Наивная теория возникновения прав собственности

Реферат

Собственность согласно экономисту — это система общественных отношений, связанных с присвоением вещей или видов экономических ресурсов. Институт имущественного права — это система правовых норм, регулирующих владение, использование и распоряжение экономическими ресурсами как формы их присвоения. Экономические правила определяют формы организации экономической деятельности, при которых агенты заключают институциональные соглашения и принимают экономические решения. Эти правила являются условиями и предпосылками возникновения права собственности. Теория прав собственности исходит из основной идеи о том, что каждый акт обмена — это, по сути, обмен властью. И чем шире набор прав, связанных с данным ресурсом, тем больше его полезность. Личная вещь и предмет аренды имеют разную полезность для потребителя, даже если они физически идентичны. Экономические агенты не могут передать в обмен больше полномочий, чем они имеют. Следовательно, расширение или сокращение их имущественных прав также повлечет за собой изменение условий и масштабов обмена.

Права собственности — это законное и защищенное использование ограниченных ресурсов, которое является прерогативой отдельных лиц или групп лиц. Понятие прав собственности, используемое в неоинституциональной экономике, не следует путать с юридическим значением этого выражения. Экономическое определение прав собственности шире, чем юридическое, поскольку оно охватывает не только формальные правила, но и различные неформальные социальные нормы, регулирующие права людей на использование ресурсов. И чтобы понять суть права собственности в этой работе, мы рассмотрим одну из концепций возникновения права собственности — наивную теорию возникновения права собственности.

Предпосылки возникновения прав собственности

Прежде чем перейти непосредственно к экономической теории прав собственности, имеет смысл узнать правовой контекст, в котором происходило ее формирование. Нет сомнений в том, какое влияние на нее оказала англосаксонская правовая традиция.

Дело в том, что эта традиция существенно отличается от правовых систем континентальной Европы. Их разграничение в трактовке понятия собственности восходит к периоду буржуазных революций. Во время буржуазных революций, а вскоре после этого и в странах континентальной Европы, доминировала идея «абсолютности» права частной собственности, которая нашла свое классическое воплощение в Кодексе Наполеона. Право частной собственности было провозглашено «священным и неприкосновенным», «неограниченным и неделимым». Случаи рассредоточения правомочий среди нескольких лиц воспринимались как пережитки феодализма; преобладающей была тенденция к концентрации всех прав собственности на объект в руках одного владельца. Напротив, английская правовая система сохранила многие институты феодального права.

3 стр., 1111 слов

Институты права и экономическая эффективность

... экономических правоотношениях. 1 Теоретические Предпосылки Исследования Институтов Права Правовые институты — относительно обособленные группы взаимосвязанных между собой юридических норм, регулирующих конкретную разновидность качественно однородных общественных отношений (институт собственности ... права существовал всегда, как только возникло государство, ибо оно свои решения оформляет, как правило, ...

Следовательно, можно выделить две противоположные правовые традиции: одна — это право на собственность как своего рода неделимый монолит, а другая — набор частичных полномочий. Из них в настоящее время выигрывает вторая: она постепенно проникает в правовые системы стран континентальной Европы, именно она считается основой кодификации права на международном уровне. Присущая ему гибкость и пластичность, конечно, больше соответствуют сложным экономическим, социальным и политическим реалиям высокоразвитого капиталистического общества.

В духе англосаксонской традиции современные авторы понимают собственность как «сложный набор отношений, существенно различающихся по характеру и последствиям». Однако, когда понятие определяется как «сумма», «агрегат», «агрегат», всегда существует опасность растворения его содержания в списке компонентов. При всем разнообразии форм должно быть семантическое ядро, вокруг которого они организованы.

«Полное» определение права собственности, которое к настоящему времени стало хрестоматийным, было предложено английским юристом А. Оноре. Оно включает 11 элементов:

1) право владения, т.е. исключительный контроль над вещью;

2) право пользования, т.е. личное использование вещи;

3) право управления, т.е. решения, как и кем вещь может быть использована;

4) право на доход, т.е. на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования вещью или от разрешения взятия другими лицами объекта в аренду;

5) право на «капитальную стоимость» вещи, предполагающее право на отчуждение, использование или уничтожение вещи;

6) право на безопасность, т.е. иммунитет;

7) право на переход вещи по наследству или по завещанию;

8) бессрочность;

9) запрет вредного использования, т е. обязанность воздерживаться от использования вещи деструктивным методом для остальных членов общества;

10) ответственность в виде взыскания, т.е. возможность изымать предметы в уплату долга;

11) остаточный характер, т.е. ожидание «натурального» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты ею силы по любой иной причине.

Эти 11 элементов дают огромное количество комбинаций. Однако, как считает американский философ Л. Беккер, не все их сочетания заслуживают ранга права собственности. Таковыми могут быть признаны право на «капитальную стоимость» даже взятое отдельно; любая комбинация с его включением; любая пара из первых четырех элементов (право владения, право пользования, право управления и право на доход) с добавлением к ней права на безопасность и т.д. В любом случае один из первых пяти элементов должен присутствовать в пакете, который может составлять право собственности. Но даже при этих оговорках число осмысленных сочетаний оказывается равно 1,5 тыс., а если учесть их варьирование по субъектам и объектам права, то разнообразие форм собственности становится, по словам Л. Беккера, поистине «устрашающим». С точки зрения экономических теоретиков прав собственности, такой подход с жестко проведенной границей между ситуациями, когда право собственности существует и где его больше нет, не совсем верен. Право собственности — это непрерывный ряд, а не фиксированная позиция. По замечанию А. Алчяна и Г. О Демсеце, в какой мере принадлежит то или иное право на вещь, можно судить по тому, насколько его решение предопределяет ее фактическое использование. Если существует вероятность, равная единице, что решение собственника, выражающее реализацию им какого-либо правомочия, и в самом деле без малейших отклонений будет выполняться в процессе использования ресурса, то тогда можно сказать, что собственник обладает абсолютным правомочием на этот ресурс.

3 стр., 1148 слов

Система управления государственной и муниципальной собственностью: ...

... государства и муниципальных образований; — построение системы нормативов и критериев эффективности управления государственной и муниципальной собственностью; — обоснование ожидаемых результатов; — определение и предупреждение рисков в управлении государственной и муниципальной собственностью; — осуществление контроля по использованию объектов государственной и муниципальной собственности; — анализ ...

Самым уязвимым из списка А. Оноре является девятый элемент — запрет вредного использования. Американский правовед Дж. Уолдрон предлагает вовсе исключить его из полного определения права собственности, потому что общие запрещения не имеют прямого отношения к имущественному статусу вещи: если для автомобилей существует ограничение скорости, то его требуется соблюдать независимо от того, едет человек на своей, одолженной или взятой напрокат машине.

Но это возвращение противоречит понятию собственности как набора полномочий. Хотя некоторые комбинации полномочий не признаются «правами собственности» в полном смысле этого слова, это не означает, что они не могут стать уникальными и принадлежать кому-то в такой усеченной форме. Арендуя или давая автомобиль в аренду, человек, по крайней мере, получает право на его использование, и, следовательно, ограничение скорости ограничивает для него объем этого права. Проблемы с запретом злонамеренного использования различны. Дело в том, что многие способы причинения вреда другим не только не запрещены, но и охраняются законом. В условиях правового режима частной собственности, как правило, невозможно причинить физический вред, напрямую влияя на потребительную стоимость чужого имущества, но возможно причинение вреда косвенно, снижая его меновую стоимость. Предприниматель не имеет права разорить конкурента, поджег его завод, но он имеет право разорить его, резко увеличив эффективность своего производства.

Трудности точного определения объема полномочий, связанных с запретом вредного использования, выдвигают на первый план проблему допустимых пределов ограничения прав собственности. Смысл этого права заключается в том, что даже включение всех элементов «полного определения» в целом не делает право на собственность неограниченным. Это естественно, поскольку равноправие предполагает симметричные ограничения взаимного проекта. Ограничения прав собственности отдельных лиц возникают в результате признания им прав собственности других лиц. В обмен на отказ от поведения, которое может нанести ущерб собственности других, человек ожидает такого же отказа от своей собственности от других. Но очень многие запреты не носят такого «обменного» характера (т.е. не являются по сути самоограничениями).

Они мотивированы не тем, что такой способ действий может нанести вред интересам другого человека, а тем, что он противоречит интересам общества. Это сразу же сдвигает границы понятия «воздержание от вредного употребления. Общий же вывод будет состоять в том, что права складываются в определенную систему, отдельные подсистемы которой могут вступать между собой в конфликт, и что нет никаких универсальных критериев, определяющих, какое из конфликтующих прав должно быть подвергнуто ограничению.

2 стр., 856 слов

Диплом Право частной собственности, Право и юриспруденция

... содержания субъективного права частной собственности для всех субъектов права собственности, тенденции развития права частной собственности в современной России. Заключение В заключение работы сделаем основные выводы по теме. Право частной собственность как экономическая категория сопутствует человеческому обществу на протяжении ...

В то же время, рассматривая проблему ограничения прав, крайне важно не путать два внешне похожих, но существенно совершенно разных процесса. Уже отмечалось существование противоположных традиций в толковании права частной собственности. Первый представляет его как своего рода монолит, второй — как набор сил, которые можно бесконечно комбинировать. Поэтому эволюцию капиталистической собственности в XIX-XX вв. можно прочитать двумя различными способами. В рамках первой традиции это проявится как прогрессивное обучение, ограничение некогда уникального и неделимого права частной собственности, во второй — как естественный и непрерывный процесс перегруппировки полномочий самими собственниками. С этой точки зрения «единый» закон — это не что иное, как некая идеальная модель, и в реальной жизни — и в прошлые века — отдельные силы всегда входили в различные комбинации и каждая могла принадлежать разным людям по отдельности. Фрагментация прав собственности на частичные полномочия — это не что-то экстраординарное, а нормальная практика, и совершенно неоправданно говорить об эрозии частной собственности на ее основе.

На самом деле есть процессы как ограничения, так и фрагментации прав собственности. Оба добавляют динамический элемент к существующей системе отношений собственности. Но между ними есть существенные различия. Во-первых, «разукрупнение» отдельных полномочий происходит добровольно по инициативе самих собственников, а ограничения обычно вводятся государством в принудительном порядке. Во-вторых, процесс раздробления выражается просто в передаче правомочия другому лицу, тогда как ограничения имеют отрицательный характер: запрет государства на передвижение на автомобилях сверх определенной скорости распространяется, строго говоря, и на само государство (и государственных деятелей, соответственно).

Право на определенный способ использования ресурса не предусмотрено государством, но, как правило, изымается из обращения.

В экономической теории прав собственности большое внимание уделяется как процессу дифференциации, так и процессу ограничения прав. Но ценятся они по-разному: первые — положительно, вторые — как источник множества негативных явлений. Считается, что здесь, как и во многом другом, сказалось влияние англосаксонской правовой традиции на теорию прав собственности.

Собственность — один из важнейших институтов рыночной экономики, который дает людям свободу иметь ограниченные ресурсы. За собственником закрепляются определенные права, запрещающие другим вмешиваться в пользование ими. Почему существуют права собственности, влияют ли они на социальное благополучие и как объяснить их появление и развитие: это основные вопросы, поднимаемые институциональной экономической теорией.

Чтобы показать роль прав собственности, мы сконцентрируем внимание на отсутствии безопасности владения, т.е. на положении, в котором отсутствуют четко определенные права собственности.

8 стр., 3523 слов

Б. Акционерная собственность государства

... государством и обществом [https:// , 15]. Специфической чертой акционерной собственности является сочетание черт общественной и частной собственности, ... владельца, повышения эффективности использования объектов собственности и увеличения доходов от собственности остаются открытыми. На ... деятельность; — немецкой, когда персонал АО получает право избираться в одной трети членов наблюдательного совета ...

Взглянем на пример. На улице мы видим огромное количество выставленных на продажу фруктов, что не составит проблем при покупке. Обмен происходит быстро и легко, поскольку обе стороны договариваются о распределении имущественных прав, находящихся в их владении. Фрукты принадлежат продавцу. Покупатель имеет право распоряжаться своими деньгами. для каждой стороны мирового соглашения очевидно, что любая попытка в одностороннем порядке нарушить установленные права собственности будет наказана представителем государства, который обязан соблюдать права собственности. Теперь давайте изменим эту ситуацию на противоположную, даже если внешне новая ситуация будет похожа на исходную. Фермер вырастил помидоры и разложил их на улице, чтобы люди могли свободно собирать их и все знали. Вдруг выясняется, что помидоры — это некий человек, который просит за них заплатить. В этом случае ваше поведение будет полностью отличаться от того, что мы наблюдали в первом примере. Вы не признаете, что это лицо владеет арбузами, и поэтому вы не будете платить. А этот оказавшийся у помидор человек не желает отдавать их вам бесплатно, потому что уверен, что право собственности принадлежит ему. В первом случае обмен был таким простым и честным, а во втором — сложным, поскольку стороны не согласились с существующей собственностью. Это означает, что у них нет уверенности в том, как государство поведет себя в этой ситуации и какие права собственности оно будет иметь.

Данные примеры показывают, что экономический обмен между потребителем и производителем становится реальным и адекватным, только когда все участники обладают правами на обмениваемые товары и услуги, эти права осознаны обеими сторонами и между людьми существует согласие по отношению к закрепленным правам, и обмен становится невероятно сложным, когда права собственности определены не четко или не корректно.

В итоге можно сказать, что именно мы понимаем под правами собственности. Права собственности — это отношения между людьми, возникающие из-за ограниченных ресурсов и связанные с их использованием. Мое владение телефоном определяет не отношения между мной и телефоном, а отношения между мной и другими людьми в отношении использования и утилизации телефона. Я могу запретить другим лицам использовать свой телефон, а могу и разрешить, или, например, продать и т.д.

Почему мы говорим об ограниченных ресурсах? Потому что обильный ресурс, способный удовлетворить любую человеческую потребность, не вызовет конфликтов при его использовании. Если предмет владения перестает быть редким, то утверждение прав собственности может смениться отказом от них. В доказательство этих слов можно привести пример: после Второй мировой войны механизация сельского хозяйства в Америке и решение командования приостановить закупку лошадей для кавалерии привели к тому, что лошади упали в цене, поэтому стало невыгодно утверждать право собственности на них и множество лошадей было выпущено на вольные пастбища и оказалось бесхозным.

Система прав собственности — это «набор методов для предоставления определенным лицам« полномочий »выбирать любой способ использования определенных товаров из класса незапрещенных видов использования этих товаров». Таким образом, с точки зрения экономической теории, права собственности — это признанное обществом право производить определенные действия. «Быть собственником земли» обычно означает иметь право строить жилище, добывать полезные ископаемые, предлагать эти права на продажу и т.д., но не право бросать землю в прохожих, использовать ее, чтобы изменить течение реки или заставить кого-то купить ее. То, что является объектом собственности — это признанное обществом право производить определенные действия.

3 стр., 1498 слов

Право собственности на природные объекты и ресурсы. Право природопользования

... защите. Эколого-правовой статус человека, как субъекта природопользования, определяется его правами и обязанностями, установленными в законе. Основы правового статуса природопользователей закреплены ... Распоряжение природными ресурсами, находящимися в государственной собственности, осуществляется посредством лицензирования права пользования недрами, водами, лесными ресурсами, объектами животного ...

Права собственности, действующие в каждой экономике, устанавливают, как можно получать выгоду от своего имущества и какой ущерб можно причинять другим людям в процессе пользования собственностью, а какой ущерб причинять нельзя. Например, в одном государстве разрешено причинять ущерб конкуренту, производя более качественные и дешевые товары, но нельзя застрелить человека, нарушившего границу ваших владений, даже если очевидно, что он посягает на ваше имущество. В другом государстве может действовать иная система прав собственности: вы можете иметь право убить человека, вторгшегося в ваше владение, но вам запрещено продавать товары по ценам, ниже установленного государством минимального предела.

«Права собственности» — это описательный термин, который является более общим понятием, чем право собственности. Это понятие — «права собственности», которая используется неоконституциональной экономической теорией, не следует смешивать с юридическим значением этого выражения. Экономическое определение прав собственности шире, чем их юридическое определение, поскольку охватывает не только формальные правила, но и многообразные неформальные социальные нормы, которые регулируют права индивидов использовать ресурсы. Итак, права собственности определяют нормы поведения людей (формальные и неформальные) в отношении ограниченных благ, которые люди должны соблюдать или нести издержки в виде наказания за несоблюдение этих правил. Использование ресурсов, не разрешенное владельцем прав собственности, будет незаконным или новаторским, если действующие права собственности, не охватывают эти новые способы использования ресурсов.

Институты, под которыми понимается система социальных, политических и экономических правил, ограничивают поведение людей и в то же время формируют возможности, которыми они располагают как члены общества. Существуя не только в виде явных и фиксированных законов и норм поведения, но и как определенные мыслительные модели, они содержат в себе специфические представления индивидов (которые сформировывались в зависимости от национально-культурных особенностей страны) о формах и способах их деятельности. Как таковые, институты пропитывают все экономическое пространство, образуя особую институциональную структуру экономики или систему экономических институтов общества. Последние определяют возможные формы организации хозяйственной деятельности, в рамках которой отдельные индивиды или группы кооперируются друг с другом или вступают в конкурентные отношения.

Институциональные ограничения, налагаемые на хозяйственную деятельность человека в процессе его взаимодействия с другими членами общества, являются следствием ограниченности ресурсов. Именно фактор их исчерпаемости по отношению к потребностям заставляет разрабатывать механизмы и правила, регулирующие взаимодействие людей в процессе их хозяйственной деятельности. В основе этой системы правил находится институт собственности, состояние которого определяет характер всех остальных институтов.

4 стр., 1615 слов

Характеристика расследования преступлений против собственности

... при расследовании преступлений против собственности. Для достижения поставленной цели, необходимо решить следующие задачи: 1) рассмотреть криминалистическую характеристику преступлений против собственности; 2) охарактеризовать хищение имущества и иные преступления против собственности; 3) определить версию и планирования расследования преступлений против собственности; ...

Собственность можно рассматривать двояко. С одной стороны, как важнейший институт, с другой — как отдельные права, являющиеся элементами целостной системы. В первом случае собственность выступает в роли «правил игры», регулирующие отношения между людьми по поводу ограниченных ресурсов. Во втором случае собственность трактуется как пучки правомочий, имеющихся у индивида. В последнем случае она рассматривается как право индивида определять все возможные способы использования активов (ресурсов).

Права собственности возникают в связи с существованием относительной редкости благ и касаются их использования. При этом в понятие блага включается обозначение всего, что приносит человеку пользу или удовлетворение. Оно охватывает полномочия как над материальными, так и над нематериальными объектами, вплоть до неотчуждаемых личных свобод, как, например, право голоса

Обратим внимание, на то, что в рамках неоинституциональной экономической теории рабочим термином является именно «право собственности», а не «собственность», поскольку теория прав собственности исходит из базового представления о том, что любой акт обмена есть, по существу, обмен пучками правомочий. Данную идею высказал еще видный представитель австрийской школы E. Бем-Баверк. Это означает признание, что товар — определенная сумма не только физических характеристик, но также связанных с ним прав и юридических ограничений. Отсюда следует, что сдвиги в законодательстве фактически перестраивают набор товаров (благ), т. е. меняют объем ресурсов и уровень благосостояния общества. Таким образом, представляется убедительным положение, что именно пучок прав, или долг прав, определяют понятие собственность.

У истоков формирования рынка в развитых странах стояли две правовые традиции, которые по-разному определяли права собственности. Поэтому в правовой литературе можно встретить два различных определения прав собственности. Основная идея континентального права Европы, которое восходит к Римскому праву, состоит в том, что право собственности является неограниченным и неделимым. Считалось, что собственник имеет неограниченное право распоряжения своей вещью (если его действия не противоречат другим законам и не нарушают прав третьих лиц).

Право собственности относится только к материальным объектам. По практическим соображениям частное право собственности ограничивается вещами, которые могут использоваться исключительно собственниками и могут быть определены четко и недвусмысленно. Исключительное право использования не может применяться в отношении воздуха, текущих в реках вод, вод открытого моря и т.д. Применительно к этим ресурсам концепции собственности, которые используются в континентальном праве, не работают.

Англо-саксонская правовая система восходит к традиции феодального права, при которой право собственности на землю не было абсолютным. Собственник земли делил это право с королем. Эта правовая система допускает раздробление собственности на какие-либо объекты на частичные правомочия отдельных лиц.

4 стр., 1521 слов

Современные проблемы юридической науки» : «Н.М. Коршунов «Конвергенция ...

... или между публичными субъектами. В рамках современных процессов конвергенции частного и публичного права различные конструкции договорных юридических средств проникают практически во все сферы ... частного и публичного права с категориями общей теории права, в частности такими как, например, норма права, правоотношение, система права, акты реализации права, механизм правового регулирования. ...

Различие между определением собственности на землю в гражданском праве и в англо-американской правовой традиции нетрудно понять, можно проиллюстрировать это с помощью следующего примера: Собственность в гражданском праве можно представить в виде коробки, на которой есть надпись «собственность». Тот, кому принадлежит эта коробка, является собственником. В случае полной необремененной собственности коробка содержит определенные права, включая право пользования и владения, право получения дохода от собственности и право отчуждения. Собственник может, однако, открыть коробку и передать одно или несколько из этих прав другим лицам. Но до тех пор, пока сама коробка остается у него, он сохраняет собственность, даже если коробка пуста. В англо-американском праве нет такой коробки. Там есть лишь различный набор законных прав. Тот, кто обладает безусловным правом собственности, просто располагает наибольшим из возможных пучков таких прав. Когда он передает другому лицу одно или несколько правомочий из своего пучка, он теряет право на часть своего пучка прав собственности.

Подход экономической теории к правам собственности близок подходу англо-американской правовой системы. Экономическая теория в духе этой правовой традиции допускает возможность расщепления права собственности на отдельные правомочия и возможность обмена отдельными правомочиями. На какие правомочия распадается право собственности? Английский юрист Оноре выделил 11 элементов, которые могут комбинироваться определенным образом. Позже в перечень правомочий, на которые распадается полное и совершенное право собственности, было включено следующие правомочия: использовать; потреблять; истощать; разрушать; улучшать; разрабатывать; преобразовывать; продавать; дарить; завещать; закладывать ресурс; сдавать в аренду.

Экономисты обычно пользуются более коротким перечнем, который включает:

  • право использования актива (usus), которое определяет, какие способы использования актива являются законными;
  • право получать доход, приносимый активом (usus fructus);
  • право изменять форму актива и его субстанцию (abusus);
  • право передавать актив другим лицам по взаимосогласованной цене, т.е.

право отчуждать актив.

Третье и четвертое право представляют наибольший интерес для экономистов, потому что означают право вносить изменения в стоимость актива.

Права собственности — это связи между людьми по поводу ограниченных ресурсов. Поэтому вообразить себе мир без прав собственности нельзя.

В литературе выдаются три теории возникновения прав собственности:

  • наивная теория прав собственности;
  • теория групп давления;
  • теория рентоориентированного поведения;
  • В этой главе мы рассмотрим коротко рассмотрим теорию групп давления и теорию рентоориентированного поведения, чтобы в дальнейшем могли с ними сравнить наивную теорию прав собственности.

Теория групп давления пытается объяснить структуру прав собственности в различных отраслях как результат взаимодействия между группами, преследующими свои интересы на политической арене.

В течение длительного времени экономисты и другие ученые-обществоведы придерживались мнения, что группы людей, имеющие общий интерес, будут предпринимать действия для отстаивания своих интересов и достижения их реализации также как это делает человек, преследуя свой личный интерес.

5 стр., 2237 слов

Формы собственности и сущность налогов

... управления трудовыми и материальными ресурсами, денежными доходами населения и др. Определенное несоответствие теории и практики имело место во взглядах на содержание собственности на ... противоречия, порождаемые собственностью, и регулировать поведение участников производства? Эту общественную задачу выполняют государство и право. Правовые отношения собственности Как известно, право — это ...

М. Олсон провел анализ коллективных действий с позиций методологического индивидуализма, и этот анализ дал противоположный результат. Оказалось, что наличие общего интереса не создает стимула для индивидуального действия в интересах группы. Выгоды от коллективного действия будут общественным благом для этой группы людей точно так же, как и другие общественные блага — закон и порядок, оборона, они не будут производиться рынком. Но в отличие от государства, которое может собирать налоги, многие группы с общим интересом не обладают властью собирать взносы, поэтому они не будут организованы для того, чтобы отстаивать свой специфический интерес.

Но некоторым группам все же удается организоваться, особенно если у группы есть незаурядный лидер или членам группы удалось преодолеть проблему коллективных действий. Коллективное действие станет возможным при наличии двух условий, каждое из которых является достаточным для этого: малое число индивидов или фирм в группе с общим интересом; возможность применить избирательные стимулы.

Наиболее очевидной является возможность объединиться в группы с небольшим числом участников, основные характеристики которых однородны. Предположим, что в отрасли две фирмы и каждая из них в равной мере выигрывает от государственного субсидирования отрасли или от пробелов в налоговом законодательстве. Каждая фирма получит половину всех выгод от лоббирования. Действия каждой фирмы окажут серьезное влияние на прибыль другой, и у этих фирм будет стимул к совместным действиям и к переговорам друг с другом для достижения общих целей. Но с ростом числа участников в группах снижается стимул к коллективным действиям. Стимулы к коллективным действиям полностью исчезают в больших или так называемых «латентных» группах.

Большие группы, которым удалось организоваться для реализации коллективных действий, сумели найти специальные механизмы или избирательные стимулы, по своей сути аналогичные налогам, собираемым государством. Посредством этих избирательных стимулов люди бывают либо наказаны из-за отказа нести свою долю издержек коллективного действия (тогда речь идет об отрицательных стимулах), либо вознаграждены за усилия (положительные стимулы).

То есть речь идет о разработке специальных механизмов стимулирования рациональных, преследующих свои эгоистические интересы индивидов.

Примером отрицательных стимулов может служить принудительное членство в профсоюзах и принудительное участие в забастовках. Принудительное членство в профсоюзах означает, что действует требование принимать на работу только членов профсоюза. Профсоюзы используют и положительные стимулы: они предлагают неколлективную выгоду тем, кто в них вступает, а также членам профсоюзов предоставляются права, связанные с трудовым стажем. Рост социальной защиты и страховка по безработице уменьшают значение страхования как положительного стимула для вступления в профсоюз. В настоящее время общим правилом является принудительное членство в профсоюзах.

Таким образом, больше возможностей влияния на политиков имеют небольшие компактные группы со специфическими интересами, участники которых сильно выигрывают от изменения прав собственности, группа имеет легкий доступ к необходимой информации и может контролировать информацию и манипулировать ею. Индивиды, объединенные в небольших группах, обычно проигрывают в этой борьбе. Для них изменения в правах собственности не так сильно влияют на каждого члена группы. Издержки коллективных действий серьезно препятствуют организации в большие группы. Издержки получения информации значительно превышают выгоду. Серьезную угрозу в больших группах представляет проблема безбилетника.

Теория рентоориентированного поведения близка к теории групп давления.

Рентоориентированное поведение — это попытка индивидов увеличить свое собственное богатство, внося при этом отрицательный вклад в чистое богатство общества. Это означает, что часть ресурсов будет расходоваться не на производительные цели, а на изменение структуры прав собственности в пользу данной группы с целью получения ею излишка в виде ренты.

Общество несет при этом убытки двух видов:

1) потери вследствие введения неэффективных прав собственности;

2) сокращение объема производства в обществе из-за непроизводительного расходования средств (ресурсы эти будут направлены на получение ренты).

Часто эти издержки бывают выше, чем размер возможной ренты.

Термин «рентоориентированное поведение» был введен главным экономистом Всемирного банка Энн Осборн Крюгером (Anne Osborn Krueger, род, 1934) в 1974г. Однако сама теория была разработана ранее профессором права и экономики Университета Джорджа Мейсона (США) Гордоном Таллоком (Gordon Tullock, род. 1922) в 1967 г.

На горизонтальной оси показано количество товара, на вертикальной оси — его цена, В условиях конкуренции линия РР — это издержки, а также цена. Линия DD — это линия спроса; по цене Р будет продано количество товара Q. В условиях монополии количество проданного товара будет Q’ и его цена будет Р’. В соответствии с традиционной теорией монополии заштрихованный треугольник показывает излишек потребителя, который не произведен и не куплен (между Q. и Q’).

Заштрихованный прямоугольник традиционно рассматривается как перераспределение от потребителя к монополисту — монопольная прибыль.

Но поскольку и потребители, и монополист — члены одного общества, традиционно считалось, что чистой социальной потери от монополии нет. Однако традиционный анализ предполагал, что монополия создается без издержек, хотя в реальной жизни при создании монополии используются ресурсы, иногда весьма значительные.

Г. Таллок и Э. Крюгер в своих работах предположили, что при создании монополии могут быть использованы средства всего четырехугольника. Социальные потери вызваны инвестированием средств в непроизводительную деятельность (создание торговых ограничений).

Создание монополий — это тоже определенная сфера деятельности, где господствует конкуренции. Ситуация здесь подобна лотерее: определенное количество людей вкладывает средства в обеспечение монополии, но преуспевают лишь некоторые из них. Деятельность по созданию монополий может поглощать значительные ресурсы (часто они принимают форму труда особенно талантливых людей, которые посвящают себя этой трудной, но высокодоходной деятельности).

Общество ничего не выигрывает от этой деятельности, так как просто происходят перераспределение ресурсов от неудачливых к более удачливым лоббистам, но при этом осуществляется непроизводительное расходование ресурсов, затраченных на лоббирование.

Рентоориентированное поведение вызывает поведение, противодействующее ему (англ., rent-avoidance), что также связано с непроизводительным расходованием ресурсов. Предположим, А тратит 50 у.е. на лоббирование закона, следствием которого будет изменение прав собственности, которое отнимет 100 у.е. у В, а В, в свою очередь, тратит 50 у.е., лоббируя против этого закона. Вне зависимости от результата одна из сторон в результате своего лоббирования выиграет 50 у.е., но общество потеряет при этом 100 у.е.

Когда мы говорим о рентоориентированном поведении, речь не обязательно идет о монополии, а, например, об установлении максимальной или минимальной цены, введении налога или ограничении импорта. В каждом из этих случаев происходит перераспределение прав собственности, которое приносит выгоду определенной группе людей.

Эта теория иногда называется «оптимистической» из-за ее уверенности в том, что рыночные силы устраняют неэффективные права собственности. Рыночные силы постепенно разрушают те институты собственности, которые слабо отвечают новым экономическим возможностям. Если действующий режим прав собственности ограничивает или создает препятствия для реагирования экономических агентов на изменения в относительных ценах или технологии, то существование неиспользуемых потенциальных выгод заставит индивидов сосредоточить силы на введении прав собственности, позволяющих воспользоваться новыми экономическими возможностями.

Эта теория называется также наивной, поскольку объясняет возникновение или, наоборот, отсутствие прав собственности издержками и выгодами исключения других лиц из доступа к ресурсу, а также издержками внутреннего управления в том случае, если индивиды сообща владеют собственностью. При этом, объясняя возникновение прав собственности, она не учитывает другие общественные и политические институты. Государство в этой теории играет пассивную роль, реагируя лишь на потребность экономических агентов в установлении прав собственности. Эта теория не выясняет также, каковы были механизмы возникновения прав собственности, не учитывает проблему безбилетника, которая серьезно осложняет принятие коллективных решений.

Для того чтобы обмен благами и связанными с ними правомочиями мог осуществляться, права собственности должны быть специфицированы.

Спецификация прав собственности — это определение объекта права, субъекта права, набора правомочий, которыми располагает данный субъект, а так же механизма, обеспечивающего их соблюдение.

Спецификация прав собственности способствует созданию устойчивой экономической среды, уменьшая неопределенность и формируя у индивидуумов стабильные ожидания относительно того, что они могут получить в результате своих действий и на что они могут рассчитывать в отношениях с другими экономическими агентами.

Если права собственности не специфицированы, затруднен обмен ресурсами и связанными с ними правами. Спецификация прав собственности в большинстве случаев предполагает создание режима исключительности.

Правомочие собственности называется исключительным, если его субъект в состоянии эффективно исключить других экономических агентов из процесса принятия решения относительно использования данного правомочия.

Исключительными правами может обладать индивид, группа индивидов, организация, государство. В зависимости от того, кому принадлежат исключительные права, выделяют различные режимы собственности.

Как было сказано выше, исключительность прав не равна их абсолютности. Например, исключительное право пользования не обязательно предполагает возможность отчуждения объекта. Исключительное право на капитальную стоимость и на доход может сопровождаться обеспечением доступа к использованию ресурса третьими лицами (например, режим земельного сервитута, предполагающий, что собственник земельного участка должен обеспечить возможность прохода или проезда по своему земельному участку, размещения на своем участке межевых или геодезических знаков, использование земельного участка для ремонта коммунальных, инженерных, электрических и других линий и сетей и т.д.).

Исключительность права собственности экономически важна потому, что именно она создает стимулы к эффективному использованию ресурсов: если права собственности субъекта на результат использования его ресурсов не являются исключительными, у него нет стимулов максимизировать этот результат, поскольку весь он или его любая часть могут достаться другому.

Обратным к процессу спецификации является процесс размывания прав собственности. Этим термином обозначается практика нарушения исключительности прав. Поскольку спецификация прав собственности Может быть связана с существенными издержками, в экономике всегда существуют ресурсы с размытыми или не установленными на них правами.

Размывание прав собственности может быть связано с технологическим развитием. Например, появление новых средств передачи информации, прежде всего Интернета, снизило уровень защищенности прав интеллектуальной собственности. До сих пор даже в развитых странах не до конца сформирована правовая база, обеспечивающая соблюдение прав собственников интеллектуальных продуктов, распространяющихся по сети.

Размывание может быть также связано с особенностями институциональной среды. Противоречивость нормативных актов, недостатки правоприменительной практики, конфликт между формальными и неформальными правилами — все это ведет к размыванию прав собственности. В некоторых случаях размывание прав собственности может быть следствием сознательной деятельности

Рис. 2. «Налог Пигу»

«Налог Пигу» должен быть равен MEC, тогда MSB=MSC.

Коуз предложил оригинальную гипотезу, следуя которой, отрицательные внешние эффекты могут быть интернализированы с помощью обмена правами собственности на объекты, порождающие экстерналии при условии, что эти права четко определены и издержки обмена незначительны. И в результате такого обмена рыночный механизм приведет стороны к эффективному соглашению, которое характеризуется равенством частных и социальных издержек.

Трудности при реализации положений данной теоремы заключаются:

1) в четком определении прав собственности;

2) в высоких трансакционных издержках.

Наиболее распространенным является формулировка теоремы Коуза, данная Джорджем Стиглером: «в условиях совершенной конкуренции (при нулевых трансакционных издержках, т.к. в этом случае монополии будут вынуждены действовать как конкурентные фирмы В.В.) частные и социальные издержки будут равны».

Формулировка Коуза несколько отличная: разграничение прав (собственности В.В.) является существенной предпосылкой рыночных трансакций … конечный результат (который максимизирует ценность производства) не зависит от правового решения (только В.В.) при предположении нулевых трансакционных издержек.

Коуз подчеркивал, что Стиглер не учел при формулировке теоремы то, что при равенстве частных и социальных издержек ценность производства будет максимизироваться. Это очевидно если принять следующую трактовку социальных издержек, которую дает Коуз.

«Социальные издержки представляют собой наивысшую ценность, которую могут принести факторы производства при их альтернативном использовании». Но любой предприниматель приступит к производству в случае, когда его частные издержки будут меньше, чем ценность продукта произведенного с помощью привлеченных факторов. Следовательно, равенство социальных и частных издержек подразумевает максимизацию ценности производства.

Иногда ошибочно на основании этой теоремы делается вывод о том, что «Коузианский мир» — это мир с нулевыми трансакционными издержками. В действительности это не так. Коуз наоборот, своей теоремой показывает значимость трансакционных издержек для экономического анализа «реально происходящих событий».

«В мире с нулевыми трансакционными издержками ценность производства будет максимизироваться при любых правилах об ответственности». Иными словами при нулевых трансакционных издержках правовые нормы не имеют значения для максимизации.

«При ненулевых трансакционных издержках закон играет ключевую роль в определении того, как используются ресурсы… Внесение всех или части изменений (ведущих к максимизации производства В.В.) в контракты оказывается делом чересчур накладным. Стимулы к осуществлению некоторых шагов, которые бы привели к максимизации производства, исчезают. От закона зависит, каких именно стимулов будет недоставать, поскольку он определяет, как именно нужно изменить контракты, чтобы осуществить те действия, которые максимизируют ценность производства».

Получается парадоксальная ситуация, в случаях «несостоятельности рынка» мы де факто признаем наличие положительных трансакционных издержек, в противном случае рынок автоматически приводил бы в состояние оптимальности, обеспечивающие максимизацию ценности производства.

Классическое изложение этой теории представлено в статье Гарольда Демсеца «К теории прав собственности», написанная в 1967 году, в которой автор заявил, что если ценность ресурсов, находящихся в общей собственности, возрастает, то люди, скорее всего, установят исключительные права собственности на ресурс. Демсец использовал свою теорию для объяснения возникновения исключительной собственности на охотничьи угодья среди индейцев Лабрадора (восток Канады) в начале XVIII века.

До появления европейцев на Лабрадоре ценность бобровых шкурок была низкой, и бобры считались общей собственностью. Ресурс не был ограниченным, поскольку полностью удовлетворял потребности индейцев в мясе и мехе бобров. С появлением европейцев и развитием торговли мехами резко возросла интенсивность охоты. Бобров стали убивать не только для удовлетворения собственных потребностей в мехе и мясе, но и с целью продажи. Необходимо было ограничить охоту и осуществлять инвестиции в воспроизводство ресурса. Стали возникать исключительные права собственности на охотничьи угодья, принадлежавшие группам охотников. На деревьях выжигались специальные знаки, обозначавшие границы владений.

Делались попытки стабилизировать численность бобров: охотники оставляли запасную полосу, на которой нельзя было охотиться. Экономическим стимулом к введению исключительных прав собственности была возросшая ценность бобрового меха. Таким образом, Демсец показал, что изменения относительных цен приводят к институциональным сдвигам.

Среди индейцев американского Юго-Запада, напротив, не возникла система исключительных прав собственности. Там соотношение издержек и выгод сложилось иначе. Выгоды от установления исключительных прав были незначительными: на Юго-Западе Америки не было животных, сопоставимых с бобрами по своей коммерческой ценности. Это были животные, которые паслись и мигрировали на достаточно большие расстояния. Поэтому установление и защита прав собственности на них были связаны со значительными издержками.

Демсец рассматривает исключительные права собственности как способ интернализации внешних эффектов, которые проявлялись в истощении поголовья бобров. Когда индейцы охотились ради пропитания, внешние эффекты также возникали, но не были значительными, поэтому их не принимали во внимание. Но по мере расширения масштабов торговли, возрастали и внешние эффекты, и система прав собственности стала приспосабливаться к новой ситуации и учитывать эти внешние эффекты. Насколько эффективно осуществлялась интернализация экстерналий после установления исключительных прав собственности?

Из работы Демсетца следовал вывод, что поголовье бобров должно было стабилизироваться, однако, оно продолжало сокращаться. Почему исключительные права не помогли защитить ресурс от истощения? Канадский ученый Мак-Манус более детально рассмотрел структуру прав собственности, сложившуюся среди индейцев Лабрадора. Индейцы-охотники были организованы в небольшие группы, которые могли исключать других индейцев из пользования мехом в целях продажи. Но они не могли исключить их из использования бобров для целей личного потребления. Голодающий индеец имел право убить и съесть чужого бобра, если оставлял мех и хвост на берегу, т.е. исключительными были права использования бобров в целях продажи, а право пользования бобрами в целях личного потребления было общим. Такое распределение прав собственности выполняло функцию страхования, так как охотники жили в мире, в котором угроза голода была вполне реальной. Эта форма страхования сопровождалась безответственностью и леностью, т.е. была чревата издержками, которые проявлялись, в конечном счете, в сокращении поголовья бобров.

Мак-Манус назвал эту форму страхования «ограничением доброго самаритянина» на осуществление исключительных прав собственности. Это ограничение снижало издержки обеспечения исключительных прав. Но эта форма страхования была весьма дорогостоящей. Выгодами от нее были обеспечение страхования и снижение издержек охраны исключительных прав собственности, а издержками — уменьшение поголовья бобров. Однако менее дорогостоящие формы страхования были недоступны индейцам, и поэтому эта схема прав собственности способствовала максимизации их благосостояния.

«Наивную теорию» Демсеца можно оценить следующим образом:

1. Демсец предложил новаторскую идею — изменение относительных цен является источником институциональных изменений, приводящих к возникновению исключительных прав собственности.

2. Недостаток его теории заключается в том, что она предполагает, что права собственности возникают потому, что это выгодно для всего общества.

3. Другая слабость этой теории состоит в том, что она не учитывает разнообразие режимов собственности, так, она не учитывает государственную собственность, а открытый доступ приравнивает к коллективной собственности.

собственность наивный теория континентальный

Применимость наивной теории для объяснения изменений прав собственности довольно ограничена, поскольку эта теория не учитывает политические процессы. Норт и Томас успешно применили ее для объяснения изменений прав собственности в доисторические времена. Андерсон и Хилл применили эту теорию к объяснению эволюции исключительных прав использования земли, воды и скота на Великих равнинах американского Запада во второй половине XIX века. Можно сказать, что эта модель пригодна для исследования ситуаций, в которых формальные политические процессы не играют серьезной роли. Так, поселенцы на американских Великих равнинах частично обходили политический аппарат принятия решений, который располагался на Востоке. Отношения собственности регулировались с помощью местных договоренностей и неформальных институтов.

В заключение мне бы хотелось обратить внимание на то, что несмотря на небольшое количество информации по данной теме, удалось максимально объемно охватить каждую категорию данной проблемы. Рассмотрев не только наивную теорию возникновения прав собственности, но и другие, можно провести сравнение и более глубоко определить значение и место каждой из них. Основа же общей теории прав собственности позволяет разобраться в каждой их особенности. Трудно не заметить, что теория групп давления немного схожа с теорией рентоориентированного поведения, в то время как обе эти теории довольно сильно отличаются от наивной концепции возникновения прав собственности. Однако, все эти теории объединяет один весьма серьёзный факт: данные концепции не могут ответить на все вопросы, которые перед ними ставят. В любом случае, даже если концепция объясняет ряд явлений и решает поставленные задачи, несколько вопросов остаются без ответа. Например, наивная теория возникновения прав собственности не учитывает проблему «безбилетника», которая значительно осложняет принятие коллективных решений, а также не объясняет, каковы именно механизмы возникновения прав собственности. В связи с этим, логично предположить, что со временем данные теории ждёт развитие, а может быть возникнет новая концепция, с помощью которой получится найти ответы на максимум вопросов.

1. Агапов И.И. Институциональная экономика / И.И. Агапов. — М.: Магистр, 2009. — 272 с.

2. Гужва Е.Г., М.И. Лесная; А.Н. Яковлев, О.П. Брискер, И.А. Агапов; под ред. Е.Г. Гужвы/ Институциональная экономика: учебное пособие / СПбГАСУ. — СПб. 2013.

3. Демсец Х. Еще раз о теории фирмы. В: Природа фирмы. Под ред. О. Уильямсона и С.Уинтера. М., Дело, 2001, с.237-267.

4. Иохин В.Я. Экономическая теория: учебник / В.Я. Иохин. — М.: Юрист, 2006. — 862 с.

5. Кирдина С. Институциональная структура современной России: эволюционная модернизация / С. Кирдина // Вопросы экономики. — 2004. — № 10. — С. 89.

6. Корнейчук Б.В. Институциональная экономика / Б.В. Корнейчук. — М.: Гардарики, 2007. — 256 с.