История института административных правонарушений

Реферат

ГЕНЕЗИС ИНСТИТУТА «МАЛОВАЖНЫХ ПРОСТУПКОВ»

В ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ПРАВЕ РОССИИ А.В. КИРИН

История становления и развития института административной ответственности в его современном понимании ведет свой отсчет в отечественном праве с последней трети XIX в. Не отвлекаясь на подробные историко-правовые экскурсы, в рамках предмета настоящей статьи рассмотрим лишь важнейшие этапы и аспекты генезиса и развития административно-деликтной сферы регулирования в правовой системе дореволюционной России.

Возникновение института административной ответственности в России, а равно и начальный период формирования в целом отрасли административного права исторически проистекает из полицейского права — одной из важнейших в XIX — начале XX столетий комплексных отраслей дореволюционного права, охватывавшей тогда по предмету регулирования и областям регулируемых отношений целый ряд современных аналогов самостоятельных отраслей и подотраслей права и законодательства — государственного, административного, муниципального, финансового, налогового, предпринимательского, торгового, трудового, семейного, общесудебного, арбитражного, уголовного, исполнительного.

Термины «полиция», «полицейское право» имеют корень, который происходит от греческого polic (город).

Как известно, в Древнем мире, включая Грецию, именно города (полисы) были колыбелью государственности и сосредоточением государственного управления (politeia, по определению Аристотеля).

Изначальной функцией городов — государств Древнего мира была прежде всего защита от внешних угроз, т.е. обеспечение внешней безопасности, или внешнего управления, т.е. политики. Позднее, в ходе развития государственности и централизации власти, гораздо активнее развивались уже функции по охране внутренней безопасности, или внутреннего государственного управления, т.е. полиции. В этой связи для генезиса административно-деликтных отношений в регулировании полицейской деятельности принципиальное значение имеет заложенное в ее содержание соотношение между личными, общественными и государственными началами, или, другими словами, между интересами человека и государства.

В России полиция как самостоятельное государственное учреждение с таким названием возникла в 1718 г., когда в Санкт-Петербурге Петром I была установлена должность генерал-полицмейстера, а полицмейстерской канцелярии придан статус присутственного места по делам полиции. В обязанности городской полиции царскими «пунктами» были вменены прежде всего задачи охраны безопасности. По мере движения к абсолютизму в Европе, и в России в частности, власть помимо изначальной функции охраны безопасности постепенно наделяла полицию, как наиболее надежный и проверенный инструмент реализации монаршей воли, все новыми и новыми функциями, распространяя ее деятельность на большинство сфер общественной и даже частной жизни.

24 стр., 11820 слов

Гражданское общество в России особенности формирования и перспективы развития

... работы является выявление особенностей формирования гражданского общества и перспектив его развития в России. Для этого необходимо решение таких задач: Рассмотреть понятие гражданского общества в контексте мировой политической мысли; Проследить исторический путь развития гражданского общества ... рассматривает гражданское общество и государство как самостоятельные институты. Гражданское общество, по ...

Наряду с обеспечением общественной безопасности и порядка, пресечением преступлений, а также надзором за лояльностью государству граждан и их объединений, регулирующая и контрольная деятельность полиции распространялась также на казенное имущество, муниципальную и коммунальную сферу, народное образование, семейные отношения, транспорт и почтовую связь, кредитные учреждения, торговлю, сельское хозяйство, ремесленное и промышленное производство и т.д.

В конце XVII в. — начале XVIII в. полицейская деятельность, как обширная сфера управления практически всеми внутренними делами государства, достаточно долго воспринималась и рассматривалась европейскими учеными в основном не с точки зрения права и определения правовых границ для нее, а в целях философско-исторического осмысления реализации в государственном управлении «идеи об общем благе», которая в Европе получила распространение в виде теории философской школы евдемонистов, одним из наиболее видных представителей которой был философ Христиан Вольф.

В доведенных до крайностей формах эта теория получила свое развитие в учениях абсолютистов и меркантилистов. Названные учения обосновывали представление об идеальной абсолютной власти, которую их последователи рассматривали как лучшую форму государственного отеческого попечения об «общем благе». В России представителями этого направления политической и правовой мысли в рассматриваемый период были Ю. Крижанич — советник царя Алексея Михайловича, а также современник Петра I крестьянин-самоучка И. Посошков, автор знаменитого труда «О скудости и богатстве». По их во многом схожему мнению, государь, как Бог, в целях облагодетельствования народа может все сотворить в своем государстве. При этом для благоденствия подданных — «неразумных рабов государевых» и при полном игнорировании их собственной воли, прав и интересов верховная власть должна была ими управлять и регламентировать всю их жизнь.

В тот же период в Пруссии, Франции и некоторых других европейских странах получили развитие и так называемые камеральные науки. Параллельно с меркантилистами камералисты занимались изучением способов «охранения и процветания», т.е. наилучшего управления, казенным (или камеральным) имуществом, под которым понимались государевы земли и другое государственное имущество, казенные предприятия, промыслы и т.д. Именно камералисты (Зонненфельз, Секкендорф, Г. Обрехт, М. Оссе и другие) заложили теоретическую основу, из которой составной частью развилась и сформировалась наука о полиции.

Трансформация общественного устройства и движение европейских государств от абсолютизации власти как охранителя и попечителя «общего блага» к идеям правового государства и разделения властей, признание буржуазных ценностей и прав личности, ограничение власти законами и формирование судебной системы, а также теоретическое осмысление этих процессов привели к активному развитию в Европе и России науки полицейского права. Ее основоположником в Европе считается прусский ученый Г. фон Берг, создавший в конце XVIII в. «Руководство к изучению немецкого полицейского права», в котором была сделана первая попытка осмысления, структурирования и научного анализа права, полиции и юстиции в их взаимосвязи в управлении делами государства. По Бергу, задача полиции заключалась в обеспечении условий безопасности и благоустройства. При этом задача обеспечения безопасности функционально возлагалась на полицию совместно с юстицией, а задача благосостояния обеспечивалась исключительно полицией. Меры полиции по решению проблем безопасности Берг определял как отрицательные (в современном понимании «правоохранение» и «принуждение»), которые призваны устранять препятствия для достижения безопасности и обеспечения порядка, а меры по достижению благоустроения считал положительными (в современном понимании «позитивное» управление).

4 стр., 1940 слов

Психологическая теория права и государства Л.И. Петражицкого

... создана известным российским правоведом и общественным деятелем Л.И. Петражицким психологическая теория права и государства[1]. Биография и творчество Л.И. Петражицкого Лев Иосифович Петражицкий родился в ... в предшествующие годы. Все это вылилось в двухтомный труд «Теория права и государства в связи с теорией нравственности», опубликование которого стало крупным научным событием того времени не ...

Такую трактовку классификации полицейской деятельности восприняли и многие дореволюционные ученые-полицеисты в России. Так, один из ведущих специалистов по полицейскому и административному праву конца XIX в. И.Т. Тарасов эффективность государственного управления («успех полиции в широком смысле») определял как правильное соотношение «между положительными и отрицательными мерами» государства в границах «правительственного вмешательства». К первым он относил «меры, заключающиеся в покровительстве, дозволении, содействии, поощрении, возбуждении, устранении препятствий и т.п., которым чужд принудительный характер, тогда как, наоборот, меры второго рода, заключаясь в запрещениях, понуждении, ограничении, стеснении и т.п., насквозь проникнуты именно этим характером» <1>.

<1> Тарасов И.Т. Очерк науки полицейского права. М., 1897. С. 104 — 107.

Возникновение и развитие в российской правовой системе полицейского, а затем административного права и как составной их содержательной части института юридической ответственности за «маловажные преступления» (проступки) базировалось изначально именно на идеях немецкой (прусской) юридической концепции полицейского права, наиболее полно регламентировавшего и структурировавшего содержание и формы осуществления управления внутренними делами государства и, в частности, одной из ее важнейших составляющих — правоохранительной деятельности по обеспечению установленного законами порядка и безопасности государства и его граждан.

Как и классическое прусское полицейское право, полицейское (административное) право и законодательство Российской империи долгое время не разделяли понятий «преступление» и «проступок». Эти понятия и соответствующие им противоправные деяния в науке и законодательстве вплоть до конца XIX в. трактовались как преступления, разграничение которых проводилось (прежде всего по размерам и срокам санкций) только в правоприменительной практике.

4 стр., 1667 слов

Нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности

... обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права вправе в соответствии с пунктом 3 статьи ...

И в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., и в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., и в Положении о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия 1881 г. российский законодатель рассматривал в единстве всю совокупность составов противоправных деяний и наказаний за них. Вместе с тем уже тогда в правоприменительной практике частично проводилось разграничение уголовных преступлений и маловажных проступков, в том числе: по видам установленных за них мер ответственности; в зависимости от степени их опасности для общества; по сословной принадлежности нарушителей, а также по видам органов и должностных лиц, применяющих санкции за их совершение.

По сути, единственным в дореволюционном праве примером формального разграничения преступлений и проступков можно считать ст. 3 Уголовного уложения 1903 г. — последнего по хронологии их принятия систематизированного акта уголовного законодательства Российской империи. Этой нормой в российское законодательство было введено общее понятие «преступное деяние», классифицированное на три вида нарушений: тяжкие преступления, преступления и проступки.

Для юридических лиц в их современном понимании дореволюционным правом России публичная ответственность за преступления и маловажные проступки не была предусмотрена. Не имело право того периода и четких разграничений между административной и дисциплинарной ответственностью. Например, наложение наказаний за должностные проступки на чинов полиции, таможенных и других государственных органов относилось к мерам административной, а не служебной (дисциплинарной) ответственности. При этом, учитывая сословную структуру социально-общественной организации дореволюционной России, дела о правонарушениях представителей разных сословий рассматривались различными органами, а санкции за их совершение также устанавливались в зависимости от сословной принадлежности нарушителей <2>.

<2> См.: Тарасов И.Т. Очерк науки полицейского права. С. 123 — 126; Ивановский В.В. Русское государственное право. Выпуск второй: Органы центрального управления. Казань, 1896. Т. 1. Верховная власть и ее органы.

Ответственность за маловажные проступки лиц высших (привилегированных) сословий устанавливалась в России с 1864 г. Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Мировые суды также рассматривали дела о проступках лиц низших сословий, посягавших на права лиц высших сословий. Устав состоял из 13 глав: первая глава содержала общие положения, в том числе понятие о наказаниях, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, порядок замены одних наказаний другими и т.д. Особенную часть Устава составляли 150 составов проступков, систематизированных по 12 видам объектов посягательств, в том числе: нарушения, посягающие на установленный порядок управления; нарушения, посягающие на порядок благочиния; нарушения, посягающие на общественный порядок и спокойствие; нарушения, посягающие на общественное благоустройство; нарушения, посягающие на порядок в области строительства; нарушения, посягающие на порядок в области средств сообщения; нарушения правил пожарной безопасности; нарушения правил почтовой и телеграфной связи; нарушения правил охраны здоровья; нарушения, посягающие на личную безопасность; нарушения, посягающие на семейные права; нарушения, посягающие на собственность <3>.

14 стр., 6641 слов

Административная ответственность (4)

... на основании судебной практики, реализацию административной ответственности за совершение некоторых правонарушений, посягающих на общественный порядок; В-третьих, уточнить основные виды административных наказаний, назначаемых за совершение правонарушений, посягающих на общественный порядок; Объект и предмет исследования. ...

<3> Подробнее см., напр.: Кулешер А.М. Господство права и административное принуждение. Ярославль, 1911; Берендтс Э.Н. Связь судебной реформы с другими реформами Александра II и влияние ее на государственный и общественный быт России. Петроград, 1915. Из современных авторов эту проблематику наиболее подробно исследовал А.Б. Агапов. См.: Агапов А.Б. Административная ответственность. М., 2007. С. 130 — 188.

Вместе с тем Уставом 1864 г. не были предусмотрены и установлены процедурные механизмы разбирательства дел о маловажных проступках. Впервые в дореволюционной законодательной практике эти вопросы получили свое закрепление в Правилах производства дел о проступках лишь в 1889 г. Этим актом были установлены: подсудность по таким делам; порядок возбуждения процедуры рассмотрения дела и вызова в суд; порядок разбирательства дела в волостном суде; порядок вынесения постановлений и приговоров; порядок производства по жалобам на волостные и крестьянские суды; порядок подачи частных жалоб; порядок подачи прошений об отмене окончательных приговоров и порядок исполнения приговоров по делам о проступках <4>.

<4> См.: Свод законов Российской империи. Т. XXVI. Ч. 1. С. 584 — 591; Тарасов И.Т. Очерк науки полицейского права. С. 115 — 123.

Важным шагом на пути становления в российском праве института ответственности за маловажные проступки как самостоятельного вида юридической ответственности стало принятие в 1899 г. Административного устава о наказаниях, налагаемых сельским старостой и волостным старшиной. На примере регулирования мер об ответственности в отношении конкретного сословия (крестьян) в царской России названным актом впервые было проведено законодательное разграничение конкретных составов маловажных проступков и преступлений.

Оценивая историю становления законодательства Российской империи об ответственности за маловажные проступки, необходимо признать, что концептуальные основы правового и процедурного механизмов административной ответственности и принципы систематизации норм о маловажных проступках были заложены в российском праве и законодательстве еще в XIX в. и во многом оказались восприняты как КоАП РСФСР 1984 г., так и ныне действующим КоАП РФ, что наглядно подтверждает вывод о преемственности и сохранении традиций в дореволюционном, советском и современном праве и законодательстве России.