Приватизация и разгосударствление в России и некоторых зарубежных странах

Курсовая работа

Таким образом, специальные залоговые аукционы должны были в конкурсном порядке выявить банки, предлагавшие наиболее выгодные для правительства условия кредитования. Тем не менее, исследователи обращают наше внимание на следующие вопросы. Зачем правительству брать кредит у российских банков и отдавать в залог акции госпредприятий будущим олигархам, если потом на возврат кредитов денег не будет? И если до залоговых аукционов В.Потанин и другие участники не были очень крупными собственниками, то откуда у них взялись деньги на кредит государству, чтобы потом получить такие важные объекты российской индустрии? Тем не менее, консорциум российских коммерческих банков в составе банков «Империал», «Инкомбанк», «ОНЭКСИМ банк», «Столичный банк сбережений», «Менатеп» и «Международная финансовая компания» предложил Правительству РФ крупный льготный приватизационный кредит, временно замещающий собой запланированные в бюджете поступления от приватизации, при условии передачи им в залог пакетов акций ряда крупнейших российских предприятий. Вместе с тем, известно, что Правительство сначала одолжило банкам деньги под мизерный процент: из 9 коммерческих банков, в которых Минфин России размещал на депозитах временно свободные валютные средства, в залоговых аукционах участвовали 6 банков (в качестве потенциального кредитора или гаранта).

Тем не менее, в 1995 г. было проведено 11 из 12 залоговых аукционов. Все банки названного консорциума, за исключением «Инкомбанка», стали победителями залоговых аукционов. Общая запланированная сумма кредита по всем заключенным договорам составила 3,57 трлн. рублей, или 1,85% от доходов федерального бюджета за 1995 г. Учитывая, что выполнение плана по доходам федерального бюджета 1995 г. составило 106% (при общем дефиците в 48 трлн. рублей), решающего значения для покрытия дефицита эти кредиты не имели. Анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась.

По истечении установленного срока кредитования (1 сентября 1996 года) в случае не возврата денег банк-залогодержатель имел право реализовать на рынке имеющийся у него пакет акций. Как и предполагалось, было принято совместное решение Правительства и Совета безопасности, которое подтвердило право банков продавать заложенные пакеты акций. Что и было сделано разными способами, причем — что уже стало традицией — со многими скандалами между конкурентами. В большинстве случаев пакеты акций были выкуплены самими кредиторами непосредственно или через подставные фирмы. Пожалуй, наиболее бесконфликтно прошли продажи заложенных пакетов акций нефтяных компаний «Сургутнефтегаз» и «Лукойл».

29 стр., 14263 слов

Банк России: его функции и взаимоотношения с кpедитными оpганизациями

... 2 и 5 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Банк России является юридическим лицом и выступает как субъект публичного права. Уставный капитал и иное ... для успешной деятельности банка. Национальные банки республик, входящих в состав Российской Федерации, являются территориальными учреждениями Банка России. Они не имеют статуса юридического лица и не имеют ...

Таким образом, с использованием механизма залоговых аукционов были приватизированы крупные компании:

1. нефтегазовый комплекс: Сургутнефтегаз, Лукойл, Сиданко, Юкос, Сибнефть;

2. металлургический комплекс: Челябинский меткомбинат, Норильский никель, Новолипецкий металлургический комбинат;

3. морские пароходства: Северо-Западное пароходство, Мурманское морское пароходство, Новороссийское морское пароходство.

Ниже в табличной форме приведены данные по самым дорогим залоговым аукционам

Таблица 3. Самые дорогие залоговые аукционы

Компания

Пакет акций,

переданный в залог (ноябрь — декабрь 1995 г.), %

Цена пакета акций, переданных в залог

млн. долл. США (равна кредиту)

Рыночная стоимость

пакета акций

на 01.08.1997,

млн. долл. США

Лукойл

5

35

15 839

Юкос

45

159

6 214

Сургутнефтегаз

40

88

5 689

Сиданко

51

130

5 113

Сибнефть

51

100

4 968

Норильский никель

51

170

1 890

Таким образом, основные выводы, которые можно сделать в отношении приватизации с использованием механизма залоговых аукционов, состоят в следующем:

1. были приватизированы наиболее привлекательные российские предприятия по ценам, существенно ниже их рыночной стоимости;

2. одним из эффектов такой приватизации явилось формирование класса российских олигархов;

3. по некоторым оценкам, заключенные сделки имеют все признаки притворности, направленной на отчуждение федеральной собственности в пользу ограниченного числа лиц.

Инвестиционные конкурсы (1993-1998 гг.)

Через инвестиционные конкурсы прошли практически все крупнейшие предприятия России: предприятия нефтедобычи и нефтепереработки, Норильский никель, гиганты горнодобывающей отрасли, черной и цветной металлургии, порты, предприятия энергетики, связи.

В самом понятии «инвестиционный конкурс по продаже пакетов акций акционерных обществ, созданных в порядке приватизации государственных и муниципальных предприятий» соединены два независимых друг от друга процесса:

1. конкурс по приобретению акций приватизируемых предприятий;

2. исполнение инвестиционных обязательств, принятых как дополнительное условие участия в приватизации.

В качестве критерия для выявления победителя конкурса могут быть назначены разные показатели: цена пакета (коммерческий конкурс), социальные условия, сумма инвестиций, сроки внесения инвестиций, цели и формы инвестирования или любые иные показатели.

Резюмируя опыт продаж на инвестиционных конкурсах, нужно отметить, что продавец государственного имущества — РФФИ и территориальные фонды имущества не проводили должной подготовительной работы, недостаточно изучали истинные намерения покупателей. Впоследствии выявлялись нарушения в расчетах уровня инвестиций, корыстный сговор инвестора и эмитента, иные нарушения, связанные с неисполнением инвестиционных обязательств. По данным РФФИ, всего с начала приватизации было заключено 147 договоров с победителями инвестиционных конкурсов по продаже объектов федеральной собственности, размер инвестиционных обязательств составлял не менее 2,1 трлн. рублей, территориальными фондами имущества заключено более 1 219 договоров, сумма инвестиций оценивается в 8,2 трлн. рублей. РФФИ признает, что из 147 договоров выполнено только 26.

Главной отличительной чертой денежного этапа приватизации является действие Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» (далее—«Закон о приватизации»).

Поскольку некоторые из вышеперечисленных методов приватизации показали свою неэффективность, в Закон о приватизации не вошли безвозмездная передача акций, закрытая подписка и инвестиционный конкурс.

В ходе приватизации было образовано около 31 тыс. открытых акционерных обществ; общее число приватизированных предприятий на 1 января 1998 г. составило 126785, или 58,9% от общего количества государственных предприятий в начале приватизации.

К основным результатам денежной приватизации следует отнести:

1) выведение значительной части государственного имущества из-под директивного управления государства и вовлечение его в рыночный оборот;

2) формирование основ рынка недвижимости, в том числе рынка земли под объектами приватизации. Положительные результаты денежной приватизации состоят также в ее бюджетном эффекте:

в 1997 г. запланированное бюджетное задание было превышено в 2,8 раза. Это связано с впервые примененной практикой предпродажной подготовки предприятия.

Процесс приватизации способствовал и погашению задолженности предприятий по платежам в бюджет за счет инвестиций, вносимых победителями конкурсов: в 1997 г. эти средства составили 578 млрд. руб.

Следует отметить основные факторы, без наличия которых приватизация в 1997 г. не принесла бы бюджетного эффекта:

  • ь а) снижение политических рисков в связи с отсутствием каких-либо выборов (что вызвало повышение активности фондового рынка и увеличение числа продаж);
  • ь б) низкая доходность по государственным ценным бумагам, которая способствовала инвестированию в реальный сектор экономики (по некоторым оценкам, кризисное состояние финансовых рынков отвлекает на операции с государственными ценными бумагами 80—90% средств);
  • ь в) совершенствование нормативной базы приватизации.

Денежная приватизация имела положительное значение с точки зрения привлечения иностранных инвесторов. Сам факт перехода к денежной приватизации является новым стимулом для многих из них в силу появления привычных средств платежа.

В ходе денежной приватизации высветился ряд проблем. Прежде всего это обострение противоречий между покупателями предприятий и менеджментом. Конфликт заключается в том, что значительная часть директората, не сумевшая приспособиться к новым условиям хозяйствования (более жесткие бюджетные ограничения), по-прежнему характеризуется склонностью к государственному патернализму и вообще менталитетом советского хозяйственника. Максимизация прибыли занимает в его приоритетах подчиненное место, а на передний план, как и раньше, выдвигается задача наращивания объемов производства. А новые собственники не обладают такими финансовыми возможностями, чтобы удовлетворить инвестиционные запросы приватизированных предприятий, да и не желают этого, опасаясь разворовывания инвестируемых средств директоратом предприятия, прокручивания денег на счетах дружественных компаний, расходования валюты в целях личного потребления, и т.п. По данным ВЦИ-ОМ, 74% новых инвесторов отказываются финансировать свой объект собственности, пока у руководства остается старый менеджмент.

Таким образом, в результате проведения массовой приватизации, как на чековом, так и на денежном ее этапах, поставленные перед органами по управлению государственным имуществом задачи не были решены в полном объеме.. При этом:

1. не был сформирован широкий слой эффективных частных собственников;

2. структурная перестройка экономики не привела к необходимому уровню повышения эффективности деятельности предприятий;

3. привлеченных в процессе приватизации инвестиций сказалось явно недостаточно для производственного, технологического и социального развития предприятий;

4. в ряде отраслей не удалось сохранить конкурентное положение предприятий отечественном и мировом рынках.

2.5 Особенности приватизации на 2010 год

30 ноября 2009 года Правительство РФ издало план приватизации на 2010-2012 год. По которому планируется завершить приватизацию порядка 250 федеральных государственных унитарных предприятий, в отношении которых приватизационные процедуры были начаты в 2009 году.

К продаже в 2010 году будут предложены:

1.Пакеты акций, размер которых не превышает 50 процентов уставного капитала соответствующих акционерных обществ, за исключением пакетов акций стратегических акционерных обществ или акционерных обществ, принимающих участие в формировании интегрированных структур;

2.Пакеты акций акционерных обществ строительного комплекса, агропромышленного комплекса, химической, нефтехимической и полиграфической промышленности, дорожного хозяйства, геологии, водного и воздушного транспорта, машиностроения и др. (за исключением стратегических акционерных обществ).

Акционерные общества, акции которых планируются к приватизации в 2010 году, распределены по отраслям экономики следующим образом:

Крупными (бюджетообразующими) объектами приватизации в 2010 году являются пакеты акций открытых акционерных обществ «ТГК-5″», «Росгосстрах», «Московский метрострой», «Искитимцемент», «Тыретский солерудник».

Кроме того, в случае принятия Президентом Российской Федерации решения о прекращении или снижении доли участия Российской Федерации в управлении акционерными обществами, включенными в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, на основании отдельных решений Правительства Российской Федерации в 2010 — 2011 годах будут приватизированы пакеты акций морских и речных портов, пароходств и судоходных компаний, включая акции открытых акционерных обществ «Мурманский морской торговый порт», «Современный коммерческий флот» (не более 25 процентов минус 1 акция из находящихся в федеральной собственности акций), «Новороссийский морской торговый порт», «Аэропорт Кольцово», «Аэропорт Анапа», «Аэропорт Толмачево».

В 2010 — 2012 годах будет также продолжена работа по формированию на основе акционерных обществ, акции которых находятся в федеральной собственности, интегрированных структур в стратегических отраслях экономики.

В 2010 году планируется приватизировать 56 объектов иного имущества государственной казны Российской Федерации, в том числе объекты недвижимого имущества, морские и речные суда.

Исходя из оценки прогнозируемой стоимости предлагаемых к приватизации объектов в 2010 году ожидаются поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества в размере 18 млрд. рублей. В 2011 и 2012 годах ожидаются поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества в размере 6 и 5 млрд. рублей соответственно.

Прогноз доходов от продажи федерального имущества может быть скорректирован в случае принятия Правительством Российской Федерации решений о приватизации акций и иного имущества, имеющего высокую инвестиционную привлекательность.

Пакеты в значительной части предприятий, фигурирующих в плане на 2010 год, вряд ли будут реализованы. В условиях рыночной неопределенности далеко не все активы могут быть интересны покупателям, если государство хочет от них избавится, то придется отдавать за цену ниже рыночной. Это касается, прежде всего, мелких предприятий, которые задержались в госсобственности либо с советских времен, либо попали туда в результате хозяйственной неразберихи 90-х. Так что вряд ли стоит рассчитывать на серьёзный доход от продажи неликвида, из которых в основном состоит список. Это такие «лоты», как Тихорецкая автоколонна №1200, завод «Ахтарский» по добыче и переработке кормовой ракушки, Галичская льносеменоводческая станция или теплоход буксир «Игарка» 1971 года постройки. Судя по документам Росимущества, это и другое подобное имущество уже не раз безрезультатно выставлялось на торги. Очевидно, ценности в глазах потенциальных покупателей не представляет.

Учитывая финансовую значимость очередного этапа приватизации, правительство решило интенсифицировать процесс. И подготовило целый ряд поправок в закон «О приватизации государственного и муниципального имущества». Предлагается использовать для продажи госимущества электронные торги. Такая форма могла бы удешевить процесс приватизации, придать ему быстроты, оперативности и, что главное, прозрачности. Но если сравнит с опытом других стран, любые длительные интернет-проекты требуют длительной разработки и введение в действие. Скорее всего, даже если это осуществимо с финансовой точки зрения, работа над созданием системы электронных торгов займет минимум год.

Более существенные изменения касаются ценообразования. Процесс определения цены предприятия переводится на рыночные рельсы. Если ранее цена определялась исходя из его балансовой стоимости, то теперь начальная цена определяется самим собственником на основание отчета об оценке. Вероятнее всего, оплата услуг независимого оценщика будет производится из бюджетных средств. Не исключено, что привлекаться могут оборотные средства предприятий, особенно если они находятся в 100 процентной госсобственности.

Многие эксперты считают нынешний этап приватизации несвоевременным из-за невозможности продавать госпакеты по реальной стоимости. Нельзя сказать, что экономика России оттолкнулась от дна, сейчас не самый лучший момент для приватизации с точки зрения ценообразования. Даже если торги начнутся во второй половине 2010 года, ситуация принципиально не изменится, оценка компаний ещё длительное время будет неадекватной.

Глава 3. Опыт приватизации в зарубежных странах

3.1 Приватизация в Японии

Начиная с 70-х годов во всех основных развитых странах, включая и Японию, развернулся процесс ослабления прямого государственного регулирования («дерегулирования»), с передачей в частное управление государственных предприятий («приватизация»).

Если обратиться к условиям, на фоне которых развернулись процессы дерегулирования и приватизации, то в первую очередь следует отметить необходимость «удешевить» государственное управление, уменьшив раздутые бюджетные субсидии и административные расходы; повысить эффективность в отраслях, находящихся под чрезмерной опекой и контролям правительства, и добиться общего оживления экономики основных развитых стран, вошедших в полосу застоя и роста бюджетных дефицитов после «нефтяного шока» начало 70-х годов.

Во-вторых, с начала 70-х г. наблюдается стремительное развитие новой техники и технологий, в первую очередь в сфере информатики и др. областях. В результате сформировалась техническая основа для проникновения новых компаний в отрасли, бывшие ранее сферы естественные монополии или олигополии. В то же время в силу постепенного размывания границ между отраслями исчезали эк. мотивы для антимонопольного государственного регулирования в ряде областей. Необходимость ослабления правительственного контроля диктовалось также формированием новой отраслевой структуры (повышением удельного веса информационного курса и сферы услуг) и новых форм промышленной организации «предпринимательских сетей» (структуры типа «новый бизнес»), для развития которых правительственный контроль служил препятствием.

В-третьих, начиная с 70-х г. интенсифицировались международные связи в таких формах, как перемещение людей, товаров, капиталов и информации и ещё яснее стала необходимость устранения препятствующих этому правительственных ограничений в рамках отдельных стран.

В этих условиях в Японии в 80-е г. были созданы органы, подчиненные непосредственно премьер-министру: Временная комиссия по делам администрации (1981-1983г.), Временный совет по осуществлению административной формы управления (1983-1987г.) и новый совет по проведению административной реформы (1987-1990г.), который разработали смелые предложения по приватизации госпредприятий и ослаблению прямого регулирования. На этом основании в частные фирмы были преобразованы 3 крупнейшие государственные компании, а так же сняты или ослаблены ограничения в области финансов, связи, транспорта, энергетики, в сфере обращения, сельского хозяйства и т. д.

В докладе Комиссии, принятом кабинетом Накасонэ в качестве программного документа, особо подчеркивалось, что целью приватизации госпредприятий было полное включение рыночного механизма в их работу для того, чтобы ускорить модернизацию, снизить издержки, поднять качество услуг. Пополнение бюджета не самоцель, а следствие приватизации этого имущества.

В Японии теоретически прежде всего приватизация означает продажу собственности правительства частным лицам и организациям, преобразование предприятий из государственных в частные и снятие ограничений предусмотренных Законом о госпредприятиях.

Однако на деле слово «приватизация» до сих пор употреблялось в Японии в трех различных значениях.

Во-вторых, им обозначалось преобразование государственных компаний в акционерные с последующей продажей части акций частным владельцам (т.е. «преобразование в частную компанию»).

В-третьих, этим словом обозначалась приватизация в буквальном смысле этого слова, т.е. преобразование государственной или государственно-частной корпорации в частную (т.е. «полная приватизация»).

Можно отметить 3 характерные черты приватизации в Японии:

1 — три государственные корпорации — крупнейшие в Японии — были преобразованы в специальные компании. При этом 2 из них — Государственная телеграфно-телефонная корпорация («Дэндон») и Государственная корпорация торговой монополии («Сэмбай») не были подвергнуты разделу, в то время как третья — Государственные железные дороги («Кокутэцу») — была преобразована в 7 акционерных и 2 госкомпании. Часть акций компании, преобразованные в акционерные, планируются затем продать в частные руки, причем продажа акций японской телеграфно-телефонной компанией («Эн-Ти-Ти») уже началось.

2 — из 10 существовавших (на начало 1985 г.) особых компаний сократилось лишь на 2 компании телеграфно-телефонной связи и компания по обслуживанию международного аэропорта района Кансай. Согласно рекомендации Временной комиссии, почти все смешенные государственные акционерные компании должны стать частными предприятиями.

3 — рекомендации Временной комиссии предусматривают, что в числе прочих госпредприятий, должны быть приватизированы те, кот. не являются монополистами в своей сфере деятельности, а так же те «особые общественные предприятия», которые не опираются на государственную стабильность. Комиссия рассмотрела вопрос о приватизации предприятий, попадающих в эту категорию, но пока ограничились переводом их в разряд санкционированных компаний Центрального кооперативного блока для сельского и местного хозяйства в некоторой части «особых юридических лиц».

Как сказано выше, приватизация в Японии означает не только передачу прав собственности частным владельцам, но так же отмену законов о создании государственных предприятий с соответствующей регламентацией и заметные их формы. Публичная компания акционируется (это промежуточный этап), а затем акции продаются на фондовой бирже. После этого она становится частной. Акционерная компания или новое товарищество приватизируется сразу путем продажи государственной доли в её капитале.

Во второй половине 80-х г. были приватизированы три крупнейшие компании, находившиеся в полной государственной собственности: «Кокутэцу» телеграфно-телефонная, Корпорация «Дэндон» и табачная «Сэмбай», а так же смешанные компании «Джаном Эйрлойнз», «КДД» (международный телеграф и телефон), Корпорация по разработке электроэнергетических ресурсов, Компания по строительству международного аэропорта в районе Консай, Корпорация развития районов Тохоку и Хоккайдо, энергосистемы острова Окинави и др. (всего 19 предприятий).

Процедура приватизации первых трех, полностью казенных предприятий была сложной и включала их реорганизацию, определения сумм задолженности казне, акционирование и выпуск акций на фондовый рынок в погашение их долгов в порядке их финансирования. Смешенные предприятия изначально имели форму акционерных компаний, поэтому их приватизация состояла в постоянной продаже пакетов акций, принадлежавших казне, с зачислением выручки в госбюджет.

В первые послевоенные годы «Кокутэцу» была абсолютным монополистом в магистральных пассажирских и грузовых перевозках и имела значительную долю в местном и внутригородском пассажирском сообщении. Затем часть местных пассажиропотоков взяли на себя частные электрики, автобусные линии и автотранспорт, а часть грузооборота — частный каботажный флот и автотранспорт.

Конкуренция на рынке транспортных услуг росла под действием таких факторов, как сосредоточение промышленных предприятий в узкой прибрежной полосе о.Хонсю, строительство скоростных автострад и новых аэропортов, развитие «маятниковых» миграций населения.

К середине 80-х годов доля государственных железных дорог в пассажирских перевозках упала до 23%, а в грузовых — до 5%. Часть рынка пассажирских перевозок удалось удержать благодаря тому, что в была введена в эксплуатацию система скоростных железных дорог, принадлежавших «Кокутэцу». Но с момента пуска первой скоростной магистрали «Кокутэцу» стала хронической убыточной. К середине 80-х годов ее расходы превышали доходы на 55%, а сумма хронической задолженности к 1985 г. достигла 29,9 трлн. йен.

Первая проблема решается путем полного деления новых выпусков во времени. Государство «придерживает» часть акций в холдинге или оставляет за собой какой-то их пакет. Так, при первичном размещении правительство оставило за собой пакет в 30% акций «НТТ» сроком на 5 лет, а также половину акций табачной монополии и корпорации по строительству Кансайского аэропорта. Именно поэтому приватизация в Японии превращается в длительный процесс.

Вторая проблема в Японии решается двумя методами — стандартным и нестандартным.

Стандартный метод — это размещение ценных бумаг по открытой подписке предприятиями, не регистрирующими свои акции на бирже. Эмитент публикует заявку в любой крупной газете, сообщает сведения о себе широкой публике, оговаривает срок размещения акций и собирает подписку. Первоначальный курс определяется приблизительно по аналогии с курсами акций компаний того же ранга (по рентабельности, стоимости активов и пр.), а затем корректируется по мере распродажи эмиссии.

Нестандартный — это продажа акций по трастовому договору через брокерские фирмы, которым платят комиссионное вознаграждение. Именно так продаются акции таких гигантских корпораций, как «Железные дороги Японии» и «НТТ». Выпуск должен получить разрешение министров финансов, которому посылается проспект каждой эмиссии. Когда несколько выпусков распродано, делается пробная продажа на Токийской бирже, чтобы иметь гарантию ликвидности акций, и затем начинаются регулярные продажи.

Приватизация государственных предприятий считается второй послевоенной крупнейшей институциональной реформой. Она привела к перераспределению собственности в больших масштабах и к значительной демонополизации рынков самых массовых товаров и услуг. Она затронула бюджетный процесс и функции исполнительной власти, упростив и то, и другое. Наконец, во многом благодаря приватизации Японии удалось справиться с государственным долгом. Еще в 1984 г. бюджетный дефицит, покрывавшийся выпуском облигаций, составлял 24,8% расходной части бюджета, а в 1991 г. он сократился до 7,6%.

Все это, безусловно, положительные итоги. Но они не означают, что у приватизированных предприятий все идет гладко. «НТТ» теряет прибыли в тарифной войне, ей угрожает финансовый дефицит. На внутренних линиях поток пассажиров уменьшается, и «Джапаи Эйрлайнз» продает билеты на линии Кюсю-Саннро со скидкой, не покрывая своих издержек. Данные проблемы рождены конкуренцией, и они должны решаться так, как их решает частный бизнес: адаптацией к условиям рынка, на что не были способны предприятия госсектора.

Основные принципы японской схемы разгосударствления предприятий можно представить следующим образом:

1. устранение прямого вмешательства государства в хозяйственную деятельность, включая отказ от дотаций;

2. переход к регулированию различными косвенными методами;

3. предоставление управляющим максимальной самостоятельности в принятии решений, четкое определение их полномочий и ответственности;

4. разукрупнение предприятий до оптимальных для эффективного управления размеров;

5. максимальный учет специфики и интересов регионов;

6. создания условий для конкуренции, чтобы интересы клиента стали определяющими;

Надо отметить и то, что японский опыт приватизации свидетельствует о необходимости иметь четкое акционерное законодательство, регулирующее создание и функционирование компаний. В Японии сегодня акционерное общество может быть создано не менее чем семью лицами, владельцами одной акцией каждый. Регистрация производится Министерством юстиции автоматически при предоставлении предусматриваемых законом документов. Число акционерных обществ в Японии очень велико — примерно 1.4 млн., по большинству из них являются «закрытыми» и не выпускают акции на свободный рынок. Собственно акционерное законодательство существенно не отличается от других развитых стран.

Таким образом, японский опыт приватизации позволяет сделать ряд выводов, которые необходимо учитывать и при изменении форм собственности в нашей стране:

Во-первых, главный эффект приватизации уже на первом этапе достигается не столько сменой собственника, сколько кардинальным изменениям режима хозяйствования предприятием полной самостоятельности.

Во-вторых, переход собственности из государственной в частную через акционирование занимает значительный период времени и осуществляется под жестким контролем государства. Так, до настоящего времени не продано ни одной акции вновь созданных компанией. Этот процесс искусственно не формируется.

В-третьих, особое внимание имеет учет социальных последствий приватизации необходимо первостепенное внимание трудоустройству высвобождаемых работников, созданию новых рабочих мест. При приватизации железных дорог увольняемым предлагалось до 30 рабочих мест.

В-четвертых, необходимо отработанное законодательство, регламентирующее порядок и механизм приватизации.

3.2 Приватизация в США

В структуре собственности в США доминирующей бесспорно является частная собственность. Так, в 1997 г. чистый объем накопленного воспроизводимого материального богатства, находящегося в частной собственности, составил 19,8 трлн. долл., в государственной — 5,1 трлн. долл.

Разумеется, такого рода сопоставления вряд ли уместно ограничивать показателями накопленного материального богатства. О соотношении частной и государственной собственности говорят, например, размеры государственных и частных активов, которые, помимо материальных, включают и нематериальные ресурсы, в том числе финансовые, а также землю. Активы только корпораций (акционерных обществ) и партнерств (товариществ) составили в США в 1996 г. 32,3 трлн. долл., а вместе с активами домохозяйств и бесприбыльных организаций — 75,3 трлн. долл. В то же время финансовые активы, например, федерального правительства в 1998 г. равнялись лишь 139,4 млрд. долл. Для сравнения укажем, что финансовые активы корпораций составили в 1996 г. 5,4 трлн. долл. Сравнение явно не в пользу государственной собственности.

Статистика США предоставляет довольно подробные данные о федеральной материальной собственности как в стране, так и за рубежом. Общий ее объем (по данным на 30 сентября 1998 г.) равнялся 244,3 млрд. долл. Сюда включается стоимость зданий (126,8 млрд. долл. — 55,3% общей суммы), сооружений и оборудования (84,4 млрд. долл. — 36,7%) и земли (18,3 млрд.долл. — 8%).

В приведенных данных не учитывается материальная собственность, находящаяся во владении штатов и местных органов власти.

Дополнительным для целей нашего анализа показателем является доля совокупных государственных расходов в ВВП (примерно 30% в 2000 г.), что отражает место государства в общественном производстве в более широком контексте.

Статистика США не предоставляет более исчерпывающих сведений о масштабах государственной собственности в стране. Однако и имеющаяся информация позволяет сделать вывод, что, несмотря на значительные масштабы, государственная собственность в США не является главенствующей. И уж вовсе она не является таковой, когда речь идет о производственной собственности, поскольку, американское государство, представленное в ряде отраслей сферы услуг (наука, образование, здравоохранение, энергетика, транспорт, почтовые услуги), промышленной собственности практически не имеет.

Частная собственность, основная в общественном производстве США, классифицируется по нескольким признакам.

Прежде всего, в зависимости от правовой формы организации. По данному признаку все фирмы США делятся на три основные категории: корпорации (акционерные компании), которых в 1996 г. насчитывалось 4,6 млн., или примерно 20% от общего числа фирм, партнерства (1,6 млн., или около 7%) и индивидуальные предприятия (16,9 млн., или 73%).

В 1996 г. на долю корпораций пришлось 89% общего объема продаж всех хозяйствующих субъектов, партнерств — 6%, индивидуальных предприятий — 5%. При этом в 1980 г. на долю корпораций приходились те же 89% продаж, а вот партнерства и индивидуальные предприятия поменялись местами: доля партнерств была ниже (4,5%), а индивидуальных предприятий — выше (6,5%).

О значении той или иной организационно-правовой формы собственности говорит объем продаж, а не количественное распределение тех или иных предприятий.

Из сказанного следует, что доминирующей формой частной собственности в США на протяжении последних двух десятилетий устойчиво остается корпоративная частная собственность. Такое положение заметно отличается от ситуации, имевшей место в начале XX в., когда преобладающей формой частной собственности являлось индивидуальное владение предприятием.

Названные формы частной собственности характеризуются как принципиальными преимуществами, так и недостатками с точки зрения ведения бизнеса. Не останавливаясь на этом вопросе подробно, заметим, что корпорация, способная аккумулировать средства сторонних акционеров, стала на определенном этапе развития наиболее адекватным ответом на все усиливающееся обобществление производства. Именно то, что корпорация путем выпуска акций имеет возможность привлекать практически неограниченные средства на инвестиции в развитие производства, а также то, что в рамках этой формы частной собственности впервые произошло отделение капитала-собственности от функции управления, стало главным преимуществом, обеспечившим ей доминирующее положение на рынке.

Особый интерес представляет классификация частной собственности по ее превалирующей принадлежности. Принадлежность капитала фирм и предприятий тем или иным группам собственников дает ключ к пониманию глубинных процессов в эволюции частной собственности.

Можно выделить по крайней мере три крупные категории фирм — в зависимости от того, кому они принадлежат.

К первой категории следует отнести компании, принадлежащие производителям, которые, в свою очередь, можно подразделить на три группы: принадлежащие в основном инвесторам, работникам и производственные (прежде всего сельскохозяйственные кооперативы).

Вторая категория — это компании, которыми в значительной степени владеют потребители. Сюда относятся оптовые фирмы, фирмы поставщиков, компании, принадлежащие потребителям коммунальных услуг — электроэнергии, воды и газа, жилищные кооперативы и другие организации владельцев жилья, а также клубы и иные ассоциации.

Наконец, к третьей категории могут быть отнесены бесприбыльные фирмы, а также некоторые банки и страховые компании, где владение является, так сказать, «взаимным».

Таким образом, можно утверждать, что владельцы компаний — это те или иные участники (контрагенты) их производственной деятельности, иначе говоря, либо внутренние, либо внешние клиенты.

Интерес к опыту приватизации в США обусловлен рядом причин. Во-первых, именно американские ученые теоретически обосновали расширение сферы приватизации: к ней стали относить не только продажу государственных предприятий, но и применение других рыночных механизмов, например, контрактирование взаимодействия государственных учреждений с частными фирмами-исполнителями заказов, использование государственных ваучеров для коммерциализации бюджетных организаций и др. Во-вторых, поскольку США развивали приватизацию на фоне гораздо меньшего (нежели в западноевропейских странах) огосударствления экономики, их опыт может служить примером того, до каких пределов следует и возможно распространять приватизацию в экономической и социальной сферах. В-третьих, анализ практики США позволяет уяснить различия между приватизацией, обусловленной мотивами повышения эффективности экономики, и приватизации, побуждаемой причинами политического характера.

Активизации политики в области приватизации предшествовал длительный период концептуального переосмысления роли государства в экономике и социальной сфере, постепенное изменение общественных настроений. Напомним, что к середине XX в. экономисты, исповедующие принципы свободного рынка, во многом утратили влияние на выработку государственной социально-экономической политики и поддержку общественного мнения. На авансцену вышли теоретики активного государственного вмешательства в экономику, прежде всего, кейнсианцы. Несмотря на традиционную приверженность ценностям экономической и личной свободы, большинство американцев разделяло в тот период многие положения концепции социально ответственного государства или так называемого государства всеобщего благоденствия. Такие направления вмешательства государства, как поддержание определенных стандартов уровня жизни для неимущих слоев, особенно пенсионеров, инвалидов, сирот, гарантии прав расовых и этнических меньшинств признавались обществом необходимыми. Вместе с тем многие экономисты и политики уже тогда видели явную неэффективность ряда государственных программ. Таким образом, для консервативных, рыночно ориентированных экономистов и политиков это был вызов не только интеллектуальный, но и политический, связанный с преодолением настроений в пользу патерналистской роли государства.

Появилось немало исследований, пытающихся теоретически переосмыслить сам феномен приватизации, более четко уяснить сферы ее применения, цели и границы. Английские авторы Х.Фейгенбаум, Дж. Хениг и К. Хэмнет выделяют три основных типа приватизации в зависимости от целей, которые перед ней ставятся: прагматическая, тактическая и систематическая. Эти типы приватизации, используя в основном одинаковые приватизационные механизмы, движимы принципиально различными мотивами. Так, в случае с прагматической приватизацией движущими мотивами являются стремление, например, уменьшить нагрузку на государственный бюджет, приспособиться к меняющимся обстоятельствам (продажа государственных активов, контрактирование с частными фирмами, дерегулирование различных отраслей и введение дополнительных платежей при предоставлении государственных услуг).

Цели тактической приватизации иные: привлечь голоса избирателей, поощрить поддерживающие социально-экономические группировки. В этом случае использование приватизационных механизмов необязательно продиктовано экономической необходимостью — могут распродаваться и вполне прибыльные, конкурентоспособные предприятия, предоставляться контракты «нужным» фирмам и т.п.

Систематическая приватизация — самая идеологически обусловленная. Здесь ставится задача снизить общественные ожидания от государства, уменьшить его роль в экономике, возможно, изменить баланс политических и социально-экономических сил (скажем, снизить роль профсоюзов).

В данном случае приватизационные механизмы используются наиболее последовательно.

Администрация Рейгана выдвинула масштабные предложения по проведению приватизации в стране. Эти предложения включали, в том числе, приватизацию национальных парков и охраняемых природных территорий, принадлежащих федеральному правительству, приватизацию национальной службы погоды, включая используемые ею искусственные спутники земли, железнодорожные транспортные компании «Конрэйл» и «Амтрэк», морские нефтяные месторождения. Специальный доклад президента по проблемам приватизации, заявивший о новой ее концепции, распространил термин «приватизация» на весь комплекс механизмов по усилению конкуренции и позиций частного сектора в экономике.

От обсуждений администрация Рейгана перешла к практическим делам. В 1987 г. состоялась продажа 85%-ной доли государства в крупной железнодорожной грузовой корпорации «Конрэйл», обеспечивающей грузоперевозки на Северо-Востоке страны. Комиссия по приватизации при президенте США, учрежденная в сентябре 1987 г., определила дальнейшие шаги в области приватизации и укрепления рыночных отношений, включая приватизацию дешевого государственного жилья, дерегулирование воздушного пассажирского транспорта, меры по приватизации почтовой службы, школ и даже тюрем.

Администрация Рейгана рассматривала приватизацию не только как фактор повышения эффективности экономики и социальной сферы. Приватизационные идеи активно использовались в качестве инструмента политической и экономической борьбы, средства изменения баланса экономических и политических сил и влияния на общественное мнение. Так, в 1986 г. администрацией президента был разработан план передачи части государственной федеральной собственности в пользу работников федеральных ведомств, с тем чтобы, во-первых, сократить количество федеральных служащих (часть из них стали бы владельцами бывших федеральных служб), передав таким образом функции по предоставлению общественных услуг во вновь образованные частные предприятия, и усилить в результате конкуренцию на рынке, где действовали частные контракторы федеральных ведомств.

Местные органы власти (в стране насчитывается примерно 80 тыс. административных единиц на местном уровне) стали все активнее практиковать рыночное контрактирование с частными фирмами по предоставлению разнообразных общественных услуг. Так, обследование городов с населением свыше 10 тыс. человек и графств с населением свыше 25 тыс. человек показало, что именно внешнее контрактирование с частными компаниями было в 80-е годы самой распространенной формой предоставления населению общественных услуг. В частности, 80% респондентов (представители местных органов власти) отметили, что они заключают договоры с частными фирмами, например, на отбуксировку неправильно запаркованных автомобилей и на услуги по хранению личных вещей граждан в общественных местах (на вокзалах, в аэропортах и проч.), 55% респондентов заявили, что используют частных контракторов для предоставления юридических услуг, 46% — в управлении дорожным движением, 44% — в переработке отходов, 43% — в управлении приютами для бездомных. При этом подчеркивается, что все эти приватизационные в широком смысле механизмы использовались по чисто прагматическим причинам, а не из соображений идеологического характера.

Далеко не все инициативы Рейгана были доведены до конца. Так, идея приватизации национальных парков и других государственных земель была весьма негативно встречена общественностью, прежде всего по экологическим причинам. Не нашли широкой поддержки и многие другие проекты, хотя эксперименты в области приватизации проводились в различных сферах, например, в пенитенциарной системе. Да и само государство как мощнейший общественный институт с миллионами занятых было не готово расставаться как с собственностью, так и со многими прерогативами. Пришедший к власти после Рейгана Дж. Буш, в целом разделяя прорыночную ориентацию своего предшественника, в области приватизации придерживался умеренных взглядов и ставил более реалистичные задачи. Реализовывались, в частности, программы по привлечению частного капитала для реконструкции заброшенных центральных районов больших городов. Были предприняты попытки коммерциализации государственных школ: кое-где вместо их прямого финансирования государственные средства передавались нуждающимся семьям. Однако проекты финансовой реформы образования не были доведены до стадии практической реализации.

Тема приватизации не была забыта и после прихода к власти Б. Клинтона. Пожалуй, впервые в американской истории президент-демократ не только не дезавуировал рыночные, в том числе приватизационные, реформы своих предшественников-республиканцев, но и заявил о себе как о стороннике свободного предпринимательства как внутри страны, так и в мировой экономике. Разумеется, политическая риторика Клинтона была несколько иной. Как представитель демократической партии он поддерживал государственное регулирование экономики и социальной сферы, образования, здравоохранения и фундаментальной науки. Но Клинтон и в идеологии, и в практической политике совместил, с одной стороны, традиционную приверженность демократов государственным гарантиям в области предоставления общественных благ, с другой — весьма жесткий ограничительный подход к финансовой политике государства, расходованию бюджетных средств. Он активно выступал за «экономное» и эффективное государство, провозгласив лозунг «инвентаризации государства». Еще в 1992 г. Клинтон, в частности, заявил, что необходимо совершить переход «от бюрократического государства к государству предпринимательского типа».

Администрация Клинтона явно пыталась «прагматизировать» усилия государства в этой области. Главной задачей стала, несомненно, оптимизация работы государственного аппарата и государственного сектора экономики в целом. При этом все механизмы приватизации в эти годы в той или иной степени использовались — и внешнее контрактирование, и продажа активов, и создание конкурентной среды. Так, именно в 90-е годы стали предприниматься усилия по приватизации системы управления и ремонта автомобильных трасс государственного значения, принадлежащих штатам.

В качестве одной из последних тенденций отметим, что в президентской кампании 2000 г. в качестве предвыборной позиции республиканской партии была взята на вооружение идея М.Фридмэна об использовании государственных ваучеров для повышения эффективности школьного образования. Он впервые предложил ввести так называемый ваучер, который предоставляется государством родителям учеников и дает право на оплату некого гарантированного минимального уровня образования, а затем выкупается государством, если ваучер использован на получение качественного образования в частных или государственных школах.

В целом можно констатировать, что в США, несмотря на относительно небольшую долю государственной собственности, особенно по сравнению с другими развитыми странами, последние два десятилетия ознаменовались активизацией усилий по дальнейшей приватизации и усилению действия рыночных механизмов в экономике и социальной сфере.

3.3 Приватизация в Испании

В Испании государственный сектор экономики за последние 15-20 лет значительно сократился. Если в середине 70-х годов его доля в общем объеме валового внутреннего продукта страны составляла более 90%, в середине 80-х — 83%, то сейчас — чуть больше 30%. Продажа бывших государственных предприятий осуществляется уже почти 20 лет.

К государственному сектору экономики еще совсем недавно относилось большинство промышленных предприятий Испании. Вся электроэнергия в стране производилась на государственных электростанциях компании «ЭНДЕСА». Государственными были — весь используемый в стране газ, 65% угля и почти 90% стали. Полностью в руках государства находилась телефонная связь.

К государственному сектору экономики относились также сеть лучших гостиниц, ведущие туристические агентства и даже гольф-клубы. Разумеется, весь общественный транспорт в стране, кроме такси, был государственным.

И весь этот гигантский сектор национальной экономики, включавший в себя более половины всех предприятий Испании, управлялся из одного центра — так называемого Национального Института промышленности. По сути, это было одно грандиозное министерство.

Впрочем, такая структура экономики, созданная во времена диктатуры генерала Франко, вполне соответствовала тогдашнему авторитарному режиму. Франко пришел к власти в Испании в 1939 году в результате военного мятежа и трехлетней гражданской войны. Но лишь в 50-е годы его правительство обратилось к национальной экономике, пришедшей к тому времени в полный упадок.

Частный капитал был весьма слабым, в стране преобладало мелкое производство. Но диктатор особо и не доверял ни частной инициативе своих сограждан, ни иностранному капиталу, и делал главную ставку на свое государство. В те годы, ведущие промышленные предприятия национализировались одно за другим.

Легкой промышленностью и сельским хозяйством генерал Франко практически не занимался. И сельское хозяйство Испании оставалось традиционным: на юге преобладало крупное частное землевладение, на севере — мелкое.

Диктаторский режим прекратился после смерти Франко в 1975 году, затем наступил «переходный период», когда были заложены основы демократических преобразований.

Приватизацию государственной собственности в Испании начала Социалистическая Рабочая Партия, стоящая на позициях социал-демократии и близкая по идеологии, например, немецким социал-демократам. Эта партия находилась у власти почти 15 лет — с 1982 по 1996 годы. Примечательно, что именно левая партия начала приватизацию, поскольку даже ее лидеры убедились, что альтернативы не существует.

Сменившая социалистов в 1996 году и находящаяся по сей день у власти в Испании правоцентристская Народная Партия продолжила приватизацию. Продажа государственных предприятий — один из основных пунктов экономической программы нынешнего председателя правительства Испании Хосе-Мария Аснара. По своим взглядам он близок немецким христианским демократам.

Разногласий по поводу приватизации промышленных предприятий в испанском обществе практически не было. Против этого не возражали даже коммунисты — третья по влиянию политическая партия в Испании. Все ведущие политические силы страны, представленные в национальном парламенте, сходились в том, что роль государства в экономике должна быть ограниченной.

Это не значит, впрочем, что разногласий по поводу приватизации не существует вовсе. Но они затрагивают в основном социальную сферу — здравоохранение и образование. Здесь также давно присутствует частный сектор: многочисленные частные школы и университеты, развитая сеть частных клиник и консультаций. Тем не менее, ключевые позиции по-прежнему сохраняет за собой государство.

Частный сектор пока не в состоянии решить всех существующих в социальной сфере проблем. Ведь он всегда ориентирован на получение прибыли, а медицинское обслуживание, также как и общественный транспорт, должны быть общедоступны.

В Испании и национальная железнодорожная компания «РЕНФЕ» пока остается в полной собственности государства, как и городской транспорт — автобусы и метро.

Что касается общественного транспорта, то после многочисленных парламентских дебатов, в Испании началась приватизация национальной авиакомпании «Иберия». Автобусные междугородние перевозки уже приватизированы.

Практически все отрасли топливно-энергетического комплекса и телефонная связь также приватизированы.

Например, бывший монополист, государственная нефтегазовая международная «Бритиш Петролеум».

Что касается других крупных монополий, то, скажем, приватизация национальной телефонной компании «Телефоника» была полностью завершена еще в 1996 году. Полностью приватизирована и другая крупнейшая государственная монополия — национальная энергетическая компания «ЭНДЕСА».

С другой стороны, в собственности государства по-прежнему остаются самые крупные в стране угольные шахты «УНОСА», в провинции Астурия, на севере. Их приватизация пока нереальна — шахты убыточны, а просто закрыть их государство не может. Без работы сразу скажутся сотни людей. Поэтому испанское правительство считает пока более целесообразным предоставление дотаций этим шахтам, так как не в состоянии решить проблему переквалификации и трудоустройства шахтеров в этом угольном регионе.