Особый порядок судебного разбирательства

Дипломная работа

Актуальность темы. Защита прав и интересов личности, общества и государств является одним из назначений уголовного судопроизводства, что прямо указанно в ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ).

Наиболее полная и гарантированная их защита осуществляется в суде, как это прямо указанно в Конституции РФ, и соответственно на стадии судебного разбирательства. УПК РФ дифференцировал стадию судебного разбирательства путем введения раздела 10 — «Особый порядок судебного разбирательства», при проведении которого защита указанных интересов осуществляется в большем объеме, чем при проведении обычного судебного разбирательства.

Особый порядок судебного разбирательства, или «сделка о признании вины», — одна из важнейших новелл УПК РФ. Это связано в первую очередь с тем, что особый порядок судебного разбирательства, являясь по своей сути упрощенной и ускоренной формой проведения судебного разбирательства, не предусматривает исследование доказательств, в частности допросов подсудимого, потерпевших и свидетелей. Вместе с тем на практике, в силу недостаточной правовой регламентации особого порядка, возникают определенные сложности в реализации соответствующих положений закона.

Не существует универсальных методов сделать судебную систему совершенной. Незаконные и несправедливые решения могут приниматься судом при рассмотрении дела в обычном порядке и при постановлении приговора без судебного разбирательства. Но безусловно то, что сокращенный порядок судебного разбирательства существенно упрощает громоздкий судебный процесс и является эффективным средством для быстрого рассмотрения значительного количества уголовных дел, по которым возможно принятие судебных решений без соблюдения длительной процедуры судебного следствия. Прежде всего, это дела об очевидных преступлениях, по которым обвиняемые, как правило, признают вину. В конечном итоге это способствует ускорению уголовного судопроизводства и, следовательно, повышению эффективности правосудия и его доступности.

Налицо и тенденция увеличения количества уголовных дел, рассматриваемых судами в Российской Федерации в особом порядке судебного разбирательства (см. Приложение А).

Помимо сокращения срока рассмотрения уголовных дел и неизбежной существенной экономии затрачиваемых на это сил и средств, процедура особого порядка судебного разбирательства способствует склонению подсудимого к сотрудничеству с правоохранительными органами, что само по себе является немаловажной проблемой.

22 стр., 10883 слов

«Судебное разбирательство в системе уголовного судопроизводства» Студентка

... уголовного процесса на стадии судебного разбирательства ... судебного разбирательства роль председательствующего состоит в руководстве судебным заседанием, обеспечение равноправия и состязательности сторон. Равенство всех сторон. Стороны защиты ... разбирательство дела в судебном порядке может привести к разглашению охраняемой законом или государственной тайны. Неизменность состава судей. В уголовном ...

Все вышеизложенное обусловило выбор темы и определило цель и задачи исследования.

Цель исследования. Проанализировать сущность и назначение особого порядка судебного разбирательства в части защиты интересов личности и государства и обозначить пробелы законодательной регламентации особого порядка судебного разбирательства, которые влекут за собой нарушения прав граждан и ущемления интересов государства.

Задачи исследования. Достижению названной цели подчинено решение следующих задач:

  • определение понятия особого порядка судебного разбирательства по УПК РФ;
  • выявление и исследование оснований и условий применения особого порядка судебного разбирательства по уголовно-процессуальному законодательству;
  • систематизация общих условий судебного разбирательства и рассмотрение особенностей их реализации в особом порядке судебного разбирательства;
  • изучение практики применения уголовно-процессуальных норм, регулирующих применение особого порядка судебного разбирательства;

— выявление недостатков особого порядка судебного разбирательства и выработка предложений, направленных на их устранение и совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регулирующего порядок применения особого порядка судебного разбирательства.

Нормативная база. Нормативную базу исследования составили нормы отечественного законодательства, в первую очередь, нормы Конституции РФ, Уголовно-процессуального кодекса РФ, Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ), иных федеральных законов и подзаконных нормативных актов.

Теоретическая основа. Теоретическую основу исследования составляют работы отечественных ученых в области уголовного процесса: З.Р. Агаева, А.Р. Белкина, А.В. Булыгина, Д.В. Глухова, И.В. Головинской, М.А. Днепровской и др. Кроме того, в исследовании использовались труды отечественных ученых по философии, общей теории государства и права, уголовному праву и другим отраслям знания.

Методологическая основа. Методологической основой исследования послужила совокупность общенаучных и специальных методов познания: исторического, системно-структурного, аналитического, синтетического, логического, диалектического, сравнительно-правового.

Эмпирическая база исследования. В работе изучена судебная практика, связанная с реализацией положений гл. 40 УПК РФ.

Научная новизна исследования предопределяется самой темой, избранной для исследования, а также научным подходом, выразившимся в стремлении автора рассмотреть различные аспекты особого порядка судебного разбирательства через особенности реализации в этой процедуре принципов уголовного судопроизводства и общих условий судебного разбирательства.

Структура работы. В соответствие с целью и задачами построена структура работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

1. Рассмотрение уголовных дел в особом порядке в уголовно-процессуальном законодательстве России

1 Общая характеристика судебного разбирательства

Судебное разбирательство включает в себя сложный комплекс судебных действий. Помимо правил, регламентирующих процессуальный порядок совершения конкретных действий такого рода, УПК РФ содержит ряд важных положений и правил, которые относятся в целом к судебному разбирательству как стадии процесса. Их принято называть общими условиями, и им посвящена гл. 35 УПК РФ. Осуществляются они в ходе всей этой стадии и определяют наиболее характерные ее черты и особенности по отношению к другим стадиям процесса.

4 стр., 1514 слов

Судебное решение по гражданскому делу: понятие, содержание, свойства

... силы судебного решения; выявить недостатки судебного решения и разобрать порядок охарактеризовать механизм исполнения судебного решения; в заключении сделать выводы. Объектом курсовой работы выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе деятельности органов правосудия по принятию решения по гражданскому делу и ...

К их числу относятся закрепленные уголовно-процессуальными нормами положения о непосредственности, устности и гласности судебного разбирательства, правовом положении и взаимоотношениях суда и сторон, других участников уголовного судопроизводства, о пределах судебного разбирательства, а также ряд других важных положений.

Правила, содержащиеся в ст.ст. 240-242 УПК РФ, исходят из того, что суд первой инстанции в ходе разбирательства дела по существу не вправе ограничиваться простой проверкой только материалов предварительного расследования, но обязан провести новое объективное, полное и всестороннее исследование обстоятельств дела. При этом доказательства должны исследоваться непосредственно. Суть данного требования заключается в том, что оно обязывает судей решать стоящую за каждым уголовным делом судьбу человека не по бумагам, которые представляют органы расследования, а главным образом на основе того, что им самим непосредственно удается услышать, увидеть и узнать в ходе судебного разбирательства, пользуясь доступными первоисточниками. Требование непосредственности исследования доказательств обязывает судью лично допросить подсудимого, свидетеля или иного участника судебного заседания, располагающего сведениями, которые могут быть использованы в качестве доказательств при принятии итогового решения по делу, а равно лично осмотреть вещественные доказательства, ознакомиться с содержанием документов и т.д.

Требование непосредственности и устности тесно связано с необходимостью обеспечения того, чтобы воспринятые в ходе разбирательства дела доказательства и произведенное ими впечатление отчетливо сохранялись в памяти судей вплоть до принятия ими итогового решения. Потому состав суда при разбирательстве любого дела должен оставаться неизменным. Если же кто-либо из судей оказывается лишенным возможности участвовать в разбирательстве дела на протяжении всего заседания и его приходится заменить другим судьей, то разбирательство дела должно начинаться сначала (ст. 242 УПК РФ).

По тем же причинам судебное заседание по каждому делу, хотя этого и не предусматривает теперь УПК РФ, по возможности, должно проводиться непрерывно, т.е. таким образом, чтобы в перерывах между заседаниями до окончания разбирательства какого-либо одного дела те же судьи не занимались рассмотрением других дел. Отступать от этого разумного требования, выработанного процессуальной теорией и обоснованного многолетней практикой, по всей видимости, допустимо лишь в случаях крайней необходимости.

Разбирательство уголовных дел во всех судах, по сравнению со всеми предыдущими стадиями процесса, осуществляется в условиях самой широкой гласности. Закрытие судебного заседания всего судебного разбирательства полностью либо какой-то его части допускается по решению суда в случаях, когда это может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны, при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних в возрасте до 16 лет, дел о половых и других преступлениях, когда это может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников процесса, либо сведений, унижающих их честь и достоинство, а также, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их родных и близких (пп. 1-4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ).

5 стр., 2158 слов

Рассмотрение гражданских дел в суде первой инстанции

... судебной волокиты по делу. Все субъекты гражданского процесса, определяя свои действия на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, ... судебному разбирательству, которая необходима и пересмотре дела в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Задачи подготовки дела к судебному разбирательству, определяющие основные направления деятельности судьи и других участников процесса, ...

Решение о закрытии судебного заседания (определение или постановление) должно содержать обоснование, подтвержденное конкретными фактическими обстоятельствами. Рассмотрение дел в закрытом судебном заседании осуществляется с соблюдением всех норм УПК РФ (ч. 3 ст. 241 УПК РФ).

Присутствующие в открытом судебном заседании лица вправе вести аудио- и письменные записи. С разрешения председательствующего допускаются фотографирование, киносъемка и (или) видеозапись.

Лица в возрасте до шестнадцати лет, не являющиеся участниками процесса, допускаются в зал судебного заседания только с разрешения председательствующего.

Приговор суда провозглашается в открытом судебном заседании полностью. Однако если дело рассматривалось в закрытом судебном заседании, то по решению суда могут оглашаться в открытом судебном заседании только вводная и резолютивная части приговора.

В отличие от предварительного расследования, в условиях которого, не ущемляя права обвиняемого на защиту и не нарушая других процессуальных гарантий, обвинение можно изменять и дополнять в довольно широких пределах (ст. 175 УПК РФ), в судебном разбирательстве возможности для этого крайне ограниченны. Предметом исследования в суде должно быть лишь то, что выдержало на предыдущих стадиях все «испытания на прочность».

Относительно пределов судебного разбирательства в ст. 252 УПК РФ установлены два жестких правила общего характера: 1) судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению и 2) изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Во втором из этих правил особо должны привлекать внимание два принципиальных предписания: во-первых, предписание о том, что недопустимы никакие изменения обвинения на суде в сторону ухудшения положения подсудимого, и, во-вторых, положение о том, что в стадии судебного разбирательства возможны не любые изменения обвинения и в сторону улучшения положения подсудимого.

Итак, судебное разбирательство — это самостоятельное исследование всех обстоятельств уголовного дела, необходимых для его правильного разрешения, проводимое в процессуальных условиях. При этом суд не связан с выводами органов предварительного расследования, не ограничен имеющимися в деле доказательствами. Общие условия судебного разбирательства — это наиболее общие обязательные процессуальные правила, в которых применительно к особенностям данной стадии процесса концентрированно отразились принципы уголовного судопроизводства и которые направлены на успешное решение задач правосудия.

2 Понятие, основания и условия назначения уголовного дела к рассмотрению в особом порядке

В действующем уголовно-процессуальном законе реализована концепция дифференциации форм судебного разбирательства.

Так, в УПК РСФСР 1960 г. первоначально акцент был сделан на развитие форм досудебного установления обстоятельств преступления (предварительное следствие, дознание двух видов, а также протокольная форма).

6 стр., 2899 слов

Расторжение брака в судебном порядке

... взыскании алиментов), и другие необходимые документы.1 Приняв заявление о расторжении брака, судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству в необходимых случаях вызывает второго супруга и выясняет его ... формулировки данной статьи вызван многообразием и уникальностью жизненных ситуаций, приводящих к разводу. И если один из супругов не согласен, очевидно, что законодатель оставляет ...

Причем введение в 1985 г. даже такой «умеренно упрощенной» формы производства по уголовным делам, как протокольная форма, имело немало противников. Были сомнения в целесообразности этого начинания, а нередко распространялись утверждения о его реакционности, о том, что если мы пойдем таким путем, то это-де приведет к массовым нарушениям законности, что упрощать судопроизводство — значит открывать простор для всякого рода злоупотреблений и т.д.. Но многолетнее использование рассматриваемого процессуального института показало вне всяких сомнений, что «страхи» и мрачные прогнозы были напрасными. Поэтому в УПК РФ возобладала противоположная концепция — концепция унификации порядка предварительного расследования и дифференциации форм судебного разбирательства.

В последнем случае в основу была положена тяжесть совершенного преступления. Чем выше общественная опасность деяния — тем сложнее производство в суде первой инстанции, и наоборот. Таким образом, законодатель, с одной стороны, максимально усложнил процедуру по ряду особо тяжких преступлений, предусмотрев право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, с другой, наоборот, упростил порядок вынесения приговора по делам о менее значимых преступлениях, предоставив суду право постановить обвинительный приговор без производства судебного следствия. В последнем случае законодатель фактически отказался от таких ключевых демократических положений правосудия, как непосредственность и устность исследования доказательств.

В связи с этим особый порядок принятия судебного решения как раз и представляет собой упрощенную форму судебного разбирательства. Так, если обычная структура судебного процесса состоит из четырех обязательных элементов — подготовительной части, судебного следствия, прений сторон и последнего слова подсудимого, а также постановления и провозглашения приговора, то рассматриваемая нами форма не содержит его центральной и самой громоздкой части — судебного следствия.

Введение особого порядка принятия судебного решения способствовало практической реализации конституционного положения быть судимым без неоправданной задержки (п. «с» ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Нарастающая активность применения особого порядка судебного разбирательства, свидетельствующая об усилении диспозитивных начал уголовного судопроизводства, обусловила расширение видов особого порядка судебного разбирательства. Так, Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» введен новый вид особого порядка судебного разбирательства — «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» — гл. 40.1 УПК РФ. Этот институт учитывает накопленный мировой опыт применения различных форм упрощенного производства, но, тем не менее, создан в соответствии с традициями российского процесса и его современными принципами и реалиями.

При рассмотрении дела «в особом порядке» всегда существует риск осуждения невиновного. Подсудимый, руководствуясь различными соображениями, может принять на себя чужую вину. Наиболее опасен самооговор, вызванный уговорами, ложными обещаниями, угрозами и другими незаконными действиями следователя. Поэтому желательно в какой-то мере восстановить судебное следствие, в частности, ввести обязательный допрос подсудимого, а при необходимости — исследование и некоторых других доказательств. Наиболее радикальный вариант — права суда перейти к рассмотрению дела в общем порядке по ходатайству стороны или по своей инициативе.

13 стр., 6019 слов

Подготовка дела к разбирательству в арбитражном суде

... I. Подготовка дела к судебному разбирательству не является самостоятельной стадией процесса. II. Подготовка дела к судебному разбирательству - самостоятельная стадия процесса. Сторонники первой концепции, оперируя разными терминами, выделяют пять стадий в гражданском процессе, шесть стадий в арбитражном процессе См., ...

Высказано верное предложение, что при рассмотрении дел в «особом порядке» «допустимо судебное следствие в ограниченных пределах». Далее указанный автор пишет: из ч. 2 ст. 316 УПК РФ следует, что судья может прийти к выводу об обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый, только после его допроса, а также допроса потерпевшего непосредственно в судебном заседании».

Ранее УПК РФ предусматривал проведение предварительного слушания на том основании, что обвиняемый ходатайствовал о слушании дела в «особом порядке». Но Федеральным законом от 04.07.2003 № 92-ФЗ (ред. от 02.12.2008, с изм. от 29.12.2010) «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — ФЗ от 04.07.2003 № 92-ФЗ) это положение было отменено. Однако обвиняемый сохранил право ходатайствовать о применении «особого порядка» после поступления дела в суд. Обвиняемый может также использовать это свое право на предварительном слушании, проводимом по какому-то другому основанию.

В связи с этим остается нерешенной проблема «двухступенчатости» производства в «особом порядке». Ее суть в том, что суды иногда проводят предварительное слушание, принимая ходатайство обвиняемого об «особом порядке» рассмотрения дела, и пока участники процесса не разъехались по домам, в тот же день проводят судебное заседание и выносят приговор. Такая практика не основана на законе. Между предварительным слушанием и рассмотрением дела должно пройти время, необходимое для подготовки судебного заседания. Каждый их этих двух этапов отличается своеобразием задач и методов их разрешения.

Следует отметить, что упрощенное производство уже давно существует и широко используется в тех или иных формах во многих странах мира, где жизнь заставила искать и находить какие-то формы судопроизводства, которые помогали бы преодолевать вызванную небывалым ростом преступности чрезмерную загрузку судов и других органов.

Бурный рост преступности, охвативший Россию в 1990-е гг., и связанная с ним настоятельная необходимость расширения штатной численности судов и других правоохранительных органов, а вместе с этим и значительного увеличения финансовых затрат на их содержание заставили начать соответствующие поиски и в нашей стране. Так и родилась гл. 40 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» (далее — особый порядок).

Первоначально (на момент введения в действие УПК РФ — на 1 июля 2002 г.) предполагалось, что этот порядок может распространяться на дела о преступлениях, наказуемых не более строгим наказанием, чем 5 лет лишения свободы. Но уже 4 июля 2003 г. был принят ФЗ от 04.07.2003 № 92-ФЗ, установивший следующее: особый порядок стало возможным применять по делам о преступлениях, за которые допускается назначение наказания, не превышающего 10 лет лишения свободы.

4 стр., 1952 слов

Особый порядок судебного разбирательства РФ

... в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (п. 1 ч.1ст. 379 УПК РФ) не допускается. Подсудимый освобождается при особом порядке принятия решения от процессуальных издержек. Особый порядок судебного разбирательства не может быть рассмотрен в ...

Нужно, однако, отметить, что в УПК РФ нет достаточно полного описания процедуры рассмотрения дела в «особом порядке». Не предусмотрены объяснения сторон (надобность в этом может возникнуть), представление ими новых материалов, отсутствуют прения сторон (по вопросам квалификации деяния, вида и меры наказания) и последнее слово подсудимого.

По действующим в настоящее время правилам реализация права обвиняемого на то, чтобы его дело было рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке, начинается на «дальних подступах» к стадии судебного разбирательства.

Основания и процедура особого порядка судебного разбирательства регулируются гл. 40 УПК РФ. В соответствии с ее положениями обвиняемый, согласившись с предъявленным ему обвинением, вправе ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Однако законодатель определил ряд оснований для реализации подобной процедуры. К их числу ст. 314 УПК РФ относит:

  • обязательное согласие с этой процедурой государственного или частного обвинителя, а также потерпевшего;
  • обвинение лица в совершении преступления, максимальное наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы.

При этом уголовно-процессуальный закон требует соблюдения судом и ряда условий. Так, перед тем как принять соответствующее решение, суд обязан удостовериться в том, что:

ходатайство заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Заявление ходатайства об особом порядке судебного разбирательства является правом, а не обязанностью обвиняемого. Его он заявляет только добровольно. Какое-либо принуждение (физическое или психологическое) со стороны должностных лиц, ведущих процесс, а также защитника недопустимо, в противном случае, а также если государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Но это не исключает обязанности следователя (дознавателя) разъяснить обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства. Это делается лишь в том случае, если обвиняемый полностью признал свою вину в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы. При этом, решая вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке по указанному условию (только по делам о преступлениях, наказание за которые не превышают 10 лет лишения свободы), необходимо иметь ввиду, что тяжесть преступления в данном случае должна определяться санкциями статей, вмененных обвиняемому, а не наказанием, которое может быть ему назначено с учетом обстоятельств предусмотренных ст.ст. 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ, поскольку уголовный закон связывает это условие с наказанием, которое предусмотрено за преступление, а не с правилами его назначения.

Законодатель не допускает «торга» стороны обвинения и стороны защиты по поводу предъявленного обвинения. Квалификация преступления должна отвечать реальным обстоятельствам дела, с достаточной полнотой быть обоснована доказательствами, собранными по уголовному делу, а не являться результатом договоренности защиты и обвинения.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего. Это утверждение вытекает из положений ч. 2 ст. 420 УПК РФ, в силу которых производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными гл. 50 УПК РФ.

4 стр., 1514 слов

Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству как стадия ...

... задач подготовки дела к судебному разбирательству, определение процессуальных действий участников гражданского процесса, а также рассмотрение предварительного судебного заседания в рамках подготовки дел к судебному разбирательству как обязательной процедуры, предшествующей судебному разбирательству дела по существу. 1. Понятие и значение стадии подготовки дел к судебному разбирательству. ...

Определением судебной коллегии приговор Ильинского районного суда, постановленный в особом порядке в отношении Ш., отменен по тем основаниям, что Ш. является несовершеннолетним. Судебная коллегия указала, что согласно нормам гл. 50 УПК РФ по таким делам предполагается участие представителя несовершеннолетнего, в ходе судебного разбирательства подлежит устанавливать условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности личности подсудимого и при постановлении приговора следует решить вопрос о возможности прекращения уголовного дела в отношении его либо освобождении подсудимого от наказания.

На практике возникают вопросы о том, как реагировать на ходатайство подсудимого о рассмотрении дела в особом порядке, если он его не заявлял ранее, а заявил в судебном заседании. Особенно это актуально по делам частного обвинения и по делам, по которым проводилось дознание. В первом случае допускается назначение судебного заседания без ознакомления с материалами уголовного дела, а во втором — ст. 225 УПК РФ, не предусматривает обязанности дознавателя разъяснять обвиняемому его права на ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке.

Думается, что правильно поступают те суды, которые с согласия государственного (частного) обвинителя и потерпевшего удовлетворяют такие ходатайства, несмотря на то, что указанная выше норма и не предусматривает заявления подобного ходатайства в этой стадии судопроизводства. В то же время другие положения гл. 40 УПК РФ не только допускают, но как бы подталкивают к такой возможности. Так, ч. 1 ст. 314 УПК РФ говорит, что заявить ходатайство обвиняемый вправе с согласия «государственного или частного обвинителя», а ч. 1 ст. 315 УПК РФ — что такое ходатайство он заявляет в присутствии защитника, а если защитник не приглашен «самим подсудимым» или другими лицами, то его участие «должен обеспечить суд».

Если условия соответствуют обстоятельствам конкретного дела, то о разъяснении права обвиняемого делается отметка в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. В этот же протокол заносится и само ходатайство обвиняемого, которое может включать и его согласие с предъявленным обвинением. Если обвиняемый заявил подобное ходатайство без достаточных оснований, следователь (дознаватель) обязан разъяснить ему невозможность его удовлетворения судом. При этом он вправе либо вынести постановление об отказе в его удовлетворении, либо направить дело прокурору для решения вопроса о направлении уголовного дела в суд.

Последнее решение предпочтительнее, так как, согласно ст. 219 УПК РФ, на этапе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела следователь обязан разрешать только ходатайства по вопросам дополнения материалов уголовного дела.

Окончательное решение о возможности применения особого порядка судебного разбирательства принимает суд при назначении судебного заседания (п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК РФ).

8 стр., 3622 слов

Порядок и структура судебного разбирательства

... обвинительного заключения или обвинительного акта, постановления об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство уголовного дела не может быть начато ранее семи суток со дня вручения обвиняемому ... невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, при этом бремя доказывания возложено законом на сторону ...

Обвиняемый вправе заявить ходатайство и на предварительном слушании, если оно является обязательным, однако специально для решения вопроса об особом порядке судебного разбирательства оно не проводится.

Если обвиняемый заявляет ходатайство на стадии предварительного расследования, следователь (дознаватель) обязан получить решение потерпевшего по данному вопросу, а по делам частного обвинения — частного обвинителя. Подобное решение (согласие или несогласие) потерпевшего и частного обвинителя должно быть оформлено письменно.

Если прокурор при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) изменил квалификацию преступления на менее тяжкую и обвиняемый получил право на особый порядок судебного разбирательства, то он вправе первоначально письменно выразить свое согласие или несогласие с упрощенной процедурой судебного разбирательства по данному уголовному делу и сообщить о принятом решении потерпевшему.

По делам частного обвинения право на особый порядок судебного разбирательства подсудимому разъясняет мировой судья или федеральный судья гарнизонного военного суда. Возбуждение уголовного судопроизводства в связи с фактом совершения какого-либо дел частного обвинения осуществляется мировым судьей по поступившему заявлению потерпевшего или его законного представителя. Данное заявление считается сообщением о преступлении (п. 3 ст. 45 УПК РФ), и его мировой судья не только должен, но и обязан принять к своему производству.

О.М. Васильева считает, что возбудить уголовное дело частного обвинения по поручению потерпевшего может также его представитель, роль которого вправе выполнить адвокат. И.Р. Харченко также полагает, что представитель потерпевшего имеет право передать в суд заявление по делу частного обвинения. В.В. Хатуаева не согласна с такой позицией и считает, что заявление о возбуждении уголовного дела могут подать только сам потерпевший или его законный представитель.

Как представляется, этот вопрос законодателю следовало решать с позиции обеспечения максимально свободного доступа потерпевшего к правосудию. Потерпевший не может быть ограничен в выборе способа подачи заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения. Только потерпевшему принадлежит право решать, возбуждать ли уголовное дело вообще или нет, а также и выбор наиболее удобного для него способа и порядка возбуждения уголовного дела частного обвинения. Потерпевший может это сделать как лично, так и через своего представителя, и об этом следует внести дополнение в чч. 2 и 3 ст. 20 и ч. 1 ст. 318 УПК РФ.

Согласно требованиям норм гл. 40 УПК РФ единственным основанием для разрешения вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке следует считать заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением и его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Это ходатайство должно быть заявлено до вынесения постановления о назначении дела к рассмотрению. Ходатайство обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства, заявленное после назначения дела к рассмотрению удовлетворению не подлежит, как заявленное с нарушением срока установленного уголовно-процессуальным законом.

Так, судебной коллегией по уголовным делам Ивановского областного суда отменен приговор Заволжского районного суда в отношении К. в связи с нарушением требования ч. 2 ст. 315 УПК РФ. При этом коллегия указала, что обвиняемый в момент ознакомления с материалами уголовного дела ходатайства о постановлении приговора в особом порядке не заявлял, правом, предусмотренным п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ воспользоваться не пожелал. По мнению коллегии, у суда не имелось оснований удовлетворять ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке, заявленное им на предварительном слушании по вопросу о мере пресечения, а не по основаниям предусмотренным ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

Данное решение представляется неверным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 08.04.2004 № 132-О «По жалобе гражданина Горского Анатолия Вадимовича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 231 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», при решении вопроса о мере пресечения в отношении обвиняемого на стадии назначения уголовного дела к судебному рассмотрению предполагается необходимость обеспечения обвиняемому права участвовать в рассмотрении судом этого вопроса в порядке, предусмотренном для проведения предварительного слушания.

Таким образом, основания для проведения предварительного слушания, предусмотренные ч. 2 ст. 229 УПК РФ, не могут быть признаны исчерпывающими. Соответственно и ограничение права обвиняемого на заявление ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке на стадии предварительного слушания, назначенного не по основаниям указанным в ч. 2 ст. 229 УПК РФ, является необоснованным.

В судебной практике встречаются случаи отказа в назначении судебного разбирательства в особом порядке по мотиву непризнания обвиняемым своей вины полностью или частично на стадии предварительного расследования. Представляется, что такой подход не соответствует положениям ч. 1 ст. 314 УПК РФ, предусматривающей право обвиняемого заявить о согласии с предъявленным ему обвинением после окончания предварительного расследования и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по делу.

Суть положений гл. 40 УПК РФ заключается не в выяснении, признает ли подсудимый себя виновным полностью или частично, а в том, согласен ли он с предъявленным обвинением. Очевидно, что такое согласие может быть выражено обвиняемым независимо от его позиции на стадии предъявления обвинения и проведения предварительного расследования по уголовному делу.

Под условиями, необходимыми для разрешения вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке следует понимать указанные в законе обстоятельства, наличие, отсутствие или невыполнение которых препятствуют назначению дела к рассмотрению в особом порядке и постановлению приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. В юридической литературе и среди некоторых практиков существует мнение о том, что принятие решения о рассмотрении дела в особом порядке при назначении судебного заседания недопустимо в принципе, поскольку не могут быть выполнены все условия, перечисленные в ст. 314 УПК РФ.

В частности, на стадии назначения дела потерпевший не может выразить своего мнения к заявленному обвиняемым ходатайству, так как знакомится с материалами дела до обвиняемого, а согласие государственного обвинителя может быть получено только после приобретения должностным лицом органа прокуратуры такого статуса в судебном заседании, т.е. после назначения дела к слушанию.

На практике возникает вопрос — возможно ли назначение дела к рассмотрению в особом порядке, если ходатайство обвиняемым об этом было заявлено в отсутствии защитника? Это наиболее характерно по делам, где предварительное расследование проведено в форме дознания и по делам частного обвинения. Исходя из вышеприведенной позиции, касающейся возможности назначения дела к рассмотрению в особом порядке без согласия на то государственного обвинителя и потерпевшего, следует признать, что заявленное обвинением ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в отсутствии защитника может являться основанием к назначению уголовного дела к рассмотрению в таком порядке.

Однако, в этом случае, выполняя требования ч. 2 ст. 51, а также ст. 315 УПК РФ, должностное лицо, производящее расследование, или суд обязаны обеспечить участие защитника и убедиться, что ходатайство обвиняемого поддержано после проведения консультации с защитником. Более того, следует согласиться с позицией некоторых авторов, полагающих, что когда обвиняемый ходатайствует о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства и в то же время отказывается от услуг предоставленного защитника, то уголовное дело должно быть назначено и рассмотрено в общем порядке.

Изучение судебной практики показывает, что большое число уголовных дел с ходатайствами обвиняемых о рассмотрении дела в особом порядке, назначалось к рассмотрению в таком порядке сразу, в том числе — по итогам предварительного слушания. В тоже время многие дела, при наличии ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, суды, тем не менее, назначили к рассмотрению в общем порядке, перейдя затем в подготовительной части судебного заседания на особый порядок рассмотрения. В данном случае вызов свидетелей по таким делам не способствовал реализации одного из предназначений рассматриваемого правового института — обеспечению процессуальной экономии. Можно предположить, что причины такого решения кроются в неуверенности судьи в наличии всех условий к рассмотрению дела в особом порядке на стадии его назначения к рассмотрению.

Правильный подход к разрешению вопроса о возможности назначения дела к рассмотрению без проведения судебного разбирательства в общем порядке по сути и обеспечивает достижение основной цели этого института уголовного судопроизводства.

Таким образом, особый порядок принятия судебного решения — это осуществляемая при неукоснительном обеспечении прав участников уголовного судопроизводства упрощенная форма судебного разбирательства, исключающая полностью или частично непосредственное исследование доказательств по уголовным делам о преступлениях с максимальным наказанием до 10 лет лишения свободы.

1.3 Особенности рассмотрения уголовных дел без проведения судебного разбирательства в общем порядке

Рассмотрение уголовных дел в особом порядке недопустимо без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя и, как правило, потерпевшего, поскольку от мнения указанных участников судебного разбирательства зависит возможность удовлетворения ходатайства обвиняемого и без них невозможно проверить выполнение по делу условий, необходимых для вынесения приговора в особом порядке.

Участие государственного (частного) обвинителя, обвиняемого и его защитника при особом порядке разбирательства судами обеспечиваются. Что касается потерпевших, то по значительному числу таких дел судебное заседание проводится в их отсутствие.

Так, Гаврилово-Посадский районный суд, рассмотрев дело в отношении П. в отсутствии потерпевшей, в приговоре указал, что она на предварительном следствии против особого порядка принятия судебного решения, предусмотренного гл. 40 УПК РФ, не возражала. Октябрьский районный суд рассмотрел дело в отношении Б. в отсутствии потерпевшей, с учетом поступившего от нее заявления о согласии с особым порядком рассмотрения дела. Тот же суд в приговоре по делу К., рассмотренному в особом порядке, указал, что потерпевшая Ж. по означенному в обвинительном заключении адресу не проживает, установить место ее нахождения не представилось возможным, стороны не возражали о рассмотрении дела в особом порядке в отсутствии потерпевшей. В то же время, по вышеприведенному делу К., отменяя приговор Заволжского районного суда, вынесенный в особом порядке, судебная коллегия указала, как на одно из оснований к отмене, на то, что один из потерпевших в судебное заседание не явился в виду неполучения судебной повестки, его мнение по заявленному ходатайству о рассмотрении дела в особом порядке не выяснялось.

Представляется, что при наличии жалобы потерпевшего, который в судебном заседании не присутствовал в связи с ненадлежащим его извещением о времени и месте судебного заседания, приговор, постановленный в особом порядке, подлежит отмене в соответствии со ст. 381 УПК РФ, в виду нарушения гарантируемых процессуальным законом прав потерпевшего. Неявка в судебное заседание потерпевшего, уведомленного должным образом о месте и времени судебного разбирательства, не может служить препятствием для постановления приговора при условии принятия судом решения о возможности рассмотрения дела в отсутствии такого потерпевшего.

Согласно положений ч. 3 ст. 316 УПК РФ рассмотрение ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения — с изложения обвинения частного обвинителя.

Согласно п. 28 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 (ред. от 23.12.2010) «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление ВС РФ от 05.03.2004 № 1), когда судья до вынесения приговора при рассмотрении дела в особом порядке установит, что имеются основания для изменения квалификации содеянного, прекращения дела или оправдания подсудимого, он выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает рассмотрение уголовного дела в общем порядке.

В этой связи дискутируется вопрос о том, подлежит ли прекращению разбирательство дела в особом порядке, когда государственный обвинитель при изложении обвинения заявит полный или частичный отказ от обвинения, либо об изменении им обвинения в сторону смягчения? Ряд авторов, например, Улургашев Ю., полагают, что в данной ситуации отказ в праве подсудимого на постановление приговора без проведения судебного разбирательства, при соблюдении прочих необходимых условий применения особого порядка, был бы неправильным, поскольку лишал бы подсудимого возможности воспользоваться положениями ч. 7 ст. 316 УПК РФ о назначении наказания не свыше двух третей максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление.

Этой же позиции придерживались и некоторые судьи. Так, при рассмотрении уголовного дела в отношении К. в особом порядке, Тейковский городской суд воспринял позицию государственного обвинителя о необходимости квалифицировать действия подсудимого по ч. 1 ст. 162 УК РФ ввиду отсутствия оснований для квалификации разбоя с применением оружия (в обвинительном заключении действия К. квалифицировались по ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Судебная коллегия, оставив приговор без изменения, указала, что объем обвинения не изменился, решение вопроса о квалификации содеянного с учетом позиции государственного обвинителя, исследования обстоятельств дела не потребовало, подсудимый подтвердил свое согласие с измененным обвинением при соблюдении норм, содержащихся в ст. 316 УПК РФ.

Следует признать, что в тех случаях, когда для принятия решения по делу с учетом имеющихся в материалах дела или возникших обстоятельств, например с учетом изменения законодательства, отказом государственного обвинителя от части обвинения и т.п. не требуется исследования собранных по делу доказательств, его рассмотрение, с учетом согласия подсудимого и мнения потерпевшего, может быть продолжено в особом порядке и по делу вынесено соответствующее решение.

В этом же контексте дискутируется и вопрос о возможности прекращения уголовного дела (преследования), начатого рассмотрением в особом порядке, т.е. вынесения судебного решения, не предусмотренного ст. 316 УПК РФ. Так, постановлением судьи Пучежского районного суда по делу Г. и З., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, уголовное дело, назначенное к рассмотрению в особом порядке, прекращено в связи с примирением сторон на основании ст. 25 УПК РФ.

Но следует учитывать ряд обстоятельств. Во-первых, не по всем основаниям, указанным в ст.ст. 24-28 УПК РФ, возможно прекращение дела без проведения судебного разбирательства. Во-вторых, даже для случаев прекращения дела в связи с декриминализацией или примирением сторон суд должен провести определенные процессуальные действия — обозрить и приобщить новый закон, получить и огласить письменное заявление о примирении и т.д.

С другой стороны, если принять во внимание, что уголовно-процессуальный закон не определил порядок вынесения решения о прекращении особого порядка судебного разбирательства, то такое решение (постановление) в соответствии с ч. 2 ст. 256 УПК РФ по усмотрению судьи может быть вынесено и в зале судебного заседания.

Нужно признать, что каких-либо существенных оснований для изменения в законе, которые закрепили бы возможность при рассмотрении уголовного дела в особом порядке не только постановлять обвинительный приговор, но и выносить постановление о прекращении уголовного дела (преследования), как это предлагается некоторыми юристами, не имеется.

То же самое относится и к вопросам этики адвоката-защитника. Сравнивая этическую проблематику, порождаемую осуществлением профессиональной защиты при рассмотрении уголовного дела в особом порядке по сравнению с общим порядком судебного разбирательства, необходимо отметить следующее.

— Как в общем, так и в особом порядке судебного разбирательства существует общий пласт этических вопросов (к примеру, проблема доверия в отношениях адвоката и доверителя, проблема несогласия между доверителем и адвокатом в способах и формах защиты и др.).

— Ряд этических вопросов, характерных для защиты в общем порядке, снимаются, перестают быть актуальными при осуществлении профессиональной защиты в особом порядке (к примеру, проблема защиты в случае, когда доверитель признается в своей вине адвокату и не признает ее перед судом (так называемый казус Курвуазье), этичность или неэтичность «открытой альтернативы» и «скрытой альтернативы» в позиции адвоката-защитника).

  • И, наконец, ряд специфических этических вопросов деятельности адвоката-защитника возникает лишь при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства и характерен только для него.

В этой связи в литературе высказаны следующие рекомендации.

Рекомендация первая. Адвокат, особенно опытный, после ознакомления с материалами уголовного дела, как правило, видит его судебную перспективу. При сильной доказательственной базе обвинения и при отсутствии каких-либо убедительных доказательств невиновности или меньшей виновности рассмотрение дела в особом порядке представляется наиболее целесообразным. Однако далеко не всегда данную позицию с защитником разделяет его доверитель. Как поступать защитнику в этом случае? Некоторые авторы указывают на то, что защитник, уверенный в том, что шансы на оправдание ничтожны, а на осуждение — практически стопроцентны и, следовательно, выгоднее пойти на сделку с правосудием, влекущую ускоренное рассмотрение дела, должен убедить своего клиента дать на это согласие; при этом адвокату необходимо найти золотую середину между воздействием на обвиняемого и его просвещением. Но каковы характер и степень такого допустимого воздействия?

Системный анализ гл. 40 УПК РФ, где отсутствует упоминание о законных представителях обвиняемого, позволяет сделать вывод, что обвиняемый — лицо совершеннолетнее и не страдающее психическими расстройствами. Если современная уголовно-процессуальная доктрина рассматривает его как равноправного субъекта публичных отношений с государством, возникающих в ходе разрешения уголовного дела, то в еще большей степени как партнерские, но не как патерналистские должны быть отношения «адвокат-защитник — обвиняемый». Давление на него в виде немотивированного требования «поступать, как велит адвокат» унижает его человеческое достоинство, порождает сомнения в том, что адвокат действует в его интересах, нарушает доверительность отношений. Воздействовать на своего доверителя адвокат может лишь методом рационального убеждения, анализируя обстоятельства дела, собранные сторонами доказательства, подлежащие применению нормы уголовного законодательства, соответствующую судебную практику. Иначе говоря и перефразируя процитированное выше, адвокат должен воздействовать, просвещая доверителя. Но в конечном итоге выбор за подзащитным.

Тем более недопустимо с этической точки зрения убеждать ходатайствовать о рассмотрении дела в особом порядке обвиняемого, не признающего свою вину.

Рекомендация вторая. Рассмотрение дела в особом порядке (неважно, участвует в деле адвокат на основании договора или по назначению) — не цель, к которой надо склонить доверителя, а результат оптимального выбора среди всех возможных разумных позиций защиты по данному делу. Она оправданна, если защитник (и его доверитель) пришли к выводу о доказанности предъявленного обвинения и правильности его квалификации, которые невозможно поколебать всеми не запрещенными законом средствами защиты. Поэтому не следует, даже если против этого не возражает доверитель, заявлять еще до окончания предварительного расследования о согласии защиты на рассмотрение дела в особом порядке. Поэтому сообщать о своем согласии на рассмотрение дела в особом порядке следует заявлять после ознакомления с материалами дела в рамках выполнения требований части 4 ст. 217 УПК РФ, т.е. именно тогда, когда оно предусмотрено законом.

Даже не давая в ходе предварительного расследования признательных показаний, возможно заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Чтобы выполнить обязательное условие для рассмотрения дела в таком порядке судебного разбирательства — «согласие с предъявленным обвинением» (ч. 1 ст. 314 УПК РФ), достаточно по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела заявить ходатайство о допросе обвиняемого, где и признать свою вину (в удовлетворении такого ходатайства следователь или дознаватель едва ли откажут).

Возможно и просто сделать заявление о согласии с предъявленным обвинением. Повторим, что закон связывает рассмотрение дела в особом порядке с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением, а не с дачей им признательных показаний.

Второй вариант более желателен, так как является своеобразной гарантией от изменения стороной обвинения своей позиции на стадии судебного разбирательства.

Рекомендация третья. Особый порядок судебного разбирательства в отечественном уголовном судопроизводстве рассматривается рядом авторов как разновидность «сделок об упрощении процедуры», существующих в странах общего права и с недавних пор воспринятых государствами романо-германской правовой системы (к которым принадлежит и Россия).

Однако по сравнению с ними в российском уголовном процессе данный институт довольно слабо формализован, что не гарантирует в должной мере соблюдение прав и законных интересов обвиняемого. Так, в отечественном варианте сделки отсутствует письменная форма договора, заключаемого между обвинением и защитой по поводу вида, размера наказания, возможности применения ст. 73 УК РФ, которая связывала бы сторону обвинения независимо от того, кто конкретно из работников прокуратуры участвует в суде; судейское усмотрение ограничено в сторону ухудшения положения обвиняемого лишь предложенной государственным обвинителем квалификацией, но не предложенными видом, размером наказания и тем более возможностью предоставления отсрочки исполнения приговора или применения условного осуждения. Давая подобные обещания на этот предмет, прокурорские работники неизбежно выходят за рамки своих полномочий. Гарантировать они с точки зрения закона могут только одно — назначение судом наказания в рамках предъявленной квалификации, которое не будет превышать двух третей от максимального размера санкции, установленной уголовным законом за данное преступление, да и то лишь в том случае, если суд убедится в обоснованности предъявленного обвинения и подтвержденности его собранными по делу доказательствами.

Данное обстоятельство адвокату необходимо недвусмысленно довести до своего подзащитного, ни в коей мере не становясь соучастником (вольным или невольным) возможного обмана своего доверителя, но, наоборот, предупреждая о возможности введения обвиняемого в заблуждение (сознательно или нет) со стороны прокурорско-следственных работников.

Если все же обвиняемый примет решение участвовать в этой сделке с обвинением, обещающим вынесение приговора с вполне определенным наказанием, следует рекомендовать, чтобы со стороны обвинения в этих переговорах участвовал соответствующий прокурор и его заместитель либо оба заместителя.

Рекомендация четвертая. Принятое защитой решение о рассмотрении дела в особом порядке должно быть взвешенным настолько, чтобы уже не менять его в ходе рассмотрения дела. Практика показывает, что отказ подсудимого от рассмотрения дела в особом порядке, заявленный уже в ходе судебного разбирательства, крайне раздражает судей, настроенных на автоматическое вынесение приговора без исследования материалов дела и заслушивания свидетелей, что может негативно сказаться на виде и размере назначенного наказания. Повлиять на это могут и государственный (частный) обвинитель, и потерпевший, предложив более строгую, чем планировалось в рамках достигнутой договоренности, меру наказания в качестве своеобразной санкции за нарушение «обещания» рассматривать дело в общем порядке.

На данное обстоятельство также необходимо обратить внимание подзащитного.

Рекомендация пятая. ФЗ от 04.07.2003 № 92-ФЗ ввел новое необходимое условие рассмотрения дела в особом порядке — согласие потерпевшего. Необходимо помнить, что если потерпевший откажется от рассмотрения дела в особом порядке, суд будет вынужден принять решение о рассмотрении дела в общем порядке. В силу ч. 4 ст. 316 УПК РФ потерпевший имеет полную возможность сделать это в ходе судебного разбирательства.

Поэтому после принятия решения о рассмотрении дела в особом порядке необходимо убедиться в согласии потерпевшего на применение данной формы судопроизводства. Имеет смысл переговорить с потерпевшим, его представителем, принять меры по урегулированию вопроса о возмещении вреда, выяснить его позицию по вопросу назначения наказания.

При улаживании с потерпевшим вопроса о возмещении вреда стоит обратить внимание на следующие моменты:

  • необходимо договориться о размере суммы, которую сможет выплатить подзащитный. Если же немедленное и полное удовлетворение материальных претензий потерпевшего становится затруднительным, можно предложить комбинированный вариант: часть суммы выплатить до начала судебного разбирательства, по поводу оставшейся части согласовать график периодических платежей, письменно оформив и подписав его;

— если договоренность о возмещении вреда достигнута, но потерпевший еще не заявил гражданский иск, представляется не противоречащим правилам адвокатской этики предложить ему помочь составить исковое заявление, разумеется, предварительно обсудив этот вопрос с подзащитным: в данном случае адвокат, по сути, помогает оформить согласованную волю сторон, имеющую целью в том числе и благоприятно воздействовать на характер и размер грозящего ему наказания.

Если по делу заявлен гражданский иск, то допустимо, опять же с ведома подзащитного, оказать потерпевшему помощь в его корректировке с учетом достигнутых договоренностей.

Согласовав позиции сторон по поводу возмещения вреда, после уточнения потерпевшим или уменьшения размера исковых требований в судебном заседании, после признания подсудимым иска стороне защиты целесообразно заявить ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела документа, подтверждающего факт передачи денег (как правило, расписки).

В расписке следует подробно указать, какая сумма и в возмещение чего передается, т.е. принять меры к обеспечению относимости указанного документа в качестве доказательства.

Рекомендация шестая. Потерпевший как лицо, которому причинен вред, как правило, неравнодушно, эмоционально вовлеченно относится к изложению обстоятельств происшедшего. Между тем, несмотря на согласие с предъявленным обвинением, может возникнуть ситуация противоречия между версиями обвиняемого и потерпевшего: это касается ситуаций возможной противоправности или аморальности поведения потерпевшего, являющегося в силу пункта «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим обстоятельством.

Упоминание защиты об этом в суде в присутствии потерпевшего может вызвать негативную реакцию с его стороны вплоть до изменения позиции в вопросе о наказании. В этом случае эффект от подготовительной работы защитника в значительной степени уменьшится. Необходимо избежать данной ситуации, что возможно различными способами.

Первый состоит в том, чтобы заранее, как можно более тактично, избегая резких выражений, поставить потерпевшего в известность о том, что подсудимый и его защитник, не оспаривая обвинения, будут защищаться, обращая внимание суда в том числе на данное обстоятельство. При этом защитнику необходимо, насколько это возможно, «вывести из-под удара» своего доверителя, акцентировав внимание, что это будет делаться по его инициативе, исходя из требований профессионального долга адвоката.

В отсутствие же потерпевшего защита может беспрепятственно поднять вопрос об аморальном и противоправном поведении потерпевшего как о смягчающем наказание обстоятельстве.

Рекомендация седьмая. Поскольку при рассмотрении дела в особом порядке предмет доказывания в значительной мере совпадает с вопросом о мере наказания, следует приложить большие против обычных усилия в данном вопросе. Необходимо помнить, что Пленум Верховного Суда РФ в пункте 10 Постановления от 05.12.2006 № 60 (ред. от 23.12.2010) «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (далее — Постановление ВС РФ от 05.12.2006 № 60) разъяснил, что исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, возможно в том числе путем допроса свидетелей. Часть 4 ст. 271 УПК РФ обязывает суд допросить свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон. Хотя ни гл. 40 УПК РФ, ни Постановление ВС РФ от 05.12.2006 № 60 прямо не говорят о возможности допроса специалиста в ходе судебного разбирательства при особом порядке принятия судебного решения, представляется, что из смысла п. 10 Постановления ВС РФ от 05.12.2006 № 60, разъясняющего возможность исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, «всеми предусмотренными уголовно-процессуальным законом способами», допрос специалиста возможен. Так же как и по отношению к свидетелям, в силу ч. 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Представляется, что защита может использовать показания и заключение специалиста, к примеру, для получения сведений, могущих повлиять на оценку доказательств, устанавливающих обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, например сведения о порядке производства наркологической судебной экспертизы, которые могут повлиять на оценку соответствующего заключения эксперта.

Необходимо помнить, что в рамках предмета судебного спора, существующего в особом порядке судебного разбирательства (в частности, все вопросы гражданского иска в той мере, в какой они не совпадают с неоспариваемым обвинением, а также все вопросы, связанные с наказанием), отсутствует запрет подвергать сомнению доказательства обвинения, в том числе посредством выявления нарушений закона при получении данных доказательств, приводящих к недопустимости последних.

Кроме того, следует подтвердить документальными доказательствами следующие обстоятельства: а) положительные черты личности обвиняемого (посредством характеристик, наградных удостоверений, почетных грамот, сведений об иных поощрениях, документов, свидетельствующих об участии в боевых действиях, и т.п.); б) состав семьи, наличие иждивенцев и иных лиц, которым подсудимый регулярно оказывал помощь (в том числе материальную), доказательства, подтверждающие необходимость в постоянном уходе за ними; в) трудоустройство (либо трудовая книжка, договор на выполнение работ; либо, если подзащитный не работал, обязательство работодателя трудоустроить данное лицо); г) неудовлетворительное состояние здоровья и отсутствие алкогольной, наркотической и токсической зависимости (если лицо страдает таковой зависимостью, имеет смысл представить документы, подтверждающие факт прохождения им соответствующего курса лечения).

Выявляя смягчающие наказание обстоятельства либо те, которые суд вправе признать смягчающими в силу части 2 ст. 61 УК РФ, а также подтверждающие их доказательства, и заявляя соответствующие ходатайства об их представлении, защитнику целесообразно ориентироваться и ссылаться на положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 № 20 (ред. от 23.12.2010) «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания», в особенности на пункт 2 данного Постановления.

Тщательно подготовленная и правильно организованная защита обвиняемого при строгом соблюдении норм адвокатской этики гарантирует соблюдение его прав при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства и значительно увеличивает шансы на вынесение пусть обвинительного, но в целом благоприятного для подсудимого приговора.

Таковы основные положения особого порядка судебного разбирательства, установленного гл. 40 УПК РФ. Есть основания полагать, что эта форма уголовного судопроизводства, реально стимулирующая лиц, виновных в совершении преступлений, к согласию с предъявленным обвинением, получит дальнейшее развитие.

2. Теоретические и практические проблемы института рассмотрения уголовных дел в особом порядке и пути их разрешения

1 Проблемы, связанные с вынесением приговора

Приговор — решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (п. 29 ст. 5 УПК РФ).

Постановлением и оглашением приговора завершается судебное разбирательство. В приговоре (постановленном судом коллегиально, единолично судьей или председательствующим в суде присяжных) могут быть решены и иные вопросы (о гражданском иске, вещественных доказательствах и др.).

Приговор имеет важное значение. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ, закрепившей принцип презумпции невиновности обвиняемого, только по приговору суда обвиняемый (подсудимый) может быть признан виновным в совершении преступления.

В этом — одна из важных гарантий прав и интересов гражданина, обвиняемого в совершении преступления, ибо постановление приговора облечено в такие процессуальные формы, которые в наибольшей мере могут служить законному, обоснованному и справедливому решению вопроса: можно ли признать данного гражданина преступником и применить к нему меру уголовного наказания. Вместе с тем, приговор — авторитетное, именем государства, правовое средство признания гражданина невиновным, если он неосновательно был поставлен в положение подсудимого.

Поскольку приговор содержит решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления, применении к нему меры уголовного наказания, решение по гражданскому иску — он служит важным правовым средством защиты прав и интересов потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Приговор любого суда, действующего на территории России, выносится именем Российской Федерации. Государство тем самым наделяет судебную власть в лице судей правом признать в приговоре гражданина виновным в совершении преступления (и применить меру уголовного наказания) либо — оправдать его, признать невиновным и берет на себя ответственность за законное, обоснованное и справедливое решение судом этого столь важного для интересов личности и общества вопроса.

Приговор подводит итог всему предшествующему производству по уголовному делу. Постановление приговора — акт применения права. Только на основе приговора государство может реализовать уголовно-правовые санкции и тем самым защищать человека и гражданина, общество, государство от преступных посягательств. Приговор служит укреплению законности и правопорядка в обществе и государстве, становлению правового государства в России.

По смыслу норм гл. 40 УПК РФ особый порядок судебного разбирательства предполагает постановление по рассматриваемому делу лишь обвинительного приговора с признанием обоснованным предъявленного обвинения. В этой связи описательно-мотивировочная часть приговора, наряду с описанием преступного деяния и выводами суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства, должна содержать указание на то, что обвинение подтверждено доказательствами, собранными по уголовному делу.

Если при рассмотрении дела будет установлено, что обвинение не подтверждается собранными по делу доказательствами, либо преступные действия обвиняемого получили неверную юридическую оценку, судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает рассмотрение уголовного дела в общем порядке.

Так, постановлением Президиума Ивановского областного суда приговор Ивановского районного суда, постановленный в особом порядке по делу С., отменен с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение. Как следует из фактических обстоятельств дела, описанных в приговоре, С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, путем свободного доступа, проник на огороженную забором территорию двора дома потерпевшей, откуда похитил садовую тележку, поливочный шланг, лопату на общую сумму 2075 рублей. Квалифицируя указанные действия обвиняемого по ст. 158 УК РФ как кражу, совершенную с незаконным проникновением в иное хранилище, суд не учел, что территория участка рядом с домом не предназначена для постоянного или временного хранения материальных ценностей, несмотря на ее ограждение забором. В данном случае юридическим основанием к отмене приговора послужило нарушение судом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, т.е. процессуального закона.

В соответствии со ст. 316 УПК РФ по делу, рассматриваемому судом в особом порядке, судебное следствие не проводится, однако представляется, что в ходе судебного заседания должны быть исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Поскольку порядок такого исследования в гл. 40 УПК РФ не назван и не ограничен, оно может проводиться всеми предусмотренными процессуальным законом способами, в том числе и путем исследования дополнительно представленных материалов, а также допросов по указанным обстоятельствам свидетелей, прибывших в судебное заседание, по инициативе сторон.

Судебной коллегией отменен приговор Шуйского городского суда по делу Л., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к лишению свободы условно. В обосновании своего решения коллегия указала на то, что вывод суда о наличии смягчающих обстоятельств, при утверждении стороны обвинения об отсутствии таковых, в приговоре не мотивирован. Обстоятельство, признанное судом смягчающим наказание, предметом исследования в судебном заседании не было.

Решая вопрос о назначении наказания подсудимому при рассмотрении дела в особом порядке, следует иметь в виду, что указанное в ч. 7 ст. 316 УПК РФ требование об ограничении максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, двумя третями не распространяется на дополнительные наказания и иные виды наказания, указанные альтернативно в санкциях статей, поскольку такое ограничение касается только верхнего предела, предусмотренного санкцией статьи, и не изменяет общих правил назначения других его видов. Между тем, обобщение судебной практики показало, что по трети дел, по которым суды назначали наказание не самого строгого вида, указанного в санкции статьи, положения ч. 7 ст. 316 УПК РФ применены и к этим, альтернативным самому строгому виду, наказаниям.

Следует обратить внимание и на назначение наказания при рассмотрении дел в особом порядке с учетом положений статей 62 и 66 УК РФ. Исходя из приоритета материального закона перед процессуальным и строго императивных норм перед субъективными, представляется, что при назначении наказания подсудимому вначале следует с учетом требований статей 62 и 66 УК РФ определить максимальное наказание при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, либо за неоконченное преступление, затем определить максимальное наказание которое может быть назначено подсудимому в связи с рассмотрением его дела в особом порядке, и лишь после этого руководствоваться положениями ч. 3 ст. 60 УК РФ. Указанные требования закона выполняются судами не в полной мере.

Так, судебной коллегией изменен приговор районного суда в части осуждения Л. по ст.ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ к 3 годам лишения свободы. При мотивировке назначения наказания в приговоре суд указал на применение правил, предусмотренных ст. 316 УПК РФ, однако не учел требований ст. 66 УК РФ, согласно которой наказание за неоконченное преступление не может превышать трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. 3 лет 9 месяцев лишения свободы. С учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание в виде лишения свободы Л. не могло превышать 2 лет 6 месяцев.

Поскольку ч. 7 ст. 316 УПК РФ регламентирует только порядок назначения наказания за конкретное преступление, назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров производится в полном соответствии с положениями статей 69 и 70 УК РФ.

При постановлении приговора суды должны вынести решение по предъявленному гражданскому иску. При этом некоторые юристы указывают на невозможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке не только в случаях, когда подсудимый не согласен с основанием или размером иска, но и при необходимости принятия решения о частичном удовлетворении иска либо о передаче вопроса о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Практика свидетельствует о том, что вопросы разрешения гражданских исков не влияют на решение о рассмотрении уголовных дел в особом порядке.

Так, приговором мирового судьи участка № 2 г. В., постановленным без проведения судебного разбирательства в отношении Г., за гражданским истцом признано право на удовлетворение иска с передачей вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства по тем основаниям, что подсудимый не согласен с предъявленным иском, сумма причинения материального ущерба документально не подтверждена. О-й районный суд в приговоре по делу Б. производство по взысканию компенсации морального вреда прекратил со ссылкой на отказ в поддержании иска потерпевших. Такой же позиции придерживается и судебная коллегия, отменяя приговор Л-ого районного суда в отношении Г. в части гражданского иска и направляя дело в этой части на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства и изменяя приговор О-ого районного суда в отношении У. с прекращением производства по гражданскому иску.

Следует отметить, что решение по предъявленному гражданскому иску в силу ст. 309 УПК РФ отнесено к иным вопросам, подлежащим решению при постановлении приговора, т.е. не входящим ни в перечень оснований, препятствующих заявлению ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, ни в перечень условий обязательных для постановления приговора в особом порядке. Более того, под обвинением, с которым в соответствии с ч. 1 ст. 314 и ч. 4 ст. 316 УПК РФ соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о применении особого порядка, в этом плане понимается лишь характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Однако, гражданский иск непосредственно связан как с характером, так и с размером причиненного вреда, поэтому представляется, что полное признание иска, по крайней мере на стадии заявления обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства, является условием к назначению дела к рассмотрению в таком порядке.

В дальнейшем, при выполнении требований ч. 4 ст. 316 УПК РФ изменение размера иска или прекращения производства по нему возможно лишь с согласия потерпевшего — гражданского истца, либо при установлении факта удовлетворения исковых требований подсудимого в добровольном порядке.

Если по делу обвиняется несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке заявили лишь некоторые из них, уголовное дело, в силу указаний содержащихся в п. 27 Постановления ВС РФ от 05.03.2004 № 1, подлежит рассмотрению в общем порядке. Между тем представляется, что поскольку при таком подходе положение лиц, заявивших ходатайство об особом порядке судебного разбирательства, ухудшается; в целях восстановления прав указанных подсудимых, было бы целесообразно назначить им наказание с учетом положений, указанных в ч. 7 ст. 316 УПК РФ, без ссылки на эту норму в приговоре. При этом подразумевается, что условия, необходимые для постановления приговора в отношении таких подсудимых в особом порядке, сохраняются и при производстве судебного разбирательства в общем порядке.

Следует иметь в виду, что вынесение частных постановлений при рассмотрении уголовных дел в особом порядке не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку без исследования в судебном следствии обстоятельств, которые могут являться основанием для вынесения такого постановления, такие постановления не могут быть мотивированными и обоснованными.

Поскольку в соответствии с гл. 40 УПК РФ приговор выносится с учетом того, что подсудимый согласился с предъявленным ему обвинением, это судебное решение не может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. Иными словами, стороны не вправе обжаловать приговор в суд второй инстанции ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции. По этому основанию недопустимо обжалование приговора и в порядке надзора. Такие жалобы либо представления, поступившие в суд апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, подлежат возвращению заявителям без рассмотрения с указанием на допущенное ими нарушение требований ст. 317 УПК РФ.

2 Сравнительный анализ дефиниций «сделка о признании вины» и «особый порядок»

До настоящего времени нет однозначного мнения о том, что представляет собой институт рассмотрения уголовных дел в особом порядке, что роднит его с классической «сделкой о признании вины» и какие между данными институтами имеются различия. Так, профессор И.Л. Петрухин полагает, что мнение об отнесении производства в порядке гл. 40 УПК РФ к разновидности «сделок о признании вины» является ошибочным. Обосновывая свою позицию, И.Л. Петрухин обращает внимание на то обстоятельство, что «…заключению «сделок о признании вины» предшествуют переговоры прокурора (атторнея) с защитником и обвиняемым при участии судьи.

При этом защита соглашается признать часть обвинения, обвинитель в ответ на это отказывается от остальных обвинений, а судья считает возможным назначить меньшую меру наказания по сравнению с той, которая первоначально грозила подсудимому. Довольно часто такие «сделки» влекут изменение подсудности уголовного дела: вместо рассмотрения дела судом присяжных судья немедленно выносит приговор. Производство в порядке главы 40 УПК РФ не предполагает ведения переговоров между сторонами с участием судьи и изменения подсудности дела. Для такого производства достаточно признания вины обвиняемым и согласия сторон».

Однако следует отметить, что, во-первых, переговоры между стороной обвинения и стороной защиты при классической «сделке», свойственной англо-американской системе права, происходят без участия судьи. Судье представляется уже подготовленное сторонами соглашение о признании вины для решения вопроса о его утверждении либо об отказе в утверждении.

Во-вторых, сомнительна правильность применения при аргументации доводов такого понятия, как «изменение подсудности дела», поскольку такого понятия в Федеральных правилах уголовного процесса США не существует, а если сторонами соглашение не достигнуто либо оно не утверждено судьей, уголовное дело рассматривается судом присяжных.

Что такое «сделка о признании вины»? Это разрабатываемое сторонами взаимоприемлемое решение по делу, которое в дальнейшем утверждается судом. Иными словами, это переговорный процесс, в ходе которого сторона обвинения и сторона защиты договариваются между собой о том, по каким пунктам обвинения обвиняемый должен признать себя виновным и какие предложения будут представлены суду в отношении назначения наказания.

При проведении переговорного процесса может быть произведена замена вмененного преступления на менее тяжкое, исключен ряд эпизодов, снято обвинение по менее серьезным из вмененных преступлений.

Какие же элементы, присущие классической «сделке о признании вины», наличествуют в нормах, регулирующих особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением?

При рассмотрении дела в особом порядке также происходит «сделка» между стороной обвинения и стороной защиты. Суть этой «сделки» заключается в том, что обвиняемый соглашается с предъявленным обвинением, заявляет ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, а за согласие с предъявленным обвинением и заявленное ходатайство государство обязуется не назначать свыше двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Таким образом, государство, упрощая порядок рассмотрения дела, экономя средства, более быстро и эффективно принимая решение, взамен предоставляет обвиняемому гарантии при назначении наказания.

Бесспорно, размер уступок, которые может предоставить сторона обвинения, значительно ниже, чем при классической «сделке о признании вины». Кроме того, эти уступки уже законодательно закреплены, сторона обвинения не может их варьировать, торговаться с обвиняемым, однако «сделка» как таковая при рассмотрении дела в особом порядке тем не менее заключается.

Очень важным, ключевым, является вопрос о том, а всегда ли при заключении «сделки» обвиняемый признает свою вину и идет ли сторона обвинения на смягчение наказания в том случае, если признания вины со стороны обвиняемого не происходит.

Если говорить о законодательстве США, которое как раз и ассоциируется с классическим институтом «сделки», то там существует как «сделка о признании вины», так и соглашение об иммунитете (соглашение об отказе от уголовного преследования в обмен за содействие обвинению), которое вправе заключить прокурор с тем или иным лицом, если, по мнению прокурора, своевременное содействие, оказанное данным лицом, будет выражать государственные интересы, а других способов получения необходимого содействия нет, или эти способы наличествуют, но будут менее эффективными.

Таким образом, «сделка» может быть заключена в двух вариантах: а) когда обвиняемый признает себя виновным в предъявленном обвинении (классический вариант «сделки о признании вины»); б) когда обвиняемый заявляет об отказе оспаривать предъявленное обвинение (nolo contendere), т.е. когда обвиняемый не признает себя виновным, но в то же время не отвергает обвинения и согласен понести наказание. Отсутствие в процессуальном законе указаний на полное признание обвиняемым вины как необходимое и основное условие, позволяющее рассмотреть дело в особом порядке, дает повод некоторым авторам утверждать, что для рассмотрения дела в особом порядке признания вины не требуется. Такой точки зрения придерживается И.С. Дикарев, который считает, что «согласие с предъявленным обвинением не требует обязательного признания вины обвиняемого и означает, что он не оспаривает предъявленное обвинение». Противоположной точки зрения придерживается А.В. Смирнов. По его мнению, при решении вопроса о возможности рассмотрения дела в особом порядке суд должен удостовериться в полном признании обвиняемым своей вины, поскольку «частичное признание вины не является достаточным для использования особого порядка судебного разбирательства».

Содержащаяся в ст. 314 УПК РФ формулировка действительно дает основание предполагать, что для рассмотрения дела в особом порядке признания вины не требуется (можно быть согласным с предъявленным обвинением, но не признавать своей вины).

Представляется, что, стремясь завуалировать нормы гл. 40 УПК РФ, пытаясь дистанцироваться от классического института «сделки» разработчики УПК РФ прибегли к формулировке, буквальное толкование которой дает основание для недопустимого и опасного расширения границ применения института рассмотрения дела в особом порядке.

Рассмотрение дела в особом порядке возможно лишь при полном признании обвиняемым своей вины, поскольку именно на полном признании вины зиждется институт рассмотрения дела в особом порядке и именно это условие, которое необходимо незамедлительно закрепить в уголовно-процессуальном законе, в большей степени роднит особый порядок с классической «сделкой». Кроме того, классической «сделке о признании вины» и особому порядку принятия судебного решения присущи

а) введение в процессуальный закон сравниваемых институтов преследовало одну цель — упрощение судебного производства;

  • б) доказательства виновности в рассматриваемых упрощенных производствах непосредственно в судебном заседании не исследуются;
  • в) при отказе в утверждении «сделки о признании вины», как и при невыполнении указанных в УПК РФ условий, препятствующих рассмотрению дела в особом порядке, уголовные дела рассматриваются в общем порядке (общим порядком для законодательства США является рассмотрение дела судом присяжных);
  • г) итоговым документом в сравниваемых институтах является приговор;
  • д) приговоры, постановленные по процедуре «сделки о признании вины» и особого порядка, не могут быть обжалованы по основаниям несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам содеянного.

Приведенные выше аргументы позволяют утверждать, что особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением есть не что иное, как разновидность «сделок о признании вины».

2.3 Проблемы квалификации преступлений

Под квалификацией преступления понимается процесс сопоставления тождества признаков преступления определенного вида, предусмотренного в уголовном законе, с фактическими признаками, относящимися к конкретному общественно опасному деянию. Для осуществления квалификации общественно опасного деяния, во-первых, необходимо иметь все признаки состава преступления определенного вида и, во-вторых, выяснить и установить соответствующие фактические обстоятельства, характеризующие определенное преступное деяние.

Состав преступления — это система обязательных объективных и субъективных элементов, образующих и структурирующих общественно опасное деяние, признаки которых описаны в диспозициях уголовно-правовых норм Общей и Особенной частей УК РФ. Состав преступления охватывает целостное множество подсистем и элементов. Подсистем в составе четыре: объект, субъект, объективная и субъективная стороны состава преступления. Отпадение хотя бы одного обязательного элемента приводит к распаду всей системы состава преступления, к его отсутствию в деянии лица. Статья 8 УК РФ устанавливает: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Определив главную функцию состава преступления — быть основанием уголовной ответственности, УК РФ не раскрывает понятия состава. Его можно вывести только путем толкования ст. 8 и тех статей, которые употребляют термин «состав преступления».

О составе преступления, как содержащемся в деянии и служащим основанием уголовной ответственности, говорит и УПК РФ. Например, ч. 2 ст. 5 устанавливает, что уголовное дело не возбуждается, а возбужденное подлежит прекращению «за отсутствием в деянии состава преступления». Статья 309 УПК РФ предписывает вынесение оправдательного приговора, «если в деянии подсудимого нет состава преступления». И УК РФ и УПК РФ говорят о составе как содержащемся в деянии.

Таким образом, знание, установление наличия и толкование всех признаков состава преступления является необходимой предпосылкой для квалификации преступлений.

Особая роль в выяснении и установлении признаков состава преступления принадлежит функциональным связям (зависимости, дополнения, определения и т.д.), проявляющихся, конечно, в логических смысловых нормах права. Для раскрытия содержания признаков составов конкретных видов преступлений важное значение имеет, прежде всего, выявление и учет функциональных связей этих составов с дефинитивными нормами, т.е. с нормами, раскрывающими смысл терминов, использованных законодателем при конструировании той или иной нормы уголовного права. Так, в примечаниях к ст. 158 УК РФ дается законодательное определение понятия «хищение», которое является родовым по отношению к конкретным видам (формам) хищения. Также в этих примечаниях раскрывается содержание таких терминов, как хищение в крупных и особо крупных размерах. Следует отметить, что во избежание типичных ошибок, встречающихся на практике при толковании оценочных признаков составов преступлений в УК РФ оптимально используется юридико-технический прием формулирования примечаний, в которых определяется величина ущерба, дается определение должностного лица и т.д.

Значительное количество дефинитивных норм содержится в Общей части УК РФ. К таковым относятся, в частности, понятия преступление (ст. 14), невменяемость (ст. 21), преступление, совершенное умышленно либо по неосторожности (ст.ст. 25, 26), необходимая оборона (ст. 37), крайняя необходимость (ст. 39) и т.д. Конечно, нередко сами определения нуждаются в уточнении, однако их наличие существенно помогает в установлении признаков состава преступления.

В интересах экономии законодательно-технических средств, чтобы избежать излишних повторений, законодатель при изложении некоторых уголовно-правовых норм не указывает в них всех признаков, отсылая при этом к другим нормам. Очевидно, что исчерпывающее установление признаков состава преступления, предусмотренного нормой со ссылочной диспозицией, невозможно без привлечения и анализа норм, к которым она адресована. Ссылочная диспозиция уголовно-правовой нормы чаще всего содержит ссылку на какую-либо статью Особенной части УК РФ. Так, диспозиция ст. 116 УК РФ предусматривает ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ. Ссылка на ст. 115 УК РФ обусловлена необходимостью отграничения состава побоев от состава умышленного причинения легкого вреда здоровью, путем уточнения признаков объективной стороны (последствий).

Однако ссылка на другие статьи УК РФ или другие части этой же статьи не всегда бывает выражена в диспозиции прямым образом. Так, например, в ст. 106 УК РФ говорится об убийстве матерью новорожденного ребенка, а в ст. 107 — об убийстве в состоянии аффекта. Вместе с тем, понятие убийства, т.е. умышленного причинения смерти другому человеку, дается только в ч. 1 ст. 105 УК РФ. Очевидно, что ст.ст. 106 и 107 УК РФ не могут анализироваться и применяться без учета содержания ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Как видим, функциональные связи ссылочных уголовно-правовых норм с другими нормами обусловлены их особой законодательной конструкцией. Ввиду неразрывной, органической связи Общей и Особенной частей УК РФ невозможно установить признаки того или иного состава преступления без учета функциональных связей, существующих между их нормами.

Особое значение имеет при квалификации преступлений выявление и учет функциональных связей, существующих при конкуренции уголовно-правовых норм. Это обусловлено тем, что «общая черта норм, находящихся в конкуренции, состоит в том, что они с разной степенью обобщения и с различной полнотой предусматривают признаки одного и того же преступления. Следовательно, как по объему, так и по содержанию эти нормы частично совпадают».

В науке уголовного права и судебной практике выделяются такие виды конкуренции: общей и специальной нормы, части и целого и конкуренция специальных норм. Преодоление конкуренции осуществляется посредством решения вопроса о преимуществе одной из конкурирующих уголовно-правовых норм.

Проблема в том, что по многим делам органы следствия квалифицируют содеянное с «запасом»: покушение на преступление — как оконченное преступление, одно действие ошибочно двумя и более статьями или более тяжкой статьей, чем нужно. Указанные обстоятельства становятся препятствием к рассмотрению дела в особом порядке, так как по смыслу норм гл. 40 УПК РФ и Постановления ВС РФ от 05.03.2004 № 1, в случае необходимости изменения квалификации дело подлежит рассмотрению в общем порядке.

В отдельных случаях и в этих ситуациях прокуроры и судьи находят выход. Делается это следующим образом.

Как уже указывалось, основанием, дающим возможность постановления приговора в особом порядке, является согласие обвиняемого с предъявленным обвинением. Обвинение, как известно, состоит из двух частей: фактических обстоятельств совершенного преступления и его юридической квалификации. Правоприменительная практика идет по пути, что согласие обвиняемого с предъявленным обвинением включает в себя и согласие с его юридической квалификацией.

Было бы практичнее и рациональнее указать в законе как на основание к рассмотрению дела в особом порядке наличие согласия обвиняемого с фактическими обстоятельствами предъявленного ему обвинения, а юридическую квалификацию этих обстоятельств отнести к полномочиям суда, как это делается в судах с участием присяжных заседателей.

В пользу решения вопроса указанным образом можно привести ряд аргументов.

Во-первых, как правило, обвиняемый не обладает юридическими знаниями и тем более в области квалификации преступлений, поэтому вряд ли правильно возлагать на него бремя принятия юридических решений.

Во-вторых, в большинстве случаев ошибочность квалификации не требует исследования доказательств по делу, а очевидна из формулировки фактических обстоятельств предъявленного обвинения.

В-третьих, ст. 317 УПК РФ, предусматривающая порядок обжалования приговора, вступает в противоречие с правоприменительной практикой о недопустимости изменения квалификации при рассмотрении дела в особом порядке, так как не допускает обжалования приговора в апелляционном и кассационном порядке только по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 379 УПК РФ, т.е. в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По всем другим вопросам, в том числе и по поводу неправильного применения уголовного закона, обжалование, а значит, и спор сторон по делу, допускается.

Но почему не допускается изменение квалификации в судебном заседании суда первой инстанции и можно ли ее менять в апелляционном или кассационном порядке? Для устранения указанных вопросов и сомнений необходимы указанные выше изменения в законодательстве.

Следовательно, применение особого порядка не влечет отказа суда от оценки доказательств. Исключение из судопроизводства процессуального исследования доказательств не тождественно запрету на ознакомление с ними. Суд обязан исследовать доказательства и только в случае, если у него не возникает уточняющих вопросов к подсудимому, потерпевшим, свидетелям, не требуется истребования дополнительных документов, проведения экспертиз и т.д., может перейти к оценке личности виновного, рассмотрению гражданских исков, квалификации и избранию меры наказания.

Спор о возможности изменения квалификации при рассмотрении дела в особом порядке сводится к определению допустимых границ несовпадения обвинения и квалификации при принятии судом дела к производству.

Очевидно, что это расхождение должно быть незначительным. Суд первой инстанции вправе уточнить квалификацию содеянного, если при этом не ставится вопрос об изменении объема обвинения. Если при необходимости изменения квалификации суд первой инстанции этого не сделал, такая обязанность возлагается на вышестоящий суд при обжаловании приговора.

Ситуации, когда при рассмотрении уголовного дела в особом порядке суд должен изменить квалификацию, возникают не так часто, но они стабильно присутствуют в каждый исследуемый период. Теоретические представления должны быть адекватны вопросам, возникающим на практике. Для этого необходимо отказаться от устаревших формул и признать ошибочным суждение о том, что изменение квалификации всегда связано с изменением обвинения. Следует исходить из того, что рассмотрение дела в особом порядке не является препятствием к изменению судом квалификации, если при этом не ставится вопрос об изменении объема обвинения.

4 Другие проблемы, связанные с рассмотрением уголовных дел в особом порядке

Следующим проблемным вопросом, возникающим при рассмотрении дел в особом порядке, является вопрос получения согласия потерпевшего. Законодатель не указал, в какой стадии такое согласие потерпевший может дать. Из смысла ст. 316 УПК РФ можно сделать вывод, что мнение потерпевшего по этому вопросу выясняется в судебном заседании. Затруднения возникают в случае неявки потерпевшего в судебное заседание. Особенно это актуально по многоэпизодным делам, когда потерпевших много и часть из них не является в судебное заседание. Думается, что неявка потерпевшего (если он был надлежаще извещен) не должна быть препятствием к рассмотрению дела в особом порядке. На практике судьи чаще всего так и поступают. Однако в ряде случаев возникают по этому поводу сомнения как у судей, так и у государственных обвинителей.

В судебной практике часты случаи, когда по ряду эпизодов преступлений, в которых обвиняется подсудимый, он вину признает, а по другим — не признает. Это является препятствием к рассмотрению дела по правилам гл. 40 УПК РФ. Было бы правильным в таких случаях проводить рассмотрение дела в так называемом смешанном порядке: по тем эпизодам, где обвиняемый согласен с обвинением, — в особом порядке, а по другим — в общем. Часты случаи, когда обвиняемый в 10 и более эпизодах краж не признает вину по 1-2 кражам, а остальные не оспаривает. Вот тут-то суду и следует тщательно разобраться по этим 1-2 эпизодам, не распыляясь на доказывание очевидного, обеспечивая при этом явку потерпевших свидетелей.

Тут также нужна законодательная воля.

Еще одна проблема, о которой бы хотелось сказать, — это гражданский иск в уголовном деле. Так, еще Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. предусматривалось обращение в суд лица, потерпевшего от преступления или проступка, но не пользующегося правами частного обвинителя, в случае заявления о вознаграждении во время производства уголовного дела. Он признавался участвующим в деле гражданским истцом.

Институт гражданского иска в уголовном процессе всегда привлекал внимание ученых-процессуалистов. В числе связанных с ним проблем обсуждался вопрос о расширении пределов иска в уголовном процессе в целях восстановления не только имущественных, но и иных охраняемых законом прав и интересов граждан. Высказывались предложения рассматривать в уголовном процессе регрессные требования о возмещении средств, затраченных на лечение потерпевших от преступления, не только государству, но в оговоренных случаях и другим лицам.

Немаловажное значение для разрешения существа проблемы имеет определение, к какой отрасли права принадлежит институт гражданского иска — уголовному процессу или гражданскому процессу. По этому поводу имелись различные точки зрения: гражданский иск в уголовном процессе — межотраслевой институт, гражданский иск в уголовном процессе — правовой институт гражданского процессуального права, который применяется для урегулирования при определенных условиях некоторых имущественных отношений в сфере уголовного судопроизводства методами гражданского процессуального права; гражданский иск в уголовном процессе — самостоятельный уголовно-процессуальный институт. Считаю, что последняя точка зрения является более правильной.

Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений реализуются в сфере уголовного судопроизводства с помощью процессуальных правомочий, которыми наделены лица, пострадавшие от преступления, — потерпевший и гражданский истец. Использование этими лицами своих правомочий для устранения или возмещения причиненного вреда, а также действия органа дознания, следователя, прокурора в том же направлении представляют в своей совокупности особую процессуальную функцию отстаивания интересов, нарушенных преступлением.

Деятельность гражданского истца и гражданского ответчика в стадии расследования служит подготовкой к судебному разбирательству, где одновременно решаются вопросы о виновности, характере и размере ущерба, его возмещении, компенсации. При этом конечные цели могут быть достигнуты и в стадии расследования. Например, в стадии расследования обвиняемый, гражданский ответчик или иные лица добровольно возместят материальный ущерб. Обвиняемый может загладить причиненный вред: устранить вред своими силами, возместить ущерб своими средствами.

Причем данные действия обвиняемого предусмотрены уголовным законодательством — добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, являются обстоятельством, смягчающим наказание. Ст. 76 УК РФ позволяет освободить от уголовной ответственности лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

У судов возникают вопросы о том, можно ли рассмотреть дело в особом порядке, если подсудимый, соглашаясь с предъявленным обвинением, оспаривает размер гражданского иска. В законе об этом ничего не говорится, и согласие с гражданским иском как необходимое условие, позволяющее рассмотреть дело в особом порядке, законом не предусмотрено.

В то же время в Постановлении ВС РФ от 05.03.2004 № 1 разъясняется, что в подготовительной части судебного заседания суд наряду с другими вопросами выясняет у подсудимого, согласен ли он с гражданским иском, если таковой заявлен. И далее Пленум указывает, что несогласие с иском является препятствием к рассмотрению дела в особом порядке.

Не вступая в дискуссию с данным разъяснением, полагаю, что необходимо законодательное разрешение данного вопроса. Считаю, что гражданский иск и несогласие с ним подсудимого не должно быть препятствием к рассмотрению дела в особом порядке. Или, вернее сказать, непризнание иска или его размера может служить препятствием лишь тогда, когда такая позиция обвиняемого вступает в противоречие с признанием вины в преступлении.

Когда же спор касается других вопросов (допустим, похищенное имущество или часть его возвращена, но гражданский истец имеет претензии к качеству имущества; несогласие с размером заявленной компенсации морального вреда; несогласие с понесенными затратами на лечение при обвинении в телесных повреждениях и т.д.), это не должно препятствовать рассмотрению дела в особом порядке. При этом не должно быть препятствий в исследовании доказательств, касающихся гражданских исков, а также препятствий к передаче иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, как это указано в ч. 1 ст. 309 УПК РФ.

Имеются проблемы и при применении особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Этот порядок имеет определенные недостатки. Так, право заявления ходатайства о заключении соглашения принадлежит подозреваемому (обвиняемому) — ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ, а сторона обвинения не наделена правом его инициировать. Установленный ст. 317.1 УПК РФ порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения предполагает подачу такого ходатайства в письменном виде на имя прокурора с момента начала уголовного преследования и до объявления об окончании предварительного следствия. Чтобы заявить такое ходатайство, подозреваемому необходимо как минимум знать о его существовании. УПК РФ между тем (помимо общих указаний о необходимости разъяснения участникам уголовного процесса их прав, обязанностей и ответственности, а также предоставления возможности реализации этих прав, на основании ст. 11 УПК РФ) не предусматривает обязанности следователя специально разъяснить такое право подозреваемому (обвиняемому) ни в момент его появления в уголовном процессе, ни в ходе расследования, а также и при его окончании. Представляется, что в УПК РФ следует конкретизировать необходимость разъяснения подозреваемому (обвиняемому) его права на заявление такого ходатайства с момента, определенного в законе.

Законодатель, к сожалению, не закрепил ряд вопросов о порядке и времени ознакомления подозреваемого, обвиняемого с положениями гл. 40.1 УПК РФ. Вместе с тем УПК РФ определяет достаточно широкие временные границы заявления такого ходатайства, т.е. с начала уголовного преследования и до объявления об окончании предварительного следствия. Своевременное разъяснение права на заявление ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве имеет важное значение, поскольку служит важной гарантией соблюдения прав подозреваемого, обвиняемого.

Так, например, Х., задержанный 08.12.2009, заявил ходатайство о заключении досудебного соглашения только 27.01.2010, хотя успел за этот период оказать содействие в раскрытии преступления и изобличении лиц, их совершивших. Прокурор между тем отказал в удовлетворении ходатайства Х.. Как представляется, связано это с тем, что обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 228 УК РФ; Х. уже выполнил все действия, которые могли быть включены в досудебное соглашение о сотрудничестве в качестве обязанностей, и следствие уже было не заинтересовано в заключении подобного соглашения.

Лучшим решением могло бы стать внесение в ст. 46 и ст. 47 УПК РФ дополнения. Так, в п. 12 ст. 46 УПК и в п. 22 ст. 47 УПК РФ необходимо предусмотреть право знать о возможных формах судебного разбирательства, а также об условиях, порядке и последствиях применения особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 и гл. 40.1 УПК РФ.

Таким образом, нормы гл.гл. 40, 40.1 УПК РФ нуждаются в совершенствовании для более широкого применения особого порядка при рассмотрении уголовных дел.

Заключение

Правосудие в нашей стране от имени государства осуществляется судами посредством рассмотрения уголовных и других дел в установленной законом процессуальной форме, одной из которых является особый порядок судебного разбирательства.

Отличительной чертой всех упрощенных форм современного уголовного судопроизводства зарубежных стран и России является то, что упрощение и ускорение процедуры основываются на принципах состязательности, равенства сторон и права обвиняемого на защиту, включая его свободный доступ к правосудию.

Особый порядок уголовного судопроизводства — это сокращенный порядок судебного разбирательства и его суть состоит в том, что при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без судебного разбирательства, т.е. без судебного следствия, включающего в себя допросы потерпевших, свидетелей, подсудимого, исследование письменных доказательств.

Особый порядок уголовного судопроизводства применяется при соблюдении определенных условий, изложенных в гл. 40 УПК РФ.

Во-первых, наказание установленное за преступление, по которому предъявлено обвинение, не должно превышать десять лет.

Во-вторых, обвиняемый должен быть согласен с предъявленным ему обвинением и при этом полностью признавать свою вину.

Особый порядок уголовного судопроизводства применяется только в отношении совершеннолетних обвиняемых. В силу уголовно-процессуального закона судопроизводство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется только в общем порядке.

В-третьих, обвиняемый должен сам ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. При этом обвиняемый должен осознавать характер и последствия заявленного ходатайства.

Ходатайство должно быть подано добровольно и после консультации с защитником. Если по уголовному делу ходатайство о постановлении приговора в особом порядке заявлено одним из обвиняемых, а другие обвиняемые таких ходатайств не заявили, то дело подлежит рассмотрению в общем порядке.

Важно отметить, что дело рассматривается в особом порядке по ходатайству обвиняемого или подсудимого, но не их адвоката.

В-четвертых, на особый порядок проведения уголовного судопроизводства должна быть согласна сторона обвинения, это — прокурор и потерпевший, а по делам частного обвинения — частный обвинитель или его законный представитель. Если государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, то уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника, государственного или частного обвинителя. При этом суд не проводит исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу, он может только исследовать обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

При обоснованности обвинения, подтвержденного собранными по уголовному делу в ходе предварительного расследования доказательствами, суд постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Требования закона о назначении подсудимому при рассмотрении дела в особом порядке наказания не более двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, не распространяется на дополнительные виды наказания, как-то лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также штраф или лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, в случае их назначения в качестве дополнительных видов наказаний.

Приговор, постановленный в результате особого производства, обжалуется в кассационном, а приговор мирового судьи — в апелляционном порядке. Причем приговор, вынесенный в результате особого порядка судебного разбирательства, не может быть обжалован в кассационном или апелляционном порядке из-за несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела, так как обстоятельства совершенного преступления и доказательства предъявленного обвинения в судебном заседании не исследовались.

Приговор, постановленный в результате особого производства, обжалуется лишь в случаях несоблюдения процедуры уголовного судопроизводства, неправильного применения уголовного закона, а также в случаях несправедливости наказания, как вследствие чрезмерной суровости, так и вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Проблемы, рассмотренные в настоящем исследовании, касаются лишь части положений особого порядка судебного разбирательства, который нуждается в дальнейшем изучении, а нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие его применение, — в развитии и совершенствовании. По причине незначительного объема правовых норм, непосредственно регулирующих рассматриваемый институт, в правоприменительной практике возникает большое количество вопросов, относящихся к особому порядку судебного разбирательства.

Статья 120 УПК РФ, устанавливающая, что ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу, не должна быть ограничена в рамках особого порядка судебного разбирательства теми процессуальными пределами, которые имеются в УПК РФ в настоящий момент. Существующие ограничения должны быть обусловлены исключительно спецификой процедуры особого порядка. Необходимо разрешить обвиняемому заявлять ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением на любом этапе с момента начала ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и до начала судебного следствия. В связи с указанным, необходимо внесение соответствующих изменений в УПК РФ путем изложения ч. 2 ст. 315 УПК РФ в следующей редакции: «2. Обвиняемый вправе заявить ходатайство в период с начала ознакомления с материалами уголовного дела, о чем делается соответствующая запись в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела в соответствии с частью второй статьи 218 настоящего Кодекса и до начала судебного следствия, предусмотренного главой 37 настоящего Кодекса».

Целесообразно предоставить суду правовую возможность, при наличии соответствующего ходатайства обвиняемого и согласия потерпевшего и государственного или частного обвинителя, принимать решение о рассмотрении дела в особом порядке в случае повторного судебного разбирательства по делу. В указанных целях, ст. 317 УПК РФ необходимо дополнить частью 2 следующего содержания: «В случае отмены приговора, постановленного в соответствии со статьей 316 настоящего Кодекса, повторное судебное разбирательство может происходить, как в общем, так и в особом порядке, с обеспечением обвиняемому права, до начала судебного следствия, предусмотренного главой 37 настоящего Кодекса, заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением.».

УПК РФ должен предусматривать процедуру заблаговременного выяснения мнения потерпевшего относительно заявленного обвиняемым ходатайства об особом порядке. В указанных целях, необходимо предусмотреть два этапа выяснения мнения потерпевшего: первый, во время предварительного расследования — следователем или дознавателем и второй, до подготовительной части судебного заседания, судьей в момент вынесения постановления о назначении судебного заседания. В связи с вышеизложенным, целесообразно внести следующие изменения в УПК РФ: статью 190 УПК РФ дополнить частью десятой следующего содержания: «В протоколе допроса потерпевшего должно быть указано — имеются ли у потерпевшего возражения против возможности особого порядка принятия судебного решения по делу при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением и разъяснены ли ему права, а также последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением»; ч. 3 ст. 231 УПК РФ дополнить текстом следующего содержания: «В случае заявления обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с согласием с предъявленным обвинением, в постановлении дополнительно должно быть указано, что потерпевшему, государственному либо частному обвинителю необходимо сообщить суду их отношение к заявленному обвиняемым ходатайству. Высказать свое отношение потерпевший, государственный или частный обвинитель вправе предварительно до подготовительной части судебного заседания или непосредственно в подготовительной части судебного заседания.»; ч. 4 ст. 314 УПК РФ дополнить текстом следующего содержания: «В случае если потерпевший отсутствует в судебном заседании и его явка не была признана судом обязательной, отсутствие в материалах дела сведений, свидетельствующих о возражении потерпевшего против рассмотрения дела в особом порядке, при наличии сведений, подтверждающих извещение потерпевшего о необходимости сообщить суду свое отношение к заявленному обвиняемым ходатайству о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с согласием с предъявленным обвинением, должно расцениваться судом, как согласие потерпевшего на особый порядок судебного разбирательства».

Необходимо также разработать такую систему мотиваций, при которой у любого лица, согласного с предъявленным ему обвинением, появится реальная возможность выбора и желание заявить ходатайство об особом порядке. Соответственно, ч. 7 ст. 316 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «7. Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание. Назначенное наказание должно быть сокращено на одну треть от его срока или размера».

В таком виде российский институт особого порядка судебного разбирательства будет представлять собой более совершенный правовой механизм упрощенного разрешения уголовного дела.