Институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

Дипломная работа

Проблемы преступности несовершеннолетних всегда отличались особой остротой и актуальностью. Рост социальных противоречий, связанный прежде всего с появлением частной собственности и имущественным расслоением населения, вызвал резкое увеличение масштабов преступности и, в частности, преступности несовершеннолетних, которая не только претерпела количественные изменения, но и приобрела новые качественные характеристики. На протяжении последних лет уровень преступности несовершеннолетних в России остается довольно высоким (несмотря на имеющуюся некоторую положительную динамику).

Так, в 2008 г. было зарегистрировано 218 273 преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии, в 2009 г. — 170 703, в 2010 г. — 144 584, в 2011 г. — 132 264, а в 2012 г. — 117 412. Наглядно статистические данные представлены в табл. 1 и на рис. 1 в приложении 1.

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что на протяжении последних пяти лет имеет место постепенное снижение количества преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Однако, во-первых, приведенные показатели характеризуют не фактический, а только регистрируемый уровень подростковой преступности. Во-вторых, уменьшение количества преступлений, совершенных несовершеннолетними, происходило на фоне сокращения количества несовершеннолетних в стране, о чем свидетельствуют как данные общей статистики (см. табл. 2 в приложении 1), так и статистика МВД России, а именно — если в 2008 г. на территории обслуживания органами внутренних дел проживало 34,1 млн. несовершеннолетних, то в 2012 г. — 27,2 млн. подростков. Удельный же вес преступлений несовершеннолетних и при их соучастии в общем количестве преступлений за указанный выше период уменьшился лишь с 6,8 % в 2008 г. до 5,1 % в 2012 г. (см. табл. 1 и рис. 1 в приложении 1).

Таким образом, криминальная обстановка с преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними и при их соучастии, остается достаточно напряженной. Очевидно, что применения только мер уголовного наказания недостаточно для сдерживания и ограничения числа преступлений, совершаемых несовершеннолетними, что свидетельствует о важности применения к указанной категории лиц освобождения от уголовной ответственности.

Межотраслевой институт освобождения от уголовной ответственности является одним из проявлений компромисса между государством в лице компетентных органов (суда, прокуратуры, предварительного следствия, дознания) и лицом, совершившим предусмотренное уголовным законом деяние, вовлеченным в уголовно-правовые отношения. Осуществляя последовательную политику в сфере освобождения от уголовной ответственности, можно плодотворнее противостоять преступности несовершеннолетних.

3 стр., 1393 слов

Квалификация преступлений, совершенных в соучастии

... соучастия в преступлениях, совершенными специальными субъектами. // Уголовное право 2000. - № 1. С. 12-16 5.Галикабаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. – М, 1980 6.Галиакбаров Р. Пределы ответственности за соучастие в преступлении нуждаются в ... РФ от 14 февраля 2000г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних». // Судебная практика к УК РФ /Под ред. В.М.Лебедева. – ...

Актуальность изучения вопросов освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности обусловлена также и тем, что в настоящее время, во-первых, необходимо сохранение и развитие всего наиболее ценного, созданного в прошлые годы, и, во-вторых, следует учитывать те перемены, которые произошли и происходят в российском обществе.

Степень разработанности темы исследования. Проблеме освобождения от уголовной ответственности в отечественной юриспруденции уделялось немалое внимание. Вопросам сущности и содержания освобождения от уголовной ответственности посвятили свои труды такие ученые, как X. К. Аликперов, Л. В. Головко, С. Г. Келина, А. И. Коробеев, Н. Ф. Кузнецова, А. И. Рарог, П. С. Яни. Вместе с тем, немногие из работ касались непосредственно освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Объектом исследования являются уголовно-правовые отношения и область социальной политики, представляющая собой общественные отношения, связанные с освобождением от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Предметом исследования выступают уголовно-правовое, криминологическое, организационное и социальное направления обеспечения освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Целью настоящего исследования является изучение института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

  • раскрыть понятие освобождения от уголовной ответственности;
  • рассмотреть эволюцию института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в отечественном законодательстве;
  • выявить особенности освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в современных условиях;
  • изучить общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних;
  • охарактеризовать процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего;
  • проанализировать применение принудительных мер воспитательного воздействия.

Методология и методы исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания социального мира. В ходе работы использованы формально-логический метод, метод сравнительно-правового анализа, анализ и синтез, проведены обобщение и анализ уголовных дел и статистических данных. В работе использован метод сравнительного исторического анализа законодательства, изучена и обобщена юридическая литература по уголовному праву.

Теоретическую основу исследования составили работы ученых в области уголовного права, посвященные рассматриваемой проблематике.

Нормативную основу работы составили Уголовный кодекс Российской Федерации, иные специальные нормативные акты.

Эмпирическую базу исследования составили материалы уголовных дел, опубликованные в Бюллетене Верховного Суда РФ, а также рассмотренные судами Волгоградской области.

Научная новизна исследования определяется комплексным и детальным исследованием теоретических и практических проблем, связанных с уголовной ответственностью и освобождением от нее несовершеннолетних.

13 стр., 6471 слов

Особенности уголовной ответственности и наказание несовершеннолетних

... правильному разрешению дел. Целью работы было: рассмотреть особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних: характеристику наказаний, применяемых к несовершеннолетним; условия освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного характера ...

Практическая значимость исследования определяется тем, что сформулированные и обоснованные в работе выводы могут оказаться полезными при дальнейших научных исследованиях, связанных с уголовной ответственностью и освобождением от нее несовершеннолетних.

Структура работы определена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

Глава 1. Понятие освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, совершивших преступления

§ 1. Понятие освобождения от уголовной ответственности

уголовная ответственность несовершеннолетний

Понятие «освобождения от уголовной ответственности» появилось в отечественном уголовно-правовом законодательстве не так давно — в 1958 г., когда Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик употребляли его в заголовке и тексте УК РСФСР 1960 г. Тогда институт освобождения от уголовной ответственности начал активно развиваться, основной тенденцией являлось использование в борьбе с преступностью не уголовно-правовых средств, а мер общественного воздействия. Другой предпосылкой становления и развития этого института в российском уголовном законодательстве явилось то, что значительная часть преступлений, предусмотренных УК РСФСР 1960 г., относилась к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности, граничащих с административными и иными правонарушениями.

Правовая природа освобождения от уголовной ответственности тесно связана с самой уголовной ответственностью. Уголовная ответственность наступает за преступления и представляет собой наиболее суровый вид юридической ответственности. «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. (далее — УК РФ)).

Всего в составе преступления выделяются четыре элемента, каждый из которых образует группа признаков состава, характеризующих:

объект преступления,

объективную сторону преступления,

субъективную сторону преступления;

  • субъекта преступления.

Некоторые авторы рассматривают уголовную ответственность с одной стороны, как определенную обязанность, с другой — как осуждение и порицание.

Так, А.А. Иванов считает, что уголовная ответственность «…означает вытекающую из уголовного закона обязанность лица дать отчет перед … судом в своих общественно опасных действиях и понести заслуженное осуждение и наказание в случае виновного причинения вреда». Связывая уголовную ответственность с обязанностью подвергнуться осуждению и понести наказание, некоторые авторы имеют ввиду понести наказание, так как об уголовной ответственности, по их мнению, можно говорить лишь тогда, когда обвинительный приговор вынесен с назначением наказания.

Подобные мнения являются ошибочными. Более правильно отождествление уголовной ответственности и наказания, ибо трактовка уголовной ответственности как обязанности лица претерпеть наказание неправомерно переносит основной аспект ретроспективной ответственности, не регулируемой нормами уголовного права. Поэтому, хотя уголовная ответственность и существует в рамках уголовных правоотношений, она не может отождествляться с элементом уголовных правоотношений, каковым является обязанность преступника понести лишения. Уголовная ответственность — это обязанность лица отвечать за совершенное преступление, — здесь авторы смешивают юридический аспект проблемы ретроспективной ответственности с этическим. Лицо может быть обязанным, но не претерпеть впоследствии ответственности. Например, лицо, совершившее преступление, при определенных условиях по истечении сроков давности не может быть привлечено к ответственности, хотя все это время оно обязано было ее претерпеть.

6 стр., 2887 слов

Общие положения методики расследования преступлений

... работах В.Е. Корноухова: отношения к уголовному закону ются на: видовые и особенные. Первые из них построены по видам преступлений (например, методика расследования убийств, методика расследования краж, методика расследования мошенничества и т.д.). К ...

Нельзя отождествлять уголовную ответственность и с уголовными правоотношениями. Уголовные правоотношения значительно шире по объему правоотношения, составляющего уголовную ответственность (правоотношения ответственности).

Если лицо, совершившее преступление, находится с государством в уголовно-правовых отношениях с момента совершения преступления и до погашения или снятия судимости, то правоотношение ответственности имеет место только при осуществлении уголовной ответственности. Отождествление уголовной ответственности с одним из элементов уголовного правоотношения (обязанностью лица), уголовно-правовыми отношениями в целом или совокупностью уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных отношений не только противоречит действующему уголовному законодательству, но и приводит к неправильному выводу о пределах уголовной ответственности, что, в свою очередь, искажает ее сущность и содержание.

Так, определяя уголовную ответственность как обязанность лица претерпеть те или иные лишения и страдания за совершенное преступление, Г.А. Севдималиева считает, что она возникает с момента совершения преступления и завершается отбытием наказания. Однако ее реализация начинается с процессуального привлечения к уголовной ответственности, проходит стадию назначения наказания и завершается его исполнением.

По мнению В. В. Сверчкова, уголовная ответственность как обязанность лица претерпеть лишения и страдания за совершенное преступление возникает с момента привлечения его в качестве обвиняемого и в дальнейшем окончательно реализуется в форме судебного приговора.

Несколько иного мнения придерживается К.В. Михайлов. Полагая, что уголовная ответственность — это бремя принудительно-воспитательных мер (мер процессуального пресечения, наказания, публичного изобличения и осуждения, иного право ограничения), фактически возлагаемое на лицо, совершившее преступление, он убежден, что эта ответственность начинается с момента применения к обвиняемому мер процессуального пресечения, заключающихся в ограничении его личной свободы и интересов. Если же мера пресечения в отношении обвиняемого не применяется, то уголовная ответственность выражается в назначении виновному наказания и его исполнении. Это мнение разделяют и другие ученые.

Представляется обоснованным, что лицо ни в коей мере не может претерпевать уголовную ответственность с момента совершения преступления. Такое положение противоречило бы конституционному принципу осуществления правосудия только судом (ст. 118 Конституции РФ), в соответствии с которым никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 49 Конституции РФ).

Исходя из этого, лицо не может претерпевать уголовную ответственность в процессе дознания или предварительного следствия ни при избрании меры пресечения, ни при привлечении лица в качестве обвиняемого. Как правильно отмечено в литературе, в этих случаях лицо, совершившее преступление, не претерпевает никаких изменений в своем материально-правовом положении, ибо к нему не применяются нормы уголовного права. Квалификация же преступления является предварительной и юридической силы не имеет. Она имеет лишь процессуальное значение, поскольку определяет пределы предъявленного обвинения.

18 стр., 8929 слов

Особенности уголовно-правового института освобождения от ответственности

... уголовной ответственности, поэтому освобождение от уголовной ответственности представляет собой одновременно и освобождение от возможного в будущем наказания. Наказание вне уголовной ответственности немыслимо . Но когда законодатель говорит об освобождении от уголовной ответственности, то имеется в виду освобождение лица, совершившего преступление, ...

В связи с этим нельзя согласиться с мнением тех ученых, которые выделяют этапы (стадии) реализации уголовной ответственности, признавая таковыми привлечение к ответственности (когда это оформляется процессуальным актом предъявления обвинения), назначение и исполнение наказания.

Правоотношение ответственности возникает не при избрании меры пресечения, не при привлечении лица в качестве обвиняемого, а при применении уголовно-правовой нормы (одной или нескольких) судом, когда он от имени государства отрицательно оценивает конкретное преступление и лицо, его совершившее, в обвинительном приговоре. Поэтому уголовная ответственность есть не что иное, как осуждение и порицание виновного в совершении преступления судом от имени государства, т.е. публичное государственное осуждение (порицание, отрицательная оценка) определенного общественного опасного деяния и лица, его совершившего.

Однако при определении понятия уголовной ответственности не следует ограничиваться только государственно-правовой и морально-политической оценкой, адресованной лицу, виновному в совершении преступления. Помимо этого в определении необходимо отметить и такие важные стороны этого института, как его принудительный характер, степень осуществления прав и обязанностей участниками уголовных правоотношений (правоотношения ответственности), назначение института ответственности в уголовном праве.

С учетом изложенного уголовная ответственность есть такая мера государственного принуждения, когда в результате реализации прав и обязанностей участников охранительных уголовных правоотношений (государства в целом и лица, действительно совершившего преступление) и применения норм уголовного права конкретное деяние и лицо, его совершившее, подвергаются судом отрицательной государственно-правовой и морально-политической оценке, выраженной во вступившем в законную силу обвинительном приговоре суда, в целях обеспечения охраны наиболее ценных общественных отношений от преступных посягательств, исправления правонарушителя, предупреждения совершения преступлений.

В литературе нет единого мнения и по вопросу о сущности и содержании уголовной ответственности. Представляется неверным мнение, что сущностью уголовной ответственности является осуждение и порицание виновного в совершении преступления со стороны государства, т.е. морально-политическая отрицательная оценка, адресованная виновному.

Уголовная ответственность — это прежде всего общественное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления (сущность уголовной ответственности).

Будучи урегулированным нормами уголовного права, это фактическое общественное отношение обретает юридическое содержание в виде уголовного правоотношения (правоотношения ответственности).

Реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оценивается от имени государства в обвинительном приговоре, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение преступления, означает в тоже время, реализацию уголовной ответственности.

13 стр., 6315 слов

Ответственность за преступления в сфере компьютерной информации (2)

... и дать общую характеристику преступлений в сфере компьютерной информации; исследовать законодательство России об уголовной ответственности за преступления в сфере компьютерной информации; В последние годы ... уровне. Причинами недостаточно высокой эффективности работы следственного аппарата и органов внутренних дел по раскрытию компьютерных преступлений являются некомпетентность сотрудников в ...

Нужно подчеркнуть, что процесс выявления правовой природы освобождения от уголовной ответственности затрудняет отсутствие единой точки зрения на вопрос об уголовной ответственности и ее сущности.

Вот, например, что пишет Е.Л. Воронова об институте освобождения от уголовной ответственности. «Прежде всего при освобождении от уголовной ответственности, в том числе и в суде, уголовное дело … прекращается производством без вынесения обвинительного приговора. Поэтому суд, так же как и другие органы, не решает вопроса о виновности лица. … Кроме того, закон не устанавливает каких-либо различий в условиях освобождения от уголовной ответственности в зависимости от органа, решающего этот вопрос».

С.В. Проценко полагает, что «освобождение от уголовной ответственности — это прекращение или приостановление уголовных правоотношений между государством и лицом, совершившим деяние, содержащее признаки преступления, факультативно, в соответствии с уголовным законом, применяемое правоприменительными органами».

«Освобождение от уголовной ответственности означает освобождение правонарушителя от всех юридических последствий совершения им уголовно наказуемого деяния. Во-первых, он не подлежит официальному государственно-правовому осуждению, которое обычно выражается в обвинительном приговоре суда. Во-вторых, не подвергается наказанию и не считается судимым. В-третьих, факт совершения преступления, от ответственности за которое он освобожден, утрачивает всякое юридическое значение и не образует признака неоднократности в случае совершения нового преступления. В-четвертых, с освобождением от уголовной ответственности отменяются все меры процессуального принуждения: меры пресечения, арест на имущество, перлюстрация корреспонденции и т.д.».

Под освобождением от уголовной ответственности следует понимать «отказ государства от вынесения отрицательной оценки лицу, совершившему преступление, в случаях предусмотренных в законе».

Многие криминалисты считают, что уголовное право основывается на принципе неотвратимости уголовной ответственности и наказания. Однако в УК РФ такой принцип уголовной ответственности не предусматривается, что, думается, вполне обоснованно. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности и наказания — одна из важных задач уголовного судопроизводства (ст. 6, ч. 2 ст. 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. (далее — УПК РФ), а не принцип уголовной ответственности.

Задача обеспечения неотвратимости уголовной ответственности и наказания обязывает органы предварительного следствия и дознания, прокуратуру установить каждого совершившего преступление и с учетом личности правонарушителя и других обстоятельств дела либо направить дело в суд для решения вопроса о виновности или невиновности лица в совершении преступления и применении или неприменении к нему уголовного наказания, принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего правонарушителя, либо применить к лицу иные меры уголовно-правового воздействия.

17 стр., 8205 слов

Ответственность за соучастие в преступлении

... УК "Виды соучастников преступления" ска­зано: "Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник". Эта формула лишь очерчивает круг лиц, ответственность кото­рых ... правила, полностью соответствуют ключевым положениям Резолюции седьмого Международного Конгресса по уголовному праву. Существует несколько взглядов на саму юридическую природу института ...

«Основанием освобождения от уголовной ответственности выступает нецелесообразность возложения уголовной ответственности на лицо, совершившее преступление, при наличии определенных установленных уголовным законом условий».

Освобождение от уголовной ответственности как самостоятельный институт российского уголовного права характеризуется следующими особенностями:

его малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ),

добровольного отказа от его завершения (ст. 31 УК РФ),

совершено в состоянии правомерной необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), крайней необходимости (ст. 39 УК РФ), непреодолимого физического принуждения (ст. 40 УК РФ), обоснованного риска (ст. 41 УК РФ) или при исполнении обязательного приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ),

то об освобождении от уголовной ответственности не может быть и речи, поскольку нет оснований для возложения такой ответственности на данное лицо.

Так, по признаку малозначительности Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в порядке надзора прекратила дело в отношении Е., осужденного по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку он не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него.

В приложении 2 представлено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное в связи с недостижением Мальцевой К.А. возраста привлечения к уголовной ответственности (вынесенное инспектором ПДН), а также постановление суда о направлении её в СУВУЗТ. При этом Мальцева формально совершила деяние, в котором усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Вторая особенность касается оснований применения различных видов освобождения от уголовной ответственности.

В соответствии со ст.ст. 75, 76, 78 УК РФ, основанием для освобождения от уголовной ответственности может быть деятельное раскаяние, примирение сторон, истечение сроков давности.

Можно привести пример из судебной практики, когда Президиум Верховного Суда Республики Мордовия по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ прекратил на основании ст. 75 УК РФ уголовное дело в отношении гражданки Агафоновой, осужденной по ч. 1 ст. 165 и ч. 3 ст. 327 УК РФ. Свое решение о прекращении дела Президиум Верховного Суда Республики Мордовия мотивировал тем, что Агафонова впервые совершила преступление небольшой тяжести, в содеянном раскаялась, оказывала помощь следствию в раскрытии преступления, возместила причиненный ущерб.

Основанием для освобождения от уголовной ответственности могут служить также акты амнистии и помилования. Последние два условия освобождения от уголовной ответственности и от наказания носят не постоянный характер, а являются разовыми актами и применяются в отношении не всех осужденных.

Так, в одном из примеров из судебной практики, судебные акты по уголовному делу о краже, незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств изменены: исключена ссылка на отмену условного осуждения по предыдущему приговору, исключено осуждение по ч. 1 ст. 228 УК РФ, исключено осуждение за совершение преступлений лицом неоднократно, назначенное наказание смягчено в связи с объявлением амнистии, принятием новой редакции уголовного закона, улучшающего положение осужденного.

41 стр., 20360 слов

Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (2)

... применения наказания и освобождение от наказания несовершеннолетних 2.4. Иные особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних Заключение, Список использованной литературы, Приложения, Актуальность выбранной темы. Ломка общественных связей, неустойчивая экономическая ситуация, отсутствие четкой системы общенациональных ...

УК РФ предусматривает также самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, что подробнее будет проанализировано ниже.

Третья особенность касается содержания освобождения от уголовной ответственности, его юридической природы. Все виды освобождения применяются на «нулевой стадии» реализации уголовной ответственности, когда в связи с совершением преступления возникает уголовно-правовое отношение: у государства и лица, совершившего преступление, возникают определенные права и обязанности. Поэтому применять все виды освобождения от уголовной ответственности могут следователь, орган дознания с согласия прокурора и суд до постановления приговора.

Освобождение от уголовной ответственности следует отличать от смежных институтов уголовного права, в частности от освобождения от наказания и от условного неприменения наказания. В последнем случае наказание назначается, но виновный освобождается от реального его отбывания. Кроме того, к нему может быть применено дополнительное наказание (ст. 73 УК РФ).

Освобождение от наказания не означает полного освобождения от уголовной ответственности, поскольку в любом случае оно связано с вынесением обвинительного приговора, а в ряде случаев и с отбыванием определенного срока наказания. При освобождении же от уголовной ответственности лицо, виновное в совершении преступления, освобождается не только от наказания, но и от осуждения, порицания со стороны государства, которые, как известно, находят выражение в обвинительном приговоре.

Освобождение от уголовной ответственности следует отличать от прекращения уголовной ответственности, например, ввиду отсутствия признаков состава преступления. Освобождение от уголовной ответственности вообще не является реабилитацией лица. Оно есть основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержащее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), т.е. вопрос о его виновности остается открытым.

Раскрывая определение «освобождение от уголовной ответственности», следует подчеркнуть, что правоохранительные органы, а также суд, вынося решение об освобождении лица виновного в совершении преступления от уголовной ответственности, всесторонне рассматривают тяжесть совершенного преступления, характеризуют личность виновного, и делая вывод, что лицо не имеет большой общественной опасности, его поведение не будет отрицательно воздействовать на окружающих, не наказывают его, т.е. не применяют санкций в виде лишения свободы, а также других мер уголовно-правового характера. Им представляется, что такое исправление принесет положительный результат, как если будет применена другая мера наказания. Правоохранительные органы, а также суд как бы дают шанс лицу, совершившему уголовное деяние, исправить самому свои ошибки и изменить свое отношение к обществу, то есть вести правильный образ жизни, не преступить через закон.

3 стр., 1146 слов

Ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

... работы для ознакомления 1.1 История возникновения и развитие уголовного законодательства об ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления Для того, чтобы лучше понять содержание и значение ныне действующей нормы, предусматривающей уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в ...

Итак, уголовная ответственность — это общественное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления. Будучи урегулированным нормами уголовного права, это фактическое общественное отношение обретает юридическое содержание в виде уголовного правоотношения (правоотношения ответственности).

Реализация прав и обязанностей участников этого правоотношения в суде, когда преступление и лицо, виновное в его совершении, отрицательно оценивается от имени государства в обвинительном приговоре, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждение преступления, означает реализацию уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности является отказом суда от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применение к нему уголовно-правовых санкций (наказания).

Можно выделить субъективное и объективное основания освобождения от уголовной ответственности. Субъективное основание — отсутствующая или утраченная, либо сниженная общественная опасность лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние. Объективное основание — утраченная или сниженная общественная опасность (вредность) деяния, совершенного этим лицом, к моменту освобождения от уголовной ответственности.

§ 2. Эволюция института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

Политика Российского государства в отношении несовершеннолетних правонарушителей всегда была отражением стратегии государства в области предупреждения преступности, скорректированным социальным отношением к детству. Первые памятники русского права (X — XIII вв.) уделяли вопросам регулирования ответственности несовершеннолетних самое незначительное внимание. В древнейшем памятнике русского права — Русской Правде — нет упоминания о возрасте субъекта преступления, из чего можем заключить, что в то время несовершеннолетние привлекались к уголовной ответственности наравне со взрослыми. Отсутствует такое упоминание в русском уголовном праве и в XVI-XVII вв. Однако М.Ф. Владимирский-Буданов указывает, что «в новоуказных статьях есть ссылка на постановление кормчей, по которому от уголовной ответственности освобождаются отроки до 7 лет… Несовершеннолетние свыше 7 лет подлежали уголовному преследованию; но за преступления, за которые полагалась смертная казнь, подлежали другим, смягченным наказаниям».

Таким образом, в древнерусском законодательстве возраст преступника не был достаточно четко определен. Однако преступление одновременно рассматривалось как грех, а в религиозной теории считалось, что человек может грешить с семи лет. Именно этот возраст был минимальным порогом привлечения к уголовной ответственности. Полную уголовную ответственность в XV в. несли женщины, достигшие 12-летнего возраста, и мужчины — с 14 лет.

Поворот законодательства в сторону гуманизации уголовно-правовых последствий совершения преступления несовершеннолетними наблюдается лишь с XVIII столетия. При толковании субъекта преступления Воинский Артикул Петра Первого дал следующее неопределенное положение: «Наказание воровства обыкновенно умаляется или весьма ослабляется, ежели вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть». При императрице Елизавете в Сибири 14-летняя девочка убила двух девочек-подружек. Генерал-прокурор, чтобы разрешить вопрос о наказании юной убийцы, предложил сенату собрать президентов всех коллегий и сообща решить данный вопрос. Вопрос и был решен в том смысле, что «несовершеннолетними считаются до 17 лет и не подвергаются ссылке, кнуту или смертной казни, а лишь наказанию плетьми и отсылке в монастыри на 15 лет».

Указ от 2 мая 1765 г. дал более точные определения: «По криминальным делам мужескому полу и женскому полу совершенный возраст считать в 17 лет»; по преступлениям, влекущим к смертной казни или к кнуту, преступники до 17 лет предоставляются на усмотрение сената, «где с ними поступано быть имеет по благоусмотрению и по мере их вин»; по прочим преступлениям преступники 15-17 лет могут подвергаться наказанию плетьми, от 10 до 15 лет — только розгами (а не батогами), 10 и менее лет отдаются для наказания родителям или помещику, «не считая те сделанные ими преступления впредь ни в какое им подозрение».

Однако вопрос о малолетстве в сфере уголовного права оставался неясным для практики и в XIХ в. По «Учреждениям для управления губерний Всероссийской империи» 1775 г. дела о преступлениях малолетних предоставлены были совестному суду. В достаточной степени совершенную систему норм об ответственности несовершеннолетних создало Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.: к несовершеннолетним не применялись каторга и ссылка, допускалась замена наказания на менее строгое. Кроме того, независимо от замены наказания в законе содержалось особое, уменьшающее вину несовершеннолетних обстоятельство, а именно: суд имел право снизить наказание несовершеннолетнему, если будет доказано, что в преступление его вовлекли совершеннолетние лица.

Опыт законодательной регламентации вопросов ответственности несовершеннолетних и их практическое решение позволяют констатировать, что к началу XX в. государство разработало достаточно разумную, отвечавшую уровню развития науки систему норм об ответственности лиц, не достигших совершеннолетия. В рассматриваемый период Россия определила основания и условия ответственности несовершеннолетних, создала приемлемые формы практической реализации идеи замены наказания несовершеннолетних воспитательными мерами в виде особых воспитательных приютов и колоний; разработала прогрессивную систему назначения наказания лицам молодого возраста.

В Уголовном уложении 1903 г. содержались нормы об особенностях вменения в вину и наказания несовершеннолетних. Уложение, как и ранее действовавшее уголовное законодательство, различало три возрастных периода — от 10 до 14 лет, от 14 до 17 лет и от 17 до 21 года — и устанавливало в отношении двух первых периодов возможности замены полагающегося по закону наказания мерами принудительного воспитания или его смягчения. Для последней же возрастной группы допускалось лишь смягчение наказания.

В начале ХХ в. можно отметить ещё один момент, свидетельствующий о том, что в русском обществе все более начинали задумываться о необходимости повышенной защиты прав несовершеннолетних: именно Россия была одним из первых государств, внедривших еще в 1910 г. ювенальные суды — суды общей юрисдикции, рассматривающие административные и уголовные дела несовершеннолетних и выносящие решения, предусмотренные законом. В свое время эта судебная система считалась одной из наиболее передовых в Европе.

Вместе с тем, в силу ряда объективных причин практическая реализация гуманистического потенциала уголовного законодательства была затруднена. В тюрьмах содержалось в 1905 г. 3223 человека в возрасте до 17 лет, а в 1906 г. — 3324, в то время как в исправительных заведениях — соответственно 466 и 500 человек. При этом 51% находящихся в тюрьмах несовершеннолетних содержался вместе с взрослыми заключенными, а 75% — не обучались какому-либо ремеслу или грамоте. Это обстоятельство, наряду с другими факторами, способствовало активизации преступной активности несовершеннолетних на рубеже веков. В частности, удельный вес осужденных в возрасте 10 — 17 лет в 1901 г. составил 3,0% от общего числа осужденных, в 1910 г. — 4,6%, в 1916 г. — 8,6%.

января 1918 г. Совет Народных Комиссаров издал Декрет «О Комиссиях по делам несовершеннолетних», которым упразднил суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних. Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно-опасных, подлежали теперь ведению комиссии о несовершеннолетних. Указанные комиссии находились в исключительном ведении Народного Комиссариата общественного призрения и состояли из представителей ведомств: общественного призрения, народного просвещения и юстиции в количестве не менее трех лиц, причем один из этих лиц должен был быть врач. По рассмотрении дела о несовершеннолетних, комиссия либо их освобождала, либо направляла в одно из убежищ Народного Комиссариата общественного призрения, соответственно характера деяния. Все дела о несовершеннолетних, находящихся в то время в производстве каких-либо судов, а также закончившиеся осуждением, подлежали пересмотру указанных комиссий.

Частично данные положения были подтверждены 7 марта 1918 г. Декретом № 2 Всероссийского Центрального Исполнительного комитета Совета Рабочих, Солдатских, Крестьянских и Казачьих Депутатов, где было указано (ст. 17): «Суды и тюремное заключение для несовершеннолетних обоего пола до 17 лет отменяются. Дела о несовершеннолетних, уличенных в деяниях общественно-опасных, рассматриваются в «комиссиях о несовершеннолетних» в составе представителей ведомств юстиции, народного просвещения и общественного призрения». Для организации дела призрения за несовершеннолетними, обвиняемыми в деяниях общественно-опасного характера, при Народном Комиссариате Государственного Призрения 25 января 1918 г. был учрежден Отдел призрения несовершеннолетних. В ведение Отдела перешли все исправительно-воспитательные приюты, колонии и учреждения, сосредоточенные в ведении Народного Комиссариата Государственного Призрения.

Руководящими началами по уголовному праву РСФСР, изданными 12 декабря 1919 г. Наркоматом юстиции РСФСР, предусматривалось, что несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним применялись лишь воспитательные меры (приспособления).

Такие же меры были предусмотрены в отношении лиц переходного возраста 14 — 18 лет, действующих без разумения.

В 1921 г. было принято Положение о Дисциплинарных Товарищеских Судах (Декрет Совета Народных Комиссаров от 5 апреля 1921 г.).

Положение предусматривало, что в отношении несовершеннолетних Дисциплинарные Товарищеские Суды применяют все меры воздействия, предусмотренные для взрослых правонарушителей, а в тех случаях, когда при разборе дела выяснится дефективность несовершеннолетнего или проступок его требует применения более серьезных мер воздействия, дело направляется согласно декрета о Комиссии по делам несовершеннолетних.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал (ст. 40), что при наличии в деле нескольких обвиняемых, из которых один или несколько несовершеннолетних (менее 16 лет), дело в отношении последних должно быть выделено и передано в комиссию о несовершеннолетних.

Как показывает анализ, к середине 1920-х гг., в ходе поиска оптимальных решений для борьбы с правонарушениями несовершеннолетних, в России были заложены основы новой, гуманистической воспитательно-профилактической системы, способной даже в условиях экономической разрухи, политической и социальной нестабильности достаточно эффективно решать задачи охраны прав и законных интересов детей, реально снижать общественную опасность их противоправного поведения. Законодательные установки на максимально возможное изъятие несовершеннолетних из сферы уголовной юстиции и замену карательных мер мерами воспитательного воздействия в сочетании с социологическим объяснением преступности привели к существенной гуманизации уголовно-правовой политики и практики предупреждения преступности несовершеннолетних.

Имеющаяся статистика показывает, что более чем половине несовершеннолетних комиссиями по делам несовершеннолетних (которые рассматривали до 90% дел о преступлениях несовершеннолетних) назначались меры, не связанные с изоляцией от привычного социального окружения, 5 — 6% назначались воспитательные меры, связанные с помещением в специальное учреждение, только 10 — 12% дел несовершеннолетних передавались в суд. Однако, несмотря на предпринимаемые усилия, удельный вес несовершеннолетних среди осужденных в двадцатые годы прошлого столетия постоянно возрастал. Так, в 1919 г. он составил 0,7%, в 1920 — 0,8%, 1921 — 1,0%, 1922 — 1,4%, 1923 — 1,3%, 1924 — 1,6%, 1925 — 2,1%.

С конца 1920-х и особенно ярко с середины 1930-х гг. борьба с преступностью несовершеннолетних приобретает исключительно репрессивный характер. Вместо совершенствования заложенной в середине 1920-х гг. системы предупреждения преступности несовершеннолетних началась ее коренная перестройка на совершенно иных, во многом социально ущербных, принципах. Ликвидируются комиссии для несовершеннолетних, детские социальные инспекции, функции предупреждения преступности несовершеннолетних передаются в систему органов НКВД. 7 апреля 1935 г. ЦИК и СНК СССР принимают печально известное Постановление «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», действовавшее вплоть до 1959 г. и на долгие годы определившее отнюдь не демократическую прокурорскую и судебную практику в отношении несовершеннолетних (уголовной ответственности подлежали несовершеннолетние с 12-летнего возраста).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1941 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних» было установлено, что за преступления, не предусмотренные в Постановлении ЦИК и Совнаркома СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» и Указе Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. «Об уголовной ответственности совершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поездов», несовершеннолетние привлекаются к уголовной ответственности, начиная с 14-летнего возраста.

Очевидно, что названными актами 1935, 1940 гг. было допущено произвольное, без научного обоснования определение возрастного критерия уголовной ответственности.

Существенные изменения в политике государства в отношении несовершеннолетних правонарушителей произошли в конце 1950 — начале 1960-х гг. Большое внимание уделялось работе по ликвидации и предупреждению детской безнадзорности, своевременному выявлению детей и подростков, нуждающихся в зачислении в школы и детские учреждения, проведению мероприятий, отвлекающих детей от улицы, обеспечению привлечения широкой общественности к этой работе. Так, 4 октября 1957 г. Совет Министров РСФСР принял Постановление № 1099 «О мерах улучшения работы среди детей вне школы и предупреждения детской безнадзорности». Были предусмотрены следующие меры:

  • создание при школах и домоуправлениях спортивных площадок, их оборудование и привлечение для проведения спортивной работы преподавателей и тренеров спортивных секций и мастеров спорта;
  • выделение помещений для организации детских киносеансов, а также систематический показ кинокартин в школах;
  • создание родительских комитетов, комиссий содействия при всех домоуправлениях для организации кружковой и экскурсионной работы с детьми. Обеспечение полного использования средств, предназначенных в домоуправлениях на культурно-массовую работу;
  • организацию при домоуправлениях и внешкольных учреждениях различных технических и швейных кружков, кружков по домоводству и других, широко используя для руководства ими специалистов из среды родительского актива, пенсионеров и других лиц, проживающих в домах;
  • трудоустройство всех необучающихся и неработающих подростков, достигших 16 лет, и создание необходимых условий для получения ими квалификации;
  • выделение комнат под красные уголки при домоуправлениях.

Этим же Постановлением было утверждено Положение о комиссиях по устройству детей и подростков при Советах Министров автономных республик и исполкомах краевых, областных, окружных, городских и районных Советов депутатов трудящихся. Задачами комиссий были определены предупреждение и содействие в ликвидации детской безнадзорности, устройство детей и подростков и охрана их прав.

С 1 января 1961 г. был введен в действие УК РСФСР 1960 г. (который с изменениями и дополнениями действовал до 31 декабря 1996 г.).

Кодекс достаточно подробно регулировал вопросы ответственности несовершеннолетних. Предусматривалось, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. В реализации уголовной ответственности несовершеннолетних УК РСФСР 1960 г. знал две формы: с назначением наказания и с назначением мер воспитательного характера. При этом гораздо детальней, нежели вопросы назначения вида и размера наказания несовершеннолетним, регламентировались правила определения порядка отбывания наказания. В отношении несовершеннолетних, совершивших менее тяжкие преступления, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного мог применить: условное осуждение, отсрочку исполнения приговора, решить вопрос об их условно-досрочном освобождении или замене наказания более мягким видом.

Лица, совершившие преступления в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, подлежали уголовной ответственности лишь за убийство, умышленное нанесение телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбой, кражу, грабеж, злостное хулиганство, умышленное уничтожение или повреждение государственного, общественного имущества или личного имущества граждан, повлекшее тяжкие последствия, а также за умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда. Если суд находил, что исправление лица, совершившего в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, возможно без применения уголовного наказания, он мог применить к такому лицу принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся уголовным наказанием.

При наличии таких условий, несовершеннолетний мог быть освобожден от уголовной ответственности и наказания с направлением его в комиссию по делам несовершеннолетних для рассмотрения вопроса о применении к нему принудительных мер воспитательного характера. Следует отметить, что аналогичный подход (в общих чертах) к уголовной ответственности несовершеннолетних мы встречаем и в современном законодательстве.

В целом уголовное законодательство России 2-й половины ХХ в. в части установления правил ответственности несовершеннолетних отличалось достаточно высоким уровнем развития гуманистических начал. Помимо соответствующих норм уголовного права, гуманизация уголовной политики в отношении несовершеннолетних правонарушителей воплощалась также в восстановлении работы системы комиссий по делам несовершеннолетних; организации работы системы общественных воспитателей; реформировании системы инспекций по делам несовершеннолетних, приемников-распределителей для несовершеннолетних и специальных учебно-воспитательных учреждений по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и т.д.

Однако достигнутые законодательной практикой успехи не сопровождались, к сожалению, развитием позитивных тенденций в динамике преступности несовершеннолетних. Опубликованные данные, относящиеся к периоду 1960 — 70-х гг., уже сигнализировали о росте преступности несовершеннолетних, доля которой колебалась от 3 — 4 до 9 — 10%. В 1970-х г. в большинстве регионов страны эта доля составила 8 — 10%, в 1989 г. — 11,1%.

В подобных условиях проводится очередная правовая реформа. В 1996 г. принимается УК РФ, в котором законодатель учел позитивный отечественный опыт регулирования уголовно-правовых отношений с участием несовершеннолетних.

Итак, эволюция института освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в досоветский период прошла путь от полного отсутствия такого освобождения (и даже упоминания о нем) до отдельных норм об ответственности несовершеннолетних, смягчающих уголовную ответственность. В законодательном обеспечении прав несовершеннолетних в СССР в сфере уголовного и смежных с ним отраслей права можно выделить следующую особенность: поворот в сторону гуманизации права очевиден только начиная с 1960-х гг. С этого времени особенности правовой защиты детей в области уголовных, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных правоотношений, в т.ч. освобождение несовершеннолетних лиц от уголовной ответственности, всё больше базировались на нравственных, психологических и социальных особенностях несовершеннолетних. Однако наибольшую регламентацию в отечественном уголовном законодательстве институт освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних получил в действующем УК РФ, принятом в 1996 г.

§ 3. Особенности освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних в современных условиях

Установление уголовной ответственности тесно связано с ее дифференциацией, которая преследует ряд социально важных целей. В их ряду следует упомянуть о таких целях, как: экономия мер уголовной репрессии, повышение эффективности средств уголовно-правовой охраны общественных отношений, оптимизация правоприменительного процесса привлечения лица к уголовной ответственности и непосредственной ее реализации, освобождение судебной системы от чрезмерных перегрузок, снижение материальных расходов на расследование и рассмотрение дел в суде. «Указанные цели применительно к несовершеннолетним наполняются специфическим содержанием, а их достижение на современном этапе требует, в первую очередь, существенной корректировки отечественной уголовно-процессуальной и судебной политики».

Прежде всего, следует остановиться собственно на определении понятия данной категории лиц — «несовершеннолетние», тем более что оно не относится к числу однозначных и неоспоримых.

Субъектом преступления может быть не любое лицо, а только то, которое в соответствии с уголовным законом обладает определенными качествами. В УК РФ выделена глава 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности». К числу подлежащих уголовной ответственности отнесены лица, прежде всего, достигшие возраста наступления уголовной ответственности. Уголовная ответственность наступает в большинстве статей УК РФ с 16 лет, а в отдельных особых случаях — с 14. Ведь способность человека отвечать за свои деяния зависит не только от состояния психики человека, но и от уровня его знаний и представлений о жизни, от жизненного опыта. Все это человек получает с годами, а поэтому способность понимать характер своих действий и отвечать за них возникает у человека в определенном возрасте.

В доктрине российского права несовершеннолетним признается человек, не достигший определенного возраста, с достижением которого закон связывает его полную дееспособность, т.е. реализацию в полном объеме субъективных прав и юридических обязанностей, провозглашенных Конституцией РФ и другими законами

Отечественное законодательство, как и международные акты, широко использует термин «несовершеннолетний» (малолетний, ребенок, молодежь).

Дополнительные сложности создает тот факт, что законодатель, как правило, не формулирует чёткое определение этого понятия для каждой отрасли права, вероятно, относя его к очевидным. Такую ситуацию можно наблюдать на примере источников гражданского, административного, трудового и ряда других отраслей законодательства. В то же время в российском праве существуют отрасли законодательства, где дается трактовка указанного термина (например, в уголовном).

Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. в ст. 1 говорит о несовершеннолетнем как о человеческом существе до достижения им 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достиг совершеннолетия ранее. Правила ООН, принятые в 1990 г. и затрагивающие вопросы защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, не содержат никаких уточнений относительно возрастного порога несовершеннолетия. Минимальные стандартные правила ООН, принятые в 1985 г., касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), не устанавливая их конкретный возраст, тем не менее указывают, что несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому (Правило 2.2.а).

Текст Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (приняты в Эр-Рияде в 1990 г.) также не содержит конкретного определения возраста несовершеннолетнего.

Как уже было отмечено выше, в российском уголовном праве дается трактовка термина «несовершеннолетние». Так, исходя из положений ч. 1 ст. 87 УК РФ, очевидно, что несовершеннолетние — это лица в возрасте от 14 до 18 лет (правила раздела V УК РФ применяются по делам лиц, достигших к моменту совершения преступления 14 лет, но не достигших 18-летнего возраста — ч. 1 ст. 87 УК РФ).

В исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности суд может применить положения гл. 14 УК РФ к лицам, совершившим преступления в возрасте от 18 до 20 лет, кроме помещения их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием либо воспитательную колонию (ст. 96 УК РФ).

Способность лица, совершившего опасное для общества деяние, быть виновным в совершении преступления, обеспечивают такие качества как возраст, по достижении которого возможна уголовная ответственность, и вменяемость (ст. 19 УК РФ).

Начальный возраст уголовной ответственности представляет собой яркий показатель законности, социальной справедливости и гуманизма. Большинство авторов, занимавшихся проблемами установления минимального возраста уголовной ответственности, полагают, что за основу должны быть взяты: определенная степень социализации личности как показатель достижения лицом интеллектуальной и волевой зрелости в сфере отношений, регулируемых уголовным правом; способность несовершеннолетнего к виновной ответственности; способность к адекватному восприятию наказания.

При определении минимального возраста уголовной ответственности используются следующие принципы: во внимание не берутся возрастные группы, заведомо не способные нести уголовную ответственность; акценты расставлены на тех возрастных группах, для которых типичен достаточный уровень развития, при этом доминирующей является социально-психологическая оценка личности несовершеннолетнего; предположение о совпадении факта достижения минимального возраста субъекта преступления, указанного в законе, и способности к виновной ответственности опровержимо; в некоторых случаях для несения ответственности необходимо наличие возможности приобретения лицом определенного социального статуса и выполнения им конкретных социально-ролевых функций.

В ряде стран минимальный возраст субъекта преступления не установлен. Например, в странах с развитой правовой системой, таких как Франция, Бельгия, Швеция, законодательство в течение долгого времени не указывало на конкретный минимальный возраст уголовной ответственности, «предоставляя суду в каждом случае решать вопрос об основаниях для вменения». В тех государствах, где возраст регламентирован, в этом плане тоже имеются значительные различия.

УК РФ в ст. 20 исходит из того, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. Несовершеннолетние по достижении шестнадцати лет по уровню своего психофизического развития в состоянии действовать разумно, отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Они в состоянии осознавать общественно опасный характер своих действий и возможные последствия. Из этого следует, что наступление уголовной ответственности с шестнадцати лет по УК РФ является достаточно обоснованным. Исправление и перевоспитание невозможно осуществить без учета особенностей личности несовершеннолетних, и закон позволяет учитывать эти особенности. Но опыт показал, что несовершеннолетние и с 14 лет вполне осознают уголовно-правовые запреты, связанные с посягательствами на личность и собственность. Это довольно узкий круг преступлений, установленный ч. 2 ст. 20 УК РФ.

Рассмотрим пример. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Если особо ценные предметы похищаются лицами в возрасте от 14 до 16 лет, они несут ответственность по статьям о хищениях, ответственность за которые наступает с 14-летнего возраста: кража, грабеж, разбой. В судебной практике имеет место случай, когда хищение особо ценных предметов из частной коллекции картин мастеров ХVIII-ХIХ вв. было совершено группой лиц по предварительному сговору путем разбойного нападения на квартиру коллекционера. Группа состояла из четырех человек: 20, 17, 16 и 15 лет. Все указанные лица понесли ответственность по ст. 164 (ч. 2) УК РФ, кроме 15-летнего В-ва, который понес ответственность по 162 УК РФ.

Социальная зрелость складывается из достаточного к тому времени уровня психофизиологического развития и приобретенного за эти годы социального опыта. «Этих положений нет в тексте УК РФ, но они подразумеваются законодателем», — указывает Л.А. Шестакова. Однако в действительности степень социальной зрелости подростков различна. Различия могут быть обусловлены индивидуальными (в пределах нормы) особенностями биологического развития организма, наличием соматической и психической патологии, социальными факторами. Это побуждает некоторых научных и практических работников обращаться к категории «фактического» возраста. Иными словами, лицо, достигшее определенного календарного возраста, на деле может ему не соответствовать. И если отставание подростка в психическом развитии значительно, то уголовной ответственности он нести не должен. Ибо фактически он не отвечает подразумеваемым законодателем требованиям к уровню социальной зрелости субъекта преступления. Поэтому в российском уголовном законодательстве предусмотрено положение: если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного чч. 1, 2 ст. 20 УК РФ, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ).

Причины отставания в психическом и личностном развитии несовершеннолетнего могут быть различными; их можно разделить на три группы факторов: биологические — вызванные отрицательными особенностями физиологического развития организма, генетической наследственностью, возникшие вследствие пагубного поведения будущей матери в предродовой период, и т.п.; социальные — вызванные неправильным воспитанием, педагогической запущенностью, условиями среды общения и т.п.; иные факторы внешней среды — вызванные неблагоприятным воздействием экологической обстановки и т.п..

Это положение (ч. 3 ст. 20 УК РФ) часто называют «возрастной невменяемостью», сущность которой в предельно кратком изложении сводится к следующему. Принцип субъективного вменения требует, чтобы субъект преступления был способен осознавать свои общественно опасные поступки и мог ими руководить. Иначе деяние не считается преступным. У совершеннолетних эта способность отсутствует при болезненных состояниях, обусловливающих невменяемость. У несовершеннолетних кроме болезненных расстройств и «обычной» невменяемости сходные состояния наблюдаются в рамках не болезненных отклонений в психическом развитии. «Следовательно, — пишет Л.Н. Костина, — эти отклонения (отставание, задержка в развитии) тоже должны влечь за собой освобождение от ответственности». Но дефекты социализации личности не тождественны дефектам психической деятельности, вызванным психическими болезнями.

Вместе с тем, возрастные параметры, определенные ст. 20 УК РФ (16 и 14 лет), взяты законодателем, что называется, «с запасом». Понимание запретности и наказуемости преступлений, а также способность к сознательно-волевому контролю своих поступков формируются у ребенка значительно раньше. Достаточно сказать, что в Англии нижняя возрастная граница уголовной ответственности — 10 лет. И такое решение проблемы английские правоведы и психологи не считают противоречащим данным современной психологии.

Определяя границы возраста уголовной ответственности несовершеннолетних, законодатель принимает во внимание многие обстоятельства, но все же решающее значение придает психологическим особенностям, свойственным несовершеннолетним соответствующего возраста, степени возможности или способности осознания ими общественной опасности деяний, образующих преступление определенного вида. Причем во внимание принимаются типичные действия большинства несовершеннолетних, достигших конкретного возраста, особенности развития их интеллекта и воли.

Особый порядок производства уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних основывается на возрастных, социально-психологических и других особенностях несовершеннолетних, которые требуют дополнительных гарантий для реализации их прав. Так, необходимость усиленной заботы о несовершеннолетнем определена рядом характерных для него специфических особенностей: беззащитностью, недостаточностью жизненного опыта, податливостью и склонностью к подражанию, повышенной эмоциональностью, неуравновешенностью, импульсивностью. Подросток стремится привлечь к себе внимание, выделиться; в то же время им руководит страх прослыть несамостоятельным, трусом, «слабым». Несовершеннолетний отличается развитым чувством личной дружбы и групповой солидарности. С точки зрения особенностей психических процессов подростка его отличает также способность к неадекватному восприятию, запоминанию и воспроизведению некоторых фактических данных о наблюдаемых событиях. По сравнению со взрослым несовершеннолетний обладает ограниченной дееспособностью, меньшей свободой в передвижении, в хранении и распоряжении своим имуществом.

Несовершеннолетние, совершившие преступление, обладают всеми нравственно-психологическими качествами, которые присущи лицам данной возрастной группы, а также специфическими негативными свойствами, приобретенными в результате сложившихся условий воспитания. Эти свойства личности в значительной мере определяют их взгляды, убеждения и поступки. Рассматриваемый возраст характеризуется интенсивным развитием личности в физиологическом, психологическом и социальном плане. Процесс развития этой категории лиц протекает неодинаково, противоречиво и представляет собой переход от детства к взрослости, что приводит нередко к острым коллизиям и конфликтам. Разделение подозреваемых и обвиняемых несовершеннолетних в уголовном праве и процессе на возрастные группы носит в практической деятельности условный характер, но оно учитывается в способах и приемах психологического и педагогического воздействия.

Как с точки зрения физиологии, так и психологии рассматриваемая категория — самая неустойчивая в поведении, в выборе средств достижения намеченного, в отношениях с окружающими, наконец, в самоконтроле. Им присуще преувеличенное представление о своих возможностях, а порой чрезвычайно сложно и почти невозможно установить какие бы то ни было пределы в их поведении. В этом случае процесс воспитания в отношении этой категории лиц, с одной стороны, облегчается — несовершеннолетние более, если так можно сказать, податливы убеждению, с другой стороны, затрудняется — несовершеннолетние менее прогнозируемы в своем поведении. Они очень часто сами для себя не смогут пояснить свой поступок (проступок).

С учетом психологических и возрастных особенностей несовершеннолетних правонарушителей Генеральная Ассамблея установила уже упоминавшиеся выше «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних» в 1985 г., известные как «Пекинские правила», которые должны быть учтены в законодательстве каждой страны при применении уголовной ответственности и наказания к несовершеннолетним. Эти «Пекинские правила» (названные по месту их принятия) действуют наряду с основными процессуальными гарантиями, предусмотренными ст. 14 «Пакта о гражданских и политических правах». Правила рекомендуют создание специализированных судов по делам несовершеннолетних.

Обеспечение выполнения «Пекинских правил», Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы 1990 г.), других международных актов предусмотрено Национальной стратегией действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы в качестве одного из условий развития дружественного к ребенку правосудия.

Важным международно-правовым принципом мирового сообщества является обеспечение гибкого применения уголовно-правовых норм в отношении несовершеннолетних, т.е. в каждом случае рекомендуется исходить из конкретных данных о личности и всех обстоятельств дела. Так, в ст. 6.1 Пекинских правил указано, что следует предусмотреть соответствующий объем дискреционных полномочий на всех этапах судебного разбирательства и на различных уровнях отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, в том числе при расследовании, рассмотрении дел в суде, вынесении судебного решения и осуществлении контроля за выполнением судебных решений.

Такой же подход к этим вопросам в другом основополагающем международном документе — Конвенции о правах ребенка, принятой 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН в 1989 году. Как международный договор, к которому присоединилась Российская Федерация, эта Конвенция, согласно ст. 15 Конституции РФ, имеет приоритетное значение. Кроме того, идеи этой Конвенции непосредственно касаются межгосударственных проблем. Не случайно ее называют «Великой хартией вольности для детей» или «Мировой Конституцией прав ребенка».

Пленум Верховного Суда РФ обсудил итоги судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних и принял Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. №1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Таким образом, в силу особенностей своих нравственно-психологических качеств, несовершеннолетние в любом государстве находятся в особом привилегированном положении. Не является исключением и наше государство: забота о подрастающем поколении проявляется в самых различных областях его деятельности. Среди этих направлений охрана прав и законных интересов несовершеннолетних должна быть главенствующей. Несовершеннолетние наряду с престарелыми, инвалидами, беременными женщинами, душевнобольными относятся к числу лиц, которые значительно чаще подвергаются негативному воздействию со стороны общества, а потому нуждаются в особой защите своих прав и законных интересов. В России уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних определяются как общими правилами УК РФ, так и специальными, которые дополняют и развивают общие правила и содержат дополнительные гарантии прав несовершеннолетних (раздел V УК РФ).

Поставленный во главу угла уголовно-правовой политики в отношении несовершеннолетних принцип гуманизма, обусловливающий экономию мер уголовной репрессии как на этапе установления, так и на этапе реализации уголовной ответственности, для своего полноценного воплощения требует специальных процессуальных (процедурных) условий. Цели дифференциации уголовной ответственности достигаются максимально полно лишь в условиях специально организованной системы правосудия по делам несовершеннолетних. Ее создание диктуется потребностями повышения эффективности собственно уголовно-правовой политики в отношении несовершеннолетних правонарушителей и служит надежным средством достижения целей дифференциации уголовной ответственности несовершеннолетних.

Следующая группа целей уголовной ответственности достигается в процессе ее реализации. Наказание и иные формы реализации ответственности преследуют единые цели восстановление социальной справедливости, исправление виновного и предупреждение преступлений. Именно цели реализации уголовной ответственности имеют наибольшую специфику применительно к несовершеннолетним.

Первостепенное значение в процессе реализации ответственности имеет цель исправления (воспитания).

Возрастные особенности несовершеннолетних накладывают свой отпечаток на ее содержание. Так, если исправление взрослых предполагает только «погашение» свойств личности, которые приводят к совершению преступлений, и замену их новыми, отвечающими общественно-полезной направленности личности, то в отношении несовершеннолетних эта цель включает также общевоспитательные задачи, т.к. личность несовершеннолетнего до конца не сформирована. Недостаточная зрелость в социальном, психологическом и нравственно-этическом отношениях, которая характеризует несовершеннолетних вообще, определяя специфику их уголовной ответственности и наказания, накладывает свой отпечаток на характер исправления. Таким образом, при реализации исправительной цели уголовного наказания несовершеннолетний воспитывается в более широком плане.

Во многом благодаря исправлению достигается цель частной превенции. По отношению к несовершеннолетним частно-предупредительные возможности уголовной ответственности сравнительно меньше, чем в отношении взрослых, поскольку к ним применяются не все виды наказаний, обладающие ярко выраженной предупредительной силой.

Что касается цели общей превенции, то следует заметить, что предупредительно-мотивационное влияние наказания несовершеннолетнего на его сверстников ниже, чем аналогичное влияние наказания совершеннолетнего на взрослое население. Оно зависит не только от характера наказания, но и от особенностей его восприятия другими несовершеннолетними лицами, в силу чего для повышения обще-предупредительного значения уголовного наказания важен не только факт его применения, но и правовая пропаганда, повышающая уровень правовой культуры.

Таким образом, специфика целей реализации уголовной ответственности несовершеннолетних состоит в том, что последняя предполагает решение широкого спектра общевоспитательных задач; воспитание несовершеннолетних в процессе реализации их ответственности восполняет дефекты их социализации и тем самым восстанавливает существовавшую на момент совершения преступления социальную несправедливость.

Итак, лицо, в т.ч. несовершеннолетнее, совершившее преступление, должно быть привлечено к уголовной ответственности и подвергнуто наказанию. Вместе с тем уголовное законодательство, исходя из принципов гуманизма и справедливости, предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление. Освобождение от уголовной ответственности означает, что решением компетентного государственного органа лицо, совершившее преступление, освобождается от публичного государственного осуждения (порицания) за совершенное преступление и применения к нему мер государственно-принудительного воздействия. В УК РФ закреплен специальный вид освобождения от уголовной ответственности, предусмотренный Общей частью УК РФ — с учетом общей позиции государства в отношении несовершеннолетних и положений ст. 90 УК РФ установлено, что несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. То есть, в отдельных ситуациях меры уголовной ответственности целесообразно заменить мерами воспитательного воздействия.

Глава 2. Виды, основания и процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

§ 1. Общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних

От уголовной ответственности несовершеннолетний может быть освобождён как по общим основаниям, так и по специальным, имеющим отношение только к данной категории лиц. При этом нужно иметь в виду, что при применении общих видов освобождения от уголовной ответственности учитываются особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

Несовершеннолетний может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).

Например, согласно статистическим данным Волгоградского областного суда за 2012 г. в связи с деятельным раскаянием было освобождено 12 несовершеннолетних, в связи с примирением с потерпевшим — 5 человек.

Вышеуказанные основания в отношении их не предусматривают каких-либо изъятий из общих правил. При освобождении от уголовной ответственности лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК РФ) необходимо учитывать особенности сроков давности применительно к несовершеннолетним. Согласно ст. 94 УК РФ, в отношении их они сокращены наполовину. Таким образом, подросток освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

  • а) один год после совершения преступления небольшой тяжести;
  • б) три года после совершения преступления средней тяжести;
  • в) пять лет после совершения тяжкого преступления;
  • г) семь с половиной лет после совершения особо тяжкого преступления.

К лицам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, как и к взрослым преступникам, могут применяться амнистия и помилование.

Кроме того, все виды освобождения от уголовной ответственности делятся на условные, предусмотренные ст. 90 УК РФ, и безусловные, предусмотренные ст.ст. 75, 76, ч. 3 ст. 20 УК РФ.

Освобождение от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) — поощрительные нормы, в них непосредственно указывается на основания и условия уголовно-правового поощрения, за выполнение которых субъект может быть освобожден от уголовной ответственности.

Существуют также определенные особенности поощрения при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Здесь поощрение в виде освобождения от уголовной ответственности в какой-то мере авансируется, т.к. освобождение осуществляется с условием исполнения несовершеннолетним принудительной меры, назначенной судом.

В таких нормах освобождения от уголовной ответственности, как: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением сторон (ст. 76 УК РФ), с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст.ст. 90, 91 УК РФ) содержится материально-правовая основа доктрины восстановительного правосудия. Сущностью восстановительного правосудия является особое отношение к преступлению и наказанию за него. В данной концепции основополагающим выступает восстановление нанесенного материального, морального и психологического ущерба жертве, замена уголовной ответственности и наказания вовлечением лица, совершившего преступление, в процесс социальной реабилитации.

Наряду с общими видами освобождения от уголовной ответственности в законодательстве содержатся и специальные виды, применяемые только к лицам, не достигшим восемнадцати лет. В ч. 1 ст. 90 УК РФ говорится: «Несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождён от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путём применения принудительных мер воспитательного воздействия».

Таким образом, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности закон связывает с рядом обстоятельств:

  • § преступление должно быть совершено впервые;
  • § деяние должно относиться к преступлениям небольшой или средней тяжести;

— § положительная характеристика личности подростка, позволяющая прийти к убеждению, что цель его исправления может быть достигнута принудительными мерами воспитательного воздействия. Такая убеждённость должна складываться на основе характера общественной опасности деяния (оценка важности объекта посягательства, роль несовершеннолетнего в преступном посягательстве, степень завершённости деяния, размер вреда причинённого именно несовершеннолетним, и т.д.), данных о личности преступника (впервые совершает преступление небольшой или средней тяжести, в целом положительно характеризуется педагогами, преступление совершено вследствие стечения неблагоприятных для нег обстоятельств, не вышел из-под контроля родителей или лиц, их заменяющих, не страдает алкогольной или наркотической зависимостью).

При наличии данных обстоятельств, а также с учётом мотивов совершённого преступления и поведения виновного после совершения преступления, а равно при выяснении вопросов о том, применялись ли к нему ранее принудительные меры воспитательного воздействия и какие именно, вопрос о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия может быть поставлен как на стадии предварительного следствия, так и на стадии судебного разбирательства.

На стадии предварительного расследования следователь выносит постановление о прекращении уголовного дела и передаче его материалов в специализированный государственный орган, который назначает несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия в соответствии с положениями ст. 90 УК РФ. На стадии судебного разбирательства суд сам выносит постановление об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и назначает ему одну или несколько принудительных мер воспитательного воздействия.

По своему содержанию меры, предусмотренные ч. 2 ст. 90 УК РФ, носит воспитательный характер. При их применении воздействие на несовершеннолетнего оказывается прежде всего путем убеждения, доведения до сознания отрицательной оценки его поступка, недопустимости общественно опасного поведения. Цель исправления достигается без привлечения подростка к уголовной ответственности или без применения уголовного наказания, при экономии мер уголовной репрессии.

Следовательно, вышеназванные меры по своему содержанию являются воспитательными, а по характеру исполнения — принудительными. С уголовным наказанием они имеют лишь внешнее сходство. Между ними существуют качественные различия, определяющие их различную правовую природу. В принудительных мерах отсутствуют элементы кары. Они не влекут за собой судимости, не делятся на основные и дополнительные виды. Орган, назначающий эти меры несовершеннолетнему, сам определяет продолжительность их срока, основываясь на данных о личности виновного и всех обстоятельствах дела. Последствием неисполнения несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия является возможность привлечения его к уголовной ответственности по представлению специализированного государственного органа и направления им материалов в суд.

Следует отметить, что нормы Общей части УК РФ, предусматривающие возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим полностью распространяются и на лиц, совершивших преступление в возрасте от 14 до 18 лет, если они выполнили перечисленные в этих нормах позитивные посткриминальные поступки. Тогда они могут быть освобождены от уголовной ответственности не на основании ст. 90 УК РФ, а в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим.

Только в тех случаях, когда нет оснований для освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности в порядке ст.ст. 75, 76 УК РФ, следует рассматривать вопрос о возможности его освобождения с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Такой подход обусловлен тем, что освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим и освобождение от уголовной ответственности с применением воспитательных мер принудительного воздействия существенно отличаются друг от друга как по правовым основаниям и последствиям, так и по процедуре реализации.

Во-первых, освобождение от уголовной ответственности на основании ст.ст. 75, 76 УК РФ является безусловным, т.е. не ставится в зависимость от последующего поведения освобожденного. Освобождение же от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия является условным, т.е. ставится в зависимость от последующего поведения несовершеннолетнего в период применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. В частности, в соответствии с ч. 4 ст. 90 УК РФ, если несовершеннолетний систематически не исполняет возложенные на него принудительные меры воспитательного воздействия, эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения его к уголовной ответственности.

Во-вторых, окончательный вопрос об освобождении от уголовной ответственности несовершеннолетнего в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим может быть решен на стадии предварительного следствия следователем. Освобождение же несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании ст. 90 УК РФ на предварительном следствии осуществляется следователем лишь частично, т.к. вопрос о применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия является исключительной прерогативой суда.

В-третьих, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании ст.ст. 75, 76 УК РФ возможно, если после совершения преступления он осуществил ряд позитивных посткриминальных поступков. Для решения же вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия не требуется, чтобы он после совершения преступления добровольно явился с повинной, способствовал раскрытию преступления, примирился с потерпевшим и т.д. Вместе с этим, наличие или отсутствие позитивных посткриминальных поступков несовершеннолетнего, как и материалы, характеризующие его до и после совершения преступления, существенно влияют на принятие органами предварительного следствия судом решения об освобождении от уголовной ответственности, т.к. на основе этих характеризующих материалов можно решить вопрос о возможности исправления несовершеннолетнего путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

В-четвертых, при наличии оснований и условий, перечисленных в ст.ст. 75, 76 УК РФ, освобождению от уголовной ответственности подлежат как взрослые, так и несовершеннолетние. Освободить же от уголовной ответственности на основании ст. 90 УК РФ можно только несовершеннолетних правонарушителей, а в исключительных случаях и лиц в возрасте от 18 до 20 лет (ст. 96 УК РФ).

Итак, от уголовной ответственности несовершеннолетний может быть освобождён как по общим основаниям, так и по специальным, имеющим отношение только к данной категории лиц. Причем при применении общих видов освобождения от уголовной ответственности учитываются особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста. Специальные виды освобождения лиц, не достигших восемнадцати лет, от уголовной ответственности связаны с применением мер воспитательного воздействия, т.е. установленных законом мер государственного принуждения к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, с целью их исправления педагогическим средствами без привлечения к уголовной ответственности. Принудительными они являются потому, что они назначаются и приводятся в исполнение независимо от воли несовершеннолетнего или его законного представителя, обязательны как для лиц, совершивших преступления, так и для других лиц. Их реализация обеспечивается силой государственных органов, наделённых специальными полномочиями. Неисполнение назначенной меры влечет негативные правовые последствия, прямо зафиксированные в законе.

§ 2. Процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего

О прекращении уголовного дела следователь выносит мотивированное постановление, копия которого направляется прокурору (ч. 1 ст. 213 УПК РФ).

В данном постановлении излагаются сущность дела, основания его прекращения, а также содержится решение по ряду сопутствующих вопросов, представляющих существенное значение для обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства.

Постановление о прекращении уголовного дела, как и любое другое процессуальное решение, состоит из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

Во вводной части указываются дата и место вынесения постановления, а также должность, фамилия, инициалы лица, его вынесшего (пп. 1, 2 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

В описательно-мотивировочной части должны получить отражение:

  • обстоятельства, послужившие поводом и основанием к возбуждению уголовного дела;
  • пункт, часть и статья УК РФ, предусматривающие преступление, по признакам которого было возбуждено уголовное дело;
  • результаты предварительного следствия с указанием данных о лицах, в отношении которых велось уголовное преследование;
  • применявшиеся меры пресечения (пп. 3 — 6 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

Резолютивная часть постановления должна включать указание на пункт, часть, статью УПК РФ, на основании которых прекращается уголовное дело или уголовное преследование (п. 7 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

В резолютивную часть постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования включаются также:

  • решение об отмене меры пресечения, а также наложения ареста на имущество, корреспонденцию, временного отстранения от должности, контроля и записи переговоров;
  • решение о вещественных доказательствах;
  • порядок обжалования данного постановления (пп.

8 — 10 ч. 2 ст. 213 УПК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ в ряде случаев необходимым условием прекращения уголовного дела является согласие на это обвиняемого, подозреваемого. В случаях, когда в соответствии с УПК РФ прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении (ч. 3 ст. 213 УПК РФ).

Для этого еще до момента составления данного постановления следователь должен разъяснить этим лицам существо и последствия прекращения уголовного дела по тому или иному основанию, их право возражать против прекращения и требовать продолжения производства по делу. Согласие на прекращение дела может быть зафиксировано в протоколе допроса, в специальном протоколе, в письменном заявлении обвиняемого, подозреваемого или потерпевшего.

Следователь вручает либо направляет копию постановления о прекращении уголовного дела лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику. При этом потерпевшему, гражданскому истцу разъясняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства, если уголовное дело прекращается по основаниям, предусмотренным пп. 2 — 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, пп. 2 — 6 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ (абз. 1 ч. 4 ст. 213 УПК РФ).

Если основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, то следователь в соответствии со ст. 27 УПК РФ выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство по уголовному делу продолжается (ч. 5 ст. 213 УПК РФ).

Постановление о прекращении уголовного дела может быть обжаловано потерпевшим, лицом, в отношении которого прекращено дело, другими заинтересованными лицами прокурору, руководителю следственного органа или в суд. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 45, ст. 46 Конституции РФ этим лицам по их требованию должна быть предоставлена возможность ознакомиться с материалами прекращенного уголовного дела.

УПК РФ не устанавливает сроков, в течение которых возможно принесение жалобы на постановление о прекращении уголовного дела, из чего следует, что такое обжалование может иметь место в любой момент после прекращения уголовного дела. Вместе с тем в ст.ст. 124 и 125 УПК РФ оговаривается, что поданная жалоба должна быть рассмотрена прокурором, руководителем следственного органа в течение 3 суток со дня ее получения (при необходимости истребования дополнительных материалов — в течение 10 суток), а судом — в течение 5 суток.

Из содержания ч. 3 ст. 24 и ч. 1 ст. 212 УПК РФ следует, что прекращение уголовного дела во всех случаях влечет за собой одновременное прекращение уголовного преследования. Это подтверждается и смыслом ст.ст. 239, 254 УПК РФ. Между тем прекращение уголовного преследования не всегда влечет за собой прекращение уголовного дела. Закон не связывает прекращение уголовного дела с прекращением уголовного преследования, прежде всего применительно к сложному обвинению, когда речь идет о прекращении уголовного преследования в отношении одного или нескольких обвиняемых, а в отношении другого (других) обвиняемых уголовное дело и, соответственно, уголовное преследование продолжается производством (ч. 2 ст. 212 УПК РФ, ч. 5 ст. 213 УПК РФ).

Если лицо обвиняется в нескольких преступлениях или по нескольким эпизодам преступной деятельности, то уголовное преследование может быть прекращено в отдельных пунктах обвинения, а в остальной части уголовное дело продолжается производством. В соответствии с ч. 2 ст. 175 УПК РФ, если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора. Согласно ч. 4 ст. 27 УПК РФ, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела в случаях, предусмотренных, ч. 1 данной статьи, то есть по основаниям, предусмотренным пп. 1, 3 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, при этом производство по данному уголовному делу продолжается. В некоторых случаях отказ органа предварительного расследования от уголовного преследования обвиняемого влечет не прекращение уголовного дела, а направление его в суд для разрешения ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия. Решение о прекращении уголовного дела и применении указанных мер принимается непосредственно судом по результатам рассмотрения ходатайства (ст. 427 УПК РФ).

В приложении 3 представлены постановления о прекращении уголовного преследования, вынесенные следователями в отношении несовершеннолетних, совершивших деяния, в которых усматриваются признаки состава преступления, однако несовершеннолетние лица, совершившие указанные деяния, не достигли возраста уголовной ответственности, в связи с чем и вынесены данные постановления.

Отмена постановления о прекращении уголовного дела производится в случаях, когда либо отсутствуют какие-либо основания к прекращению уголовного дела, либо принятие решения о прекращении дела сопряжено с существенным нарушением прав участников процесса, устранение которого невозможно без проведения дополнительного расследования.

Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор вносит мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела. Признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу. Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, руководитель следственного органа отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу (ч. 1 ст. 214 УПК РФ).

Возобновление производства в соответствии со ст.ст. 413 и 414 УПК РФ по ранее прекращенному уголовному делу возможно в том случае, если не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 214 УПК РФ).

Решение о возобновлении производства по уголовному делу доводится до сведения лиц, указанных в ч. 3 ст. 211 УПК РФ (ч. 4 ст. 214 УПК РФ).

Отмена постановления о прекращении уголовного дела не влечет автоматического восстановления всех тех правоотношений, которые были прекращены или изменены в результате прекращения дела. «С такой отменой напрямую связано только возобновление производства по делу, восстановление юридической силы постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также всех ранее собранных по делу доказательств». В то же время сама по себе отмена постановления о прекращении уголовного дела не может приводить автоматически к восстановлению действия отмененной меры пресечения и других мер процессуального принуждения; для того чтобы эти меры могли быть применены, уполномоченным лицом должно быть вынесено специальное решение.

Производство по прекращенному уголовному делу может быть возобновлено в течение срока давности уголовного преследования также при наличии обозначенных в ст. 413 УПК РФ вновь открывшихся и новых обстоятельств.

Итак, в процессуальном смысле освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего есть, по сути, прекращение уголовного дела и уголовного преследования и представляет собой решение уполномоченного на то должностного лица об отказе от дальнейшего ведения уголовного судопроизводства в связи с отсутствием требуемых для этого правовых предпосылок. То есть, практически отказ государства от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применения к нему уголовно-правовых санкций (наказания) заключается в вынесении судом и правоохранительными органами решения о прекращении уголовного дела, что и влечет за собой прекращение уголовно-правовых отношений.

§ 3. Применение принудительных мер воспитательного воздействия

Для достижения стоящих перед ответственностью целей законодатель предусматривает достаточно разнообразные формы ее реализации. Формы реализации уголовной ответственности несовершеннолетних дифференцируются в зависимости от содержания тех мер, которые предусматривает законодатель за совершение преступления. Для несовершеннолетних УК РФ предусматривает несколько разновидностей мер воздействия: наказание, принудительные меры воспитательного воздействия, помещение в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение. При этом следует заметить, что принудительные меры воспитательного воздействия и помещение несовершеннолетнего в специальное учреждение, в случае, когда они применяются в порядке освобождения виновного от уголовного наказания, определяются обвинительным приговором суда.

На основе анализа выделяемых в науке форм реализации уголовной ответственности можно заключить, что уголовная ответственность несовершеннолетних имеет две формы реализации: с назначением уголовного наказания и без назначения такового. В последнем случае форма реализации уголовной ответственности может иметь две разновидности: с применением принудительных мер воспитательного воздействия или с помещением в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение.

Степень карательного воздействия и объем заложенных правоограничений в каждой из этих форм различны: максимума они достигают в уголовном наказании; в мерах же воспитательного воздействия они минимальны. При этом, распространяя зафиксированное в ч. 1 ст. 60 УК РФ требование об экономии мер уголовного наказания на процесс выбора формы ответственности и формулируя при этом принцип экономии мер уголовной репрессии, следует отметить, что суд вправе назначить несовершеннолетнему уголовное наказание лишь после удостоверения в неэффективности иных мер воздействия.

Причем в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа может быть направлен и несовершеннолетний, совершивший общественно опасные деяния и не достигший возраста уголовной ответственности (см. приложение 4).

Однако нужно подчеркнуть, что пребывание подростка в данном заведении не является уголовным наказанием.

Принудительные меры воспитательного воздействия — это не являющиеся уголовным наказанием особые меры государственного принуждения. Их применение к несовершеннолетним означает освобождение от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ) либо от наказания (ст. 92 УК РФ).

Главное отличие этих мер от наказания заключается в том, что они не влекут за собой судимости.

В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 г. № 20 (ред. от 23 декабря 2010 г.) «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» указано: «Признав несовершеннолетнего виновным в совершении преступления небольшой или средней тяжести, суд исходя из положений части 6 статьи 88 и статьи 92 УК РФ, статей 299 и 430 УПК РФ обязан обсудить вопрос о возможности его освобождения от наказания и применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных статьей 90 УК РФ, условного осуждения или назначения наказания, не связанного с лишением свободы, в том числе в случае совершения указанных категорий преступлений лицом в возрасте старше 16 лет либо несовершеннолетним, который ранее был осужден за совершение одного или нескольких таких преступлений и предыдущие приговоры в отношении которого вступили в законную силу.

В соответствии с частью 2 статьи 92 УК РФ несовершеннолетний может быть помещен в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до достижения им возраста восемнадцати лет. Исходя из этого не подлежат освобождению от наказания в связи с применением указанной меры воспитательного воздействия лица, совершившие преступление в несовершеннолетнем возрасте, но достигшие совершеннолетия до постановления приговора».

Принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться по общему правилу к лицам, не достигшим совершеннолетия. В исключительных случаях данные меры могут применяться к психически и социально незрелым лицам в возрасте от 18 до 20 лет (ст. 96 УК РФ).

Несовершеннолетнему могут быть назначены следующие принудительные меры воспитательного воздействия:

  • а) предупреждение;
  • б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;
  • в) возложение обязанностей загладить причиненный вред;
  • г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Предупреждение, согласно закону, состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причинённого его деянием, и последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных УК РФ. Эта мера воздействия имеет как воспитательное, так и правовое значение.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц их заменяющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Закон предусматривает двух субъектов, которым возможно поручение надзора:

  • § родители (лица, их заменяющие);
  • § специализированные государственные органы.

Обязанности родителей или лиц, их заменяющих, возникают из семейного права. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации 1995 г. (далее — СК РФ)).

Передача несовершеннолетнего под надзор не наделяет родителей какими-либо иными правами и обязанностями по отношению к ребёнку, что предусмотрено СК РФ, она лишь должна побуждать их к более активному воспитательному воздействию на подростка, устранению или нейтрализации криминогенных условий, служит предупреждением о необходимости усиления контроля за свободным временем подростка.

Данная мера целесообразна лишь в тех случаях, когда родители или лица, их заменяющие, ещё имеют влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить в будущем надлежащее поведение несовершеннолетнего, осуществлять за ним повседневный контроль. Закон не требует согласия родителей (лиц, их заменяющих) на передачу им под надзор несовершеннолетнего, но практически оно необходимо, т.к. иначе теряется смысл этой меры. Если указанные лица в силу ряда причин не имеют возможности осуществлять контроль за поведением подростка, не способны обеспечивать должное воспитание, несовершеннолетнего целесообразно передавать под надзор государственному органу. Им в настоящее время является комиссия по делам несовершеннолетних при соответствующем местном органе самоуправления.

Обязанность загладить причинённый вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Законодатель не ставит цели вообще устранения вреда; загладить — значит преуменьшить, смягчить вред, причинённый потерпевшему совершённым преступлением. Законом не определён и его вид; в преступлениях он может быть как материальным, так и моральным. Однако необходимо обратить внимание на содержащееся в ч. 3 ст. 91 УК РФ указание на имущественное положение несовершеннолетнего и его соответствующие трудовые навыки, свидетельствует о том, что законодатель имеет в виду в первую очередь имущественный ущерб. Его возмещение возможно при следующих условиях: подросток имеет самостоятельный доход (заработная плата, стипендия, пенсия, другие законные источники) либо соответствующее имущество; обладает трудовыми навыками, позволяющими собственноручно устранить причинённый вред (отремонтировать повреждённые вещи, привести в надлежащий вид помещение и т.д.).

Способ, которым заглажен причинённый вред, значения не имеет. Ущерб может быть возмещён деньгами, взамен испорченного предмета передается качественная вещь, производится установка демонтированного оборудования и т.д. Возмещение ущерба в виде денежной компенсации следует применять крайне осторожно, дабы не спровоцировать нового имущественного преступления, вызванного материальными затруднениями несовершеннолетнего. Возмещение ущерба производится добровольно через судебного исполнителя.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, вред должен быть возмещён полностью или в недостающей части его родителями или лицами, их заменяющими, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего могут предусматривать запрет посещения определённых мест, использования определённых форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определённого времени суток, выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение, либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Однако, все эти ограничения преследуют позитивную цель — оградить подростка от вредных влияний микросреды, а также с помощью контроля нормализовать его поведение.

Закон содержит примерный, а не исчерпывающий перечень возможных ограничений, применяемых к несовершеннолетнему. Он может быть существенно расширен с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, окружения подростка, его участия в неформальных объединениях антиобщественной направленности, условий, характера учёбы или трудовой деятельности, служебной, материальной или иной зависимости, взаимоотношений с потерпевшим, соучастниками преступления и т.д.

Применение принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего было известно и УК РСФСР 1960 г. Однако, действующий УК РФ, кроме некоторого терминологического различия в наименованиях этих мер, содержит и более существенные отличия. Прежде всего, принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться теперь не только при совершении преступлений небольшой тяжести (ранее — преступлений, не представляющих большой общественной опасности), но и преступлений средней тяжести. Кроме того, в УК РФ не указывается, кем (каким органом) несовершеннолетний может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия и кем (каким органом) могут быть назначены эти меры. Значит, не исключается освобождение от уголовной ответственности органом дознания, следователем, а также судом, но назначение этих мер с учётом их принудительного характера исполнения возможно только судом.

Срок применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных пп. «б» и «г», устанавливается продолжительностью от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет — при совершении преступления средней тяжести. При этом несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Такое решение следует признать правильным. Действительно, вполне сочетаются, например, такие принудительные меры воспитательного воздействия, как предупреждение и передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, возложение обязанности загладить причиненный вред и ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

В отдельных случаях в судебной практике наблюдаются ошибки, связанные с отменой принудительных мер воспитательного воздействия. Так, суд ошибочно пришел к выводу о необходимости отмены принудительной меры воспитательного воздействия в виде передачи под надзор родителей, примененной к Г. по предыдущему приговору, и назначил ему окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ. Передача под надзор родителей, как и другие принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные ч. 2 ст. 92 УК РФ, применяются при условии, если совершивший преступление несовершеннолетний может быть исправлен без применения уголовного наказания. Следовательно, принудительные меры воспитательного воздействия не являются уголовным наказанием. В соответствии с ч. 2 ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым. В этой связи ссылка суда в обоснование отмены принудительной меры воспитательного воздействия на правовую норму, предусмотренную ч. 5 ст. 74 УК РФ, не может быть признана обоснованной, поскольку указанная норма предусматривает отмену условного осуждения в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления. При таких обстоятельствах суд ошибочно назначил Г. окончательное наказание по совокупности приговоров, присоединив к назначенному за последние преступления наказанию наказание по предыдущему приговору, от которого Г. был освобожден. Поэтому из приговора было исключено назначение Г. наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

Контроль за исполнением несовершеннолетним назначенной принудительной меры воспитательного воздействия возлагается на специализированный государственный орган, обеспечивающий его исправление.

Применение мер воспитательного характера содержит принципиальные положения:

  • а) речь идет о несовершеннолетнем, совершившем преступление;
  • б) преступление должно быть деянием небольшой или средней тяжести (ст. 15 УК РФ);
  • в) данная норма не указывает, кем (каким органом, должностным лицом) эти меры могут быть назначены.

Существуют юридические последствия систематического неисполнения несовершеннолетним назначенной ему принудительной меры воспитательного воздействия. По представлению специализированного органа данная мера отменяется, и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Допуская отмену в этом случае назначенной несовершеннолетнему принудительной меры и указывая на привлечение к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, закон тем самым фактически подчеркивает условный характер применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Суд вправе избрать в отношении несовершеннолетнего любую из указанных мер, которая в большей степени может способствовать его исправлению, недопущению совершения им новых преступлений.

В ч. 4 ст. 15 Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ (ред. от 03 декабря 2011 г.) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» установлено: «

В случае освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности или от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия суд, принимая решение о применении указанных мер, за исключением такой меры, как помещение в специальное учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, вправе признать необходимым проведение мероприятий по социальной реабилитации несовершеннолетнего».

Анализ показывает, что от общего числа несовершеннолетних, освобожденных от ответственности и (или) наказания, с применением принудительных мер воспитательного воздействия освобождается около 15%. Из общего же числа выявленных за совершение преступлений несовершеннолетних лиц освобождается от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия только 4,4% (имеет место позитивная тенденция данного показателя, который возрос с 2,9% в 2004 г. до 8,3% в 2012 г.).

Что касается помещения несовершеннолетних в специальное воспитательное учреждение, то и здесь практика демонстрирует единичные случаи избрания этой меры судами. Количество несовершеннолетних, содержащихся в специальных воспитательных учреждениях закрытого типа, составляет всего 2,8% от общего числа несовершеннолетних, осужденных за все преступления в Российской Федерации.

Анализ практики назначения наказания несовершеннолетним позволяет установить следующее:

  • удельный вес несовершеннолетних, осужденных к реальному лишению свободы, сократился почти на 2%: с 26,4% в 2002 г. до 24,6% в 2012 г.;
  • из числа несовершеннолетних, осуждаемых к реальному лишению свободы, большая часть (36,6%) осуждается на срок от 3 до 5 лет;
  • удельный вес данной категории в общем числе осужденных к реальному лишению свободы практически не изменился;
  • за период с 2002 по 2012 г. более чем в два раза (с 3,5% до 7,2%) возрос удельный вес несовершеннолетних, осужденных на срок от 8 до 10 лет, в общем числе несовершеннолетних, осужденных к реальному лишению свободы, в то время как удельный вес несовершеннолетних, осуждаемых к более кратким срокам лишения свободы, сократился (в 2012 г. удельный вес несовершеннолетних, осужденных на срок от 8 до 10 лет лишения свободы в общей массе осужденных к реальному лишению свободы, составил 3,5%);
  • в судебной практике единичны случаи назначения несовершеннолетним таких наказаний, как штраф и исправительные работы;
  • лишение права заниматься определенной деятельностью не назначается вообще;
  • стабильно высоким (около 60 — 70%) и только с 2004 г. демонстрирующим тенденцию сокращения является удельный вес несовершеннолетних, осуждаемых к условному лишению свободы;
  • крайне редки случаи назначения несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы ниже низшего предела, установленного санкцией статьи Особенной части (2,7% от общего числа осужденных условно и реально к лишению свободы), и вообще не встречаются случаи назначения ниже низшего предела иных видов наказаний и замены наказания более мягким видом наказания, чем предусмотрено санкцией;
  • при этом во всех случаях назначения несовершеннолетнему лишения свободы ниже низшего предела в суде рассматривалось дело о тяжком или особо тяжком преступлении.

Рассмотрим пример.

По приговору суда с участием присяжных заседателей М. и Н. осуждены по ч. 3 ст. 30, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы каждый. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор в отношении М. и Н. без изменения. В надзорных жалобах осуждённые М. и Н. просили о смягчении наказания, указывая, что в приговоре сделан вывод о наличии исключительных обстоятельств, смягчающих наказание, с учётом которых признано возможным назначить им наказание с применением ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ. Фактически же им назначено наказание без учёта ст. 64, ч. 6-1 ст. 88 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорные жалобы осуждённых и изменил состоявшиеся судебные решения, указав следующее. Как усматривается из приговора, М. и И., будучи несовершеннолетними, совершили преступление, за которое осуждены по ч. 3 ст. 30, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ. При назначении им наказания суд учёл признание каждым своей вины и раскаяние в содеянном, активное способствование обоих раскрытию преступления, их несовершеннолетний возраст, явку с повинной Н., вердикт присяжных заседателей о снисхождении, а также состояние здоровья, степень участия в преступлении и отношение к содеянному. Отягчающие наказание обстоятельства судом не установлены. Принимая во внимание совокупность указанных выше обстоятельств, суд в приговоре признал возможным назначить М. и Н. наказание «… ниже низшего предела, чем предусмотрено законом, то есть с применением ст. 64 УК РФ». В соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осуждённому наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьёй Особенной части УК РФ, сокращается наполовину. Следовательно, низший предел наказания несовершеннолетнему, осуждённому за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ, установлен в 2 года лишения свободы. Однако М. и Н. фактически судом назначено с применением ст. 64 УК РФ наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы каждому. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, оставляя приговор без изменения, указала, что «в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ низший предел наказания … сокращается наполовину … при назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ, ссылки на ст. 64 УК РФ не требовалось … наказание смягчению не подлежит». Однако этот вывод нельзя признать правильным, т.к. суд первой инстанции счёл необходимым назначить наказание М. и Н. с применением положений ст. 64 УК РФ.

На основании изложенного Президиум изменил приговор суда и кассационное определение в отношении М. и В., смягчил каждому наказание по ч. 3 ст. 30, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 131 УК РФ до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

В оценке подобной практики реализации уголовной ответственности несовершеннолетних следует быть осторожным. С одной стороны, безусловно, нельзя приветствовать применение либеральных мер в случае совершения тяжких или особо тяжких преступлений даже применительно к несовершеннолетним, поскольку это противоречит принципу справедливости. Но в то же время следует помнить, что важны не только сами по себе применяемые в отношении преступников меры, но и их социальный эффект. В этой связи следует отметить, что снижение случаев применения к несовершеннолетним в последние годы такой меры ответственности, как реальное отбывание наказания, мало отразилось на показателях рецидива их преступного поведения, который колеблется в пределах 10 — 13% в общем числе осужденных несовершеннолетних.

Можно выдвинуть следующие рекомендации по совершенствованию законодательной регламентации принудительных мер воспитательного воздействия, в том числе:

  • § применение принудительных мер воспитательного воздействия в порядке ст. 92 УК РФ допускать лишь при осуждении несовершеннолетнего за преступления небольшой или средней тяжести;
  • § помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа распространить на несовершеннолетних, освобожденных от наказания за совершение тяжких и особо тяжких преступлений;
  • § не допускать помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния и не подлежащих уголовной ответственности;
  • § усовершенствовать содержание принудительных мер воспитательного воздействия.

Важно, чтобы подросток почувствовал тяжесть ответственности за причиненный его деянием вред, осознал, что его поведение находится под пристальным контролем соответствующих лиц и организаций, задача которых помочь ему в исправлении поведения и предупреждения новых правонарушений.

Представляется, что для обеспечения стройности, непротиворечивости, последовательности уголовной политики в отношении несовершеннолетних требуется разработка и принятие отдельного программного документа в этой области. В нём должны найти отражение признание и понимание объективного состояния преступности несовершеннолетних, ее детерминант, основные идеи и принципы государственной политики в отношении несовершеннолетних, а также решение таких важных вопросов, как: международное сотрудничество в области борьбы с преступностью несовершеннолетних и защиты их прав, разграничение полномочий и вопросы сотрудничества федерального центра и регионов в данном вопросе, взаимодействие государственных и общественных структур в деле предупреждения преступности несовершеннолетних защиты их прав, долгосрочные и среднесрочные перспективы уголовной политики в отношении несовершеннолетних.

Итак, принудительные меры воспитательного воздействия являются самостоятельной формой государственного реагирования на неправомерное поведение несовершеннолетних. По своей правовой природе принудительные меры не относятся к уголовной ответственности, не являются наказанием, но существуют и реализуются в рамках уголовно-правовых отношений. Исходя из принципов справедливости, гуманизма, экономии уголовной репрессии, законодатель справедливо полагает, что уголовная ответственность и свойственные ей формы реализации далеко не всегда являются лучшим, наиболее эффективным средством воздействия на личность, корректировки ее поведения. Это особенно верно в тех случаях, когда воздействие оказывается на несовершеннолетних, т.е. лиц с неустоявшимся мировоззрением, у которых отсутствует твердая социальная позиция и, следовательно, на которых еще можно воздействовать не прибегая к крайним мерам, связанным с уголовной репрессией. По этой причине законодатель в ст.ст. 90 — 92 УК РФ оформил принудительные меры воспитательного воздействия как важнейшую составляющую целостного комплекса уголовно-правовых мер, применяемых к несовершеннолетним, урегулировав систему и порядок их применения.

Заключение

Уголовная ответственность — это общественное отношение, возникшее по поводу совершенного преступления. Освобождение от уголовной ответственности является отказом суда от вынесения обвинительного приговора в отношении лица, виновного в совершении преступления, и связанного с этим применения к нему уголовно-правовых санкций (наказания).

Выделяют субъективное и объективное основания освобождения от уголовной ответственности. Субъективное основание — отсутствующая или утраченная, либо сниженная общественная опасность лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние. Объективное основание — деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ, и обладающее двумя свойствами: соответствие категориям преступлений небольшой или средней тяжести и небольшая степень общественной опасности деяния; условиями освобождения от уголовной ответственности являются небольшая степень общественной опасности личности, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, не относящиеся к элементам состава преступления; утраченная или сниженная общественная опасность (вредность) деяния, совершенного этим лицом, к моменту освобождения от уголовной ответственности.

Законодатель предусмотрел особенности при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности. Эти особенности обусловлены следующим. В раннем юношеском возрасте идет активное нравственное формирование личности, начинают четко проявляться структурные элементы сознания, и формируется правосознание как элемент индивидуального сознания. Развитие и социальное формирование несовершеннолетних сверхдинамично, а также не стабильно и окончательно не сформировано. Несовершеннолетний — развивающаяся и формирующаяся личность, и она может быть признана субъектом уголовной ответственности начиная с определенного возраста, по мере приобретения ею необходимого уровня правового сознания. Социально-психологический аспект уголовной ответственности несовершеннолетних предполагает выяснение того, на каком этапе своего развития они становятся способным нести эту ответственность.

Указанные факторы оказывают значительное влияние на достижение вменяемости несовершеннолетними и указывают на необходимость особого отношения к освобождению этих лиц от уголовной ответственности.

Уголовное законодательство, исходя из принципов гуманизма и справедливости, предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление. Освобождение от уголовной ответственности означает, что решением компетентного государственного органа лицо, совершившее преступление, освобождается от публичного государственного осуждения (порицания) за совершенное преступление и применения к нему мер государственно-принудительного воздействия.

К несовершеннолетним могут применяться как общие виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные ст.ст. 75, 76 УК РФ, так и специальные, предусмотренные ст. 90 и ч. 3 ст. 20 УК РФ. При применении общих видов освобождения от уголовной ответственности учитываются особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

В УК РФ закреплен специальный вид освобождения от уголовной ответственности, предусмотренный Общей частью УК РФ — с учетом общей позиции государства в отношении несовершеннолетних и положений ст. 90 УК РФ установлено, что несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Специальные виды освобождения лиц, не достигших восемнадцати лет, от уголовной ответственности связаны с применением мер воспитательного воздействия, т.е. установленных законом мер государственного принуждения к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, с целью их исправления педагогическим средствами без привлечения к уголовной ответственности. Принудительными они являются потому, что они назначаются и приводятся в исполнение независимо от воли несовершеннолетнего или его законного представителя, обязательны как для лиц, совершивших преступления, так и для других лиц. Их реализация обеспечивается силой государственных органов, наделённых специальными полномочиями. Неисполнение назначенной меры влечет негативные правовые последствия, прямо зафиксированные в законе.

Специфическими принципами, определяющими освобождение несовершеннолетних правонарушителей от уголовной ответственности, являются:

  • приоритет интересов несовершеннолетнего при разрешении любых вопросов, связанных с предупреждением преступности;
  • отказ от доминирования контрольно-предупредительной практики и смещение акцентов в пользу охранно-защитной функции всей системы профилактики преступности несовершеннолетних;
  • комплексность, предполагающая проведение профилактики преступного и иного антиобщественного поведения несовершеннолетних совместно (параллельно) с профилактикой преступлений против них;
  • приоритет профилактических и воспитательных мер перед репрессивными;
  • поддержка семьи и взаимодействие с ней;
  • индивидуальный подход к исправлению несовершеннолетних с соблюдением конфиденциальности полученной информации;
  • последовательность и преемственность воспитательно-профилактического процесса: социализации, социальной интеграции, исправления, социальной реабилитации и реинтеграции;
  • полнота региональной инфраструктуры реабилитационного пространства, профилактики и исполнения уголовного наказания в отношении несовершеннолетних;
  • обеспечение ответственности должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов несовершеннолетних.

Критериями разграничения применяемых в отношении несовершеннолетних видов освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) или в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) и с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ) являются их основания (степень общественной опасности деяния может быть выше при применении ст. 90 УК РФ) и условия (степень общественной опасности личности всегда должна быть выше при применении ст. 90 УК РФ, нежели ст.ст. 75-76 УК РФ).

Вносятся предложения по совершенствованию законодательства:

Необходимо значительно повысить эффективность различных видов освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних путем использование процедур восстановительного воздействия и патроната.

Материально-правовая основа доктрины восстановительного правосудия, которая становится реальной альтернативой ювенальному карательному правосудию, содержится в таких нормах освобождения от уголовной ответственности, как в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением сторон (ст. 76 УК РФ), с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. ст. 90, 91 УК РФ).

Предлагается закрепить в уголовном законе также комплекс мер медицинского характера, а, возможно, меры оказания помощи психолога несовершеннолетним с отставанием в психическом развитии, которые совершили уголовно наказуемые деяния.

Предлагается изложить ч. 1 ст. 90 УК РФ в следующей редакции:

«1. Несовершеннолетний, совершивший деяние, содержащее признаки преступления небольшой или средней тяжести, или впервые совершивший деяние, содержащее признаки тяжкого преступления без применения насилия и возместивший или иным образом загладивший причиненный ущерб, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия».

Предлагается дополнить ч. 2 ст. 90 УК РФ «Применение принудительных мер воспитательного воздействия» пунктом «д», который изложить в следующей редакции:

«д) передача под патронат».

В целом, для реализации исправительного потенциала, содержащегося в принудительных мерах воспитательного воздействия, и получения достаточной эффективности результатов их применения нужна соответствующая нормативная база. Представляется, что ей мог бы стать федеральный закон «О порядке исполнения принудительных мер воспитательного воздействия».

Институт освобождения от уголовной ответственности обладает большим положительным потенциалом, который заключается в том, что само лицо, совершившее преступление, становится на путь исправления, критически относится к совершенному им деянию; потерпевший примиряется с указанным лицом, ему (потерпевшему) возмещается ущерб или иным образом заглаживается причиненный вред, то есть принимаются меры по восстановлению нарушенных прав; что особенно важно, исправление лица, совершившего преступление, происходит без применения жестких карательных санкций.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/diplomnaya/osvobojdenie-nesovershennoletnih-ot-ugolovnoy-otvetstvennosti/

1. Законы, нормативные правовые акты и иные официальные документы

1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. [Текст] (с поправками от 30 декабря 2008 г.) // Рос. газета. 2009. 21 янв.

2. Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда Рос. Федерации. 1994. № 12.

3. Конвенция о правах ребенка. Принята 20 ноября 1989 г. на 44-й сессии Генеральной ассамблеи ООН [Текст] // Сборник международных договоров СССР. 1993. Выпуск XLVI.

  • Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы. Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи ООН [Текст] // Рос. газета. 1995. 1 июня.

— Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила).

Приняты 20 ноября 1985 г. Резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН [Текст] // Рос. газета. 1995. 1 июня.

— Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы).

Приняты 14 декабря 1990 г. Резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи ООН [Текст] // Рос. газета. 1995. 1 июня.

— Резолюция № 56/261 Генеральной Ассамблеи ООН «Планы действий по осуществлению Венской декларации о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века». Принята в г. Нью-Йорке 31 января 2002 г. на 93-ем пленарном заседании 56-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН [Текст]. Раздел XII «Меры в области правосудия в отношении несовершеннолетних» // Рос. газета. 2002. 10 марта.

— Рекомендация N Rec (2003) 20 Комитета министров Совета Европы «О новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних». Принята 24 сентября 2003 г. на 853-ем заседании представителей министров [Текст] // Рос. газета. 2003. 1 дек.

9. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 12 ноября 2012 г.) <#»650786.files/image001.gif»>

  • Рис. 1. Динамика зарегистрированных преступлений в РФ в 2008-2012 гг., в т.ч. совершенных несовершеннолетними, тысяч.

Таблица 2

Распределение населения России по возрастным группам

Данные на 1 января соответствующего года

2008

2009

2010

2011

2012

Все население

142748

142737

142857

142865

143056

в том числе в возрасте, лет:

14-15

7056

6891

6610

6601

6567

16-18

10485

9650

8389

8237

7631