Криминализация и декриминализация

Курсовая работа

Тема моей курсовой работы — «Криминализация и декриминализация в уголовном праве». Я считаю, что актуальность темы исследования в значительной мере обусловлена тем, что в конце 80-х — начале 90-х годов активизировалась работа по реформированию уголовного законодательства России, вызванная объективными изменениями в жизни общества.

Дореформенное состояние уголовного законодательства справедливо оценивалось как кризисное, ибо такая оценка «опирается на такие очевидные факты, как фрагментарность и противоречивость законодательства» Восходов С.С. Основы уголовной политики. М., 1999. С. 5. .

За время своего существования уголовное право выработало критерии отнесения деяний к преступным и правила построения уголовно-правовых норм. Эти критерии и правила составляют теоретические основы криминализации. Данные знания можно и нужно использовать, во-первых, для осуществления криминализации новых деяний, во-вторых — для решения вопросов о соответствии уже имеющихся составов преступлений тем целям и задачам, которые призвано решать уголовное право и, возможно, декриминализировать некоторые из норм.

К середине восьмидесятых годов теоретические основы криминализации и декриминализации в уголовно-правовой доктрине были неплохо разработаны. Этой проблематике были посвящены работы Н.Б. Алиева, И.М. Гальперина, А.А. Герцензона, П.Ф. Гришанина, П.С. Дагеля, Ю.А. Демидова, Н.И. Загородникова, Г.А. Здобина, И.И. Карпеца, В.Е. Квашиса, С.Г. Келиной, М.И. Ковалева, B.C. Комиссарова, А.И. Коробеева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Б.А. Миренского, П.Н. Панченко, П.А. Фефелова, A.M. Яковлева. Однако в последние годы публикации по данной тематике встречаются не столь часто и, как правило, сводятся к анализу текущей уголовной политики государства, в то время как попыток осуществить глубокий анализ теории вопроса на базе УК РФ 1996 г., к сожалению, не наблюдается.

В связи с этим представляется актуальным и своевременным рассмотрение теоретических основ криминализации и декриминализации с тем, чтобы обобщить накопленные знания по данной проблеме и выявить место и роль криминализации в системе социального контроля на современном этапе с учетом развития нового уголовного законодательства.

Глава 1. Понятия криминализации и декриминализации и их история

1.1 Понятия криминализации и декриминализации

Прежде всего необходимо разобраться что же вообще такое криминализация и декриминализация.

Криминализация, являясь главной составляющей уголовно-правовой политики, представляет собой «объявление общественно опасных деяний преступлением».

8 стр., 3534 слов

Законодательство, регулирующее правовую основу создания и деятельности общества

... никаких. Постепенно правовой вакуум в сфере, в частности, гражданского законодательства исчезает. С ... отсутствие ответственности последних по долгам общества. Имущество общества, включая уставный капитал, принадлежит ... большими усилиями украинский законодатель принимает важнейшие нормативные акты гражданско-правового характера, которые способствуют созданию здоровой основы ...

Декриминализация — это обратный процесс, связанный с признанием деяния непреступным, исключением его признаков из уголовного закона, отменой уголовной ответственности за его совершение.

Криминализация связана с обретением неким деянием общественной опасности. На первом этапе объективно являющееся опасным для общества ещё не является уголовно-противоправным. Такое положение является нестабильным. Повторяющиеся и получающие распространение вредоносные действия вызывают ответную реакцию со стороны общества, которая проявляется в том, что общественная опасность находит своё выражение в формальном уголовно-правовом запрете, устанавливаемом законодательными (представительными) органами государства

Необходимо отметить, что не всякое общественно опасное деяние должно быть криминализовано. Если существует возможность не допустить совершения таких деяний иными правовыми и организационно-техническими средствами, криминализация нецелесообразна

Процесс декриминализации связан с отпадением общественной опасности деяния при сохранении его формальной противоправности. Ситуация, когда некое деяние не причиняет вреда обществу и не осознаётся большинством граждан (в том числе представителями правоохранительных органов) как преступное, также является нестабильной. Привлечение к уголовной ответственности за такое деяние начинает расцениваться как проявление несправедливости, что в конце концов приводит к отмене уголовно-правового запрета.

Общим основанием криминализации и декриминализации деяний является переоценка степени их общественной опасности. Анализ изменений, внесенных в этом направлении в уголовное законодательство Российской Федерации в перестроечные и следующие за ними годы реформирования общества, позволяет выделить некоторые причины криминализации отдельных деяний. Во-первых криминализация может быть связана с отрицательными последствиями научно-технического прогресса, способными влиять на экологические процессы, в конечном счете причиняющими огромный вред среде обитания человека.

Так, в новом УК РФ от 1996 г. появилась глава № 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» устанавливающая уголовную ответственность за преступления в этой сфере.

Во-вторых, можно выделить и причины криминализации общественно опасных деяний, являющиеся специфическими лишь для определенного периода развития того или иного государства. Применительно к нашему уголовному законодательству это, в первую очередь, обстоятельства, связанные с происходившими в стране процессами перестройки и дальнейшего реформирования общества.

Криминализация той или иной разновидности поведения человека и существование определенного уголовно-правового запрета должны соответствовать нравственным представлениям общества. Соотношение же правовых и нравственных запретов не является постоянным. Право может и опережать мораль, выступая нравственным ориентиром. Но чаще всего бывает наоборот. Нельзя забывать о том, что праву, как таковому, изначально присущ неизбежный определенный консерватизм. Закон, в том числе и уголовный, может «упустить момент», когда нравственные запреты по какому-то вопросу, допустим, ослабли, и тогда он оказывается неподкрепленным нравственными началами.

34 стр., 16869 слов

Незаконное использование товарного знака: вопросы уголовной ответственности ...

... криминализации незаконного использования товарного знака определяется сложившейся исторической традицией, необходимостью выполнения международно-правовых предписаний, перспективностью опыта противодействия нарушениям прав на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий по уголовному ... общества ... деяний преступлением». Краеугольным камнем всей теории криминализации ...

Поэтому встает вопрос о декриминализации соответствующего, запрещенного уголовным законом, деяния. Применение уголовно-правовых санкций к человеку — это всегда ограничение его прав и свобод. Поэтому одна из задач уголовно-правовой науки — обоснование пределов этих ограничений и выработка соответствующих рекомендаций законодателю.

1.2 История термина «криминализация», точки зрения ученых о принципах криминализации

Основателем учения о криминализации принято считать Ч. Беккариа, выдвинувшего и сформулировавшего в своей знаменитой книге «О преступлениях и наказаниях» ряд принципиальных положений относительно обоснования уголовно-правового запрета, таких, как принципы общественной опасности криминализируемого деяния и экономии репрессии.

Однако впервые более или менее полно условия для положительного решения вопроса об установлении наказуемости того или иного «вредоносного деяния» были сформулированы К. Кенни в его известной работе «Основы уголовного права». К их числу относятся следующие:

  • Вред от криминализируемого деяния должен быть значительнее прямого и косвенного вреда, который неизбежно влечет за собой уголовное наказание.
  • Криминализируемое деяние должно поддаваться определению с точностью, необходимой для права.
  • Это деяние должно быть с достоверностью доказуемым.
  • Доказывание подобных деяний должно достигаться «без ущерба для неприкосновенности частной жизни и отношений доверия между близкими людьми».
  • Деяние должно в значительной мере возмущать привычные чувства общества, общественное мнение.
  • Достаточная защита общества от данного вида деяний не может быть обеспечена более мягкими — административными или гражданско правовыми мерами.

Дальнейшее развитие научной мысли, в том числе и отечественной, в рассматриваемой области представляет собой не что иное, как детализацию приведенных принципов, хотя имели место и попытки примитивизировать подходы к вопросу криминализации, максимально упростив основания криминализации. Так, П.А. Фефелов указывал на два обстоятельства — общественную опасность и условия для обеспечения неотвратимости ответственности — как на важнейшие предпосылки допустимости криминализации деяния. Фефелов П.А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний. // Советское государство и право. 1970. № 11.

И.М. Гальперин приводит следующую совокупность предпосылок для принятия решения о введении уголовной ответственности:

  • а) изучение распространенности конкретных действий и оценка типичности их как формы проявления антиобщественного поведения;
  • б) установление динамики совершения указанных деяний с учетом причин и условий, их порождающих;
  • в) определение причиняемого такими деяниями материального и морального ущерба;
  • г) определение степени эффективности применявшихся мер борьбы с указанными деяниями как посредством права, так и посредством иных форм;
  • д) установление наиболее типичных признаков деяний;
  • е) оценка возможности правового определения признаков того или иного деяния как элементов состава преступления;
  • ж) установление обличающих личностных признаков субъектов деяний;
  • з) выявление общественного мнения различных социальных групп;
  • и) определение возможности системы уголовной юстиции в борьбе с определенными деяниями.

Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. М., 1983, с. 89

34 стр., 16693 слов

Вина в уголовном праве (3)

... вины советское уголовное право выдвигает новое понятие социальной опасности преступления»[13] ; «вина в уголовном праве слишком уж срослась с представлением о классической школе, с представлением о справедливом возмездии, о нравственной оценке деяния, ... 11] . Наиболее четко сформулирован принцип вины в Положении о ротных товарищеских судах ... до вины, ее оттенков и т. п. Да и особой необходимости в этом ...

Настоящий перечень предпосылок криминализации достаточно полон, но, по справедливому замечанию Г.А. Злобина, автор придал проблеме «не столько содержательно-теоретический, сколько процедурно-методологический характер». Вместе с тем данный перечень представляет интерес по другой причине: формулировки предпосылок криминализации, содержащиеся в работе И.В. Гальперина, значительно отличаются от предлагаемых К. Кенни, у которого они сформулированы не в форме задач, которые необходимо решить в процессе подготовки криминализации, а в форме принципов, которых необходимо придерживаться. Не случайно К.Кенни говорит не о предпосылках, а об условиях криминализации. Отсюда следует, что имеются значительные терминологические различия у разных исследователей проблемы оснований криминализации. Более того, из сравнения формулировок И.В. Гальперина и К. Кенни видно, что различные ученые говорят о разных вещах, в связи с чем возникает необходимость определить содержание основных терминов, используемых при рассмотрении вопроса об обоснованности уголовно-правового запрета.

Понятие «основания криминализации» обозначает происходящие в жизни общества процессы, развитие которых порождает объективную необходимость уголовно-правовой охраны определенных ценностей. «Основания криминализации, — пишет Г.А. Злобин, — это то, что создает действительную общественную потребность в уголовно-правовой новелле, внутренняя необходимость возникновения уголовно-правовой нормы».

Однако нередко вывод о целесообразности изменения уголовного закона основывается на восприятии отдельных событий, носящих случайный характер. В связи с этим различаются понятия «основания криминализации», выражающие общественную необходимость использования регулятивных и предупредительных мер уголовного права к определенной группе отношений, и «криминализационный повод», обозначающий единичное событие, приводящее в движение процесс криминализации.

Важнейшая задача состоит в разработке теории и метода восхождения от криминализационных поводов к основаниям криминализации, выражающим общественную необходимость уголовного закона. Именно на их основе предлагается разрабатывать принципы криминализации — «научно обоснованные и сознательно применяемые общие правила … оценки допустимости и целесообразности уголовно-правовой новеллы, устанавливающей или изменяющей ответственность за конкретный вид деяний».

По мнению А.И. Коробеева, «такая полифония в терминологии не оправдана, ибо ведет к бесконечным спорам в теории и ничего не дает законодателю». Однако во избежание дальнейших недоразумений необходимо оговориться, что в приведенных ниже классификациях наименования обоснований криминализации (предпосылки, факторы, принципы, поводы, основания) сохранены в авторском варианте, поскольку речь у всех специалистов идет практически об одном и том же. Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток, 1987, с. 120

44 стр., 21972 слов

Понятие, задачи, система и принципы уголовного права

... определение принципов и задач уголовного права, пределы действия уголовного закона, основные понятия уголовного права. В Общей части также сформулированы положения, определяющие основания, условия и пределы уголовной ответственности. ... человека и последствий, наступающих в результате такого поведения. Криминализация деяния является отличительной чертой уголовного права, так как в соответствии с ч. 1 ...

Возвращаясь к рассмотрению вопроса об определении круга факторов, влияющих на криминализацию деяний, необходимо коснуться проблемы классификации таковых, поскольку целый ряд ученых предлагает не только набор принципов криминализации, но и разделение их на группы.

Например, В.И. Курляндский делит факторы криминализации на связанные с общественной опасностью деяния и не связанные с ней. Не раскрывая подробно содержание первой из названных групп, автор проводит дальнейшее деление факторов второй группы еще на три класса: социальные (относительная распространенность деяний, уровень правосознания граждан, возможность выявления деяния с помощью предусмотренных действующим УПК средств и способов), экономические (объем причиняемого деянием ущерба, его вредное воздействие на состояние трудовой дисциплины, отрицательное влияние на осуществление задач ведения хозяйства и т.п.) и иные факторы (общеполитические мотивы, международные обязательства).

Такая концепция достаточно привлекательна, поскольку учитывает исторический опыт уголовного законотворчества и основные позиции современной науки, однако общими недостатками представленной конструкции являются как недостаточная определенность содержания многих факторов, так и открытый характер их перечня, что, по справедливому замечанию Г.А. Злобина, указывает на непригодность предложенных факторов в качестве системы принципов криминализации.

Иную классификацию предложил П.С. Дагель. По его мнению, следует различать объективные (потребности общества в уголовно-правовом воздействии на негативные деяния, определяемые общественной опасностью таких деяний, степенью их распространенности и невозможностью борьбы с ними менее жесткими репрессивными мерами) и субъективные условия криминализации. При этом автор приходит к выводу о том, что возможности уголовно-правового метода ограничены, устанавливая тем самым рамки возможной криминализации:

  • а) уголовное право может регулировать лишь поведение людей, а не их мысли, чувства, темперамент;
  • б) возможно воздействовать уголовно-правовыми мерами на поведение людей лишь в случае, если оно доступно внешнему контролю и тем самым поддается доказыванию;
  • в) уголовно-правовые средства должны применяться лишь в случае, когда противоправное поведение может быть предупреждено с помощью таковых.

Дагель П.С. Условия установления уголовной наказуемости.// Правоведение. 1975. № 4.

Развивая идею о нецелесообразности криминализации некоторых деяний, профессор Роттердамского университета Хульсман построил целую систему «принципов некриминализации», заключающуюся в том, что деяние не следует криминализировать, если оно:

а) совершается главным образом в группах населения, подвергающихся ущемлению или дискриминации,

б) по своему характеру таково, что может стать явным не на основе простого заявления или жалобы, а лишь в результате активного расследования по инициативе полиции,

в) является в глазах населения слишком обычным,

г) встречается, как правило, только в связи с социальными потрясениями,

д) совершается слишком большим числом людей,

е) не поддается точному определению,

ж) совершается преимущественно в частной жизни,

з) искренне расценивается значительной частью населения как дозволенное.

17 стр., 8417 слов

«Основные системы уголовного права в современном мире» Студент

... систем уголовного права в современном мире не уделялось достаточного внимания в отечественной науке. В то же время проблематика правовых систем современности затрагивалась в работах ...  основополагающие принципы;  идеи;  правовые ценности (ментальные проявления, определяющие содержание и характеристику правовой системы)» [9, с. 174-175]. Особенности системы уголовного права государства напрямую ...

Всем приведенным классификациям в той или иной мере присущ один недостаток: указывая пути решения проблем, с которыми сталкивается законодатель при принятии решения о применении в борьбе с различными формами отклоняющегося поведения уголовной репрессии, авторы предлагают классификации безотносительно к характеру этих проблем. Между тем, по итогам предыдущей главы были сделаны выводы, показывающие, что криминализация, с одной стороны, является необходимым элементом социального контроля, с другой ее использование имеет существенные ограничения. Представляется, что классификация факторов криминализации должна отражать данную проблематику.

В связи с этим представляют интерес две классификации.

Наиболее развернутая классификация принципов криминализации предложена Г.А. Злобиным. Он делит таковые на:

а) выражающие объективную необходимость и политическую целесообразность установления уголовной ответственности (социальные и социально-психологические принципы криминализации),

б) определяемые требованием внутренней логической непротиворечивости норм права (системно-правовые принципы).

Последние подразделяются, в свою очередь, на:

1) общеправовые, связанные с требованием непротиворечивости системы норм уголовного и других отраслей права,

2) уголовно-правовые, определяемые внутренними закономерностями системы действующего уголовного законодательства.

Ценность приведенной классификации состоит в том, что Г.А. Злобин четко разделяет в ней социальный и системный аспекты криминализации, что позволяет отделить принципы, обеспечивающие поддержание системности в праве, от принципов криминализации как части системы социального контроля. Злобин Г.А. Основания и принципы уголовно правового запрета Советское государство и право. 1980. № 1.

Если рассматривать последнюю группу факторов, которые оказывают влияние на законодателя при принятии решения о криминализации того или иного деяния, и, соответственно, реально влияют на текущую уголовно-правовую политику, то здесь большой интерес представляет классификация, предложенная А.И. Коробеевым.

Он выделяет три группы факторов (автор именует их основаниями), влияющих на криминализацию: юридико-криминологические, социально экономические и социально-психологические.

Последние две классификации правил криминализации являются наиболее полными, носят взаимодополняющий характер и будут использованы для дальнейшего анализа. Что касается различий в терминологии, необходимо отметить следующее. Любое рассматриваемое профессором Коробеевым основание криминализации корреспондирует с соответствующим принципом у Г.А. Злобина. Таким образом, предложенная А.И. Коробеевым классификация вполне применима для рассмотрения принципов криминализации.

Вместе с тем, нельзя не согласиться с А.И. Коробеевым, отмечающим, что не все влияющие на криминализацию факторы, приводимые в различных классификациях, могут служить основаниями уголовно-правового запрета. Дело в том, что некоторые принципы криминализации порождены внешними причинами и не могут рассматриваться в качестве оснований, под которыми понимается внутренняя потребность установления запрета. Кроме того, многие приводимые принципы криминализации относятся к особенностям законодательной техники и в качестве обоснования уголовно-правового запрета также выступать не могут, однако подлежат учету при принятии решения об объявлении деяния преступным.

4 стр., 1567 слов

Лишение свободы как вид уголовного наказания по законодательству России

... законодательства исследовать место и роль лишения свободы в системе уголовного наказания в России. Реализация цели предполагает решение следующих задач: рассмотреть историю возникновения и формирования уголовного наказания в виде лишения свободы; исследование понятия «лишение свободы» в системе видов уголовного наказания; ...

Таким образом, необходимо рассмотреть две группы факторов, влияющих на криминализацию:

  • а) основания уголовно-правового запрета, служащие объективными предпосылками его установления;
  • б) принципы криминализации, относящиеся к законодательной технике.

При этом следует помнить следующее. Если всем основаниям криминализации корреспондируют принципы, то не всем принципам соответствуют основания криминализации. В связи с этим представляется целесообразным при рассмотрении оснований уголовно-правового запрета придерживаться классификации, предложенной А.И. Коробеевым, как более полной и детальной. Применительно же к принципам криминализации, не имеющим корреспондирующих оснований, необходимо следовать классификации Г.А. Злобина, которая включает системно-правовые принципы криминализации. Соответственно, в дальнейшем в настоящей работе применительно к социальным факторам криминализации будет применяться термин «основания», а к системно-правовым — «принципы».

Глава 2. Процессы криминализации и декриминализации в России

2.1 Процессы криминализации и декриминализации от СССР и до РФ

С момента принятия в 1960 г. УК РСФСР и до утраты им силы с 1 января 1997 г., за исключением последнего десятилетия, наблюдалось постоянное расширение сферы уголовной ответственности посредством криминализации новых деяний. Количество составов преступлений с 1961 по 1990 год выросло на 40%. Верховные суды СССР и РСФСР постоянно стимулировали расширение применения уголовной репрессии. Яркими примерами являются руководящие разъяснения Верховного суда СССР о квалификации:

  • приписок в отчетности о выполнении государственного плана, в результате которых деньги получали невиновные лица, как хищений, совершенных осуществлявшим приписки лицом,
  • действий лица, совершающего преступление вместе с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности или невменяемым, как преступления, совершенного группой лиц,
  • действий лиц, оказавших содействие убийце или насильнику, как соисполнителей.

Кроме того, постоянно ширилось применение в качестве наказания конфискации имущества. Кульминацией такового стало Постановление Пленума Верховного суда СССР «О недостатках в выполнении судами законодательства, предусматривающего применение конфискации имущества по делам о самогоноварении».

В результате такого направления уголовно-правовой политики к 1985 году количество лиц, приговоренных к лишению свободы, достигло 45,2% от числа всех осужденных. Возросло и число лиц, приговоренных к смертной казни. Имели место случаи безосновательного, в т.ч. фиктивного применения конфискации имущества.

С другой стороны, неоднократно проводились мероприятия по либерализации уголовного законодательства. Например, в конце 50-х — начале 60-х г.г. была развернута компания по освобождению совершивших преступления лиц от уголовной ответственности с применением к ним мер общественного воздействия, в результате чего в начале 60-х годов наблюдался существенный рост преступности. Аналогичный результат принесла и компания 1986 — 1988 г.г., когда была предпринята попытка директивным путем смягчить практику применения наказания в виде лишения свободы. Как следствие, таковое сократилось до 34,1% к 1988 г. Непродуманные меры по свертыванию применения уголовной репрессии снова привели к ухудшению ситуации в сфере борьбы с преступностью, в связи с чем в 1990 г. применение наказания в виде лишения свободы снова возросло и составило 36,2% по отношению ко всем осужденным.

4 стр., 1878 слов

Международный уголовный суд

... Секретариат. ГЛАВА 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА 2.1. Юрисдикция международного уголовного суда Юрисдикция Суда ограничена наиболее серьезными преступлениями, затрагивающими интересы ... осуществить. Первенство всегда отдается национальным судам. Международный уголовный суд не задумывался для замены власти национальных судов. Однако порой государственная судебная ...

Например, ст. 156-4 УК РСФСР была установлена уголовная ответственность за «незаконный отпуск бензина и других горюче-смазочных материалов». О несоблюдении принципа общественной опасности при криминализации данного деяния говорит уже тот факт, что статья предусматривала административную преюдицию. Об определенности и единстве терминологии говорить вообще не приходится: термин «отпуск» означает «предоставить в распоряжение кого-либо», т.е. с точки зрения терминологии речь идет о хищении, однако в тексте статьи специально делается оговорка о необходимости отсутствия признаков такового в действиях виновного для ее применения. Статья 228-1 УК РСФСР, устанавливавшая ответственность за распространение культа насилия и жестокости, также не отличается соблюдением принципа определенности и единства терминологии. Дело в том, что под культом понимается либо религиозное служение, либо поклонение. Хотелось бы знать, кто из распространителей видеопродукции в 1986 году поклонялся Рембо или терминатору?

Подобных курьезов в УК РСФСР 1960 г. было предостаточно. В связи с этим, а также с учетом изменения политической и социально-экономической обстановки в стране, со второй половины 80-х г.г. предпринимались попытки кардинального реформирования отечественного уголовного законодательства, первоначально, правда, без надлежащих выводов из ошибок предыдущего этапа его развития.

Например, авторы работы «Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования» исходили из посылок о том, что «маленький, но жесткий» УК не будет отвечать в должной мере потребностям борьбы с преступлениями средней тяжести. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987, с. 197

В результате реформы отечественного уголовного законодательства 90-х годов было декриминализировано значительное число деяний как посредством внесения соответствующих изменений в УК РСФСР, так и в результате принятия в 1996 году УК РФ. Как следствие, из УК исчезли не менее 50 различных составов преступлений. Исключенные нормы предусматривали уголовную ответственность за совершение, как правило, малозначительных деяний и низкую интенсивность криминализации.

Одновременно в новом УК предусмотрена ответственность за совершение ряда деяний, криминализация которых ранее не представлялась возможной ввиду отсутствия необходимых социально-политических условий. Например, в УК РФ появилась глава 34. Представляется своевременным появление норм о преступлениях, предусмотренных главами 23 и 28. Установление уголовной наказуемости за предусмотренные в данных главах деяния теоретически обосновано.

Не вызывает сомнений высокая степень их общественной опасности, относительная распространенность и типичность, отсутствие иных эффективных способов превенции, превалирование положительных социальных результатов криминализации над отрицательными, отсутствие препятствий социально-психологического характера для их криминализации.

58 стр., 28674 слов

Уголовно-противоправная сущность хулиганства

... ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О БОРЬБЕ С ХУЛИГАНСТВОМ 1.1 Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX ...

Кроме того, правильным и своевременным с точки зрения оснований криминализации является появление в УК РФ следующих норм:

  • ст. 120, хотя в части соблюдения принципа полноты состава формулировка статьи подвергается обоснованной критике,

— ст. 132, которая служит «интересам равной защиты любого лица независимо от его пола от любых сексуальных действий, совершенных с применением … насилия», несмотря на крайне неудачную формулировку, грубо нарушающую принцип полноты состава, а именно: объективная сторона преступления сформулирована совершенно нечетко, т.к. под «действия сексуального характера» можно подвести все, что угодно,

  • ст. 133 с той же оговоркой,
  • ч.

2 ст. 169, поскольку криминализируется противопоставление власти чиновника, представляющего исполнительную ветвь, власти суда, в остальном же деяние является слишком распространенным и недостаточно опасным,

  • ст. ст. 176, 177, 179, 182, 183, 184, 185, 195, 197, поскольку уголовное преследование является единственной мерой, способной в настоящее время защитить законопослушных граждан от новых форм антисоциальной деятельности в сфере экономики,
  • ст. 187, посредством которой криминализирован один из наиболее доходных в настоящее время видов организованной преступной деятельности,
  • ст.

210, несмотря на критику формулировки данной статьи, ибо ее ценность состоит хотя бы в том, что криминализировано само создание преступного сообщества,

  • ст. 233, ибо данная статья направлена на развитие комплекса мер, направленных на борьбу с преступностью в сфере незаконного оборота наркотиков и психотропных веществ,
  • ст.

ст. 237, 246, 247, 254, 261, 269, которые направлены на реализацию прав, предусмотренных ст. 42 Конституции РФ, что в полной мере соответствует принципу конституционно-правовой адекватности криминализации.

Вместе с тем, анализ действующего уголовного законодательства позволяет выявить ряд серьезных нарушений принципов криминализации общественно опасных деяний. Наиболее часто имеет место существенное нарушение принципа определенности и единства терминологии. Так в УК РФ не содержится норм, разъясняющих смысл таких оценочных признаков, как:

  • значительный ущерб гражданину (ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160, ч. 2 ст. 161),
  • значительный ущерб (ст. 182),
  • значительный имущественный ущерб (ч. 1 ст. 205),
  • существенный вред (ч. 1 ст. 274),
  • существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства (ч.

1 ст. 201, ч. 1 ст. 202),

  • тяжкие последствия (ст. ст. 167, 168, 196, 201, 203, 205, 206, 211, 215, 216 — 220, 224, 225, 227, 274),
  • крупный ущерб (ст.

ст. 165, 169, 171 — 173, 176, 180, 183, 185, 195, 196, 197),

  • крупный размер (ч. 3 ст. 174, ч. 2 ст. 186).

В определении преступного сообщества использован ряд не разъясненных законом оценочных признаков (ст. 210).

«Отсутствие разъяснений относительно содержания перечисленных признаков существенно затрудняет применение соответствующих уголовно-правовых норм в следственной и судебной практике», — справедливо указывает С.С. Босхолов.

В уголовном законе имеются нормы, которые иначе как экзотическими и назвать нельзя. Например, ст. 214 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вандализм (осквернение зданий и сооружений, порчу имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах).

Но слово «осквернить» означает «нарушить чистоту чего-либо, сделать нечистым», происходит от слова «скверна» и применяется, в основном, в религиозном значении. Создание подобных норм грубо нарушает принцип определенности и единства терминологии.

Наличие казуистических формулировок в некоторых статьях УК РФ существенно затрудняет точное определение и доказывание признаков составов преступлений, что значительно снижает эффективность уголовно-правовой охраны определенных общественных отношений. К таким статьям относятся ст. ст. 174 (легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем), 184 (подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов), 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности) и др.

2.2 Проекты криминализации в нынешнее время

Предлагаемые в настоящее время поправки к УК РФ во многом дублируют ранее исключенные нормы. Имеются ли к этому основания с точки зрения теории криминализации?

Проект ст. 187.1 УК РФ предполагает введение уголовной ответственности за изготовление или сбыт поддельных проездных билетов либо иных документов, удостоверяющих право на проезд в транспорте с наказанием в виде лишения свободы до двух лет или штрафа. Уже сама по себе альтернатива штрафа и лишения свободы (об эффективности кратких сроков такового см. ниже) подвергается обоснованной критике в отечественной научной литературе. Вряд ли можно говорить о высокой степени общественной опасности данного деяния при том, что ущерб от него не превышает нескольких сотен рублей (применительно к Москве: в провинции проездные билеты значительно дешевле).

Другое дело, когда данный вид деятельности осуществляется в значительном объеме, по сути в виде промысла. Ч. 2 проекта ст. 187.1 УК РФ предполагает введение уголовной ответственности за те же действия, совершенные неоднократно или организованной группой с наказанием в виде лишения свободы от двух до пяти лет с конфискацией имущества, что представляется в большей степени обоснованным.

Посредством ст. 200-1 УК РФ предполагается вновь криминализировать изготовление, сбыт и хранение крепких спиртных напитков домашней выработки. При этом привлечение к уголовной ответственности за их изготовление и хранение без цели сбыта предполагает административную преюдицию, что является анахронизмом: отечественное уголовное право с полным основанием отказалось от такой практики с принятием УК РФ. Что касается вопроса о криминализации изготовления и хранения крепких спиртных напитков домашней выработки с целью сбыта, то вопрос об этом должен решаться с учетом возможной криминализации изготовления и оборота фальсифицированных спиртных напитков.

В проекте соответствующей статьи нарушаются принципы определенности и единства терминологии и полноты состава. Дело в том, что слово «оборот» означает «обращение денежных средств и товаров для воспроизводства, получения прибыли». Это значит, что не только изготовитель и хранитель, но и все иные участники движения сфальсифицированного алкогольного продукта от изготовителя к потребителю, включая последнего, являются соучастниками данного преступления. В таком случае нарушаются принципы относительной распространенности деяния и процессуальной осуществимости преследования. Если же не следовать буквальному толкованию слова «оборот», нарушается принцип полноты состава, поскольку становится непонятным субъектный состав участников оборота. Данный термин не употребляется в уголовном законе и вводить его туда, думается, не следует. Представляется, что термин «сбыт» будет вполне адекватен для рассматриваемой статьи. Определенную тревогу вызывает и термин «фальсифицированных». Необходимо говорить не о фальсификации, а о незаконном производстве крепких спиртных напитков.

Криминализация изготовления и сбыта фальсифицированных спиртных напитков имеет смысл тогда, когда имеется достаточно ресурсов для обеспечения борьбы с данным явлением с одной стороны, и соответствующая воля для этого с другой. Если государство считает необходимым и целесообразным покончить с незаконным производством крепкой алкогольной продукции, криминализация незаконного изготовления и сбыта крепких спиртных напитков является необходимой одновременно с введением уголовно-правового запрета на изготовление и хранение крепких спиртных напитков домашней выработки с целью сбыта.

Рассмотренные выше проекты изменений УК РФ оставляют желать лучшего. Между тем, среди проектов изменений попадаются такие, которые весьма четко следуют если не всем, то хотя бы наиболее важным принципам криминализации. Главным позитивным обстоятельством, обнаруживаемым при прочтении данных законопроектов, является последовательный и комплексный характер предлагаемых изменений с тем, чтобы с помощью уголовной репрессии если не искоренить, то свести к минимуму определенные виды отклоняющегося поведения, которые с точки зрения авторов проектов являются наиболее опасными.

Также есть некоторые проекты по декриминализации законодательства. Так, с 1 января 2010 года в силу вступил закон об освобождении от уголовной ответственности лиц, впервые не заплативших налоги, но полностью возместивших причиненный ущерб. Кроме того, в предложенном проекте закона серьезно увеличиваются суммы налогов, за неуплату которых наступает уголовная ответственность. Авторы проекта пояснили, что целью их законопроекта является декриминализация сферы налоговых правоотношений и установление на законодательном уровне правовых ориентиров развития налоговой системы, неоднократно провозглашавшихся руководством страны. Минфин поддержал декриминализацию сферы налоговых правоотношений

Также в июле 2009 г. в Госдуму был внесен законопроект который призван декриминализировать клевету и оскорбление.

Процесс декриминализации клеветы и оскорбления (в целом диффамации) идет полным ходом во всем цивилизованном мире. Все больше и больше стран идут по пути полной отмены законов, предполагающих преследование за диффамацию в уголовно-правовом порядке. В развитых странах мира диффамационные нормы, содержащиеся в уголовном кодексе давно представляют рудимент прошлого, и о том, когда они в последний раз были применены никто не помнит. Самым свежим примером декриминализации клеветы и оскорбления является Великобритания, где в 2009 году был начат процесс по исключению этих статей из уголовного кодекса. В рамках СНГ этот процесс тоже идет достаточно эффективно. Такие страны как Грузия, Украина, Молдова уже декриминализировали клевету и оскорбление. http://medialaw.asia/node/3670

30 октября 2007 г. под председательством В.М.Лебедева — Председателя Верховного Суда Российской Федерации состоялся Пленум Верховного Суда Российской Федерации, который обсудил проект постановления «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений».

С докладом выступил судья Верховного Суда Российской Федерации В.Н.Лугов. Он отметил, что в редакцию ст. 213 УК РФ внесены поправки, которые в корне изменили прежнее представление о хулиганстве. Из содержания Закона исчезли такие понятия, как насилие и угроза его применения, уничтожение или повреждение чужого имущества, квалифицирующий признак совершения хулиганства группой лиц.

Следствием изменения законодательства явилась некоторая декриминализация хулиганства, соответственно сократилось количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за это преступление. Так, если в 2003 году общее число осужденных за совершение хулиганства составляло более 40 тысяч человек, то в 2004 году оно сократилось до 8726, т. е. почти в 5 раз. В 2006 году по ст. 213 УК РФ было осуждено 5708 лиц, в первом полугодии 2007 года — 2173 лица. Решение Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2007 г. Бюллетень №1 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»

законодательство криминализация декриминализация

Заключение

Подведя итог курсовой работе, необходимо сделать вывод, к которому привело проведенное исследование. Данный вывод заключается в том, что институты криминализации и декриминализации в России в настоящее время развивается, но не так быстро как необходимо. Но при этом было создано достаточно много теорий и разработок по криминализации и декриминализации различных авторов как в зарубежных странах, так и в отечественной правовой науке.

К сожалению, далеко не все эти теории и разработки законодатель применяет к нашему уголовному законодательству. Это объясняется рядом причин. Из-за того, что законодатель с большим нежеланием идёт на реформирование уголовно-правовой отрасли права, да и всех остальных отраслей права. Также это возможно из-за развитой коррупции в законотворческих органах.

Естественно это все мешает эффективному реформированию и простому обновлению в силу появления новых явлений уголовного законодательства и уголовно-правовой политики. Но тем не менее, определенные разработки в институтах криминализации и декриминализации присутствуют, мало того, некоторые из них уже приведены в исполнение. В подтверждение можно привести пример с введением в УК РФ в 1996 г. главы которая закрепляет преступления в сфере компьютерной безопасности.

Для эффективного осуществления уголовно-правовой политики в этой области, как мне кажется, необходимо создать такие правовые механизмы, чтобы они могли в полной мере обеспечить законодателя информацией и материалами о той сфере правовой жизни, или о конкретных правовых фактах, чтобы он мог, при необходимости, криминализировать, или, наоборот, декриминализировать ту или иную сферу жизни государства и общества.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/kriminalizatsiya-i-dekriminalizatsiya-deyaniy/

I. НПА

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 25 декабря 1993 года.

2. Налоговый кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998, № 31; 1999, № 28; 2000, №№ 2, 32; 2001, №№ 1, 23, 33.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июля 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 25; 1998, № 26; 1999, № 28; 2001, №№ 26, 33.

4. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, № 40.

5. Постановление Пленума Верховного суда СССР «О недостатках в выполнении судами законодательства, предусматривающего применение конфискации имущества по делам о самогоноварении» Бюллетень Верховного суда СССР, 1998, № 1.

6. Постановление Пленума Верховного суда СССР от 18 апреля 1986 г. № 9 «О применении судами законодательства об ответственности должностных лиц за нарушение порядка рассмотрения предложений, заявлений, жалоб граждан и преследование за критику» // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995.

II. Специальная литература

[Электронный ресурс]//URL: https://urveda.ru/kursovaya/kriminalizatsiya-i-dekriminalizatsiya-deyaniy/

7. Восходов С.С. Основы уголовной политики. М., 1999

8. Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. М., 1983

9. Кенни К. Основы уголовного права. М., Издательство иностранной литературы. 1949

10. Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток, 1987

11. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987.

12. Актуальные проблемы криминализации и декриминализации общественно опасных деяний. Омск, 1980

13. Проблемы совершенствования советского законодательства. М., 1980.

14. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995.

15. Проблемы совершенствования уголовного закона. М., 1984

III. Периодические издания

16. Дагель П.С. Условия установления уголовной наказуемости. Правоведение. 1975. № 4.

17. Злобин Г.А. Основания и принципы уголовно правового запрета Советское государство и право. 1980. № 1.

18. Фефелов П.А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний. Советское государство и право. 1970. № 11.

19. Яковлев А.М. Социальные функции процесса криминализации. Советское государство и право, 1980. № 2.

IV. Судебная практика

20. Решение Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2007 г. Бюллетень №1 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»