Право международных договоров (2)

Курсовая работа

1. Правоспособность заключать международные договоры, их виды и влияние на третьи государства

Сторонами в международных договорах являются субъекты международного права. Субъект международного права — категория объективная. Она определяется природой международного сообщества как сообщества суверенных государств. В доктрине существуют релятивистские взгляды по этому вопросу, допускающие произвольное определение круга субъектов.

Профессор Колумбийского университета О. Лисицин в работе, посвященной кодификации права договоров, писал: «…Можно сомневаться в том, что международное право содержит какой-либо объективный критерий международной правосубъектности или способности заключать международные договоры. Сам факт или практика вступления в международное соглашение иногда является единственным мерилом, которое может быть использовано для определения того, что данное образование обладает такой субъектностью…».

Признание способности участвовать в международном договоре в качестве критерия определения международной правосубъектности заслуживает внимания. Вместе с тем известны договоры, в которых наряду с государствами участвуют, например, научные учреждения, которым поручается выполнение определенных контрольных функций. Такое участие не делает эти учреждения субъектами международного права.

Еще более широкой концепции международной правосубъектности придерживается известный шведский юрист Х. Бликс, по мнению которого термин «субъект международного права» означает «любое образование, к которому обращена какая-либо норма международного права». При таком подходе можно дойти до признания международной правосубъектности китов и морских котиков, защите которых посвящен ряд конвенций.

Опираясь на такого рода концепции, некоторые юристы произвольно расширяют круг субъектов и на этом основании пишут о преобразовании международного права. Американский профессор Дж. Квигли утверждает: «…Международное право преобразуется из права между государствами в право, которое охватывает международные организации, физических лиц, корпорации и иные негосударственные группы».

В отечественной литературе подобные взгляды высказываются некоторыми политологами и экономистами. Известный геоэкономист Э.Г. Кочетов считает, что «роль и влияние государств в условиях глобальных перемен существенно снижаются…». Ставится вопрос о пересмотре «всей системы правового регулирования отношений игроков на мировой арене», которыми стали компании и даже «отдельные лица». Сами «геоэкономические системы формируют новую мировую модель права — глобализированную правовую систему».

3 стр., 1441 слов

Понятие и кодификация права международных договоров

... международного договора. В соответствии с международным правом способность заключать международные договоры является неотъемлемым правом субъекта международного права, неотъемлемым элементом его международной правосубъектности. Любой субъект международного права может быть участником Договора. Однако на практике существуют многосторонние договоры, в которых субъекты международного права ...

Как видим, речь идет об известной мировой литературе концепции транснационального права, объединяющего все виды норм, регулирующих международные связи на любом уровне. Несостоятельность концепции очевидна, поскольку право — это не только нормы, но и соответствующий механизм их действия. В силу принципиальных различий в механизме действия международных и внутригосударственных норм, не говоря уже о нормах корпоративных, объединить их в единую правовую систему невозможно.

У каждой системы права определяющим фактором является объект регулирования. У международного права таким объектом являются межгосударственные отношения, которые определяют и специфику механизма международно-правового регулирования. Лишение международного права межгосударственного характера разрушает механизм его действия. Субъектами права, регулирующего межгосударственные отношения, могут быть лишь субъекты этих отношений. Помимо всего прочего, отмеченные концепции противоречат международной практике, которая свидетельствует о росте роли государств в повышении уровня управляемости международной системы.

Круг субъектов международного права не может определяться произвольно, без учета природы регулируемых им отношений и самого права. Принципиальное положение, согласно которому круг субъектов международного права определяется не произвольно, а зависит от потребностей международного сообщества, было подтверждено и Международным Судом. Еще в 1949 г., обосновывая международную правосубъектность ООН, Суд в решении по делу об ущербе, понесенном на службе ООН, определил: «Субъекты права в любой правовой системе не обязательно являются идентичными по своей природе или по объему своих прав, их природа зависит от потребностей соответствующего общества».

Основными субъектами международного права являются государства. Только они в силу своего суверенитета способны придать этому праву юридически обязательный характер. Поэтому они являются и основными субъектами права международных договоров. С учетом потребностей международного сообщества государства наделили правосубъектностью международные организации. Помимо государств и организаций участвовать в договорах могут и иные субъекты. Такая возможность предусмотрена . В них говорится, что тот факт, что они не применяются к международным соглашениям с участием иных субъектов международного права, не затрагивает юридической силы таких соглашений. Предусматривается возможность применения к ним любых норм, изложенных в конвенциях , под действие которых они подпадали бы в силу международного права. В таких случаях обычные нормы международного права понимаются так, как они изложены в конвенциях .[2]

Субъектом является государство в целом, а не его отдельные органы. Хотя в практике встречаются и иные мнения. С этим Советскому государству пришлось столкнуться в первые же годы его существования. Во время советско-английских переговоров 1924 г., на которых разрабатывалось соглашение, бывший заместитель министра иностранных дел в консервативном правительстве Р. Макнейл опубликовал в газете письмо, в котором говорилось: «Макдональд и советские представители должны понять, что будущее английское правительство не будет считать для себя обязательным то, что сделает Макдональд».

4 стр., 1702 слов

Право международных договоров (3)

... и новация. Денонсацией называется отказ государства от международного договора в порядке, предусмотренном самим договором. Государства и иные субъекты договора не обязаны объяснять причины отказа. Если в договоре не предусмотрен порядок денонсации, необходимо ...

В 1954 г. на процессе Коммунистической партии Германии представитель правительства ФРГ утверждал, что Потсдамские соглашения 1945 г. обязали только правительства, а не государства «как целое». Приведу в этой связи мнение по этому вопросу известного ученого из ФРГ В. Венглера, относящееся к тому же времени: «В настоящее время нет сомнений в том, что международные договоры являются соглашениями, в которых государство как таковое, а не правительства являются сторонами».

Широкое распространение получили взгляды, согласно которым субъектом международного права является индивид. Такие взгляды, какими бы благородными побуждениями они ни инициировались, не соответствуют природе современного международного права. Характер международного права, его содержание и механизм действия определяются природой регулируемых отношений. Эти отношения являются межвластными, межгосударственными отношениями.

Положение не меняется от того, что субъектами этих отношений являются межгосударственные организации. Они созданы для обслуживания все тех же межгосударственных отношений. Субъектами этих отношений могут быть лишь не подчиненные иной власти образования, способные независимо осуществлять права и выполнять обязанности. Физические и юридические лица, подчиненные внутреннему праву государства, не могут быть субъектами властных, межгосударственных отношений и соответствующего права.

Это вовсе не означает, что государства не могут создавать нормы, предоставляющие физическим и юридическим лицам определенные права и возлагающие на них определенные обязанности. По соглашению государств права и обязанности человека могут непосредственно вытекать из международных договоров. Об этом свидетельствует, в частности, практика таких международных органов, как Европейский суд по правам человека. Это положение было подтверждено Международным Судом в решении по делу братьев Ла Гранд, в котором говорится, что ст. 36 Венской конвенции о консульских сношениях «создает индивидуальные права, на которые, согласно положениям статьи 1 Факультативного протокола, могут ссылаться в этом Суде представители государства, гражданином которого является содержащееся под стражей лицо».

Нарушение государством договора, предоставляющего человеку те или иные права, влечет за собой его ответственность в отношении всех других сторон в договоре. Что же касается пострадавших индивидов, то их, как говорится в комментарии к статьям об ответственности государств, «следует рассматривать в качестве конечных бенефициариев и в этом смысле в качестве субъектов соответствующих прав». Эта формулировка представляется достаточно четко отражающей статус индивида — он является бенефициарием определенных норм международного права и в этом смысле субъектом соответствующих прав.

Государство, будучи основным субъектом международного права, является и основным субъектом права договоров. Оно обладает высшей и универсальной правовой властью — суверенитетом. В силу своего суверенитета государства создают международное право, определяют его содержание и обеспечивают соблюдение. Иными словами, государство является первоначальным субъектом международного права. Отражая реальное положение, международное право закрепляет основные права и обязанности государств, которыми не обладают и не могут обладать иные образования.

Стороной в договоре является государство в целом, а не его подразделения или органы. В Федеральном законе о международных договорах РФ говорится, что Закон применяется в отношении международных договоров Российской Федерации — межгосударственных, межправительственных договоров и договоров межведомственного характера. Разъясняются эти понятия следующим образом: межгосударственные договоры — договоры, заключаемые от имени Российской Федерации, межправительственные — от имени Правительства РФ, договоры межведомственного характера — от имени федеральных органов исполнительной власти.

2 стр., 901 слов

Система международного права, соотношение международного публичного ...

... В международном публичном праве активными участниками выступают государства или их части, международные организации, в международном частном праве — физические и юридические лица. В-четвертых, различны базовые источники: для международного публичного права основным источником являются международные принципы, договоры, обычаи, а для международного частного права ...

Эти понятия отражают присущую договорной практике юридическую неточность. Во всех случаях договоры заключаются между государствами, и, следовательно, должны заключаться от их имени соответствующими органами. Однако в целях удобства в практике используются условные формулировки. Так, Российско-французское соглашение о воздушном сообщении носит следующее официальное наименование: «Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о воздушном сообщении».

Более того, в преамбуле говорится, что эти правительства именуются «Договаривающимися Сторонами» и являются «участниками Конвенции о международной гражданской авиации». Все это явно расходится с определениями, содержащимися в Венской конвенции о праве международных договоров. Тем не менее такова практика.

Несмотря на то что сторонами во всех договорах являются государства, уровень его представительства не лишен юридического значения. Во взаимоотношениях одних и тех же сторон договору на высшем уровне должны соответствовать все иные договоры, договору на уровне правительств — договоры межведомственного характера. Если же речь идет о договорах с разными государствами, то межправительственный договор по своей юридической силе не уступает межгосударственному. Различный уровень представительства при заключении договора может иметь существенные последствия во внутреннем праве государств.

В силу своего суверенитета государство вправе участвовать в любых договорах, разумеется, в рамках международного права. Большинство договоров заключается государствами. Договорной практике государств принадлежит первостепенная роль в развитии права договоров.

Государство, находящееся в процессе становления, может заключать договоры с момента обретения суверенной власти, способной быть носителем прав и обязанностей по международному праву.

2. Заключение международного договора: полномочия участников переговорного процесса, стадии заключения договора, их юридиче­ская сила

Суть всего процесса заключения договора, как отмечал Г.И. Тункин, состоит в согласовании «воль государств, результатом которого является соглашение, воплощенное в нормах договора». Существуют два понятия заключения договоров — в широком и в узком смысле. В широком смысле этим понятием охватывается весь процесс подготовки, принятия и вступления в силу договора. В узком смысле — только стадии, имеющие юридическое значение, т.е. принятие и вступление в силу. В еще более узком смысле это понятие определяется в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г.: «Заключение» означает выражение согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора».

Заключение договоров осуществляется от имени государства его соответствующими органами. При отсутствии органов, способных представлять страну в международных отношениях, брать и осуществлять от имени государства международные обязательства, реализация международной правосубъектности невозможна. Как известно, наличие власти является одной из характерных черт государства как субъекта международного права.

3 стр., 1408 слов

Договор складского хранения

... В этом случае факт заключения договора хранения может быть подтвержден свидетельскими показаниями. 1.2. Права и обязанности сторон договора Права и обязанности хранителя. Хранитель, взявший ... Предметом договора хранения являются услуги по хранению каких-либо вещей, которые хранитель оказывает поклажедателю. В качестве вещей, передаваемых на хранение, могут сдаваться как индивидуально-определенные, ...

Каждое государство обладает суверенным правом определять систему органов власти и порядок своего представительства при заключении договоров. Значение этого положения издавна подчеркивалось в практике государств. В инструкции государственного секретаря США Джефферсона американскому посланнику в Париже от 12 марта 1793 г. говорилось: «Мы, безусловно, не можем отрицать за любой нацией то право, на котором основано наше собственное правительство, — что каждая нация: может вести свои сношения с иностранными государствами через посредство любого органа, который она считает подходящим, будет ли то король, конвент, ассамблея, комитет, президент или что-либо другое, что она может выбрать».

На действительность договора не влияют характер, организация, наименование государственных органов, наделенных правом заключать их, не влияют также формы правления и государственного устройства. Еще Й. Блюнчли констатировал, что «действительность трактатов не зависит ни от формы правления договаривающихся государств, ни от религии их населения или представителей».

В литературе существуют две основные точки зрения относительно того, какое право определяют органы, представляющие государство. Согласно первой — главная роль в этом принадлежит международному праву. Согласно второй — вопрос решается внутригосударственным, конституционным правом. Большинство авторов, в том числе весьма авторитетных, издавна принадлежат к сторонникам второй, конституционной теории. Показательно, что первоначально и Комиссия международного права приняла статью, отражающую конституционную теорию. Выступая в Комиссии, М.О. Хадсон утверждал, что предоставление государством тому или иному из своих органов права заключать договоры — целиком внутреннее дело. В целях установления единообразия Комиссия в дальнейшем отказалась от этой теории и определила нормы международного права, указывающие органы, полномочные заключать договоры.

Однако и после принятия Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. есть авторы, отстаивающие конституционную теорию. Один из них — А.Н. Талалаев, который был членом советской делегации на Венской конференции 1968-1969 гг. По его мнению: «Порядок представительства государства при заключении договоров, определение соответствующих органов и их компетенции является внутренним делом государства и регулируется внутригосударственным правом….» С этим трудно спорить, но вместе с тем нельзя не учитывать и роли международного права в определении лиц, представляющих государство при заключении договоров.

Вопросы представительства регулируются как внутренним, так и международным правом. Анализ права и практики государств свидетельствует, что едва ли в каком-либо из них соответствующие вопросы решены достаточно четко. Зачастую даже между органами одного и того же государства существуют разногласия. Достаточно вспомнить о постоянных спорах по этому вопросу в США. Тем более нереально полагать, что иностранные государства способны определиться в этой области. Поэтому во имя стабильности договорных отношений необходимы общепринятые нормы, определяющие представительство государств.

13 стр., 6046 слов

Виды трудовых договоров

... выполнением. Рассмотрим особенности ранее указанных отдельных видов трудовых договоров. И начнем с контракта и договора государственного служащего как новых видов трудовых договоров. Контракт — это новый особый вид трудового договора. В новой редакции КЗоТ РФ ...

Отмеченные точки зрения проявились и в ходе Венской конференции. Делегации ФРГ, Ирана и Мали предложили поправки к проекту статьи о полномочиях, которые предусматривали ссылку на внутреннее право. Однако большинство делегаций высказались против. При этом отмечалось, что предложенный Комиссией проект соответствует практике подавляющего большинства государств и точно отражает международное обычное право. Подчеркивалась необходимость создать единые правила для всех государств с тем, чтобы избежать неопределенности в договорных отношениях. В конечном счете статья была принята практически единогласно. Голосов против не было. Воздержались три делегации.

Таким образом, при решении вопроса о праве того или иного органа представлять государство при заключении договора определяющее значение имеет международное право. Согласно Венской конвенции участник не вправе ссылаться на то, что его согласие на обязательность для него договора выражено в нарушение положений внутреннего права, касающихся компетенции заключать договоры. Однако это не означает игнорирования конституционного права. Государство может ссылаться на положения своего внутреннего права относительно компетенции заключать договоры, если нарушение было явным и касалось нормы внутреннего права особо важного значения. «Нарушение является явным, если оно будет объективно очевидным для любого государства, действующего в этом вопросе добросовестно и в соответствии с обычной практикой» (ст. 46 Венской конвенции).

С международно-правовой точки зрения не имеет значения, заключен договор главой государства или правительством. И в том, и в другом случае договаривающейся стороной является государство, а не его орган. И в том, и в другом случае договор обладает равной юридической силой, хотя политическое значение может быть разным.

При заключении договора государства должны быть представлены органами равного уровня. Известны сравнительно редкие исключения из этого правила, которые объясняются чрезвычайными условиями.

Венская конвенция 1969 г. следующим образом определяет круг лиц, которые в силу их функций считаются представляющими государства без необходимости предъявления полномочий:

  • «а) главы государств, главы правительств и министры иностранных дел — в целях совершения всех актов, относящихся к заключению договора;
  • b) главы дипломатических представительств — в целях принятия текста договора между аккредитующим государством и государством, при котором оно аккредитовано;

— с) представители, уполномоченные государствами представлять их на международной конференции или в международной организации или в одном из ее органов, — в целях принятия текста договора на такой конференции, в такой организации или в таком органе» (ст. 7 «Полномочия»).

Из этого следует, что глава государства, глава правительства и министр иностранных дел считаются представляющими государство «в целях совершения всех актов, относящихся к заключению договора». Иными словами, они могут даже выражать согласие на обязательность договора. Как уже отмечалось, независимо от органа, заключающего договор, стороной в нем является государство. Однако практике известны случаи, когда по тем или иным политическим причинам соглашения рассматриваются как обязательства только правительств.

10 стр., 4635 слов

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года

... современных условиях развития общества. Внутренние морские воды., Внутренние морские воды являются составной частью территории государства. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года ст.8 исходит из того, что «суверенитет прибрежного государства распространяется за пределы его сухопутной ...

В случае отсутствия у лица компетенции заключать договор оно должно иметь для этого специальные полномочия. Под полномочиями понимается исходящий от компетентного органа власти документ, предоставляющий лицу или лицам право представлять государство при подготовке и заключении договора. Порядок выдачи полномочий определяется внутренним правом и практикой государства. В одних странах этот порядок довольно либерален, в других — строго централизован. В США, например, этот порядок детально регламентируется нормативными актами госдепартамента, в частности, до аутентификации текст договора подлежит обязательному представлению в госдепартамент для одобрения, за исключением случаев, когда иное специально не разрешено.

Из содержащегося в Венских конвенциях определения полномочий видно, что они могут быть разного уровня — от полномочий лишь на принятие текста до полномочий на окончательное принятие договора. Закон о международных договорах РФ содержит следующее определение полномочий, соответствующее : «Полномочия» означают документ, который исходит от компетентного органа Российской Федерации и посредством которого одно лицо или несколько лиц назначаются представлять Российскую Федерацию в целях: ведения переговоров; принятия текста договора или установления его аутентичности; выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее договора; совершения любого другого акта, относящегося к договору».

Венская конвенция 1969 г. предусматривает: «Лицо считается представляющим государство либо в целях принятия текста договора или установления его аутентичности, либо в целях выражения согласия государства на обязательность для него договора, если: а) оно предъявит соответствующие полномочия; или b) из практики соответствующих государств или из иных обстоятельств явствует, что они были намерены рассматривать такое лицо как представляющее государство для этих целей и не требовать предъявления полномочий».

Второй пункт призван охватить особенности практики государств по рассматриваемому вопросу. В частности, это относится к предусмотренному Законом о международных договорах РФ праву федеральных министров, руководителей иных федеральных органов исполнительной власти в пределах своей компетенции вести переговоры и подписывать международные договоры межведомственного характера без предъявления полномочий.

Для сравнения можно напомнить, что согласно праву и практике США послы и иные представители, ведущие переговоры, как правило, снабжаются полномочиями. Ряд иных ведомств могут вести переговоры, но до заключения соглашения должны проконсультироваться с государственным секретарем.

Следует отметить, что правовые акты России, определяющие функции государственных органов, не предусматривают за ними соответствующих полномочий в отношении договоров.

Нормативными актами государства и его практикой определяется и форма полномочий. Закон о международных договорах РФ регламентирует и порядок выдачи полномочий на ведение переговоров и подписание договоров. Относящиеся к этому положения соответствуют описанному порядку принятия решений о проведении переговоров и подписании договоров. В отношении договоров, заключаемых от имени РФ, полномочия выдаются Президентом, а если договор посвящен вопросам, относящимся к ведению Правительства, — то Правительством. Полномочия от имени Президента и Правительства оформляются Министерством иностранных дел. В отношении межправительственных договоров полномочия предоставляются Правительством, в отношении договоров межведомственного характера — руководителем соответствующего ведомства.

4 стр., 1775 слов

Договор международного франчайзинга

... написания данной курсовой работы – изучить сущность международного франчайзинга и механизм его развития в России. В рамках достижения поставленной цели определены следующие задачи: - исследовать сущность и содержание договора международного франчайзинга; - ...

В России полномочия выдаются Министерством иностранных дел. Они оформляются на специальном бланке, как правило, в следующей форме: «Министерство иностранных дел Российской Федерации настоящим удостоверяет, что Президент Российской Федерации уполномочил….» Далее указываются фамилия, имя, отчество уполномоченного лица, его должность, а также действия, которые оно уполномочено совершить. Такая же форма используется и при выдаче полномочий от имени Правительства. Полномочия подписываются министром иностранных дел или его заместителем, а также директором правового департамента. Скрепляются полномочия печатью МИД.

Вступление договора в силу означает, что он становится юридически обязательным для сторон. Это положение является общепризнанным. А.Н. Талалаев писал: «Выражение «международный договор вступает в силу» означает, что положения данного договора становятся обязательными для его участников….» Выступая в Комиссии международного права, Дж. Брайерли говорил, что «вступление договора в силу» означает, что договор становится обязательным. Там же М. Хадсон заявил, что никогда не мог увидеть какое бы то ни было различие между «превращением в юридически обязательный» и «вступлением в силу» договора.

Вступление в силу юридически обязывает стороны применять положения договора. Вместе с тем известны случаи, когда вступивший в силу договор обязывает применять его положения в установленных случаях. Это положение издавна отмечалось юристами. Макнейр писал: «Очевидно, что договор действует с момента вступления в силу, но эта презумпция довольно часто отклоняется некоторыми положениями, изложенными в договоре или подразумеваемыми».

В Женевской конвенции 1949 г. о защите гражданского населения во время войны говорится: «Настоящая Конвенция будет применяться с начала всякого конфликта или оккупации…. На территории сторон, находящихся в конфликте, применение Конвенции прекращается после общего окончания военных действий» (ст. 6).

Следовательно, вступление договора в силу делает его юридически обязательным для сторон, но не всегда обязывает к его применению. «Вступление в силу» и «применение договора» — понятия близкие, но не тождественные.

Положения договоров о вступлении в силу чрезвычайно многообразны. Многое зависит от характера договора и других обстоятельств. Порой договоры устанавливают не только дату, но и час вступления в силу. В качестве примера можно указать на Европейскую конвенцию радиовещания 1950 г. и на франко-вьетнамское соглашение о прекращении военных действий во Вьетнаме 1954 г. И в том, и в другом случае установление точного времени было оправданным. В качестве весьма редкого случая можно указать на соглашение между РСФСР и Литвой о порядке оптации литовского гражданства 1921 г., которое вступало в силу с момента его опубликования в газете «Известия ВЦИК».

Многосторонние конвенции обычно предусматривают вступление в силу после согласия на их обязательность определенного числа сторон. Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. определила это число в 35 участников и вступила в силу 27 января 1980 г. СССР присоединился к Конвенции 4 апреля 1986 г. Женевская конвенция 1949 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях установила, что она «вступит в силу спустя шесть месяцев после того, как по крайней мере две ратификационные грамоты будут сданы на хранение» (ст. 58).

7 стр., 3303 слов

Бернская конвенция 1886 года об охране литературных и художественных ...

... договор, получивший название Бернской конвенции об ... авторского права. По сути, права на перевод были уравнены с авторским правом. Берлинская конференция установила новый срок охраны авторского права. ... становления Бернской конвенции. Участниками союза ... Конвенция вступила в силу 5 декабря 1887 года. Основные этапы совершенствования Конечно же, создатели Конвенции не могли подробно регламентировать права ...

Немало многосторонних конвенций устанавливают определенный срок вступления в силу после согласия на их обязательность. Венская конвенция 1969 г. определила этот срок в 30 дней, а Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. — 12 месяцев. Как в первом, так и во втором случае государствам предоставлялась возможность подготовиться к выполнению конвенций. В результате мы видим, что заключение договора и его вступление в силу — не однозначные понятия. Аналогичное положение существует и в США.

Вопрос о времени, необходимом для применения вступившего в силу договора, далеко не простой. После вступления в силу и до опубликования договора проходит определенное время. Немало договоров, особенно затрагивающих интересы физических и юридических лиц, в это время практически не применяются. Так, Соглашение между правительствами РФ и Новой Зеландии об избежании двойного налогообложения вступило в силу 4 июля 2003 г. и было опубликовано в Бюллетене международных договоров в феврале 2004 г.

Венские конвенции закрепили общую норму, согласно которой договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в нем или согласованные между участвующими в переговорах сторонами. Если этого не сделано, то договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участников переговоров на обязательность для них договора.

Последнее положение вызывает некоторые сомнения. Практически нереально ожидать, что многосторонние конвенции получат согласие всех участников переговоров. Практика подтверждает это положение. Кроме того, текст договора принимается на международной конференции путем голосования за него двух третей участников, присутствующих и участвующих в голосовании.

Этот момент был отмечен на Венской конференции 1968-1969 гг. Представитель Чили говорил, что это положение может породить серьезные трудности. Если одно из государств не выразит согласия, то это воспрепятствует вступлению договора в силу. В результате многосторонние договоры не смогут обретать обязательную силу. Представитель Греции заявил, что достаточно согласия двух третей участников переговоров. Следует отметить, что после Второй мировой войны международные конференции принимают тексты договоров большинством в две трети. Однако большинство делегаций сочло, что при подготовке многосторонних конвенций участники сами устанавливают порядок вступления в силу, а в качестве общего правила должно быть общее согласие сторон.

В отношении присоединения к вступившему в силу договору установлено, что договор вступает в силу для данного субъекта в ту дату, когда он выразит согласие на обязательность договора, если в договоре не предусмотрено иное.

На Венской конференции представитель Великобритании предложил включить в статью дополнительный пункт, согласно которому некоторые постановления принятого текста договора обладают юридической силой. Речь шла о постановлениях относительно ратификации, присоединения, одобрения, депозитария и оговорок. Эксперт-консультант Х. Уолдок сказал, что, по его мнению, источник юридической обязательности заключительных постановлений находится не в договоре, а в согласии, данном при одобрении текста договора. Поправка Великобритании была принята, поскольку указанные вопросы окончательно решались принятым текстом.

Следует напомнить, что текст договора принимается по согласию всех участвующих в его составлении. На международных конференциях он принимается большинством в две трети присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же большинством не решено иное.

Относительно вступления в силу договоров в Федеральном законе о международных договорах РФ говорится: «Международные договоры вступают в силу для Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом и в порядке и сроки, предусмотренные в договоре или согласованные между договаривающимися сторонами». В данном случае допущена ошибка. В говорится о согласовании между «участвующими в переговорах государствами». «Договаривающееся государство» представляет следующий этап — государство, которое согласилось на обязательность для него договора. Как мы видели, порядок согласия с договором определяется «участвующими в переговорах государствами».

Из Закона следует, что порядок выражения согласия с обязательностью договора определяется либо в самом акте, либо в иных согласованиях участников переговоров. Что же касается Закона, то он определяет порядок принятия соответствующих действий внутри страны.

Законы РФ о ратификации договоров лаконичны:

«Федеральный закон «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Австралии об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы»

Принят Государственной Думой 19 ноября 2003 года

Одобрен Советом Федерации 26 ноября 2003 года

Ратифицировать Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Австралии об избежании двойного налогообложения и предотвращения уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы, подписанное в городе Канберре 7 сентября 2000 года.

Президент Российской Федерации В. Путин

Москва, Кремль,

6 декабря 2003 г.

№ 156-ФЗ».

3. Действие международного договора во времени и пространстве, условия их действительности и недействительности, а также прекращения действия

Договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные иным образом между участвовав­шими в переговорах о его заключении государствами.

Обычно договор вступает в силу с момента его подписания, под­тверждения, подписания ad refere№ dum, с момента обмена ратифика­ционными грамотами или с момента депонирования таковых у депо­зитария участвовавшими в переговорах о его заключении государства­ми или с даты после совершения таких актов, указанной в договоре или согласованной иным образом.

Многосторонние договоры с большим числом возможных участни­ков, особенно общие (универсальные) договоры, предусматривают обычно две даты: дату вступления договора в силу вообще и дату вступ­ления в силу для конкретного его участника. Как правило, такой дого­вор вступает в силу после его ратификации и депонирования ратифи­кационных грамот определенным в договоре числом государств. Соот­ветственно для всех этих государств договор вступает в силу с даты депонирования последней из числа необходимых ратификационных грамот, а для государства, совершившего вышеуказанные действия после вступления договора в силу, — с даты депонирования им рати­фикационных грамот или с некоторой установленной даты после со­вершения этого акта.

Соответственно государство, для которого договор вступил в силу (и пока он находится для него в силе), именуется, согласно Конвенции, его участником.

Другой термин — «договаривающееся государство» означает государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил он в силу или нет.

Практически эта сложная для понимания формула имеет в виду следующие ситуации:

  • а) для двусторонних договоров: одно государство подписывает договор ad refere№ dum, подтверждает подпись и становится договаривающимся государством до тех пор, пока другое государство не сделает того же и не состоится обмен ратификационными грамотами;

— б) для многосторонних договоров, включая общие договоры: каждое государство, сдавшее на хранение ратификационные или иные предусмотренные договором грамоты, становится договаривающимся государством до даты вступления договора в силу или для последую­щих государств — до даты вступления договора в силу для каждого из них.

в) для многосторонних договоров с ограниченным числом участ­ников (см. ниже): несколько необходимых его будущих участников согласились предусмотренным способом на обязательность для них договора и стали договаривающимися государствами до тех пор, пока остальные необходимые его участники не сделают того же самого; после этого все такие государства становятся участниками договора.

Термин «договор с ограниченным числом участников» не фигури­рует в Венской конвенции 1969 г., но это понятие вытекает из п. 2 ст. 20 этой Конвенции, который гласит: «Если из ограниченного числа уча­ствовавших в переговорах государств и из объекта и целей договора явствует, что применение договора в целом между всеми его участни­ками является существенным условием для согласия каждого участни­ка на обязательность для него договора, то оговорка требует принятия ее всеми участниками».

Таким образом, рассматриваемое понятие сформулировано применительно к оговорке, которая, согласно Конвенции, означает односто­роннее заявление в любой формулировке и под любым наименованием, сделанное государством при подписании, ратификации или утвержде­нии договора или присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.

Однако согласие всех его необходимых участников существенно важно и для ряда других условий заключения и исполнения договора с ограниченным числом участников.

Поясним это на примере. Допустим, что три или большее число государств, учитывая соответствующие возможности каждого из них, согласились сконструировать и производить некий летательный аппа­рат, что и составляет объект и цель заключаемого ими договора. Есте­ственно, что эта цель может быть достигнута только при условии, что все эти государства согласились с условиями договора (приняв, в част­ности, ту или иную оговорку), а затем добросовестно и в установленные сроки его исполняют. Отказ одного из таких государств участвовать в договоре (в том числе отказ его ратифицировать) или отказ по той или иной причине выполнять поставки в соответствии с договором делают цель договора недостижимой, и сам такой договор утрачивает смысл.

Согласно рассматриваемой Конвенции, каждый действующий дого­вор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выпол­няться. Это правило часто выражается широко известной латинской формулой pacta su№ t serva№ da. В преамбуле Конвенции подчеркивается, что принципы свободного согласия (с заключаемым договором) и добро­совестности и норма pacta su№ t serva№ da получили всеобщее признание. Но это частный случай другого общепризнанного правила: международ­ные обязательства государств и других субъектов международного права должны добросовестно ими выполняться, независимо от происхожде­ния (обычного, договорного или иного) этого обязательства.

Однако применительно к договорам речь идет о действующих, т.е. действительных и применимых в том или ином случае, договорах, а также о не приостановленных и не прекращенных договорах в целом или для данного участника (вышедшего из многостороннего договора).

Все это регулируется Конвенцией.

Что же касается условий недейстительности договоров, то они могут рассматриваться как условия абсолютные и относительные, за­висящие от усмотрения соответствующего государства.

Договор является недействительным, юридически ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме об­щего международного права.

Договор может быть объявлен недействительным государством, давшим свое согласие на обязательность для него договора, если при этом было явно нарушено важное положение его внутреннего права, касающееся компетенции заключать договоры; если имела место опре­деленного характера ошибка в договоре; если договор был заключен под влиянием обманных действий другого государства, или в резуль­тате таких обманных действий, или в результате прямого либо косвен­ного подкупа или принуждения его представителя.

Однако государство может не учитывать указанные обстоятельства и не дезавуировать свое согласие на обязательность для него в таких случаях договора.

Государство утрачивает право дезавуировать свое согласие на обя­зательность для него договора, если оно, зная о наличии обстоятельст­ва, позволяющего это сделать, применяет и исполняет положения этого договора. Иначе говоря, оно рассматривается в таком случае как мол­чаливо согласившееся сохранить его в силе. Это правило именуется в международном праве правилом эстопеля (estopel).

Оно изложено, в частности, в ст. 45 Конвенции.

Договоры не имеют обратной силы, если иное намерение не яв­ствует из договора или не установлено иным образом. Это означает, что положения договора не применяются в отношении любых действий его участника, фактов или ситуаций, которые имели место до вступления договора в силу для данного его участника. Придание договорам обратной силы — явление не только редчайшее, но и ис­ключительное.

Договор обязателен для каждого государства-участника для всей его территории, если в нем не установлено, что он будет применяться лишь в отношении части его территории (например, в случае ее деми­литаризации или нейтрализации).

Это правило действует независимо от того, является ли государст­во-участник унитарным, федеральным или каким-либо иным по свое­му политическому устройству, и независимо от его административно-территориального устройства. Территория государства едина, как бы она не подразделялась, согласно внутреннему праву государства, для целей государственного управления. Государственная власть также едина, как бы осуществляющие ее органы государства не подразделя­лись по своим функциям и правомочиям на органы законодательной, исполнительной, судебной (правоохранительной) или иной государст­венной власти.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/deystvie-mejdunarodnogo-dogovora-vo-vremeni-i-prostranstve/

1. Единая Конвенция о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г.) Конвенция вступила в силу для СССР 13 декабря 1964 г.// Бюллетень международных договоров. 2000. № 8

2. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»// СЗ РФ. 1995. № 29. ст. 2757

3. Броупли Я. Международное право. В 2 т. М., Прогресс. 1977.

4. Василенко В.А. Ответственность государства за международные правонарушения Киев, 1976 С. 124

5. Курис П.М. Международные правонарушения и ответственность государств Вильнюс, 1973. С. 135

6. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Том I. Заключение международных договоров — «Волтерс Клувер», 2004 г.

7. Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Т. II. Действие международных договоров. — «Волтерс Клувер», 2006 г.

8. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. -М.: «Юр.лит», 2002г..

9. Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. -М.: «Юр.лит», 2002г.

10. Международное право. /Отв. ред. Тункин Г. И.. М., Юридич. литература. 1994.

11. Международное право. /Отв. ред. Колосов Ю. М., Куз­нецов В. И. М., Международные отношения. 1995.

12. Международное уголовное право. Учебн. пособие /Под общей ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд. перераб. и доп. – М.: Наука, 1999. — 264с.

13. Осминин Б.И. Принятие и реализация государствами международных договорных обязательств. — «Волтерс Клувер», 2006 г.

14. Ушакова Н.А Международное право: Учебник. – М: Юрист, 2000. – 304 с.