основных экспортных отраслей, на которые сегодня приходится основная доля в общем объеме российского экспорта за пределы СНГ. Предоставленная российским нефтяникам и металлургам возможность заключать экспортные контракты (напрямую или через полностью частных «спецэкспортеров») открыла первый канал широкого вывоза капитала за рубеж.

В течение нескольких месяцев неподконтрольные финансовые ресурсы фактически полностью криминализировали обстановку во всех нефтяных экспортных терминалах морских портов и коррумпировали большую часть чиновников, призванных контролировать цены на нефть в заключаемых «спецэкспортерами» контрактах. Вывозили деньги за рубеж все — от продавцов металлолома до производителей нефтепродуктов. Практически неподконтрольной стала экспортная продажа и газоконденсата.

Металлургическая промышленность вывозила деньги за границу при помощи еще более «элегантных» схем — толлинговых, в рамках которых российские предприятия получают только оплату за «услуги» по переработке сырья, а вся выручка за вычетом установленной участниками этой схемы маржи остается в оффшорной компании. Толлинговая схема в 1990-1992 гг. полностью охватила алюминиевую и в значительной части медеплавильную отрасли России. Опять же гигантские по российским масштабам ресурсы оказывались в нелегальных, незаконных структурах, объединявших руководителей российских предприятий, западных «предпринимателей»-авантюристов и просто бандитов, усмиряющих недовольных и конкурентов.

На рубеже 80-90-х годов началась спонтанная приватизация государственной собственности — получение руководителями некоторых предприятий контроля над «руководимыми» активами (через аренду, выделение структурных подразделений, создание различных ассоциаций и т.п.).

При коллапсе системы государственного контроля над предприятиями, с одной стороны, и отсутствии правовой базы частной собственности, с другой, взятие и удержание контроля осуществлялись в значительной мере силовыми методами с использованием криминальных структур и подкупа государственных и партийных чиновников, традиционно отвечавших за контроль над предприятиями. Пришли первые иностранные (и псевдоиностранные) псевдоинвесторы, единственной целью которых стал контроль финансовых потоков.

В указанный период возникли и новые интегрированные структуры, в большинстве своем псевдохолдинги, созданные на базе бывших министерств и ведомств СССР и России в интересах их руководства и партийно-комсомольской номенклатуры, в виде различных концернов, союзов, ассоциаций и т.д. Для них были характерны неясная система отношений собственности, высокая степень централизации управления и низкая эффективность управления как наследство прежних бюрократических структур.

Часть средств, выведенных разными способами из государственного сектора, навсегда «ушла» на Запад, часть осталась в России, однако на развитие предприятий не было использовано практически ничего. Тем не менее в наибольшей мере»дальновидные предприниматели» первой волны готовили «финансовые подушки» для последующего выкупа предприятий через приватизацию и строительство относительно чистых «империй», основанных на квазилегальных схемах контроля.

В сложившейся ситуации пришло время второго логического шага — законодательного оформления приватизации как формализации прав собственности держателей неформального контроля. Такое стремление «красных» директоров и экс-чиновников формализовать свой контроль в рамках новой системы частной собственности стало необходимым условием проведения массовой приватизации 1992-1994 гг. При этом в это время четко обрисовалось противоречие между идеологией и реальностью. С одной стороны, с точки зрения идеологов, приватизация была аксиоматичным элементом становления ортодоксального рыночного капитализма с четко определенными правами собственности.

Российская приватизация носила беспрецедентный характер не только по своим масштабам, но и по содержанию. В отличие от стран с развитой рыночной экономикой, где передача в частные руки государственного имущества решала задачу повышения эффективности отдельных предприятий, в России приватизация была призвана обеспечить радикальное изменение отношений собственности, т.е. решить задачи изменения экономического базиса общества.

Так, в начале 1992 г., несмотря на процесс передела государственного имущества в ходе спонтанной (или «номенклатурно-бюрократической») приватизации, государственная форма собственности оставалась преобладающей (рис. 3), а предприятия государственного сектора обеспечивали две трети всего товарооборота.

Рис. 3 Структура собственности в российской промышленности в 1991 году

Парадоксально, но подобного рода приватизация (при полной утрате контроля со стороны государства за государственными предприятиями) стала последней попыткой восстановления такого контроля. С другой стороны, эта идеология была чужда конкретным целям менеджеров государственных предприятий (их партнеров).

В то же время корпоратизация и приватизация оказались необходимыми менеджерам для юридической фиксации контроля над финансами и для создания формальных правовых гарантий их свободы от уголовного преследования за манипуляции с государственными активами (финансами).

В итоге интересы реформаторов и государственных менеджеров совпали при формализации прав собственности, но цели процесса они видели по-разному. В итоге практика победила идеологию. Формальные права собственности стали лишь ширмой для легализации «выедания» активов и ресурсов предприятий. Иными словами, парадокс ситуации заключался в том, что приватизация была необходима стратегически для рыночных реформ, но для ее максимального эффекта требовались политическая воля, цельная правовая система, изначально жесткий инфорсмент (здесь и далее термин используется для обозначения системы принуждения к исполнению законодательства и контрактных обязательств).

В то же время в рамках тогдашней модели государственного предприятия не было иных — альтернативных директорам — сил, способных «запустить» приватизацию на конкретном предприятии с точки зрения общих интересов продвижения рыночных реформ. Таким образом, не было бы приватизации без поддержки директоров, но и не было бы поддержки последних при введении жестких одновременных санкций против их «спонтанной» деятельности. При этом только техники приватизации недостаточно для предотвращения «выедания» активов. Кроме того, уже с 1993 г. ситуация стала необратимой: вновь сформировались и окрепли мощные лоббистские группы, подорванные после развала СССР. Достаточно вспомнить попытки создания суперхолдингов в масштабе России в августе 1993 г., провальный в бюджетном отношении 1994 год и т.п.

Очевидно, что в течение 90-х годов был осуществлен переход к реальному многообразию форм собственности. Институт частной собственности получил правовое оформление, стал одним из инструментов привлечения частной инициативы граждан к решению экономических проблем. Приватизация и связанные с ней процессы вызвали глубокие изменения во всех сферах общественной жизни и общественного сознания, положили начало формированию предпринимательского менталитета, развитию инициативы и самостоятельности товаропроизводителей, новой системы общественных ценностей. В результате приватизации образовался крупный негосударственный сектор экономики, что позволило преодолеть монополию государственной собственности, создать основу для развития рыночных форм хозяйственных связей и использования механизмов конкуренции.

Постприватизационные годы не внесли ничего принципиально нового, можно лишь с академическим педантизмом фиксировать все новые и новые этапы перераспределения собственности, очередные механизмы захвата (удержания) контроля над корпорациями (финансовыми потоками).

Хорошо известны десятки методов концентрации распыленных акций приватизированных предприятий как в наибольшей мереобщий процесс, залоговые псевдоаукционы 1995 г. и войны «олигархов» 1997 г., переход от в наибольшей мере»диких» к легальным процедурным технологиям корпоративного контроля и перераспределения акционерного капитала в 1996-2000 гг. (после вступления в силу закона «Об акционерных обществах»), использование таких инструментов, как дополнительные эмиссии акций и производных бумаг, долговые схемы (секьюритизация долгов), инструментарий банкротства (с вступлением в силу нового закона в 1998 г.), реорганизация компаний, манипулирование с реестрами и др. Более заметными и успешными стали попытки региональных властей взять контроль над основными предприятиями своего региона.

Финансовый кризис 1998 г. не сломал систему, но лишь сместил акценты и активизировал новый передел собственности в 1999-2000 гг. Методы борьбы носят в основном процедурный характер: ведение двойного реестра, двоевластие в АО (два собрания, два совета директоров, два генеральных директора), переход на единую акцию и др. Тем не менее в ряде случаев вооруженный захват предприятия вновь, как и в «дикие» 1993-1995 гг., становится одним из широко используемых способов установления корпоративного контроля. Чаще всего для подобных конфликтов характерен правовой нигилизм, когда захватчик власти в корпорации игнорирует реальную структуру акционерного капитала и тонкости процедурных вопросов управления.

Обострение ситуации в ряде крупных предприятий было связано со стремлением завершить передел собственности любыми способами до президентских выборов 2000 г., чтобы поставить новую федеральную власть перед свершившимся фактом. Есть и более глубинные стимулы — расчет корпоративного агрессора на поддержку властей и общая кризисная ситуация в сфере инфорсмента.

При этом эти конфликты — лишь вершина айсберга. Если в 1996 г. борьба за контроль завершилась в 25 % российских корпораций, в начале 1998 г. — в 50 %, то после кризиса 1998 г. опять произошел откат. О вновь начавшемся в 1998-1999 гг. массовом перераспределении собственности в корпоративном секторе говорят данные регистраторов: во-первых, осенью 1998 — 1999 гг. общий объем перерегистрации сделок с акциями у регистраторов не уменьшился, во-вторых, в 1999 г. практически до нуля (против 20 в 1998 г.) сократилось количество регистраторов, которые обслуживали более 500 000 владельцев именных ценных бумаг. Можно еще добавить, что по итогам 1999 г. в Российской Федерации зарегистрировано около 19 000 выпусков ценных бумаг (в 1998 г. — 20 000), но при всём этом количество случаев закрытой подписки увеличилось в 2 раза, открытой — снизилось в 7 раз (по сравнению с 1998 г).

Следовательно, шел процесс не только перераспределения, но и консолидации акционерной собственности. Безусловно, перераспределение собственности (рынок корпоративного контроля) является нормальным и эффективным механизмом корпоративного управления и контроля за менеджерами в рамках цивилизованных процедур, если повышается эффективность компании на микроуровне, происходит в рамках национальной экономики.

В России же за последние 15 лет сложилась частно-государственная система, направленная на обогащение узкой группы частных предпринимателей (некоторые из них занимают государственные должности) и приближенных к ним лиц. Создание такой системы путем взятия частными собственниками фактического и юридического контроля над экономическим потенциалом, с одной стороны, и формированием политико-государственной номенклатуры, с другой, в значительной мере завершено. Эта система приводит к укрыванию от налогообложения и вывозу из страны практически всех свободных (равно как и части «несвободных») финансовых ресурсов корпоративного сектора, включая компании, формально находящиеся под государственным контролем, к поддержанию экономики страны в состоянии стагнации, перекачке государственных ресурсов в частный сектор, а оттуда — за рубеж. Исключения столь редки, что лишь подтверждают правило (не случайно одни и те же — не более чем две или три крупные компании, имеющие имидж «успешных» и «прозрачных», несколько лет фигурируют во всех PR-акциях властей и на конференциях по корпоративным проблемам).

Приватизационные процессы, развивавшиеся в течение десяти лет, привели к существенному изменению структуры собственности в Российской Федерации в целом (рис. 4).

Рис. 4 Структура собственности в 2003 году

Согласно отчету Госкомимущества России за 1996 год, в результате выполнения Государственной программы приватизации по состоянию на 1 января 1997 года общее число приватизированных предприятий достигло 126793. В 1999 году в государственной собственности находилось 150 тыс. предприятий, Российская Федерация являлась участником (акционером) в 3896 хозяйственных товариществах и обществах, в 2500 акционерных обществах, представляющих базовые отрасли народного хозяйства, доля государства превышала 25% уставного капитала. Кроме того, в отношении 580 акционерных обществ использовалось специальное право на участие Российской Федерации в их управлении («золотая акция»).

Количественная динамика приватизации государственных и муниципальных унитарных предприятий (объектов) в 90-х годах изображена на рис.5.

Рис. 5 Общее число приватизированных предприятий, а также предприятий федеральной собственности

В России, несмотря на более чем десятилетний период приватизации, доля государственного участия в экономике остается значительной. Некоторые организации с государственным участием (ОАО «Газпром», ОАО «Российские железные дороги», РАО «ЕЭС России») являются отраслеобразующими. Решения, принимаемые при управлении этими и другими предприятиями, оказывают влияние на экономику государства в целом. В этой связи требует обсуждения вопрос эффективного управления федеральной собственностью.

Управление государственными пакетами акций в новообразованных корпорациях достаточно долго характеризовалось пассивностью государства, что приводило к массовым злоупотреблениям, способствовало выводу имевшихся активов в интересах тех или иных групп лиц. Государство в лице своих органов оказалось не способно надлежащим образом управлять значительными объемами имущества. Проблема усугублялась отсутствием необходимой нормативной базы.

Сложившаяся ситуация в определенной мере объясняет появление планов передачи управления частному капиталу, региональным властям либо консолидированным в рамках отрасли государственным холдингам.

Тем не менее, к концу 90-х гг. государственное участие в корпоративном секторе оставалось значительным и при всём этом характеризовалось слабой управляемостью унитарных предприятий и пакетов акций недавно созданных акционерных обществ во всех отраслях хозяйства.

В 2000 — 2004 гг. были предприняты определенные действия по повышению эффективности управления государственным имуществом. Были интегрированы в холдинги предприятия атомной энергетики, железнодорожного транспорта, оборонной и алкогольной промышленности, воздушного и морского транспорта, почтовой связи. Одновременно была инициирована реструктуризация естественных монополий.

Политика государства в части управления активами в этот период в значительной мере определялась Концепцией управления государственным имуществом и приватизации в РФ, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 09.09.99 г. № 1024 (далее — Концепция).

В данном документе с учетом имеющегося мирового и российского опыта управлению государственным имуществом был отдан приоритет перед стремлением получать доходы от приватизации федеральной собственности. Этому во многом способствовало снижение стоимости предприятий и пакетов их акций после кризиса 1998 г. и понимание необходимости восстановления их ценности. Закономерно, что стремление увеличить неналоговые поступления потребовало четкого и ясного определения критериев управления имуществом и системы взаимоотношений между различными уровнями власти.Из существующих 13 тыс. акционерных обществ с государственным капиталом в Российской Федерации только 10% работают на нужды государства (таблица 1).

Таблица 1. — Число предприятий и организаций по формам собственности (на 1 января)

Вид собственности

Число предприятий, тыс.

% к итогу

1996

1999

2000

2001

2002

2003

2005

2007

1996

2000

2001

2002

2003

2005

2007

Всего

2250

2901

3106

3346

3594

3845

4417

4451

100

100

100

100

100

100

100

в том числе:

государственная

322

148

150

151

155

157

159

161

14,3

4,8

4,5

4,3

4,1

3,6

3,6

муниципальная

198

183

198

217

231

239

248

249

8,8

6,4

6,5

6,4

6,2

5,6

5,5

частная

1426

2147

2312

2510

2726

2957

3499

3522

63,4

74,4

75,0

75,8

76,9

79,0

79,2

общественных объединений

95

183

213

223

237

244

255

253

4,2

6,9

6,7

6,6

6,4

5,7

5,6

прочие формы

209

240

234

247

245

248

258

268

9,3

7,5

7,3

6,8

6,4

5,8

5,8

Процесс разгосударствления субъектов экономической деятельности в последние годы стабилизировался, совокупная доля предприятий государственной и муниципальной собственности в отечественной экономике — чуть более 10%, доля частных предприятий — более 75% (рисунок 6).

Типичный сценарий массовой приватизации заключался в акционировании предприятий с последующей продажей акций, размещением их среди работников предприятия и т. д. При этом в некоторых случаях пакет акций образованного акционерного общества закреплялся в государственной или муниципальной собственности. Динамика количества создаваемых акционерных обществ неуклонно снижалась год от года. Так, например, численность АО, образованных в 2001 г., в 108 раз меньше числа обществ, созданных в 1993 г. Динамика доли предприятий, пакеты акций которых закреплялись в государственной и муниципальной собственности, не отличалась стабильностью.

Рис. 6 — Распределение предприятий и организаций по формам собственности

Среди пакетов акций акционерных обществ, закрепленных в государственной и муниципальной собственности, созданных в процессе приватизации в 1994 г. — велика доля (37%.) малых пакетов (не превышающих 15% голосующих акций).

При этом размер таких пакетов не позволял органам государственного управления оказывать заметное влияние на функционирование предприятия. В период с 1994 г. по 1996 г. доля закрепляемых в государственной и муниципальной собственности контрольных пакетов акций была также незначительной (5-6%), и лишь в 1997 г. эта доля превысила 10%. Уже к 1998 г. удельный вес контрольных пакетов акций, закрепленных в государственной и муниципальной собственности, вырос до 37%, к 1999 г — до 73%, а в 2000-2001 гг. произошло его резкое снижение.