Сущность и проблемы развития малого бизнеса

Курсовая работа

В условиях поступательного развития экономики роль и значение малого предпринимательства устойчиво возрастает. Отсутствие заметной позитивной динамики в развитии малого предпринимательства в России свидетельствует о наличии определенных трудностей и проблем, препятствующих и ограничивающих возможности интенсивного развития малого бизнеса, который является одним из определяющих условий экономического роста. Несмотря на определенное улучшение конъюнктуры внутреннего товарного рынка и переориентацию потребителя на отечественные товары за последние несколько лет, переход малого предпринимательства в новое качественное состояние не завершен.

Экономические реформы, осуществляемые в нашей стране в последние годы, явились условием для возрождения и становления предпринимательства, и в первую очередь, малого предпринимательства, как сферы проявления экономической активности широких слоев населения. Как показывает опыт экономически развитых стран, малое предпринимательство представляет самый многочисленный слой мелких собственников, которые в силу своей массовости в значительной мере определяют условия социально-экономического развития страны, способствуя совершенствованию рыночных механизмов и конкуренции, насыщению рынка товарами необходимого качества, росту занятости населения, формированию среднего класса, ускорению инновационных процессов. Кроме того, именно в секторе малого предпринимательства создается основная масса национальных ресурсов, которые становятся питательной средой для крупного бизнеса.

В экономически развитых странах малое предпринимательство является одним из важнейших секторов экономики, в котором занято более половины трудоспособного населения и производится большая часть ВВП. Так в европейских странах на малых предприятиях занято около 70% от общей численности работающих, а доля малого бизнеса в ВВП составляет более 50%. Именно малые предприятия, ставшие массовой формой предпринимательства, обеспечивают условия социально-экономической стабильности и экономической безопасности страны, поэтому им и уделяется самое серьезное внимание со стороны государства.

В российской экономике наблюдается стагнация сектора малого предпринимательства. Если в странах Евросоюза число малых предприятий на 1 000 жителей достигает 40-50, то в России на 1 000 жителей приходится лишь 6 таких предприятий. Низкие темпы развития малого предпринимательства в нашей стране препятствуют достижению главных социально-экономических целей российских рыночных реформ: повышению уровня жизни россиян, созданию новых рабочих мест, формированию среднего класса, сокращению социального расслоения населения страны.

3 стр., 1425 слов

Особенности правового статуса субъектов малого предпринимательства

... развитие российского общества. В связи с этим одним из приоритетных направлений государственной правовой и экономической политики России должно стать создание эффективной системы комплексной поддержки малого предпринимательства ... деятельностью8 . Правовое положение индивидуального предпринимателя ... предпринимательства из 15 городских округов и муниципальных районов края. 10 Малое предприятие ...

Развитие малого предпринимательства как неотъемлемого элемента современной рыночной системы хозяйствования соответствуют цели экономических реформ – созданию эффективной конкурентной экономики, обеспечивающей высокий уровень и качество жизни населения страны и равноправное участие России в функционировании мировой экономической системы. Одной из главных причин сложившегося положения является несовершенство государственно-правового регулирования малого предпринимательства. Отсутствие достаточного внимания со стороны государства к вопросам поддержки и развития малого предпринимательства не позволяет создать условия, необходимые для повышения его экономической эффективности, кроме того, является основным фактором, создающим угрозу развитию малого предпринимательства как сектора экономики.

Неэффективное государственно-правовое регулирование деятельности субъектов малого предпринимательства является основным фактором, создающим угрозу развитию малого предпринимательства, как сектора экономики. Общие для определенного сектора предпринимательства условия и факторы, возникающие по объективным причинам и представляющие опасность для бизнеса, как вида экономической деятельности, представляют собой угрозы безопасности предпринимательства. В тоже время, должный уровень развития малого бизнеса является важнейшим условием экономической и социальной безопасности государства.

Глава 1. Сущность и критерии предприятий малого бизнеса

В системе понятий, отражающих специфику объекта и содержание предметной области любой науки, заключена одна из основных форм систематизации научных знаний, их доказательного, всесторонне обоснованного, систематического изложения.

Во многих случаях ряд понятий употребляются как синонимы, когда не только отсутствуют тонкие критерии отличий, но и сами понятия не получают сколько-нибудь удовлетворительных объяснений и дефиниций. Надо подчеркнуть, что пренебрежение или невнимание к глубокому семантическому и специально научному анализу в сложившейся к настоящему времени ситуации в деле формирования системы научных представлений о малом бизнесе приводят к тому то, что в литературе отождествляются понятия «бизнес» и «коммерция», а часть авторов использует такие дефиниции, как «предпринимательская деятельность» или «экономическая деятельность» в малых формах и ряд других. Правомерность подобных сравнений можно, на наш взгляд, определить, выявив сущность указанных терминов.

Методологически правильно, на наш взгляд, охарактеризовать понятие «предпринимательская деятельность в малых формах», как логически вытекающую из определения сущности предпринимательской деятельности в целом.

На сегодняшний день в мире не существует общепринято­го определения предпринимательства. Например, Р. Хизрич определяет «предпринимательство как процесс создания чего-то нового, что обладает стоимостью, а предпринимателя — как человека, который затрачивает на это все необходимое время и силы, берет на себя весь финансо­вый, психологический и социальный риск, получая в награду деньги и удовлетворение достигнутым». В зарубежной литературе дается множество и других определе­ний, характеризующих предпринимательство и предпринимате­ля с экономической, политэкономической, психологической, управленческой и других точек зрения.

39 стр., 19114 слов

Комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности Кемеровской ...

... экономической информации о результатах деятельности объекта, источниками которой являются бухгалтерская (финансовая) и статистическая отчетность, оперативные данные и внеучетные сведения. В курсовой работе проведен анализ финансово-хозяйственной деятельности Кемеровской дистанции гражданских сооружений ... объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или ...

Например, А. Хоскинг утверждает: «Инди­видуальным предпринимателем является лицо, которое ведет дело за свой счет, лично занимается управлением бизнесом и несет личную ответственность за обеспечение необходимыми средствами, самостоятельно принимает решения. Его вознаг­раждением является полученная в результате предпринима­тельской деятельности прибыль и чувство удовлетворения, ко­торое он испытывает от занятия свободным предприниматель­ством. Но наряду с этим он должен принять на себя весь риск потерь в случае банкротства его предприятия».

Ни за рубежом, ни у нас пока еще не создана общеприня­тая экономическая теория предпринимательства, хотя потреб­ность в такой теории давно уже стала весьма насущной.

Процесс научного осмысления практики предпринимательства начался еще в XVIII в., когда внимание было сконцентрировано на предпринимательском риске. Второй этап в исследовании предприниматель­ства связан с выделением инновационности, как его основной отличительной черты. Третий этап отличается сосредоточением внимания на особых личностных качествах предпринимателя (способность реагировать на изменения экономической и общественной си­туации, самостоятельность в выборе и принятии решений, на­личие управленческих способностей) и на роли предпринима­тельства как регулирующего начала в уравновешивающей эко­номической системе.

Современный этап развития теории предпринимательской функции можно соотнести с переносом акцента на управленческий аспект в анализе действий предпринимателя, а, следовательно, с пе­реходом на междисциплинарный уровень анализа проблем предпринимательства и социально-политической сущности малого бизнеса.

На наш взгляд, предпринимательство — это особый вид эко­номической активности (под которой мы понимаем целесо­образную деятельность, направленную на извлечение при­были), которая основана на самостоятельной инициати­ве, ответственности и инновационной предприниматель­ской идее.

Под экономической активностью нами понимается форма уча­стия индивида в общественном производстве и способ получе­ния финансовых средств для обеспечения его жизнедеятельности.

В литературе указывается, что такой формой участия человека в общественном производстве является одна функ­циональная общественная обязанность или их комбинация, когда он выступа­ет в качестве:

  • собственника каких-либо объектов, недвижимости и т.д., приносящих ему постоянный и гарантированный доход;
  • наемного работника, продающего свою рабочую силу;
  • индивидуального производителя;
  • государственного или муниципального служащего;
  • менеджера (управляющий чужим предприятием);
  • пенсионера (пассивная форма участия в общественном производстве как следствие прошлой активности);
  • учащегося или студента (как подготовительный этап к участию в будущем общественном производстве в какой-либо конкретной форме);
  • безработного (как вынужденная форма неучастия или приостановки участия в общественном производстве);
  • занятого оборонно-охранной деятельностью (армия, ми­лиция, госбезопасность);
  • вовлеченного в экономически преступную деятельность (рэкет, воровство и др.).
    31 стр., 15161 слов

    Система налогообложения предприятия малого бизнеса

    ... субъектам малого предпринимательства, является в первую очередь средняя численность работников, занятых за отчетный период на предприятии. В ряде научных работ под малым бизнесом понимается деятельность, осуществляемая небольшой группой лиц, или ...

Предпринимательство выступает в качестве особого вида экономической активности, так как его начальный этап связан, как правило, лишь с идеей — результатом мыслительной деятельно­сти, впоследствии принимающей материализованную форму.

Как известно, предпринимательство как особая форма экономической ак­тивности может осуществляться как в государственном, так и в частном секторе экономики. Конечно, каждый из видов предпринимательства — государственное и част­ное предпринимательство — имеет свои отличительные при­знаки, но основные принципы их осуществления во многом сов­падают. И в том и в другом случае осуществление такой дея­тельности предполагает инициативность, ответственность, инновационный подход, стремление к максимизации прибы­ли. Схожей является и типология обоих видов предпринима­тельства.

Предпринимательство как форма инициативной дея­тельности, направленной на извлечение прибыли (предприни­мательского дохода), предполагает:

1) осуществление непосредственных производитель­ных функций, т.е. производство товара (продукта) или оказание услуги (например, машиностроительная фирма, ту­ристская компания, инжиниринговая фирма или конструк­торское бюро);

2) осуществление посреднических функций, т.е. оказа­ние услуг, связанных с продвижением товара на рынок и его передачей в надлежащем (общественно приемлемом) виде от непосредственного производителя такого товара его потре­бителю.

Но, как представляется, общественное понимание проблемы сводится к тому, что, с одной стороны, приоритетное значение имеет первый тип предпринимательской деятельности, поскольку общественное богатство (как обобщенный итог уровня и качества жизни каж­дого члена общества) зависит от состояния дел именно в сфере материального производства, научно-технических и сервисных услуг. С другой стороны, такое общественное отношение к это­му типу предпринимательства на практике не носит действи­тельно приоритетного характера — общество способствует раз­витию и второго типа предпринимательской деятельности, т.е. посредничества. Прежде всего, потому, что уровень и качество жизни, удобство и комфорт каждого члена общества в немалой степени зависят от уровня развития в обществе посред­нической сферы (удобная для покупателя организация торгов­ли, реклама, доставка товаров на дом, заказ товара по почте, телефону и т.д.); то же самое относится и к потребителям това­ров производственного назначения.

Предпринимательская деятельность, связанная с непо­средственным производством товаров и оказанием услуг, может носить:

  • традиционалистский характер (традиционалистское предпринимательство);
  • инновационный характер (инновационная предпринима­тельская деятельность, инновационное предпринимательство).

Предпринимательство в сфере непосредственного произ­водства товаров и услуг может, таким образом, ориентироваться на про­изводство и поставку на рынок традиционных или инноваци­онных товаров и услуг. Практика предпринимательской деятельности в любой ее форме включает в себя инновационный процесс. При­водимое выше деление типов предпринимательской деятель­ности основывается на убеждении, что производство и постав­ка на рынок традиционных товаров осуществляется также с ис­пользованием каких-то новых методов или приемов, связанных с организацией производства, техническими элементами про­изводства или изменениями качественных характеристик про­изводимого товара.

29 стр., 14049 слов

Развитие банковских продуктов для финансирования малого и среднего ...

... значимость дипломной работы заключается в том, что результаты проведенного анализа использовании лизинга на ... поскольку основное направление деятельности - торговля. Однако есть малые предприятия, которые занимаются разработкой ... деятельности (производство, переработка, сбыт промышленной, сельскохозяйственной и иной продукции, выполнение работ, торговля, бытовое обслуживание, оказание других услуг), ...

Рынок, как известно, представляет собой место встречи двух основных субъектов экономических (хозяйственных) от­ношений. А раз это так, то на рынке должны присутствовать или сами производитель и потребитель, или же их представи­тели.

Лица (юридические или физические), представляющие ин­тересы производителя или потребителя (а часто и действу­ющие от их имени), но сами не являющиеся таковыми, назы­ваются посредниками.

Предпринимательская активность в сфере посредничест­ва позволяет совместить в самые сжатые сроки экономические интересы производителя и потребителя. Посредничество, с точ­ки зрения производителя, повышает степень эффективности работы последнего, поскольку дает возможность сосредоточить свою активность только на самом производстве, передавая по­среднику функции по продвижению товара к потребителю. Кро­ме того, включение посредника в отношения между производи­телем и потребителем существенно сокращает срок оборачива­емости капитала, а значит, повышает прибыльность производ­ства.

Итак, предпринимательская деятельность может осуществляться в различных фор­мах. Эти формы взаимодополняют друг друга, превращая процесс производства и продвижения товаров и услуг к по­требителю в целостный и достаточно эффективный про­цесс.

Рассмотрев, таким образом, в общих чертах сущность предпринимательской деятельности в целом, можно сказать, что и предпринимательской деятельности в формате малого бизнеса свойственны, как представляется, те же характеристики и функции, только реализуемые через и посредством «механизмов малых форм».

«малую экономическую деятельность

малого бизнеса

I .

В соответствии со ст. 4 Федерального закона № 209-ФЗ от 24 июля 2007 года «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» под субъектами малого предпринимательства понимаются следующие категории, внесенные в единый государственный реестр юридических лиц потребительские кооперативы и коммерческие организации (за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий), а также физические лица, внесенные в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, крестьянские (фермерские) хозяйства, соответствующие следующим условиям:

1) для юридических лиц — суммарная доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) указанных юридических лиц не должна превышать двадцать пять процентов (за исключением активов акционерных инвестиционных фондов и закрытых паевых инвестиционных фондов), доля участия, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого предпринимательства, не должна превышать двадцать пять процентов;

2) средняя численность работников за предшествующий календарный год не должна превышать следующие предельные значения средней численности работников для каждой категории субъектов малого предпринимательства: до ста человек включительно для малых предприятий; среди малых предприятий выделяются микропредприятия — до пятнадцати человек;

3) выручка от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога на добавленную стоимость или балансовая стоимость активов (остаточная стоимость основных средств и нематериальных активов) за предшествующий календарный год не должна превышать предельные значения, установленные Правительством Российской Федерации для каждой категории субъектов малого предпринимательства.

Из самого определения, «малый бизнес» видно – это предпринимательская деятельность, осуществляемая субъектами рыночной экономики при определенных установленных законами [6] критериях, конституционирующих сущность этого понятия.

Как правило, наиболее общими критериями, на основе которых предприятия относятся к малому бизнесу, является: численность персонала; размер уставного капитала; величина активов; объем оборота (прибыли, дохода).

В зарубежной литературе выделяются количественный, качественный и комбиниро­ванный под­ходы к определению малого бизнеса.

количественном подходе

Как представляется, для малых форм бизнеса такие критерии, как оборот или числен­ность занятых, как пра­вило, не доступны для исследователей. Основ­ными недостатками количественных подходов являются их абсолют­ность, отсутствие теоретической базы, опреде­ляющей выбор того или иного показателя и границ его изменения, и в связи с этим трудность их использования для сравнительного анализа.

Качественные варианты

Как указывает А. Виленский , ш ирокое распространение в западных странах получила также «теория эта­пов роста фирмы» (или просто «теория роста компании»), появившаяся в резуль­тате исследований в области «организационного поведения» (organisational be­havior) и также давшая толчок к распро­странению качественных определений размера фирмы на основе выде­ления характерных этапов ее развития. И хотя ни один из вариантов теории роста фирмы не связан напрямую с определением раз­мера предприятия, ряд исследователей используют эту концепцию для развития качественных вариантов определения размера фирмы.

Один из вариантов данной теории фокусируется на стратегии развития про­дукта как индикаторе этапа роста предприятия. При этом большинство авторов рассматривают компании как предприятия, раз­вивающиеся начиная от малой фирмы, ориентированной на производ­ство одного продукта, до крупной с ориен­тацией на диверсификацию своей деятельности по производству большого числа продуктов (техно­логий, услуг, ноу-хау) — компании-конгломерата. Для характеристи­ки этапа развития продукта используется «коэффициент специализа­ции» specialisaion ratio), рав­ный отношению годового дохода фир­мы к ее общим затратам на производство и сбыт основного продукта.

Преимуществами качественного подхода являются достижение некоторой степени его теоретического обоснования и учет широкого спектра «интуитивно» присущих разным предприятиям качественных критериев, таких, как «система менеджмента», «система контроля производительности», «система мотивации производительности» и т.д. Основными недостатками этого подхода для малых форм бизнеса являются сложность практи­ческого его применения, обусловленная, в частности, трудно­стью до­ступа к внутрифирменной информации для определения ряда харак­те­ристик, таких, например, как «система менеджмента», а также дос­таточно широ­кий спектр самих критериев.

Чисто качественное определение малой фирмы можно сформули­ровать по­средством выделения основных характерных особенностей ее существования и развития. Этот подход интересен, прежде всего, тем, что рассматривает малую фирму не как уменьшенный вариант большой компании, а как организацию, дея­тельность которой каче­ственно отличается от крупных предприятий следую­щими специ­фичными чертами: высокой степенью неопределенности; потенци­аль­но более высокой способностью к внедрению инноваций (в широком смысле); постоянным развитием и адаптируемостью к изменениям.

Комбинированный подход

Пытаясь устранить недостатки количественного подхода, ко­митет предложил так называемые «экономическое» и «ста­тистическое» опреде­ления малой фирмы. Согласно экономическому определению, к малым относятся фирмы, удовлетворяющие следую­щим трем условиям:

— фирма владеет относительно небольшой долей рынка в рыноч­ном про­странстве ее сферы деятельности;

— управление фирмой осуществляется ее владельцем (или соуч­редителями) лично, а не посредством формализованной управленчес­кой структуры;

  • фирма является независимой (не представляет собой часть круп­ного предприятия).

В дальнейшем определение неоднократно подверга­лось кри­тике в части как «экономической», так и «статистической» составляющих [10] .

Во-первых, отмечалось противоречие между «экономическим» определе­нием, предусматривающим, что управление в малой фирме осуществляется без использования то ни было формализо­ванной управленческой струк­туры, и «статистическим» определени­ем, согласно которому малая фирма, на­пример, в промышленности, может насчитывать до 100 занятых. Хотя в болтон­ской интерпрета­ции далее признавалось, что некоторые малые предприятия мо­гут характеризоваться «одним или более уровнями промежуточных «кон­троле­ров» («supervisors») или «бригадиров», проводящих в жизнь ре­шения владельца фирмы — предпринимателя», тем не менее, подчерки­валось, что все ключевые решения принимаются именно им. Однако и специальные исследования этого вопроса, и просто объективный взгляд на практику функционирования малых фирм показывают, что менеджеры малых фирм принимают серьезные управлен­ческие реше­ния (в рамках делегированной им ответственности), а не только вы полняют чисто контрольные функции, начиная уже с того времени, когда фирма насчитывает от 10-20 человек и более. При этом деятель­ность фирмы характери­зуется довольно четким разграничением сфер ответственности.

Другой спорный аспект экономического определе­ния — утвер­ждение о невозможности для малой фирмы влиять на свой рыночный сегмент, например, на цены посредством изменения коли­чества выпускаемых ею продук­тов. Это утверждение, по сути, бази­руется на принятии того факта, что малая фирма действует в контек­сте совершенной конкуренции. На практике, однако, многие малые фирмы развиваются успешно, находя свои ниши. Обеспечивая при­сутствие на рынке в высокой степени специализированных услуг или продуктов, например, в достаточно изолированной в географи­ческом плане местности, они часто не испытывают особой конкурен­ции. В результате в краткосрочном или даже среднесрочном временном интервале малые фирмы оказываются в положе­нии, позволяю­щем им удерживать достаточно высокие цены и достигать при этом более высокой рентабельности, чем на крупных предприятиях той же от­расли.

Статистическое определение Болтонского комитета также под­вергалось серьезной критике по различным аспектам. В качестве его недостатков отмеча­лись следующие:

  • широкий спектр применяемых критериев «малости»;

— наличие разных числовых параметров изменения критериев для разных отраслей, затрудняющих использование такого определения;

— непосредственное использование денежных единиц, что неизбеж­но приводит к трудностям учета изменений их стоимости во времени;

— применение критериев численности занятых при сопоставлении деятель­ности малых и крупных фирм с течением времени также при­водит к определен­ным затруднениям в связи с неравномерным изме­нением количества валового национального продукта на человека для различных отраслей;

— единое статистическое определение, несмотря на отдельные ва­риации его составляющих для различных отраслей, подразумевает, тем не менее, однород­ность сообщества малых фирм.

Другие организации устанавливают свои меры отнесения фирм к категории малого бизнеса. Так международная Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР), в которую входят экономически высокоразвитые страны, определяет предприятия с числом занятых до 19 чел. — как «весьма малые», до 99 чел. — как «малые», от 100 до 499 чел. — как «средние» и свыше 500 чел. как крупные.

В российской практике существование малого предпринимательства было «разрешено» в 1988 г. В этот период к числу малых отнесли государственные предприятия, на которых среднее число ежегодно занятых не превышало 100 чел. В последствии критерии отнесения предприятий к малому бизнесу неоднократно менялись в соответствии с принятием новых законов о малом предпринимательстве.

В современной отечественной литературе с учетом анализа мировой практики преобладающим мнением является то, что концептуальным моментом при работе над выработкой критериев отнесения предприятия к малому бизнесу является необходимость разграничения статистических и «политических» критериев.

Статистический критерий, по идее, должен покрывать весь сектор малого предпринимательства с выделением наиболее типичных поведенческих групп, например, микро- и малый бизнес. Организация наблюдения за сектором малого предпринимательства должна предусматривать, на основе использования различных фильтров на показатели, возможность построения внутри статистических границ сектора различного рода группировок субъектов хозяйствования: по числу занятых, выручке, величине активов, структуре уставного капитала. Вводимый статистический критерий должен быть постоянным и единым для всех субъектов Российской Федерации.

Чаще всего устанавливаются два типа пороговых значений для определения принадлежности к малому бизнесу:

  • по количеству занятых работников;
  • по объему выручки.

С учетом поведенческих особенностей субъектов хозяйствования, для выделения типов бизнеса по числу занятых предлагаются следующие пороговые значения (табл. 1.1 и 1.2).

Таблица 1.1 — Структура сектора малого предпринимательства

(по количеству занятых работников)

Категории субъектов

Тип бизнеса

Количество

работников

субъекты малого предпринимательства

микро-бизнес

до 15 человек

субъекты малого предпринимательства

малый бизнес

от 16 до 50 человек

Таблица 1.2 — Критерии выделения субъектов малого бизнеса

(по объемам выручки):

Тип

бизнеса

Количество занятых

Объем выручки, млн. руб.

А

с учетом инфляционной и «теневой» составляющих

без инфляционной и «теневой» составляющих

микро-

От 1 до 15 человек

15

10

малый

От 16 до 50 человек

40

30

Считается, что «политический» критерий должен уточнять в рамках статистического критерия те группы субъектов малого предпринимательства, которые являются объектом специальной государственной поддержки. Например, в рамках политической границы малого бизнеса исключаются муниципальные, государственные предприятия, субъекты отдельных видов деятельности, например игорного бизнеса. «Политическим» критериям в рамках статистического критерия пытаются придать некие степени свободы, то есть, в зависимости от задач программ поддержки, приоритетов регионального и областного развития, целевые группы поддержки внутри статистических границ сектора малого предпринимательства могут модифицироваться.

Важно, чтобы организация статистического учета позволяла отслеживать состояние и динамику развития отдельных целевых групп, выделенных в рамках «политического критерия».

Вместе с тем, при попытке делать какие-либо выводы на ос­новании статистики , необходимо учитывать следующие дополнительные аспекты, способные существенно исказить «истинное» положение дел:

— различные подходы к формальному определению МСП (в докладе приводится 18 вариантов определе­ний МСП)[13] ;

— даже в рамках общих подходов — различия традиционно сло­жившихся способов учета появившихся на рынке предприятий и уходящих с рынка фирм;

— даже при полном совпадении определений и числовых пара­метров ис­пользуемых критериев возможны неожиданности. Напри­мер, способы учета численности как частично занятых на предприя­тии, так и самозанятых могут различаться;

— статистика малых предприятий по-разному учитывает малые фирмы, являющиеся отделениями других компаний. Таким образом, статистиче­ские данные по могут быть противоречивыми.

Среди отечественных авторов наиболее «комплексную», на наш взгляд, характеристику малого предпри­нимательства дает Ю.И. Молибог. Анализируя подходы к определению субъекта малого предпри­нимательства, применяемых в России и международной практи­ке, в частности, в странах Европейского Союза, автор свидетельствует о том, что в основу регулирования малого предприни­мательства должен быть положен комбинированный подход, включающий экономические и статистические составляющие, объединяющий количественные и качественные критерии отне­сения предприятий к малым. И с этим выводом трудно не согласится.

В целом же в российской литературе отмечается це­лесообразность введения деления предприятий на «весьма малые» («микропредприятия»), «малые» и «средние», т.е. определение статуса (размера) бизнеса предлагается осуществлять по принципу «все познается в сравнении».

II. Выявление непосредственной сущности малого бизнеса в характерологическом аспекте целесообразно, на наш взгляд, осуществлять путем рассмотрения его, как социального объекта.

В современной науке принято различать два подхода к определению сущности социального объекта — субъективный и объективный. Субъективный основан на принципе «самоидентификации», то есть зачислении индивида в тот или иной сектор бизнеса. Объективный подход основан на критериях, независимых от группы (класса) индивида. В зарубежной литературе преимущественно используются два таких критерия: характер (сложность) труда и величина доходов. Наряду с ними учитываются также критерии, тесно связанные с двумя вышеназванными или вытекающие из них. Это — образовательный, квалификационный и состоятельный уровень, особенности ценностных ориентаций и мотиваций, качество жизни и стандарты потребления.

В мире сквозь призму объективного подхода принято несколько критериев определения представителей малого бизнеса, кото­рые в обобщенном виде сводятся к следующим: материально-имуще­ственные характеристики (величина текущих доходов, оборот иму­щества (структура расходов и потребле­ния); образовательный ценз и про­фессионально-квалификационные характеристики; самоидентификация и принадлежность к определенным социальным группам; наконец, от­носительная устойчивость всех перечисленных параметров.

Таким образом, ос­новным направлением при изучении малого бизнеса должен, на наш взгляд, стать подбор важнейших признаков, по которым он может быть идентифицирован. Однако в последнее время в литературе преобла­давший в начале критериальный подход (исходящий из наличия ка­кого-либо главного признака) сменился попытками некоторых авторов построить иден­тификационное пространство.

К данному направлению относится создание различного рода многомерных конструкций, включающих ту или иную комбинацию основных идентификационных признаков, которые затем агрегиру­ются. В качестве таких агрегатов обычно рассматриваются: уровень материального благосостояния; профессионально-квалификационный статус; потенциал социальной мобильности; стиль жизни; самоидентификация. Возможно, в этом есть определенное рациональное зерно, поскольку методически каждая интегральная характеристика является группообразующей и имеет в этом смысле самостоятельное значе­ние. Тем не менее, по справедливому, на наш взгляд, замечанию М. Урнова, само развитие представлений о малом бизнесе наложило отпечаток на методику его идентификации и сделало одни критерии «более равными, чем другие». Такими «первыми среди равных» выступают показатели материального состояния, про­фессионально-квалификационного статуса и самоидентификации. Они служат каркасом, на который «навешиваются» остальные приз­наки, как первичные идентификаторы различных бизнес-групп. Но применение то одного, то другого критерия в каче­стве главного идентификатора малого бизнеса дает порой крайне противоречивые результаты, вносящие путаницу в определение его численности и состава. Как следствие, о чем говорилось выше, говорят о существова­нии нескольких бизнес-группах, выделенных по разным основани­ям (микро-, малый и т.п.).

Синтезируя вышеизложенное, предлагаемый нами подход в исследовании малого бизнеса основывается

— малый бизнес может быть охарактеризован определенной системой показателей, включающей как признаки, так и функции данного со­циального образования;

— все идентифицирующие малый бизнес признаки являются доминантными, и их надо рассматривать как равнозначные и равно­весные;

— социальные группы, составляющие протомалый бизнес, характеризуются разным уровнем концентрации идентификационных признаков.

Изучение подходов к определению идентификационных признаков малого бизнеса позволяет, на наш взгляд, утверждать, что в характерологическом аспекте крите­рии выделения малого бизнеса и его внутригруппового членения следует осуществлять на основе субъективных (самоидентификация) и объективных критериев, поэтому данный принцип будет выбран в качестве основного в проводимом исследовании.

Итак, если обобщить рассматриваемые в зарубежной и отечественной литературе объективные критерии, то можно, по нашему мнению, назвать следующие основные классификационные признаки, по которым следует определять принадлежность к малому бизнесу:

1. доходное состояние;

2. характер выполняемых в общественном разделении труда функций;

3. профессиональный статус (образование, квалификационный уровень, должностное положение и т.п.);

4. социальный статус (общественное положение, особенности ценностных ориентаций и мотиваций и т.д.);

При проведении классификации указанные группы признаков, по нашему мнению, имеют не только различные трудности в возможностях исследования, но и своеобразную логику понимания, а также обусловленные спецификой российского общества значимость и вес.

Так, например, в нашей стране высокий уровень образования еще не обеспечивает соответствующего уровня доходов. Равно как и обладание профессией, высокой квалификацией слабо влияет на уровень жизни человека, а профессиональный рост еще не стал значимым элементом социальной стратификации. Большое значение имеет деление по территориальному принци­пу (город, село); по принадлежности к «законному» производству, торговле, сфере услуг или «теневой» экономике. Это отражается на уровне доходов, зара­ботной платы, потребления и других параметрах.

Таким образом, используя критериальные оценки малого бизнеса, можно заключить, что к основным его характеристикам, определяющим контуры исследуемого объекта относятся:

1. Количественные показатели: стоимость и окупаемость бизнеса, расходы владельцев сайтов, размер прибыли от деятельности бизнеса.

2. Качественные показатели: возможность владения рентабельными частными компаниями и фирмами, предприятиями и организациями, объектами производства и торговли электронным продуктом.

Данные характеристики определяют основной массив малых форм бизнеса, исследование которого позволит сформулировать его место и ролевые особенности в социально-политической жизни российского общества.

Представляется, что в отношении определения социальной значимости малого бизнеса в литературе нет особых расхождений и ее сущность, говоря словами М.В. Кочановского, определяется массовостью группы мелких собственников — владельцев малых предприятий и их наемных работников, общая численность которых является одной из наиболее существенных качественных характеристик любой страны с развитой рыночной экономикой. Развитие сектора малого предпринимательства способствует постепенному созданию так называемого среднего класса, самостоятельно обеспечивающего собственное благосостояние и достойный уровень жизни, являющегося основой социально-экономических реформ, гарантом политической стабильности и демократического развития общества.

Что касается политического аспекта влиятельности малого бизнеса, то здесь не все так однозначно. Как известно, политическое воздействие малого бизнеса в различных странах достаточно велико, поскольку эта социальная группа давно стала основой сформировавшегося среднего класса, наиболее представительного по своей численности и являющегося выразителем политических предпочтений значительной части населения. В условиях устойчивого социально-экономического и политического развития общества мелкие предприниматели отличаются наибольшей приверженностью принципам демократии, политической стабильности и экономической свободы. Слой мелких собственников проявляет наибольшую активность, и даже агрессивность при возникновении угрозы в отношении собственности, так как в отличие от крупных и средних собственников для владельцев малых предприятий их собственность зачастую является единственным средством к существованию и важнейшим способом самовыражения. Средний класс либо сам формирует свои политические движения, либо становится объектом борьбы различных политических сил за голоса избирателей.

Данный фактор определяет неразрывность связи малых предприятий с интересами местных и региональных сообществ, что обусловливает его зависимость от национальной основы и составляет питательную среду для его патриотических настроений. При этом, как свидетельствует исторический опыт России, Германии и ряда других стран, патриотические настроения в среде мелких собственников в условиях экономического спада и политической нестабильности могут принимать крайние формы и подталкивать их к поддержке наиболее экстремистских политических сил.

На современном же этапе, как указывает Р.И. Гайнутдинов, оценить силу влияния бизнеса на политическую жизнь социума представляется достаточно сложно: с одной стороны, бизнес многофункционален, а с другой стороны — слишком велика специфика взаимоотношений бизнеса и власти в отдельных странах и регионах земного шара. В то же время сами политические отношения не находятся в состоянии покоя – со временем они изменяются, иногда и кардинально. Поэтому можно говорить о силе бизнеса, как политического актора, применительно к отдельной стране или группе стран в конкретно взятый промежуток времени. Чтобы выявить роль и место бизнеса в политическом процессе, его властный потенциал, а также факторы, этот потенциал ограничивающие, необходимо определить из чего складывается политический ресурс бизнеса и, главное, какую цель преследуют отдельные структуры и бизнес-сообщество в целом, и особенно, когда начинают рассчитывать на ключевые роли на современном политическом поле.

В литературе бизнес во всех его проявлениях чаще всего рассматривается как одна из групп интересов или групп давления. Многими авторами дается анализ этих понятий и проводится типологизация (А. Бентли, М. Дюверже[22] , Г. Джордана и У. Малоуни[23] , М. Олсона[24] , Д. Трумэна[25] и др.).

Почти все исследователи сходятся в том, что группы интересов – прежде всего результат самоорганизации гражданского общества. Также получил распространение способ типологизации групп интересов по сферам их деятельности – экономической, духовной, социальной или политической. Многие исследователи[26] , подразделяя группы интересов на «социальные» и «целевые», классифицируют бизнес-ассоциации в качестве «целевых», то есть создаваемых для достижения определенных целей.

За группы интересов, вслед за В.А. Ачкасовым, Р.И. Гайнутдиновым[28] и другими авторами, мы принимаем институциональные структуры самого разного типа (предпринимательские, профсоюзные, религиозные, этнические, культурные и т.д.), которые, не претендуя на политическую власть, пытаются влиять на нее, посредничая в деле обеспечения специфических интересов своих членов. Наиболее широко в современной западной политической науке применительно к бизнес-ассоциациям используется термин «группа давления».

Для малого же сектора предпринимательства (МСП) в нашей стране, как представляется, данная характеристика — весьма спорна. Вот некоторые основания для такой оценки. Известно, что большинство зарубежных стран за счет малого бизнеса в достаточной степени пополняют местные бюджеты. Следовательно, политика государства в отношении малого сектора предпринимательства, практическая деятельность его институтов по осуществлению реформы управления, проводимые без учёта требований объективных экономических законов (как это было до недавнего времени), мировой практики, специфических особенностей функционирующих в России организаций малого бизнеса, вплотную подвели к черте, при которой произошёл «уход» части организаций данного сектора в теневую экономику.

Число малых предприятий в России составляет порядка 1 млн. и обеспечивает 12% ВВП, в то время, как в ряде зарубежных стран до 40-50 % и более[30] .

Вместе с тем, в научной литературе отмечается, что в российской экономике малое предпринимательство несет на себе специфическую нагрузку, связанную с адаптацией широких масс населения к основам рыночного хозяйствования. Малое предпринимательство играет также важную роль в формировании нового среднего слоя общества, в демонополизации ряда отраслей экономики, в накоплении стартовых капиталов, в структурной перестройке экономики, в сглаживании социальных конфликтов, в социально-экономичес-ком выживании отдельных слоев населения и целых регионов страны.

Сегодня принято считать, что без малого бизнеса рыночная экономика ни функционировать, ни развиваться не в состоянии. Отсюда следует, что его становление и развитие, разумеется, наряду со средним и крупным предпринимательством, является стратегической проблемой экономической политики в условиях перехода от административно-командной экономики к социально ориентированному рыночному хозяйству. При таком подходе недооценка роли малого предпринимательства, игнорирование его значительных технико-производственных и социально-экономических потенций приобретают в данных условиях характер крупномасштабного стратегического просчета. Данный тезис станет объектом доказательства в дальнейшем нашем исследовании, а пока отметим, что в целом отечественная система институционального взаимодействия представителей малого бизнеса и государства сегодня находится в стадии становления. Действия, предпринимаемые российской властью, направленные на институциализацию корпоративного представительства интересов и деполитизацию диалога власти и бизнеса, отвечают пока в большей степени только духу корпоративизма.

Например, исследование способов воздействия малого и среднего бизнеса (МСБ) на принятие политических решений, проведенное в диссертации Ю.Ю. Передерия позволило ему выделить ряд общих и специфических черт: объединяет практики, применяемые МСБ, высокий уровень распространения коррупции и низкий уровень консолидации; отличает же деятельность МСБ на общероссийском уровне принятия политических решений более значительное личное участие в политике.

В процессе эволюции взаимоотношений бизнеса и государства, как указывает Г.И.Бондаренко, сложились несколько моделей взаимодействия: первая модель – это модель «патронажа», предполагающая административный диктат власти над бизнесом; вторая – модель «партнерства», в рамках которой представители бизнеса и власти эффективно взаимодействуют; третья модель – «борьба всех против всех». Четвертая – «приватизация власти».

В реальности последних лет чаще наблюдаются принципы консенсуса, на котором строятся взаимоотношения бизнеса и государства, хотя они и достаточно условны: в его рамках не прекращается борьба за конкретные экономические интересы. Однако стоит отметить, что, смещаясь в плоскость политического процесса, отношение делового сообщества к институтам представительной демократии становится скорее многофакторным, чем негативным. А его политическая активность стабилизируется на некотором уровне, когда имеют место столкновения и перегруппировки, расхождения или частичные совпадения позиций различных предпринимательских групп (и фракций внутри них), стремившихся вывести свои предложения на законодательную орбиту и обеспечить их продвижение по ступенькам обычной в рамках представительной демократии процедуры с помощью политических партий.

Институционализации диалога бизнеса и власти способствуют также подписанные бизнес-ассоциациями соглашения о взаимодействии с различными руководящими структурами исполнительной, представительной и судебной власти. Но, несмотря на множество налаженных в последнее время каналов взаимодействия бизнеса с государством, следует отметить, что пока существуют серьезные препятствия на пути реальной институционализации системы отношений «бизнес-государство». Это подтверждается и тем, что лоббистская деятельность в Российской Федерации все еще находится вне правового поля: законопроект о лоббизме не был принят Государственной думой.

Несомненно, новые интересы и политические отношения вызывают к жизни инновационные механизмы их реализации, в том числе и лоббистской деятельности, которая все больше ориентируется не только на экономические, но и на политические процессы, в которых представители малых предприятий, пока остаются на «второстепенных ролях». Все отчетливее наблюдается срастание интересов, отнюдь не малого бизнеса, а высшего слоя финансово-экономической элиты и интересов высшей бюрократии, кристаллизация и противоборство различных олигархических финансово-промышленных групп во взаимодействии с различными группами государственной бюрократии.

Нельзя не учитывать и то, что важнейшей экономической особенностью всех малых предприятий является их способность оперативно «заполнять» те ниши рынка и узкие сегменты, в которых крупный бизнес малоэффективен, быстро адаптироваться к изменяющейся конъюнктуре рынка, быть готовыми к рискованным и действиям, обеспечивать прямую связь личного успеха с успехом компании. Вместе с этим малые предприятия являются крайне восприимчивыми к внешней среде в силу ограниченного доступа к финансовым и иным ресурсам.

Таким образом, институциональное участие российского бизнеса в политическом процессе ограничено преобладанием неформальных, клановых типов над формальными, институциональными, что объясняется отсутствием устоявшихся традиций функционирующего гражданского общества, которое призвано контролировать сферу взаимодействия власти и групп интересов, в том числе и малого бизнеса.

Кроме того, российское политико-экономическое пространство характеризуется недостаточной развитостью новых формальных институтов, что делает их неспособными определять трансформационные процессы, и пока еще не эффективными для использования. Поэтому российские предприниматели на любом уровне бизнеса, лоббируя в государственных структурах свои интересы, как правило, не выступают в качестве консолидированной группы давления и не делают ставку на политические силы определенной идейной ориентации. Другого выбора, сути, не остается, поскольку развитию малого бизнеса в России помимо объективных проблем перехода к рынку мешает неразвитость институциональной среды малого бизнеса, под которой подразумевается либо неадекватность цивилизованной рыночной экономики формальным и неформальным ограничениям в обществе, в рамках которых малый бизнес мог бы инвестировать средства в собственное развитие и общественные блага, доступ к которым был бы ему открыт наравне с более крупными хозяйствующими субъектами.

С точки зрения институционально-эволюционной теории существенные региональные различия в уровне развития и структуре малого бизнеса объясняются также существующими социокультурными стереотипами. При изучении малого бизнеса нельзя не принимать во внимание политический и социальный аспекты его развития, так как, с одной стороны, сектор малого бизнеса в силу своей массовости и общественной активности является мощным инструментом институциональных преобразований; с другой стороны, в силу незначительности потенциала каждого субъекта в отдельности в масштабах государства особенно сильно страдает от непропорциональных транзакционных издержек и нуждается в поддержке в процессе потребления общественных благ в обмен на уплаченные налоги.

Итак, особенностью системы представительства интересов бизнеса в России является то, что развитие малого (впрочем, как и среднего) предпринимательства находится на низком уровне. В результате этих тенденций в системе представительства интересов бизнеса доминируют группы давления крупных предприятий, малый и средний бизнес является фактически выключенным из механизма взаимодействия гражданского общества и государства.

Представляется, что стоит согласиться с точкой зрения Е.В. Белевцевой, в диссертации которой показано, что группам интересов малого и среднего бизнеса практически не доступны эффективные легальные механизмы воздействия на процесс принятия политических решений на федеральном уровне и во многих регионах. Так, например, представительство малого (и среднего) бизнеса в Государственной Думе, согласно имеющимся подсчетам, не превышает 1,58%. Как следствие, не сформированы группы давления, представляющие интересы малого (и среднего) бизнеса. Это связано с двумя факторами. С одной стороны, в условиях бюрократизированной российской экономики налицо неверие малых предприятий в наличие реальных возможностей воздействии на политические процессы с целью защиты своих интересов. С другой стороны, традиционные институты представительства интересов малого бизнеса (ассоциации и объединения предпринимателей) не выполняют этих функций и являются главным образом институтами опосредования интересов крупного бизнеса.

Несомненно, в местных органах власти группы давления малого (и среднего бизнеса) осуществляют определенную деятельность по отстаиванию своих интересов. Однако в этом случае речь не идет о лоббирования решений, изменяющих принципы построения связей и отношений между гражданским обществом и государством, а предметом переговоров становится исключительно получение конкретных льгот, дотаций, преференций и т.п.

Такая ситуация, безусловно, способствует тому, что российский малый бизнес и большая часть его представителей в «существующем» виде не могут рассматриваться в качестве опоры гражданского общества и способствовать созданию институциональных механизмов его воздействия на институты государства.

Данный вывод также вытекает из сложившейся ситуации в отношении той социальной роли, которая сегодня отведена малому сектору экономики.

Как указывает А.Ю. Анфимова, хотя на современном этапе развития предприятия малого бизнеса всё в большей мере обеспечивают социальную стабильность общества, в то же время, недостаточность бюджетного финансирования социальных программ и неразвитость социальных функций малых предприятий усугубляет процесс имущественной дифференциации населения.

Безусловно, социальные функции малых предприятий вытекают из особого вида предпринимательской инициативы, основной целью которой является полноценное развитие социально ориентированной экономики, духовное и культурное возрождение страны и построение развитого социального общества.

Как известно, социальные функции бизнеса проявляются в многочисленных формах: в создании рабочих мест и росте числа занятых; в улучшении условий труда и быта работников; организации обучения и повышении квалификации рабочей силы; совершенствовании организации и стимулирования труда; вовлеченности трудящихся в управление и участие в прибылях и т.п. То есть в создании материальных и духовных предпосылок воспроизводства человека, повышении его благосостояния, его самооценки, общественной и гражданской активности и ответственности. Основными же задачами социальных функций малых (и средних) предприятий в современной экономической системе страны являются: поддержание социальной стабильности в обществе; формирование среднего класса; борьба с бедностью; возрождение исторического морального и духовного наследия отечественного предпринимательства; культурное и нравственное возрождение общества.

Но, как представляется, выполнение указанных функций без активного участия государства на практике весьма проблематично для малого бизнеса.

Во-первых, только общество в лице государственных органов посредством экономических, правовых и административных рычагов может в принудительном порядке обязать малый бизнес выделить ресурсы на общественные цели: защиту среды обитания, здравоохранение, обеспечение безопасности и защиту гражданских прав населения, прав потребителей и т.д. Во-вторых, организация (малое предприятие) может откликаться на социальные проблемы общества, как правило, если существует определенная мотивация: в обществе более благополучном с социальной точки зрения гораздо благоприятнее условия для предпринимательской деятельности, т.е. очевидны долгосрочные преимущества для организации. Кроме того, складывается более привлекательный образ компании (фирмы), что при прочих равных условиях, дает преимущества в конкурентной борьбе за государственные заказы и, следовательно, — возможность получать дополнительную прибыль.

Однако, нельзя не учитывать и то, что затраты на решение социальных вопросов отвлекают долю ресурсов организации от решения своих прямых задач – экономических. Часть расходов переносится на потребителя в виде повышения цен. Многие малые (и средние) предприятия работают в низкорентабельных сферах. Очевидно, что, отвлекая собственные средства для решения социальных вопросов, они несут повышенные риски, связанные с выживаемостью на рынке. Выделять средства на социальные нужды в объеме, который подрывает экономическую эффективность производства, не целесообразно. Следовательно, чтобы стимулировать развитие социальных инициатив малых предприятий, государству необходимо создать такие экономические условия, при которых предприятиям было бы выгодно (безубыточно) осуществлять свои социальные функции, иначе, под давлением действия основных экономических законов, они рискуют обанкротиться. Именно поэтому мы и ставим вопрос о государственной поддержке социальных функций малых предприятий, которая может быть выражена в формировании системы дополнительных льгот и преференций для предприятий малого бизнеса, осуществляющих свою деятельность в «низкодоходных» сферах экономики и реализующих социальные программы.

Говоря о социально-политических характеристиках малого бизнеса, нельзя не сказать и о его социальной ответственности.

Социальная ответственность бизнеса, будучи принципом цивилизованной и взаимовыгодной связи между бизнесом и обществом, исходит из того, что «противоречие между частным интересом бизнеса (выгода, прибыль) и интересами общества (стабильность, успешное развитие для большинства) должно разрешаться бизнесом в пользу общества как той системы, частью которой является сам бизнес». Такого рода взаимосвязь не может возникнуть стихийно – тем более, в весьма специфических условиях, в которых формировалась и продолжает функционировать российская экономика. Социальный фон становящегося бизнеса в России – поляризация уровня жизни большинства населения, в результате чего одной из серьезнейших проблем уже давно сформировавшееся недоверие людей к нацеленным на извлечение прибыли компаниям, пользующимся удачной конъюнктурой на рынке природных ресурсов, полученных в собственность «сомнительными» правовыми способами. Кроме того, крайне низкую оценку со стороны предпринимателей получают имеющиеся человеческие ресурсы, предложение которых на рынке труда стабильно превышает спрос. В итоге те, кто реально создает добавочную стоимость, не имеют дохода, достаточного для достойной жизни, в то время как собственники получают сверхдоходы фактически за их счет, а также за счет совсем недавно принадлежащих всем природных ресурсов.

В такой ситуации, провоцирующей социальное напряжение и потому нуждающейся в немедленной корректировке, и приобретает особое звучание проблематика социально ответственного бизнеса.

Однако, что качается социальной ответственности малого бизнеса, то, как представляется, достаточно преждевременно о ней говорить, пока исследуемый бизнес не сформироваться в полноценный социальный институт, что возможно только в результате целенаправленной деятельности общества и государства. Данной точки зрения также придерживается целый ряд компетентных авторов.

Как указывает Л.Г. Титова, реализация задач завершения институционализации российских политических процессов определяется также и тем, насколько структурно (в форме институционализации), политически (в форме социальной ориентации) и экономически (в форме активизации развития национального производства) будет самоопределяться российская экономика, насколько эффективно она будет взаимодействовать с федеральными и региональными органами власти. На наш взгляд, большое значение при этом будет иметь создание устойчивых, правовых и паритетных отношений между региональными администрациями, группами малого, среднего и крупного бизнеса, а также политическими партиями и гражданскими ассоциациями регионов. Это позволит обеспечить внутренние гражданские взаимодействия бизнеса и власти и подлинную самостоятельность регионов, развитие местного самоуправления.

Современная отечественная практика продемонстрировала, что целостный и эффективный механизм российских политических процессов может сформироваться в настоящее время только при условии участия в нем различных социальных групп, прозрачности принимаемых решений для всех российских граждан, в том числе и для представителей малого бизнеса.

Глава 2. Проблемы становления и динамика развития малого бизнеса в России

Политико-правовые проблемы развития малого бизнеса во многом определяются его сущностью. Как указывает О.А. Плотникова, малое предпринимательство характеризуется объединением в одном лице собственника, менеджера и нередко – работника. К другим важным характеристикам, влияющим на характер развития малого сектора экономики, можно отнести:

  • ориентация на требования рынка;
  • относительно небольшое число производимых продуктов (услуг);

— сравнительно ограниченные ресурсы (финансовые, кадровые и т.п.) и преимущественное использование нецентрализованных (неформальных) источников финансирования, что практически не позволяет выходить за рамки основной деятельности;

  • высокая организационно-функциональная гибкость и мобильность;

— менее развитые системы управления, сравнительно несложные процедуры оценки и контроля стратегического положения фирмы;

  • несистематичность менеджмента, преобладание «управления здравого смысла»;

— концентрация большинства акций и соответственно управленческих постов у основателей предприятия или их родственников (функции собственности и управления чаще всего не разделены);

  • способность овладевать только ограниченными (локальными) сегментами рынка.

Таким образом, малое предпринимательство, как уже указывалось выше, является особым и притом значимым сегментом хозяйства в развитых странах, производящий широкий ассортимент товаров и услуг. Если говорить о приоритетах, то оно функционирует практически во всех отраслях экономики. В нашей стране малые фирмы также действуют в промышленном производстве (в основном это изготовление комплектующих деталей по заказам поставщиков), в розничной и оптовой торговле, гостиничном хозяйстве и общественном питании (отели, кафе, рестораны), в сфере бытовых услуг (парикмахерские, ателье, ремонтные мастерские, прачечные), профессиональных и деловых услуг (информация, финансы, посредничество и многих других.

Поэтому познание правовых основ предпринимательской деятельности в малых формах требует изучения значительного количества законодательных и иных правовых актов. Сколько их — точно определить невозможно. Но, во всяком случае, можно смело утверждать — несколько десятков. Невозможно также точно вычислить и объем таких актов: в некоторых из них содержатся многочисленные статьи, параграфы, пункты и т.д.

Многообразие актов и содержащихся в них конкретных правовых предписаний в значительной мере объясняется тем, что поле малого бизнеса соотносится со многими государственными и негосударственными организациями и должностными лицами. И все они призваны выполнять в высшей степени ответственную деятельность. В силу этого требуется особо тщательная правовая регламентация построения соответствующих организаций, их полномочий и полномочий должностных лиц.

До настоящего времени в юридических исследованиях затрагивались, главным образом, общие вопросы правового регулирования малого предпринимательства. Эти исследования являются ценным источником, позволяющим проанализировать состояние правового регулирования данного сектора экономики. Мы также изучили значительный объем научных трудов по административному и предпринимательскому праву[45] . Важнейшим источником исследования стали исследования законодательного регулирования малого предпринимательства стран ЕС и США[46] .

Для определения правовой базы малого бизнеса казалось бы важно проанализировать весь массив правовых актов. Примечательно также и то, что в этом массиве сосуществуют акты разного юридического значения (разной юридической силы).

В нем «соседствуют» и взаимодействуют положения Конституции, Федеральных законов РФ с положениями Конституций и законов субъектов Российской Федерации; указы Президента РФ с постановлениями Правительства РФ, положения международных соглашений с положениями ведомственных нормативных актов и т.д.

Сегодня нормативно-правовое регулирование малого предпринимательства представляет собой иерархичную систему актов, состоящую из семи элементов:

  • международные договоры РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права;
  • Конституция РФ 1993 г.;

— кодексы и иные федеральные законы: Гражданский кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Федеральный закон от 14 июня 1995 г. № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации»;

— нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ и нормативные правовые акты министерств и ведомств РФ;

  • нормативные правовые акты субъектов РФ;
  • корпоративные нормативные акты;
  • обычаи делового оборота.

Система действующего законодательства о малых предприятиях позволяет выделить нормативные акты (их отдельные положения), касающиеся непосредственно отношений с участием малых предприятий, и подразделить их на группы, которые дают возможность охарактеризовать правоотношения участников сложного процесса гражданского оборота, как в статике, так и в динамике, а также решить коллизионные вопросы.

Но, несмотря на «правовое изобилие» норм, регулирующих деятельность малого сектора экономики, как показывает С.А. Коноплев, динамика развития малого предпринимательства свидетельствует о том, что количественные показания развития малого предпринимательства в России остаются практически неизменными последние 12-15 лет. Снижение темпов развития малого бизнеса, уменьшение числа малых предприятий на сегодняшний день не является результатом насыщения экономики малыми предприятиями. Напротив, количество малых предпринимателей и индивидуальных предпринимателей в нашей стране значительно отстает от соответствующих показателей в зарубежных странах, где на одну тысячу жителей приходится 20-25 человек, занятых в малом бизнесе. В России же этот показатель не превышает 5-6 человек[48] .

Основными причинами сложившейся ситуации являются, на наш взгляд, отсутствие целенаправленной политики государства в отношении малого бизнеса на протяжении указанного периода, несовершенство законодательства (до 2008 г.), регулирующего деятельность субъектов малого предпринимательства. Более того, российское законодательство в рассматриваемой сфере было не только не эффективно, и вообще не затрагивало целый ряд проблем существования и деятельности малых предприятий (до принятия Федерального закона № 209-ФЗ от 24 июля 2007 года «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», который вступил в действие с 1.01.2008 г).

Но и принятие данного закона не решило ряд проблем. Например, и сейчас не устранены трудности, возникшие в 2005 году, когда появились новые препоны правового характера, которые связаны с отменой ряда статей федерального закона о государственной поддержке малого предпринимательства РФ. В результате субъекты РФ утратили право на осуществление дополнительных, не предусмотренных федеральным законодательством мер по поддержке малого предпринимательства за счет собственных средств.

Сдерживает организацию системы поддержки на местах и Федеральный закон “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, который не включил в вопросы местного значения развитие малого предпринимательства.

Проблем добавил и Кодекс об административных правонарушениях, который узаконил права 62 организаций на осуществление контрольных мероприятий в отношении субъектов предпринимательской деятельности.

В результате внесения изменений в федеральное законодательство с 1 января 2005 года субъекты РФ ограничены в участии в выработке и реализации государственной научно-технической политики.

В настоящее время вопросы налогообложения и налогового администрирования малых предприятий по-прежнему являются наиболее острыми в сфере бизнеса.

Субъекты малого предпринимательства применяют такие налоговые режимы как упрощенная система налогообложения и система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, но они, как представляется, не учитывают всех нюансов.

Безусловно, на практике наличие различных “трудностей” можно обнаружить в регуля­тивном спектре практически любой отрасли права. При этом выявленные проблемы позволяют нам говорить о наличии “юридиче­ского недостатка” — дефекта изложения государственной воли в сфере недостаточно полно урегулированных общественных от­ношений. Однако, наличие таких проблем в сфере регулирова­ния экономической деятельности позволяет говорить не только о юридической проблеме, но и о порождаемых им не контроли­руемых государством (как в малом бизнесе) новых экономических явлениях и процессах. Возникающая вследствие этого проблема должна характеризо­ваться как экономико-правовая. При этом следует учитывать, что важнейшими экономико-правовыми категориями совре­менной экономики выступают налоги и налогообложение.

Исходя из дуалистической, экономико-правовой природы на­логов и налогообложения, под проблемами налогообложения мы понимаем ситуацию, когда в результате наличия проблем права, иных юридических или экономических обстоятельств какие-либо экономические отношения (группы отношений) оказываются вне сферы налогово-правового регулирования и налогообложения.

Следует различать два основных вида таких проблем:

а) проблемы налогообложения, при которых ввиду несоответ­ствия налогового законодательства и налоговых систем различ­ных стран мира какой-либо субъект налогообложения (налого­плательщик) или объект (экономические отношения того или иного вида) в процессе внешнеэкономической деятельности, иных отношений с иностранным элементом не относятся к на­циональной налоговой юрисдикции ни в одном из этих госу­дарств (либо не подлежат налогообложению ввиду отсутствия основанного на законе механизма такого налогообложения).

б) проблемы налогообложения, возникающие в случаях, когда в результате несовершенства национального законодательства какой-либо субъект налогообложения или объект фактически не признаются в качестве подлежащих налогообложению (либо не подлежат налогообложению ввиду отсутствия основанного на законе механизма такого налогообложения) в этом государстве и выпадают из сферы национального государственного и (или) на­логово-правового регулирования.

Применительно к малому бизнесу, мы вправе говорить о наличии проблем налогообложения обоих видов.

В качестве примера первого вида рассмотрим один из наиболее распространенных и в то же время простых экономических процессов: осуществление представителями малого бизнеса через сеть Интернет операций по возмездной реализации гражданам и организациям программного обеспечения или иных программных продуктов.

Как известно, при осуществлении такой экономической дея­тельности какие-либо юридически и фискально-значимые доку­менты сторонами не составляются. Сделка заключается в элек­тронной форме, как правило, путем акцепта (явно выраженного согласия) покупателем размещенной на специальном интерак­тивном веб-сайте продавца (интернет-магазине) публичной оферты (предложение продать что-либо, адресо­ванное неопределенному кругу лиц).

Поставка реали­зованного товара после оплаты его покупателем осуществляется в режиме реального времени непосредственно через сеть Интер­нет. Приобретенный товар оплачивается в электронной фор­ме — с помощью систем электронных расчетов, технологии ко­торых основаны на использовании банковских карт либо приня­той в данной зоне сети Интернет системы электронных денег. Используемые сегодня технологии таких электронных расчетов (особенно в сфере электронных денег) делают их юридически и фактически “незримыми” для налоговых органов. Остается до­бавить, что вышесказанное равно справедливо и по отношению к более сложным процессам малого бизнеса, протекающим в различных других сферах.

Вместе с тем правомерен вопрос, должна ли такая возмезд­ная реализация товаров (работ, услуг) признаваться подлежащей налогообложению (например, по налогу на добавленную стои­мость), и если да, то каков практический механизм такого нало­гообложения и в какой стране оно должно осуществляться?

Следует отметить, что на сегодняшний день ни в одной стра­не мира не существует основанного на законе адекватного меха­низма налогообложения, не разработаны унифицированные ме­ждународные критерии (правила) отнесения субъектов к налоговой юрисдикции того или иного государства внешнеэкономической деятельности в формате малого бизнеса. Таким образом, — налицо международная проблема налогообложения в данной сфере.

Следует также признать наличие рассматриваемой проблемы и при осуществлении малого бизнеса, не обремененного, например, тем, когда в качест­ве и продавцов и покупателей товаров (работ, ус­луг) выступают российские физические лица и (или) российские организации, признаваемые таковыми в соответствии с положе­ниями ст. 11 Налогового Кодекса РФ. В этом случае неоспоримо наличие внут­ренней проблемы налогообложения. Вопрос о том, должна ли такая возмездная реализация товаров (работ, услуг) признаваться под­лежащей налогообложению и каким должен быть его механизм (например, как должно определяться место реализации таких товаров), и в этом случае остается открытым.

Итак, как мы видим, разрешение этих и иных юри­дических нюансов невозможно без устранения соответствующих системных проблем в праве. В свою очередь, для этого необходимо регулировать экономические отношения, формирующиеся нормами законодательства о налогах и сборах.

Еще одним важным аспектом для малых предприятий является проблема создания здоровой конкурентной среды с более крупными компаниями, поскольку в большинстве случаев у малых предприятий нет ни сил, ни средств противостоять недобросовестной конкуренции, приобретающей в последнее время все более жесткие формы. А динамика развития малого бизнеса в России была обусловлена состоянием правового регулирования системы государственной поддержки малого предпринимательства в России.

На протяжении ряда лет при «очередных» внесениях изменений в законодательство в ходе административных реформ, до конца не учитывались интересы малого предпринимательства и особенности трансформирующейся в России инфраструктуры государственной поддержки малого предпринимательства. Применительно к местному самоуправлению законодательство исключало возможность такой поддержки для подавляющего большинства муниципальных образований, оставляя ее лишь для муниципалитетов, располагающих достаточными финансовыми средствами и материальными ресурсами и желающих в добровольном порядке заниматься ею. Субъекты Российской Федерации, согласно законодательству, вправе заниматься такой поддержкой за счет субвенций из федерального бюджета на основании соответствующих федеральных законов. Подобное регулирование вопросов институциональной поддержки малого предпринимательства оставалось удовлетворительным и не способствовало решению задачи по развитию малого сектора экономики.

Развитие законодательства о государственном контроле (надзоре) над финансово-хозяйственной деятельностью субъектов предпринимательства настоятельно требовало:

— устранение дублирования контрольных функций государственных органов в сфере предпринимательской деятельности;

— запрещение навязывания платных услуг при проведении государственного контроля (надзора), что не являлось большой редкостью;

  • упорядочение процедуры проведения внеплановых мероприятий по контролю.

Важнейшим фактором, порождающим теневую экономическую активность в сфере малого бизнеса, является налоговая политика государства, при которой выплата всех налогов, существенно снижает рентабельность малого предприятия. Представляется, что, несмотря на введение ряда изменений, благотворно влияющих на развитие малого бизнеса и способствующих его легализации, по нашему мнению, система налогообложения малого бизнеса нуждается еще в более обоснованном совершенствовании. Необходимо с учетом инфляционных процессов, происходящих в экономике, увеличить размеры показателей, при соблюдении которых малые предприятия имеют право пользоваться упрощенной системой налогообложения, а также увеличить размеры показателей, при которых субъект малого предпринимательства может воспользоваться режимом налогообложения вмененного дохода.

Одной из ключевых проблем, препятствующих развитию малого предпринимательства в России является, как указывалось выше, проблема доступа к источникам финансирования. Главную роль в финансово-кредитной поддержке развития малого предпринимательства должны, на наш взгляд, играть небанковские институты – микрофинансовые организации, в том числе кредитные кооперативы, лизинговые компании, фонды и т.п.

Проблемы становления и динамика развития малого бизнеса в России мы также связываем и с «иждивенческими ожиданиями» как властей, так и самих представителей малого бизнеса. Давно уже встал вопрос о взаимной ответственности бизнеса и государственных властных структур за последствия своих действий (об этом уже частично шла речь в предыдущем параграфе).

С одной стороны, существует ряд претензий общества, адресованных бизнесу, которые, в основном, вызваны следующими причинами: существующим конфликтом между интересами бизнеса и различными потребностями других субъектов экономического сообщества; негативными экономическими и социальными последствиями односторонней ориентации бизнеса на прибыльность; ущемлением бизнесом интересов других социальных слоёв общества, в частности, местного сообщества, представляющего интересы территорий.

С другой стороны тем, что сам мелкий и средний бизнес заинтересован в упрочении своего социального статуса, в том числе посредством участия в полноценном социальном партнёрстве. Это проявляется в следующих обстоятельствах: бизнес «набирает обороты», становится полноправной частью экономического сообщества и нуждается в его поддержке, в повышении своего имиджа, хочет быть представленным во властных структурах; специалисты по управлению и стратегическому развитию квалифицировали существующее социальное расслоение населения в стране как серьёзный ограничивающий фактор для успешного осуществления своей деловой практики;

Наконец, у малого бизнеса тоже есть свои претензии к деятельности его государственных структур различного уровня управления, сковывающих предпринимательскую инициативу, так: нуждается в дальнейшем совершенствовании и конкретизации действующее хозяйственное законодательство: многие законы остаются рамочными, по другим — отсутствуют механизмы реализации; не устранены ещё экономические и административно-бюрократические ограничения для свободного движения по стране товаров, капитала, рабочей силы; не полностью преодолена монополизация отдельных секторов национального рынка; не в полной мере сформирована адекватная современным задачам рыночная инфраструктура, в частности, банковская, финансовая, налоговая; действиям властей различного уровня по-прежнему присуща непредсказуемость, в частности, в бюджетной, денежной и таможенной политике, в распределении всех видов ресурсов и т.п.

Анализ различных источников показывает, что сегодня все стороны сходится на положительном ответе на вопрос об актуальности принципа социальной ответственности бизнеса и власти. Современная дискуссия по этой проблеме захватывает следующие аспекты: содержание ответственности; её границы; субъекты ответственности; механизмы осуществления ответственности.

Представляется, что интерпретация проблемы в нашей стране заключается в следующем: развивающийся бизнес в России, во всяком случае, не должен усугублять сложившееся социальное неравенство, а в лучшем — способствовать его сглаживанию. Для этого социальная ответственность бизнеса должна стать частью концепции развития социального партнёрства в России.

Формат социальной ответственности бизнеса может быть в пределах решения острых социально-трудовых проблем персонала в целом; развития местного сообщества и в профессиональной сфере деятельности в отношении качества, обеспечения конкурентоспособности, экологической чистоты и т.п.

Вот, пожалуй, таковыми должны быть основные перспективы регулирования организации малого предпринимательства. Поэтому процесс формирования правового поля малого бизнеса должен иметь не только интенсивную направленность, но и социальную ориентацию.

В заключение данного параграфа работы представляется возможным сформулировать следующие обобщения.

Отсутствие четкой государственной политики в об­ласти регулирования общественных отношений, формирую­щихся в процессе использования физическими и юридическими лицами для экономической деятельности, в том числе и малого бизнеса, приве­ло к массовому неисполнению субъектами ком­мерции норм российского права.

Первоначально нормы, закрепляющие эле­менты правовой основы экономической деятель­ности и эффективного механизма государственного регулирова­ния такой деятельно­сти, могут быть системно размещены в различных актах, а впоследствии на основе правоприменительной практики коди­фицированы.

Для реализации указанных задач представляется необходимым внести в действующее законодательство следующие изменения и дополнения.

1. Необходимо официально распространить правовой режим государственного регулирования экономических отношений и экономической (предпринимательской) деятельности, установ­ленный нормами российского (и в первую очередь гражданско­го) законодательства на экономические отношения, формирую­щиеся в среде «малой экономики». Так, ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ должна быть изложена в сле­дующей редакции: «Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринима­тельскую деятельность, как для малых и микро-предприятий, так и для индивидуальных предпринимателей, исходя из того, что предпринимательской является само­стоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от поль­зования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

В свою очередь п. 1 ст. 23 ГК РФ может быть изложен в следующей редакции: «Гражданин вправе заниматься предприни­мательской деятельностью без образования юридического лица, в любой форме с использованием любых средств, с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя».

2. Ко второй группе можно отнести правовые меры налогово-регулятивного характера. Они призваны развить собственно налоговую составляющую правовых идей, которые будут зало­жены нормативными актами, юридически закрепляющими пра­вовые меры первой группы, и должны на основе комплексного подхода способствовать эффективному устранению выявленной системной проблемы налогового права. То есть, такие правовые меры призваны поэтапно сформировать систему налогово-правового регулирования и налогообложения субъектов экономической деятельности в малых формах.

Юридическим закреплением подобных правовых мер долж­но стать внесение соответствующих изменений в акты действую­щего законодательства Российской Федерации о налогах и сбо­рах (в первую очередь в Налоговый кодекс РФ).

Реализация на практике правовых мер налогово-регулятивного характера в сфере экономической деятельности должна осуществляться двумя этапами. Представляется, что с учетом опыта и рекомендаций, разработанных странами Европейского Союза и США, в интересах национальной экономи­ческой безопасности при определении налогово-правового ре­жима экономической деятельности (законода­тельного регулирования проблем налогообложения названной деятельности) Российской Федерации необходимо следовать принципу “золотой середины” между “налогообложением на об­щих основаниях” и “полным налоговым мораторием”.

Целью первого (организационного) этапа должна стать разра­ботка и установление налогового контроля в сфере экономической деятельности в малых формах (устранение эффекта скрытости этой деятельности от налоговых органов).

При этом для стимули­рования развития «малого сегмента» российской экономики на данном этапе целесообразно широкое использование регуля­тивных и стимулирующих возможностей инструментов налогово­го администрирования и, в частности, налоговых льгот.

3. Механизм государственного регулирования малого предпринимательства должен включать систему взаимосвязанных методов: правовых, административных, нормативных, организационно-экономических, планирования и прогнозирования, бюджетных, финансовых, кредитно-банковских, налоговых, ценовых, эффективность функционирования которых возможна лишь при их реализации одновременно и в адекватных формах на межгосударственном, государственном, региональном и муниципальном уровнях.

4. Развитие малого предпринимательства также должно сопровождаться более развитым механизмом негосударственного регулирования. В указанном аспекте мы разделяем точку зрения Я.В. Полянской, которая считает, что среди основных мер для качественного изменения системы следует:

  • разработать действенный контур мониторинга системы негосударственного регулирования;
  • проводить анализ статистики состояния региональной системы негосударственных органов управления;
  • осуществлять внешний аудит качества и результативности общественной деятельности структур;

— создать единую информационную базу по составу и перечню исполняемых функций негосударственными структурами;

— разработать системный подход к сбалансированности региональной структуры участников негосударственного регулирования предпринимательства;

— обосновать модель системы негосударственного регулирования с учетом региональных особенностей и ее адаптации к современным целям и функциям поддержки предпринимательства.

Выводы.

Если попытаться обобщить все приведенные точки зрения, то можно, резюмировать следующее.

Понятие коммерция часто употребляется в экономической литературе и в средствах массовой информации, но, во-первых, не имеет общепризнанного определения, наполненного юридическим содержанием, и различно трактуется в теории и на практике, а во-вторых, перспективы применения данного термина в качестве юридического понятия, определяющего какой-либо вид (совокупность видов) деятельности представляются спорными.

В Гражданском кодексе РФ законодатель принципиально отказался от использования термина «коммерция» для определения деятельности, направленной на извлечение прибыли. Для обозначения базового понятия в сфере имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений используется понятие «предпринимательская деятельность».

Принимая во внимание данное обстоятельство, целесообразно было бы вместо экономического термина «коммерция» «экономическая деятельность».

Что касается понятия бизнеса , то, как нам представляется, и в юридическом, и в экономическом и даже в политическом его аспектах следует рассматривать в ши­роком и в узком смысле. При этом необходимо учитывать, что с термином «экономическая деятельность» рассматриваемое понятие соотносится, как частное с общим, что наиболее наглядно может быть выра­жено следующим образом.

широком смысле

малый бизнес

Сочетание слов «малый бизнес» содержит главную идею, то есть сделать формализуемые бизнес операции и перевести их в среду, относительно меньшую, чем крупный и средний бизнес. Хотя это кажется простым и понятным, суть малого бизнеса не ограничивается обеспечением меньшими размерами (прибыли, численности, размаха и т.п.).

Реализация простой и понятной идеи требует пересмотра всей модели делового оборота. Как и прочий, малый бизнес требует комплексного подхода, включающего планирование и управление, поддерживаемое технологией, процессами и структурой. А главное – преодоления своих политико-правовых и социальных проблем.

Таким образом, ни экономическая деятельность , ни понимание ее как методологической основы формирования коммерции , ни желание следовать сложившейся в последнее время моде восприятия любых инноваций, ни повышение иерархического статуса понятия малого-бизнеса в науке, ни «торжество» входящего в оборот понятия «рациональной экономики бизнеса » — фундаментальными научными основами формирования понятия «предпринимательская деятельность» не являются. Критерий здесь один: пока предпринимательская деятельность воспринимается как бизнес , перед нами «оригинальный» подход к осмыслению коммерции и малого бизнеса в ее относительно ограниченных (малых) формах. Если такой подход или элементы такого подхода, или хотя бы его возможность отсутствуют, наука о предпринимательской деятельности в малых формах здесь еще не началась, или уже закончилась.

Разрешение данного противоречия мы видим во введении в оценки сущности малого бизнеса новых форм и показателей данной деятельности индивидов в соотношении с обществом.

Как известно, взаимоотношения бизнеса и государства имеют различные формы, но принципы этих взаимоотношений в развитых демократических странах мало, чем различаются. К основополагающим принципам можно отнести следующие: определение правовых рамок, в которых осуществляется деловая активность; ограничение рыночных отношений; защита интересов своих компаний за рубежом; сохранение разумных экономических условий, под которыми обычно понимается допустимый уровень инфляции и безработицы; бизнес выступает в качестве важного поставщика ресурсов для государства, в первую очередь, речь идет о налоговых поступлениях от бизнеса.

До сегодняшнего времени вся история динамики развития малого бизнеса в России была обусловлена состоянием правового регулирования системы государственной поддержки малого предпринимательства, которая в России не соответствовала интересам развития данного сектора экономики, не имплементацировала международные стандарты правового регулирования предпринимательской деятельности. Несовершенство законодательства, имеющего отношение к регулированию системы государственной поддержки малого предпринимательства, является одним из главных факторов, препятствующих развитию данного сектора. А та малая значимость, которую играет малый бизнес в политической жизни общества, детерминировала и несущественное внимание к его правовому и социальному статусу, как к определенной форме сообщества.

Таким образом, выявив причинную обусловленность сущности политической субъектности малого бизнеса, можно определить объективную основу формирования социального интереса среднего класса, формирующего исследуемый сектор экономики, условия его трансформации в политической жизни социума.